авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Адвокатское бюро «Ильюшихин и партнеры»

Российская Федерация, 191119 Санкт-Петербург

ул. Воронежская. д. 5 оф. 231

Тел./факс (812) 332-32-85 E-mail: info

Платежи за

природопользование

Платежи за природопользование

Общая характеристика. Система платежей за природопользование в наиболее общем

виде была сформирована 27 декабря 1991 года Законом РФ «Об основах налоговой

системы в РФ».1 Согласно подпункту «и» пункта 1 статьи 19 указанного Закона к числу федеральных налогов относятся платежи за пользование природными ресурсами, зачисляемые в федеральный бюджет, в республиканский бюджет республики в составе Российской Федерации, в краевые, областные бюджеты краев и областей, областной бюджет автономной области, окружные бюджеты автономных округов и районные бюджеты районов, в порядке и на условиях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации. Помимо этого, Закон «Об основах налоговой системы» отнес к числу налогов субъектов РФ лесной доход (подпункт «б» пункта 1 статьи 20), а к числу местных налогов – земельный налог (подпункт «б» пункта 1 статьи 21).

В дальнейшем система платежей за природопользование была сформирована исходя из видов специального пользования природными ресурсами2, обретя следующую форму:

Плата за загрязнение окружающей среды;

Плата за землю;

Платежи, связанные с пользование водными объектами;

Платежи за пользование лесным фондом;

Платежи за пользование недрами;

Платежи за пользование животным миром (с 01.01.2004 года – сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов).

Понятно, что обложение платежами реализации права общего природопользования не могло производиться, поскольку такой платеж парализовал бы реализацию Утратил силу с 01.01.2005 года на основании статьи 6 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 95-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации о налогах и сборах".

Как указывает О. Л. Дубовик: «По критерию основания возникновения (либо статусу субъекта) природопользования различаются общее и специальное право природопользования. Первое характеризуется: производностью от конституционного права каждого на благоприятную окружающую среду, на свободу передвижения и т. п.;

тем, что его реализация не связана с необходимостью предварительного осуществления каких-либо юридических действий (получением разрешения, лицензии);

бесплатностью;

системой ограничений двух видов – обоснованным опытом, здравым смыслом (например, право на сбор дикорастущих ягод для личного использования), т. е. личностным характером пользования, и вызванных наличием специальных прав у других субъектов. Специальное природопользование осуществляется только на основании предварительного получения в установленном законом порядке разрешения (лицензии) на осуществление определенного вида деятельности в соответствии с заранее определенными условиями. Оно характеризуется платностью и необходимостью принятия решения о предоставлении данного права уполномоченным на то органом, возложением, наряду с предоставлением права, и обязанностей» (Дубовик О. Л. Экологическое право в вопросах и ответах. Учебное пособие. М., 2001. С. 76 – 77).

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду (ст. Конституции РФ), свободу передвижения (ст. 27 Конституции РФ) и отдых (часть 5 статьи 37 Конституции РФ), а также в связи с тем, что затраты на осуществление контроля за реализацией гражданами права общего природопользования существенно превысят доходы от поступления сумм налогов в бюджет.

В свою очередь, каждый из элементов системы платежей за природопользование в свою очередь имеет внутреннюю структуру:

Плата за загрязнение окружающей среды взимается в трех видах:

а) за выбросы, сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов, другие виды вредного воздействия в пределах допустимых нормативов;

б) за выбросы, сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов, другие виды вредного воздействия в пределах установленных лимитов (временно согласованных нормативов);

в) за сверхлимитные выбросы, сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов, другие виды вредного воздействия.

Плата за землю взимается в виде:

а) Земельного налога;

б) Арендной платы за землю.

Платежи, связанные с пользованием водными объектами взимаются в виде:

а) Платы за пользование водными объектами (водный налог) (с 01.01.2005 года – водного налога);

б) Платы, направляемой на восстановление и охрану водных объектов.

Платежи за пользование лесным фондом взимаются в виде:

а) Лесных податей;

б) Арендной платы за аренду участков лесного фонда.

Платежи за пользование недрами взимаются в виде:

а) Налога на добычу полезных ископаемых;

б) Разовых платежей за пользование недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии;

в) Регулярных платежей за пользование недрами;

г) Платы за геологическую информацию о недрах;

д) Сбора за участие в конкурсе (аукционе);

е) Сбора за выдачу лицензий.

Платежи за пользование животным миром (до 01.01.2004 года) взимаются в виде:

а) Платы за пользование животным миром;

б) Штрафов за сверхлимитное и нерациональное пользование животным миром.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование г) Сбора за выдачу лицензии на пользование животным миром.

Сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов после 01.01.2004 года взимаются в виде:

а) Сбор за пользование объектами животного мира;

б) Сбор за пользование объектами водных биологических ресурсов;

в) Сбор за выдачу лицензии на пользование животным миром.

Элементы каждого из платежей, входящих в систему платежей за природопользования, были установлены конкретными нормативными - правовыми актами:

o Плата за загрязнение окружающей среды - статья 20 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды» от 19.12.1991 года № 2060-1, в развитие которой было принято постановление Правительства РФ от 28.08.1992 года № 632 «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия». Сроки уплаты платы за загрязнение устанавливаются Порядком направления 10 процентов платы за загрязнение окружающей природной среды в доход Федерального бюджета Российской Федерации (утв. Минприроды РФ, Минфином РФ, Госналогслужбой РФ 3 марта 1993 г. NN 04-15/61-638, 19, ВГ-6 02/10). Ставки платы (базовые нормативы) были утверждены МПР РФ 27 ноября 1992 года (с изменениями от 18 августа 1993 года). Приказом МПР РФ от 12 апреля 2002 г. N 187 указанные нормативы были признаны недействующими. Новые нормативы платы за загрязнение окружающей среды были утверждены постановлением Правительства РФ от 12 июня 2003 г. N 344 "О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления".

o Платежи, связанные с пользованием водными объектами – статьи 122 – Водного кодекса РФ. Федеральный закон «О плате за пользование водными объектами» от 06 мая 1998 года № 71-ФЗ. Положения Закона были разъяснены Инструкцией ГНС России от 12.08.1998 N 46 "О порядке исчисления и внесения в бюджет платы за пользование водными объектами". С 01 января 2005 года порядок исчисления и взимания водного налога устанавливается главой 25.2 НК РФ.

o Платежи за пользование лесным фондом – глава 13 Лесного кодекса РФ. Ставки платы за древесину установлены постановлением Правительства Российской © 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование Федерации от 19.02.01 года N 127 «О минимальных ставках платы за древесину, отпускаемую на корню».

o Плата за землю – Закон РФ «О плате за землю» от 11.10.1991 года № 1738- (утрачивает силу с 01.01.2006 года в силу пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 29.11.2004 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ и некоторые другие законодательные акты РФ, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ»). Положения Закона разъяснены Инструкцией МНС РФ от 21.02.2000 года № 56 «По применению Закона РФ «О плате за землю». С января 2005 года отношения, связанные с исчислением и уплатой земельного налога регулируются главой 31 НК РФ.

o Платежи за пользование недрами – глава 26 Налогового кодекса РФ. Раздел V Федерального закона «О недрах» от 21.02.1992 года № 2395-1 (в редакции Федерального закона от 08.08.2001 года № 126-ФЗ).

o Платежи за пользование животным миром – статьи 52 и 53 Федерального закона «О животном мире» от 24.04.1995 года № 52-ФЗ. С 01.01.2004 года – глава 25.1.

Налогового кодекса РФ.

