авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ ...»

-- [ Страница 12 ] --

взаимодействие и координация усилий в вопро сах формирования и реализации национальной морской политики органов государственной власти и субъектов Российской Федера ции, органов местного самоуправления и заинтересованных обще ственных объединений и общественных организаций;

консолида ция усилий и координация научных исследований научно-иссле довательских институтов Дальневосточного отделения Российской академии наук, учебных заведений Дальнего Востока, всеми заин тересованными учреждениями, в том числе отдельными частями и подразделениями Тихоокеанского флота, Тихоокеанского регио нального пограничного управления ФСБ России и др. по проблемам формирования и реализации национальной морской политики;

го сударственный контроль над судами судовладельческих компаний всех форм собственности, ходящими под Государственным флагом – 318 – Северо-Тихоокеанская интеграция… Российской Федерации, государственный портовый контроль, кон троль за состоянием и использованием природных ресурсов Тихого океана, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Дальнего Востока;

проведение комплексных научных мор ских научных исследований;

развитие мониторинга за состоянием морской природной среды Тихого океана и прибрежных территорий.

Критериями эффективности национальной морской по литики на Тихоокеанском региональном направлении, на наш взгляд, являются: степень реализации поставленных в Морской доктрине долгосрочных задач в Японском, Охотском, Беринговом морях, в северо-западной части Тихого океана и восточной части Арктики по трассе Северного морского пути.

К ним относятся: ускорение социально-экономического раз вития российского Дальнего Востока на путях интенсификации морской деятельности;

активизация морских перевозок;

интенси фикация разведки и освоения морских биологических ресурсов и минерального сырья в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, а также в исключительных континен тальных шельфах государств Юго-Восточной Азии на основе за ключенных соглашений;

создание условий и использование Даль невосточного региона для базирования и использования состав ляющих морского потенциала, обеспечивающих защиту суверени тета, суверенных и международных прав Российской Федерации;

развитие прибрежно-портовой инфраструктуры и т. д.

Вторым критерием эффективности национальной морской политики на Тихоокеанском региональном направлении является степень реализации торговым, промысловым, научно-исследова тельским, военным и другими специализированными флотами су веренных прав Российской Федерации в ее исключительной эконо мической зоне и континентальном шельфе.

Третьим и, причем, немаловажным критерием является спо собность военной составляющей морского потенциала Тихоокеан ского флота во взаимодействии с видами Вооруженных Сил на Дальнем Востоке, другими войсками и воинскими формирования ми и органами обеспечить защиту и национальную безопасность страны.

В соответствии с Морской доктриной, совокупность сил и средств государства и возможностей их использования для реали зации национальной морской политики составляет морской потен циал Российской Федерации, основой которого являются Военно Морской Флот, органы морской охраны пограничной службы ФСБ, гражданский морской флот, а также инфраструктура, обеспечи вающая морскую хозяйственную и военно-морскую деятельность, их функционирование и развитие.

В соответствии с Морской доктриной, военно-морская дея тельность России на Тихоокеанском региональном направлении представляет собой деятельность государства по изучению, освое нию и использованию Мирового океана в интересах обороны и – 319 – Раздел безопасности страны с учетом военной составляющей ее морского потенциала. Она связана с защитой и обеспечением национальных интересов в Мировом океане и отнесена к категории высших госу дарственных приоритетов. Решение задач парирования угроз и га рантированного обеспечения национальных интересов и безопас ности России и ее союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе, базируются на поддержании достаточного военно-морского потен циала Тихоокеанского флота как силовой основы решения задач морской политики Российской Федерации.

Сегодня Тихоокеанский флот на Дальнем Востоке является основной военной составляющей и основой морского потенциала России, инструментом ее внешней политики. Он предназначен для защиты интересов Российской Федерации и ее союзников военны ми методами, поддержания военно-политической стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, военной безопасности с морских и океанских направлений. Кроме того, Тихоокеанский флот создает и поддерживает условия для обеспечения безопасности морехозяй ственной деятельности, обеспечивает военно-морское присутствие Российской Федерации на тихоокеанском и индоокеанском регио нальных направлениях, демонстрацию флага и военной силы, ви зиты кораблей в Японию, Корею, Китай и другие страны.

Принятие обоснованных решений, направленных на реали зацию национальной морской политики на Тихоокеанском регио нальном направлении, по нашему мнению, невозможно без ин формационного обеспечения. Необходимо развитие глобальных информационных систем на Дальнем Востоке, обеспечивающих морскую деятельность, в том числе, систем навигационно-геогра фического, гидрометеорологического и других видов обеспечения, единой системы информации об обстановке в целом в Мировом океане, единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки, создаваемых на базе сил и средств Тихо океанского флота, Дальневосточного военного округа, Космических войск, Тихоокеанского регионального пограничного управления, Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды и других заинтересованных федеральных ор ганов исполнительной власти в целях интеграции и рационального использования систем, комплексов и средств различного ведомст венного подчинения.

