авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«В.В. Герменчук ПРОСТРАНСТВО ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ 2 Герменчук, В.В. Пространство власти и ...»

-- [ Страница 7 ] --

недоброжелателей Беларусь получила оскорбительное для народного самосознания определение «вандеи перестройки».

Первые прививки принципов либерализма и классических западных моделей развития к советской политико-экономической системе вскоре дали свои плачевные результаты. Вместо обещанного «экономического чуда»

население республики получило давно стертые в народной памяти явления в виде резкого спада производства, инфляции, снижения уровня жизни, криминализации общества, девальвации традиционных ценностей и общественной морали, потери управляемости в государстве. Задачи выхода из этого тупика активизировали поиск альтернативных путей развития, концепции «третьего пути» между моделью либерально-демократического государства и ностальгическими проектами возвращения к старым вариантам развития.

Политическое руководство и научная общественность Беларуси внимательно анализировала опыт Японии и Китая, популярные на этом этапе развития модели рыночного каркаса, периферийного рынка, «капитализма турецкого образца», смешанной и социально-ориентированной экономики. Определенной популярностью пользовались идеи народного капитализма, рыночного и демократического социализма. Внимательно изучались труды Л. Эрхарда, опыт развития скандинавских стран.

Постепенно наблюдается отказ от представления об обществе как «абсолютно пластичной, податливой для управляющих воздействий среде», чем грешило первое поколение реформаторов. Политико-экономическая система любой страны неразрывно связана со всей общественной системой, ее историческими и культурными особенностями. Радикально пересматривается также положение о взаимоотношениях между государством и рынком, месте государственного управления в процессе реформ. На смену тезису о максимальном ограничении вмешательства государства в экономику и другие сферы общественной жизни приходит положение о необходимости укрепления государства и повышения его роли в трансформационных процессах. Чисто абстрактные принципы хозяйствования и управления в условиях рыночной экономики должны получить свое конкретное оформление в новой общественной системе с учетом ее специфических особенностей и исходных предпосылок реформ. При этом наиболее сложным объектом реформирования являются не хозяйственные и политические отношения, а, прежде всего, человек, выросший и воспитанный в условиях старой системы. Содержание, адаптивность и конструктивность политического курса, перспективная модель общественного развития призвана обеспечить органическое соединение преимуществ современной высокоразвитой рыночной экономики и соблюдение социальной защиты граждан, улучшение благосостояния белорусского народа, должны соответствовать коллективной ментальности всех народов, населяющих Республику Беларусь.

Развивая эти идеи, доктор экономических наук, профессор А.Г.

Шрубенко, выступая на научной конференции, посвященной идеологии белорусской государственности, отмечал, что такие составные черты коллективной ментальности белорусского народа, как традиционализм, практицизм и известный конформизм диктуют в качестве стратегии общественного развития проведение в жизнь принципов последовательности, постепенности, поиска средних комбинированных вариантов решений, практической направленности любых государственных проектов и программ. Не получат, по его мнению, одобрения и поддержки у нашего народа исключающие альтернативы «прыжка в рынок», «шоковой терапии», сомнительные «макроперспективы» и прочие губительные примеры из практики других стран.

Основными параметрами стратегического управления обществом на этапе общественной трансформации, по его мнению, должны быть:

в государственно-правовой сфере: сильное и эффективное государство, мир, стабильность, политический консенсус, общественное согласие;

в экономической области: ориентация на смешанные, коллективно частные формы собственности;

государственная поддержка с помощью инвестиций, льготных кредитов и других форм избирательного патронажа предприятий с акционерной собственностью;

расширение сети техноемких совместных предприятий в свободных экономических зонах;

выбор партнеров по принципу организационно-экономической, технологической и ментальной совместимости;

в социальной сфере: государственная поддержка социально незащищенных слоев населения;

поощрение всех форм профессиональной деятельности и предпринимательства при их реальном вкладе в развитие национальной экономики;

превращение тонко дифференцированной оплаты труда в главный стимул роста его производительности;

формирование среднего класса из представителей все социально-профессиональных групп;

постоянный мониторинг общественного мнения как основания социальной политики;

в национальной политике: установка на всестороннюю консолидацию наций и национальных культур;

формирование образцово-нормативной системы общенациональной культуры, в которой белорусская культура будет играть роль доминанты и коммуникатора;

в области науки и образования: создание единой интегрированной системы «наука – образование – технологии», придание этой системе статусе общественного приоритета;

развитие массового среднего и высшего образования в сочетании с элитарным для особо одаренных представителей из всех слоев населения;

гуманизация и гуманитаризация образования;

в области искусства: развитие общенациональной художественной культуры;

поддержка приоритетных направлений отечественного искусства, прежде всего его профессиональных форм и образцов, уходящих корнями в языческо-христианское мировоззрение и восточнославянский фольклор белорусов;

во внешней политике: «географический плюрализм», политика открытых дверей;

приоритет экономических интересов;

взвешенные отношения с соседями и другими странами мира;

расширение партнерства с ментально совместимыми странами;

развитие сети туристических, телевизионных и компьютерных коммуникаций;

проведение сбалансированной хозяйственно региональной политики по созданию совместных транзитных транспортных развязок, торгово-экономических и финансовых союзов;

укрепление Союза Беларуси и России в рамках обновленного СНГ и прочее1.

Эти идеи и настроения, активный поиск собственной модели развития сказались на динамике политического процесса. Около четырех лет продолжалась подготовка текста новой конституции. Основными проблемами ее разработчиков были вопросы выбора формы государственности и отношение к частной собственности. Они так и не получили своего окончательного разрешения даже с формальным принятием новой Конституции Республики Беларусь в марте 1994 года. Понадобились еще несколько лет общественных дискуссий и ожесточенной политической борьбы, чтобы по результатам всенародного референдума 1996 года окончательно определиться по принципиальным вопросам государственного строительства и особенностям национальной модели развития. Таким образом, за несколько лет независимости «талерантныя, памяркоуныя i разважлiвыя» трижды меняли основы конституционного строя: парламентская республика, президентская республика, полупрезидентская республика. И это не случайно. В настоящее время, как отмечалось выше, в большинстве стран Центральной и Восточной Европы наблюдается тенденция к созданию смешанной по своему характеру и формам государственности. Все большее количество государств идут по пути формирования полупрезидентских и полупарламентских республик, пытаясь соединить необходимую стабильность правительства в президентской республике с выгодами парламентаризма, создавая тем самым уникальные Шрубенко, А.Г. Государственное управление в контексте идеологии белорусской государственности / Идеология белорусской государственности: Материалы научной конференции 12 ноября 1998 г. – Мн.: ИСПИ, 1998. С. 22 – 23.

государственные структуры, адекватные новому этапу и выбранной модели социально ориентированной рыночной экономики.

Завершение конституционной реформы, укрепление основных институтов новой политической системы и, прежде всего, вертикали исполнительной власти позволили обеспечить социально-политическую стабильность в обществе, спокойствие и уверенность людей. Это положительно сказалось на экономической ситуации. Были преодолены основные кризисные явления в обществе, а наметившаяся экономическая стабилизация успешно переросла в динамичное и устойчивое развитие. Это немедленно заметили зарубежные эксперты и оппоненты власти внутри страны, которые первыми заговорили об особой «белорусской модели» развития. К основным характерным особенностям этой модели, по словам первого Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко, относятся:

Сильная и эффективная государственная власть, чтобы обеспечить безопасность граждан, социальную справедливость и общественный порядок, вытянуть экономику из бездны экономического кризиса.

Частный сектор может и должен развиваться наряду с государственным. Однако не в ущерб национальным интересам. Национальные интересы государства должны быть главным приоритетом и главной целью, во имя которой работает каждый гражданин, предприятие или бизнесмен, основавший свое производство на частной форме собственности.

Приватизация не самоцель, а средство найти заинтересованного инвестора, создать эффективного собственника.

Интеграционные процессы со странами СНГ, в первую очередь с Россией.

Сильная социальная политика – краеугольный камень нашего политического курса1.

Формулируя эти основные особенности белорусской модели развития, Президент постоянно подчеркивает, что она является не столько продуктом См.: Стратегия экономического развития Республики Беларусь на современном этапе. Материалы постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов 21 – 22 марта 2002 г. –Минск, 2002. С. 28 – 39.

