авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СЕКЦИЯ 1. КОММУНИКАЦИИ В СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОМ

ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА:

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ, ФИЛОСОФСКИЕ,

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ

УДК 0.08:075.8+008:001.8

А. В. Аврамов

КУЛЬТУРА И КОММУНИКАЦИЯ

В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА

Проблема культуры, как феномена социальной действительности, так и

определения самого понятия очевидна, поскольку вызывает различные, подчас противоречивые, мнения, как в научном сообществе, так и у широкой общест венности. При этом, сам факт споров и неопределенности свидетельствует о всеобщности распространения данного явления, а, значит, и онтологической значимости самого феномена. В основе любого прочтения располагается созна тельная субъективная установка, которая у каждого сообщества представляется достаточно постоянной. В свое время Э. Дюркгейм писал: «Конечно, коллек тивная жизнь предполагает существование индивидуальных сознаний, но этого необходимого условия недостаточно. Нужно еще, чтобы эти сознания были ас социированы, скомбинированы, причем скомбинированы определенным обра зом. Именно из этой комбинации проистекает социальная жизнь, а потому эта комбинация и объясняет ее» [2, С. 157]. Таким образом, оказывается, что куль тура – это способ солидаризации общества. Вместе с тем, как подчеркивал аме риканский антрополог А. Л. Кребер, культура представляет собой систему эле ментов, сцепленных особым образом, которая создает определенный каркас или образец социума. Учитывая справедливость двух этих подходов к культуре, с необходимостью приходиться признать, что существует некий инструмент, обеспечивающий, как солидаризацию, так и целостность общества как системы.

Таким инструментом, по всей вероятности, является язык, который обеспечива ет взаимосвязь между различными членами, субъектами социума, и, с другой стороны, определяет структуру, как субъективного, так и интерсубъективного сознания. То, что язык определяет сознание, говорил еще Г. Г. Гадамер: «Мыш ление всегда движется в колее, предлагаемой языком. Языком заданы как воз можности мышления, так и его границы» [1, С. 24]. При этом, сам язык высту пает лишь инструментом, который формирует в социуме систему взаимодейст вия или коммуникацию. Вместе с тем, «языку не присущ никакой собственный тип оперирования;

что он должен осуществляться либо как мышление, либо как коммуникация: что язык, следовательно, не является настоящей системой» [4, С. 116]. Рассматривая две закрытых системы – сознание и коммуникацию, при ходится заключить, что сознание интерпретирует событие, которое уже про изошло в мозгу и воспринимается как факт сознания. Но, только благодаря коммуникации в сознании фиксируется то, что там уже было решено. Исходя из этого, культуру можно определить как феномен сознания, определяющий об щественное бытие человека, организованный и структурированный возможно стью языковой коммуникации. Значение языка для функционирования общест ва как системы, да и для существования субъекта в границах социума, предо пределяется единством субстанциональности системообразующего элемента, а именно, – человека. В самом же человеке язык опосредует взаимосвязь двух за крытых систем, а именно, сознания – эндогенного начала и коммуникации – эк зогенного начала. Н. Луман так определяет значение языка: « Язык делает воз можным регулярные структурные сопряжения системы сознания и системы коммуникации» [4, С. 113]. Таким образом, предложенное определение культу ры является не только возможным, но и необходимым, ввиду того, что язык и форма его развертывания в социуме – коммуникация, определяют возможности субъективного и социального бытия.

С развитием общества возрастают и возможности коммуникативных практик, их количество и форма. Такое положение дел значительно усложняет процесс социализации личности. Человек вынужден затрачивать время и уси лия на овладение определенным коммуникативным кодом для того, чтобы обеспечить себе социальный статус, а значит, и условия существования. Только таким путем в современном мире возможно получение специализации. Специа лизация общества сузила возможности субъективной языковой коммуникации.

Содержательный уровень и горизонты специализированного дискурса не про стираются далее области специализации. «Специализация сузила интеллекту альную независимость человека, и он становится за пределами «поля своей профессиональной компетентности […] исключительно объектом информаци онного воздействия» [5, С. 123]. При этом, сложная структура самого социума предполагает возможность и необходимость существования опосредующей коммуникации, которая производит регулярные структурные сопряжения внут ри социальной системы. Таким инструментом становится смежная коммуника ция, которая разворачивается в средствах массовой информации и обыденной практики человека. Как и любая коммуникация, смежная выстраивается на ос новании бинарного схематизма. «Бинарные структуры предопределяют суще ственные темпоральные преимущества: они предоставляют самую быструю возможность для выстраивания сложности и одновременно – простейшую воз можность для упорядочивания результатов запоминания. Поэтому язык уже яв ляется бинарно-кодированным, бинарные структуры способны быстро актуали зироваться» [3, С. 176]. В зависимости от входящих в состав базовой бинарно оппозиционной пары понятий поведение и развитие коммуникации, ее темати зация и темпоральные горизонты, будут различны. Как указывает Н. Луман:

«Чем абстрактнее сформулирован код, тем слабее может быть образовано предпочтение» [3, С. 206]. Под абстрактным определением кода следует пони мать ни что иное, как систему базовых бинарно-оппозиционных понятий, кото рые и определяют специфику кода. Такая структура коммуникационного кода предполагает различие в базовом уровне бинарно-оппозиционных понятий ме жду смежной коммуникацией и специализированными социальными практиками.

Проблема в современной культуре определяется существенным разрывом между специализированным коммуникативным дискурсом и смежной комму никацией. Все достижения специализированной коммуникативной практики раскрываются в области интерсубъективного сознания при помощи перевода процесса трансляции редуцированной комплексности с уровня эксплицитной коммуникации на уровень комплементарного ожидания, что разгружает тяже ловесный, требующий больших временных затрат и огрубляемый посредством языковой экспликации коммуникативный процесс. Это порождает неминуемые противоречия. Не возможность донести результаты специализированной прак тики до сознания общественности, которое располагается в границах смежной коммуникации из-за различия в базовых установках и мировоззренческих гори зонтах, которые даже в одних и тех же понятиях наполняются разным смыслом.

Коннотативный полиморфизм, опирающийся на различные базовые бинарно оппозиционные пары, разрушает целостность системы или опускает культур ный горизонт эпохи до достаточно «низкого», обывательского, а, значит, по средственного уровня. С другой стороны, различие смыслов на один и тот же факт действительности приводит к деструкции с различными резонансными последствиями для каждой из коммуникативных практик. Так как смысл в гра ницах одного коммуникативного кода всегда синхронно структурирован, как временными, так и предметными социальными горизонтами, этот резонанс в коммуникации еще больше увеличивает противоречия, как в субъективном, так и общественном сознании.

Все эти проблемы, хотя и существенно затрудняют понимание, тем не менее, в границах одной культуры имеют свои решения за счет единства сим волических форм, создающих этос этой культуры. «Символ, как известно, глу боко архетипичен и тождественен структурам сознания. Его бытие, если по смотреть исторически, т.е. с точки зрения «природы» и «алгоритма» – идеацио нально и трансцендентно» [5, С. 115]. Это наглядно проявляется в таком поня тии как ментальность культуры и народа. Но, даже в границах одной культуры, проблема значительно усугубляется в современных условиях расширения меж культурной коммуникации и развития ценностей информационной, вариатив ной культуры, как культуры всего человечества. Для этого существует ряд причин:

Во-первых, современная тенденция на расширения культуры глобального человечества. Создание, так называемой, универсальной культуры приводит к серьезным противоречиям, как в межкультурной коммуникации, так и комму никации локальной. Различные языки определяют различную фонетическую и лексико-грамматическую структуру, как языка, так и коммуникации. Наблю даются тенденции не просто заимствования иностранных слов, но и вытеснение ранее сложившихся языковых форм. Как пример, можно привести современную практику в России, где слово – мэр, тоже, кстати, не русского происхождения (от французского – maire, которое, в свою очередь, произошло от лат. major – «больший»), активно заменяется в последнее десятилетие понятием – «сити ме неджер». С другой стороны, в языках локальных культур происходит знаково символическая подмена, которая наблюдается в активном использовании ла тинского алфавита в написании не только английских слов, но и исконно рус ских. Таким образом, мы подходим к проблеме разрушения не только интер субъективного единства смыслов, но и субъективной неопределенности созна ния интегрированного в структуру неопределенного социума.

Во-вторых, общий мировоззренческий уровень человечества разрушается, становится фрагментарным, клиповым. «Фрагментарное «клиповое» сознание в наибольшей степени выражает […] умонастроение эпохи, в которой человеку проще заглянуть в телевизор, как в окно, зафиксировав сиюминутный событий ный момент, не утруждая себя вопросами о сущности происходящих событий.