Ключевая роль в реализации морской политики вообще, и на Тихоокеанском региональном направлении в частности лежит на Морской коллегии при правительстве Российской Федерации, ко торая, являясь постоянно действующим координационным орга ном, обеспечивает согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти примор ских субъектов Российской Федерации, каковыми являются Хаба ровский, Приморский и Петропавловский края, Амурская и Саха линская области, научных, общественных, промышленных и дру гих организаций, в том числе различных форм собственности, свя – 320 – Северо-Тихоокеанская интеграция… занных с морехозяйственной деятельностью, по решению государ ственной задачи – обеспечению национальных интересов и безо пасности страны в Мировом океане.

Говорить сегодня о морском потенциале государства при вы боре долговременной национальной морской политики на тихооке анском региональном направлении по использованию ресурсов и пространств Мирового океана невозможно без рассмотрения его как целостной системы, для которой характерна взаимосвязь со структурой ее компонентов (транспортный, военный, промысло вый, научно-исследовательский флоты и др.) и элементов, входя щих в эту систему. Помимо того, мы не можем и не имеем права в единой системе не рассматривать и не увязывать интересы госу дарства, деятельность федеральных органов исполнительной вла сти, имеющих в ведении и сфере деятельности флот, и органов власти приморских субъектов Российской Федерации Дальнего Востока, непосредственно участвующих в морехозяйственной дея тельности.

Характер самой системы морского потенциала на Дальнем Востоке представляет собой комплекс, все отрасли которого связа ны рядом общих черт и признаков, ключевыми из них являются:

наличие в составе основных фондов сходных по экономическому назначению средств (суда, прибрежно-портовая инфраструктура, судоремонтный и судостроительный комплекс, единый энергетиче ский комплекс и т.д.);

осуществление на единой физико-геогра фической основе;

пространственное перемещение в процессе про изводства большей части производственных фондов;

одинаковое размещение прибрежно-портовой инфраструктуры;

общая (или близкая) научная основа – научные технологии и научно-исследо вательский флот;

идентичный профессиональный состав производ ственных кадров;

единое информационное пространство.

Все это определяет необходимость научно обоснованного вы бора эффективных направлений укрепления и наращивания мор ского потенциала на Дальнем Востоке через системные проекты.

Это предполагает рациональное сочетание совокупности средств освоения Мирового океана и средств защиты государственных ин тересов через его военную составляющую. Данные проекты долж ны включать в себя систему крупномасштабных научно обосно ванных решений, направленных на достижение долговременных задач в области морской деятельности на Тихоокеанском направ лении, в ходе которых последовательно должно координироваться функционирование всех субъектов морской политики в интересах эффективного совместного применения имеющихся сил, средств и возможностей для защиты национальных интересов России на Дальнем Востоке. Все системные проекты должны разрабатывать ся на основе Морской доктрины в строгом соответствии с Консти туцией Российской Федерации, Концепцией национальной безо пасности и Военной доктриной, но с учетом государственных про грамм развития всех составляющих морского потенциала России, – 321 – Раздел законодательных актов в области морской и военно-морской дея тельности государства в дальневосточном регионе.

Принятые правительством меры по усилению государствен ного регулирования морской деятельности заложили основу фор мирования организационного комплекса для реализации морской национальной политики и защиты жизненно важных интересов России в Мировом океане. Бесспорно, это потребует от органов го сударственной и исполнительной власти, субъектов федерации длительных и серьезных усилий.

Сегодня, анализируя проделанную работу, можно констати ровать, что принятый правительством Российской Федерации по этапный механизм формирования реализации морской политики привел к положительному результату. На первом этапе (2001– 2004 гг.) приступила к работе Морская коллегия и ее рабочие груп пы по научно-исследовательскому, промысловому, торговому, во енному и другим флотам;

созданы основы государственного меха низма реализации Морской доктрины, руководства и управления национальной морской политикой, разработаны законы, указы, постановления и программы морской деятельности2.

Намеченные правительством меры по формированию на первом этапе механизмов реализации морской политики привели к Куроедов В.И., Московенко М.В. О национальной морской поли тике // Военная мысль. 2002. № 1. С. 23.

2 Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике (одобрена на заседании Правительства Российской Федерации протоколом от 14.06.2001 № 24, раздел III, п. 1);

Экологическая доктри на Российской Федерации, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 31.08.2002 №1225-р);

Основы государственной политики в области использования минерального сырья и недропользо вания (утверждены распоряжением Правительства Российской Федера ции от 21.04.2003 № 494-р);

Концепция развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации (одобрена распоряжением Прави тельства Российской Федерации от 03.06.2003 № 909-р);

Концепция раз вития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года (одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 02.09.2003 № 1265-р);

Энергетическая стратегия России на период до 2020 года (утверждена распоряжением Правительства Российской Феде рации от 28.09.2003 № 1234-р);

Транспортная стратегия Российской Фе дерации (одобрена на заседании Госсовета Российской Федерации 29.10.2003, согласована с Минэкономразвития России 10.10. № 20946-АШ/ДЗО);

Концепция формирования системы обеспечения ин тересов Российской Федерации в пограничной сфере на период до 2010 года (в целом одобрена решением Государственной пограничной комиссии от 28.01.2005);

Стратегия развития судостроительной про мышленности на период до 2030 года (основные направления проекта одобрены на заседании Правительства Российской Федерации 19.10.2006);

Концепция развития глубоководных сил и средств Россий ской Федерации на период до 2021 года (утверждена Президентом Рос сийской Федерации 5 декабря 2006 года, Пр-2112) и др.

