авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию РФ

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

_

РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

Политика, экономика, безопасность

Выпуск 2

Владивосток

Дальнаука 2008 ББК 66.4(2Рос.17) УДК 327(571.6) Р 76 Рецензенты: И.Ф. Ярулин, д-р полит. наук;

Л.Е. Бляхер, д-р филос. наук Отв. редактор: Н.В. Котляр, канд.

ист. наук РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В АЗИАТСКО-ТИХО Р 76 ОКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ:

Политика, экономика, безопасность. Выпуск 2 / науч.

ред. М.Ю. Шинковский. – Владивосток: Дальнаука, 2008. – 466 с.

ISBN 978-5-8044-0842- В коллективной монографии продолжают исследоваться во просы современной геополитики в АТР, экономического и политиче ского сотрудничества, этнокультурного взаимодействия, региональ ной энергетической, транспортной, миграционной, социальной по литики России, а также некоторые аспекты национальной безопас ности и российских национальных интересов в Северо-Тихо океанском регионе. В отдельных разделах работы рассматриваются этнополитические и культурные процессы в странах региона, в ча стности, в США, Китайской Народной Республике и на Филиппинах, а также теоретические аспекты политического и социально экономического развития муниципального уровня власти. Общее направление исследования определяется особыми характеристика ми региона Северной Пацифики, оказывающего растущее влияние на развитие современного мира и выделяемого в качестве само стоятельной единицы в структуре Азиатско-Тихоокеанского региона на основании ряда геополитических, географических, экономиче ских и иных признаков.

Издание адресовано специалистам-регионоведам, междуна родникам, историкам, политологам и экономистам, а также широ кому кругу читателей, интересующихся развитием геополитических процессов, экономического сотрудничества и культурного взаимо действия стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

ББК 66.4(2Рос.17) Ключевые слова: глобализация, геополитика, политические процес сы, интеграция, Азиатско-Тихоокеанский регион, Северная Пацифика, Дальний Восток, региональная политика, энергетическая безопасность, ретроспективный подход.

© ISBN 978-5-8044-0842-9 Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, ВВЕДЕНИЕ Издание коллективной монографии продолжает комплексное исследование регионального аспекта глобальной политики, начатое в коллективной работе «Российский Дальний Восток в Азиатско Тихоокеанском регионе на рубеже веков: политика, экономика, безопасность» (2005 г.) под научной редакцией М.Ю. Шинковского, посвященной исследованию теории и практики регионального со трудничества, роли российского Дальнего Востока в интеграцион ных процессах Азиатско-Тихоокеанского региона. Тематические блоки монографии представляют исследования геополитических аспектов строения политико-территориальной системы рассматри ваемого региона;

мировых политических процессов, акцентиро ванных на интеграционном, торгово-экономическом, энергетиче ском и культурном сотрудничестве;

внешней и внутренней регио нальной политики, стратегических интересов и представлений о национальной безопасности в странах, находящихся под влиянием основных тенденций развития Северо-Тихоокеанской части АТР.

Общие характеристики современной геополитики в Север ной Пацифике – северной части Азиатско-Тихоокеанского региона, неразрывно связаны с реальной социально-политической практи кой глобализации, оказавшейся во многом явлением более слож ным и непредсказуемым, чем это казалось еще совсем недавно.

Центр глобальных событий, а значит, и силы неотвратимо смеща ется от Европы и Запада к Азии и Востоку. Этот поистине текто нический сдвиг в глобальной системе международных отношений заставляет искать новые подходы к изучению трансформаций ми ровой политики как на глобальном, так и на региональном уров нях. В этой связи, учитывая снижение в восточном направлении общего уровня геополитического потенциала России, правомерно говорить не столько о геополитическом потенциале страны в целом, сколько о потенциале отдельной ее территории (региона) и ее пер спективе, и, следовательно, о своеобразии геополитического про странства Северной Пацифики.

Обращение к региону Северной Пацифики как к чрезвычай но важной в геополитическом отношении форме реализации кон кретных практик представляется особенно актуальным, учитывая –3– Введение такие его характеристики, как беспрецедентный экономический динамизм региона и его генерирующая роль в развитии мировой экономики;

политическая активность новых региональных держав:

малоуязвимых в военном отношении, крупных, претендующих на лидирующую роль в своих регионах и обладающих (стремящихся обладать или способных к обладанию) ядерным оружием;

ускорен ный темп интеграционных процессов, способствующих существен ному усилению внешних позиций региональных лидеров и оказы вающих растущее влияние на развитие мира. Проведенный в мо нографии анализ комплекса субрегиональных отношений, разви вающихся в контексте и под влиянием как глобальных, так и ре гиональных тенденций, затрагивает исходные предпосылки внеш неполитического курса стран региона, линии соперничества этого геополитического поля, структуру и направления экономической и политической интеграции, долговременные цели российской тихо океанской политики, а также ряд других факторов, оказывающих существенное влияние на изменение баланса сил в Северной Па цифике.

Несмотря на широкое развитие международного экономиче ского сотрудничества и активное развития региональных объеди нений, геополитические интересы региональных лидеров и всю со вокупность факторов, определяющих геополитическую ситуацию в АТР, военно-политическая ситуация в регионе остатся нестабиль ной. В условиях глобализации и высокой активности происходя щих здесь геополитических процессов можно предположить, что в будущем роль милитарной составляющей не только не уменьшится, но и, напротив, приобретт тенденцию к возрастанию, заявляя си ловой ресурс в качестве одного из способов реализации комплекса геополитических интересов в условиях трансформации современ ного мирового порядка.

Резкая актуализация темы будущего использования Мирово го океана, наряду с конкуренцией за надежный доступ к источни кам сырья и особенно к энергоресурсам, является одной из тен денций территориального аспекта развития глобализации, особен но остро проявившейся к концу ХХ века. Освоение ресурсов Миро вого океана затрагивает стратегические интересы прибрежных стран, что, в свою очередь, обусловливает необходимость укрепле ния военно-морской составляющей государств. Очевидным пред ставляется тот факт, что уход России с океанских просторов и рез кое ослабление ее военно-морской силы привели к подрыву геоэко номических позиций страны, установлению полного контроля над океанскими коммуникациями со стороны США и их союзников, снижению и почти полной утрате возможности политического воз действия на различные участки региона и наиболее важные собы тия, происходящие в нем. Вывод о необходимости приоритета на циональных задач России на тихоокеанском и индокитайском ре гиональных направлениях дополняется рядом предложений по уси лению национальной безопасности. В их числе насущная потреб –4– Введение ность в формировании единого координационного государственно го механизма по реализации национальной морской политики и формирование реального сектора экономики на основе всех со ставляющих морского потенциала России, повышение боевых воз можностей ТОФ и развитие сбалансированного Тихоокеанского флота.

Современные тенденции мирового политического процесса, основанные на принципах многополярности, невмешательства в дела друг друга, уважения взаимных интересов, совместного поис ка путей противодействия новым вызовам, наиболее полно отра жаются в развитии Азиатско-Тихоокеанского региона, демонстри рующем уникальный опыт создания единого политического и эко номического пространства, равноправное партнерство развитых и развивающихся стран. Развитие Азиатско-Тихоокеанского эконо мического сотрудничества (АТЭС) – нетипичного для конца ХХ и начала XXI веков регионального интеграционного объединения – представляет яркий пример того, как идеологические и политиче ские интересы стран могут отойти на второй план, если речь идт о несомненной экономической пользе для стран-участниц. Впервые в мировой истории объединение создали государства, имеющие наи более динамичные экономики мира, в высокой, а для ряда стран в решающей степени, зависящие от экспорта и столь сильно разли чающиеся между собой по условиям и уровню хозяйственного раз вития, структурам экономик, культуре, национальной психологии, историческим и политическим традициям. В целом можно сказать, что почти за 20 лет своего существования организации Азиатско Тихоокеанского экономического сотрудничества удалось чтко обо значить свою линию на либерализацию внутрирегиональной и ми ровой торговли, а ее участникам – достигнуть весьма высокой сте пени понимания.

Конструктивная вовлечнность России в интеграционные процессы в этой части земного шара, присоединение к организа ции Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества – крупного многостороннего объединения, ставшего важным факто ром международного взаимодействия, является стратегическим шагом, необходимым для активного встраивания российской эко номики в региональную систему политических и экономических отношений, продвижения российских технологических достиже ний на рынки АТР, реализации крупных энергетических проектов, как на территории самой России, так и на территории партнров по АТЭС и т.д. Вместе с тем расширение взаимодействия России со странами СВА является одним из ключевых средств для вхождения Дальнего Востока в процессы международного политического и экономического сотрудничества и реализация имеющихся у нее возможностей должны базироваться не только на ресурсных, ин фраструктурных и институциональных возможностях, но и на ин новационных проектах. Важнейшей задачей развития Дальнего Востока, таким образом, становится выработка продуктивной ре –5– Введение гиональной стратегии, позволяющей обеспечить баланс отношений «центр – регионы».