кабинетного творчества ученых, сколько результатом совместных усилий народа и власти, полной драматизма практики социально-экономических преобразований первых лет независимости Республики Беларусь. Важнейшими направлениями совершенствования «белорусской модели» должны быть всемерное повышение эффективности управления, адаптация кадрового корпуса к современным условиям. «При этом на основе национальной модели общественного развития необходимо сформировать и соответствующее государственное мышление наших кадров»1.

Сегодня на мрачном фоне кризиса мировой финансовой системы, который стал следствием концептуальных просчетов неолиберальной рыночной модели и сокращения роли современного государства, стали особенно очевидны преимущества методологии белорусской модели развития. В 1990 – 1995 годах ВВП Беларуси сократился на 35 %, а промышленное производство – на 41 %.

Благодаря активной макроэкономической политике республика смогла восстановить докризисный уровень ВВП путем мягкого вхождения в рынок за 13 лет, то есть быстрее, чем почти все постсоветские страны. За периодом стабилизации и формирования современной рыночной институциональной среды (1996 – 2000) последовал период экономического роста, основу которого составили базовые отрасли – машиностроение, нефтехимия, микроэлектроника, сельское хозяйство. В результате за последние 10 лет Беларусь обеспечила рост ВВП в 2,3 раза, продукции промышленности – в 3, инвестиций – в 3,7, реальных денежных доходов населения – в 4,7 раза. Созданная в Республике Беларусь социально ориентированная модель развития позволила повысить душевой ВВП (по ППС) с 16,6 % от уровня стран Западной Европы в 1996 году до 32 % в 2007 году2.

Приводя эти данные, Председатель Президиума Национальной академии наук Беларуси М.В. Мясникович отмечает, что руководство страны и ученые Стратегия экономического развития Республики Беларусь на современном этапе. Материалы постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов 21 – 22 марта 2002 г. С. 42.

Мясникович, М.В. Становление новой экономики в Республике Беларусь / Проблемы управления. 2008. № 4.

С. 35.

считают, что на современном этапе развития на смену прямым методам госрегулирования экономики, которые были эффективны в период стабилизации и восстановительного роста, должны придти стимулирующие инструменты макроэкономической политики, основанной на раскрепощении инициативы и активном инновационном процессе. С 2001 года одним из приоритетов социально-экономического развития страны становиться научно инновационная деятельность. Содержание новой парадигмы связано с переходом от экономического роста к экономическому развитию.

Таким образом, в конце ХХ века история еще раз предоставила белорусскому народу шанс реализовать многовековую мечту о собственной государственности, достойной жизни нынешних и будущих поколений.

В идее национальной государственности в эпоху глобализации заложен глубокий философский смысл. Уже первые великие государства древности воспринимаются нами не просто как политические и социально-экономические, но как духовно-нормативные образования. Именно в таком качестве они были субъектами и двигателями мировой истории, в них воплощался дух народа, их создавшего. Это означает, что белорусское государство должно состояться, прежде всего, как государство национальное. Лишенная национального своеобразия страна может лишиться и своего места в современной цивилизации и мировой культуре. Русский философ И.А. Ильин очень тонко подметил, что государство представляет собой «положительно-правовую форму Родины», а Родина есть та вершина, с которой человеку и народу открывается мировое сообщество.

Подводя своеобразный итог затянувшегося спора с нашими западными оппонентами о наиболее предпочтительных путях и современных моделях развития, Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко в одном из посланий белорусскому народу и Национальному собранию отмечал, что благодаря своему историческому выбору суверенная Беларусь состоялась. Мы стали сплоченной, энергичной, сильной духом нацией, островком стабильности и спокойствия гордого и независимого народа, который живет на своей земле и строит свою жизнь. Создан прочный фундамент, который позволяет эффективно и энергично развиваться по всем направлениям. Четко сформулированные и адекватные нашим возможностям цели, достаточные средства их реализации позволили не просто гнаться за ходом истории и мировой экономики, а создать основы эффективной и конкурентоспособной национальной экономики, стать привлекательными для иностранного капитала, надежным торгово экономическим партнером на мировом рынке. Это дает возможность ставить перед страной еще более амбициозные задачи. «Концептуально сохраняя выработанную модель нашей экономики, надо продолжать качественно ее усовершенствовать, переходить на следующий, более высокий уровень. У нас есть все для того, чтобы занимать ведущие позиции в мировой экономике»1.

Есть все основания не сомневаться в конечном положительном результате предпринимаемых усилий. Республика Беларусь отвергает всякий диктат со стороны других государств в выборе модели политического и экономического развития, не приемлет навязываемый ей ложный выбор между Западом и Востоком. Белорусский народ готов в полной мере использовать свой исторический шанс, превратить особенности географического положения страны в центре европейского континента, которое было в прошлые века историческим проклятием, в экономическое благословение на основе равноправного сотрудничества между государствами.

ВОСТОЧНЫЙ СИНДРОМ Напрасно обучение без мысли, опасна мысль без обучения Конфуций Послание Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь. Здоровье государства – это благополучие человека, согласие в обществе, целеустремленность нации. – Минск 29 апреля 2008 года. С.44.

Процессы глобализации мировой экономики и неустойчивость социально-экономического развития сопровождаются в большинстве государств интенсивными поисками новых стратегий развития и эффективных систем государственного управления. При всех различиях в содержании, направленности и результатах современных реформ, прослеживаются некоторые общие закономерности. Концепция административного государства уступает место концепции эффективного правительства. Новое государственное управление, основанное на использовании в государственном секторе идей и практики управления в частном секторе, как уже отмечалось, еще не оформилось в четкую теоретическую концепцию. Однако научные споры о «приемлемой теории и правильной практике» не помешали внедрению новых подходов. Ставка на экономичность, энергичность и эффективность государственного сектора оказывают глубокое воздействие на современное понимание роли государственного управления в развитии общества.

Смесь успехов и неудач административных реформ на основе менеджмента в большинстве западных стран и развивающихся обществах не смущают сторонников данной концепции. Рыночная риторика, формы и методы частного управления в государственном секторе явно доминируют, навязываются в качестве универсальной, либеральной модели развития. Более того, по оценкам отдельных исследователей, на Западе происходит не просто административное реформирование, а по существу революция во взаимоотношениях государства, государственного управления и общества. По своим последствиям она может быть не менее значимой научно-технической революции ХХ века. Поэтому «только сумасшедший или морально ущербный человек может не быть либералом». Убедив себя, западный мир пытается убедить всех остальных в собственной исключительности и основанном на этом праве учить других.

При этом просто не замечается, а чаще всего игнорируется опыт других стран, прежде всего Юго-Восточной Азии. М. Вебер доказывал в свое время, что это совершенно иной мир, где власть и собственность не обособились, а религия по-прежнему задает тон в общественной жизни и политике, что конфуцианская культура и традиция противоположны всему, что ведет к успешному развитию капитализма и общества. Нерасчлененность рационального и иррационального, как оказалось, вовсе не повод для исторического пессимизма. Ученые и политические аналитики отмечают беспрецедентные темпы роста экономики Китая, Южной Кореи и Японии в последние десятилетия ХХ века. Если в начальный период индустриализации Великобритании и США потребовалось около 50 лет для увеличения вдвое производства на душу населения, то Китай и Южная Корея добились этого примерно за 10 лет. Уже через 20 лет «неправильно устроенный» и «нелиберальный» Китай опередит, по многочисленным прогнозам, США по большинству экономических показателей и станет первой державой мира1. При этом успехи в развитии рыночной экономики стали возможны без кардинального политического переворота, слома старой политической системы и отказа от руководящей роли коммунистической партии, что не удалось повторить ни в одной другой стране.

Образцом поражающего воображение успеха является история современной Японии. Трудолюбивые и дисциплинированные японцы, исповедующие свой особый и исключительный образ жизни, отказавшись от политики «блестящей изоляции», превратили страну в процветающее государство, занимающее второе место в мире по своему экономическому развитию и по общепринятым меркам более чем в 4 раза превосходят экономику Китая2. Поражают не только высокие темпы, но и их достижение при очень низком стартовом уровне модернизации, скудости ресурсной базы.

Успех приходит не случайно, обусловлен множеством причин. Однако некоторые факторы и элементы развития названных стран являются структурообразующими для их стратегий. Среди них следует назвать активную См.: Бжезинский, З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.:

Междунар. отношения, 1998. С. 183.;

Панарин А.С. Стратегическая нестабильность в XXI веке. – М.: Алгоритм, 2003.

С. 22.

См.: Тэтчер, М. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. – М.: Альпина Паблишер, 2003. С. 154.