Наблюдение вместо рассуждения – вот одна из установок такой культуры» [5, С. 130]. Горизонты субъективного творчества вне специалитета субъекта упро щаются и не позволяют достигать высот духовного прозрения. Диктуемая сред ствами массовой информации система ценностей и оценка событий, становится определяющим фактором современной культуры. «Масс-медиа освобождает человека от отчуждения, вовлекает его во все более широкую систему связей, способствует интеллектуальной гармонизации личности, но по сути дела ин формационность общения задана технико-технологическим мифом и ориенти рует человека на стандартизированного конформиста» [8, С. 131]. Поэтому, в современной культуре так распространенно обывательское суждение об эсте тических и ценностных критериях культуры. «Каждый день происходит серий ная стандартизация, с помощью средств массовой коммуникации определенных понятий, явлений, процессов, фактов. В результате такой обработки мир пред стает как нечто элементарное, незыблемое, доступное самому примитивному уму» [6, С. 53]. Распространение в обществе явления «примитивного ума» свя зано с увеличением суждений в социуме, которые не опираются на интегриро ванное знание междисциплинарных областей, так как опираются на смежную коммуникацию.

В-третьих, появление феномена постмодерна в культуре как раз является следствием именно плюрализма культурной ментальности и неопределенности коммуникативной практики. Состояние постмодерна – это, своего рода, болезнь культуры. Культура сильна тем, что способна создать единую систему коорди нат, обеспечивающую стабильность общества. Как верно, в свое время, подчер кивал Э. Фромм: «Человеку нужна система координат, некая карта его природ ного и социального мира, без которой он может заблудиться и утратить спо собность действовать целенаправленно и последовательно. У него не было бы возможности ориентироваться и найти точку опоры, которая позволяет челове ку классифицировать все впечатления, обрушивающиеся на него» [9, С 316].

При этом, факт существования множества культур не только объясняется зако ном географического детерминизма Ш. Монтескье, но и необходимостью соци альной стабильности. Как указывал К. Р. Поппер: «Мы были бы испуганы, оза бочены и не смогли бы жить в социальном мире, если бы в нем не было поряд ка, если бы он не содержал множества регламентаций (regularies), к которой мы приспосабливаемся. Простое существование этих регламентаций гораздо более важно, чем их конкретные достоинства и недостатки» [7, С. 224]. Именно по этому, современное состояние культуры, как постмодерн, и можно охарактери зовать, как болезнь культуры и социума, период, когда разрушаются единые общекультурные ценности и провозглашаются ценности личности и индивиду альности. Следствием плюрализма в культуре становится и вариативная ком муникация с социально неопределенными правилами, неустойчивым и свобод но выстраиваемым кодом коммуникации.

В-четвертых, изменение системы социализации личности, в рамках про водимых образовательных программ, направлены на создание именно такого феномена, как субъекта с клиповым сознанием. Поддержание в рамках госу дарственной политики интенции на специалитет приобретает как необходимый характер – для развития государственной экономики и успешной интеграции в мировое сообщество, так и негативный, связанный с разрушением традицион ной культурной ментальности этноса – создание человека: «Иван, не помнящий родства».

Литература 1. Г а д а м е р Г. Г. Философские основания ХХ века / Г. Г. Г а д а м е р // Актуальность прекрасного;

пер. с нем. – М. : Искусство, 1991.

2. Д ю р к г е й м Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Э. Д ю р к г е й м;

пер. с фр., состав., вступ. ст. и примеч. А. Гофмана. – М.:

ТЕРРА – Книжный клуб, 2008.

3. Л у м а н Н. Медиа коммуникации / Н. Л у м а н. – М. : Издательство «Логос», 2005.

4. Л у м а н Н. Общество как социальная система / Н. Л у м а н;

пер. с нем. А. А н т о н о в с к о г о. – М. : Издательство «Логос», 2004.

5. М а л ь к о в с к а я И. А. Знак коммуникации. Дискурсивные матрицы.

/ И. А. М а л ь к о в с к а я ;

изд. 2-е, испр. – М. : КомКнига, 2005.

6. М а р к у л а н Я. К. Киномелодрама. Фильм ужасов: Кино и буржуаз ная массовая культура. / Я. К. М а р к у л а н. – Л. : «Искусство», 1978.

7. П о п п е р К. Р. Предположение и опровержения. Рост научного зна ния / К. П о п п е р ;

пер. с англ. А. Л. Н и к и ф о р о в а, Г. А Н о в и ч к о в о й.

– М. : ООО «Издательство АСТ» ;

ЗАО НПП «Ермак», 2004.

8. Р е з а е в А. В. Парадигмы общения. Взгляд с позиции социальной философии. / А. В. Р е з а е в. – СПб. : Издательство С.-Петербургского универ ситета ;

Иваново : Издательство «Полинформ», 1993.

9. Ф р о м м Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Ф р о м м;

пер. с нем. Э. Т е л я т н и к о в о й. – М. : ООО «Издательство АСТ», 2004.

УДК Е. О. Акишина МЕТАФОРА КАК ИНСТРУМЕНТ СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В наиболее общем определении метафора может быть рассмотрена как языковое действие, заключающееся в том, что вместо слова, употребленного в прямом смысле, используется сходное с ним по смыслу слово, употребленное в переносном смысле. Само название метафоры происходит от греческого слова µ – переношу, и гносеологическая сущность ее, в первом приближении, состоит именно в акте смыслового переноса, в установлении непосредственной связи между внешне отдаленными понятиями в целях обогащения (расшире ния, уточнения, ассоциативного оформления) смыслового поля ключевого по нятия через подключение к нему системы смыслов другого понятия.

Если трактовать социальные коммуникации исключительно как инфор мационные взаимодействия, то роль метафоры в них может оцениваться нега тивно, поскольку при таком подходе выходит на первый план то обстоятельст во, что метафорическое выражение уводит от ясности, аргументированности, логичности, последовательности. Но сейчас мало кто из исследователей настоя тельно требует полного освобождения языка социальных коммуникаций и со циальной философии от метафор. Это связано как с пониманием многоуровне вости самих социальных коммуникаций, в которых информационный обмен является лишь одним из аспектов, так и с анализом функций, которые метафора как инструмент выражения мыслей выполняет адекватно. Далее мы рассмотрим именно эти функции.

Онтологическая функция метафоры основывается прежде всего на обес печении бытия конструируемой реальности, выражаемой в метафоре. Метафо ра, выполняя функцию номинативную, обеспечивает бытие языка. Метафора служит средством заполнения пробелов в словаре, обновления языка, накопле ния и формирования богатства языковых ресурсов. Но онтологическая функция метафоры не сводится только к номинативной деятельности;

метафора создает не только новые слова – новую терминологию, но и целые картины языка. Со циальная реальность, онтология которой отлична от онтологии природно вещественного мира, не может быть описана и представлена концептуально без хотя бы некоторой метафоричности.

Гносеологическая функция проявляется прежде всего в ее объяснитель ной роли: это во многих отношениях лучший способ трансляции идеи, позво ляющий соединить обобщение с наглядностью образа. Метафора также служит инструментом познания, так как без использования метафоры иногда достаточ но сложно вычленить интересующий исследователя фрагмент реальности. Х.

Ортега-и-Гассет полагал, что метафора – это едва ли не единственный способ уловить и содержательно определить объекты высокой степени абстракции. Он считает важнейшей возможностью метафоры как орудия мышления способ ность достигнуть самых отдаленных участков нашего концептуального поля.

Метафора удлиняет «руку» интеллекта. Без метафоры на нашем ментальном горизонте образовалась бы целинная зона, формально попадающая под юрис дикцию нашей мысли, но фактически неосвоенная и невозделанная [Ортега-и Гассет Х. Две великие метафоры // Теория метафоры: Сборник: Пер. с анг., фр., нем., исп., польск. яз. М.: Прогресс, 1990. С. 72]. Свою мысль Х. Ортега-и Гассет иллюстрирует следующим примером: психолог пользуется метафорой «глубина души». Если бы «глубина души» так же ясно воспринималась нашим взором, как, например красный цвет, мы бы пользовались для ее обозначения прямым наименованием. Но дело в том, что интересующий нас психический объект не только трудно назвать, о нем даже трудно помыслить. Он ускользает от нас, мысль не может его уловить, и тут мы начинаем замечать, что метафора служит не только наименованию, но и мышлению.

Гносеологическая функция метафор проявляется также в возможности метафорического предвидения, предвосхищения целостных проектов, которые получают затем многонаправленную разработку в контексте осмысления обще ства, мира человека. Например, метафора «человек – машина» порождает во круг себя целое лексико-семантическое поле «руки – рычаги», «суставы – шар ниры», «сердце – насос» и т.д. Познавательные возможности, скрытые в этих метафорах, впоследствии были разработаны в биомеханике, биомоделирова нии. Метафора «Земля – корабль, плывущий во Вселенной» положила начало мыслительному эксперименту, разработанному Г.Галилеем, цепи аналогий ме жду процессами, происходящими на палубе корабля и на поверхности Земли.