Следует отметить, что основы для реформирования указанной системы природоресурсных платежей были заложены уже в статьях 13 – 15 НК РФ, вступающих в силу со дня прекращения действия Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ»

(статья 32.1 Федерального закона от 5 августа 2000 г. N 118-ФЗ "О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах"3), в соответствии с которыми система платежей приобретала следующий вид:

К числу федеральных налогов и сборов относились:

o налог на пользование недрами;

o налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы;

o налог на дополнительный доход от добычи углеводородов4;

o сбор за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами;

Статья 6 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 95-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации о налогах и сборах" конкретизировала срок вступления в действие статей 13 – 15 НК РФ: с 01 января 2005 года.

Данный налог, строго говоря, является разновидностью подоходного налога (налога на прибыль), однако мы его упоминаем в составе платежей за природопользование, поскольку единственным основанием его выделения являлся именно источник получения дохода (прибыли): добыча углеводородов.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование o лесной налог;

o водный налог;

o экологический налог;

К местным налогам и сборам отнесен:

o земельный налог.

Также к числу федеральных, региональных и местных платежей относились лицензионные сборы, которые также могут уплачиваться в связи с деятельностью по использованию природных ресурсов.

Однако, приведенная система налогов не успела вступить в силу, как Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 95-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации о налогах и сборах"5 вновь реформировал всю систему, включая и природоресурсные платежи. В соответствии с указанным нормативным правовым актом система платежей за природопользование приобретает иную форму.

К числу федеральных налогов и сборов за использование природных ресурсов отнесены:

o налог на добычу полезных ископаемых;

o водный налог;

o сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов.

К числу местных налогов относится:

o земельный налог.

Единственным обоснованием исключения из системы налогов и сборов таких платежей за природопользование, как лесной налог, экологический налог явилось, по видимому, изменение подхода законодателя к правовому статусу указанных платежей и перевод их в число гражданско-правовых, что вряд ли возможно по отношению к экологическому налогу (см. об этом ниже). Впрочем, исходя из подобных мотивов, следовало быть последовательными и исключить из числа фискальных платежей и водный налог, который взимается за определенные виды водопользования (статья 333. НК РФ). В чем принципиальное отличие возмездности лесопользования от возмездности водопользования не вполне понятно.

Такие платежи, как налог на пользование недрами и налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы вполне обосновано упраздняются в связи с их заменой В части определения системы налогов и сборов вступает в силу с 01.01.2005 года.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование налогом на добычу полезных ископаемых. При этом, очевидно, что иные (помимо добычи полезных ископаемых) формы пользования недрами будут оплачиваться в рамках частно правовых отношений.

Что же касается налога на дополнительный доход от добычи углеводородов, то обложение дохода (прибыли) осуществляется, как уже указывалось выше, посредством налога на прибыль организаций и подоходного налога. Поскольку объект налогообложения в случае получения дохода от добычи углеводородов не меняется (пункт 1 статьи 38 НК РФ), то взимание указанного налога противоречило принципу однократности налогообложения (часть 2 пункта 1 статьи 38 НК РФ).

Правовой статус платежей за природопользование на сегодняшний день вызывает больше вопросов, чем дает готовых ответов. И в первую очередь вопросы вызывает определение того, относятся ли указанные платежи к налогам или имеют иные признаки, для налогов не характерные.

Еще в 1994 году Н. А. Шевелева указала, что платежи за природопользование предполагаю ответную услугу государства в виде разрешения использовать природные ресурсы для извлечения дохода, но при этом субъекты обязаны соблюдать правила природопользования, которые предусмотрены не налоговым, а иным законодательством. Вместе с тем, поставив проблему, Н. А. Шевелева уклонилась от ее разрешения и не дала правовой квалификации платежам за природопользование. Однако, сама логика автора наводит на мысль, что платежам за природопользование, - по мнению Н. А. Шевелевой, свойственен неналоговый статус. Аналогичной позиции придерживается и И. А. Дроздов. В дальнейшем, новый толчок анализу правовой сущности института платежей за природопользование дал Конституционный Суд РФ, который в определении от февраля 2001 года № 14-О указал: «Платеж за пользование природными ресурсами, находящимися в государственной собственности, в том числе предусмотренный оспариваемым положением, является обязательным платежом за предоставление государством разрешения (лицензии) на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, изъятие которых из среды их обитания без лицензии запрещено. Он носит индивидуально-возмездный характер и является, таким образом, по своей правовой природе не налогом, а сбором». Приведенный вывод Конституционного Суда РФ был немедленно распространен судами и на иные (помимо платежа за См. Шевелева Н. А. О понятии налога в российском законодательстве // Правоведение.1994. № 5 – 6. С.

106.

См. Дроздов И. А. Договоры на передачу в пользование природных ресурсов. Учебно – практическое пособие. М., 2001. С. 25 – 27.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование пользование объектами животного мира) платежи за природопользование.8 В дальнейшем, Конституционный Суд РФ, используя сходные по своему содержанию аргументы, признал сбором плату за загрязнение окружающей среды в связи с ее индивидуальной возмездностью и компенсационным характером (определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 года № 284-О). Таким образом, проблема определения правового статуса природоресурсных платежей, казалось бы, была окончательно решена. Однако, на наш взгляд, приведенная позиция и аргументы Конституционного Суда РФ не представляются безупречными с точки зрения теории налогового права.

Следует иметь в виду, что использование в статьях 19 – 21 Закона «Об основах налоговой системы в РФ» термина «налоги» применительно ко всем перечисленным платежам не является аргументом в пользу признания за такими платежами налогового статуса, поскольку в силу статьи 2 указанного Закона под термином «налоги» Закон объединяет как собственно налоговые платежи, так и сборы, пошлины, а также другие платежи.9 Следовательно, анализу подлежат именно признаки каждого из платежей за пользование природными ресурсами на предмет их соответствия установленным признакам налога (пункт 1 статьи 8 НК РФ), сбора (пункт 2 статьи 8 НК РФ), гражданско правового регулятивного платежа10 или формы ответственности. Отметим, что недостаточно обоснованными выглядят попытки ряда ученых обосновать выделение категории самостоятельных фискальных сборов, отличных от налоговых, к которым, в частности, относят плату за загрязнение окружающей среды со ссылкой на определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 года № 284-О.

Так, Л. Е. Бандорин считает, что именно в связи с тем, что плата за негативное См. постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.02.2003 года N А56 27463/02.

Именно поэтому излишне категоричным выглядит утверждение Т. В. Петровой о том, что Закон РФ «Об основах налоговой системы» отнес плату в части, подлежащей направлению в федеральный бюджет, к федеральным налогам (см. Петрова Т. В. Правовые проблемы экономического механизма охраны окружающей среды. М., 2000. С. 112.).

Термин «гражданско-правовой регулятивный платеж» не охватывает собой любые расчетные операции в рамках деликтных обязательств, поскольку в последнем случае речь должна вестись о гражданско-правовой ответственности.

Следует обратить внимание на то, что «Налоговый кодекс породил достаточно существенную проблему возможности существования неналоговых сборов. По смыслу ст. 8, а также п. 2 и 5 ст. 12 НК РФ налоговые сборы могут устанавливаться исключительно НК РФ. В то же время ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие признаками сборов, но не предусмотренные НК РФ (п. 5 ст. 3). Учитывая, что налоговому сбору присущи всего два признака (обязательность и индивидуальная возмездность), взимание всех иных сборов (неналоговых) становится незаконным, поскольку практически все известные неналоговые сборы обладают этими признаками» (см.

Кустова М. В., Ногина О. А., Шевелева Н. А. Налоговое право России. Общая часть. / под ред. Н. А.

