авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет ...»

-- [ Страница 2 ] --

Эффективность когнитивно-поведенческих методов интервенции обеспечивается вектором воздействия на те же самые мотивационные системы в головном мозге, которые подвержены разрушению вследствие злоупотребления психоактивными веществами (ПАВ). Основная направленность этого воздействия – на замещение мотивации употребления ПАВ мотивацией деятельности, альтернативной наркотизации, а также – на профилактику срыва. Когнитивно-поведенческая модель рецидива или срыва [Сирота Н.А., 2005] определяется важностью индивидуального репертуара копинг-навыков у человека, находящегося в ситуации риска и, что является наиболее важным в когнитивно-поведенческой психотерапии зависимостей, его индивидуального восприятия своих навыков как эффективных или неэффективных. Модель когнитивной оценки фокусируется на индивидуальном восприятии и оценке ситуации риска. В контексте данной модели важнейшим является умение когнитивно оценивать стрессовые, проблемные и рисковые ситуации. Умение дать эффективный копинг-ответ, направленный на преодоление патологического влечения к ПАВ, повышает ощущение самоэффективности, уменьшает риск срыва и таким образом обеспечивает достижение основной задачи психотерапии зависимостей от ПАВ.

Существует несколько модификаций мотивационной психотерапии.

Наиболее распространенным является краткосрочный вариант - мотивационное интервьюирование. Это целенаправленный стиль консультирования, в результате позволяющий сопротивляющемуся пациенту засомневаться в "правильности" выбранной неэффективной позиции, а сомневающемуся пациенту принять решение в сторону выбора более эффективной стратегии и менее вредной для здоровья.

Вариант мотивационной терапии для лиц, зависимых от ПАВ, был разработан В.Миллером и впервые применялся в программе "Выявление пьющих" [Miller W., 1993]. Этот вариант терапии предназначен для работы с выявленной и установленной зависимостью. Основная цель данного метода – помощь в принятии пациентом решения о необходимости прекращения наркотиков и планомерного восстановления, основное направление – включение пациента в лечение. Сроки могут быть различными, в авторском варианте 2-4 сессии по часу.

Вариант, предложенный С. Рольником [Rollnick S., 1992], предназначен преимущественно для врачей общей сети, то есть для того этапа контакта с человеком, употребляющим ПАВ, но на котором зависимость не является основным диагнозом, а рассматривается как один из факторов аддиктивного поведения, требующего изменения. Этот подход относится к разряду клиент центрированных, является менее директивным, чем другие варианты МЕТ, основная его цель - формирование у пациента мотивации на изменение на основе консолидации его личных решений и планов с планом терапии зависимости от наркотиков в целом.

В современной клинической психологии особую актуальность приобретают задачи выделения факторов, структура которых меняется в процессе выздоровления и которые влияют на мотивацию к выздоровлению наркозависимых пациентов.

Н.А. Гагарина [Гагарина Н.А.] определяет некоторые современные феномены, влияющие на низкую мотивацию к выздоровлению лиц, злоупотребляющих ПАВ. В контексте значимости нахождения в реабилитационных отделениях специализированных психиатрических учреждений причины этого явления автором видятся в следующем: 1) само явление химической зависимости (присутствие наркомана в обществе) становится привычным;

мы никак не можем повлиять на этот процесс;

2) разочарование в результатах лечения (этот фактор тоже все равно будет присутствовать, ибо результаты лечения зависят от множества стимулов, а людям хочется верить в волшебное исцеление без всяких усилий);

3) это и достаточно большая продолжительность реабилитации, требующая активного участия со стороны самого наркомана;

4) бльшая информированность о медицинских методах лечения, чем о социально-психологической реабилитации;

5) снижение темпа приобщения к употреблению наркотиков. Кроме вышеперечисленного важно отметить такой момент, как заинтересованность наркомана в получении помощи.

В связи с этим, становится актуальным выявление факторов, влияющих на формирование и динамику мотивации наркомана на выздоровление. Реализация данной цели требует решения следующих задач: во-первых, изучение внутренней структуры мотивации наркомана на выздоровление;

во-вторых, выявление механизмов психологической защиты, необходимых наркоману для предотвращения внутриличностных конфликтов;

в-третьих, отслеживание динамики мотивации на выздоровление.

Современных авторы [Дудко Т.Н., 2010;

Гагарина Н.А., Елшанский С.П., 2005;

Сирота Н.А., 2004, Ялтонский В.М., 2009, Колпаков Я.В.. 2009, Титова В.В., 2003, Тхостов А.Ш., 2005;

Шестопалова Л.Ф., 1999] определяют группы факторов, влияющих на мотивацию к лечению:

1) «вредность» наркомании - это те потери, проблемы, которые происходят в жизни наркомана в связи с употреблением ПАВ. Выделяется этот фактор по следующим соображениям. Наркотик создает иллюзию благополучия и видимость контроля над миром. Память об этих переживаниях остается с наркоманом на всю жизнь. Поэтому должны быть очень веские причины (обычно это потери и разрушения в жизни) для того, чтобы наркоман отказался от употребления наркотиков [Гагарина Н.А., Елшанский С.П., 2005];

2) локус контроля химически зависимого [Гагарина Н.А.] - то есть степень независимости от внешнего влияния, самостоятельности в принятии решений и активности в достижении целей;

чувство ответственности за те события, которые происходят в его жизни;

3) система ценностей, смысложизненные ориентации наркомана.

Наркомания - это болезнь, которая не ограничивается только физическими проблемами. Она включает изменения всей системы ценностей индивида. Когда наркоман начинает выздоравливать, необходимо, чтобы у него появились новые ценности, увлечения и смысл в жизни;

ощущение включенности в жизнь;

4) выраженность патопсихологической и соматической симптоматики, то есть актуальный на данный момент психологический соматический статус;

5) устойчивость в ситуациях фрустрации как личностная черта.

Предположительно она будет низкой, что, возможно, приводит к употреблению наркотиков;

6) особенности механизмов психологической защиты, которые можно определить как совокупность способов последовательного искажения когнитивной и аффективной составляющих образа реальности. Все механизмы защиты адаптивны, если находятся в пределах среднестатистических значений по группе, к которой принадлежит наркоман. Они же приводят к дезадаптации, если выходят за пределы нормы. Наркомания как форма девиантного поведения будет связана с отклонениями от нормы в использовании защит. Это приводит к конфликту с реальностью, разным формам воздействия со стороны общества. В результате реальность становится еще более неприемлемой для наркомана, что ведет к внутреннему конфликту и дальнейшей патологии функционирования механизмов психологической защиты.

Современная клиническая психология, таким образом, признает, что мотивация на выздоровление имеет сложную структуру и зависит от ряда факторов. При этом ее структура будет меняться в течение процесса выздоровления наркозависимого. Изучение эффективности мотивационных методов психологической интервенции называется современной клинической психологией актуальной областью исследования.

Выводы к главе В качестве обобщения теоретического обзора, приведенного в первой главе, отметим положения, определяющие основные проблемы и подходы изучения готовности к лечению в современной клинической психологии.

В научных представлениях по результатам теоретического анализа обозначенных литературных источников не существует достаточного целостного понимания «готовности»;

оно разделяется по разным сферам и локализуется в разных плоскостях психологического знания.

Готовности различного рода традиционно становятся объектом психологических исследований. Проблема формирования желаемой готовности связана с культурой и методологией экзистенциально-феноменологической интерпретации.

Изучение смысловых характеристик называется «объединяющей исследовательской стратегией» феноменологического анализа;

смыслы рассматриваются в экзистенциальных контекстах как экзистенциальные смыслы явлений.

Смысл в психологии чаще связывается с его индивидуальным порождением и функционированием в качестве личностного смысла. Основной системой изучения смысла в контексте готовности к лечению является исследование смыслового восприятия действительности, где анализируются процессы большой и малой динамики смысловых структур. Процессы смыслообразования, смыслоосознания и смыслостроительства являются недостаточно изученными в современной медицинской психологии, при этом предполагается базисная функция данных процессов во влиянии на отношение к лечению.

Эффективным подходом в изучении готовности к лечению больных опийной наркоманией является система изучения мотивационной структуры личности как мотивационная многоуровневая диагностическая модель.

Мотивация к лечению при этом является психологической проблемой.

Констатируется недостаточность эмпирических и экспериментально психологических исследований готовности к лечению в современной медицинской психологии.

Таким образом, все сказанное выше позволило сформулировать гипотезы настоящего исследования. Предполагается, что… 1) у больных опийной наркоманией отмечается феномен дефицитарности смысловой сферы, обеспечивающий низкий уровень готовности к лечению;

2) изменение смыслового отношения к лечению в результате применения мотивационных методов психокоррекции повышает готовность к лечению больных опийной наркоманией.

Объект исследования - готовность к лечению больных опийной наркоманией.

Предмет исследования - уровни готовности к лечению в связи с задачами психокоррекции.