Этико-эмоциональная функция заключается в том, что, воздействуя на эмоции, метафора расставляет акценты, которые позволяют определить ценно стные ориентиры. Эта функция является очень важной, поскольку выбор мета форы определяется системой ценностей автора;

таким образом, эта функция перетекает в мировоззренческую функцию. Метафора служит формированию мировоззрения, то есть способствует формированию в сознании человека кар тины мира и системы ценностей, отношения к миру. С другой стороны, именно эта роль метафоры зачастую вступает в противоречие с требованием объектив ности социально-гуманитарного знания. В частности, эта проблема нередко от мечается в этике, где стремление к объективному учению о нравственности часто входит в противоречие именно с эмоциональным фактором, который поддерживается посредством метафор.

Наконец, эстетическая функция метафоры, будучи основной в поэзии, ху дожественном творчестве, существенно усиливает эмоционально выразительный потенциал метафоры.

УДК 659. И. А. Босова ВЛИЯНИЕ РЕКЛАМНЫХ КОММУНИКАЦИЙ НА ТРАНСФОРМАЦИЮ КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА В начале 90-х годов ХХ века в истории России произошли существен ные политические изменения. И одним из последствий этих изменений явился тот факт, что железный занавес был снят. На экранах телевизоров начала по являться первая коммерческая реклама [4]. Этот период очень живо описывает Виктор Пелевин в своей знаменитой и нашумевшей книге «Generation «П»:

«Когда-то в России и правда жило беспечальное юное поколение, которое улыбнулось лету, морю и солнцу – и выбрало «Пепси». …Эти дети, лежа ле том на морском берегу, подолгу глядели на безоблачный синий горизонт, пили теплую пепси-колу, разлитую в стеклянные бутылки в городе Новороссийске, и мечтали о том, что когда-нибудь далекий запрещенный мир с той стороны моря войдет в их жизнь.

Прошло десять лет, и этот мир стал входить – сначала осторожно и с вежливой улыбкой, а потом все увереннее и смелее. Одной из его визитных карточек оказался клип, рекламирующий «Пепси-колу», - клип, который, как отмечали многие исследователи, стал поворотной точкой в развитии всей ми ровой культуры. В нем сравнивались две обезьяны. Одна их них пила «обыч ную колу» и в результате оказалась способна выполнять некоторые простей шие логические действия с кубиками и палочками. Другая пила пепси-колу.

Весело ухая, она отъезжала в направлении моря на джипе в обнимку с деви цами, которые явно хотели чихать на женское равноправие» [8]. Именно с это го момента в России начало формироваться общество потребления. Роль mass media существенно возросла, а телереклама, становясь частью культуры, нача ла влиять на культурные и социально-психологические нормы, изменяя уста новки, модели поведения и восприятие действительности.

Ежедневно каждый член общества потребления многократно сталкива ется со средствами массовой коммуникации. Но чаще всего член общества по требления сталкивается с рекламными коммуникациями. По статистике, со временный человек получает до пятисот рекламных сообщений в день [9]. По этому реклама называют королевой массовой коммуникации. Она занимает лучшее время на телевидении, радио, самые выгодные места в печатных изда ниях. На рекламу тратятся огромные деньги, и лучшие умы используются для ее создания» [3]. Реклама является сегодня не только средством информиро вания о новой марке, потребительских свойствах товара и т.п., но и неотъем лемым элементом массовой культуры. Реклама транслирует идеологию массо вой культуры [4].

Массовая культура - «народная» культура, популярная и преобладающая среди широкого слоя населения в данном обществе. Содержание массовой культуры обусловлено ежедневными происшествиями и событиями, стремле ниями и потребностями, составляющими жизнь большинства населения. Мас совая культура рассчитана на потребление большими массами населения, что предполагает стандартизированность формы и содержания, а также на ком мерческий успех [2].

Важным свойством массовой культуры стало усиление стереотипного мышления. Человек массы - потребитель стереотипов: «К массе духовно при надлежит тот, кто в каждом вопросе довольствуется готовой мыслью, уже си дящей в его голове», - писал Ортега и Гассет в книге «Восстание масс». Чело век массы мыслит стереотипами и обладает таким самомнением, что диалог с ним и обращение к разуму очень затруднены. Поэтому он манипулируем [7].

Анализируя современное состояние культуры, А. Моль делает вывод о том, что сегодня под влиянием средств массовой коммуникации происходит процесс превращения традиционной «гуманитарной» культуры в культуру «мозаичную». Процесс становления «мозаичной» культуры протекает сле дующим образом. Современный человек познает окружающий мир по законам случая - в процессе проб и ошибок;

он черпает знания из жизни, из газет, из сведений, добытых бессистемно, по мере надобности, и т.д. Лишь накопив оп ределенный объем информации, человек начинает обнаруживать скрытые в ней структуры. А.Моль называет эту культуру «мозаичной» потому что она сложена из множества фрагментов, в ней нет точек отсчета. Знания формиру ются в основном не системой образования, а средствами массовой коммуни кации [5]. Одним из источников формирования «мозаичной культуры», по мнению Моля, и являются рекламные коммуникации.

Возникновение мозаичной культуры тесно связано с прессой. Моль опи сывает мозаичную культуру, как систему, в которой знания формируются в основном не системой образования, а средствами массовой коммуникации.

СМИ фактически контролируют всю нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры, выделяют отдельные элементы из общей массы и придают им осо бый вес, поляризуют таким образом все поле культуры. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества. Соответственно, то, что не рекламируется, не получит по пуляризации в обществе.

Современная политика media, влияющая на «картинку» «мозаичной культуры», способна создать условия, при которых ценность информации о важном научном открытии, может оказаться для члена общества равной цен ности информации о запуске нового продукта популярного бренда.

Условия эффективности рекламы включают в себя многократное повто рение, а также простоту формулировки рекламных сообщений. Повторение придает утверждениям вес дополнительного убеждения и превращает их в на вязчивые идеи. Будучи навязчивой идеей, повторение становится барьером против отличающихся или противоположных мнений. Таким образом, оно сводит к минимуму рассуждения и быстро превращает мысль в действие, на которое у массы уже сформировался условный рефлекс [6].

Реклама, взаимодействуя с аудиторией, формируют у людей разнооб разные потребности, интересы и влечения. Выбрав те или иные источники удовлетворения потребностей, человек может в дальнейшем оказаться в опре деленной зависимости от них.

Таким образом, современное общество и его культура формируется под воздействием средств массовой коммуникации, роль рекламы в которых весь ма велика. Ж. Бодрийяр в книге «Общество потребления. Его мифы и структу ры» отмечает этот феномен так: «Всякое размышление о потребностях поко ится на наивной антропологии: на естественной склонности к счастью. Сча стье, вписанное огненными буквами в рекламу Канарских островов или солей для ванн, - это абсолютная точка отсчета общества потребления, как эквива лент спасения» [1].

Литература:

1. Б о д р и й я р Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. / Ж. Б о д р и й я р. М.: Культурная революция. Республика, 2006.

2. Г р е б е н к и н Ю. Психотехнологии в рекламе. / Ю. Г р е б е н к и н.

Новосибирск, РИФ-плюс, 2000.

3. З в е р е в а В. Телереклама: пространство виртуального шопинга. // Реклама на телевидении– www.items.a-guide.ru 4. М о л ь А. Социодинамика культуры. / А. М о л ь М.: Прогресс, 1974.

5. М о с к о в и ч и С. Психология масс. / С. М о с к о в и ч и М. 1996.

6. Н и ц ш е Ф. Человеческое, слишком человеческое. / Ф. Н и ц ш е. Со чинения. М.: Мысль. 1990. Т. 1.

7. П е л е в и н В. Generation «П». / В. П е л е в и н М.: Эксмо, 2005.

8. С к о г о р е в а А. Реклама – бесполезная трата денег / А. С к о г о р е в а.

// Банковское обозрение. – 2007. - №3.

УДК 331. С. А. Ветров, А. Е. Росляков СОВРЕМЕННЫЙ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС И КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА В условиях трансформации российской экономики, господства финансо вых установок и подчинения им реальной экономики особое значение приобре тают те институты и институциональные практики, которые обеспечивают воз можность социальной стабильности и социальной мобильности. Стабильности как гарантии существования мобильности как условия позитивного изменения социального статуса. Данную проблему можно оценивать и как с экономиче ской и с культурологической точек зрения. Последняя констатирует усиление тенденции разрушения целого. В этих условиях начинает доминировать суб культурность, которая в противовес тоталитарному единству сама обретает значение тотального принципа. Формируется парадоксальное состояние: то тальность субкультурности. Подобное состояние – данность сегодняшнего дня, которую невозможно отменить. С ней приходится считаться.

В этой связи особое значение приобретает практика корпоративной культуры, поскольку именно в ее рамках заключен смысл реального, а не вир туального осмысления окружающего мира. Корпоративная культура субъек тов реальной экономики обретает особое значение. Позитивные ценности, стандарты функционирования, институциональная практика и т.д. становятся смыслообразующими для представленной корпорации.