Этнокультурное взаимодействие – неотъемлемая часть поли тического процесса и серьезный фактор в регионе, отличающемся религиозно-этнической и социо-культурной мозаикой составляю щих его стран, нормы и ценности которых не могут быть сведены к одному культурно-цивилизационному полю. Исследования показы вают, что опыт взаимодействия российского Дальнего Востока и стран АТР за последние полтора десятилетия привел не столько к усилению взаимовлияния и взаимовосприятия культур, сколько к формированию минимально необходимой для взаимодействия лю дей лояльности. Характеристика этно-культурных стереотипов, представленная на страницах монографии, раскрывает их прин ципиальное несовпадение, являющееся препятствием для взаимо понимания взаимодействующих сторон, отражает динамику вос приятия россиянами представителей соседних стран. Вместе с тем подчеркивается положительная роль, которую могут сыграть в межкультурной коммуникации известные заранее этнокультурные стереотипы, помогающие отказаться от мифологизированной кар тины внешнего мира и смягчить этнокультурное непонимание в современных международных отношениях.

Инструменты и результативность культурного воздействия Японии и Китая – основных акторов международных отношений в Северо-Восточной Азии – на пограничные с ними российские ре гионы, в частности на формирование общественного сознания Дальнего Востока России, рассматриваются как фактор междуна родных культурных связей, которые, в свою очередь, все чаще ста новятся результатом целенаправленной культурно-информацион ной деятельности современных государств. Процесс формирования зарубежного имиджа двух стран, предположительно, будет сопро вождаться обострением культурной конкуренции Китая и Японии в России. Для российского Дальнего Востока прогнозируется усиле ние восточноазиатских черт в региональной культуре, что может, среди прочего, привести к полному вытеснению из региона евро пейских языков (кроме английского), ориентации местной молоде жи на профессиональную карьеру в восточноазиатских странах, углублению социально-экономических противоречий между регио ном и федеральным центром.

Ретроспективный анализ развития торгово-экономического сотрудничества на Дальнем Востоке позволяет выявить, наряду с общими тенденциями внешней торговли страны, некоторые регио нальные особенности. Необходимо отметить, что государственная региональная политика, особое экономико-географическое положе ние Дальневосточного экономического района и другие факторы привели к образованию в его хозяйстве специфических диспро порций. Выходом из создавшегося положения явилось, наряду с усилением внутрирегиональных связей, ускоренное сырьевое рас ширение внешнеэкономических связей со странами АТР, начав –6– Введение шееся с середины 1960-х годов.

Экспортная ориентация в 60–80-е годы в развитии многих отраслей способствовала усилению кон центрации производства, повышению комплексности (недостаточ ному) в использовании природных ресурсов, притоку иностранной валюты, что привело к созданию «экспортной» отрасли специализа ции экономики региона. Одновременно экспортная ориентация отраслей специализации дальневосточной промышленности обу словливала взаимозависимость внутренней и внешней политики на Дальнем Востоке России. Общий вывод об особой стратегической значимости наращивания экономического потенциала Дальнего Востока для дальнейшего подъема производительных сил страны и невыполнении директивных планов развития региона в указанный период позволяет отметить, что причина кризисного состояния на ходится глубже – в хозяйственном механизме, сложившемся в 60– 80-е гг.

Опыт привлечения рабочей силы из стран АТР в 1980– 1990 гг. дает основания утверждать, что избавиться от такого сдерживающего фактора развития Дальнего Востока, как нехватка людских ресурсов, можно путем разумного использования легально привлеченной иностранной рабочей силы, доказавшей, в силу ряда обстоятельств, свою привлекательность для российских работода телей и правительств Китая, Вьетнама, КНДР. Анализ основных факторов, определявших процесс становления автомобильных со общений российского Дальнего Востока и северо-восточных про винций Китая в этот же период, позволяет отметить, что развитие международных автомобильных сообщений в какой-то мере спо собствовало решению острых социально-экономических проблем Дальнего Востока России, связанных с трудоустройством, товар ным дефицитом, возможностями регулярных туристических обме нов и т.д. Недостатком, проявившимся в ходе развития междуна родных транспортных взаимодействий, было несовершенство пра вовых аспектов такого рода сотрудничества, экономические и тех нические условия его осуществления, серьезно отстававшие от по требностей участников.

С началом третьего тысячелетия происходит изменение об щей картины мира, связанное с падением позиций и внешнеполи тических возможностей стран Запада, ростом энергоуязвимости Европы, перераспределением экономических, финансовых, поли тических и людских ресурсов, постепенным восстановлением по зиций России на международной арене. Еще одна тенденция, под тверждающая вывод о наступлении «новой эпохи», связана с раз витием острейшего соревнования между двумя моделями разви тия – либерально-демократическим капитализмом и более автори тарной моделью развития капитализма – между моделью госу дарств старого Запада и новой, олицетворением которой являются страны Юго-Восточной Азии, Китайская Народная Республика и Россия. «Соревновательная арена» и е основные акторы, а также реальная политическая событийная практика разворачиваются в –7– Введение Восточной и Северо-Восточной Азии, то есть регионе Северной Па цифики. Ресурсной базой этого нового центра, по мнению многих аналитиков, станет Северо-Восточная Азия, точнее – ресурсный (в основном энергетический) потенциал Сибири и российского Даль него Востока. Отсюда такое пристальное внимание к российским энергетическим проектам в Сибири, нацеленным на поставку энергоносителей в страны Восточной Азии и, возможно, в США, а также к внутрироссийским дискуссиям о разных моделях (интер национальной, национальной, автаркической) развития востока страны.

Вследствие фундаментальных изменений в мировой геопо литике и геоэкономике, происшедших за последние 8–10 лет, си туация в энергетическом секторе переживает кардинальное изме нение: подавляющая часть ресурсов переходит во владение добы вающих государств и их компаний, подрывая контроль западных стран-потребителей. Таким образом, экономическая составляющая международной политики в современном мире, где геополитиче ские интересы тесно переплетаются с необходимостью обеспечения национальных экономик достаточным количеством ресурсов, а также существует проблема контроля путей их транспортировки, становится важным элементом национальной безопасности.

Угрозы стратегическим поставкам энергоресурсов в совре менном мире открывают перед Россией новые возможности, в ча стности, перспективу занять достойное место на мировом рынке разделения труда, в котором основой национальной специализации станут энергоресурсы. Это, в свою очередь, позволит существенно расширить двустороннее экономическое сотрудничество с Китай ской Народной Республикой, Республикой Кореей, Японией, Авст ралией, Канадой, США и обеспечит вхождение России в форми рующуюся интеграцию стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Решающее значение для прогнозируемого социально-политического и экономического будущего российского Дальнего Востока имеет новый вектор в топливно-энергетической политике России – мас штабный проект «Восточная Сибирь – Тихий океан», значение ко торого можно сравнить лишь со значением Транссибирской желез нодорожной магистрали, давшей в начале ХХ века мощнейший стимул развитию всего этого региона. Положительным явлением для развития ситуации в регионе Северной Пацифики следует при знать и совершающийся на этом фоне поворот социально-эко номической и военно-политической российской политики в сторо ну всестороннего развития восточно-сибирской и дальневосточной е частей.

Несмотря на важность энергетической составляющей внеш неполитического курса ведущих государств Северной Пацифики и наметившиеся тенденции к диалогу, представляется очевидным, что масштабный кризис, охвативший всех участников междуна родного энергетического сотрудничества данного региона, не ос тавляет иллюзий на его быстрое разрешение. В основу кризиса лег –8– Введение ли, во-первых, как региональные, так и глобальные энергетические проблемы, берущие свое начало во второй половине прошлого сто летия, попытки решения которых были предприняты уже тогда, и, во-вторых, различный подход всех участников к обеспечению энергетической безопасности. Ключ к разрешению возникшего кризиса лежит в сведении к минимуму противоречий между про цессами реализации национальных энергетических стратегий каж дого из участников энергодиалога и национальными трактовками энергетической безопасности. Обострение проблемы обеспечения глобальной энергетической безопасности в мире привело к необхо димости расширения понятия энергетической безопасности в двух таких важных аспектах, как признание необходимости глобализа ции системы энергетической безопасности и защита всей цепи энергосбережения.