Глава 2. МЕТОДЫ И МАТЕРИАЛ ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1. Методы исследования Проблема исследования готовности к лечению концептуально междисциплинарна, что порождает значительные трудности изучения, связанные с тем, что она не может быть решена только в рамках естественно-научного подхода из-за значимости экзистенциального аспекта, феноменологического смыслового аспекта субъективного переживания, это потребовало выхода в интегративные, антропологические, гуманитарные формы анализа [Кабрин В.И., 2005;

Мещерякова Э.И., 2001]. Поэтому наиболее эвристичной в методологических подходах оказалась холистическая методология с ее способностью охватить не только важнейшие аспекты изучаемого предмета, но и рассмотреть его в контексте клинико-психологического нозологического анализа, традиционно представляющего «доказательную систему» объективного изучения, необходимого в клиническом исследовании, прежде всего для возможного внедрения полученных результатов.

Для достижения цели исследования разработали концепцию готовности к лечению больных опийной наркоманией как модель, объединяющую три основные ее составляющие, характер взаимосвязей которых выявлен в ходе исследования: смысловая сфера переживаний больных опийной наркоманией, мотивационная структура личности больных опийной наркоманией;

антинаркотический потенциал больных опийной наркоманией (рис.1).

Рисунок 1 - Структурная модель готовности к лечению больных опийной наркоманией Готовность - способность не только определять предметно (прагматически), эмпирически и рационально свое бытие, но и принимать бытие в качестве действительности, «состояние достижения определенной вершины»;

готовность к лечению – как индивидуальную систему смысловых, поведенческих, когнитивных, эмоциональных взаимовлияний, отражающих субъективную интерпретацию ситуации лечения в контексте переживания смыслов лечения, осознания собственных потребностей и глубины клинических нарушений;

определяется как способность к лечению.

Для решения задач исследования, внедрена трехэтапная программа, использованы методы: феноменологический, клинико-психологический, экспериментально-психологический, оценки эффективности психокоррекции, статистического анализа данных:

1) на первом этапе проведено феноменологическое исследование готовности к лечения больных опийной наркоманией, в сравнении с группой больных артериальной гипертензией, для выявления специфики феномена в группе наркологических пациентов. Внедрены феноменологический, клинико психологический методы.

2) на втором этапе решены задачи определения взаимосвязей показателей готовности к лечению - показателей смысловой сферы, мотивационной сферы, сопротивления лечению и антинаркотического потенциала личности больных опийной наркоманией, выделения факторов, повышающих и снижающих готовность к лечению, описания уровней готовности к лечению больных опийной наркоманией. Применены экспериментально-психологические методы.

3) на третьем этапе проанализированы показатели готовности к лечению больных опийной наркоманией в динамике, в процессе участия пациентов основной группы в программе мотивационной когнитивно-поведенческой психокоррекции. Применены методы оценки эффективности психотерапии.

Методы статистического анализа данных применены на всех этапах исследования.

Для проверки выдвинутых гипотез в диссертации использована специально разработанная базисная карта клинико-психологического обследования пациента, включающая социально-демографические показатели, клинические показатели, результаты феноменологического исследования и данные экспериментально психологических методик (приложение А):

2.1.1. Методы первого этапа исследования Основной метод первого этапа исследования – феноменологический.

Основные методологические принципы феноменологического исследования в психологии, использованные в работе:

1) предпочтение в изучении психических явлений отдается тем аспектам реальности, которые представлены через чувственное восприятие, структурам, которые создают значения и смыслы в сознании человека [Олишевский С.Е., 1997];

2) принцип «описательного исследования» - дающего точное и тщательное знание о предмете, понимая его как не ограниченное описание феномена [там же];

3) принцип понимания в анализе и интерпретации феномена в противопоставлении принципу объяснения;

переживание человека рассматривается многомерно, а не толкуется (как это принято в ортодоксальной науке) однозначно [Менделевич В.Д., 2001];

4) «принцип контекстуальности» подразумевает, что феномен не существует изолированно, а является частью общего восприятия и понимания человеком окружающего мира и самого себя. В этом отношении контекстуальность позволяет определить место и меру осознания приводимого человеком феномена. Этот принцип обосновывает целесообразность включения в рамках нашего исследования феномена «переживания» в определённое пространство, которое обозначается самими испытуемыми, а мы его используем, обозначая результаты исследования: называем в данной работе «концептуальные контексты исследования», то есть глобальные контексты [Витгенштейн Л., 1994], позволяющие избегать однозначности смысла;

5) принцип «свободной ассоциации в воображении», в которой совершается абсолютно произвольная модификация предмета рассмотрения в различных аспектах, положениях, связях и делается это с целью усмотрения сущности, уточнения феномена.

Процедуры феноменологического исследования:

1) сбор простых, «наивных» описаний больных опийной наркоманией, чей опыт подвергается изучению;

2) анализ описаний, вычленение существенных и функциональных смысловых элементов, которые составляют специфику опыта.

Функциональными смысловыми элементами назывались темы в контексте их влияния на общий смысл текста.

Существенными смысловые элементы назывались при определении его как значимого в вычлененном контексте (например, контексте «готовности», контексте «одиночества»).

Подготовка заключения, которое дает точное и ясное описание переживания. В диссертации заключения представлены в обобщенной форме.

Системы интерпретации данных Система вычленения специфических смысловых феноменов, дентификации субъективного значения полученного опыта как модифицированная в соответствии с целями и задачами данного исследования система «классического феноменологического анализа» А. Джорджи [Giorgi A., 1986;

Олишевский С.Е., 1997]:

1) прочтение (неоднократное) для понимания общего смысла сообщения;

2) деление на блоки, которые выражают определенные замкнутые смысловые конструкции;

3) классификация данных по категориям с выделением контекстуальных концептов;

4) толкование и подбор языковых терминов, отражающих суть опыта:

перевод с естественного языка на специальный психологический;

этап определения психологического смысла;

5) устранение утверждений, предположительно не связанных именно с изучаемым переживанием;

6) соотнесение каждого смыслового блока (контекстуального концепта) с общей темой исследования;

7) синтезирование выявленных смыслов переживаний;

8) обобщение протоколов.

Система исследования персонального мифа как основной смысловой единицы текста [Мещерякова Э.И., 2010], базирующаяся на следующих положениях:

1) текст трактуется как система знаковых последовательностей, взаимосвязанных смысловыми значениями;

2) при анализе исследуется система «ассоциативного развертывания текста»

через исследование вербальных ассоциаций, организованных по принципу поля, имеющего ядро (наиболее частотные ассоциации) и периферию;

3) исследуемые «ассоциаты» тематически соотносятся со всеми уровнями текста. Заглавия трактуются как лексические регулятивы в создании и интерпретации текста;

4) лексическая структура текста трактуется как сложная вербальная система, являющаяся ключом к его смысловой интерпретации.

Дополнительные методы, используемые в анализе и интерпретации данных исследования 1. Герменевтический и семиотический методы анализа текстов [Лотман Ю.М., 2000;

Мещерякова Э.И., 2001]:

а) герменевтический метод как метод описательной субъективной психологии применялся в исследовании при реконструкции целостного смысла текста и был сконцентрирован на процессе понимания, прочтения, извлечения смысла, реконструкции. При этом толкование вербальных средств текста может быть бесконечным, но мы использовали принцип К. Ясперса, по которому границы толкования определялись как эмпирическая совокупность характерологических признаков личности.

Семиотический метод интерпретации, используемый в исследовании, был направлен на онтологизацию текста: текст использовался как психолингвистическое образование, дающее образец превращения грамматической структуры в мыслеобраз с опорой на смысл контекста.

Использовался метод метаномики О. Розенштока-Хюсси [Розеншток-Хюсси О., 2000] как грамматический экзистенциальный метод понимания смысла готовности в качестве способности нести смысл высказывания и таким образом сохранять целостность в потоке времени [Лукьянов О.В., 2009];

2. Для интерпретации самоотчетов и количественной обработки данных был также использован метод контент-анализа - формализованный метод изучения текстовой и графической информации, заключающийся в переводе изучаемой информации в количественные показатели и ее статистической обработке.

Характеризуется большой строгостью, систематичностью. Сущность метода контент-анализа состоит в фиксации определенных единиц содержания, которое изучается, а также в квантификации полученных данных. Для количественной обработки использовалась методика «связанности символов», которая позволила выявить неслучайно связанные элементы содержания [Олишевский С.Е., 1997].

Основные процедуры контент-анализа:

1) выявление смысловых единиц контент-анализа: а) понятий, выраженные в отдельных терминах;

б) тем, выраженные в целых смысловых абзацах, частях текстов. Единицы контент-анализа выделяются в зависимости от содержания, целей, задач и гипотез конкретного исследования. Выделение единиц счета, которые могут совпадать либо не совпадать с единицами анализа. В первом случае процедура сводится к подсчету частоты упоминания выделенной смысловой единицы. Во втором случае исследователь на основе анализируемого материала сам выдвигает единицы счета, которыми являлись: а) площадь текста, заполненная смысловыми единицами;

б) количество рисунков с определенным содержанием, сюжетом и пр.;

2) процедура подсчета: приемы классификации по выделенным группировкам, составление специальных таблиц, применение компьютерных программ, специальных формул (например, «формула оценки удельного веса смысловых категорий в общем объеме текста»), статистические расчеты понятности, аттрактивности.

Согласно представленной системе исследования проанализированы сочинения-самоотчета больных опийной наркоманией и 86 сочинений самоотчетов больных артериальной гипертензией на свободную тему.

Исследовались «наивные описания», преображенные в контекстуальные концепты, - «готовность к лечению», «отношение к лечению», «восприятие лечения», «возможность лечения», «выздоровление», «процесс лечения».