Шевелевой. М., 2001. С. 58.). Именно поэтому мы рассматриваем лишь четыре возможных формы платежей за природопользование, исключая неналоговые сборы. Отметим, что такой подход характерен и для актов Конституционного Суда РФ, который и в определении № 284-О от 10.12.2002 года и в определении № 14-О от 08.02.2001 года анализирует признаки платежей за природопользование на предмет их соответствия признакам налога и сбора, установленным статьей 8 НК РФ.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование воздействие на окружающую среду не отвечает установленным характеристикам сбора, Конституционный Суд РФ использует (в определении № 284-О – И. И.) доселе неизвестный юридической науке и законодательству термин «фискальный сбор».12 Между тем, если внимательно ознакомиться с содержанием определения Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 года № 284-О, то обращает внимание анализ в определении признаков платежей за природопользование на предмет их соответствия именно признакам налога и сбора, установленным статьей 8 НК РФ (например, пункт мотивировочной части определения № 284-О). Таким образом, Конституционный Суд РФ, используя термин «фискальный сбор», фактически анализирует и имеет в виду именно налоговый сбор. Для того, чтобы оценить соответствие выводов Конституционного Суда РФ действующему законодательству необходимо проанализировать существующие в законодательстве и налоговой доктрине определения налога и сбора с тем, чтобы определить соответствие платежей за природопользование выделяемым признакам.

Согласно пункту 2 статьи 8 НК РФ: «Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий)». Как следует из приведенного определения, сбор в трактовке Налогового кодекса РФ должен обладать следующими признаками:

o Обязательность;

o Индивидуальная возмездность (является условием совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление прав или выдачу разрешений);

o Денежная форма уплаты;

Бандорин Л. Е. Актуальные вопросы правового регулирования платы за загрязнение окружающей среды // Экологическое право. 2003., № 4. С. 33.

Именно поэтому является неправомерным постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 г. по делу N КА-А41/3458-03, в котором суд указывает на то, что «отнесение Конституционным Судом указанных платежей к "фискальным сборам", которые не упомянуты в ст. 8 НК РФ, и в силу компетенции налоговых органов, предусмотренной ст.ст. 31, 32 НК РФ лишает налоговые органы взыскивать "фискальные сборы", поскольку данный платеж не входит в систему налогов и сборов в Российской Федерации». Между тем, такая практика в настоящее время далеко не нова: см. об этом:

Природоресурсные платежи: Учебно-практическое пособие / под ред. А. А. Ялбулганова. М., 2004. С. 219 – 221.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование o Авансовый характер сбора (сбор уплачивается до совершения юридически значимых действий). Первый из указанных признаков сбора характерен в той или иной степени для каждого из платежей за природопользование. Как указывал А. А. Соколов: «Принудительность налога проистекает из того, что налог никогда не вырастает сам собой из процесса ценообразования, но всегда навязывается обороту извне».15 Причем, далее ученый указывает, что принудительность пошлин (включая сборы – И. И.) носит тот же характер, как и принудительность неокладных налогов.16 Различна лишь степень их обязательности. Так, в соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.10.1993 года № 22 (с изменениями): «Невнесение хозяйствующим субъектом в установленные сроки платы за загрязнение окружающей среды является основанием для ее бесспорного взыскания с указанного субъекта». Что же касается, например, платы за пользование водными объектами, то согласно статьям 57 и 60 ВК РФ нарушение порядка внесения платежей, связанных с пользованием водными объектами, является основанием для принудительного прекращения права пользования водными объектами.

Вместе с тем, отметим, что к сборам не должны относиться такие платежи, которые по своему статусу имеют гражданско-правовой характер (арендная плата за землю, арендная плата за участки лесного фонда, сбор за участие в конкурсе (аукционе) на предоставление участка недр в пользование и т. п.), т. е. основанием взимания которых являются общественные отношения, регулируемые гражданским правом. Дело в том, что существенное отличие налоговых правоотношений от гражданских проводится по составу участников: государство как властный субъект – непременный атрибут налоговых отношений. Те отношения, в которых государство не проявляет властной компетенции, не могут быть отнесены к налоговым.17 Именно поэтому к гражданско-правовым отношениям относятся отношения по внесению арендной платы государству за пользование природными ресурсами. В качестве примера сошлемся на постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 04 марта 2004 года по делу № А44-1882/03-С7, в котором была сделан следующий вывод:

«Обязанность по своевременному внесению арендной платы вытекает из заключенного Помимо этого, Конституционный Суд РФ сформулировал еще один признак сбора – его компенсационный характер (см., например, пункт 5 мотивировочной части определения № 284-О от 10.12.2002 года), который предложил понимать как форму возмещения экологического ущерба от экологически вредной деятельности.

Соколов А. А. Теория налогов. М., 2003. С. 73.

Там же. С. 83.

Пепеляев С. Г. К вопросу о налоговом законодательстве и налоговых отношениях // Налоговый вестник.

1997, май. С. 21.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование между сторонами договора аренды участков лесного фонда, который является гражданско-правовым. Следовательно, в этом случае (в случае просрочки ее уплаты – И. И.) имеет место неисполнение гражданско-правовых обязательств по договору…».

Обратим внимание на тот факт, что с точки зрения правовой природы гражданско правовая форма более близка таким видам платежей, как лесные подати, водный налог и плата за пользование животным миром, поскольку отношения по использованию природных ресурсов специальными нормативными актами признаются гражданско-правовыми (статья 5 ЛК РФ;

пункт 3 статьи 3 ЗК РФ;

статья 5 ВК РФ;

статья 3 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире").18 В данном случае с точки зрения предоставления природного объекта в пользование и его использования субъектом трудно провести существенную разницу между указанными отношениями и отношениями по аренде государственного имущества, в которых государство также выступает в качестве собственника определенного имущества, а не носителя публичной власти. Разумеется, определенные публично-правовые функции, связанные с охраной окружающей среды и ее объектов, в этом случае государство все-таки выполняет, однако применение силы принуждения в этом случае связывается именно с отношениями по охране природных объектов, но не с отношениями по их использованию, которые действующее законодательство рассматривает в качестве самостоятельных.

Применительно к признаку обязательности следует остановиться на точке зрения, согласно которой уплата сбора связана со свободой плательщика выбирать вариант своего поведения: он может отказаться от определенных притязаний и тогда не будет Обратим внимание на норму подпункта 17 пункта 2 статьи 149 НК РФ, согласно которой не подлежит налогооложению (освобождается от налогообложения) реализация на территории РФ услуг, оказываемых уполномоченными на то органами, за которые взимается государственная пошлина, все виды лицензионных, регистрационных и патентных пошлин и сборов, а также пошлины и сборы, взимаемые государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами при предоставлении организациям и физическим лицам определенных прав (в том числе лесные подати, арендная плата за пользование лесным фондом и другие платежи в бюджеты за право пользования природными ресурсами). Из приведенной нормы уже следует, что законодатель рассматривает арендную плату и лесные подати как однопорядковые с точки зрения прпавовой природы являения.

Как указывает А. А. Соколов: «Основная функция цены заключается в том, что она уравновешивает спрос и предложение. Поэтому цена не может не изменяться в зависимости от рыночных условий. Правда, так называемая указная цена уже как будто бы не находится в такой зависимости от рыночных условий. Она представляется твердо зафиксированной и не меняется каждый раз в зависимости от колебаний рыночной инфраструктуры. Такой характер носят, например, наши нормированные цены, регулируемые государственной властью в плановом порядке. (…) Пошлина по общему правилу не ставит себе этой задачи – уравновешивать спрос и предложение» (см.: Соколов А. А. Теория налогов. М., 2003. С. 81 – 82).

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование обременен платежом, что нехарактерно для налогов.20 Представляется, что подобный подход не соответствует экономической природе сбора. Абсолютно аналогичный вывод можно сделать применительно к налоговым платежам. Действительно, если лицо, например, прекращает осуществлять деятельность, облагаемую НДС, оно устраняется из сферы действия обязанности по уплате соответствующего налога. То есть, в конечном итоге, именно от воли налогоплательщика зависит его обязанность по уплате налога. Вместе с тем, такая «свобода выбора» не рассматривается судами в качестве основания для изменения правовой природы НДС. Как отмечает С. Г.