Российская позиционирующая энергетическая стратегия, направленная на инициативу энергодиалога, принципиально отли чается от стратегий других участников глобальной энергетической системы. Россия как страна, стремящаяся стать полноправным членом группы промышленно развитых государств, заинтересова на в международном энергетическом сотрудничестве глобального характера, и потому она стремится развивать свои связи с основ ными международными институтами, определяющими задачи ми ровой энергетической политики. Особое отношение к проблеме энергобезопасности, обусловленное спецификой географического и экономического положения России, являющейся крупным экспор тером и крупным потребителем энергоресурсов, создает мотива цию к проведению систематической, последовательной политики в сфере энергобезопасности и ведению активного открытого диалога с представителями всех трех групп участников мировой энергети ки (экспортеры, потребители и транзитеры энергоресурсов). В со ответствии с энергетической стратегией России большая роль от водится восточным регионам страны как новой крупной базе раз вития нефтегазового комплекса. В свою очередь, реализация но вых больших проектов позитивно отразится не только на энергети ческом потенциале нашей страны и Северной Пацифики, но и на глобальной энергетической безопасности, придав ей большую ус тойчивость.

В структуре национальных интересов России особое место занимают национальные морские интересы, связывающие влияние морской деятельности на экономическое развитие страны и обес печение ее безопасности. Морской потенциал государства при вы боре долговременной национальной морской политики на Тихооке анском региональном направлении по использованию ресурсов и пространств Мирового океана невозможно представить без рас смотрения его как целостной системы, для которой характерна взаимосвязь со структурой ее компонентов (транспортным, воен ным, промысловым, научно-исследовательским и др. флотами).

Отмечая все положительные стороны формирования механизмов –9– Введение реализации российской морской политики, нельзя не отметить, что в силу своеобразия и особенностей развития Дальневосточного ре гиона намеченных мер недостаточно. Сложившийся ведомствен ный подход к освоению водных пространств и ресурсов неизбежно привел к острым противоречиям и конфликтам между регионами базирования и центрами размещения инфраструктуры на Дальнем Востоке, различными отраслями морского хозяйства, рыбопромы словыми и пароходными компаниями, другими промышленными организациями, в том числе различных форм собственности, свя занных с разными видами морской деятельности. Такая ситуация привела к возрастанию реальных и потенциальных угроз ее нацио нальной безопасности с морских и океанских направлений. Исходя из этого в рамках второго этапа формирования механизмов реали зации морской политики (2005–2012 гг.) рекомендуется ввести в аппарат Полномочного представителя президента Российской Фе дерации в Дальневосточном федеральном округе Морской депар тамент, который координировал бы всю морскую политику и море хозяйственную деятельность органов исполнительной власти субъ ектов федерации и всех субъектов морской политики на Дальнем Востоке. Эти и ряд других мер, предложенных на страницах моно графии, позволят объединить все усилия в данной области, что, в свою очередь, будет полностью соответствовать требованиям за щиты суверенитета и суверенных прав Российской Федерации на Дальнем Востоке.

Транспортное обеспечение Дальнего Востока, играющее ог ромную роль в реализации возможностей обширного российского региона, является базовым элементом экономики, фактором ком муникационной основы развития Дальнего Востока, чутко реаги рующим на политическое развитие страны и общую экономиче скую активность. В настоящее время развитие транспортной ин фраструктуры восточных районов страны предусматривается в рамках двух федеральных программ: Программы социально-эко номического развития Дальнего Востока и Забайкалья и Програм мы развития транспортной системы Российской Федерации до 2015 года. Вместе с тем общая картина транспортной инфраструк туры и анализ динамики ее развития показывают острую необхо димость глубоких перемен в транспортной отрасли, одной из важ нейших задач которой в условиях быстроразвивающегося Азиат ско-Тихоокеанского региона является создание комфортного и на дежного коммуникационного поля, которое будет соответствовать стандартам мирового транспортного рынка и может быть предло жено зарубежным партнерам. Следует особо подчеркнуть, что в данной ситуации важна не стабильность, а движение к рациональ ной организации, подкрепленной стимулирующей законодательной базой, организационными мероприятиями, материальными вложе ниями.

Исторический опыт повышения эффективности транспорт ного строительства на российском Дальнем Востоке, направленной – 10 – Введение на решение оборонных, административных и иных задач регио нального и государственного масштаба, представлял собой адек ватный ответ на угрозы национальной безопасности в регионе. Ос таваясь в рамках общих принципов развития и содержания транспортной системы страны, транспортное освоение восточных окраин Российской империи отличалось рядом специфических черт. В числе особенностей транспортного развития региона следу ет отметить: стратегический характер сооружавшихся линий (что являлось важнейшей характеристикой транспортной сети Дальнего Востока);

приоритетное строительство дорог магистрального типа, связывающих важнейшие военно-административные пункты;

со четание административного регулирования и частной инициати вы;

высокие темпы строительства при сознательном допущении невысокого качества сооружаемых путей и минимизировании за трат. История развития транспортной инфраструктуры, занимаю щей, наряду с энергетикой, особое место среди областей сотрудни чества стран АТР и их регионов, позволяет также рассматривать ее в качестве ключевого линейного элемента территориальной струк туры Российской империи.

Социальное благополучие Дальневосточного региона – клю чевая задача Федеральной целевой программы социально-экономи ческого развития Дальнего Востока и Забайкалья (1996–2013 гг.), для решения которой необходимы кардинальные меры стабилизи рующего характера;

целенаправленная работа со стороны центра и поиск нестандартных схем решения со стороны региональных вла стей. В этой связи актуально обращение к опыту социальной со ставляющей дальневосточной политики царской России, успешной, прежде всего, в плане накопления (и удержания) человеческого ка питала на Дальнем Востоке. Принцип эффективной социальной помощи, заложенный в основу региональной политики, опирался на частные благотворительные общественные организации, дейст вовавшие в тесном союзе с органами местного самоуправления, что позволило сформировать разнообразное по форме оказание помощи, которая легла в основу зарождающейся на Дальнем Вос токе системы государственной социальной защиты.

Четвертый раздел монографии посвящен этнополитическим и культурным аспектам развития стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности, рассматриваются внутриполитические инте ресы и внешнеполитическое влияние кубинской диаспоры в США;

политическая активность афро-американцев и степень их реально го воздействия на власть Соединенных Штатов Америки;

тенден ции и результаты государственной образовательной политики Ки тая в национальных районах, развитие образования среди нехань ских национальностей Северо-Востока КНР;

проблема межэтниче ского конфликта на Филиппинах и борьба филиппинских мусуль ман (моро) за независимость.

Завершающий раздел посвящен вопросам взаимоотношений различных уровней власти, эволюции экономических и социальных – 11 – Введение направлений региональной политики, факторам, воздействующим на процесс принятия политических решений. Процесс построения и развития демократических институтов как инструмента реали зации государственной политики рассматривается на ярком при мере становления муниципальной власти во Владивостоке в пери од с начала 1990-х годов по настоящее время, затрагивая перипе тии избирательных кампаний, особенности городского самоуправ ления и динамику его развития. Проблема отношений власти, язы ка, коммуникации, специфика языковых и внеязыковых средств, присущих дискурсу власти, особенности коммуникативной техни ки в политической сфере раскрыты в философском анализе дан ной проблематики.

Проблему соотношения полномочий властей в России отра жает период принятия и осуществления российской губернской реформы 1775 г., ставшей удачной для своего времени попыткой разграничения полномочий местной, центральной и верховной властей, содержание и основные характеристики которой просле жены на основании широкого спектра историографического мате риала. Раздел завершается исследованием социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края, основан ным на математическом моделировании, в ходе которого дается предварительная оценка внутрирегиональной дифференциации.

– 12 – Раздел СОВРЕМЕННАЯ ГЕОПОЛИТИКА В АТР 1.1. Теоретические основы геополитических исследований в условиях глобализации Волынчук А.Б.

Становление геополитики как новой науки о влиянии земной поверхности на историю народов, государств и всего человечества началось в ХIХ веке. Карл Риттер1 предлагал назвать эту науку срав нительным земледелием, Фридрих Ратцель2 – политической географи ей. Однако появлению термина «геополитика» научная обществен ность должна быть обязана Р. Челлену, с лгкой руки которого эта де финиция вошла в широкий научный оборот. Е содержание Р. Челлен раскрыл в главной работе своей жизни «Die Staat als Le bensform», вышедшей в свет в 1916 году. Автор определил геополи тику как науку, исследующую фундаментальные качества простран ства, связанные с землей и почвой, и изучающую способы созидания Империи, происхождения стран и государственных территорий3.