Целесообразным явилось использование метода свободной беседы как вспомогательного в рамках феноменологического исследования. Результаты частично фиксировались;

продолжительность беседы – от 40 минут до 1 часа;

структура и тематика – свободная.

Для комплексного исследования смысловой сферы в контексте готовности к лечению больных опийной наркоманией и для формализации данных в нашей работе использована эмпирическая модель М.С. Карпова [Карпов М.С., 2008] с центральной единицей исследования, обозначенной как «смысловое восприятие действительности» (СВД). При анализе материала используется классификация личностных смыслов по шести номинациям. Номинации являются смысловой диспозицией по отношению к ситуации лечения, которая порождает категориальную установку, вне зависимости от мотива актуальной деятельности.

Механизмом актуализации смысловых конструктов выступает не мотив, а смысловая диспозиция относительно ситуации лечения.

Типы восприятия представляют собой 11 вариантов личностных смыслов и стратегий поведения в конфликтном/бесконфликтном восприятии ситуации лечения:

1) ситуация незначимая, воспринимается как незначимый внешний кон фликт (стратегия избегания);

2) воспринимаемая как фрустрация, преодолимая собственными силами;

3) воспринимаемая как внешний конфликт, преодоление которого возможно на основе дополнительного осознания и последующего сотрудничества;

4) воспринимаемая как внешний конфликт, преодоление которого возможно на основе компромисса;

5) воспринимаемая как внешний конфликт, преодоление которого возможно на основе соперничества;

6) воспринимаемая как преодолимая в более широком смысловом контексте, чем имеется в предъявленном содержании;

7) воспринимаемая как преодолимая потенциально, в некотором другом, приемлемом мировоззрении;

8) вытесняющая конкретное содержание ситуации;

приспособительная стратегия поведения во внешнем конфликте;

9) направленная на вытеснение самой необходимости расширения контекста;

10) направленная на недопустимость изменения мировоззрения;

11) ситуация воспринимается, но у испытуемого нет возможностей и желания ее осмыслить.

Типы восприятия соответствуют шести личностным смыслам по следующей схеме, представленной в таблице 1.

Таблица 1 - Типология смыслового восприятия действительности [Карпов М.С., 2008] Уровни смысловой сферы понимание осознание осмысление (соответствие (соответствие (соответствие Типы личностных нумерации нумерации нумерации смыслов варианту варианту варианту восприятия восприятия восприятия ситуации) ситуации) ситуации) Реальные 2, 4, 5 3, 6 Защитные 1, 8 9 10, Методики изучения мотивационной сферы в структуре антинаркотического потенциала личности 2.1.2 Методы и экспериментально-психологические методики второго этапа исследования На втором этапе исследования концептуальные контексты готовности к лечению, выявленные на первом этапе, рассмотрены в структуре антинаркотического потенциала личности пациентов основной группы и исследованы в рамках доказательной науки с применением экспериментально психологического и статистического методов.

Программа исследования антинаркотического потенциала личности [Сирота Н.А., 2003] включила анализ:

1) потребностной структуры (предпочтений, иерархии по степени удовле творения);

2) ситуаций и состояний, активирующих поведение;

3) силы мотива;

4) мотивационных тенденций, влияющих на искажение объекта перцепции;

5) ведущих мотиваторов поведения – способов удовлетворения потребностей (общих и частных);

6) свойств личности, диспозиций, оказывающих влияние на мотивацию;

7) уровня способности индивида на самомотивацию (преобладание экстринсивной или интринсивной мотивации);

8) уровня влияния потребностей на формирование мотива.

Патологическое влечение рассмотрено как компонент мотивационной структуры личности и антинаркотического потенциала в системе индикаторов, определяющих:

- искажение объекта перцепции под влиянием мотивационных тенденций;

- силу мотива в сравнении с настойчивостью личности, устойчивостью патологических установок;

- уровень апперцептивной восприимчивости к объекту актуальной патологической потребности;

- влияние мотивов на когнитивные оценки (осознание болезненности своего состояния, мотивации на лечение).

Для комплексного изучения использованы методики, исследующие:

1) смысловое субъективное восприятие ситуации, рассматриваемое в смысловом контексте мотивационной готовности;

2) свободный выбор активности в экспериментальной ситуации;

3) динамику поведения человека в течение длительного периода;

4) показатели эффективности деятельности (продукты деятельности, оценка эффективности выполнения деятельности);

5) показатели патологической активности;

6) временные параметры (временная целенаправленная организация определенной активности);

7) силу мотивации;

8) устойчивость мотивационной деятельности;

9) организацию и разноплановость мотивационной деятельности;

10) факторы, определяющие взаимосвязи мотивационно-личностной системы.

Согласно вышеперчисленным задачам и программе исследования, использованы экспериментально-психологические методики:

1. Шкала ангедонии [Крупицкий Е.М., 2000], измеряющая уровень патологического влечения к психоактивному веществу;

2. Шкала депрессии (А. Beck) [Ковпак Д.В., 2009];

3. Шкала тревоги (А. Beck) [там же];

4. Шкала сопротивления лечению URICA (The University of Rhode Island Change Assessment Scale) [Прохазка Д.];

5. Диагностическая методика конфликтности мотивационно-личностной сферы «Уровень соотношения ценностей и их доступности» (УСЦД) [Фанталова Е.Б., 1997];

6. Методика изучения осознанности компонентов мотива поведения (МОМ) А.В. Ермолина, Е.П. Ильина [Ильин Е.П., 2006];

7. Шкала оценки социальной адаптации SASS [Bosc М., 1997] 8. Шкала нарушения нозогнозии у наркологических больных (ШНН) [Демина М.В., 2006].

2.1.3 Методы третьего этапа исследования Оценка динамики готовности к лечению больных опийной наркоманией в процессе их участия в программе мотивационной когнитивно-поведенческой психокоррекции, проводится с использованием основных критериев клинической шкалы оценки эффективности психотерапии, разработанной в отделении неврозов и психотерапии СПбПНИ им. В.М. Бехтерева [Карвасарский Б.Д., 2004]:

1) критерий симптоматического улучшения;

2) критерий осознания психологических механизмов своего психологического состояния;

3) критерий уровня патологического влечения к предмету зависимости;

4) критерий уровня мотивации к изменению поведения и лечению.

2.1.4. Статистические методы исследования Группировка полученных формализованных данных и тех или иных количественных показателей в соответствии с требованиями, необходимыми для проведения статистической обработки, проводилась по двум основным направлениям:

1) качественные характеристики, то есть те признаки, параметры, которые были преобразованы из описательных данных в формализованные;

2) количественные характеристики, то есть те, которые выражались теми или иными цифровыми значениями.

Полученные данные были подвергнуты статистической обработке. Для оценки достоверности генеральных параметров по выборочным данным в отношении количественных показателей принималось во внимание три уровня значимости: 5%-ный (вероятность ошибочной оценки равна p=0,05), 1%-ный (p=0,01) и 0,1%-ный (p=0,001).

При необходимости производились расчеты средней арифметической, квадратичного отклонения, стандартной ошибки средней арифметической, стандартной девиации для количественных показателей.

Статистическая обработка результатов включала следующие статистические методы:

- Корреляционный анализ, позволяющий определить связи, существующие между переменными случайными величинами, при которых каждому значению одной из них соответствует групповая средняя другой величины.

Корреляционный анализ сводится к установлению формы и направления, существующих между ними связей, а также к измерению тесноты или степени сопряженности между варьирующими признаками с последующей оценкой достоверности эмпирических показателей связи. Вычисляется коэффициент корреляции, который выражается в долях единицы. Чем ближе приближался корреляционный индекс к 1,0 (при достоверности уровня различий р0,05), тем теснее были взаимосвязи между анализируемыми параметрами.

- При выделении основных направлений статистических расчетов в отношении непараметрических данных применялся корреляционный анализ с расчетом коэффициента ранговой корреляции по К. Спирмену (rs), удобство которого заключается в том, что с его помощью можно измерить степень сопряженности между такими признаками, которые не поддаются непосредственному измерению, но могут быть выражены баллами или другими условными единицами. При сравнении групповых значений применялся анализ с расчетом коэффициента Манна-Уитни (U-критерий), Уилкоксона (Т-критерий), Крускалла-Уоллиса, Фридмана.

- При оценке взаимосвязи параметрических и непараметрических данных, учете влияния различных факторов на величину учитываемого признака, комплексной оценке сравниваемых средних использовался дисперсионный анализ.

Ценность данного метода заключается в том, что он позволяет выявить и суммарное действие факторов, и действие каждого фактора в отдельности и действие различных сочетаний факторов друг с другом на результативный признак.

- Факторный анализ, позволяющий обнаружить в имеющемся массиве признаков небольшое количество общих факторов, которые существенным образом влияют на признаки. Выделяемые факторы являются скрытыми, их нельзя измерить непосредственно, но статистические подходы позволяют их выделить и оценить их вклад.

- Кластерный анализ. Позволяет провести сложную иерархическую классификацию данных или выделить в них кластеры.

Статистическая обработка данных проводилась на персональном компьютере с применением пакета стандартных прикладных программ Statistica for Windows (V.8.0).