Рассуждать о корпоративной культуре следует не абстрактно, а на кон кретном примере. В российской экономике лучше всего представлена корпо ративная культура крупных институциональных групп, например, такая как Российские железные дороги. Данная культура сохраняет традиционный хо зяйственный дискурс, допуская его частичную модернизацию. Именно в рам ках корпоративно-культурного дискурса сохраняется потенциал разработки проектов позитивно-направленной модернизации.

Корпоративная культура создает условия для прогнозирования, плани рования жизни организации в целом и ее работников в частности. Это стано вится возможным в силу предопределенности корпоративной культурой про цессов: организации, руководства и управления, функционирования и разви тия, отмирания старого и зарождения нового.

Особое значение имеет корпоративная предопределенность отмирания старого и зарождения ново. В полном объеме это выражается в кадровой политике.

По отношению к старому, отслужившему свойственен, в культуре РЖД проводится политика не умерщвления, а скорее утилизации. Осуществляя утилизацию старого, старого, ставится вопрос о новых функциях для него. По сути, эти задачи превращаются в инновацию. Старое может использоваться как ресурс нового. Для решения этой задачи используется новый дискурс, включающий такие понятия как: корпоративные программы;

правовая основа отношений работодателя и работника;

практика акционирования;

инвестици онная привлекательность;

частно-государственное партнерство.

«Утилизация» подвергаются традиционные для корпоративной культу ры понятия: сохранение обороноспособности, государственная поддержка, го сударственное регулирование, государственное участие, постоянные трудовые отношения.

Помимо кадровой политики дискурсивная практика в полном объеме реализуется в ходе подготовки налоговых специалистов (в образовательных учреждениях).

Историческое развитие трудовых отношений личности в коллективе, его принадлежности организации и профессиональной активности всегда привле кало исследователей. Динамика культуры, политической, экономической и со циальной обстановки в обществе ведет к тому, что возникает постоянная по требность к переосмыслению происходящего, исследованию феноменов разви тия отношений на данном историческом этапе и разработка долговременных прогнозов, способных привнести конструктивные тенденции в постоянно ме няющуюся ситуацию.

На протяжении ряда лет происходит реформирование одной из самых крупных, традиционных и имеющих важнейшее значение для развития такого государства, как Российская Федерация, отраслей народного хозяйства же лезнодорожного транспорта. Вот уже пять лет существует крупнейшая в мире транспортная акционерная компания ОАО «РЖД». Конечно же, такой револю ционный процесс требует особого переосмысления и осознания происходяще го, определения факторов, влияющих на развитие отрасли, причин успеха и не удач первых шагов нового акционерного общества, прогноза эффективности происходящих реформ.

ОАО «РЖД», как и другие подобные корпорации, базируется на фор мальных организациях внутри государственного аппарата, на связях с исполни тельной бюрократией и законодательным корпусом. Их влияние определено близостью к процессу принятия решений, связанных с распределением бюд жетных средств и выработкой стратегии развития не только отрасли, но и стра ны в целом.

Для этого постоянно осуществляется детальная проработка и реализация механизмов долгосрочного сотрудничества между Министерством транспорта Российской Федерации, Федеральной службой по надзору в сфере транспорта, Федеральным агентством железнодорожного транспорта, компаниями желез нодорожного транспорта и образовательными учреждениями в сфере подготов ки и повышения квалификации персонала.

«Российские железные дороги» корпорация, обеспечивающая своей бесперебойной деятельностью целостность государства. Достаточно вспомнить трагические последствия действий чехословацкого корпуса в 1918 г., направ ленных на парализацию функционирования Транссиба. Именно поэтому данная корпорация в обозримом будущем будет сохранять свой институциональный характер. В полном объеме это проявляется во взаимодействии с обществен ным мнением страны, государственными структурами, политическими партиями.

ОАО «РЖД» имеет прочные контакты с правительством РФ через Мини стерство транспорта РФ, лоббирующее интересы Компании. Не вызывает со мнений связь с доминирующей политической партией («Единая Россия»). Пра вящая партия является проводником воздействия ОАО на принятие необходи мых для нее решений. Не обделяет своим вниманием «РЖД» и средства массо вой информации, работая над созданием позитивного имиджа корпорации. На ряду с корпоративными изданиями пресс-службы акционерного общества «Российские железные дороги» соответствующим образом интерпретируют но вости, касающиеся деятельности акционерного общества, популяризируют по зицию, согласно которой в общественном мнении утверждается позиция, не гласно сводимая к перефразированному утверждению: «Что хорошо для рос сийских железных дорог, хорошо и важно для всей страны» или: «Транссиб – становой хребет государства Российского» и т. д. В связи с исторически сфор мировавшимся ореолом привлекательности корпорация и ее деятельность об ладают высоким уровнем легитимности, что можно квалифицировать как мощ ный источник влияния. Кроме этого в качестве ресурса можно обозначить спо собность к максимально быстрой мобилизации для решения оперативных задач большого числа работников корпорации. Этому способствует полный контроль над такой общественной организацией, как профсоюз. Профсоюз железнодо рожников тесно взаимодействует с администрацией, являясь дополнительным инструментом контроля над действиями работников, а также средством обеспе чения патерналистских контактов в организации.

Если сравнивать потенциал коммерческого и социального влияния ОАО «РЖД» с другими группами интересов, то можно со всей определенностью ут верждать, что данное объединение относится к категории чрезвычайно влия тельных. ОАО «РЖД» всегда может рассчитывать на финансовую поддержку правительства, может позволить себе осуществлять социальные программы для своих работников, может не сомневаться в политическом покровительстве.

Можно также утверждать, что ОАО «РЖД» это не государство в государстве, ОАО «РЖД» и есть государство. Однако, обладая колоссальным потенциалом, данное объединение наделено и всеми недостатками корпоративизма.

К одному из таких недостатков может быть отнесена бюрократизация управления, которая способна привести к социальному окостенению (жесткое распределение социальных ролей в соответствии с наличными ресурсами, про текционистская кадровая политика, формирование внутри корпорации групп интересов и т. д.).

Однако российский корпоративизм институциональных групп не следует трактовать однозначно. Он несомненная данность, которую следует учитывать и использовать. Во-первых, российский корпоративизм способствует организа ции и дисциплинированности населения. Во-вторых, он обеспечивает высокую степень кооперации различных, и в том числе железнодорожной, отраслей эко номики. В-третьих, на данном этапе позволяет сохранить и в будущем, возмож но, обеспечит создание новых форм социальной защиты. В-четвертых, что ука зывалось выше, способствует сохранению государственной целостности. Из всего этого следует, что корпоративизм может быть наполнен позитивным смыслом, если удается снизить уровень бюрократизации, улучшить качество отбора и продвижения перспективных работников, нейтрализовать протекцио нистские усилия внутри корпоративных групп интересов.

Охарактеризовав институциональные особенности ОАО «РЖД» в качест ве социальной среды, перейдем к анализу возможностей социальной мобильно сти в рамках корпорации. Прежде всего отметим, что возможности изменения статусных позиций, предполагающие позитивные усилия работников, раскры ваются в контексте корпоративной идеологии. Одним из наглядных выражений идеологии является «Стратегия развития железнодорожного транспорта в Рос сийской Федерации до 2030 г.».

ОАО «Российские железные дороги» относится к категории классических институциональных групп со всем набором необходимых характеристик. Сле дует отметить, что Россия, как в недавнем прошлом и Советский Союз, – страна с весьма сильными институциональными группами, где традиционно сочетают ся официальное неодобрение деятельности негосударственных организаций с достаточно сложной профессиональной, этнической, социальной структурой общества. Институциональные группы выполняют роль социально-экономичес ких, а в случае необходимости и политических «скрепов» государственного целого. Еще одной причиной устойчивости такого рода объединений является отсутствие у населения развитой культуры участия в управлении жизнью как общества в целом, так и отдельных корпораций в частности.

Для России характерна организационная культура, предполагающая рас смотрение корпоративного или государственного руководства в качестве ис точника указаний, которым необходимо подчиняться, и регламента, который нужно соблюдать.

Данная организационная культура является интересным сочетанием кон формизма и несогласия, периодически охватывающего скептицизма по поводу управляющих лиц и подлинной преданности системе и делу. Для этого типа культуры характерна готовность людей сознательно отказываться от возможно сти независимого участия в управлении с целью предоставления руководству значительной свободы маневра.

Специфика функционирования ОАО «РЖД» как институциональной группы тесно связано с функционированием государственных структур. Стра тегия развития корпорации тесно связана со стратегией развития страны. Зада чи, которые ставятся перед «Российскими железными дорогами», имеют пол номасштабное общественное значение. Образно выражаясь, развитие отрасли выступает в качестве локомотива экономики России. Отметим ряд положений «Стратегии развития железнодорожного транспорта в Российской Федерации до 2030 г.», чтобы убедиться в этом.

Согласно «Стратегии развития железнодорожного транспорта в Россий ской Федерации до 2030 г.» «Эффективное функционирование железнодорож ного транспорта России играет исключительную роль в создании условий для модернизации, перехода на инновационный путь развития и устойчивого роста национальной экономики, способствует созданию условий для обеспечения ли дерства России в мировой экономической системе».