На сегодняшний день период развития геополитики, ниве лирование е содержания и уточнение категориального аппарата Волынчук Андрей Борисович, кандидат географических наук, до цент кафедры мировой экономики Института менеджмента, бизнеса и экономики ВГУЭС 1 Карл Риттер (1779–1858), один из выдающихся представителей немецкой научной школы географического детерминизма. Отстаивал по ложение о том, что развитие народов идет по пути, предписанному им окружающей средой, существенной частью которой являются природные условия. См.: Риттер, К. Европа. – М., 1864.

2 Фридрих Ратцель (1844–1904). Главный его труд «Политическая география» («Politische Geographic») увидел свет в 1897 году. В этой работе Ратцель показывает, что почва является основополагающей неизменной данностью, вокруг которой вращаются интересы народов. Движение ис тории предопределено почвой и территорией. Автор исходил из того, что человеческая история – это история приспособления людей к окружаю щей их среде. См.: Ratzel F. Politische Geographic. – Mimchen-Lpz., 1897.

3 Kjellen R. Die Staat als Lebensform. – Lpz., 1916.

– 13 – Раздел насчитывают более чем вековую историю. Конечно, по сравнению с другими областями человеческих знаний (например, с философией, географией, историей и др.) это ничтожно малый срок. Тем не менее, за это время геополитика как наука претерпела ряд важных качест венных трансформаций, что позволило ей перейти от формирования сугубо теоретических, не выходящих за рамки абстракций умозри тельных построений к внедрению своего методологического инстру ментария в сферу реальной политики. Велики изменения и в содер жательном массиве. Современные геополитические исследования уже давно преодолели «очарование» географического детерминизма и не являются неприкосновенной вотчиной политгеографов. Вс чаще геополитика предстат перед нами как результат междисциплинар ного синтеза целого ряда наук. Использование новейших открытий и достижений социологии, философии, экономики, юриспруденции, психологии и др. позволило существенно расширить предметную область самой геополитики. При этом для всех работ геополитической направленности остатся неизменным сохранение значения базовых понятий, являющихся своеобразными отправными пунктами научно ориентированного анализа – это государство и территория. Именно их взаимодействие является своеобразным краеугольным камнем любого политико-территориального (или геополитического) исследо вания. Эта особенность прослеживается на протяжении всего эволю ционного движения науки, начиная с работ е родоначальников и заканчивая трудами современных учных1.

Риттер К. Европа. – М., 1864;

Ратцель Ф. Народоведение. – М., 1893;

Ratzel F. Politische Geographic. – Mimchen-Lpz., 1897;

Vidal de la Blache Tableau de la Geographie de la France. – Paris, 1903;

Kjellen R. Der Staat als Lebensform. – B., 1917;

Макиндер Хелфрод Дж. Географическая ось истории // Классика геополитики. – М.: «Издательство Аст», 2003;

Haushofer К. Grenzen in ihrer geographischen und politischen Bedeutung – В., 1937;

Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю. 1660–1783. – М. Л., 1941;

Spykman N. America's Straregy in World Politics. – Hamden, 1942;

Бакланов П.Я. О категориях современной геополитики // Известия РАН.

Серия географическая. 2003. № 2;

Гаджиев К.С. Введение в геополитиче скую науку. – М.: Логос, 2000;

Гладкий Ю.Н. Политическая и экономиче ская дифференциация мира. – СПб.: Образование, 1995;

Голубчик М.М.

Политическая география мира. – Смоленск: Изд. СГУ, 1998;

Дугин А.Г.

Основы геополитики. – М.: Арктогея, 1997;

Замятин Д.Н. Моделирование географических образов. – Смоленск: Ойкумена, 1999;

Каганский В.Л. Ре гионы в неосоветском пространстве // Российские регионы в новых эко номических условиях. – М., 1996;

Колосов В., Туровский Р. Геополитиче ское положение России на пороге XXI века: реалии и перспективы // По лис. 2000. № 3;

Лавров С.Б. Геополитическое пространство России: мифы и реальность // Известия РГО. 1997. Т. 129. Вып. 3;

Уткин А.И. Глобали зация процесс и осмысление. – М.: Логос. 2001;

Шведов В.Г. Историче ская политическая география: обзор становления, теоретические основы, практика. – Владивосток: Дальнаука, 2006;

Шинковский М.Ю. Россий ский регион: становление политического режима в условиях глобализа ции. – Владивосток, 2000. и др.

– 14 – Современная политика в АТР Существует великое множество всевозможных теорий про исхождения государства, определений его сущности, признаков и характеристик. Однако следует отметить тот факт, что во всех имеющихся случаях именно понятию «территория» отводится место основополагающей категории. «Территория … неизбежно присутст вует во всяком государстве. Не может быть государства без терри тории его определяющей»1.

Несмотря на кажущуюся очевидность этого утверждения, более тщательный анализ имеющихся определений понятия «терри тория» позволяет выявить ряд существенных проблем теоретиче ского и методологического плана, многие из которых далеки от од нозначного решения. Удивительно, что до сих пор не наступило чткости в понимании одного из самых употребляемых терминов, который широко используется как естественными, так и точными науками, термина, объединяющего практически все процессы, протекающие на Земле. Так, в словаре С.И. Ожгова территория определяется как земельное пространство, имеющее определенные границы. В свою очередь, Большая советская энциклопедия огра ничивается следующей формулировкой: «Территория – часть зем ного шара, находящаяся под суверенитетом определенного госу дарства»2. Однако вряд ли с помощью этих определений возможно выявление всех аспектов такого мкого понятия3.

При тщательном анализе современной научной литературы, посвященной данной тематике, ясно прослеживаются, как мини мум, три подхода, раскрывающих характер взаимосвязи государ ства и территории.

Во-первых, территория рассматривается как особый вид пространственного ресурса, необходимого для строительства и функционирования государства. Без территории государство суще ствовать не может, хотя сама государственная территория может из меняться как в сторону своего увеличения, так и уменьшения. При таком подходе территория выступает некой пространственной дан ностью, главным свойством которой является е мкость, т.е. способ ность размещать в своих пространственных границах объекты соци ального, экономического, военного и др. характера. Иначе говоря, размеры государственной территории определяют «физический объ м» («жизненное пространство») любого государства.

Во-вторых, территория используется как понятие государст венно-правовое, юридическое. Территория есть арена реализации политического суверенитета над сушей, недрами, водным и воз душным пространством. Е границы представляют собой не что Устрялов Н.В. Элементы государства // Классика геополитики XX век. – М.: Аст, 2003. С. 601.

2 Большая советская энциклопедия. Изд. 3-е. Т. 25. С. 509.

3 Шинковский М.Ю., Шведов В.Г., Волынчук А.Б. Геополитическое развитие Северной Пацифики (опыт системного анализа): Монография – Владивосток: Дальнаука, 2007. С. 32–33.

– 15 – Раздел иное, как пределы распространения политической власти данного государства, пространственные рамки конкретной системы право порядка. При таком подходе государственная территория пред ставляется пространством, которым ограничено главенство госу дарственного законодательства. Она представляет собой момент государства как субъекта, актора международных отношений1.

В-третьих, в рамках современного государственного права реализуется взгляд, при котором территория выступает в качестве объекта частной собственности. При этом участки земли, а также природные ресурсы, размещнные в их пределах, могут принадле жать самому государству или его гражданам, или же лицам, не имеющим данного гражданства, но состоящим с государством в определнных юридически-правовых отношениях. При этом госу дарство как верховная власть самоограничивается в распоряже нии частью своей территории, но оставляет за собой право (поли тического) господства над ней.

Большинство современных учных в своих политологических исследованиях исходят исключительно из методологических разра боток, рожднных в недрах этих подходов. Однако юридически правовыми или ресурсно-экономическими теориями проблема взаимосвязанности государства и территории не ограничивается.

Очевидно, что «естественное» состояние территории, сформи ровавшееся в результате длительного взаимодействия природных компонентов, является важной е особенностью. Поэтому вполне ло гично рассматривать территорию в качестве ведущего фактора, влияющего на исторический процесс формирования и развития го сударства. По мнению В.С. Жекулина2, она (территория) обладает комплексом свойств, условий и предпосылок, оказывающих значи тельное влияние на характер взаимоотношений, складывающихся между людьми в ходе строительства ими политико-организованных пространственных структур. При первом приближении всю совокуп ность условий можно разбить на три основные группы, роль и значе ние которых в формировании государственного строительства следу ет определять исходя из приведнной ниже табл. 1.