Пепеляев: «В самом деле: есть ли свобода выбора, когда выбирать приходится между благоприятными и негативными последствиями, когда выбор предопределен условиями деятельности лица – экономическими, социальными, правовыми?» Приведенный вопрос относится к категории риторических – разумеется, нет.

Раскрывая содержание принудительного характера налога, А. А. Соколов указывал, что «если мы будем рассуждать таким образом, то мы, очевидно, должны будем придти к заключению, что все налоги – факультативны (добровольны – И. И.), т. к. в крайнем случае плательщик может покончить жизнь самоубийством и таким образом «уклониться» от платежа каких бы то ни было налогов и сборов». Тенденцией для развития налоговой доктрины последнего времени становится попытка квалификации в качестве добровольного платежа даже налога, не говоря уже о сборе.

Так, Н. А. Шевелева отмечает, что «налоговые изъятия преследуют цель обеспечить реализацию публичного интереса, в котором заинтересовано не только само государство, но и каждый член общества, как потребитель бесплатных государственных услуг, выражающихся в обеспечении личной и экологической безопасности, защите в неблагоприятных жизненных обстоятельствах и др.

Финансовое обеспечение деятельности государства – не самоцель для налогообложения, а инструмент в проведении политики государства, выражающей интересы общества. Именно такая цель налога позволяет утверждать о добровольном Данная точка зрения представляет собой официальную позицию Конституционного Суда РФ (см., например, пункт 4 мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. N 283-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года N 8 "О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров").

Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 14.

Соколов А. А. Теория налогов. М., 2003. С. 72 – 73.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование характере уплаты налога».23 Подобная позиция, как представляется, не отвечает правовой природе публично-правовых платежей.

Во-первых, статья 57 Конституции РФ ясно говорит об обязанности платить законно установленные налоги и сборы. Между тем, «юридическая обязанность есть предписанная обязанному лицу и обеспеченная возможностью государственного принуждения мера необходимого поведения, которой оно должно следовать в интересах управомоченного лица».24 Исполнение юридической обязанности, разумеется, может осуществляться добровольно, однако это не влияет на ее правовую природу меры должного поведения, поскольку добровольному исполнению обязанности противопоставляется ее принудительное исполнение, т. е. речь идет о характеристике именно механизма исполнения обязанности, но не ее правовой природы.25 Иными словами: налогоплательщик платит не потому, что хочет, а потому, что должен.

Во-вторых, обязанность по уплате законно установленных налогов и сборов обеспечена санкциями вплоть до уголовной ответственности (статьи 194, 198 и 199 УК РФ), что также не может свидетельствовать о доброй воле налогоплательщика на исполнение данной обязанности. Более того, помимо штрафных (карательных) санкций обязанность по уплате налога обеспечивается еще и правовосстановительной санкцией – пеней (статья 75 НК РФ) за просрочку уплаты налога или сбора.

Кроме того, представляется, что позиция Н. А. Шевелевой не соответствует приведенному выше пониманию принудительности налога (сбора), представленному А.

А. Соколовым, поскольку добровольное исполнение налоговой обязанности вовсе не исключает императивное навязывание налогового платежа извне, со стороны государства.

Что касается отмеченных Н. А. Шевелевой целей уплаты налога, в достижении которых должны быть заинтересованы и государство и налогоплательщик, то такие цели, а равно мотивы налогоплательщика на правовую природу налогов и сборов не влияют.

Стимул для лица своевременно заплатить налог может проявляться в чем угодно и совсем не обязательно заключается в достижении финансового благополучия государства. Как отмечает С. Г. Пепеляев: «Интерес применительно к уплате Кустова М. В., Ногина О. А., Шевелева Н. А. Налоговое право России. Общая часть. / под ред. Н. А.

Шевелевой. М., 2001. С. 55. Причем, далее по тексту Н. А. Шевелева делает акцент уже на добровольном характере самого налога, а не порядка его уплаты.

Теория государства и права: Учебник для вузов / под ред. В. М. Коростельского и В. Д. Перевалова. М., 2002. С. 353 – 354.

Сказанное подтверждается и тем, что свободы выбора: «платить – не платить» у налогоплательщика нет.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование фискальных платежей может состоять как в достижении каких-либо экономических целей (платежи за получение лицензии, вступление в наследство), так и в удовлетворении социальных, этических потребностей (уплата налога как выполнение патриотического долга), и в удовлетворении иных нужд, вплоть, например, до получения душевного комфорта («заплатил налоги и спи спокойно»).26 Из изложенного с очевидностью следует вывод о том, что налоги и сборы имеют одинаковую правовую природу обязательного платежа.

Применительно ко второму признаку сбора следует детально проанализировать положения пункта 2 статьи 8 НК РФ.

В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ индивидуальная возмездность платы за загрязнение окружающей среды заключается в том, что она взимается за предоставление субъектам хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду, права производить в пределах допустимых нормативов выбросы и сбросы веществ и микроорганизмов, размещать отходы (пункт 5 мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 10.12.2002 года № 284-О).

В определении сбора (статья 8 НК РФ) речь идет о совершении в отношении плательщика сбора конкретных юридических действий, а не воздержании государственных органов от их совершения (бездействии) при условии своевременного совершения платежа.27 Причем, в пункте 2 статьи 8 НК РФ прямо приведены примеры таких юридически значимых действий: предоставление определенных прав или выдача разрешений.28 Использование же приведенного Конституционным Судом РФ критерия не может не вызвать вопросов.

Так, в случае неуплаты налога на прибыль могут быть приостановлены операции по счетам налогоплательщика и, более того, при наличии прочих условий налогоплательщик - юридическое лицо может быть ликвидирован (см., например, пункт Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденного Информационным письмом Президиума Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 20.

Так, согласно Особому мнению судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова к постановлению № 16 П от 11 ноября 1997 года по делу о проверке конституционности статьи 11_1 Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" характерными особенностями сбора и пошлины являются индивидуальный порядок взимания платежа, его непосредственная связь с услугами публично правового характера (возмездность), специальные интересы плательщика, которые при этом компенсируются, специальные цели, на которые этот платеж производится.

Приведенный перечень не является исчерпывающим, что следует из использования в пункте 2 статьи НК РФ слова «включая».

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование ВАС РФ от 13.01.2000 года № 50). Следовательно, уплата налога на прибыль является условием предоставления хозяйствующим субъектам права осуществлять предпринимательскую деятельность. Еще более признак возмездности в подобной интерпретации характерен для налога на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения. Дело в том, что согласно пункту 8 статьи 5 Закона РФ от 12.12.1991 года № 2020-1 (с изменениями и дополнениями): «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения»: «Наследственное имущество и имущество, перешедшее в порядке дарения, может быть продано, подарено, обменено собственником только после уплаты им налога, что подтверждается справкой налогового органа». Таким образом, уплата данного налога будет условием предоставления лицу права реализовывать имущество, полученное в порядке наследования или дарения.

Как представляется, для признания платежа индивидуально-возмездным его уплата должна являться условием совершения в отношении плательщика государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами именно юридически значимых действий, но не условием воздержания от действий (т. е. бездействия).

Примерно аналогичный по своему содержанию вывод сделан С. Г. Пепеляевым: «С учетом изложенного представляется ошибочным вывод об отнесении платежей за загрязнение окружающей среды к фискальным сборам. Внесение этих платежей не порождает никаких встречных обязательств уполномоченных органов и должностных лиц в отношении налогоплательщика».29 Взаимосвязь представленных позиций будет понятна, если мы вспомним, что: «Под именем обязательства понимается такое юридическое отношение, из которого обнаруживается право одного лица на известное действие другого определенного лица».30 Таким образом, объектом обязательства (налоговое – не исключение) выступает именно действий другой стороны. В дальнейшем и сам С. Г.

Пепеляев отмечает, что «в данном случае платеж (плата за загрязнение окружающей среды – И. И.) не сопряжен с какими-либо юридически значимыми действиями органов государственной власти в отношении плательщика…». Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 26.

Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 346.

Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования» / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 29.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование Таким образом, соответствующими критерию индивидуальной возмездности сбора следует признать лишь такие действия, как выдачу лицензий, разрешений, предоставление права путем издания ненормативного акта и т. п. Причем, приведенные выводы применительно к природоресурсным платежам являются прямым следствием особенностей экологических правоотношений. Дело в том, что общегражданское понятие «пользование имуществом» и экологическое понятие «использование природных ресурсов» несколько различаются. Под пользованием имуществом традиционно понимается извлечение из вещи ее полезных свойств путем ее производительного и личного потребления.33 Тогда как под использованием природных ресурсов понимается эксплуатация природных ресурсов, вовлечение их в хозяйственный оборот, в том числе все виды воздействия на них в процессе хозяйственной и иной деятельности (статья 1 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). Именно за счет последнего уточнения понятие природных ресурсов»

«использование представляется более широким, нежели понятие «пользование имуществом». Между тем, именно в отношении воздействия на природные ресурсы государство, как правило, никаких действий не совершает (за исключением выдачи разрешений, подписания договоров), поскольку воздействие не предполагает в качестве обязательного условия направленность воли лица на совершение действий (например, выброс загрязняющих веществ в водный объект вызван халатными действиями работника завода, отвечающего за очистные сооружения). Государство в этом случае лишь выполняет контрольную функцию за размером такого воздействия.

Нужно отметить и существенную сложность квалификации уплаты большинства сборов в пользу конкретного лица, поскольку «хорошие судебные учреждения приносят пользу не только тем, кто выигрывает в них процессы, но не меньшую также и тем, кто вследствие общей обеспеченности прав имеет счастье никогда не входить в Весьма интересный анализ правовой природы сборов дан В. В. Томаровым в монографии: Томаров В. В.

Местные налоги: правовое регулирование. Учебное пособие. М., 2002. С. 57 – 77. Вместе с тем, анализируя предлагаемые автором аргументы, следует иметь в виду, что они являются определенным трамплином к выстраиваемой автором концепции сближения определений «налог» и «сбор», при которой отличием сбора будет лишь специальная цель – покрытие издержек государства, связанных с оказанием конкретных услуг плательщику (см., Томаров В. В. Указ. Соч. С. 75). Более того, далее автор заявляет о том, что «в свете современных тенеденций развития налоговых систем мира сборы как вид государственных доходов должны уйти в прошлое» (Там же). Последний тезис автора в отношении платежей за природопользование можно поддержать, поскольку для их взимания достаточно таких правовых форм, как налог, форма ответственности и гражданско-правовой регулятивный платеж.

Гражданское право. Том 1. Учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2001. С. 341.

Очевидно, что если собственник жилого дома жег камин и закоптил флюгер на крыше, то нет оснований говорить, что в отношении флюгера было реализовано правомочие пользования имуществом.

Представляется, что пользование имуществом осуществляется в любом случае путем волевых действий собственника, тогда как воздействие на природные ресурсы может осуществляться и посредством юридических поступков и даже противоправных действий.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование непосредственное соприкосновение с судами ни как истец, ни как ответчик, такое учреждение приносит одинаковую пользу всем остальным гражданам, не пользующимся непосредственно его услугами, и потому значительной частью должно содержаться за счет общих налогов».35 Приведенная точка зрения лишь подчеркивает сложность разграничения частных и публичных интересов36, в целях удовлетворения которых взимается сбор. Между тем, приведенный вывод еще более показателем применительно к плате за негативное воздействие на окружающую среду, поскольку частному интересу возможности беспрепятственно осуществлять экологически вредную (получение деятельность) корреспондирует публичный интерес осуществление (ограничить экологически вредной деятельности с помощью возложения обязанности по внесению платы за негативное воздействие и формирование доходов бюджета за счет поступлений от платы за негативное воздействие).

Затруднения с определением признака индивидуальной возмездности применительно к отдельным платежам объясняются, во многом, тем, что сбор представляет собой платеж в бюджет в связи с выполнением государством его прерогатив.37 Как отмечает М. В. Карасева: «Важно понимать, что сбор не является платой за прерогативы государства. Сбор никак не связан с ценой государственной услуги, поэтому, естественно, он не выполняет компенсационную функцию. Фактически государство оказывает услуги бесплатно, однако условием их реализации является уплата в бюджет сбора, который служит средством пополнения доходов казны. Таким образом, плательщик сбора и государство при оказании услуг осуществляют не встречные функции, а параллельные. Плательщик уплачивает сбор в бюджет «ни за что», и лишь при этом условии государство оказывает ему услуги, в которых он нуждается».38 Именно Янжул И. И. Основные начала финансовой науки. Учение о государственных доходах. М., 2002. С. 510.

Квалификация индивидуальной возмездности через затраты государства в интересах налогоплательщика дана Конституционным Судом РФ в пункте 4 мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. N 283-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года N 8 "О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров".

Карасева М. В. Сущность фискальных сборов и правовые требования к их установлению / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С.

48. Кстати вывод М. В. Карасевой позволяет объяснить, почему государство, которое обязано соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина в силу статьи 2 Конституции РФ, получающее налоги для финансирования данной цели, являющейся приоритетной для государства (статьи 2 и 18 Конституции РФ), взимает еще и сборы на те же цели: судебные пошлины, патентные пошлины, сборы за регистрацию брака и проч. Дело в том, что сборы уплачиваются именно в силу конституционной обязанности их платить (статья 57 Конституции РФ) не за совершение каких-либо действий, а параллельно в связи с их совершением. В этом проявляются родственные черты между налогом и сбором. Хотя нельзя не отметить, что при таком подходе сбор является препятствием к реализации прав и свобод человека и гражданина.

Там же. С. 48 – 49.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование поэтому, приведенный выше вывод о необходимости совершения государством юридически значимых действий, а не сохранения бездействия для квалификации платежа в качестве сбора представляется обоснованным, поскольку в противном случае разница между налогом и сбором стирается: государство услуг плательщику не оказывает, а платеж взимается вследствие осуществления деятельности самим налогоплательщиком.

То есть, в этом случае в рамках правоотношения уже осуществляются не параллельные функции, а имеет место осуществление со стороны налогоплательщика односторонней функции – уплаты налога.

Следовательно, второй из признаков сбора вряд ли возможно признать присущим таким публично-правовым платежам за природопользование, как:

Плата за загрязнение окружающей среды. В данном случае плательщику безынтересно, как правило, право оказывать негативное воздействие на окружающую среду. Весь интерес субъекта заключается в беспрепятственном осуществлении своей хозяйственной деятельности, что возможно лишь при условии своевременного внесения платы за загрязнение. Как следствие, государственные органы не оказывают ему какие либо публично-правовые услуги (не совершают юридических действий), а сохраняют бездействие при условии своевременного внесения платы за загрязнение, что явно не соотносится с пунктом 2 статьи 8 НК РФ.

Следует, правда, отметить, что в соответствии с пунктом 4 статьи Федерального закона «Об охране окружающей среды» и пунктом 6 Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 августа 1992 г. N 632 устанавливается необходимость получения разрешения на негативное воздействие, что свидетельствует в пользу признания платы за загрязнение окружающей среды сбором, однако порядок получения такого разрешения не установлен.

Более того, разрешение на выброс, сброс загрязняющих веществ, размещение отходов по определению подлежит выдаче до осуществления деятельности по негативному воздействию на окружающую среду, тогда как объектом платы за негативное воздействие является уже осуществляемая деятельность (пункт 1 Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 августа 1992 г. N 632). Следовательно, внесение платы за негативное воздействие не является условием получения разрешения © 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование на выброс, сброс загрязняющих веществ, размещение отходов, что требуется для квалификации платежа в качестве сбора.