2.2. Материал исследования В исследовании приняли участие 200 человек, пациентов стационарного отделения реабилитации Томского областного наркологического диспансера с диагнозом «Психические и поведенческие расстройства в результате употребления опиоидов. Синдром зависимости», средний возраст обследуемых 24,2±0,3 лет, стаж наркотизации в среднем 7,1±0,3 лет. Группу сравнения составили 78 больных, пациентов пропедевтического отделения факультетских клиник СибГМУ с диагнозом «Артериальная гипертензия», средний возраст 34,2±0,7 лет. Далее, в целях изучения динамики готовности к лечению после применения мотивационной психокоррекции, пациенты наркологической клиники были разделены на две группы случайным образом: первую группу (ОГ1) составили 100 больных опийной наркоманией, в лечении которых применялся метод мотивационной терапии. Во вторую группу (ОГ2) вошли больных опийной наркоманией, в лечении которых мотивационный метод не применялся. В остальном лечебный режим пациентов обеих групп адекватно сопоставим.

В соответствии с поставленными задачами исследование включало следующие основные этапы: 1) психологическое обследование в начале психокоррекции;

2) психологические обследования по окончанию психокоррекции, на временном отрезке - 6 месяцев пребывания в программе.

Критерием включения являлось нахождение в состоянии ремиссии. Пол, возраст, образование, социальный статус, длительность наркотизации и ремиссии значения не имеют. В данном контингенте отсутствовали лица с выраженной соматоневрологической симптоматикой и сопутствующими психическими заболеваниями.

Было обследовано 100 больных основной группы (ОГ1), 68 мужчин и женщины. Средний возраст составлял 24,90±3,92 лет. Длительность наркотизации 8,35±3,54 лет. 100 больных с таким же диагнозом (78 мужчин, 22 женщины) вошли в группу ОГ2. Средний возраст 24,27±3,87 лет, стаж наркотизации 6,95±3,28 лет. Достоверных различий в группах не обнаружено. В таблице представлены основные социально-психологические характеристики обследованных, которые оказывают влияние на результаты исследования и категоризацию типов готовности к лечению.

Таблица 2 - Социально-психологические характеристики в исследуемой группе больных опийной наркоманией Группа 1 Группа Показатели n % n % 1. Наличие судимости Отсутствует 44 44 47 Привлекался к уголовной 16 16 ответственности Был осужден 1 раз 14 14 28 Был осужден 2 и более раз 26 26 13 2. Показатели наркотизации в семье (жена/муж, сожитель) Нет 66 66 75 Не употребляют наркотики 7 7 7 Ремиссия 11 11 8 Употребляют наркотики 16 16 10 3. Показатели круга социальных интересов Высокий (разнообразный) 1 1 5 Средний (однообразный) 30 30 29 Низкий 69 69 66 4. Показатели профессионального роста, стабильности Не установлено 5 5 0 Профессиональный рост 1 1 1 Профессиональное снижение 35 35 42 Профессиональная нестабильность 59 59 57 Продолжение таблицы Группа 1 Группа Показатели n % n % 5. Семейное положение (с кем проживает) Не установлено 1 1 0 В семье родителей 72 72 64 В семье супруга 6 6 12 В своей семье 10 10 2 Один 11 11 22 6. Семейные отношения (в браке) Не установлено 4 4 5 Гармоничный 6 6 6 Негармоничный 10 10 3 Деструктогенный 10 10 14 Распадающийся 4 4 3 Распавшийся 1 1 4 Ригидный 19 19 21 Псевдосолидарный 9 9 2 Неполный 37 37 42 Данные показатели, представленные в таблице 2, характеризуют группы готовности к лечению, являются основными среди социально-психологических характеристик, сопровождающих уровень сопротивления к лечению с тенденцией к снижению в группе профессионального роста. Субъективные описания исследуемых относительно причин проживания с родителями на первый план выдвигают непонимание, отсутствие раздумий о смене места жительства.

Обнаруживаются инфантильные иждивенческие психологические установки относительно проживания в родительской семье, чаще не связанные с материальными причинами. Более 50 % обследуемых вышло из неполных и/или неблагополучных семей (отсутствие одного из родителей;

воспитание вне семьи или бабушками и дедушками;

отцы или матери, злоупотребляющие алкоголем;

дисгармоничные отношения в семье, разводы и т.п.), которые являются источником психической травматизации личности. По всем рассмотренным характеристикам показатели обеих групп не различаются.

Можно сделать вывод, что социально-психологические характеристики больных опийной наркоманией представляют собой факторы социального риска дистресса, аддиктивного патологического развития, течения нормативных процессов функционирования и развития. Включение данных характеристик в систему исследования готовности к лечению позволило детализировать типологию готовности к лечению, которая представлена в выводах к 3 главе настоящей работы.

Выводы к главе Основа исследования - холистическая методология с ее способностью ох ватить не только важнейшие аспекты изучаемого предмета, но и рассмотреть его в контексте клинико-психологического нозологического анализа, традиционно представляющего «доказательную систему» объективного изучения, необходимо го в клиническом исследовании, прежде всего для внедрения полученных резуль татов.

В исследовании использованы феноменологический, клинико психологический, экспериментально-психологический, оценки эффективности интервеции, статистического анализа данных методы и методики, примененные соответственно его этапам и задачам.

Материалом исследования явились субъективные описания переживаний и данные экспериментально-психологического обследования пациентов основной группы больных опийной наркоманией и группы сравнения – больных без аддик тивной патологии.

Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ УРОВНЕЙ ГОТОВНОСТИ К ЛЕЧЕНИЮ БОЛЬНЫХ ОПИЙНОЙ НАРКОМАНИЕЙ 3.1. Результаты феноменологического исследования готовности к лечению больных опийной наркоманией В результате проведенного анализа готовности к лечению больных опийной наркоманией, представленных в «наивных описаниях» настоящих переживаний (приложение Б), исследована функциональная структура опыта пациентов наркологического стационара. Пространство переживаний проанализировано через 21 смысловую тему (таблица 3). По содержанию смысловые темы представляли характеристики темпоральности, эмоционального состояния, активности, инициальности, направленности, рефлексии, самооценки, самореализации.

Потенциал персонального переживания определялся по количеству смысловых тем одного сочинения. В выборке преобладают респонденты со средним и высоким потенциалом переживаний ситуации лечения в контексте готовности.

При исследовании уровня равенства долей встречаемости определенного количества смысловых тем в зависимости от наличия/отсутствия их влияния на общий смысл текста (определенный целями исследования как «готовность к лечению») выявили значимые смысловые темы для высокого потенциала переживания «готовности к лечению». Ими явились: «одиночество, лечение, попробовать начать лечение, посмотреть (на возможности клиники, других наркозависимых), усталость как эмоциональная характеристика, поддержка как необходимое условие дальнейших действий, страх как эмоциональное состояние, жизнь как нестабильная субстанция».

Таблица 3 - Результаты феноменологического анализа общих смыслов переживаний больных опийной наркоманией. Смысловые темы переживаний и их содержательные характеристики Содержательные Смысловые Содержательные Смысловые темы характеристики темы характеристики Одиночество Эмоциональное Влияние Активность состояние (наркотика) Время (упущенное, Готовность необходимое, (к лечению, Темпоральность Активность недостаточное для изменениям, размышлений) новой жизни) Лечение Рефлексия Неудача Темпоральность «Попробовать» (начать Эмоциональное Инициальность Недоверие лечение) состояние Посмотреть (не возможности клиники, других пациентов, Активность Сила Инициальность собственные возможности и способности Усталость (от употребления, Эмоциональное Эмоциональное Страх от жизни, от усилий, состояние состояние от влияний) Поддержка (как Самооценка Разум Самореализация необходимость) Влияние (родителей) Активность Становление Самореализация Окружение (значимость в Активность Измерение Темпоральность выздоровлении) Победа (болезни) Самореализация Жизнь Темпоральность Прошлое (давление) Темпоральность Функциональность как одна из важнейших смысловых характеристик переживаний рассмотрена в контексте влияния соответствующей функции смысловой темы на общий смысл текста (основной смысловой контекст). Сферы влияния рассмотрены как сферы контекстов: эмоционального переживания ситуации, временного контекста, контекста соответствия (близости/отстраненности) собственной «аутентичной» «готовности к лечению».

Таким образом, выделены и исследованы контекстуальные концепты переживаний (таблица 4).

При исследовании содержания контекстуальных концептов выявлено, что наркозависимые на начальной стадии лечения, готовность к лечению воспринимают и оценивают диффузно в смысловом отношении, отстраненно в пространстве «Я-Другой», отсрочено во временном отношении, недоверчиво по отношению к предстоящим усилиям и возможным результатам.

Часто встречается явление многофункциональности переживания, при этом обнаружены общие смысловые темы функциональные смысловые темы, противоречащие другу. Ими явились: переживание «готовности к лечению» и «невозможности изменить ситуацию и бездействие», «поддержка как возможность самореализации» и «одиночество как возможность самореализации», примеры противоречивого отношения к клинике, медицинскому персоналу в контексте недоверия результатам лечения, привязанность к родителям и влияние родителей в эмоционально негативном контексте.

Обращает на себя внимание многофункциональность и противоречивость в контексте отражения своей личности вовне, во внешнем мире, внутренних ощущениях, в восприятии других, отражении внешнего мира во внутреннем, влиянии других на собственное мнение, решения, в том числе и в ситуации лечения.