Таблица Влияние свойств территории на ход государственного строительства № Влияние свойств на процессы Свойства территории п/п государственного строительства 1 2 3 Обусловливают возможность распростране Формаль- Размеры 1. ния в пределах ландшафта определенного ные площади типа политико-экономических отношений Устрялов Н.В. Указ. Соч. С. 604–605.

Жекулин В.С. Историческая география. – Л.: Наука, 1982. – 224 с.

– 16 – Современная политика в АТР Окончание табл. 1 2 3 Определяет степень воздействия внеш Географическое них факторов на процессы государст положение венного строительства в границах дан ного ландшафта Разнообра- Влияет на особенности расселения, на зие/однородность дифференциацию некоторых политико экономических процессов природных усло вий Номенклатура Определяет историческую направлен Природ 2. природных ре- ность процесса освоения государствен ные сурсов ной территории Техническая ха- Позволяет определить степень, глубину и рактеристика скорость возможных преобразователь ных процессов государства и общества природных усло вий и ресурсов Способствуют процессу реализации гео Антропо- Конструктивные политических интересов государства генные 3.

(приобре- Усложняют процесс реализации геополи Деструктивные тенные) тических интересов государства Таким образом, исходя из анализа таблицы есть возможность говорить о неком потенциале территории, который, с одной сторо ны, влияет на развитие общества, определяя основной тренд его движения, а с другой – является материальной базой, обеспечи вающей реализацию различных социальных проектов на всех ис торических этапах жизни государства. Однако следует подчерк нуть, что историческая оценка этого потенциала зачастую не сов падает с оценкой современной, т.к. в соответствии с потребностя ми социума и его техническими и организационными возможно стями, характерными для данного исторического периода, естест венные и приобретнные свойства территории используются в разной степени.

В ходе формирования и развития геополитических пред ставлений об окружающем мире потенциал территории (в широком смысле этого понятия) является если и не самой главной, то одной из самых значительных основ любого государства. Оно зависит от условий, диктуемых пространством, но и территория вс сильнее оказывается в зависимости от уровня социально-экономических отношений, генерируемых политическими институтами. Реализа ция потенциала трансформирует территорию, которая вс больше приобретает свойства, не присущие ей в е естественном состоя нии. Общество на всех стадиях своего развития предъявляет опре делнные требования к природе и изменяет е так, как это нужно для него, вызывая при этом цепочки непредвиденных последствий.

В силу собственных законов развития освоение пространства идт вперд, но новая его стадия уже не удовлетворена окружающей – 17 – Раздел природой и меняет е ещ сильнее, в соответствии с возросшей своей силой воздействия на природу. И так на каждой ступени расширяются требования к природной данности, усиливается е эксплуатация, происходит все большее е изменение, что на сле дующей стадии вызывает ещ большее неудовлетворение окру жающей природой. «Он (человек) культивирует природу, создат ей «второе лицо», ландшафт природы превращает в культурный ландшафт и пассивные пространства в активные»1.

Приобретение природной средой деструктивных свойств из меняет е качество, вызывает противодействие в виде негативного влияния изменнной природы и покорнных сил природы на про цессы государственного развития. Усиление или ослабление их воз действия обусловлено характером внедрения в локальные природ ные комплексы антропогенной составляющей. Преодоление таких негативных воздействий в конечном итоге значительно усложняет продвижение не только геополитических интересов государства, но и выполнение его основных функциональных обязательств перед обществом.

По-другому дело обстоит с территориальными системами, имеющими в своей структуре конструктивную антропогенную со ставляющую. К ним следует отнести целесообразно преобразован ные, т.е. оптимизированные ландшафтные комплексы. «Оптимиза цию ландшафтов можно представить как предельно возможную реализацию его социально-экономического потенциала путем при менения природоохранных мер, мелиорации, рекультивации и со вершенной технологии»2.

Без изучения конкретной исторической обстановки трудно составить правильное суждение о степени взаимодействия при родных и политических систем прошлых этапов развития государ ства. «Тот облик, который придает общество окружающей его сре де, сильно зависит от типа его воздействия на географическую среду. Каково политическое устройство общества, каковы условия его материальной жизни – таково его отражение на видоизменен ной человеком природе»3. Это высказывание справедливо и для геополитики. В конкретных историко-географических условиях имеются свои особенности в проявлении исторического процесса государственного строительства. Они находят отражение в форми ровании не только специфической политико-территориальной структуры государства, но и комплекса его геополитических инте ресов на каждом этапе эволюционного движения. Таким образом, одна из задач геополитического подхода при анализе особенностей взаимодействия государства и территории заключается в изучении Устрялов Н.В. Указ. соч. С. 615.

Мильков Ф.Н. Геоэкология и экогеография: их содержание и пер спективы развития // Известия АН. 1997. № 3. С. 31–39.

3 Хореев Б.С. Территориальная организация общества. – М., 1981. – 320 с.

– 18 – Современная политика в АТР последовательно сменяющихся исторических комплексов геополи тических интересов, характеризующихся преемственностью в формировании политико-пространственных структур и отражаю щих конкретную стадию в развитии как государства, так и терри тории.

Говоря о национальных (в том числе и геополитических) ин тересах, которые формируются обществом в недрах политико экономических отношений, следует особо подчеркнуть существо вание принципиальных понятийных различий между государством и страной. В современных геополитических исследованиях или ис следованиях, посвящнных ретроспективному анализу, но ограни ченных жсткими временными рамками, сходство этих понятий бесспорно и не вызывает однозначного неприятия, что и позволяет во многих частных случаях использовать их в качестве синонимов.

Однако, если исследование охватывает значительный историче ский период, за время которого произошла смена политического режима, государственного строя, то в этом случае отличия прини мают очевидную и чткую форму. В этом случае государство вы ступает как организация политической власти страны и общества.

Основные направления его деятельности выражают сущность и социальное назначение по управлению политическими, экономиче скими, социальными и др. процессами. Страна же всегда пред ставляется территорией жизнедеятельности общества, функциони рования (юрисдикции) государства.

В данной трактовке термин «страна» в большей степени со относится с целями и задачами геополитического исследования, так как именно страна вбирает в себя все особенности занимаемо го пространства и, обладая политическим суверенитетом и внут ренним потенциалом пространственного развития (геополитиче ский потенциал), формирует государство как инструмент (меха низм) реализации комплекса природных, пространственных, эко номических, социальных и др. условий и предпосылок развития данной территории. Причм, важно отметить, что в «связке» стра ны и государства именно страна как территория жизнедеятельно сти общества, в отличие от государства, в меньшей степени под вержена качественным деформациям. Страна является естествен ной территориальной основой, определяющей характер и направ ление движения общественных процессов, в том числе политиче ских и геополитических. Ярким примером тому является история развития русской государственности. Страна «Русь – Российская империя – СССР – Российская Федерация» обладает политическим суверенитетом около тысячи лет. Несмотря на то, что размеры и конфигурация территории время от времени существенно изменя лись, тем не менее коренные земли, составляющие ядро страны, никогда надолго не выходили из под политического контроля, что обеспечило стране существование на политической карте мира.

Однако за этот же период государственное устройство не раз под вергалось кардинальным трансформациям, которые принципиаль – 19 – Раздел но меняли внутриполитическую жизнь страны. При этом никакие исторические коллизии и модификации государственного меха низма управления не изменили основных исторических трендов геополитического (пространственного) развития страны.

Таким образом, исходя из всего вышесказанного целью гео политического исследования должно стать выявление закономер ностей и характера распространения государственного суверени тета в пространстве (территории) как в ретроспективе, так и в со временных условиях глобализации, формирования комплекса на циональных интересов, а также изучение функционирования, ди намики и эволюции устойчивых политико-территориальных сис тем. Означенный блок целей позволяет рассмотреть ряд частных задач, решение которых усилит связь геополитического исследова ния и практики:

– обобщение научных идей, которые освещают теоретиче ские стороны как геополитической науки, так и процесса глобали зации;

– разработка на этой основе методологии использования сформулированных теоретических положений;

– разработка общей структуры методологии геополитических исследований в условиях глобализации;

– корректировка категории «геополитические интересы» го сударства (страны) и форм их реализации, а также формирование на этой основе представлений о пространственно-временной пе риодизации развития геополитических процессов;

– применение полученных результатов к изучению конкрет ной территории и создание на этой основе максимально полного и достоверного «полотна» е геополитического и геостратегического развития.