От состояния и качества работы железнодорожного транспорта зависят не только перспективы дальнейшего социально-экономического развития, но воз можности государства эффективно выполнять такие важнейшие функции, как защита национального суверенитета и безопасности страны, обеспечение по требности граждан в перевозках, создание условий для выравнивания социаль но-экономического развития регионов.

Кроме того, процессы глобализации, изменения традиционных мировых хозяйственных связей ставят перед Россией задачу рационального использова ния потенциала своего уникального экономико-географического положения.

Эффективная реализация транзитного потенциала страны позволит не только получить экономический эффект от участия в международных перевозках, но и создаст новые инструменты влияния России на мировые экономические про цессы (формирование новых зон экономического притяжения, установление долгосрочных экономических связей).

Целью Стратегии является формирование условий для устойчивого соци ально-экономического развития России, возрастания мобильности населения и оптимизации товародвижения, укрепления экономического суверенитета эко номики, повышении конкурентоспособности национальной экономики и обес печения лидирующих позиций России на основе опережающего и инновацион ного развития железнодорожного транспорта, гармонично увязанного с разви тием других отраслей экономики, видов транспорта и регионов страны.

В основе Стратегии лежат следующие принципы:

железнодорожный транспорт является одной из основ политического, со циального, экономического и культурного единства России;

железнодорожный транспорт является важной составляющей поддержа ния высокого уровня обороноспособности и безопасности государства;

эффективно функционирующий железнодорожный транспорт является обязательным элементом обеспечения конкурентоспособности страны;

на железнодорожном транспорте обеспечивается эффективное сочетание государственного регулирования и рыночных механизмов саморегулирования;

опережающее развитие и модернизация железнодорожной сети являются инфраструктурной основой социально-экономического укрепления России;

повышение уровня безопасности функционирования железнодорожного транспорта является важнейшим государственным приоритетом развития и мо дернизации отрасли, научных исследований и текущей эксплуатационной работы.

Приоритетное значение в определении характера деятельности «Россий ских железных дорог» остается за Российской Федерацией. Участие государст ва в развитии отрасли реализуется путем предоставления средств федерального бюджета в рамках долго срочных целевых программ;

предоставления средств федерального бюджета на участие в инвестици онных проектах на условиях частно-государственного партнерства;

введения инвестиционной составляющей в грузовых тарифах открытого акционерного общества «Российские железные дороги» для реализации инф раструктурных проектов;

установления на отдельных участках новых линий тарифов, обеспечи вающих возврат вложенных в их строительство средств;

принятия иных форм государственной поддержки в соответствии с зако нодательством Российской Федерации. При этом для строительства высокоско ростных магистралей возможна разработка специального механизма финанси рования на условиях частно-государственного партнерства.

В связи с необходимостью сохранения государственного контроля над инфраструктурой железнодорожного транспорта общего пользования необхо димо ввести определенные ограничения на передачу в эксплуатацию зарубеж ным компаниям новых железнодорожных линий. В частности, необходимо оп ределить обременения, связанные с обеспечением обороноспособности госу дарства и мобилизационной готовности.

Согласно указанным выше положениям Стратегии становится очевидным государственно институциональный характер работы отрасли, которая не мо жет функционировать исключительно как частная корпорация с доминирую щей идеологией частнопредпринимательской конкуренции. Напротив, идеоло гия корпорации имеет ярко выраженную государственную направленность с явными патерналистскими чертами. Для работников корпорации характерно поведение служащих государственных структур: высокая степень дисциплины, доминирование исполнительской психологии, минимизация рискованного сти ля поведения, иерархическое мировосприятие, формально-нормативное регу лирование деятельности. Эти качества позволяют эффективно функциониро вать всем структурам железнодорожного транспорта. Государственно-институ циональный характер «Российских железных дорог» определяет и специфику корпоративной идеологии, тиражируемой отраслевыми средствами информа ции, культивируемой на всех отраслевых мероприятиях, актуализируемой в ос новных моделях поведения работников и руководителей, в осуществлении кад ровой политики.

Кадровая политика ориентирована на постоянные трудовые отношения.

Только в этом случае возможна успешная профессиональная карьера. Специа листы широкого профиля с высоким уровнем компетенции должны быть спо собны работать в условиях единой транспортной системы. Иерархический принцип функционирования «Российских железных дорог» раскрывается в реа лизации инициатив руководства нижестоящими структурными подразделения ми. В этом случае карьерная самореализация зависит от способности работника встраиваться в стратегию корпорации. В настоящее время Стратегия диктует совершенно определенные варианты поведения, зависимые от корпоративных систем управления персоналом.

Корпоративные системы управления строятся на четкой методике прог нозирования потребностей железнодорожного транспорта в кадрах и на обозна ченных критериях перспективного специалиста. Корпоративные системы управления ставят перед собой комплекс следующих фундаментальных задач.

1. Стимулирование концентрации интеллектуальных и материальных ре сурсов в составе крупных университетских комплексов федерального и регио нального значения, имеющих широкую сеть территориальных филиалов и по зволяющих предоставить полный образовательный цикл (начиная с подготовки квалифицированных рабочих и работников со средним профессиональным об разованием) и все виды непрерывного обучения.

2. Обеспечение подготовки специалистов по мобилизационной подготов ке на железнодорожном транспорте.

3. Разработка правовой базы с целью предоставления рабочих мест сту дентам образовательных учреждений для прохождения производственной и преддипломной практики и закрепление ее правовой основы для большей адап тации выпускников к реальным условиям труда и требованиям производства.

4. Развитие системы научной стажировки и послевузовского обучения ра ботников, практической стажировки научных сотрудников образовательных учреждений, стимулирование подготовки научно-педагогических кадров, по вышение их квалификации.

5. Синхронизирование обучения в образовательных учреждениях с про цессом введения новых уровней образования (бакалавриата и магистратуры), но сохранение при этом специализированной подготовки специалистов желез нодорожников, связанных с эксплуатационной деятельностью, а также способ ствование введению дистанционных форм обучения на базе современных ин формационных и телекоммуникационных технологий.

6. Ускорение процесса утверждения государственных образовательных стандартов по новым направлениям подготовки (специальностям) на основе разработанных в отрасли профессиональных (квалификационных) стандартов.

7. Укрепление связи между работодателями и образовательными учреж дениями (корпоративные программы и другие формы согласования интересов и требований к отбору студентов, мониторингу заказчиком образовательных ус луг учебного процесса, качеству подготовки, заключительному контролю зна ний при расширении системы гарантированного трудоустройства успешных выпускников по специальности и заранее определенной должности, а также адаптация выпускников-бакалавров к требованиям работодателей в ходе до полнительного профессионального образования в высших учебных заведениях в сфере транспорта, совмещение обучения в высших и средних специальных учебных заведениях с практической работой на рабочих должностях).

8. Развитие системы профессиональной подготовки рабочих массовых профессий, техников, мастеров, иных специалистов на основе сохранения и ук репления системы начального и профессионального образования в составе уни верситетских комплексов.

9. Расширение сотрудничества с образовательными учреждениями Мини стерства образования и науки Российской Федерации и иностранными образо вательными учреждениями при подготовке специалистов.

10. Внедрение интегрирующих образовательных технологий (единых ин формационных сетей повышения квалификации в сфере вопросов, относящихся к государственному регулированию) с участием компаний транспортного комп лекса и образовательных учреждений.

11. Проведение эффективной молодежной политики, направленной на стимулирование трудоустройства выпускников учебных заведений по специ альности и установление с ними длительных стабильных трудовых отношений, а также на мотивацию приобретения знаний и практических навыков, которые позволят сократить период адаптации молодых специалистов к производствен ным условиям.

12. Использование в интересах развития кадрового потенциала договоров о социальном партнерстве.

13. Проведение согласованной долгосрочной политики, направленной на повышение престижности железнодорожных профессий.

14. Определение и развитие механизмов мониторинга, анализа и приня тия решений, инструментов контроля и целевых ориентиров, позволяющих придать планомерный и более эффективный (в части затрат) характер деятель ности по управлению человеческими ресурсами в сфере железнодорожного транспорта.

Особое значение для осуществления последовательной кадровой полити ки отводится целевым программам.


В частности, это относится к целевой про грамме «Молодежь ОАО «РЖД» (2006 – 2010). Программа исходит из того, что источником инициативы организационных преобразований и технических но ваций является молодежь. Именно от сознательности и профессионализма мо лодого специалиста зависит улучшение работы Компании. Создание необходи мых условий для профессиональной самореализации индивида предполагает разработку мотивационной составляющей его деятельности. Мотивационная составляющая строится прежде всего на последовательном росте социальной защищенности и обеспеченности работника и членов его семьи. Взаимовыгод ной для Компании и молодого специалиста становится реализация им своего потенциала. Компания контролирует процесс привлечения, закрепления и про фессионального становления молодых работников. Для достижения этого реа лизуются следующие задачи:

оказание молодым работникам экономически обоснованной, сбалансиро ванной материальной и социальной поддержки;

совершенствование систем профориентации, обучения, профессиональ ного роста;

обеспечение полноценной социализации и адаптации молодых работни ков в корпоративной среде предприятий ОАО «РЖД», усвоение норм корпора тивной культуры;

закрепление в Компании на длительный срок успешных и квалифициро ванных молодых работников.