Таблица 4 - Контекстуальные концепты переживаний ситуации лечения больных опийной наркоманией (на начальных этапах лечения) Контексту- Смысловое соответствие Контекст альные концепты Основной контексту собственной эмоционального Временной контекст переживаний смысловой контекст «готовности переживания ситуации лечения к лечению»

Переживание недоверия возможности лечения, Переживание собственным силам, спокойное, мало Переживание Несоответствие контексту описания чаще не касаются описывающее эмоции: диффузно, Готовность собственной готовности к собственной личности, но ведущие эмоции – не конкретно во лечению относятся к незнакомому интереса, радости временном контексте лицу (феномен отчуждения (за другого) переживания) Переживание Переживание Переживание неопределенности цели в контексте невозможности Переживание страха, бесконечности Одиночество лечения в контексте изменений как кризисной чувства вины, тревоги невыносимого эмоционального ситуации состояния состояния Переживание в контексте возможности Переживание изменений, отсрочки Переживание страха, Соответствие контексту длительности, Время улучшения состояния;

тревоги, связанных собственной неготовности глобальности, переживание с недоверием, потерей к лечению бесконечности в контексте безвозвратной потери Продолжение таблицы Переживание в контексте невозможности перемен, Переживание тревоги, Соответствие контексту Контекст потери Лечение как вынужденная мера или что не получится и это собственной неготовности времени единственная надежда, но болезненно к лечению при слабом доверии Несоответствие контексту Контекст возможности, собственной готовности к доверия, описания Спокойствие, доверие, Установка на недолгий лечению;

описания опыта Попробовать детальные, возбуждение, ирония, срок лечения других наркозависимых, с примерами игровой контекст опора на этот опыт в о других наркозависимых переживаниях Контекст неуверенности, Контекст временной но возможности лечения, неопределенности, контекст долженствования, Внешнее спокойствие, Соответствие контексту непонимания, Посмотреть поиска перевода внутреннее собственной неготовности отсутствия внешнемотивационной беспокойство, тревога к лечению планирования сроков формы в лечения интериоризированную Описания индивидуальных Временная Переживание тревоги, переживаний при бесперспективность, депрессивный смещении смысла Контекст невозможности бесконечность, Усталость когнитивный контекст, лечения: большие изменений, обреченности отсутствие целевого аутоагрессивные описания причин контекста, тенденции употребления, ситуаций планирования употребления, прошлых попыток лечения Продолжение таблицы Контекст надежды на выздоровление, возможности получить Спокойствие, доверие, Готовность на более Соответствие контексту Поддержка помощь, при этом сложно возбуждение, ирония, длительное лечение, собственной готовности к дифференцирован игровой контекст чем в одиночестве лечению содержательный контекст понятия «помощь»

Контекст долженствования, Агрессия, Соответствие контексту Влияние Установка на недолгий подчиненности чужому возбуждение, желание собственной неготовности (родителей) срок лечения мнению сопротивления к лечению Временная Переживание тревоги, Контекст безысходности, бесперспективность, депрессивный Несоответствие контексту Влияние невозможности изменений, бесконечность, когнитивный контекст, собственной готовности к (наркотика) отсутствия самостоятельной отсутствие целевого аутоагрессивные лечению активности контекста, тенденции планирования Переживание Контекст возможности спокойное, мало Готовность на более изменений, связанной с описывающее эмоции: Несоответствие контексту длительное лечение, Сила внутренними ресурсами, ведущие эмоции – собственной готовности к но в «чудесных»

повлиять на которые могут интереса, часто – лечению условиях только «чудесные» влияния описания эйфоричны, в контексте мечтаний Контекст неверия в лечение, Переживание страха, Несоответствие контексту Контекст потери Неудача в связи с прошлыми тревоги, связанных собственной готовности к времени неудачными попытками с недоверием, потерей лечению Окончание таблицы Контекст сопротивления Возбуждение, желание Несоответствие контексту лечению, помощи, Контекст потери Недоверие сопротивления, не ярко собственной готовности к предлагаемой времени выраженная агрессия лечению специалистами При этом прослежена глубокая эмоциональная насыщенность контекстуальных концептов переживаний, что свидетельствует о наполненном эмоциональном отношении к ситуации лечения: переживания болезненны, окрашены страданием, страхом, тревогой, возбуждением. Эти переживания «подтверждаются» примерами собственного опыта и опыта других людей, свидетелями которого они явились, о тяжести и болезненности процесса лечения.

Больные редко связывают понятия «лечение» и «болезнь»: в ситуации болезни им «комфортно», комфорт исчезает при необходимости думать о лечении. Таким образом, специалист, работающий с больным, сталкивается с серьезной задачей, поставленной самими пациентами, – начать процесс лечения не по пути избавления от страданий, а по пути углубления страданий, «ухудшения состояния», «недоверия успеху лечения».

Инициальные концепты и концепты, обеспечивающие процесс активности и поддержания лечения, оформляют контексты коммуникаций (поддержка, отсутствие одиночества) Целесообразно обратить внимание на смысловые контексты значений лексических единиц «избавление», «освобождение», «обретение», «измерение» по причине их меньшей эмоциональности, смысловой близости к концептам «разум», «переход», «жизнь», «будущее». При этом лишь «измерение» становится для потенциала переживания ситуации лечения в свободном «наивном» описании, и ни одна из выделенных единиц не представлена как значимая для основного смыслового контекста лечения. Это становится основой психокоррекционных стратегий повышения готовности к лечению посредством снижения эмоциональной насыщенности переживания, результаты которой представлены в главе 4 настоящей диссертации.

3.1.1. Факторная структура смысловой сферы больных опийной наркоманией В результате проведенного исследования выявлено, что пространство, реконструирующее внутриличностное отношение пациентов к лечению, может быть объективировано, обозначено и проинтерпретировано как пространство отношений между его частными позициями.

С помощью контент-анализа самоотчетов были выявлены основные частные смысловые позиции лечения (как наиболее часто встречаемые): готовность (коэффициент встречаемости 2,98), одиночество (2,7), время (2,17), лечение (2,01), попробовать (1,46), посмотреть (1,35), усталость (1,3), поддержка (1,21) (таблица 5).

Таблица 5 - Частота упоминания выделенных смысловых единиц (структурных составляющих переживаний ситуации лечения больных опийной наркоманией).

Результаты контент-анализа Коэффициент встречаемости.

Стандартное Смысловые единицы Частота упоминания отклонение (среднее значение) Готовность 2,98 ±0, Одиночество 2,77 ±0, Лечение 2,17 ±0, Попробовать 2,01 ±0, Посмотреть 1,35 ±0, Усталость 1,30 ±0, Поддержка 1,21 ±0, Эти отношения анализировались и с применением факторного анализа. В результате факторного анализа эти целевые позиции представлены следующими тремя факторами: готовность (факторная нагрузка 0,50), посмотреть (0,62);

усталость (0,55), время (0,66);

лечение (0,57), одиночество (0,43) (таблица 6).

Таблица 6 - Факторные нагрузки показателей смысловой сферы больных опийной наркоманией Показатели смысловой сферы (личностные смыслы лечения Фактор 1 Фактор 2 Фактор больных опийной наркоманией) Одиночество 0,431529 0,391134 0, Усталость -0,088429 0,552976 -0, Попробовать 0,560575 -0,083325 -0, Время -0,132662 0,666310 0, Поддержка 0,636835 -0,442788 -0, Посмотреть -0,324987 -0,132464 0, Готовность -0,606825 -0,077638 0, Лечение 0,574514 0,360372 0, Expl.Var 1,735359 1,259185 1, Prp.Totl 0,216920 0,157398 0, Выделенные факторы дают нам представление о системе семантической категоризации относительно причин начала лечения больных опийной наркоманией. В результате анализа обозначаются как: «уровень относительной готовности (осознанности)», «уровень относительной неготовности (неосознанности), «аффективный уровень полного интрапсихического защитного смещения целевого осознания». Отношения между ними могут возникать в соответствии с субъективным восприятием ситуации лечения.


3.1.2. Результаты анализа взаимосвязей смысловой сферы больных опийной наркоманией как смыслового восприятия действительности и готовности к лечению Согласно модели смыслового восприятия выделено три функциональных уровня отношения к определенной ситуации: уровень понимания (смыслообразования) - автоматизированный уровень смысловой сферы, уровень осознания (смыслоосознания) и уровень осмысления (смыслостроительства) ситуации, - составляющие персональные личностные смыслы более высокого уровня. Сформированный личностный смысл может быть отнесен к одному из трех уровней и может являться реальным и защитным.

В результате исследования смыслового восприятия готовности к лечению (СВД) [Карпов М.С., 2008] больными опийной наркоманией, выявлены следующие личностные смыслы (таблица 7):

Таблица 7 – Результаты показателей исследования СВД [Карпов М.С., 2008] в группе больных опийной наркоманией Уровни смысловой сферы Типы личностных смыслов (ЛС) автоматизированный персональный общий процент Оптимистичный Пластичный Реальные 46,9% 14,7 % 32,2 % Ригидный Пессимистичный Защитные 53,1% 11,4 % 41,7 % Общий процент 26,1 % 73,9 % Преобладание пессимистичного ЛС свидетельствует о значительной выраженности защитных механизмов, которые формируются с активным участием персональной смысловой сферы, сопровождающейаяся глубокими размышлениями о ситуации. При этом рестимулируются внутренние конфликты.