Земельный налог. Его плательщиками также являются лица, получившие право собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования или безвозмездного срочного пользования земельным участком (статьи 1 и 15 Закона «О плате за землю»). А с 01 января 2005 года из числа плательщиков земельного налога исключаются субъекты права безвозмездного срочного пользования (пункт 2 статьи 388 НК РФ). Предоставление физическому или юридическому лицу земельного участка на одном из указанных титулов не связывается с уплатой земельного налога (статья 28 ЗК РФ).


Более того, поскольку титулы на земельный участок плательщиков земельного налога относятся к вещно-правовым (статья 216 ГК РФ), то совершение каких-либо действий со стороны государства и не может быть обусловлено уплатой (неуплатой) земельного налога, поскольку в отличие от обязательственных прав, в рамках которых удовлетворение интересов управомоченного происходит в результате действий обязанного лица, которые и являются объектом обязательственных правоотношений, в вещных правоотношениях решающее значение для удовлетворения интересов управомоченного имеют его собственные действия. Что касается права безвозмездного срочного пользования земельным участком, то в этом случае ссудодатель и получатель земельного налога как правило не совпадают. Кроме того, как указывалось выше, с 01.01.2005 года обладатели данного права уже не признаются плательщиками земельного налога.

Налог на добычу полезных ископаемых. Данный платеж также не является условием предоставления участка недр для добычи полезных ископаемых.

Плата, направляемая на восстановление и охрану водных объектов (статья 125 ВК РФ).

Что касается таких платежей, как водный налог, плата за пользование животным миром и лесные подати, то, являясь платежами за пользование государственным имуществом, они по своей сути являются частно-правовыми и должны признаваться неналоговыми доходами бюджета. Так, например, в силу статьи 103 ЛК РФ: «Лесные подати взимаются при краткосрочном пользовании участками лесного фонда, арендная плата при аренде участков лесного фонда». Между тем, все указанные титулы использования участка лесного фонда рассматриваются как отдельные разновидности права пользования участками лесного фонда (стать 22 ЛК РФ).39 Все указанные платежи как Обратим внимание на норму подпункта 17 пункта 2 статьи 149 НК РФ, согласно которой не подлежит налогооложению (освобождается от налогообложения) реализация на территории РФ услуг, оказываемых © 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование раз обусловлены предоставлением природного ресурса в пользование субъекту и последующим использованием природного ресурса.

Вместе с тем, поскольку действующее законодательство трактует указанные виды платежей как налоговые доходы бюджетов (см. Федеральный закон от 15 августа г. N 115-ФЗ "О бюджетной классификации Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)), следует сделать вывод, что с позиции законодателя более близки они к сборам. Однако, с учетом приведенных выше доводов, представляется очевидным, что подобный подход подлежал реформированию.

И уже в соответствии с пунктами 14, 16 и 21 статьи 1 Федерального закона от августа 2004 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования межбюджетных отношений"40 к числу неналоговых доходов бюджетов были отнесены такие платежи, как:

платежи за пользование лесным фондом в части минимальных ставок платы за • древесину, отпускаемую на корню;

плата за перевод лесных земель в нелесные и перевод земель лесного фонда в • земли иных категорий;

плата за пользование водными объектами;

• плата за пользование водными биологическими ресурсами по • межправительственным соглашениям;

плата за негативное воздействие на окружающую среду.

• Отдельный вопрос возникает применительно к плате за пользование животным миром, в определении Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Слободенюка Владимира Борисовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 35 Федерального закона "О животном мире" указано, что «платеж за пользование природными ресурсами, находящимися в государственной собственности, в том числе предусмотренный оспариваемым положением, является обязательным платежом за предоставление государством разрешения (лицензии) на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, изъятие которых из среды их обитания без лицензии уполномоченными на то органами, за которые взимается государственная пошлина, все виды лицензионных, регистрационных и патентных пошлин и сборов, а также пошлины и сборы, взимаемые государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами при предоставлении организациям и физическим лицам определенных прав (в том числе лесные подати, арендная плата за пользование лесным фондом и другие платежи в бюджеты за право пользования природными ресурсами). Из приведенной нормы уже следует, что законодатель рассматривает арендную плату и лесные подати как однопорядковые с точки зрения правовой природы явления.

Вступает в силу с 01 января 2005 года.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование запрещено». Таким образом, индивидуальную возмездность данного вида платежа Конституционный Суд РФ понимает именно как платеж за предоставление государством разрешения (лицензии) на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, изъятие которых из среды их обитания без лицензии запрещенною. Вместе с тем, за предоставление разрешения (лицензии) на пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, статья 53 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире" предусматривает взимание самостоятельного платежа, а именно: сбора за выдачу лицензии на пользование животным миром. Следование логике Конституционного Суда РФ приведет к признанию того факта, что один и тот же объект (выдача лицензии) облагается сбором дважды, что нарушает принцип экономической обоснованности налогов и сборов и однократности налогообложения (статьи 3 и 38 НК РФ).

С 01.01.2004 года сбор за пользование объектами животного мира приобрел описанный Конституционным Судом РФ признак индивидуальной возмездности, поскольку уплачивается сбор разовым взносом при получении лицензии на пользование объектами животного мира (пункт 1 статьи 333.5 НК РФ). Вместе с тем, в последующем случае вновь возникает вопрос о соблюдении требования статьи 3 НК РФ, поскольку Федеральный закон от 11 ноября 2003 года № 148-ФЗ, включив в налоговую систему РФ сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов, не изъял из текста Федерального закона «О животном мире» от 24.04.1995 года № 52-ФЗ сбор за выдачу лицензии на пользование объектами животного мира. Как представляется, экономическая обоснованность таких сборов отсутствует, т. к. облагается фактически один объект – предоставление права пользования объектами животного мира.

Третий признак сбора является обязательным для всех без исключения платежей за природопользование (кроме гражданско-правовых), поскольку требование о денежной форме уплаты налогов и сборов содержится в пунктах 3 и 5 статьи 45 НК РФ. В связи с этим, нельзя признать законным и соответствующим статье 4 НК РФ пункт 29 Инструкция Госналогслужбы РФ от 19 апреля 1994 г. N 25 "О порядке и сроках внесения платы за древесину, отпускаемую на корню", согласно которому «лесные подати согласно ст. Основ могут вноситься в форме денежных платежей, части заготовленной или иной произведенной продукции и выполнения работ или предоставления услуг. Формы внесения лесных податей определяются органами местного самоуправления районов (городов) и оговариваются в разрешительном документе». Следует отметить, что согласно © 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации":

«Исходя из статьи 7 вводного Закона, изданные до 1 января 1999 года инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации по применению конкретных законов об отдельных видах налогов применяются судами при разрешении споров в части, не противоречащей Кодексу, в том числе его статье 4, согласно которой нормативные правовые акты органов исполнительной власти не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах».

Вместе с тем, исключительно денежная форма уплаты налогов (сборов) связывается с усилением роли денег в государстве, как всеобщего товарного эквивалента cо стабильным спросом. Обращает на себя внимание тот факт, что еще в начале XX века взгляд на налога, как на денежные платежи, вызывал множество обоснованных возражений со ссылкой на сохранение натуральных форм сборов и повинностей, хотя и отмечался остаточный характер таких форм. Четвертый признак сбора является, скорее, достоянием налогово-правовой доктрины, поскольку из текста пункта 2 статьи 8 НК РФ следует весьма косвенно.

Согласно пункту 2 статьи 8 НК РФ: «Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий)». Очевидно, что таким условием уплата сбора может выступать лишь в том случае, если она носит авансовый характер, поскольку в случае, если уплата сбора осуществляется постфактум, то действия уже совершены и из условия их совершения платеж превращается просто в одну из взаимосвязанных обязанностей.

Однако, абсолютизировать данный признак не следует, поскольку обязанность по уплате разовых платежей за пользование недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии, исходя из их определения в статье 40 Закона «О недрах», является условием выдачи лицензии, но наступающим после предоставления лицензии.