В этой связи объектом геополитического исследования, по нашему мнению, является политически организованное простран ство. В качестве предмета исследования выступает процесс геопо литического освоения территории (ГОТ), отражающий сущность взаимоотношений, складывающихся между государством как субъектом политического суверенитета и пространством как объ ектом его организационного воздействия. Для более чткого пони мания процесса геополитического освоения следует выделить ряд особенностей, которыми определяется характер связей в системе отношений государство – территория:

– в первую очередь, «внутри» процесса освоения необходимо отметить наличие объекта и субъекта. Первым традиционно вы ступает территория, вторым – государственные политические ин ституты, которые осуществляют деятельность по политическому структурированию и «вживлению» ранее не используемых про странств в систему государственного «организма»;


– для освоения, как правило, характерна непрерывность во времени. Оно может протекать с той или иной интенсивностью, в – 20 – Современная политика в АТР том или ином виде и направлении. Другими словами, однажды на чавшись, этот процесс не прекращается;

–- наконец, геополитическое освоение – это процесс ком плексный, так как осваивается территория с характерным для нее набором ресурсов и условий, которые в равной степени определя ют и сам ход освоения, и направления, и темпы развития геополи тического потенциала территории.

Следовательно, геополитическое освоение есть не что иное, как комплекс мероприятий, специально направленных на распро странение государственного суверенитета по территории, ранее не включнной в «орбиту» национальных геополитических интересов, формирование институтов политического и территориально-адми нистративного управления, построение элементов общегосударст венной системы безопасности – делимитация и демаркация госу дарственной границы, а также е охрана, дислокация армейских подразделений в количестве, достаточном для удержании террито рии. Иначе говоря, ГОТ – это процесс формирования комплекса ус ловий и мер, необходимых для динамичного развития геополитиче ского потенциала территории1.

Анализ процесса геополитического освоения территории и прогноз е дальнейшего развития невозможны вне оценки сосре доточенного в е пределах геополитического потенциала (ГПП). Это обстоятельство диктуется возросшим динамизмом политической жизни общества, усложнением всех е проявлений на разных орга низационных уровнях – от глобального до локального. В особых случаях правомерно говорить не столько о геополитическом потен циале страны в целом, сколько о потенциале отдельных е террито рий (регионов). Такой подход наиболее оправдан при изучении геополитических процессов государств, пространственные разме ры которых относятся к разряду «гигантских» или «крупных». Пред ставляется очевидным тот факт, что размер геополитического по тенциала страны площадью в несколько миллионов квадратных километров будет варьироваться от места к месту. Это объясняет ся, с одной стороны, неравномерностью проявления географиче ских факторов внутри государственной территории, с другой – разнородностью стран-соседей, имеющих, в свою очередь, неоди наковые уровни военной, экономической, политической, социаль ной организации государства. Так, например, сравнивая показате ли социально-экономического развития западных и дальневосточ ных российских регионов и анализируя условия их приграничного положения, можно проследить снижение в восточном направлении общего уровня геополитического потенциала России, что позволяет говорить о разнице геополитического потенциала отдельных терри торий внутри страны.

1 Подробнее о содержании понятия «геополитический потенциал территории» см.: Шинковский М.Ю., Шведов В.Г., Волынчук А.Б. Указ.

соч. – 338 с.

– 21 – Раздел Игнорирование этого факта повышает вероятность возник новения серьзных ошибок в региональном планировании, в пер вую очередь – в областях демографической и социальной политики, межэтнических и межконфессиональных отношений, выработке экономической и оборонной стратегий. Оно же служит основой фор мирования ложных представлений о возможностях и перспективах осуществления правительством той или иной страны своих суверен ных прав над различными составляющими е территориями.

Таким образом, обоснованное определение состава, специ фики и оценка величины регионального геополитического потен циала, путей и возможностей его реализации представляются од ним из важных инструментов общего укрепления института госу дарственности. В первую очередь, им приводится в действие из вестный принцип: «Верная диагностика частей – формирование объективного представления о целом». Но при этом же выявленный «образ» ГПП позволяет дать комплексную оценку конкретной тер ритории с позиций оптимизации в е формате системы геополити ческих интересов страны и обеспечения конкретных вопросов го сударственной безопасности.

Введение в научный оборот термина «геополитический по тенциал» относится ко времени становления классических идей геополитики (конец XIX – середина XX вв.). Однако произошло оно на интуитивном уровне, то есть без чтко сформулированного и раскрытого определения. В дальнейшем данное негативное поло жение сохранилось на долгие годы, результатом чего стал широкий разброс в смысловом понимании ГПП. Изменение в данное поло жение было внесено лишь в конце прошлого столетия, когда П.Я. Бакланов определил геополитический потенциал как макси мально возможную реализацию комплекса географических факто ров данной территории, выражающуюся в степени е существую щего влияния на соседние страны1. Данную формулировку следует признать достаточно полной, а содержащийся в ней географиче ский «акцент» – вполне оправданным постольку, поскольку геопо литика генетически складывалась как часть географии. Действи тельно, любое геополитическое явление зарождается и разворачи вается в пределах географической среды, использует е различные (в самом широком их понимании) ресурсы и находится под пря мым воздействием разнообразных разрешающих условий. Но при этом имеется и не менее заметное обратное воздействие на геосре ду со стороны осуществляемой человечеством геополитической деятельности и многостороннего проявления е результатов. Дан ная взаимосвязь всеобъемлюща и априорна, а потому геополитиче ский потенциал исключением из не не является2. Исходя из опре 1 Бакланов П.Я. О категориях современной геополитики // Извес тия РАН. Серия географическая. 2003. № 2. С. 7–16.

2 Гаджиев К.С. Введение в геополитическую науку. – М.: Логос, 2000. – 540 с.

– 22 – Современная политика в АТР деления очевидно, что ключом к пониманию геополитического по тенциала территории являются географические факторы, совокуп ное проявление которых, в конечном итоге, и определяет уровень его развития или, как говорят, степень освоенности1.

Наиболее достоверным способом определения геополитиче ской освоенности территории является анализ территориальной системы расселения населения страны или отдельного е региона.

Жизнь общества всегда протекает в пределах определнной терри тории. Воздействие природной среды на общество трансформиру ется местными условиями так, что человек взаимодействует не с природой вообще, а с природными условиями конкретных ланд шафтов. Это достаточно объмная составляющая ГПП, включаю щая в себя вс разнообразие режимных показателей климата, ха рактеристику рельефа, заболоченности, гидросети, особенностей растительного покрова и т.п. Образующие е показатели фиксиру ют естественную благоприятность той или иной местности для лю бого вида жизнедеятельности людей, в том числе и геополитичес кого.

В этой связи можно выделить целый ряд факторов, которые, преломляясь через комфортность среды обитания и производст венной деятельности населения, определяют уровень развития ГПП, соответствующий настоящему времени. Так, например, в ря ду социально-экономических определяющими комфортность тер ритории следует выделить показатели е доступности, уровень обеспечения предприятиями обслуживания, наличие природно рекреационных комплексов, уровень влияния промышленного и сельскохозяйственного производства на окружающую территорию, природоохранные мероприятия. Иными словами, геополитический потенциал характеризуют отраслевые, технологические, результа тивные и размещенческие показатели сосредоточенных в регионе производственных мощностей, транспортной и телекоммуникаци онной сетей. Однако эти традиционные для экономической гео графии показатели в данном случае в обязательном порядке при обретают геополитический «акцент».

Геополитический потенциал региона – величина, не являю щаяся постоянной. Он может быть низким как по природным свойствам (районы Крайнего Севера, зона пустынь и др.), так и в результате деградации ГПП страны в целом (снижение потенциала российского Дальнего Востока, вызванное системным кризисом России).

В зависимости от изменения воздействующих на него фак торов как внутреннего, так и внешнего происхождения уровень ГПП территории может увеличиться или уменьшиться. Поэтому ещ одной целью любого геополитического исследования должна стать разработка теоретических основ управления процессами, оп Шинковский М.Ю., Шведов В.Г., Волынчук А.Б. Указ. соч. С. 42– 43.

– 23 – Раздел ределяющими темпы и направление развития геополитического потенциала.

Современное состояние негативной динамики развития ГПП в ряде российских регионов позволяет говорить о существовании острой проблемы, не решенной ещ ни наукой, ни практикой. Речь идт о слабой изученности механизма освоения геополитического потенциала территории. Преодолев это препятствие, мы получим возможность не только прогнозировать большинство изменений внешнеполитической обстановки, но и осознанно управлять этим сложным процессом.

Одним из наиболее перспективных путей научного решения данной проблемы является применение в ходе исследования геопо литического подхода, объединившего в себе основные методологи ческие установки и принципы политологии, географии, истории.

Использование сильных сторон этих наук в формировании геопо литического подхода способно существенно обогатить средства по знания действительности. И если политико- и социоцентрирован ный анализ действительности пришел в данный подход из полито логии и истории, то рассмотрение государства и человечества как геосоциокультурных феноменов, обладающих особой формой про странственной организации – из географии. Геополитический под ход представляется самым оптимальным способом постижения долговременной эволюции государств в международной системе.