Для работы на перспективу в Компании предусмотрены мероприятия, направленные на создание потенциального кадрового резерва, который состав ляют учащиеся негосударственных образовательных учреждений и учащиеся образовательных учреждений профессионального железнодорожного образова ния. Наличие потенциального кадрового резерва помогает сохранению и укре плению железнодорожных династий, привлечению к трудовой деятельности тех, кто знаком с традициями и особенностями работы на железнодорожном транспорте, тех, кому не потребуется длительная адаптация для работы на ли нии. Перед детьми железнодорожников открываются перспективы карьерного роста.

Посредством специализированных образовательных учреждений, круж ков детских железных дорог вырабатываются навыки корпоративной культуры.

УДК 331. С. А. Ветров СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ В КОНТЕКСТЕ ДЕФОРМАЦИИ ИНДУСТРИАЛЬНЫХ ПАРАДИГМ Анализируя деформацию индустриальных парадигм, напрямую связан ных с институциональными трансформациями, следует подробно остановиться на современном состоянии реальных социальных институтов. В данной статье предлагается к рассмотрению институт образования в России.

Образование следует воспринимать в качестве системы формирования интеллектуального капитала, системы, создающей базовые условия для быстро го роста рынков. Сегодня в условиях информационного общества возникла со всей очевидностью проблема соответствия становящейся системы образования новым экономическим условиям. Прежде всего проблема соответствия заклю чения в сохранении индустриальных стандартов и парадигм в образовании при явной трансформации экономических условий. Потребности новой экономики диктуют новые образовательные подходы. Возник тезис о невозможности вос производить образование вчерашнего дня.

Нельзя сказать, что политическое руководство России игнорирует ука занную проблему. Напротив образование относится к интенсивно реформируе мой отрасли. Однако в процессе реформирования сложности только нарастают.

Так, например, популярное последние десятилетия экономическое образование стало для большинства вузов средством выживания любой ценой и способом зарабатывания денег. При этом качество подготовки специалиста экономиста часто приносится в жертву.

Одной из важнейших задач экономического образования видится задача освобождения от традиций высшей школы характерных для индустриальной эпохи. Работодатель нуждается в квалифицированных специалистах не только обладающих серьезными знаниями, но и готовых быстро адаптироваться к но вым условиям, умеющих быстро обучаться. Выражаясь словами Э. Тоффлера образование должно отойти от подготовки «функционера», ориентированного на существование в рамках бюрократической системы и приступить к подго товке «ассоциативного» специалиста.

Функционер подчинен организации или мобилизован заботой о своей экономической стабильности, стремится обрести более высокий статус в иерар хии, решает рутинные проблемы стандартными методами, конформен.

Ассоциативный специалист стремится обрести статус вне организации, по характеру он сторонник инноваций, индивидуалист, комфортно себя чувст вует в быстро изменяющемся мире.

Функционер, до сих пор воспроизводимый образовательными института ми нашей страны, ориентирован не просто на включенность в бюрократиче скую систему, но и в значительной степени является тем, кто ее целенаправ ленно воспроизводит. Экономист – функционер будет способствовать сохране нию административного стиля управления, отдавать предпочтение иерархиче ской структуре, потому что он стремится к постоянству. Э. Тоффлер в своей книге «Шок будущего» прекрасно охарактеризовал и данную систему, и дан ный стиль поведения.

«Постоянство – понимание того, что связь между человеком и организа цией будет достаточно продолжительной – повлекло за собой обязательства по отношению к организации. Чем дольше человек находился в ее объятиях, тем больше он смотрел на свое прошлое как на вклад в эту организацию, и тем крепче он связывал с ней свое личное будущее. Долгий стаж работы предпола гал верность организации, привязанность к ней. В рабочих коллективах эта ес тественная тенденция в огромной степени усиливать пониманием того, что прекращение связей может привести к потере средств для существования». [Э.

Тоффлер Шок будущего. М., Изд-во АСТ, 2004 с. 167] Функционер не тождествен некачественному специалисту. Для индустри альной парадигмы он был вполне профессионален, а самое главное необходим.

Его поведение было оптимальным. Помимо этого, подготовка специалиста та кого рода создавала необходимые условия для развития образования именуемо го сегодня классическим.

«Функционер должен был хорошо знать свое место внутри системы;

он занимал вполне определенную нишу и выполнял только действия, предписан ные законами организации;

его труд оценивался в соответствии с тем, насколь ко точно он выполнял задания. Сталкиваясь с относительно рутинными про блемами, он приучился к поиску стандартных ответов». [Э. Тоффлер Шок бу дущего М., Изд-во АСТ 2004 с. 168] «У облеченной властью иерархии, посредством которой действовала ад министрация, был кнут, которым можно было держать индивида в строю. По нимая, что его отношения с организацией будут относительно перманентными (или, по крайней мере, надеясь на это), человек организации ждал у нее одоб рения. Награды и наказания спускали по иерархии вниз, и человек, смотрящий обычно наверх, на следующую ступеньку иерархической лестницы, постепенно привыкал к подчинению и подобострастию». [Э. Тоффлер Шок будущего М., Изд-во АСТ, 2004 с. 167] «Эпоха индустриализма принесла с собой ускорение темпа как индивиду альной жизни, так и жизни организаций. И именно это было причиной, обусло вившей появление бюрократических форм организаций. Ибо хотя они кажутся нам сейчас громоздкими и неэффективными, в то время они были способны принимать лучшие решения быстрее, чем рыхлые и обветшавшие структуры, которые им предшествовали. Обладая правилами на все случаи жизни и набо ром принципов, указывающих способы решения разнообразных рабочих про блем, бюрократические структуры могли ускорить передачу необходимых ко манд и достичь того темпа, который пришел вместе с индустриализмом». [Э.

Тоффлер Шок будущего М., Изд-во АСТ 2004, с.165].

Лучше всего подготовку специалиста-функционера осуществлял вуз ус ловно названный немецким. Немецкий университет вполне рентабелен и вос требован в условиях эволюционно-исторического развития общества. Функции университета сводятся к воспитанию специалиста, который должен освоить всемирно-историческую традицию развития наук. Данный тип университета представляет собой статичную систему. Выпускник такого вуза не способен к спонтанному соотнесению идеалов к реальности. Спонтанно-волевые проявле ния становятся результатом не обучения, а реализации индивидуальных психо логических качеств. В условиях разрушения линейных эволюционных процес сов целостность и мерность специалиста разрушаются. Подобное становится возможным, так как «попадая в условия эволюционных процессов культурной и хозяйственной жизни страны, человек на основании совокупного историче ского видения «закрывает» и отсекает одни эволюционные тенденции как не эффективные и вредные и, наоборот, поддерживает и формирует осмысление других принципиальных тенденций. Имеющих всемирно-историческое значе ние и смысл данной эпохи» [Ю.В. Громыко, В.В. Давыдов Образование как средство формирования и выращивания практики общественно-регионального развития // в кн. методология вчера, сегодня, завтра т.II с.8].

Новые экономические условия настоятельно диктуют формирование но вой общеобразовательной системы, которую иногда в литературе называют американской. Американский университет выступает как научно исследовательский центр осмысления опыта и программирования нового. 2Его студенты с самого начала включаются в атмосферу осмысления опыта нововве дений и изобретений, создаваемых в различных областях хозяйства. И с какого то момента оказываются – совместно с профессорами университета – соразра ботчиками той или иной программы «прорыва» в науке, инженерии, технике, менеджменте».

Сегодня в России пытаются реализовать американскую модель образова тельной системы.

Новая российская система образования должна выработать компетентно стный подход при подготовке специалиста.

Компетентностный подход предполагает акцент в процессе обучения на выработку комплекса навыков и умений, необходимых для решения профес сиональных задач.


Под компетенцией следует понимать способность специалиста решать определенный класс профессиональных задач и готовность к своей профессио нальной роли (в нашем случае роли специалиста экономиста). Понятие «компе тенция» включает совокупность взаимосвязанных качеств личности (знаний, умений, навыков, способов деятельности), задаваемых по отношению к опреде ленному кругу предметов и процессов, и необходимых для качественной про дуктивной деятельности. Освоение определенного уровня компетенции рас сматривается, как способность использовать и сочетать знания, умения и широ кие компетенции в зависимости от меняющихся требований конкретной ситуа ции. Уровень компетенции определяется способностью справляться с непред сказуемыми изменениями. Компетентностный подход является важным свя зующим звеном между образовательными учреждениями, образовательным процессом и интересами работодателей.