роль государства в регулировании национальной экономики, создание компетентной и некоррумпированной бюрократии. Государственная служба Японии, Китая и Южной Кореи при всей ее открытости и адаптивности к современным процессам мирового развития, уникальной способности использовать научные открытия и опыт других стран сохраняет свою самобытность. Совокупность принципов, объединенных едиными подходами к роли и значению человеческого фактора, заставляет исследователей говорить об особом восточном синдроме, который привлекает повышенный интерес теоретиков и практиков государственного управления. Знакомство с их характерными чертами и технологиями имеет важное научно-практическое значение для разработки моделей эффективного государственного управления и динамичной кадровой политики. В дополнение к сказанному и в поисках ответа на вопрос о том, что является основой для прогресса и непрерывно ускоряющегося развития стран названного региона, воспользуемся полезным советом А. Токвиля: «Просто проверьте, поощряет ли закон этого народа стремление к успеху, дает ли свободу действий, способствует ли развитию чутья и навыков его поиска, дает ли возможность пожинать плоды».

У истоков «японского чуда»

Обращение к японскому опыту организации государственной службы продиктовано многими обстоятельствами. Япония является одной из самых высокоразвитых стран, признанным лидером в сфере экономики, высоких тех нологий и систем управления, успешно конкурирует со своими американскими и европейскими партнерами на мировых рынках. По мнению исследователей, секреты «японского чуда» связаны, в первую очередь с правильно выбранным вариантом восстановления и развития страны и ее экономики после сокруши тельного поражения во второй мировой войне. Составной частью этой страте гии являются уникальные и эффективные социальные технологии и механизмы управления человеческими ресурсами, мотивации и заинтересованности ра ботника в результатах своего труда, что превратило их в активные факторы экономического роста. Большой вклад в этот процесс вносит государственная служба, способная профессионально влиять на экономическое и социальное развитие своей страны.

Во многих отношениях государственная служба Японии мало чем отли чается от подобных институтов в других странах. Она достаточно компактна и составляет только 8,1 % к общему числу работающих. Для сравнения этот по казатель в Германии, США, Великобритании и Франции равен соответственно 15,1, 15,5, 19,4 и 22,6 %. Давно ушли в прошлое формы и методы отбора и на значения государственных служащих по принципу «дележа добычи», что называлось в Японии «охотой за официальной должностью». Подбор кадров на основе их особого вклада в победу правящей партии на парламентских выборах отрицательно сказывался на профессионализме государственного аппарата и его эффективности.

В соответствии с Законом о государственной службе она основывается на принципах: по приоритетам (в соответствии с итогами вступительного экзамена или аттестации);

по способностям (на основе экзамена для вновь принимаемых, проверки – для уже работающих, наличия дипломов, аттестатов, свидетельств и т.п.);

нейтральности (государственным служащим не запрещается иметь собственные политические убеждения, но они не имеют права вести в соответствии с ними свою профессиональную деятельность);

равных возможностей (для всего населения страны);

равенства (ко всем, кто принят на службу). Лишены права претендовать на государственную службу недее способные, неправоспособные, лишавшиеся или лишенные свободы, уволен ные ранее с работы в дисциплинарном порядке, участвующие в деятельности подрывных организаций.

Все государственные служащие делятся на две категории. Первую из них составляют служащие правительственных (центральных) органов, которые в свою очередь разделены на две больших группы: особых государственных служащих, участвующих в принятии решений и постановке задач;

обычных государственных служащих, реализующих принятые решения. Ко второй ка тегории отнесены государственные служащие местных органов власти. Об служивающий персонал органов государственного управления принадлежит к категории производственных государственных служащих. Являются госу дарственными служащими учителя, врачи, военнослужащие, полицейские, по жарные и другие работники, чья деятельность осуществляется за счет налого плательщиков. По приоритетности они тоже подразделяются на ряд категорий.

В сфере образования, например, к высшей категории относятся преподаватели вузов;

ко второй – преподаватели старших школ;

к третьей – преподаватели начальных школ;

к четвертой – преподаватели шестилетних технических школ.

Категории не зависят от величины школ и численности обучающихся. Внутри каждой из категорий служащие делятся на группы в зависимости от должности, квалификации, профессии.

Общая численность государственной службы – около 5 млн. человек. Из них 25,8 % заняты в центральных и 74,2 % в местных органах управления. Ад министративные государственные служащие составляют 509 тыс. человек.

Наибольшее их количество трудится в системе министерства просвещения (27,11 %), министерства здравоохранения и социального обеспечения (14,91 %), министерства финансов (14,1 %), министерства юстиции (9,53 %), министерства сельского хозяйства, лесной и рыбной промышленности (7,43 %), министерства транспорта (7, 41%) и т.д.

Авторитет государственной службы в обществе достаточно высок. Быть служащим почетно и престижно. Поэтому вступительные конкурсы часто дос тигают до 100 человек на одну вакансию. Существует возрастной ценз – 18 – лет. Конкурсные экзамены проводятся с целью проверки наличия у претендентов необходимых качеств для выполнения функциональных обязанностей. Учителя, медики, техперсонал, водители транспорта назначаются в систему государственной службы способом отбора, в ходе которого проводятся собеседования, тестирование, заполняются анкеты.

Государственные служащие в соответствии с Конституцией страны яв ляются слугами всего народа, а не какой-то его части. При поступлении на службу они принимают присягу, клянутся соблюдать требования государст венной службы, выполнять японские законы и указания вышестоящих чинов ников, хранить служебную тайну, в том числе после ухода со службы.

Все рабочее время служащего должно быть посвящено выполнению должностных обязанностей. Существуют ограничения на политическую дея тельность (кроме особых государственных служащих). Они не имеют права на забастовки и митинги. Запрещено заниматься коммерческой деятельностью.

Административным государственным служащим в порядке исключения раз решена преподавательская деятельность.

Карьера государственного служащего бывает скоростной, средней и медленной. Типичная «карьера в гору» для преподавателя вуза, например, вы глядит следующим образом: ассистент, лектор, доцент, профессор. Существует и так называемая «карьера с горы», когда служащего переводят на более низ кую должность по его собственному желанию, состоянию здоровья или ини циативе администрации. Действуют два механизма прекращения государст венной службы: простая отставка и освобождение.

Организация государственной службы Японии достаточно типична для большинства развитых стран. Это вовсе не случайно. Императорская Япония Мэйдзи разработала свою Конституцию еще в XIX веке по образцу имперской Германии. Такое избирательное заимствование европейских ин ституциональных моделей отвечало японской специфике и было связано с особенностями местной социальной структуры, которая строилась на идее коллективного целедостижения. После 1945 года наметился решительный по ворот к либеральной адаптивно-интегративной функциональной модели. Од нако речь не идет об абсолютном копировании американской модели. Струк тура власти в Японии основана на особом историко-этническом и культурном базисе, который во многом отличается от других современных обществ, однако оказался удивительно отзывчивым на требования модернизации и рацио нализации. Уникальная социокультурная система, не знающая себе равных по адаптивной способности, и является основным источником и причиной так на зываемого «японского чуда» -- вхождения Японии в состав самых высокораз витых стран мира.

Фундаментом названного «чуда» в сфере государственной службы и кадровой политики являются пять великих японских систем: система пожиз ненного найма;

система кадровой ротации;

система репутаций;

система подго товки на рабочем месте;

система оплаты труда. Основанные на философии на рода и его традициях, они составляют единый сложный комплекс, формируют особую мотивационную среду, в которой человеку интересно работать лучше и больше, полностью реализуя свои физические, интеллектуальные и творческие способности. С одинаковым успехом эти системы применяются как на го сударственной службе, так и на крупных предприятиях всех секторов эконо мики, обеспечивают рост производительности труда, конкурентные преиму щества, высокий жизненный уровень населения.

Система пожизненного найма юридически не оформлена. Речь идет скорее о джентельментском соглашении между нанимателем и работником, реальной заинтересованности последнего длительное время трудиться на кон кретном предприятии, связать с ним всю свою жизнь. Со стороны нанимателя это обеспечивается дополнительной оплатой труда за выслугу лет, премиями, различными социальными льготами, неформальной заботой о сотруднике и его семье. Экономическая эффективность подобной кадровой политики достига ется за счет того, что, вкладывая значительные средства в обучение и профес сиональное развитие персонала, соответствующее потребностям предприятия, руководство может использовать эти кадры практически до предельного воз раста. При этом необходимо учитывать, что до 90-х годов в Японии просто не было предельного возраста для всех категорий и групп государственных слу жащих. В настоящее время он введен и составляет 60 лет (для некоторых слу жащих – 63 – 65 лет, преподавателей вузов – 63 года). Подобная мера, по мне нию японских специалистов, очень важна с точки зрения планирования кадро вых процессов и обновления микроклимата на государственной службе. Ши роко распространенная во всем мире контрактная система отношений с «пра вом на свободный прием и увольнение» не устраивает в Японии ни нанимате лей, ни служащих.