– 322 – Северо-Тихоокеанская интеграция… принятию кардинальных решений проблемы и переводу ее в плос кость практических мер. Мы можем с уверенностью утверждать, что приобретенный опыт Российского государства неоспоримо свидетельствует, что наличие у государства единой скоординиро ванной государственной политики по обеспечению национальных интересов России в Мировом океане является основой военной безопасности страны и повышения ее международного авторитета, укрепления безопасности судоходства, промысловой, хозяйствен ной и научной деятельности. Утвержденные в 2004 году Указом президента Российской Федерации программные документы «О со вершенствовании морской деятельности Российской Федерации», «Основы политики Российской Федерации в области военно-мор ской деятельности на период до 2010 года» являются реальной ос новой практической деятельности различных заинтересованных ведомств по созданию морской силы нашего отечества, включаю щей также развитие судостроительного комплекса.

С сожалением приходится констатировать, что работа по решению данного вопроса на первом этапе поэтапного механизма формирования и реализации морской политики оставалась неэф фективной. С чем это связано? Утвержденная Постановлением правительства Российской Федерации от 11 октября 2001 г. № Федеральная целевая программа (ФЦП) «Реформирование и разви тие оборонно-промышленного комплекса (2002–2006 годы)» по ос новным мероприятиям, этапам и срокам не выполнена. В частно сти, с закрытием программы «Российские верфи» в 2002 году был нанесен ощутимый удар по научно-техническому потенциалу рос сийского судостроения (а по существу и военного кораблестрое ния), что не могло не сказаться в целом на всем ОПК. Это про изошло, несмотря на Указ президента РФ от 4 марта 2000 года № 471 «О совершенствовании морской деятельности Российской Федерации», в котором правительству РФ поручалось принять ре шение о продлении программы. В 2004 году был закрыт ряд под программ ФЦП «Мировой океан», в том числе подпрограмма «Соз дание технологий для освоения ресурсов и пространств Мирового океана». Дело в том, что Федеральная целевая программа «Рефор мирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002– 2006 годы)» предусматривала выделение в 2005 году 8,4 млрд руб лей для предприятий ОПК. Намечалось реконструировать 25 тыс.

кв. м производственных площадей и обновить станочный парк на 38 объектах (около 4% предприятий ОПК).

На втором этапе (2005–2010 гг.) формирования механизмов реализации морской политики на основе приобретенного опыта деятельности Морской коллегии, реализации Морской доктрины, результатов проведения морской политики и функционирования созданного государственного механизма по управлению морской деятельности предстоит перейти к формированию эффективно действующих федеральных органов руководства морской деятель ностью. Необходимость их формирования диктуется уровнем эко – 323 – Раздел номического развития страны, характером ее деятельности в Ми ровом океане и задачами обеспечения безопасности страны с мор ских и океанских направлений. Второе направление – на основе анализа эффективности внедрения системных проектов (в частно сти системы программных мероприятий подпрограммы «Создание единой государственной системы информации об обстановке в Мировом океане» Федеральной целевой программы «Мировой оке ан», реализации «Стратегии развития судостроительной промыш ленности» и т.д.) перейти к практической реализации всех наме ченных программных мероприятий реализации морской политики.

Особо в этом ряду нам бы хотелось обозначить намеченные правительством пути решения проблем по развитию российского судостроения, что не может не сказаться на обеспечении России ведущего места на тихоокеанском и индоокеанском региональных направлениях. Основные направления перспективного развития судостроения четко изложены в Морской доктрине Российской Фе дерации на период до 2020 года, утвержденной президентом РФ 27 июля 2001 года. Для вывода отрасли из кризиса необходимо создание нового конкурентоспособного облика судостроительной промышленности. Нужна долгосрочная программа действий. С этой целью 18 сентября 2006 года состоялось заседание Военно промышленной комиссии при правительстве РФ по рассмотрению проекта «Стратегии развития судостроительной промышленности».

Механизмы реализации Стратегии включают использование в пер вую очередь реальных материальных ресурсов – федеральных це левых программ, к числу которых могут быть отнесены Государст венная программа вооружений, то есть бюджетное финансирова ние, и ресурсы внебюджетного происхождения. Во вторую оче редь – условия оптимального использования этих ресурсов: законы, нормативные акты и правила, регламентирующие потребление различных реальных ресурсов.

Реализация Стратегии позволит России увеличить объем по ставок продукции отечественной судостроительной промышленно сти к 2010 году в 1,4 раза, к 2020 году – в 3,2 раза и к 2030 году – в 6 раз по сравнению с 2005 годом. Уровень загрузки предприятий к 2020 году достигнет не менее 70%. Стратегия предполагает ис пользование реальных ресурсов в рамках действующих и разраба тываемых целевых программ, в частности, Федеральной государст венной программы развития ОПК на период 2006–2010 годов, Программы военно-технического сотрудничества и др. Общая стоимость реализации Стратегии на период до 2015 года оценива ется в 200 млрд рублей. На первом этапе доля бюджетного финан сирования должна составить около 50%, затем этот показатель снизится, а роль внебюджетного финансирования (средства инве сторов, кредиты, собственные средства предприятий) будет воз растать1.