В деятельностном аспекте относительно лечения такая позиция оценивается как воспринимаемая испытуемыми, но не предполагающая инициативы, так как базируется на депрессивном компоненте осмысления и эмоционального отношения к реальности.

Значительно преобладает в общей группе персональный уровень смысловой сферы. Группы персональной и автоматизированной смысловых сфер значимо (p0,05) различаются (при анализе использован U-критерий Манна-Уитни) системой личностных целевых категорий относительной готовности к лечению (U=641,0000, с преобладанием в группе ПСС), восприятием ситуации как внешний (преобладание группе с АСС) - внутренний (с преобладанием в группе с ПСС) конфликт (U=675,5000), конфликтностью МЛС (U=690,0000, с более высоким уровнем в ПСС), уровнем осознания ведущих мотиваторов поведения (U=717,0000, с преобладанием потребностного компонента мотива в группе с персональной пластичной смысловой сферой), уровнем готовности к лечению (U=777,0000, с более высоким показателем в группе с ПСС).

3.1.3. Результаты исследования защитных смысловых механизмов в структуре персонального мифа При исследовании защитных смысловых механизмов выявлены основные феноменологические структуры, обеспечивающие снижение активности к лечению больных опийной наркоманией, рассмотренных в дальнейшем исследовании в структуре «персонального мифа», определяющей личностную направленность.

При использовании кластерного анализа, выявляются две основные группы, поддерживающие позиции ЛС «вытеснение содержания ситуации и приспособительная стратегия поведения в ситуации лечения» и «недопустимость изменений».

В первой группе основным феноменом является категория «одиночество как невозможность изменений». Во второй группе основным феноменом называем «самостоятельную категорию невозможности изменений», представленную в контексте категорий «бесполезность усилий», «нерезультативность предыдущих попыток, «потеря времени», «сказка», «фантазия для родственников», «миф для начинающих наркоманов».

«Миф о невозможности лечения» в пространстве переживаний наркозависимых структурно состоит и поддерживается экзистенциально феноменологическими категориями одиночества, времени, реальности/нереальности, веры/неверия, глубины зависимости, поддержки, усталости;

феноменологически выделяется в контексте защитных механизмов и высоко коррелирует (rs=0,81, где rs - коэффициент Спирмена, p=0,03) с типом восприятия ситуации как «недопустимости изменений, в результате выраженного депрессивного компонента отношения к ситуации».

3.2. Результаты анализа взаимосвязей смысловой сферы и готовности к лечению больных артериальной гипертензией (сравнительный анализ основной группы и группы сравнения) В результате проведенного исследования при сравнении групп выявлено, в частности, что пространство, реконструирующее внутриличностное отношение пациентов, больных артериальной гипертензией, к лечению, может быть объективировано, обозначено и проинтерпретировано как пространство отношений между иными частными позициями, нежели таковое у больных опийной наркоманией. С помощью контент-анализа самоотчетов были выявлены основные частные смысловые позиции лечения (как наиболее часто встречаемые):

«здоровье» (коэффициент встречаемости 4,6), «улучшение состояния» (4,5), «время» (3,68), «лечение» (3,41), «выполнение рекомендаций» (3,22), «поддержка» (3,17), «страх ухудшения» (3,12).

В результате исследования смыслового восприятия готовности к лечению больными артериальной гипертензией, выявлены следующие личностные смыслы (таблица 8).

Таблица 8 - – Результаты показателей исследования СВД [Карпов М.С., 2008] в группе сравнения Уровни смысловой сферы Типы личностных смыслов (ЛС) автоматизированный персональный общий процент Оптимистичный Пластичный Реальные 59,4 % 28,0 % 31,4 % Ригидный Пессимистичный Защитные 40,6 % 31,8 % 8,8 % Общий процент 59,8 % 40,2 % Обнаруживается значительное преобладание реальных личностных смыслов. Жизненные ситуации при таком восприятии осознаются реалистично с привлечением положительного жизненного опыта, высок уровень адекватности восприятия. При этом у больных артериальной гипертензией обнаруживается высокий уровень защитных ригидных установок. При таком восприятии личностные смыслы формируются автоматизировано, без глубокого осмысления, с опорой на существующую субъективную систему убеждений. По данному типу восприятия обнаружены достоверные различия с группой больных наркоманией.

Мы делаем вывод, что анализ ситуации лечения больных наркоманией в целом по группе – более глубокий, пессимистичный относительно лечения и привлекается «осознание себя в болезни» [Рогачева Т.В., 2004], что обеспечивает болезненность восприятия ситуации лечения. Больные артериальной гипертензией оценивают, прежде всего, значимость внешних проявлений болезни и внешних контактов вокруг болезни в контексте собственных привычек и интересов, не желая их менять. То есть больные артериальной гипертензией приходят на лечение с основной установкой «Меня должны вылечить, если у меня ухудшение состояния, значит, все другие делают что-то не так», при этом возникает логичная активность и направленность на лечение. Больные опийной наркоманией приходят на лечение с основной установкой «Я пришел лечиться, меня заставляют лечиться, я не согласен, что я болен, мне будет очень трудно, и я к этому не готов», что обеспечивает низкую поведенческую активность относительно начала и продолжения лечения и поддерживает снижение критики к своему состоянию и снижение осознания заболевания.

Значимые (p0,05) различия основной группы и группы сравнения обнаружены по следующим показателям (при анализе использован U-критерий Манна-Уитни):

1) пессимистичный тип смыслового восприятия ситуации лечения (U=690,0000, p=0.046836) (с преобладанием в ОГ);

2) количество сочетаний «готовность и лечение» (U=684,0000, p=0,037083) (с преобладанием в ОГ);

3) контекстовая представленность смысловых категорий переживания «времени» относительно лечения - в ОГ «время, ожидание, возможность», в группе сравнения «время, опасность, потеря» (U=494,5000, p=0,025738);

4) ригидный тип восприятия ситуации лечения (U=667,5000, p=0,009744) (с преобладанием в группе сравнения);

5) восприятие ситуации лечения как «внешний конфликт, преодоление которого возможно на основе компромисса» (U=702,0000, p=0,009915) (с преобладанием в группе сравнения);

6) депрессивный тип восприятия ситуации (U=717,0000, p=0,028465) (с преобладанием в ОГ).

Таким образом, следует говорить о специфичности смыслового восприятия ситуации лечения больных опийной наркоманией, в сравнении с группой больных артериальной гипертензией, а также о специфичности взаимосвязей смыслового восприятия действительности, готовности и поведению в лечении, что влияет на коррекционную направленность переживаний относительно лечения и предлагается в рамках данного исследования к использованию при построении мотивационной модели лечения и реабилитации.

3.3. Результаты исследования готовности к лечению больных опийной наркоманией в структуре антинаркотического потенциала Изучение уровня антинаркотического потенциала личности больных опийной наркоманией осуществлялось с помощью статистического анализа с применением корреляционного метода. Уровень антинаркотической устойчивости личности определялся в данной работе совокупностью следующих психологических характеристик [Сирота Н.А., 2003]: уровнем внутриличностного конфликта и осознания выбора поведенческих стратегий, выраженности патологических потребностей и нарушений в потребностной сфере, мотивации на лечение, силы и активности процессов, активирующих действие, показателей интеллектуальной, эмоциональной сферы, ценностно-потребностной структуры.

3.3.1. Статистический анализ совокупности психологических характеристик, определяющих уровень антинаркотического потенциала Поскольку в исследовании исследуются 135 показателей, нами анализировались лишь общие тенденции корреляционных матриц всех показателей. В целом, анализ полученных результатов корреляционного метода показал, что чаще встречались корреляционные значимые (p 0,05) связи. Данное обстоятельство, на наш взгляд, связано с тем, что в исследовании принимали участие молодые люди, у которых адаптационный потенциал неустойчивый.

Более высокие значения коэффициента корреляции встречались чаще при анализе аффективных нарушений. Это говорит о глубинности и комплексности аффективных нарушений потребителей опийных наркотиков, их значимости в структуре синдрома патологического влечения, в целом - в клинической картине.


При использовании метода корреляционного анализа психологических характеристик, определяющих уровень антинаркотичесской устойчивости личности, сравнивая и анализируя корреляционные плеяды, можно отметить, что в группах лиц с синдромом опийной зависимости на начальном этапе лечения выявляется в целом большее количество корреляционных связей, чем в группах, прошедших курс лечения. Так, если в группах на начальном этапе терапии всего имеется у девушек 321 связей, у юношей 298 связей с коэффициентами корреляции больше r=0,3 (p0,05), то аналогичных связей в группах R насчитывается: у девушек - 256, юношей – 244, соответственно. В группах, находящихся, по методике URICA, на стадии сопротивления терапии (докоррекционной стадии), насчитывается больше (497) корреляционных взаимосвязей (по всем исследуемым группам), чем в группах, находящихся на психокоррекционных стадиях (411) (таблица 9).