Система ротации состоит в обязательном перемещении служащих через каждые 2 – 3 года выполнения функций на определенном рабочем месте. Это обеспечивает гибкость рабочей силы, повышает уровень ее квалификации, способствует расширению кругозора и развитию более широкого взгляда на задачи и возможности своего учреждения. После нескольких перемещений ра ботника по горизонтали, изучения этих участков работы и всей технологиче ской схемы, следует обязательное повышение в должности. Новые руководи тели, как правило, хорошо справляются с обязанностями, так как предвари тельно ознакомлены с ними достаточно обстоятельно. Типичная карьера госу дарственного служащего японского министерства, например, выглядит сле дующим образом: новички (выпускники вузов и школ) – 18 – 28 лет;

сотрудники – 18 – 30 лет;

начальники секторов – 28 – 30 лет;

заместители начальников отделов – 35 лет;

начальники отделов – 40 лет;

заместители начальников департаментов – 50 лет;

начальники департаментов – 55 лет.

Добросовестное, качественное и творческое отношение специалиста к выполнению служебных обязанностей на каждом рабочем месте гарантирует система репутаций. На каждого из них при перемещении составляется пись менная характеристика. Она достаточно лаконична, однако содержит необхо димые сведения обо всех достоинствах и недостатках служащего. Ее объектив ность обеспечивается ежедневными проверками сотрудников в форме опроса коллег, подчиненных, начальников и клиентов. Характеристики следуют за че ловеком на всех этапах его службы, влияют на репутацию и дальнейшую карь еру, дают каждому шанс ее улучшить.

Эту цель преследует также система подготовки на рабочем месте. В отличие от практики найма в Западной Европе и США японские учреждения и предприятия не требуют от претендентов на должность специальной подготовки. Основное внимание обращается не на объем знаний и умений, а на способность к обучению и адаптационные качества. Обучение персонала, приобретение специальных знаний и навыков, нужных учреждению или предприятию, обеспечивается внутрифирменной подготовкой на рабочем месте. Периодической подготовкой центральных государственных служащих вне рабочего времени занимается Институт повышения квалификации при Управлении по делам персонала. Государственные служащие местных органов управления проходят переподготовку и повышение квалификации в Академии самоуправления.

Характерно, что переподготовку и повышение квалификации в Японии проходят государственные служащие до уровня начальника отдела министер ства, ведомства, управления и заместителя мэра провинции. Должностные лица более высоких категорий занимаются только самоподготовкой и самооб разованием. Учитывается при этом, что на всех стадиях ротации они неодно кратно обучались на рабочих местах и в учреждениях образования. Системы ротации и подготовки на рабочем месте в совокупности обеспечивают хорошую мотивационную среду, формируют творческого работника, обеспе чивают его карьеру с максимальной пользой для организации.

Не менее показательна и эффективна система оплаты труда. В государ ственном и частном секторе Японии действуют десятки таких систем как мощные факторы стимулирования экономического роста и высокого уровня жизни. При всем их многообразии и неповторимости можно выделить не сколько основных особенностей.

Оплата труда зависит от стажа и возраста работника. Такая система спо собствует прикрепление человека к предприятию и предполагает, что его ква лификация растет пропорционально возрасту и непрерывному стажу работы.

Таким образом, платят не за возраст и выслугу лет, а за квалификацию и про фессионализм. Прослеживается прямая зависимость оплаты труда от фактического трудового вклада и реальных результатов работы. Оплата по результатам составляет в настоящее время более 60 % в совокупной заработной плате и эта тенденция постоянно усиливается.

Размер оплаты труда зависит также от так называемых жизненных пиков, которых в жизни человека насчитывается 5 – 6 (поступление на работу, женитьба, рождение ребенка, покупка жилья и т.п.). В соответствии с законами и традициями достижение этих пиков отмечается значительным повышением заработка.

Оплата труда менеджеров через систему «плавающих окладов» находится в прямой зависимости от итогов работы предприятий. Кроме того, система пожизненного найма и дух «семьи», который царит на большинстве предприятий, предполагают, что все трудности и проблемы должны перекла дываться на руководство, а не рабочих. Не удивительно, что в Японии наблюдается одна из самых низких в мире дифференциация в оплате труда между руководством и работниками – 1:4 или 1:5. Для сравнения, в США – 1:15, Российской Федерации – 1:12,6 и самая низкая в Швеции – 1:3.

Размер оплаты труда государственных служащих определяется двумя составляющими: градацией (разрядом), соответствующей должности служа щего;

ступенью, определяемой стажем работы. В типовых сетках насчитыва ется 11 градаций и 32 ступени. Новая, более высокая ступень присваивается, как правило, через каждые 2 – 3 года. Результаты труда определяются периодичностью перевода служащего из одной градации в другую. Кроме того, для них предусмотрены традиционные для страны дополнительные выплаты и некоторые виды специальных пособий: семейное пособие, в том числе на детей;

транспортное пособие или оплата стоимости бензина личного автомобиля;

региональные пособия;

пособия за особые условия труда. Пять должностных окладов в год выплачиваются в виде бонусов (0,8 – в марте, 2 – в июле, 2,2 – в декабре).

Управление по делам персонала ежегодно изучает уровень оплаты труда государственных служащих, сравнивает его с заработками работников частного производственного сектора экономики. Законом о статистике определено частных предприятий с численностью работающих более 100 человек, от достоверной информации которых по заработной плате зависит динамика и размер оплаты труда служащих. Рост зарплаты в производственной сфере и увеличение макроэкономических показателей страны создают экономическую и моральную основу для повышения окладов государственным служащим. В августе каждого года рассчитываются ее размеры, а решение принимается обычно парламентом. В случае экономических трудностей зарплата корректи руется в сторону уменьшения.

Все перечисленные условия и обстоятельства позволили создать одну из лучших по критериям эффективности систем государственной службы, при влечь на службу государству «лучшие мозги нации», способствовали станов лению Японии как мировой супердержавы.

Изменение мировой экономической ситуации в начале XXI века, усиле ние процессов глобализации капитала и интернационализации хозяйственных связей, задачи сохранения за страной ее лидирующего положения остро ставит вопрос о структурной реорганизации всех сфер жизни общества. Современные административные реформы необходимы для создания комплексной, прозрач ной и гибкой системы государственного управления, способной эффективно реагировать на изменения политико-экономической ситуации. Формирование политики и курса реформ идет под контролем бюрократического аппарата. Не стыдясь своей национальной идентичности, он не пошел по пути дерегуляции и либерализации, характерной для большинства западных стран. Предпочитает проводить перемены постепенно, создавая гибридную систему, способную усилить конкурентоспособность экономики. При этом сохраняется элитарная бюрократическая система руководства «догоняющего периода» с ее приоритетами на улучшение благосостояния производителей и использование регулируемых рынков для обеспечения политической и социально экономической стабильности в обществе. Только будущее определит лучшую из стратегий развития и назовет победителей.

Китайский вариант История нового Китая начинается с конца 1978 года. Это связано с реше нием Коммунистической партии Китая (КПК) о приоритете экономического развития и начале рыночных реформ, строительстве социализма «с китайской спецификой» на основе объявленных новым лидером страны Дэн Сяопином «четырех модернизаций» в области науки, сельского хозяйства, промышленности и вооруженных сил. Китайцы на деле подтвердили мнение, что они самые предприимчивые люди в мире. Особенно когда речь идет об ус пехах собственной страны. Экономические достижения просто фантастичны.

8% ежегодных средних темпов роста, начиная с 1979 года, позволили догнать по объему национального дохода США, опередить по величине экономиче ского потенциала Японию. Объем международной торговли вырос почти в раза и составляет около 36 % ВВП 1. Современный активный национализм под питывается глубокими историческими корнями. Неотъемлемой составной ча стью национально-государственного самосознания китайцев является идея на ционального величия страны. Само название государства «Китай» переводится как «срединное королевство» и рассматривается народом как естественный центр мира.