Для полного раскрытия специфики геополитического подхо да необходимо определиться с характеристиками, подчеркиваю щими особенности применения его на практике. В данном случае их ряд представляется следующим образом.


Геоцентризм – восприятие географической среды как фун даментального понятия, исходного для геополитического подхода.

Центральной областью его применения является географическая среда. Это интерпретированная в социально-политическом и ре сурсном плане географическая оболочка со всеми подчиненными ей геосистемами, выступающими в качестве конкретных регио нальных и локальных сред1.

Политикоцентризм – выдвижение на первый план в соци ально-политической цепи эволюции человечества, а также во всех видах его деятельности, в качестве неотъемлемых частей геополи тической картины мира, представления о пространственной поли тической самоорганизации общества.

Хорологическая направленность – привязка исследования к определнной территории – местности, региону, стране и другим политико-административным единицам. Благодаря этому стано вится возможным выявление пространственных закономерностей См.: Исаченко А.Г. Экологические проблемы и эколого географическое картографирование СССР // Известия ВГО. 1990.

Вып. 4. С. 289–301.

– 24 – Современная политика в АТР развития геополитических интересов государства и ГПП на раз личных уровней – от локального до глобального.

Многодисциплинарность – проявляется при реализации под хода в использовании методологического аппарата, принадлежа щего большому числу наук: политологии, физической и экономиче ской географии, социологии, истории и др.

Аксиологичность – заключается в анализе свойств географи ческой среды, свидетельствующих о степени е благополучия или неблагополучия для проживания человека и осуществления им ка кого-либо вида жизнедеятельности. Отсюда неизбежно вытекает аксиологичность, т.е. неустранимость оценочных суждений1. Про ведение оценки, по существу, означает анализ качества среды оби тания человека и е изменения под воздействием как природных, так и антропогенных факторов. В данном случае аксиологичность, прежде всего, основывается на характере отношений, складываю щихся между субъектом и объектом геополитического освоения.

Субъектом, как уже отмечалось ранее, выступает государство, объ ектом же является территория, рассматриваемая как пространст венное сочетание различных, в том числе негативных и позитив ных с точки зрения политико-территориальной деятельности при родных условий и факторов, формирующих геополитическую об становку, препятствующую или способствующую освоенческим процессам.

Таким образом, геополитический подход выступает как осо бая форма системного анализа, что позволяет выделять в совре менных геополитических явлениях сложные динамичные полити ко-территориальные системы, в которых прослеживаются несколь ко пространственно упорядоченных уровней. Он же является ос новным инструментом описания этих уровней с помощью специ альной терминологии. Это «качество» позволяет разрабатывать пространственно-динамичные модели организации геополитиче ских процессов в условиях глобализации, каждая из которых обла дает конкретными территориально-политическими координатами, пригодна для тематического анализа и интерпретации различного рода фактологии. Вместе с тем геополитический (он же системный) анализ позволяет оперировать качественными характеристиками явлений, которые, благодаря своей абстрактности, достаточно гиб ки и не предполагают обязательного использования математиче ского инструментария.

Такой тип системного подхода является важным методоло гическим направлением научных исследований и геополитической практики. Он основывается прежде всего на общенаучных поло жениях философии применительно к изучению объектов-систем, в том числе и пространственных.

1 Покшишевский В.В. Узловые вопросы перспективного размеще ния производства // Географические проблемы развития крупных эко номических районов СССР. – М.: Наука, 1964. С. 9–36.

– 25 – Раздел Исходные философские положения, на которых базируются принципы геополитического исследования, вытекают из теорети ческих представлений о функционировании, динамике и эволюции политико-территориальных систем, включая закономерности госу дарственного строительства как процесса организации простран ства. Надо отметить, что опыт переноса методологических принци пов классической философии за е пределы (а именно в область поли тических наук), несомненно, будет способствовать дальнейшей теоре тизации геополитики1. В этой связи основные принципы геополити ческого исследования представляются следующим образом:

– принцип системности действительности. В его основу по ложено представление о том, что процесс геополитического струк турирования пространства имеет системную сущность, т.к. каче ственной трансформации подвергается вся система в целом – и общество (государство), и природа (территория). Причм связан ность социальной и природной подсистем находится на таком уровне, что любое изменение одного из элементов неизбежно ведт к изменению всей системы. Этот принцип наиболее мощно прояв ляется в условиях глобализации;

– принцип территориальности. Проявляется в формулирова нии объекта исследования через освоение социумом геополитиче ского потенциала конкретного сектора земной поверхности. При этом все освоенческие мероприятия, явления и процессы строго локализованы в пространстве, т.е. имеют свои параметры и коор динаты;

– принцип развития и сохранения. Тесно связан с законами диалектики, обосновывающими непрерывность процесса развития, а также накопления и сохранения количественных изменений, оп ределяющих качественную трансформацию систем всех типов и уровней. В этой связи геополитическое исследование должно быть ориентировано на установление ведущих трендов эволюции про странственных систем, выявление порогового значения внутрисис темных изменений за конкретный период времени;

– принцип симметрии. Устанавливает характер взаимозави симости элементов системы, при которой изменения одного эле мента не только видоизменяют саму систему, но и приводят к не которым сдвигам в структуре других составных частей целого. Так, не только природа влияет на деятельность общества, но и, наобо рот, зачастую общество формирует уровень комфортности при родных условий. Люди зависят от земли не меньше, чем земля от людей. Если естественная среда определяет характер и активность народа, то, в свою очередь, социум ломает установленные приро дой рамки и видоизменяет окружающий его ландшафт. Налицо взаимное симметричное влияние;

1 Визгин В.П., Овчинников Н.Ф. Принципы теоретизации зна ния // Вопросы философии. 2000. № 4. С. 178–180.

– 26 – Современная политика в АТР – принцип математизации. Заключается в применении в рамках геополитических исследований количественных методов, результаты которых делают новое знание «совершенно достовер ным и не допускающим никакого сомнения»1. В современных усло виях глобализации политико-территориальные системы следует от носить к разряду особо сложных. Поэтому естественно, что при ма тематизации метода познания особое значение приобретают мате матические теории, возникшие в недрах анализа сложных дина мических систем, такие, как исследование операций, теория игр, теория математического моделирования и др. Вместе с тем исполь зование математики в прикладном геополитическом исследовании осложнено рядом обстоятельств. Большинство политологических концепций нелегко поддаются формализации, что сужает возмож ную область применения формальной логики. Более того, в геопо литике часто приходится учитывать массу субъективных факто ров, которые практически не поддаются расчленению и имеют значительную степень неопределнности;

– принцип соответствия. Выражается, как минимум, в двух аспектах. Во-первых, проявляется в подборе методологических примов и инструментов исследования, арсенал которых должен в максимальной степени соответствовать уровню проблем, стоящих перед учным. Во-вторых, при изучении сложных (в том числе про странственных) систем следует исходить из того, что степень раз вития составляющих их элементов находится в строгом соответст вии друг другу. Так, обществу, достигшему определнной ступени социально-экономического и политического развития, соответству ет определнный уровень политической организации пространства;

– принцип единства. Призван обеспечивать взаимосвязь между теориями, которые принадлежат к методологическому ап парату различных наук (политические, исторические, географиче ские и др.), но используются для решения задач конкретного гео политического исследования;

– принцип объяснения. В современных условиях глобализа ции приобретает особое значение, т.к. ставит перед геополитиче скими исследованиями задачу теоретической обеспеченности и всестороннего научного объяснения закономерностей возникнове ния и эволюции всех политико-территориальных явлений и про цессов;

– принцип простоты. Ориентирует исследователя к оптими зации алгоритма познавательной деятельности, что в ситуации на личия множества конкурирующих подходов способствует правиль ному выбору или резкому сокращению упомянутого множества2.

«Под методом же я разумею, – писал Р. Декарт, – точные и простые правила, строгое соблюдение которых всегда препятствует приня тию ложного за истинное и, без излишней траты умственных сил, Декарт Р. Избранные произведения. – М., 1950. С. 81.

Визгин В.П., Овчинников Н.Ф. Указ. соч. С. 179.