Таблица 9 - Количество корреляционных взаимосвязей в ОГ на начальном и конечном этапах психокоррекции в зависимости от ее стадии Начальный этап Конечный этап докоррекционная психокоррекцион психокоррекцион Количество ной стадии стадия ные стадии корреляционных муж- жен- муж- жен- муж- жен связей чины щины чины щины чины щины Показателей 101 96 62 57 144 аффективной сферы Показателей мотивационной 65 80 55 44 85 сферы Интеллектуально мнестических 12 38 3 6 15 показателей способностей Общее количество 178 214 120 107 244 Данное положение можно пояснить эффектом «порочного круга», широко известного в медицине. Он состоит в том, что возникшее в ходе развития патологического процесса нарушение функции органа или системы нередко само становится фактором (причиной), вызывающим это нарушение. Иными словами причинно-следственные отношения меняются местами. В нашем случае, по видимому, эффект «порочного круга» проявляется в сопряженности, взаимоотягощении многих психологических систем в напряженной психологической ситуации у потребителей опийных наркотиков, что, в свою очередь, приводит к состоянию дезадаптации.

Подобное явление можно объяснить тем, что адаптированная личность реагирует на изменения психической ситуации отдельными подсистемами, включая их в адаптивный процесс по мере необходимости. Благодаря этому человек может почти одновременно решать несколько задач. В проблемной ситуации наступает генерализованное реагирование всех систем личности.

Наиболее существенная разница по количеству корреляционных взаимосвязей в группах лиц приходится на интеллектуальные показатели уровня способностей у юношей (больше на 26 связей), и в целом на общее количество (больше на 87) корреляционных связей у девушек. По-видимому, у мужчин при нарушении мотивации к лечению отягощены интеллектуальные способности, которые ответственны за поиск новых форм приспособления. Женщины, являясь носителем накопленных изменений, отличаются большей эмоциональностью и лабильностью нервной системы. Поэтому при реакции на психосоциальные стрессоры участвует преимущественно вся совокупность психологических систем.

Гораздо сложнее объяснить тот факт, что в группах обоего пола на дотерапевтической стадии количество корреляционных связей между психологическими показателями незначительно больше, чем в группах на терапевтических стадиях соответственно. Данный факт, вероятно, связан с тем, что в процессе лечения, учитывая средний возраст респондентов (24,9±0,3 лет) психофизиологический базис уже сформировался, но в стадии активного формирования находится социальный (социально-психологический) статус (изменение мотивации на изменение жизненного стиля - выбор профессии, партнера и жизненного пути, вхождение в систему новых отношений, как доверительных, так и общественных и т.д.). Поэтому состояние дезадаптации и нарушение мотивации к лечению препятствуют полноценному формированию социального (социально-психологического) статуса.

Максимальное количество корреляционных связей представлено в группах респондентов мужского пола. Причем, существенная разница по количеству связей в группах на докорреционных и психокоррекционных стадиях отсутствует.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, можно, объяснить тем, что период лечения и реабилитационный процесс является кризисным, когда идет становление психосоциального формирования. Для данного периода свойственны личностное самоопределение, изменение мотивации, самооценки, ценностных позиций и т.д.

[Сирота Н.А., 2005].

3.3.2. Анализ взаимосвязи показателей готовности к лечению мотивационной сферы личности наркозависимых Структурное описание исследуемых факторов - при исследовании мотивационной структуры личности больных опийной наркоманией анализ проводился с опорой на шесть основных блоков структуры:

1) ценностно-потребностная сфера и уровни мотивационно-личностного конфликта;

2) осознание основных компонентов мотива, ведущие мотиваторы (особенности мотивации при осуществлении действий, особенности процедурной мотивации, «мотивационные схемы»);

3) особенности и степень патологической потребности;

4) особенности мотивации употребления;

5) мотивация к лечению, уровень готовности к изменениям, особенности сопротивления лечению;

6) мотивационный компонент психических процессов.

3.3.3. Результаты исследования ценностно-потребностной сферы и уровня мотивационного конфликта личности Методика «Уровень соотношения ценностей и доступности» позволяет определить иерархию ценностей, представляющую собой своего рода личностный стержень;

степень внутриличностной рассогласованности между желаемым и действительным, ценным и доступным («степень внутриличностной диссоциации») [Фанталова Е.Б., 1997], а также степень интенсивности мотивационных процессов. Степень внутриличностной диссоциации является общим показателем и обозначается как R, где R=Ц-Д. Максимальная степень рассогласованности R=72, минимальная R=0, граница нормы в среднем R=37. По результатам исследования, в целом обнаруживается нарушение уровня функционирования мотивационных процессов: при низких значениях R констатируются нарушения декларативной (обеспечивающей достаточность и интенсивность мотивационных процессов) мотивации и снижение спонтанной активности. При значениях R, превышающих данный показатель, можно предположить наличие невротического конфликта или психопатологических изменений личности различной степени выраженности, связанных с нарушением процедурной мотивации (недостаточностью или конфликтностью способов удовлетворения существующих потребностей). Степень диссоциации определяется и для каждой ценностной позиции в отдельности:

- если ценность понятия блага превышает его доступность более чем на три позиции;

ее выраженность обозначает наличие внутреннего конфликта (ВК), невозможность достичь желаемого (хочу, но не могу);

- если доступность превышает ценность, это приводит к внутреннему вакууму (ВВ), обесцениванию имеющегося блага (обладаю, но не хочу).

Полученные результаты представлены в таблице 10.

Таблица 10 - Результаты исследования ценностно-потребностной сферы по методике УСЦД [Фанталова Е.Б., 1997] в основной группе Позиция Позиция Показатели по выбору Ценностная по ценностному рассогласованно доступности сфера выбору (средние сти R (средние (средние значения) значения) значения) Активная жизнь 4,93±3,12 5,6±3,90 4,77±2, Здоровье 4,07±3,03 4,33±3,24 3,00±2, Интересная 5,16±2,90 5,37±3,34 3,29±2, работа Красота природы 7,88±3,59 6,44±3,37 3,66±2, Любовь 5,61±3,25 6,11±3,36 2,96±2, Материально обеспеченная 5,34±3,27 6,68±3,04 3,44±2, жизнь Наличие хороших и 6,61±3,07 6,2±2,88 3,23±2, верных друзей Уверенность 6,65±2,9 6,81±3,39 3,26±2, в себе Познание 7,4±2,87 6,54±3,13 3,48±2, Свобода 7,94±2,89 6,93±2,95 3,03±2, Семейная жизнь 6,75±3,40 8,39±3,19 3,58±2, Творчество 9,53±3,12 8,29±3,51 3,32±2, Наиболее предпочтительная ценностная позиция выделяется для сферы «здоровье», также и по доступности. Эта сфера является и наименее конфликтной, тогда как наиболее конфликтные сферы «активная жизнь», «красота природы».

В результате анализа выявлено:

1) снижение интенсивности мотивации по двум сферам - активная жизнь, любовь (физическая и психическая близость с любимым человеком);

2) наибольший уровень конфликтности и рассогласованности, нарушения процедурной мотивации выявлены в сферах - активная жизнь, интересная работа, материальная обеспеченность, возможность познания, творческий потенциал.

По результатам кластерного анализа по показателям мотивационно личностного конфликта выделяются две группы: группа 1 (108 случаев, с высокими показателями мотивационно-личностного конфликта, с преобладающими нарушениями процедурной мотивации) (таблица 11, рисунок 2);

группа 2 (92 случая, с низкими показателями мотивационной активности, с преобладающими нарушениями декларативной мотивации) (таблица 12, рисунок 3).

Таблица 11 - Результаты исследования УСЦД [Фанталова Е.Б., 1997] для подгруппы с высоким внутриличностным конфликтом Средние Стандартное Переменные Дисперсия показатели отклонение Сумма ВЛК 49,16667 6,965549 48, Количество ВК 3,92593 1,006617 1, Количество ВВ 4,05556 1,053595 1, Рассогласованность по позиции 4,22222 2,632645 6, «активная и деятельная жизнь»

Рассогласованность по позиции 3,83333 2,772847 7, «здоровье»

Рассогласованность по позиции 3,75926 2,746766 7, «интересная работа»

Рассогласованность по позиции 4,38889 2,483277 6, «красота природы»

Рассогласованность по позиции 3,87037 2,952749 8, «любовь»

Рассогласованность по позиции «материально-обеспеченная 3,94444 2,490864 6, жизнь»

Рассогласованность по позиции «наличие хороших и верных 4,12963 2,426631 5, друзей»

Рассогласованность по позиции 4,25926 2,300002 5, «уверенность в себе»

Рассогласованность по позиции 4,18518 2,419060 5, «познание»

Продолжение Таблицы Средние Стандартное Переменные Дисперсия показатели отклонение Рассогласованность по позиции 3,64815 2,664635 7, 10 «свобода»

Рассогласованность по позиции 4,38889 2,884027 8, 11 «счастливая семейная жизнь»

Рассогласованность по позиции 4,47170 2,1912861 8, 12 «творчество»

Значение уровня конфликтности 0 Значимость 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Доступность Ценностные позиции Рисунок 2 - Пациент С., группа с высоким уровнем внутриличностного конфликта;

степень рассогласования R= (ряд 1 – значимость ценности, ряд 2 – доступность ценности) Таблица 12 - Результаты исследования УСЦД [Фанталова Е.Б., 1997] для подгруппы с низким внутриличностным конфликтом Средние Стандартное Переменные Дисперсия показатели отклонение Сумма ВЛК 28,23913 7,018023 49, Количество ВК 2,26087 1,219012 1, Количество ВВ 1,95652 0,987849 0, Рассогласованность по позиции 2,15217 2,149598 4, «активная и деятельная жизнь»