Сегодня при подготовке специалиста экономиста следует учитывать вы работку целого ряда компетенций. Специалист должен быть способен к эффек тивному поиску информации, обладать умением превращать информацию в знание. Специалист должен уметь соединять разнодисциплинарные аналитиче ские инструменты в приложении к решению конкретных задач, уметь анализи ровать множественные риски, минимизировать издержки, уметь эффективно делегировать обязанности.

Помимо управленческих и аналитических компетенций экономист дол жен быть психологически готов к изменениям, обладать способностью к ком муникациям. В этом случае необходима выработка восприимчивости к новым идеям, готовности постоянно учиться, умения моделировать командную рабо ту, способности критически оценивать сделанный выбор и готовности к воз можной отмене ранее принятого решения.

Однако реформирование системы образования в современной России сталкивается с целым рядом проблем.

Прежде всего, это проблема самой системы:

- Продолжающийся процесс снижения качества образования;

- Снижение качества преподавания;

- Образование, в значительной степени, утратило роль механизма соци ального перемешивания, социальной мобильности;

- Высшая школа продолжает воспроизводить специалиста-функционера в условиях, когда индустрия в стране переживает упадок, а новая инновационная экономика пока лишь провозглашается, но не реализуется.

Кроме того, трудности реформирования усугубляются тем, что качест венный специалист или «ассоциативный» специалист, в принципе не нужен российской экономике, поскольку она имеет ярко выраженный сырьевой вид.

Значительная часть промышленных отраслей переживает стагнацию. В этих ус ловиях специалист нового типа, приходя на производство, оказывается неадек ватным сложившимся формам хозяйствования и начинает либо приспосабли ваться к ситуации, либо деградировать как специалист.

Далее, упование на всепроникновение информационных технологий так же не имеет под собой серьезных оснований. Тотальная интернетизация унич тожает не только классическое образование, но и теоретическое мышление.

«Интернет затрудняет сегодня формирование не только теоретического, но и проектного мышления у школьников. Компьютер создает иллюзию, что вы можете проникнуть в любое пространство и продействовать там. На самом же деле вы можете познакомиться только с особенностями дискурса, характерного для единого пространства, коммуникативно проиграть какую-нибудь схему действия, но не продействовать. Учащиеся, привыкнув к жизни в компьютере, оказываются в большом затруднении, когда их помещаешь в такую ситуацию, где им приходится действовать, а не говорить про действие».

Компьютеризация делает доступной информацию. Однако это не может заменить знаниевый процесс.

«Причем само это «скачивание» напрочь вырубает… интерес и способ ность к самостоятельным открытиям. Учащиеся становятся все более эрудиро ванными, но все менее и менее знающими, интернет они попадают в мир, где все уже известно и где нужно только правильно сориентироваться, чтобы найти необходимый ответ. Посещая интерне, который они воспринимают как «всам делишнюю» реальность, школьники очень быстро убеждаются в том, что мыш ление на самом деле не нужно, а теоретическое знание и сложные техники его построения не востребуемы и не применимы в современном информационном обществе… Несмотря на культивируемый в обществе плюрализм мнений, учащиеся практически не умеют строить проблемную коммуникацию и вообще переста ют ценить новое общение».

Критикуя современную российскую систему образования за ее консерва тизм, оторванность от практики следует помнить, что механическое вопроще ние инновационных, компетентностных моделей может уничтожить образова ние как институт производящий знания.

УДК 7. Е. А. Девдараидзе К ВОПРОСУ О ЦЕННОСТИ КРАСОТЫ В РЕЛИГИОЗНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Существующая глубокая внутренняя связь красоты, религиозных идей с нравственным аспектом в равной мере и сегодня составляет ядро духовной культуры. «Все прекрасно в личности, когда она обращена к Богу, и все без образно, когда она отвращена от Бога...». [4. С. 158]. Подлинная красота есть всегда образ света, но, приемля зло, она облекается тьмой, обезображивается, гибнет. Подлинно творящий всегда прекрасен и светел лицом. Красота как черта божественного совершенства, как богодуховное качество имеет природу добрую. Бог есть все – красота и добро одновременно. Теснейшая связь красо ты с религией прослеживается, начиная от древнейших обрядов и вплоть до современных религиозных культовых действий, обрядов и празднеств. Искус ство, как эмоционально-образное утверждение религиозных идей, занимает определенное место в структуре тех или иных религий. В ярком и четком виде этот процесс проявляется в функционировании развитых мировых религий.

Включенность эстетических ценностей в религиозное пространство спо собствует отправлению религиозных культов, нисколько не подменяя собой ценностей религии. Комплекс искусств, связанных с церковным культом, был изначально ориентирован прежде всего на создание особого реального мира, некой уникальной духовно – материальной среды, попадая в которую человек должен получить реальную возможность приобщения к миру высшей духов ности. На примере иконы и молитвы можно рассмотреть ситуацию сближения эстетических и религиозных ценностей при явной разнонаправленности их функциональных свойств. На протяжении веков икона на Руси была окружена ореолом огромного нравственного авторитета, она выступала носителем высо ких этических идей. Условность языка иконописного искусства объясняется не умением художника, а его стремлением выразить необычное, сверхъестест венное восприятие явлений. Другой особенностью иконописных изображений является их символизм, доступный и понятный средневековому человеку, но от нас требующий определенных знаний. Это искусство глубоко символично, каждая деталь – это символ, пропустив который можно утерять смысл целой фразы.

В пользу религиозного К. Леонтьев противопоставляет религиозное и эстетическое, несмотря на то, что вся история христианства, религиозный культ переплетен с эстетическим и художественным и не отрицает эстетиче ское в его сущности. Другое дело, что христианство не все принимает в сфере эстетического. И хотя эстетическое, безусловно, присутствует в иконе в ощу щениях, но не оно определяет ее значимость, в ней главенствует религиозное содержание: «иконой не любуются, ей молятся» (Е. Трубецкой). Икона, по словам Евгения Николаевича Трубецкого,- выразила собою тот новый миро вой порядок и лад, где прекращается кровавая борьба за существование и вся тварь во главе собирается в храм олицетворяющий собою «тот новый жизнен ный стиль, который должен прийти на смену стилю звериному;

она представ ляет собою положительную идейную противоположность тому биологизму, который утверждает свое безграничное господство над низшей природой и над человеком, радость окончательной победы Богочеловека над зверочелове ком». [8, С. 240]. Нет сомнения, красота иконы, столь созвучная красоте со кровенной мечты об упорядоченном, справедливом мире, подчас скрашивала, требующую хоть какого-то утешения, эту жестокую и бесправную жизнь. Мир не есть хаос, был убежден Е. Трубецкой, и мировой порядок не есть нескон чаемая кровавая смута. Есть красота в любящем сердце матери, которое долж но собрать вокруг себя вселенную. И над всем господствует ощущение цвета и света как физического элемента радости и красоты. И молящий не может не ощущать воплощенной в иконе красоты. Эта красота - путь постоянной ду ховной высоты, путь отрицания греха, путь любви, путь самопожертвования, путь вдохновения, путь подвига, путь к Откровению, Озарению и Просветле нию. С. Булгаков, в свое время настаивая, чтобы факт молитвы был оценен и понят в ее философском значении, писал: «В способности к молитве человек имеет как бы специальный орган религиозного восприятия. Она соответствует чувству прекрасного или способности эстетического суждения в эстетике и нравственной воли в этике». [4. С. 26]. Этот путь свойственен всем человече ским культурам и Запада, и Востока. В различных цивилизациях методики их достижения различны. На Востоке, к примеру, это медитация и аскеза, в хри стианстве – «умная молитва», или, та же аскеза, но смысл у них один: в От кровении происходит постепенное преображение человека через слово, кото рое звучит на предельной границе тишины и молчании через добровольное слияние человеческой и божественной воли. Человеку вообще дана возмож ность молиться. Любой человек есть существо молящее, и в молитве имеют потребность и те, которые не считают себя верующими. Молитва – не то, что написано в молитвеннике, а то, что написано в сердце, храм в душе, С особой прозрачностью это выступает в том, как Бог действует в человеческой душе, Бог оказывается как бы внутри человека. Духовный опыт, по мнению Ивана Ильина, по своему переживанию, сосредоточен, целен и искренен, он может быть почти равноценен и равносилен молитве. Настоящая молитва, пишет фи лософ, есть некий сердечный жар и духовный свет. «Это есть как бы негасну щая лампада пред иконой;

но такая лампада, которую человек носит в самом себе;

без света которой он не решает дел своей жизни» [6. Т.3. С.300-306].