Рыночная трансформация экономики социалистического типа в Китае сопровождалась проведением административной реформы. Старая система государственного управления, созданная для централизованной плановой экономики, отличалась сложностью и неэффективностью дублирующих друг друга государственных и партийных органов. Кадровое обеспечение государственного аппарата осуществлялось с помощью «разнарядки»

партийных комитетов всех уровней, что отрицательно сказывалось на его профессионализме и авторитете в обществе. Основной целью реформы было провозглашено повышение эффективности государственного управления путем перехода от прямого административного контроля к косвенному контролю и макрорегулированию, создание к 2015 году «небольшого правительства в большем обществе», адекватного современной рыночной экономике.

Административная реформа развивалась в парадигме «мягкого административного мышления», с постоянной перестройкой аппарата См.: Тэтчер, М. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. С.193.

управления по модели живого организма, способного гибко реагировать на новые запросы китайского общества. Реструктуризация государства в соответствии с изменениями в характере экономической системы проходила постепенно, в обстановке острой борьбы за власть. Реформы проводились постоянно, но неравномерно. В начале XXI века завершился уже седьмой этап преобразований системы управления. Основными вехами и результатами этого процесса являются принятие новой Конституции КНР, разделение некоторых функций партии и правительства, совершенствование правовой системы, значительное сокращение масштабов государственных учреждений и численности их персонала, рационализация деятельности государственного механизма в интересах рыночной экономики. Усилились функции и органы макроэкономического управления и регулирования. Экономические производственные функции многих правительственных департаментов переданы предприятиям.

В 1987 году объявлена реформа государственной службы. В следующем году для ее проведения создано Министерство кадров, функции которого ранее выполняло Министерство труда и кадров. Однако основные усилия по соз данию нового института государственной службы были предприняты, начиная с 1993 года, что связано с принятием Временного положения о государствен ных служащих. Это положение действует и в настоящее время в качестве ос новного правового акта по регулированию государственно-служебных отно шений. Его появлению предшествовали эксперименты с реформой государст венной службы в отдельных регионах страны, неоднократные сокращения го сударственных органов и служащих. О значении этого документа для успеха всего комплекса реформ и развития Китая свидетельствует тот факт, что по ложение было принято законодателями в 16 чтениях, которые проходили в течение почти двух лет.

В самом названии документа, определяющего основные направления но вой государственной кадровой политики, и особенно в его содержании отчетливо прослеживаются специфические подходы к реализации курса реформ. Традиционная устойчивость восточных обществ подсказала реформаторам поэтапность и эволюционность преобразований, необходимость достаточно продолжительного переходного периода, в рамках которого старая и новая системы общественных и кадровых отношений сосуществуют и взаимодействуют, доказывая на практике свои преимущества. Следует напомнить в этой связи мнение Г. Лебона, который в книге «Психология социализма» отмечал: «Как человек не может выбрать себе возраста, так и народы не могут выбирать свои учреждения. Они подчиняются тем, к которым их обязывает их прошлое, их верования, экономические законы, среда, в которой они живут. Что народ в данную минуту может путем насильственной революции разрушить учреждения, переставшие ему нравиться, -- это не раз наблюдалось в истории. Но чего история никогда еще не показывала -- чтобы новые учреждения, искусственно навязанные силой, держались сколько-нибудь прочно и положительно. Спустя короткое время все прошлое вновь входит в силу, так как мы всецело созданы этим прошлым, и оно является нашим верховным властителем».

Современная государственная служба Китая тяготеет к закрытой карьер ной системе, которая характерна для большинства стран Европы. Однако ос новные принципы этой системы были позаимствованы европейцами в свое время из истории древнего китайского общества и связаны с именем знаменитого мудреца Конфуция (Кунцзы, ок. 551 – 478 гг. до н. э.). Она основана на идее государственной службы как «избранной элиты». Ее характерными особенностями являются разграничения служащих на классы в соответствии с уровнем образования и квалификации, ограниченная мобильность государственных служащих, старшинство как основа для повышения, высокий престиж высших уровней службы, политическая нейтральность и т.п. Время и обстоятельства вносили свои коррективы, создавая в различных странах свои часто очень специфические варианты этой системы.

Состав государственной службы КНР сужен до так называемых «ключе вых должностей государственного управления», тех лиц, которые выполняют функции и наделены полномочиями по разработке и реализации государствен ной политики. Это руководители, администраторы, служащие всех админист ративных органов. Политические должности также отнесены к категории го сударственных служащих. Не являются служащими персонал предприятий го сударственного сектора, работники образования и здравоохранения, научные сотрудники, военнослужащие.

Государственная служба едина, охватывает всю вертикаль власти и составляет по численности более 5,5 млн. человек. Единство обеспечивается также общей классификацией должностей. Государственные служащие подразделяются на 15 рангов, которые определяются в соответствии с занимаемой должностью и степенью ответственности. Учитываются при этом моральные и деловые качества, практические успехи в работе и приобретенный опыт.

Согласно Временному положению система «разнарядок» при приеме на службу заменена открытыми конкурсами, также примененными впервые в древнем Китае и составляющими основу современной системы заслуг в практике организации государственной службы большинства развитых государств. Определен следующий порядок зачисления на вакантные должности: публикация сообщения о вакансиях;

проверка компетентности претендентов и открытый экзамен для прошедших эту проверку;

для сдавших экзамен – дополнительная проверка по политическим, идеологическим и моральным качествам, способности к работе и другим аспектам. В первую очередь учитываются заслуги человека. Дополнительным критерием является моральная устойчивость, которая трактуется как преданность политике КПК.

Политическая нейтральность не приветствуется. Однако политические, идеологические и моральные качества играют решающую роль при назначении на должности в партийных комитетах. Для структур исполнительной власти способности и производственные достижения кандидата.

Результаты всех проверок и испытаний претендентов представляются в соответствующие отделы кадров народных представительств для рассмотрения и принятия решений. В результате децентрализации системы принятия го сударственных решений путем делегирования полномочий тем, кто лучше ин формирован, в то числе и в кадровых вопросах, территориальные партийные комитеты и государственные органы назначают руководящих работников только одного нижестоящего административного уровня (раньше было двух).

Зачисляемые на посты особого значения, утверждаются Министерством кадров.

Однако законами предусмотрены и исключения из общих правил, более упрощенный порядок отбора и назначения на должности, другие методики оценки претендентов.

В этой связи следует обратить особое внимание на роль КПК в китайском обществе. Партия по-прежнему обладает высшей политической властью и играет доминирующую роль в государственном управлении. Для принятия всех важнейших государственных решений требуется одобрение партийных инстанций. Так, за административную реформу отвечает Государственный ко митет КПК по реформе государственного сектора. Он функционирует под председательством Премьер-министра и выполняет задачи по разработке по литики реформирования системы государственного управления, планов реор ганизации центральных органов государственной власти, организационных и кадровых учредительных квот (штатов) для центральных и провинциальных государственных ведомств, проектов административных нормативных актов и др.

В структуре ЦК КПК действует отдел по организационным вопросам, который руководит деятельностью всех лиц, занимающих значимые посты, и государственных служащих, которые составляют особый номенклатурный слой. Центральный комитет по надзору за дисциплиной является главным го сударственным органом по борьбе с коррупцией и злоупотреблениями слу жебным положением. Номенклатурная система позволяет КПК управлять го сударственной службой напрямую, оказывать определяющее влияние на кад ровую политику и ее реализацию.

Требования к государственным служащим достаточно обширны и строги.

Они должны: соблюдать Конституцию и законы;

исполнять службу в соответствии с законами и политикой государства;

защищать безопасность, честь и интересы государства;

хранить государственную и служебную тайну, быть справедливыми, честными и бескорыстными;

«поддерживать тесные связи с массами, прислушиваться к их мнению, воспринимать контроль со стороны масс, всемерно служить интересам народа».

Предусмотрен ряд ограничений, связанных с государственной службой.

Служащим запрещено: распространять высказывания, порочащие авторитет правительства;

создавать незаконные организации или участвовать в них;

организовывать или участвовать в митингах, манифестациях и других действиях, направленных против правительства;

организовывать забастовки или участвовать в них;

противодействовать решениям и приказам вышестоящих инстанций;

зажимать критику, прибегать к мести;

заниматься торговлей и другими видами деятельности, приносящей прибыль. Особо оговорены запреты на действия, образующие состав преступления, в том числе казнокрадство, хищения, подкуп, взятки, использование служебного положения в своих корыстных целях, транжирование и расточительство государственных средств, посягательство на интересы масс, нанесение вреда отношениям между правительством и народом. Предусмотрены и требования морального порядка.