Красная звезда. 2006. 28 октября.

– 324 – Северо-Тихоокеанская интеграция… Отмечая все положительные стороны формирования меха низмов реализации морской политики, нельзя не отметить, что в силу своеобразия и особенностей развития Дальневосточного ре гиона1 намеченных мер недостаточно. Сложившийся ведомствен ный подход к освоению водных пространств и ресурсов неизбежно привел к острым противоречиям и конфликтам между регионами базирования и центрами размещения инфраструктуры на Дальнем Востоке, различными отраслями морского хозяйства, рыбопромы словых и пароходных компаний, других промышленных организа ций, в том числе различных форм собственности, связанных с мо рехозяйственной и другими видами морской деятельности. Приме ром тому служат неоднократные столкновения морских погранич ников и рыбаков. Огромный ущерб государству наносится от кон трабанды морепродуктов. Только в Японию ежегодно сбывается российских контрабандных крабов на сотни миллиардов долларов.

Большое количество бесконтрольно выловленной сверхлимитной морепродукции вывозится в Южную Корею и другие страны. Та кое состояние морской деятельности привели к возрастанию ре альных и потенциальных угроз ее национальной безопасности с морских и океанских направлений.

Исходя из этого, мы предлагаем в рамках второго этапа формирования механизмов реализации морской политики ввести в аппарат Полномочного представителя президента Российской Фе дерации в Дальневосточном федеральном округе Морской депар тамент, который бы координировал всю морскую политику и море хозяйственную деятельность органов исполнительной власти субъ ектов федерации и всех субъектов морской политики на Дальнем Востоке. Придать руководителю департамента права заместителя начальника Главного управления морской политики РФ админист рации президента Российской Федерации. Он же будет являться советником Полномочного представителя президента по морской политике на Дальнем Востоке. В результате централизации систе мы руководства морской деятельностью были бы объединены все усилия в данной области.

Это решение отвечало бы требованиям защиты суверенитета и суверенных прав Российской Федерации на Дальнем Востоке.

При этом предусматривались бы выполнение задач координации деятельности всех федеральных органов исполнительной власти, а также субъектов исполнительной власти, осуществляющих всю мо рехозяйственную деятельность и охрану вод исключительной эко Одной из характерных особенностей Дальнего Востока является его обширное географическое положение и социальная стратификация.

В территории Дальнего Востока входят три края и две области. Пять мо рей, омывающих берега региона и более 15 тыс. километров морской границы на северо-востоке и востоке определили социальную стра тификацию Дальнего Востока. Почти 25% населения в той или иной степени заняты морехозяйственной деятельностью. (Прим. авт.).

– 325 – Раздел номической зоны и континентального шельфа, их природных ре сурсов;

обеспечение соблюдения физическими и юридическими лицами режима государственной границы и пограничного режима;

контроль за деятельностью судов иностранных государств и т.д.

Введение Морского департамента в аппарат Полномочного представителя президента по Дальневосточному федеральному ок ругу уже сегодня становится насущной и неотложной задачей.

По нашему глубокому убеждению, в успешной реализации морской политики на тихоокеанском и индоокеанском региональ ных направлениях существенное значение имеет освещение ее средствами массовой информации и общественными организа циями. Основная задача при этом отводится координации усилий в вопросах формирования и реализации морской политики Рос сийской Федерации между органами государственной власти, ме стного самоуправления и всеми заинтересованными общественны ми объединениями и организациями, действующими на основе Конституции и законодательства Российской Федерации.

Сегодня можно констатировать: на государственном уровне окончательно сформировалось понимание, что XXI век будет веком Мирового океана и Россия должна быть к этому готова. Не следует забывать слова контр-адмирала Н.И. Черниловского-Сокола, ко мандующего Сибирской военной флотилией, который еще 22 фев раля 1921 г. сказал: «В ближайшие десятилетия центр мировых со бытий, несомненно, перейдет на побережье Тихого океана. Борьба за торговое преобладание, за внешний рынок разразится именно здесь. К этой борьбе все готовятся, и наша обязанность обеспечить здесь права России…»

3.8. Информационная безопасность в России. Проблемы, поиски решений Лопатин Ю.Н.* Процесс становления и развития Российского государства в последнее десятилетие был связан не только с переходом к новой социально-экономической формации, но и с переосмыслением роли и места информационной организации в системе обеспечения ин формационной безопасности государства, поиском и определением направлений и механизмов защиты информационного пространст ва. Защита информационного пространства должна стать одной из значимых задач модернизации российской государственности, предопределяющей во многом содержание и динамику внутрипо литических процессов в российском обществе, специфику само * Лопатин Юрий Николаевич, аспирант кафедры всеобщей истории, политологии и социологии Института международных отношений и соци альных технологий ВГУЭС.

– 326 – Северо-Тихоокеанская интеграция… идентификации Российского государства, определения его места и роли в трансформирующемся мировом сообществе1.