Икона – это тот Образ, что написал Андрей Рублев, - это вербальная молитва и пост, это проникновение вглубь себя и бытия, это вслушивание в народную жизнь. Вечное как бы идет навстречу человеку и постепенно открывается ему в его духовном созерцании. И человек знает, что в нем живет это сияние тре петной бессловесной молитвы, как вечное памятование о Боге. Она есть уже начало единения с Богом. Это тяжелый путь, но путь, как считает Иван Ильин, ведущий к жизненному обновлению… мы должны почувствовать сердцем священное в жизни, сосредоточиться на нем нашим созерцанием и зажить им, как драгоценным и самым главным. Духовный опыт - есть обращенность ду ши к духовному Совершенству. Человек может переживать эту обращенность - в искусстве;

или в научном исследовании;

или в личном совестном акте;

или в живой, самоотверженной любви к страдающим существам;

или в патриоти чески-гражданственной борьбе и смерти;

или же в тихом созерцании природы - ибо исчислить разновидности духовных состояний нельзя... Но каждый раз, как человек сосредоточенно и искренне обращается к Совершенству - его со стояние уподобляется молитве и приближается к ней.

В молитве человек стремится к лучшему, возвышенному. Молитва, по словам М. Д. Купарашвили, может быть рассмотрена как способ гармонизации внутриличностного мира в постоянно изменяющемся внешнем мире, она вы полняет функции хранения и постоянной актуализации приобщения человека к более совершенным сущностям, так как цель ее - сохранение человеческой сущности. Молитву можно использовать и в качестве критерия правильного образа жизни, соразмеряя с ней вечные ценности и эталоны человечности [7.

С. 248, 249]. Так происходит взращивание добра в себе и это является имму нитетом против зла, безобразия… Главная задача любой веры и состоит в об новлении внутреннего мира человека. Подлинная красота антропомерна, она есть духовное совершенство и подвигает человека к творчеству. Предметная же красота материального мира конечна, и имеется опасность утраты антро померности ее критериев.

Опыт молитвы, по мнению П. Клоделя, превосходит опыт поэтический и поэтому, достигнув определенного предела художественного совершенства, переживающий кризис художник начинает испытывать искушение «молча ния» и «тишины», так как чувствует, что только «чистая молитва», не отяго щенная никакой литературой, никаким «артистизмом», может вывести его из заколдованного круга бесплодного экспериментирования [2. №№7 – 8. С. 89 93]. - Анри Бремон утверждал, что даже у самого поэта поэтический опыт тя готеет к молитве, но никогда не сливается с ней, благодаря посредничеству поэта. Такова причудливая и парадоксальная природа поэзии: это молитва, ко торая не молится, но которая заставляет молиться. Магическая мысль музыки также таит в себе аскетизм, покой и глубинность. Ее идея движения «от Мрака к Свету», ее сущность божественна. Покоясь между небом и землей, на согла сии мрачного и светлого, музыка восходит к Солнцу, поэтому, по словам Ген риха Гессе, говорить о музыке можно говорить с человеком, который познал смысл мира [5.C.90]. Существование такого рода, духовно осветляющих чело веческую душу, общечеловеческих ценностей, соединенных, в этом случае, с музыкой, служат расширению горизонта внутреннего мира человека. По мне нию Николая Бердяева, искусство обладает теургической спасающей силой. И оно демонстрирует ее, спасая мир от гнетущей скуки, серой обыденности, в которой скрываются бесы разрушения, «это победа над вялотекущей жизнью, обыденностью» [1. С.215, 450 ]. Интуитивное восприятие красоты есть твор ческое преодоление хаоса. Здесь творчество как «возможность прорыва к смыслу через бессмыслицу» сближает человека с Богом, становится апологией жизни человеческой перед Господом. Так Бердяеву удалось частично преодо леть ничтожность человека пред лицом Бога. Николай Бердяев был уверен: в красоте не может быть нравственного уродства, свойственному злу, так как красота есть перерыв в борьбе и как бы приобщение к миру божественному, когда зло уже забыто. С творчеством, с его способностью пробуждать духов ные силы философ связывал будущее мирового христианства.

Согласно Бердяеву, творчество - высшее, главное предназначение чело века, отвечающее его природе, проистекающее из фундаментального онтоло гического факта – сотворя человека по образу и подобию Творца. Красота из лучается из божественного всеединства, она всегда целое, никогда не част ность. Как идеал совершенства, красота всегда остается недостижимой, но есть приближения к идеалу, более или менее близкие подступания к порогу запредельного. Красота, по Бердяеву, есть образ творческой энергии, излу чающейся на весь мир и преображающей мир.

Активное восприятие и созерцание произведений искусства есть начало духовной практики. Искусство - один из механизмов человекотворения, само созидания, это возможный «барьер» на пути девальвации личности;

это реали зация на человеческом материале возможного человека, homo humanus. У ис кусства всегда есть нравственное послание, которое, если не смягчает нравы, то хотя бы развивает нравы, творя Человека человечного.

Литература.

1. Бердяев Н. Этика творчества. // Бердяев Н. Опыт парадоксальной этики. – М.: Фолио, 2003. -703с.

2. Большаков В. П. Между искусством и теологией (П. Клодель и «гра ницы» поэзии). // Вопросы философии. – 1994. – №№7 – 8.

3. Булгаков, С. Свет Невечерний. - М., 1994.

4. Бычков В.В. Эстетика - М.: Гардарики, 2002.

5. Гессе, Герман. Игра в бисер. //Гессе, Герман. Избранное. Сборник.

/Пер. с нем. и предисл. Н. Павловой. -М.: Радуга, 1984.

6. Ильин И. О молитве.// Ильин И. С.С. в девяти томах. Т.3. – М. : Рус ская книга, 1994.

7. Купарашвили М. Д. Молитва как вид транссубъективной работы. // Купарашвили М. Д.Сумма трансценденталий: Монография в 2-х частях. Ч. Гносеология разума. – М. – Омск, 2003.

8. Трубецкой Е. Умозрение в красках. Этюды по русской иконописи. // Трубецкой Е. Смысл жизни. – М.: Республика, 1994.

УДК 378. И. С. Диев К ВОПРОСУ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ВУЗОВ ОМСКА В ТРЕТЬЕМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ В Концепции информатизации сферы образования РФ, от 10.06.1998г., в основном, описаны основные проблемы и пути решения, связанные с дальней шим развитием информатизации сферы образования. Учитывая тот факт, что по экспертным оценкам требуемой квалификацией и навыками работы с информа ционной техникой владеют не более 15-17 % населения, перед отечественной высшей школой стоит актуальная задача – в сжатые сроки преодолеть сложив шиеся сегодня отставание от развитых зарубежных стран в части внедрения со временных информационных технологий (ИТ) и обеспечение информационно го взаимодействия вузов. В масштабах страны информатизация должна разви ваться в структурном и содержательном плане. Решение этой задачи открывает новые возможности, объединяя вузы и другие организации в единое информа ционное пространство с выходом к мировым информационным ресурсам, ори ентированным на взаимодействие с ресурсами зарубежной высшей школы.

Около 11 % жителей РФ имеют дома персональный компьютер. Такие данные распространило агентство Monitoring.ru. По данным компании, у 51 % населе ния страны есть дома телефон, у 11 % - компьютер, у 9 % жителей России есть и телефон, и компьютер. У 3 % населения есть компьютер, телефон и модем, и всего 2 % жителей РФ являются пользователями сети Интернет. Данные полу чены в результате опроса 3000 респондентов, проведенного в семи федераль ных округах России в более чем 200 населенных пунктах. В США в первом квартале 2001 года впервые после многих лет роста отмечен спад числа пользо вателей всемирной сети Интернет, сообщает The New York Times. Так, в пер вом квартале этого года количество пользователей Интернета в США сократи лось по сравнению с предыдущим кварталом на 0,3 %, до 68,5 млн. человек. В отчете вашингтонской исследовательской компании, на который ссылается га зета, отмечается, что это снижение, причиной которого является сокращение числа Интернет-провайдеров, предоставлявших бесплатный доступ к сети, воз можно, носит временный характер, и рост числа пользователей может возобно виться. В России, напротив, наблюдается неуклонный рост числа пользователей сети Интернет. Как сообщили «Интерфаксу» эксперты отрасли, в первом квар тале 2001 года по сравнению с предыдущим кварталом число регулярных поль зователей сети увеличилось на 10-15 %, до 4,5 млн. человек. Правительство России на своем заседании пятого июля 2001 года утвердило Федеральную це левую программу «Электронная Россия», рассчитанную на 2002-2010 годы. На реализацию программы в период до 2010 года планируется выделить 76 милли ардов рублей. В результате реализации программы объем рынка информацион ных услуг и программных технологий в России должен увеличиться к 2005 го ду в два-три раза, а к 2010 году - в пять-шесть раз На 13.02.2002 г. Россия занимает пятнадцатое место в мире по числу пользователей Интернета. Согласно статистическим данным, всего в России на считывается 8 миллионов пользователей Интернета, из которых 4 миллиона тысяч - постоянные. C 1998 по 2001 год российская аудитория сети Интернет увеличилась в пять раз, и в настоящий момент пользователями Сети хотят стать еще 36 миллионов россиян Количество постоянных пользователей сети Интер нет в России выросло в 2001 году по сравнению с 2000 годом на 39 % - до 4, млн. человек.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.