С этой же целью во Временном положении зафиксированы некоторые превентивные меры. Например, супруги, кровные родственники по прямой и боковой линии в пределах трех поколений, близкие родственники по линии мужа и жены не могут занимать должности, находящиеся в прямом подчинении или отношениях прямого руководства. Они не могут заниматься и контрольной, ревизионной, кадровой, финансовой деятельностью в этих учреждениях.


Должностные лица лишены права рассматривать дела своих родственников.

Нельзя назначать служащих на руководящие посты в уездных и нижестоящих органах народных правительств, если они родом из этой местности, за исключением национальных автономий.

Достаточно подробно определены во Временном положении условия прохождения государственной службы, порядок повышения и понижения в должности, обучения и переподготовки, поощрения и наказания, оплаты труда, ухода в отставку. Новая политика заключается в том, что служебная карьера каждого служащего находится под постоянным контролем. Предусмотрено проведение ежегодных проверок специальными аттестационными комиссиями или группами по проверке. Итоги проверок с обязательным учетом мнения народа о каждом конкретном руководителе являются юридическим основанием для упорядочения их должностей, разрядов и заработной платы, поощрения или наказания. За оценку «отлично» и «должности соответствует» предусмотрено, например, повышение оплаты труда и премии. Однако эта система пока работает недостаточно эффективно, поскольку такие оценки получают обычно примерно 85 % служащих. Заработная плата складывается главным образом из должностного оклада, оплаты за ранг, базовой заработной платы и выплаты за выслугу лет. Она установлена на уровне оплаты труда менеджеров, выполняющих аналогичные обязанности на государственных предприятиях. Ее размеры относительно невелики, как и дифференциация, которая составляет 1 :

5,6. Значительный интерес вызывает созданная в последние годы система «кадровой ответственности». Многие государственные служащие подписывают трудовые договора, в которых четко определяются конечные цели их деятельности. По факту их выполнения выплачиваются премии. Однако и эти меры не создают особых стимулов для повышения конечных результатов деятельности и предупреждения коррупции, уровень которой остается достаточно высоким.

Еще одной из целей реформы государственной службы провозглашено изменение ее возрастной структуры. Возрастной порог ухода на пенсию установлен для большинства мужчин – 60 лет, а женщин – 55 лет. В результате средний возраст министров и губернаторов снизился, например, с 65 до 55 лет по сравнению с 1987 годом. Существует и институт ротации государственных служащих. Ротация означает переводы, перемещения по должности, назначения на замену должности и откомандирование для закалки. Для этого государственные органы всех ступеней имеют определенное количество вакантных мест для принятия откомандированных в порядке ротации.

Направленные для закалки – это планомерный отбор служащих в низовые учреждения и организации для замещения определенных должностей, приобретения практических навыков управления. На период командировки они остаются в подчинении кадровой службы своих учреждений.

Часто используется для названных целей и такое радикальное средство как сокращение государственного аппарата. С одной стороны, подобная практика вызвана рационализацией государственных ведомств в условиях развития рыночных отношений, акцентом на оптимальное и эффективное использование управленцев. С другой – массовые сокращения служащих предпринимались для пополнения рядов частного сектора, влияние в котором является предметом особого внимания партии и государственных органов. В среднем по стране количество государственных служащих уменьшилось на %. К концу реформ предполагается сократить более 2 млн служащих.

К названным цифрам следует относиться с осторожностью. Даже настойчивым китайцам не удается отменить действия законов Паркинсона.

Последовательные усилия по сокращению аппарата часто ведут к постоянному увеличению численности сотрудников государственных учреждений. Но есть и особенности. Немало ликвидированных учреждений получили статус «общественных институтов» с фактическим сохранением своих штатов. В этом есть своя логика. Необходимо было трудоустроить значительное количество работников попавших под сокращение, сохранить их в качестве потенциального кадрового резерва и активных сторонников рыночных преобразований.

Важнейшим приоритетом кадровой политики остается подготовка кадров. Национальная школа управления, Центральная партийная школа, кадровые и партийные школы на всех уровнях административной иерархии значительно увеличили объемы подготовки. Программы обучения обновлены с учетом потребностей рыночной экономики. Десятки тысяч молодых людей получают образование в зарубежных странах. В настоящее время в аппарате центральных органов государственного управления уже 80% служащих имеют высшее образование.

Опора на национальные традиции и открытость лучшему международному опыту особо ярко проявилась в ходе реформы государственной службы Гонконга в процессе его интеграции в состав КНР как особого административного района. Именно на государственный аппарат возложена основная ответственность за успешное бескризисное завершение переходного периода, стабильность и процветание в обществе. По замыслу реформа должна носить характер глубокой структурной перестройки с целью создания устойчивой основы для эффективной и пользующейся поддержкой населения государственной службы, способной отвечать на вызовы третьего тысячелетия. Конечная цель преобразований заключалось в том, чтобы путем повышения профессионализма и ответственности служащих вернуть доверие граждан к государственному сектору, накопить необходимый опыт для будущего реформирования государственного управления во всем Китае.

С учетом специфики интеграционного периода в Гонконге были сформулированы основные принципы реформы. Процесс реформирования не должен нарушать обычную деятельность государственных структур, особенно в области обслуживания населения. Для этого предпочтение отдано постепенному, пошаговому процессу преобразований. Все предложения должны быть реальными и логичными, отвечать критериям объективности и экономичности. Конкретным мероприятиям всегда предшествует всесторонний анализ реформ, выработка единой стратегии их проведения. С учетом далеко идущих последствий этих реформ для государства и общества, все информация о них открыта и доступна для населения. Особое внимание обращено на законность, совместимость реформы с законами КНР и договорными обязательствами Китая и Великобритании.

Поиск резервов повышения эффективности государственной службы в Гонконге ведется в традиционных для этой сферы областях:

совершенствовании механизмов поступления на службу и увольнения с нее;

заработной платы и дополнительных льгот;

процедуры дисциплинарных взысканий и поощрений;

образования и повышения квалификации служащих.

Поражает другое: стратагемность мышления инициаторов и исполнителей реформ. В системе ценностей восточноазиатских цивилизаций это качество занимает особое место, относится к величайшим достижениям философской и политической мысли. Само понятие «стратагема» означает стратегический план, в котором для противника заключена какая-то хитрость или ловушка.

Стратагемность является чертой национального характера китайцев, особенностью их национальной психологии. Но это вовсе не нация одних хитрецов и обманщиков. Одновременно это понятие означает сообразительность, изобретательность и находчивость. Это народ, умеющий стратегически мыслить, составлять долгосрочные планы на государственном и личностном уровне, просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед, предвидеть последствия и добиваться успеха.

В области основных принципов получения работы в государственном аппарате определены доступность и справедливость. Это предполагает подбор кадров по образованию, опыту работы и личным качествам, ясную и устойчивую структуру карьерного роста и возможностей продвижения по служебной лестнице. Стабильность и по существу постоянная занятость на государственной службе в условиях экономических потрясений переходного периода, перспективы служебного роста для талантливых людей позволят, по замыслу инициаторов реформ, получить хороших руководителей и исполнителей. Однако слишком высокая стабильность часто отрицательно действуют на отдельных работников, может привести к противоположным результатам. Необходимо достичь разумного баланса между стабильностью и гибкостью системы назначений в государственной службе, используя механизмы своевременного отсева случайных людей и пассивных работников.

Подбор лучших и наиболее талантливых специалистов для работы в государственном секторе в условиях усиления требовательности к власти и ее представителям требует системы гарантий и компенсаций, в том числе в области материального стимулирования. Однако, в силу сложившихся обстоятельств, возможности увеличения размера зарплаты служащих пока отсутствуют, чем с успехом пользуются частные фирмы. Позитивными факторами, по мнению правительства КНР, являются, наряду с постоянной занятостью государственных служащих, существующие социальные льготы, бесплатное медицинское обслуживание и гарантированная пенсионная поддержка. В ходе реформы их следует развивать и закреплять. Все льготы необходимо предоставлять только сотрудникам, имеющим основные разряды.

Чтобы получить основной разряд служащий обязан успешно проработать на государственной службе не менее года. По замыслу элемент конкуренции и соревнования среди этой категории служащих станет дополнительным фактором, привлекательным, в том числе для молодых талантливых специалистов, которые до настоящего времени предпочитают работать в частном секторе. Коренные изменения намечены и в практике наград поощрений. Каждая государственная организация должна иметь специальный наградной форд для премий работникам за конкретные результаты работы.