– 27 – Раздел но постепенно увеличивая знания, способствует тому, что ум дос тигает истинного познания всего, что ему доступно»1;

– принцип наблюдаемости. Исходит из того, что все прояв ления активности политико-территориальной деятельности априо ри наблюдаемы, т.е. всегда оставляют те или иные материальные следы. Их можно обнаружить в периодической печати, посвящн ной политической проблематике, или в правительственных законо дательных актах, или же в изменении политико-территориальной структуры, в том числе и в изменении административных и госу дарственных границ;

– принцип историзма. Заключается в анализе исторических изменений территориально-политической организации государст ва, его геополитических вызовов и сверхзадач на каждом этапе развития. Он позволяет вскрыть генетические корни современных геополитических проблем и объективно оценить исторический фон происходящих преобразований современности. Поэтому историче ская, т.е. ретроспективная составляющая необходима геополитике, науке, находящейся в состоянии своего активного формирования.

Следует признать, что вся современная система геополитических интересов на всех присущих ей организационных уровнях не воз никла «на ровном месте». В е основе находятся генетические пла сты геополитических реалий прошлых эпох. Именно их взаимосвя занные наслоения и создали, в конечном итоге, существующую ныне картину международных отношений. Данное обстоятельство указывает на роль ретроспективного анализа, который является действенным инструментом реконструкции зарождения, развития и трансформации геополитических интересов различного формата, постепенного обретения ими современного облика. Его игнориро вание оставляет широкие возможности для различного рода фаль сификаций, которые могут иметь в столь деликатной сфере обще ственной жизни, как геополитика, далеко идущие негативные по следствия.

Геополитический ретроспективный анализ достаточно эла стичен и может быть применн для разных пространственных уровней – от глобального до локального. Это его свойство представ ляется особенно важным для крупных стран, интересы которых формировались в пределах разных, зачастую далеко отстоящих друг от друга и контрастных по различным характеристикам тер риторий.

Содержание геополитического подхода одними только прин ципами не ограничивается. Свойства системного исследователь ского инструментария ему также придат разнообразная номенк латура методов. Наличие широкого диапазона средств, примов и способов изучения обусловлено необходимостью оперировать мате риалами как естественных, так и общественных наук. К числу ба Декарт Р. Указ. соч. С. 89.

– 28 – Современная политика в АТР зовых методов, составляющих каркас геополитического подхода, относятся следующие:

– сбор и систематизация существующих в политологической и смежных с ней науках теоретических идей и методик;

– работа с фактологическим материалом – включает изуче ние и анализ источников фактического материала по проблеме ис следования;

– интерпретационный – придат собранной фактологии те матическое толкование;

– метод классификации – представляет набор правил отне сения регистрируемых данных к соответствующим классификаци онным разрядам. Этим предполагается установление свойств или признаков, которые являются определяющими при дифференциа ции объектов и событий;

– реконструктивный – позволяет с помощью имеющихся данных и логических построений восстанавливать или достраивать недостающие фрагменты явлений или процессов;

– хронологический – предполагает исследование явлений и процессов, а также изучение связей между ними с учтом времен ной динамики;

– хорологический – обеспечивает видение исследуемых явле ний в их территориальном выражении во всм его многообразии, начиная от координатного и параметрического и заканчивая соз данием определнного, гносеологически воспринимаемого образа;

– сравнительный – предназначается для сопоставления одно типных явлений с целью выявления определнных тенденций, за кономерностей, формулирования обобщений и выводов;

– картографический – создат визуальную, пространственно ориентированную картину восстановленных геополитических реа лий;

– выборочно-статистический – дат возможность (если тако вая имеется) задействовать математически формализованные ме тоды;

– структурно-функциональный – заключается в рассмотре нии геополитических явлений как специфических территориаль ных систем, в основе образования и существования которых нахо дится определнным образом организованная система взаимосвя занных функциональных элементов конкретного назначения;

– действенный – изучает результаты влияния деятельности социальных, религиозных и этнических групп, а также отдельных индивидуумов на расстановку (гео) политических сил в конкретном регионе;

– поведенческий – тесно связан с предыдущим, так как «вво дит» в него объяснение конкретных действий деятельностных субъ ектов;

– институциональный – отражает роль и значение различ ных социальных институтов в развитии территориально политических процессов;

– 29 – Раздел – ценностный – позволяет оценить явления с позиций уста новления иерархической упорядоченности.

Суммируя сказанное, сущность геополитического подхода заключается в поиске ответа на один из множества стоящих перед наукой и практикой вопросов: какова зависимость успешного про движения геополитических интересов страны от качества полити ческой организации государственной территории и уровня разви тия е геополитического потенциала.

Проблемы развития геополитического потенциала регионов России, сохранения государственной целостности и контроля над своими природными ресурсами давно стоят перед политическими науками. Однако их практическая реализация, как и разработка теоретических основ, находятся лишь в стадии становления. В этих условиях геополитический подход должен стать, прежде всего, инструментом, позволяющим правильно определить происхожде ние политико-территориального объекта, явления или процесса.

Вторая задача состоит в изучении стадий его развития или изме нения. Причем, исследователя, прежде всего, должны интересовать общие тенденции развития геополитических объектов, выражаю щиеся в изменении или трансформации их структур. И, наконец, итогом исследования должны стать обоснованные соображения по поводу будущего развития объектов или явлений. Очевидно, что использование геополитического подхода в прогнозировании имеет свою специфику. Она заключается в анализе процесса историче ского взаимодействия общества и пространства. Кроме того, ана лиз исторических изменений процесса формирования государства, причин возникновения и реализации его геополитических интере сов позволяет лучше понять сущность современных политико территориальных процессов, происходящих в условиях глобализа ции. Без этих знаний нельзя предсказать будущие.

1.2. Современная геополитика в Северной Пацифике: глокальный срез Шинковский М.Ю.

В начале 1990-х годов, когда завершалась «холодная война»

и свершался коллапс коммунизма, когда рушилась биполярная сис тема международных отношений и наступал, по словам Ф. Фукуя мы, «конец истории», а глобализация была осознана как объектив ная реальность, е поклонники поспешили возвестить о конце на ционального государства со всеми вытекающими отсюда последст Шинковский Михаил Юрьевич, доктор политических наук, про фессор кафедры международных отношений и зарубежного регионоведе ния, директор Института международных отношений и социальных тех нологий ВГУЭС – 30 – Современная политика в АТР виями в виде «глобальной демократической империи». Памятуя о выводах, сделанных в отношении этого феномена и процесса в первой главе, сейчас следует со всей определнностью продолжить утверждение о том, что реальная социально-политическая практи ка глобализации оказалась во многом иной, существенно сложней и на порядок более непредсказуемой, чем это казалось ещ совсем недавно.

Стоящий на таких же позициях А.Д. Богатуров приводит три совершенно бесспорных, на наш взгляд, аргумента в подтвержде ние этой точки зрения1. Во-первых, «устаревание суверенитета» в том виде, каким оно рисовалось либеральным авторам (Д. Интреллегейтор, П. Кеннеди и т.д.), оказалось, по крайней мере пока, лишь локальным, а не всеобщим явлением. Его глокализаци онный ареал в современных условиях охватывает только страны Евросоюза, которые добровольно вступили на путь ограничения своей самостоятельности, а также к наиболее слабым и, как прави ло, небольшим государствам из разряда «несостоявшихся» и «рас падающихся». Происшедшее же ослабление внешнеполитического веса ведущих европейских стран на фоне попыток формирования единой внешней политики по низшему «общему знаменателю» пока не дат оснований для оптимистических оценок происходящего:

оказалось, что условная Варшава может блокировать Берлин, Рим и Париж. Россия же, которая в начале 1990-х годов многим, в том числе и в нашей стране, казалась с очевидностью явлением из раз ряда «распадающихся», не только не стала таковым, но и окрепла настолько, что «осмелилась» превратиться в мощного и самостоя тельного актора современной мировой политики, с которым невоз можно не считаться.

Более того, реальные политические практики последних по лутора десятилетий показали, что большинство современных стран, начиная с США и заканчивая, например, самыми малыми, разви ваются вопреки гипотезе-концепции устаревания суверенитета.

Они всеми силами стремятся свой суверенитет сохранить, укре пить и при наличии ресурсов расшить сферу его исключительной компетенции. В этом смысле США и Россия, Австралия и Индия, Китай и Казахстан, Грузия и Иран друг на друга очень похожи при всей несоизмеримости их возможностей. В ХХ век мировое сооб щество вошло при наличии 50 государств, а вышло из него, обе щавшего завершить историю национальных государств, с двумя сотнями их, к которым XXI век уже присоединил ещ несколько, и процесс этот продолжается. Следующими очевидными кандидата ми на продолжение списка суверенных государств являются Косо во, Южная Осетия, Абхазия… О завершении этого процесса пока никто и не осмеливается говорить.

Во-вторых, глобализация на самом деле оказалась не ковар ным порождением мирового империализма из стран «золотого мил Независимая газета. 2006. 25 апреля.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.