В общем виде под угрозами национальной безопасности РФ (в том числе информационной), предполагается совокупность дей ствий иностранных государств (их союзов), международных терро ристических организаций и криминальных структур (группировок):

– создающих опасность нарушений суверенитета, террито риальной целостности, изменения конституционного строя;

– препятствующих реализации национальных интересов;

– способствующих размыванию национальных ценностей и разрушению основных устоев образа жизни;

– осуществляющих негативное информационное и информа ционно-психологическое воздействие;

– подрывающих уровень обороноспособности страны.

Спектр основных угроз нашему государству официально оп ределен в новой «Концепции национальной безопасности Россий ской Федерации»2.

В наше время информация систематически распространяет ся через средства массовой информации (СМИ): печать, радио, те левидение, кино, звукозапись, видеозапись – с целью утверждения духовных ценностей данного общества и оказания идеологическо го, политического, экономического или организационного воздей ствия на оценки, мнения и поведение людей. При этом использу ются реклама, агитация и пропаганда.

Прежде чем анализировать понятие информационной безо пасности, необходимо разобраться с двумя ключевыми категория ми: информация и безопасность.

Закон РФ «О безопасности» определяет безопасность как со стояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних и внешних угроз. К жизненно важным интересам относится совокупность потребностей, удовле творение которых надежно обеспечивает существование и воз можности прогрессивного развития личности, общества и государ ства. Таким образом, безопасность представляет собой состояние защищенности. Не всегда «состояние защищенности» подразумева ло также безопасность информационную – необходимость в этом назрела только тогда, когда средства коммуникаций стали играть ключевую роль в обеспечении превосходства одной стороны над другой.

Можно говорить о том, что Интернет появился как попытка обеспечить информационную безопасность США в то время, когда Советский Союз запустил в 1957 году первый искусственный спутник Земли. Американские военные, пораженные возможно 1 Из доклада консультанта отдела национальной безопасности Ана литического управления Аппарата Совета Федерации ФС РФ И.А. Пень кова на заседании Совета Федерации в 2005 году.

2 Режим доступа: http://www.lawmix.ru/comm – 327 – Раздел стями противника и обеспокоенные тем, что подобные «Спутнику»

баллистические ракеты могут вывести из строя сети коммуникаций в случае войны и тем самым предопределить ее исход, озадачи лись, как сделать эти коммуникационные сети более устойчивыми.

Нужно было создать такую инфраструктуру, которая не имела цен трализованного управления и была невосприимчива к поврежде ниям значительной ее части. В результате была создана сеть ARPAnet.

В настоящее время проблема информационной безопасности стоит еще более остро, поскольку значительно возросла роль накоп ления, обработки и распространения информации, в частности, в принятии стратегических решений, увеличилось количество субъ ектов информационных отношений и потребителей информации.

Информация играет все большую роль в процессе жизнедеятельно сти человека. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что сред ства массовой информации часто называют четвертой властью (наряду с законодательной, исполнительной и судебной).

Формально информационная безопасность – это состоя ние защищенности основных сфер жизнедеятельности по отноше нию к опасным информационным воздействиям. Если предельно упростить ситуацию с опасными информационными воздействия ми, то можно привести пример с так называемым «25-м кадром» в телевизионных передачах и фильмах: такой кадр человек не видит, однако мозг этот сигнал воспринимает, обрабатывает и дает соот ветствующие команды.

Часто самые опасные информационные воздействия назы вают информационным оружием. Информационное оружие – средство уничтожения или хищения информационных массивов, добывания из них необходимой информации после преодоления системы защиты, ограничения или воспрещения доступа к ним за конных пользователей;

дезорганизации работы технических средств, вывода из строя телекоммуникационных сетей, компью терных систем, всех средств высокотехнологического обеспечения жизни общества и функционирования государства.

Информационная безопасность предполагает не только за щиту от информационного оружия, но и обеспечение конституци онных прав граждан на свободу сбора, распространения и получе ния информации (естественно, с определенными ограничениями), на тайну корреспонденции и т.п. Это и многое другое должно быть уре гулировано законодательством о коммерческой, служебной и профес сиональной тайне, об информации персонального характера и др. Основополагающим нормативным актом об информацион ной безопасности является утвержденная президентом 9 сентября 2000 года «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации»2. В преамбуле отмечается, что доктрина информаци Режим доступа: http://www.intuit.ru/department/histori/law Режим доступа: http://www.femida.ru/info – 328 – Северо-Тихоокеанская интеграция… онной безопасности Российской Федерации представляет собой со вокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасно сти Российской Федерации. Доктрина развивает и детализирует «Концепцию национальной безопасности России» применительно к информационной сфере.

Вышеприведенное определение информационной безопасно сти можно сопоставить с данным в Доктрине. Под информацион ной безопасностью Российской Федерации понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интере сов личности, общества и государства.

Таким образом, информационная безопасность предполагает определенный баланс интересов личности, общества и государства.

Такой баланс возможен только в случае, когда конкретный инди вид и общество в целом ограждены от опасного информационного воздействия со стороны государства. Государство, в свою очередь, имеет право защищать своих граждан от вредного информацион ного воздействия извне.