Этот фонд заменит старую систему выплаты надбавок к государственным праздникам или знаменательным событиям. Одновременно по мере преодоления трудностей переходного этапа планируются мероприятия по уравниванию размеров зарплат в бизнесе и в государственном секторе.

Приоритетами в области обучения и развития специалистов для кадрового корпуса государственной службы становятся не дальнейшее развитие национальной системы образования, а значительное обновление учебных программ в соответствии с требованиями развития науки и технологий в третьем тысячелетии. Кроме того, все необходимые практические навыки работы молодые специалисты должны получать непосредственно в организациях и учреждениях без отрыва от основной деятельности. Курсы повышения квалификации работают при любом крупном правительственном ведомстве. Особое внимание уделяется овладению навыками использования компьютерных технологий. Приветствуется обмен опытом через широкие контакты, межведомственные конференции и встречи, заимствование методов рационализации труда и увеличения его производительности, используемых в частном секторе. Правительство КНР рассчитывает, что эти запланированные мероприятия найдут понимание и поддержку среди государственных служащих, что положительно скажется на конкретных результатах реформ.

«Смешанная стратегия» Южной Кореи Мировое сообщество почитает успех. Тем более незапланированный, добытый в упорной борьбе или труде, почти в безвыходной ситуации. В свое время страны Юго-Восточной Азии были просто отнесены к «третьему миру».

Сегодня, отдавая дань уважения, этот динамично развивающийся регион образно сравнивают с «летящей гусиной стаей», где роль вожака играет Япония, за которой следуют новые индустриальные страны, восточные «тигры»

или «драконы». Специалисты обычно разделяют эти страны на группу «четырех тигров» (Сянган (Гонконг), Южная Корея, Сингапур и Тайвань), которые по абсолютным и удельным показателям приблизились к развитым государствам Запада, и «новейшие индустриальные страны» (Индонезия, Малайзия и Таиланд), вступившие на путь подъема несколько позднее. К этой семерке «дальневосточных тигров» относят и несколько латиноамериканских государств.

Южная Корея -- один из древнейших очагов человеческой цивилизации, первые государственные образования в котором появились еще в VIII – IV вв.

до н.э. Она долгое время боролась за право на существование, находилась в тени и зависимости от своих более великих и могущественных соседей. Только в ХХ веке Корея пережала оккупацию Японией и американскими войсками, раскол страны, почти четыре десятилетия диктаторского режима. Чтобы потом, опираясь на более тесную, чем в других государствах историко-культурную общность народа, его усердный труд, предприимчивость и взаимную поддержку, буквально на глазах одного поколения создать мощную экономику, приблизиться к разряду стран с высокими доходами населения.

Многие аналитики поспешили объявить переход Республики Корея на демократический путь развития в 1987 году и успешные экономические преобразования своего рода «наградой» корейскому народу за долготерпение.

Однако подлинные причины этих явлений и процессов, постоянного и устойчивого продвижения по пути прогресса, лежат гораздо глубже, объясняются сочетанием многих объективных и субъективных, в том числе региональных факторов.

Политико-правовая система современной Южной Кореи характеризуется значительным влиянием европейской романо-германской и американской систем права, рецепция которых произошла «опосредованно» через внедрение японского и американского законодательства в период колониального господства и оккупации. В условиях независимости все законы, которые ассоциировались с иноземным господством, заменены на корейские. Сказалась определенная боязнь снова оказаться втянутыми в сферу влияния других государств. Кроме того, для правосознания и правовой культуры корейцев характерно большое влияние общих для народов Восточной Азии конфуцианских традиций коллективизма, патернализма, приоритета обязанностей над правами, обычаев и морально-этических норм над юридическими.

Национальная специфика прослеживается и в экономической сфере.

Страна никогда не следовала классической, либеральной модели невмешательства государства в экономику. Еще правившие в стране военные режимы проводили политику укрепления национального частнокапиталистического уклада и поощрения частной инициативы.

Главными средствами достижения этих целей стала система «управляемой капиталистической экономики», государственного регулирования и планирования развития хозяйства. Сегодня эти принципы закреплены в действующей Конституции 1987 года. Экономический порядок основан на уважении свободы и творческой инициативы предприятий и личности в экономических делах. Государство сохраняет за собой функции регулирования и координации для поддержки сбалансированного роста и стабильности национальной экономики, гарантий правильного распределения доходов, предотвращения монополизации рынка и злоупотреблений экономической властью, «демократизации экономики через гармонию между участниками экономических отношений». Создан режим наибольшего благоприятствования прямым иностранным инвестициям, для чего либерализированы практически все сектора экономики. Особым приоритетом, основанным на конфуцианских традициях почитания знания и системы конкурсных испытаний, является создание образованной и хорошо обученной рабочей силы, способной выпускать именно ту продукцию, которая нужна зарубежному покупателю.

Инвестиции в «человеческий капитал» в виде расходов на образование составляют в среднем более 10 % ВНП. При этом если классическое конфуцианство исповедовало отвлеченное знание, а предприниматели, торговцы и работники занимали низкое место в социальной иерархии, то господствующая в современном обществе «новая конфуцианская этика»

(неоконфуцианство) поощряет прикладные знания и практическую деятельность. Многие видят ее сходства с протестантской этикой в Западной Европе и ее влиянием на развитие капиталистических отношений. На 45 млн.

жителей страны приходится 1,4 млн. студентов вузов. Уже в 1980 году корейские технические институты подготовили больше выпускников, чем Великобритания, Западная Германия и Швеция вместе взятые.

Интерес населения к образованию связан также с постоянно обостряющейся конкуренцией на рынке труда. Оно не только повышает ценность «человеческого капитала», но и позволяет значительной части граждан воспользоваться плодами экономического подъема. Государство на практике реализует принцип «распределения отдачи от роста», в соответствие с которым блага от развития должны получать все социальные слои, что поощряет их активное участие в модернизации страны.

«Смешанная стратегия» как результат встречи и взаимообогащения западных и восточных тенденций развития, оказалась на удивление жизнеспособной, несмотря на сложную судьбу всех открытых экономических систем, их зависимость от ситуации на мировых экспортных рынках.

Рассматривая человека в качестве главного ресурса развития, сочетая в себе постоянный государственный контроль с поддержкой частной предпринимательской инициативы, создавая условия для расцвета талантов людей и их реализации, она предполагает наличие «сильной государственной власти», дееспособного государственного аппарата. Свою роль сыграли национальные и культурные традиции: высокий престиж государственной службы, требования к чиновникам добросовестного служения на благо государства.

В качестве наследства от диктаторского режима Республика Корея получила закрытую кадровую (мандариновую) систему государственной службы. Общее число государственных служащих составляет 548 318 человек.

Государственная служба подразделяется на два вида: профессиональная служба и прочие служащие. Профессиональная служба (544 336 чел.) разделена на три категории. К общей службе (90 917 чел.) относятся служащие, занятые в сферах техники, научных исследований, консультаций и управления предоставлением общественных услуг общего пользования. Специальная служба (389 750 чел.) включает в себя судей, прокуроров, дипломатов, работников образования, полицейских, пожарных и пр. Каждое подразделение этой службы действует по своим особым законам, специфическим условиям найма, своей классификацией и системой оплаты труда. К технической службе (63 669 чел.) отнесены так называемые «синие воротнички», которые выполняют работу технического характера, в том числе железнодорожники, почтальоны, операторы. Прочие государственные служащие составляют только 3 982 чел. и разделена на три вида: политическая служба (99 чел.);

особая служба (2 402 чел.);

трудовая служба (1 481 чел.).

Профессиональная государственная служба основана на условиях пожизненного найма. Служащие надежно защищены законом от увольнений, в том числе и при смене правительства. Никто не может быть отстранен от должности без принятия предварительных мер дисциплинарного воздействия.

Только государственные служащие высокого ранга лишены такой правовой защиты и могут быть уволены без названных формальных оснований.

Своеобразной платой за подобный статус является почти полная деполитизация государственной службы. Служащие не имеют права участвовать в политической деятельности, сборе средств в поддержку любой политической партии, баллотироваться на выборные государственные должности. По оценкам многих аналитиков государственный аппарат представляет собой технократичекую элиту, независимую от политической конъюнктуры, основного разработчика национальной экономической стратегии при минимальном вмешательстве политиков и промышленных групп.