Указанный признак отсутствует применительно к следующим видам публично правовых платежей:

Плата за загрязнение окружающей среды. Дело в том, что условием для возникновения обязанности по уплате платы за загрязнение является факт осуществления См. Соколов А. А. Указ. Соч. С. 70.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование деятельности, негативно воздействующей на окружающую природную среду и ее компоненты. Данный вывод следует и из пунктов 1 и 2 статьи 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 года № 7-ФЗ, поскольку до момента начала указанной деятельности отсутствует вообще какое-либо воздействие на окружающую среду (как позитивное, так и негативное). Равным образом, в соответствии с пунктом Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28.08.1992 года № 632: «Настоящий Порядок распространяется на предприятия, учреждения, организации, иностранных юридических и физических лиц, осуществляющих любые виды деятельности на территории Российской Федерации, связанные с природопользованием (в дальнейшем именуются природопользователи)». Следовательно, до момента фактического осуществления такой деятельности обязанности по внесению в бюджет платы не возникает.

Плата за пользование водными объектами. Согласно статье 1 Федерального закона от 6 мая 1998 г. N 71-ФЗ "О плате за пользование водными объектами" (с изменениями):

«Плательщиками платы за пользование водными объектами (далее - плательщики) признаются организации и предприниматели, непосредственно осуществляющие пользование водными объектами (кроме подземных водных объектов, воды которых содержат полезные ископаемые и (или) природные лечебные ресурсы (минеральные воды) либо используются для получения тепловой энергии) с применением сооружений, технических средств или устройств, подлежащее лицензированию в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Аналогичный статус водный налог сохраняет и с 01 января 2005 года, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 333.14 НК РФ: «Налог подлежит уплате в срок не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом».

Плата, направляемая на восстановление и охрану водных объектов (статья 125 ВК РФ).

Лесные подати (пункт 34 Инструкции Госналогслужбы РФ от 19 апреля 1994 г. N 25 "О порядке и сроках внесения платы за древесину, отпускаемую на корню").

Земельный налог. Согласно статье 17 Закона «О плате за землю»: «Суммы налога уплачиваются равными долями не позднее 15 сентября и 15 ноября».

Разовые платежи за пользование недрами (статья 40 Закона «О недрах»).

Регулярные платежи за пользование недрами (статья 43 Закона «О недрах»).

Налог на добычу полезных ископаемых (статья 344 НК РФ).

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование Помимо указанных выше аргументов в литературе и практике зачастую пожно встретить и дополнительные, руководствуясь которыми авторы пытаются обосновать неналоговый характер отдельных платежей за природопользование.

Так, в качестве дополнительного обоснования возмездности платы за загрязнение Т. В. Петрова указывает на то, что именно вследствие возмездности платы за нормативное загрязнение законодательство допускает ее отнесение на себестоимость.42 Вместе с тем, подобная аргументация сразу вызывает встречный вопрос: «Почему же на себестоимость не относится плата за сверхнормативное загрязнение окружающей среды, ведь и сверхнормативная плата также является средством легитимации превнесения в окружающую среду определенного количества вредных веществ?» Как представляется, отнесение платы за нормативное загрязнение на себестоимость товаров (работ, услуг) обусловлено ее производственной значимостью и отсутствием факта нарушения экологических нормативов при осуществлении хозяйственной деятельности.43 Однако, производственный характер затрат вовсе не тождественен их индивидуальной возмездности, поскольку в соответствии с подпунктом «э» пункта 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного постановлением Правительства РФ от 02.08.1992 года № 552 (с изменениями и дополнениями)44 на себестоимость относились налоги, сборы, платежи и другие обязательные отчисления, производимые в соответствии с установленным законодательством порядком. Очевидно, что налоги, не обладая признаком индивидуальной возмездности, исходя из логики Т. В. Петровой, не могли быть отнесены на себестоимость. Да и примеры, которые приводятся Т. В. Петровой в подтверждение предложенного обоснования включения в себестоимость платы за загрязнение, скорее опровергают сделанные ей выводы. Так, земельный налог, на который ссылается Т. В.

Петрова, включаясь в себестоимость товаров (работ, услуг), остается классическим примером местного налога, не приобретая индивидуально-возмездные черты.

Отдельного внимания заслуживает признак сбора, выделяемый Конституционным Судом РФ, и названный им признаком компенсационного характера. Содержание Петрова Т. В. Указ. Соч. С. 115.

Аналогичной позиции придерживается авторский коллектив А. В. Брызгалина: Брызгалин А. В., Берник В.

Р., Головкин А. Н., Ярошенко А. В. Профессиональный комментарий к Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли.

М., 1999. С. 255.

Утратило силу с 01.01.2002 года в связи с введением в действие главы 25 НК РФ. В главе 25 НК РФ аналогичная норма содержится в подпункте 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование данного признака оценивается с количественной точки зрения, исходя из необходимости «покрытия затрат государственных органов на деятельность, в связи с которой уплачивается сбор»45. Как указал Конституционный Суд РФ в пункте 4 мотивировочной части определения от 10 декабря 2002 г. N 283-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года N 8 "О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров": «По смыслу статьи 33 Патентного закона Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 1, 3, 21-26, статьи 44 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" в системе других его норм, а также по смыслу постановления Правительства Российской Федерации от января 2002 года N 8, конкретизирующего указанные положения, названные в них пошлины взимаются за совершение юридически значимых действий, обусловленных необходимостью установления патентоспособности изобретения, полезной модели, промышленного образца, приоритета товарного знака, знака обслуживания (проведение экспертиз, выдача патентов, свидетельств заинтересованным лицам, организациям, публикация сведений о регистрации и т.д.), что требует дополнительных затрат государства в интересах плательщика, который, становясь патентообладателем (обладателем свидетельства на товарный знак), приобретает ряд имущественных и личных неимущественных прав. Эти пошлины, следовательно, не имеют признака индивидуальной безвозмездности, и их размеры должны определяться исходя из затрат публичной власти по осуществлению - в соответствии с названными законами и международными договорами Российской Федерации - правовой охраны объектов промышленной собственности». Аналогичный подход к содержанию принципа компенсационности сбора Конституционный Суд РФ демонстрирует также в определении от 14 мая 2002 года № 88-О.

Вместе с тем, недостатки такого подхода весьма отчетливо проявили себя как раз при рассмотрении вопроса о правовом статусе платежей за природопользование. Так, в определении Конституционного Суда РФ от 08.02.2001 года № 14-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Слободенюка Владимира Борисовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 35 Федерального закона «О Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 27.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование животном мире» был сделан вывод об отнесении платы за пользование объектами животного мира к числу сборов, обладающих, - по мнению Конституционного Суда РФ, признаком компенсационности. Однако, справедливо ироничное замечание С. Г.

Пепеляева о том, что «размер платы зависит от вида «объекта животного мира», а эти «объекты» плодятся без непосредственной помощи Правительства РФ, в связи с чем компенсационный характер платы за охотничью лицензию также не может рассматриваться как возмещение затрат органа публичной власти, выдающего лицензию, а должен пониматься как возмещение части публичных затрат на охрану природы. В такой ситуации принцип компенсационности сборов мало чем отличается от принципа общественной возмездности налогов, особенно применительно к целевым налогам»46.

Еще менее оправданным выглядело изложенное выше понимание принципа компенсационности применительно к плате за загрязнение окружающей среды, что связано с особенностями определения размера причиненного окружающей среде вреда.