К основным принципам обеспечения информационной безо пасности можно отнести:

1) принцип соблюдения Конституции Российской Федерации, законодательства Российской Федерации, общепризнанных прин ципов и норм международного права при осуществлении деятель ности по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации;

2) принцип открытости в реализации функций федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и общественных объединений, предусматривающий информирование общества об их деятельно сти с учетом ограничений, установленных законодательством Рос сийской Федерации;

3) принцип равенства всех участников процесса информа ционного взаимодействия вне зависимости от их политического, социального и экономического статуса, основывающийся на кон ституционном праве граждан на свободный поиск, получение, пе редачу, производство и распространение информации любым за конным способом;

4) принцип приоритетного развития отечественных совре менных информационных и телекоммуникационных технологий, производство технических и программных средств, способных обеспечить совершенствование национальных телекоммуникаци онных сетей, их подключение к глобальным информационным се тям в целях соблюдения жизненно важных интересов Российской Федерации.

Интересы личности в информационной сфере заключают ся в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах – 329 – Раздел осуществления не запрещенной законом деятельности, физическо го, духовного и интеллектуального развития, а также в защите ин формации, обеспечивающей личную безопасность.

Интересы общества в информационной сфере заключают ся в обеспечении интересов личности в этой сфере, упрочении де мократии, создании правового социального государства, достиже нии и поддержании общественного согласия, в духовном обновле нии России.

Интересы государства в информационной сфере заключа ются в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения инфор мации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости консти туционного строя, суверенитета и территориальной целостности Рос сии, политической, экономической и социальной стабильности, в без условном обеспечении законности и правопорядка, развитии равно правного и взаимовыгодного международного сотрудничества1.

Что касается интересов личности, то конституционное право человека на сбор и распространение информации вовсе не означа ет, что он может собирать любую информацию и распространять информацию без каких-либо ограничений. Право одного субъекта не должно нарушать права другого. Например, гражданин не мо жет распространять информацию, которая относится к категории государственной, служебной или коммерческой тайны (о служебной и коммерческой тайне см. соответствующую главу). Распростране ние информации встречается с преградой в виде нежелания субъ екта получать определенного рода сведения.

Выделяют четыре основные составляющие национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере2.

Первая составляющая национальных интересов Россий ской Федерации в информационной сфере включает в себя соблю дение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею, обеспечение ду ховного обновления России, сохранение и укрепление нравствен ных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны.

Для достижения этого требуется:

1) обеспечить конституционные права и свободы человека и гражданина свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, получать достоверную информацию о состоянии окружающей среды;

2) обеспечить конституционные права и свободы человека и гражданина на личную и семейную тайну, тайну переписки, теле Режим доступа: http://www.intuit.ru/department/histori/law Концепция национальной безопасности Российской Федерации от 28 августа 1995 г.

– 330 – Северо-Тихоокеанская интеграция… фонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на защиту своей чести и своего доброго имени;

3) укрепить механизмы правового регулирования отношений в области охраны интеллектуальной собственности, создать условия для соблюдения установленных федеральным законодательством ограничений на доступ к конфиденциальной информации;

4) гарантировать свободу массовой информации и запрет цензуры;

5) не допускать пропаганду и агитацию, которые способст вуют разжиганию социальной, расовой, национальной или религи озной ненависти и вражды.

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений не носит характера абсолютного (то есть неогра ниченного) права, поскольку перлюстрация (прочтение сообщений граждан государственными органами) может иметь место в случа ях, определенных законодательством. Однако, к сожалению, на практике нарушения прав граждан на тайну переписки происхо дят с завидным постоянством.

Запрет цензуры – одно из самых значительных достижений в регулировании общественных отношений по распространению ин формации. Однако опять же это вовсе не означает, что распро странение информации носит характер вседозволенности.

Особенно актуально звучит призыв не допускать пропаганду и агитацию, которые способствуют разжиганию социальной, расо вой, национальной или религиозной ненависти и вражды. Россия была и остается многонациональным государством, в котором бок о бок живут люди разных культурных и религиозных традиций.

Вторая составляющая национальных интересов Россий ской Федерации в информационной сфере включает в себя ин формационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международ ной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации, ее официальной позиции по со циально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам.

Для достижения этого требуется:

1) укреплять государственные средства массовой информа ции, расширять их возможности по своевременному доведению достоверной информации до российских и иностранных граждан;

2) интенсифицировать формирование открытых государст венных информационных ресурсов, повысить эффективность их хозяйственного использования.

На реализацию этого нацелена также государственная про грамма «Электронная Россия» (на Западе часто применяется тер мин е-government – «электронное правительство»). Несмотря на то, что некоторые положения этой программы звучат утопично в силу трудности их осуществления, нужно отметить в целом положитель – 331 – Раздел ный ее эффект. Так, уже сейчас многие государственные органы имеют свои «представительства» в Интернете, которые, безусловно, повышают информированность населения о государственной по литике, способствуют прозрачности (транспарентности) их дея тельности.

Третья составляющая национальных интересов Россий ской Федерации в информационной сфере включает развитие со временных информационных технологий, отечественной индуст рии информации, в том числе индустрии средств информатиза ции, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внут реннего рынка ее продукцией и выход этой продукции на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффек тивного использования отечественных информационных ресурсов.