Впрочем, мнение руководителей бизнеса всегда учитывается при принятии решений. Устойчивое партнерство государства и бизнеса проявляется в практике постоянных консультаций правительственных чиновников и ведущих предпринимателей. Все это имеет давние традиции. До начала 80-х годов, например, под председательством Президента республики проводились ежемесячные совещания руководителей экономических ведомств и лидеров крупнейших компаний по вопросам реализации экспортных программ.

Многочисленные консультативные комиссии работали на различных уровнях управления и в других сферах.

Центральным кадровым ведомством и органом управления государственной службы с 1963 года было Министерство государственного управления. С 1998 года в результате слияния с Министерством внутренних дел создано Министерство государственного управления и внутренних дел. В года для обеспечения независимого надзора и учета заслуг, внедрения и реализации «системы открытого и состязательного назначения на должности»

образована Комиссия государственной службы. В ее функции входит разработка основных направлений кадровой политики и систем оплаты труда, рассмотрение назначений и продвижения по службе государственных служащих высшего звена, установление квалификационных требований и отбор кандидатов для открытого конкурса, надзор за работой кадровых служб и деятельностью персонала. За объединенным министерством сохранились задачи планирования потребности в рабочей силе, анализ тенденций в сфере трудового спроса и предложения, отбор служащих более низких рангов, рассмотрение апелляций и жалоб, подготовка государственных служащих.

Работающий при нем Центральный институт подготовки государственных служащих организует для высших категорий служащих курсы общей и специальной подготовки, общенациональные и международные мероприятия по обмену опытом организации и функционирования государственной службы.

Названные меры по оптимизации управления кадровой работой связаны с особенностями закрытых кадровых систем государственной службы, их известной самодостаточностью, закостенелостью структур и процедур.

Особенно ярко это проявилось в условиях произошедшего в 1997 году кризиса платежного баланса. В разгар самого жестокого со времен Корейской войны экономического кризиса был создан Комитет по реформе государственного административного управления. Результатом его деятельности стал утвержденный Национальным собранием 28 февраля 1998 года Закон об организации государственного управления. Он направлен на создание в стране небольшого, но эффективного правительства, ориентированного на потребителя и способного гибко реагировать на социальные трудности и перемены. В качестве образца для подражания и эффективного средства реформирования государственного управления и государственной службы были взяты либеральные рыночные административные реформы в США в начале 90-х годов.

Новый политический курс на укрепление «демократии, рыночной экономики и продуктивного благосостояния», повышение конкурентоспособности государства привел к трем этапам реструктуризации правительственных ведомств и государственного аппарата в 1998, 1999 и годах. В ходе реформ было значительно сокращено количество министров кабинета и государственных чиновников уровня министра. Ряд органов государственного управления сокращены или ликвидированы через приватизацию их функций. Для установления баланса между большей управленческой свободой и гибкостью, усиления ответственности за результаты деятельности при ряде линейных министерств создано национальных центров (агентств), главы которых назначаются путем открытого найма по контрактам и получают оплату по результатам работы. Многие функции правительственных ведомств переданы местным органам, перестройка деятельности которых и основных производственных систем заключалась в изменении стимулов их деятельности с упором на конкуренцию и заслуги.

Деятельность любого исполнительного органа рассматривается как государственное предприятие. Вслед за новым Уставом государственной службы, центральные и местные органы управления опубликовали около своих уставов, где установлены цели и стандарты государственных услуг, а также компенсации на случай их невыполнения. В целях улучшения качества государственных услуг, реализуется Программа решения всех проблем граждан в одном месте (принцип «одного окна»). Комитет по реформе государственного регулирования за два года своей деятельности отменил 5933 и усовершенствовал 2411 из 11 125 действующих административных нормативных актов.

Составной частью реструктуризации стала программа беспрецедентного сокращения государственного аппарата на 15,9 % (163 599 чел).

Сопротивление служащих было сведено к минимуму, в связи с еще большей безработицей в частном секторе и решительными требованиями общественности о равномерном распределении бремени экономического кризиса на все слои населения. Основным способом сокращения занятости стал более ранний уход на пенсию. Каждому министру был дан один год на массовые увольнения, в течение которого запрещались все виды найма и продвижения по службе. Для регулирования кадровых процессов правительство ввело в 1998 году «тотальную систему контроля численности государственных служащих», а Президент страны установил своим указом «потолок» общего числа служащих в количестве 273 982 чел.

Действовавшая с 1995 года система оценки эффективности деятельности государственных служащих была расширена и преобразована в программу оплаты труда по результатам. Для государственных служащих, занимающих должности выше уровня генерального директора, в рамках Программы ежегодного роста профессионализма и квалификации устанавливаются специальные надбавки в зависимости от эффективности деятельности каждого сотрудника. Для более низких категорий служащих предусмотрены единовременные вознаграждения. В целом, составными элементами современной оплаты труда служащих являются: основная зарплата (45 %);

скидки, надбавки, пособия и прибавки (33 %);

расходы на социальную сферу (22 %). Достаточно высокая оплата труда, которая составляет в среднем около 90 % от оплаты соответствующих категорий руководителей в частном секторе, выгодные условия выхода на пенсию и другие льготы способствуют привлечению на государственную службу хороших специалистов.

Впрочем, реформы имели и свой национальный колорит, решали специфические проблемы корейской государственной службы. Так, для оздоровления государственного аппарата, содействия движению кадров между секторами экономики и повышению компетентности, набору сторонних кандидатов введена «система открытых должностей». Во всех ведомствах 20 % должностей 3-й и более высоких категорий отводятся под открытые конкурсы.

Квалификационные требования устанавливаются по согласованию с Комиссией по государственной службе. Ведены новые процедуры подачи заявок на замещение вакантных должностей в онлайновом режиме с размещением информации в Интернете, что позволяет гражданам контролировать весь процесс. Отобранные кандидаты назначаются на должности по контрактам.

Подобная мера разрушила старую систему внутренних конкурсов, хотя действующим государственным служащим и разрешено участвовать в открытых конкурсах.

Особые меры приняты по борьбе с коррупцией, скандалы связанные с которой периодически потрясают общество, снижают авторитет власти. Для координации политики и выработки практических мер по борьбе с этим злом создан президентский Консультативный совет. Он подготовил Закон о борьбе с коррупцией, который включает в себя кодекс поведения государственных служащих и систему защиты осведомителей. Введена в обязательном порядке процедура регистрации и публикации в печати сведений о доходах и имуществе выборных должностных лиц и высокопоставленных чиновников.

Демократизации и открытости государственной службы призван содействовать Закон о раскрытии государственной информации. Граждане получили право затребовать любые государственные документы, кроме относящихся к национальной безопасности и обороне, чтобы объективно оценивать деятельность государственных органов и всех должностных лиц.

Впервые в истории страны корейское правительство обратилось к научно-исследовательским учреждениям и представителям структур управления частным сектором с просьбой о разработке проекта радикальной реформы государственных функций и структур. Предложения ученых и специалистов в основном совпали с мнениями официальных должностных лиц, однако отличались большим радикализмом. Их основные рекомендации сводились к расширению до 30 % «системы открытых должностей» на высшие государственные посты и децентрализации полномочий по найму служащих более низких уровней. Предлагалось увеличить количество государственных исполнительных агентств и контрактную систему для их менеджеров и специалистов. Особо подчеркивалась необходимость ужесточения мер по борьбе с коррупцией и фаворитизмом, введение единых вступительных экзаменов для кандидатов на высшие посты в дипломатической службе и административном управлении. Для становления общества, основанного на знаниях, указывалось на потребность дальнейшего совершенствования системы управления информацией и технологиями государственного управления.

Амбициозность реформ и реформаторов Юго-Восточной Азии не только поражает, но и вдохновляет. Не все удается сделать, тем более в такие короткие сроки. Сопротивление преобразованиям нарастает по мере их углубления.

Однако налицо желание усилить государство и государственную службу во имя прогресса и процветания общества.

Подводя предварительные итоги нашего несколько затянувшегося дискурса об экспансии современной либеральной идеологии и историософии, пока робких попытках отдельных государств предложить собственное видение перспектив развития, приведем слова известного российского политолога А.С.

Панарина, который, ссылаясь на проницательные суждения Х. Гадамера, писал:

«История никому – никакому избранному классу, народу, цивилизационному региону – не доверяет монопольного права на выражение своей логики и своего смысла, никому из них не вручает окончательно судьбу всего человечества.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.