Как отмечает Т. В. Петрова: «Вред (ущерб), возникающий в результате загрязнения и иного воздействия на окружающую природную среду, как известно, не всегда соответствует данным критериям и обладает рядом специфических черт: 1) он может стать очевидным не сразу, а по истечении длительного периода времени (иногда десятилетий);

2) он может наступить в результате совокупного действия множества источников загрязнения (стационарных и передвижных), конкретный вклад каждого из которых невозможно будет установить;

3) вред может проявиться на значительном расстоянии от места его причинения в силу действия определенных природно-климатических факторов;

4) он может носить опосредствованный характер, т.е. проявиться в самом конце длинной цепочки естественно-природных и причинно-следственных связей. Все это сильно затрудняет, а иногда и делает невозможным установление действительных причинно следственных связей между деятельностью организации-загрязнителя и возникшими потерями, негативными изменениями в окружающей, среде и, соответственно, делает невозможным применение гражданско-правовой ответственности.

Вред (ущерб) как следствие загрязнения в виде выбросов, сбросов в окружающую природную среду, часто носит гипотетический характер т.е. он предполагается, но точно неизвестно, где именно, когда и каким образом он может проявиться, каким именно природным объектам он будет причинен, какое количество людей и в какой степени могут, от этого пострадать и какова будет его денежная оценка.

Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 31.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование Известно, что гипотетичность характерна для ряда экологических проблем, связанных с воздействием на окружающую среду. Например, ограничения на выбросы парниковых газов и введения в ряде стран платы за их выбросы, исходит из достаточно обоснованной в научном плане, но все же гипотезы, относительно их главенствующей роли в процессах глобального потепления. Сами парниковые газы (например, углекислый газ) в основном не являются загрязнителями и не причиняют непосредственного вреда окружающей среде и здоровью человеку. Их вредоносное действие может проявиться через воздействие на климатическую систему планеты в целом, выразиться во вполне реальном экономическом и экологическом ущербе, но вряд ли будет возможно определить вклад каждого из действующих источников выбросов парниковых газов в эти глобальные последствия». Приведенная точка зрения позволяет придти к простому выводу: если сам вред носит гипотетический характер и точно определен быть не может, то каким образом следует рассчитывать затраты государства на его устранение? Отметим, кстати, что А. А.

Соколов себестоимость услуги правительственных органов рассматривал лишь как верхнюю предельную величину пошлинного сбора, указывая, что превышение указанного ограничения превращает пошлинный сбор в налог. Вместе с тем, пошлинный сбор может и не достигать себестоимости услуги. В связи с этим первоначальный подход Конституционного Суда РФ к пониманию компенсационного характера сбора подлежал трансформации. И совсем иное понимание компенсационного характера сбора было продемонстрировано в определении от 10.12.2002 года № 284-О. Согласно данному определению: «Указанные платежи взимаются с хозяйствующего субъекта во исполнение им финансово-правовых обязательств (обязанностей), возникающих из осуществления такой деятельности, которая оказывает негативное (вредное) воздействие на окружающую среду, и представляют собой форму возмещения экономического ущерба от такого воздействия, производимого в пределах установленных нормативов, под контролем государства;

по сути, они носят компенсационный характер и должны устанавливаться на основе принципа эквивалентности, исходя из вида и объема негативного воздействия на окружающую среду (в пределах допустимых нормативов), право на осуществление которого получает субъект платежа. При этом платежи за загрязнение окружающей среды взимаются лишь с тех хозяйствующих субъектов, деятельность которых реально связана с негативным воздействием на экологическую обстановку;

они дифференцируются и Петрова Т. В. Указ. Соч. С. 93.

Соколов А. А. Указ. Соч. С. 80.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование индивидуализируются в зависимости от видов и степени воздействия, оказываемого в ходе этой деятельности на окружающую среду, экономических особенностей отдельных отраслей народного хозяйства, экологических факторов, объема загрязнения, а также затрат природопользователей на выполнение природоохранных мероприятий, которые засчитываются в счет платежей за загрязнение окружающей среды». Из приведенного определения следует, что «компенсационность понимается как участие в покрытии общественно необходимых затрат на охрану природы сообразно виду и объему деятельности, потенциально опасной для природы»49. В этом случае размер сбора должен соотноситься только с характером вредоносной деятельности плательщика, поскольку размер вреда окружающей среде, как указывалось выше, точному исчислению не подлежит.

Приведенное понимание компенсационного характера сбора ничем не отличается от налоговых платежей, на что указывает и С. Г. Пепеляев: «Также можно сказать, что и налог на землю (как и любой другой налог) построен на принципе эквивалентности, ибо размер платежа соответствует площади занимаемого участка, он дифференцирован и индивидуализирован в зависимости от ценности участка и способа его использования». Понимаемая таким образом компенсационность не может быть квалифицирующим признаком сбора.

Аналогичной позиции о характерном для платы за загрязнение окружающей среды, как разновидности сбора, компенсационном характере придерживается Т. В. Петрова, указывая, что «данная функция платы обеспечивается путем установления целевого характера ее использования на осуществление мероприятий природоохранного характера».51 Более того, в пункте 2.2. Инструктивно-методических указаний по взиманию платы за загрязнение окружающей природной среды, утвержденных письмом Минприроды России от 26.01.1993 года № 01-15/65-265 указано, что «плата за загрязнение представляет собой форму возмещения экономического ущерба от выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую природную среду Российской Федерации, которая возмещает затраты на компенсацию воздействия выбросов и сбросов загрязняющих веществ и стимулирование снижения или поддержание уровня выбросов и сбросов в пределах нормативов, а также затраты на проектирование и строительство природоохранных объектов».

Пепеляев С. Г. О правовом понятии фискальных сборов и порядке их установления / в книге «Фискальные сборы: правовые признаки и порядок регулирования / под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003. С. 29.

Там же. С. 29 – 30.

Петрова Т. В. Указ. соч. С. 115.

© 2008 Адвокатское бюро "Ильюшихин и Партнеры" Платежи за природопользование Приведенные позиции объединяет один существенный недостаток, который не позволяет признать их соответствующими законодательству РФ, а именно: в качестве основной посылки для выводов рассматривается экономический характер платы за загрязнение, а не ее юридические признаки. Между тем, такой же компенсационный характер свойственен и существовавшим до 01.01.2000 года взносам в Пенсионный фонд РФ и другие социальные внебюджетные фонды.52 Однако, Конституционный Суд РФ в постановлении от 24.02.1998 года № 7-П признал указанные взносы налоговыми платежами. Анализируя данное постановление Конституционного Суда РФ, С. Г.

Пепеляев справедливо указал на то, что «о компенсаторном характере взносов можно говорить лишь в самом общем экономическом плане, а с правовой точки зрения компенсационности нет». Как указывалось выше, сторонники компенсационного характера платы за загрязнение ссылаются на то, что она представляет собой форму возмещения экономического ущерба, причиненного окружающей среде хозяйственной деятельностью. Однако, согласно пункту 4 статьи 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды»:

«Внесение платы, определенной пунктом 1 настоящей статьи, не освобождает субъектов хозяйственной и иной деятельности от выполнения мероприятий по охране окружающей среды и возмещения вреда окружающей среде». И именно возмещение вреда окружающей среде носит компенсационный характер (статья 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды»), поскольку Законом провозглашен принцип возмещения вреда в полном объеме (пункт 1 статьи 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). Порядок определения размера причиненного вреда установлен статьей 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды». Таким образом, именно возмещением вреда достигается цель компенсации экономического ущерба, причиненного окружающей среды. Очевидно, что если причиненный вред уже возмещен в полном объеме, то все дополнительно полученные денежные суммы не будут иметь компенсационного характера, поскольку компенсировать попросту нечего.

Следовательно, либо суммы платы за загрязнение являются неосновательным обогащением государства, либо правовая сущность данной платы иная. Более того, возмещение вреда представляет собой форму ответственности за экологические правонарушения (глава XIV Федерального закона «Об охране окружающей среды»), по своему характеру относящейся к гражданско-правовой См. об этом: Гаджиев Г. А., Пепеляев С. Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ: Учебное пособие. М., 1998. С. 206 – 210.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.