Для достижения этого требуется:

1) развивать и совершенствовать инфраструктуру единого информационного пространства Российской Федерации;

2) развивать отечественную индустрию информационных услуг и повышать эффективность использования государственных информационных ресурсов;

3) развивать производство в Российской Федерации конку рентоспособных средств и систем информатизации, телекоммуни кации и связи, расширять участие России в международной коо перации производителей этих средств и систем;

4) обеспечить государственную поддержку отечественных фундаментальных и прикладных исследований, разработок в сфе рах информатизации, телекоммуникации и связи.

Информационные технологии развиваются в настоящее время достаточно интенсивно, не случайно многие производители электроники с мировым именем выразили желание инвестировать в Россию, поскольку считают ее емким и динамичным рынком. Но нужно также поддерживать отечественные разработки дотациями из бюджета: пока они осуществляются не в достаточном объеме.

Индустрия информационных услуг уже давно прошла стадию ста новления и представляет собой достаточно налаженную и разветв ленную инфраструктуру.

Четвертая составляющая национальных интересов Рос сийской Федерации в информационной сфере включает в себя за щиту информационных ресурсов от несанкционированного досту па, обеспечение безопасности информационных и телекоммуника ционных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на тер ритории России.

В этих целях, в частности, необходимо:

1) интенсифицировать развитие отечественного производст ва аппаратных и программных средств защиты информации и ме тодов контроля их эффективности;

2) обеспечить защиту сведений, составляющих государст венную тайну;

– 332 – Северо-Тихоокеанская интеграция… 3) расширять международное сотрудничество Российской Федерации в области развития и безопасного использования ин формационных ресурсов, противодействия угрозе развязывания противоборства в информационной сфере. Так, 4 июня 1999 г. Со ветом глав правительств СНГ подписано «Решение о концепции информационной безопасности государств-участников Содружест ва Независимых Государств в военной сфере»1.

2 марта 2005 года в г. Раубичи, Республика Беларусь, со стоялось первое заседание Комиссии по информационной безопас ности при Координационном совете государств-участников СНГ при РСС, приуроченное к IX Международной конференции «Ком плексная защита информации». В заседании Комиссии по инфор мационной безопасности под председательством С.А. Сытника (Республика Молдова) приняли участие представители Российской Федерации – Росинформтехнологии, Республик Молдова, Беларусь, Таджикистан и Исполкома РСС2.

На заседании Комиссии были рассмотрены вопросы органи зационно-технического и научного обеспечения ее работы;

уровень развития и анализ угроз информационной безопасности в государ ствах-участниках СНГ, а также план первоочередных мероприя тий, осуществляемых Комиссией. Особое внимание участников встречи было обращено на обсуждение проекта Концепции обеспе чения информационной безопасности государств-участников СНГ и Комплексного плана мероприятий по ее реализации. Решением Комиссии ФГУП «ВНИИПВТИ» (Российская Федерация) был опреде лен головной организацией по научному обеспечению работы по информационной безопасности, разработаны предложения по обеспечению деятельности Комиссии совместно с национальными научными организациям стран СНГ.

Участниками встречи было предложено внести дополнения в План действий по реализации «Стратегии сотрудничества стран СНГ в сфере информатизации» и, в частности, в раздел «Обеспече ние информационной безопасности». Комиссия постановила подго товить предложения по проектам Концепции обеспечения инфор мационной безопасности государств-участников СНГ и Комплекс ного плана мероприятий по ее реализации на период с 2005 по 2008 год, а также провести совместные работы по линии гармони зации законодательства государств-участников СНГ, касающегося сферы информационной безопасности.

При подписании Решения Совет глав правительств СНГ руково дствовался Соглашением о взаимном обеспечении сохранности межгосу дарственных секретов от 22 января 1993 года, и Решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 28 марта 1997 года «Об основных мероприятиях интеграционного развития государств участников Содружества Независимых Государств на 1997 год». (Прим.

авт.) 2 Режим доступа: http://www.e-journal.ru/p-soyz – 333 – Раздел Комиссия посчитала целесообразным на своих заседаниях регулярно рассматривать достижения в сфере обеспечения ин формационной безопасности в странах СНГ. В ходе заседания была образована Рабочая группа по выполнению решений Комиссии.

Собрание рекомендовало Исполкому РСС организовать вне сение в информационные издания РСС отдельной рубрики – «Ин формационная безопасность»

В ходе заседания Комиссии были приняты конструктивные, согласованные решения, направленные на практическую реализа цию шагов по обеспечению соответствующего уровня информаци онной безопасности как одной из основных составляющих нацио нальной безопасности Содружества. В заключение участниками заседания было отмечено, что эффективное противодействие со временным угрозам информационной безопасности возможно только на основе тесного сотрудничества. Члены Комиссии РСС по информационной безопасности выразили особую благодарность организаторам IX Международной конференции «Комплексная за щита информации», а также Исполкому СНГ за помощь в органи зации и проведении Конференции.