Рассогласованность по позиции 2,02174 2,294817 5, «здоровье»

Рассогласованность по позиции 2,73913 2,542394 6, «интересная работа»

Рассогласованность по позиции 2,80435 2,455104 6, «красота природы»

Рассогласованность по позиции 1,89130 2,193204 4, «любовь»

Рассогласованность по позиции «материально-обеспеченная 2,84783 1,861509 3, жизнь»

Рассогласованность по позиции «наличие хороших и верных 2,17391 1,703648 2, друзей»

Рассогласованность по позиции 2,13043 1,845218 3, «уверенность в себе»

Рассогласованность по позиции 2,65217 2,359071 5, «познание»

Рассогласованность по позиции 2,30435 2,042543 4, 10 «свобода»

Рассогласованность по позиции 2,63043 2,069447 4, 11 «счастливая семейная жизнь»

Рассогласованность по позиции 2,021 2,506421 6, 12 «творчество»

Значение уровня конфликтности 0 Значимость 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Доступность Ценностные позиции Рисунок 3 - Пациент Е., группа с низким внутриличностным конфликтом;

степень рассогласованности R= (ряд 1 – значимость ценности, ряд 2 – доступность ценности) Для выявления факторов, влияющих на уровень мотивационно-личностного конфликта проведен анализ с использованием критерия Манна-Уитни (U-test) сравнения двух независимых групп. Выявлено, что указанные группы значимо (p0,05-0,01) различаются по полу (в первой группе с высоким уровнем конфликта преобладают девушки - 77 %, во второй группе с преобладающим нарушением декларативной мотивации – 23 %);

значимые отличия обнаружены по показателю «продолжительность употребления» (8,7±2,4 и 3,0±3,6).

Также указанные группы значимо различаются по следующим показателям:

- «количество «внутренних вакуумов» (4,7±1,2 и 0,8±0,4);

- рассогласованность мотивации (49,16±6,96 и 28,23±7,01);

- общий уровень нарушений нозогнозии: 29,76±5,67 (в 1 группе – показатели нарушений нозогнозии средней степени выраженности) и 45,89±4, (во второй группе – обнаружены показатели нарушений нозогнозии тяжелой степени);

- нарушения мотивационного компонента психических процессов (суммарный показатель, анализ с помощью Wald - Wolfowitz runs test) (2,03±0, и 5,67±0,33);

Не обнаружено значимых различий (p0,05) по следующим показателям:

- уровень патологического влечения к ПАВ (высокий в обеих группах 26,93±8,90 и 27,94±7,89);

- мотивация к лечению (низкие показатели в обеих группах).

Таким образом, можно сделать выводы:

1) по уровню дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере обнаружены высокие показатели в обеих группах;

2) в первой выделенной группе обнаружена более отчетливая тенденция к корреляции с показателями мотивации к лечению;

3) во второй группе преобладающими нарушениями мотивации являются нарушения декларативной мотивации, связанные со снижением активации мотивационных процессов и нарушением процесса формирования желаний, что свидетельствует о пассивной стратегии адаптации: человек неудовлетворен практически всеми сферами жизни, при этом ничего не пытается изменить.

Показатели ВВ коррелируют (rs=0,37) с показателями патологического влечения к ПАВ. Уровень социальной адаптации значительно выше, чем в первой группе, хотя в целом показатели снижены в обеих группах (32,7±3,6 и 24,8±1,08), значимых различий по показателю адаптации выявлено не было;

4) показатели внутреннего конфликта (ВК) преобладают в первой группе по 11 сферам, во второй - по 5 сферам;

в первой группе - преобладание конфликта по типу “хочу, но не могу”;

5) во второй группе по 10 показателям наблюдается рассогласование ценностей и их доступности по типу «обладаю, но не хочу» или внутреннего вакуума (ВВ), в первой группе ВВ - по 6 показателям. Наркозависимые не видят возможности пользоваться благом и обесценивают его. Преобладание – во второй группе;

6) наиболее высокими показателями являются обозначающие сферы “любовь”, “свобода”, “интересная работа”, “красота природы”, “искусство”;

эти сферы - наиболее проблемные для испытуемых второй группы;

7) показатели внутреннего конфликта в обеих группах – обозначающие сферу “активная жизнь» - на 1-ом месте.

Авторами методики предлагается возможность использования ее результатов в индивидуальной работе [Фанталова Е.Б., 1997]. Мы использовали как в индивидуальной, так и в групповой работе с потребителями наркотиков по профилактике срыва (результаты представлены в главе 4 данной работы.

3.3.4. Результаты исследования ведущих мотиваторов поведения и степени осознанности компонентов мотива Следуя концепции Е.П. Ильина [Ильин Е.П., 2006] о невозможности влияния на мотивы человека, но эффективности влияния на перевод мотиватора в сферу осознания, для формирования нормативной мотивационной базы личности и снижения зависимого компонента поведения, предположили наличие взаимосвязей системы мотиваторов и показателей мотивации к лечению.

Система мотиваторов является одним из компонентов сложноорганизованной мотивационной системы личности потребителей наркотиков. Как говорилось в главе 1, монистический подход к сущности мотива, когда за него принимаются разные и отдельные психологические феномены, в современной клинической психологии представляется неэффективным. Сам мотив существует в системе мотиваторов, активизирующих и направляющих определенным способом обеспечение мотива поведения [Ильин Е.П., 2006].

Границами мотива являются, с одной стороны, потребность, с другой – намерение что-то сделать, включая побуждение к этому. В структуру мотива не входят стимулы и аспекты исполнительского действия. Мотив обеспечивает уровень осознания своей деятельности, нормативность уровня обеспечивается разнонаправленностью системы мотиваторов.

Исследование системы мотиваторов больных опийной наркоманией с использованием опросника МОМ [Ильин Е.П., 2006] позволяет описать границы и структуру мотива следующим образом (рисунок 4, таблица 13).

Ведущие мотиваторы, определяющие мотивационную направленность поведения больных опийной наркоманией (n=200) 4, 3, 3, Средние значения показателей 2, 2, 1, 1, 0, 0, -1 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Мотиваторы направленности поведения Рисунок 4 - Мотиваторы направленности поведения в основной группе больных опийной наркоманией Таблица 13 - Результаты исследования мотивов поведения по методике МОМ [Ильин Е.П., 2006] в основной группе Среднее значение показателей № Мотиваторы Стандартное представленности Минимум Максимум п.п. поведения отклонение у одного респондента 1 Внешний 3,8300 0,0000 12,0000 3, 2 Потребности 1,1900 0,0000 8,0000 1, 3 Влечение 2,4300 0,0000 9,0000 2, 4 Интерес 0,6300 0,0000 8,0000 1, 5 Долженствование 0,4700 0,0000 7,0000 1, 6 Мотивационная 0,1000 0,0000 3,0000 0, установка 7 Нравственный контроль 0,4200 0,0000 12,0000 1, декларируемый 8 Нравственный контроль 0,2300 0,0000 6,0000 0, недекларируемый 9 Предпочтение по 0,5400 0,0000 6,0000 1, внешним признакам 10 Внутреннее 0,1000 0,0000 2,0000 0, предпочтение 11 Оценка эмоциональных 0,6900 0,0000 7,0000 1, состояний 12 Оценка 0,1100 0,0000 6,0000 0, возможностей 13 Оценка условий 0,1700 0,0000 4,0000 0, 14 Прогнозирование 0,1400 0,0000 3,0000 0, последствий 15 Опредмеченные 0,7200 0,0000 8,0000 1, действия 16 Процесс удовлетворения 0,7200 0,0000 7,0000 1, потребностей 17 Потребностная 0,5300 0,0000 8,0000 1, (смысловая) цель Для исследования ведущих мотиваторов, определяющих мотивационную направленность поведения в общей мотивационной структуре личности больных с синдромом опийной зависимости, на следующем этапе исследования использовался кластерный анализ.

Выделены две группы обследуемых, классифицируемых по критерию «ведущие мотиваторы поведения»:

1-ая группа - с преобладающим мотиватором потребностей (группа интринсивной мотивации поведения);

2-ая группа - с преобладающими внешними мотиваторами поведения (группа экстринсивной мотивации поведения).

Выявлено, что преобладающий при выборе наркозависимым типа поведения внешний блок, не затрагивающий структуру мотива (экстринсивная мотивация), не является фактором, влияющим на мотивацию к лечению. Лица с преобладанием в поведении экстринсивного мотиватора, обусловленного внешними признаками и обстоятельствами, по теории, широко распространенной в литературе, на протяжении всего периода существования экспериментальной психологии [Хекхаузен Х., 2003], склонны к возникновения референтного, информационного и властного видов зависимостей. Таким образом, базой зависимого поведения является внешнеорганизованная мотивация. Поэтому в процессе нормализации мотивационных процессов внешние факторы должны трансформироваться во внутренние.

По результатам исследования данная теория подтверждается. Среди испытуемых с синдромом зависимости ненормативное наличие внешнего мотиватора со значительным преобладанием над другими мотиваторами обнаруживается у 78 % больных, нормативное сочетание – лишь у 7%, 11% преобладание интринсивной мотивации (с ведущим потребностным блоком), 4 % - отсутствие данных мотиваторов в мотивационной структуре личности.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.