15 июня 2006 года главы государств-членов Шанхайской ор ганизации сотрудничества (ШОС) подписали «Заявление глав госу дарств-членов Шанхайской организации сотрудничества по меж дународной информационной безопасности», в котором 6 стран обещают объединить усилия в рамках ШОС в целях противостоя ния новым информационным вызовам и угрозами1.

В Заявлении отмечено, что главы государств приняли реше ние о создании группы экспертов государств-членов ШОС по меж дународной информационной безопасности (МИБ) с участием представителей Секретариата Организации и Исполкома Регио нальной антитеррористической структуры для выработки плана действий по обеспечению международной информационной безо пасности и определению возможных путей и средств решения в рамках ШОС проблемы МИБ во всех ее аспектах.

Главы государств выражают озабоченность по поводу появле ния в настоящее время реальных вызовов в сфере информационно коммуникационных технологий (ИКТ). В Заявлении указывается, что угрозы использования ИКТ в преступных, террористических и воен но-политических целях, несовместимых с обеспечением международ ной безопасности, могут реализовываться как в гражданской, так и в военной сферах и привести к тяжелых политическим и социально экономическим последствиям в отдельных странах, регионах и в ми ре в целом, к дестабилизации общественной жизни государств.

Главы государств подчеркивают, что трансграничный ха рактер ИКТ, современных вызовов и угроз диктует необходимость дополнения национальных усилий по обеспечению информацион ной безопасности совместными действиями на двустороннем, ре Жэньминь жибао. 2006. 12 июня – 334 – Северо-Тихоокеанская интеграция… гиональном и международном уровнях. Только принятием скоор динированных и взаимодополняющих мер государства смогут дать адекватный ответ современным вызовам и угрозам безопасности в информационной сфере.

В этом контексте главы государств поддерживают деятель ность, осуществляемую в рамках Организации Объединенных На ций по рассмотрению существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможных совместных мер по их устранению, а также исследованию соответствующих международных концепций, направленных на укрепление безо пасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем, и полагают важным продолжать ее.

Главы государств приветствуют принятие 8 декабря 2005 года Генеральной Ассамблеей ООН на ее юбилейной 60-й сессии резолюции 60/45 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» и выражают готовность со действовать выполнению содержащихся в ней рекомендаций.

Интересно, что ученые часто говорят об «информационной войне» как о возможном способе решения межгосударственных кон фликтов. Под информационной войной следует понимать борьбу сто рон за достижение превосходства над противником в своевременно сти, достоверности, полноте получения информации, скорости и ка честве ее переработки и доведении до исполнителей. Средствами ве дения информационной войны могут быть: компьютерные вирусы;

«логические бомбы», «программы-оборотни», «программы-убийцы ин формации»;

программы несанкционированного доступа к информа ционным ресурсам противника с целью хищения разведывательной информации;

средства подавления информационных систем про тивника;

биотехнологические средства;

средства внедрения вирусов, логических бомб, программ-оборотней, программ-убийц информа ции, программ воздействия на персонал («зомбирование») и др. Итог информационной войны предрешен тогда, когда одна сторона разрушает телекоммуникационную инфраструктуру против ника. А без последней невозможно эффективное ведение «традицион ной» войны. Представляется, что употребляемый в тексте Доктрины термин «противоборство» означает именно информационную войну.

Какие угрозы информационной безопасности могут су ществовать? По своей общей направленности угрозы информаци онной безопасности Российской Федерации подразделяются на следующие виды:

1) угрозы конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной дея тельности, индивидуальному, групповому и общественному созна нию, духовному возрождению России (например, принятие феде ральными органами государственной власти, органами государст венной власти субъектов Российской Федерации нормативных Режим доступа: http //www.rustrana.ru – 335 – Раздел правовых актов, ущемляющих конституционные права и свободы граждан в области духовной жизни и информационной деятельно сти, создание монополий на формирование, получение и распро странение информации в Российской Федерации, в том числе с ис пользованием телекоммуникационных систем);

2) угрозы информационному обеспечению государственной политики Российской Федерации (например, монополизация ин формационного рынка России, его отдельных секторов отечествен ными и зарубежными информационными структурами, блокиро вание деятельности государственных средств массовой информа ции по информированию российской и зарубежной аудитории);

3) угрозы развитию отечественной индустрии информации, включая индустрию средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечению потребностей внутреннего рынка в ее про дукции и выходу этой продукции на мировой рынок, а также обес печению накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов (противодействие дос тупу Российской Федерации к новейшим информационным техно логиям, взаимовыгодному и равноправному участию российских производителей в мировом разделении труда в индустрии инфор мационных услуг, средств информатизации, телекоммуникации и связи, информационных продуктов, а также создание условий для усиления технологической зависимости России в области совре менных информационных технологий, закупка органами государ ственной власти импортных средств информатизации, телекомму никации и связи при наличии отечественных аналогов, не усту пающих по своим характеристикам зарубежным образцам, вытес нение с отечественного рынка российских производителей средств информатизации, телекоммуникации и связи, увеличение оттока за рубеж специалистов и правообладателей интеллектуальной соб ственности). Необходимо отметить, что отток специалистов в об ласти физики, математики, биологии и др. приобрел воистину уг рожающие масштабы. Ущерб от этого Российской Федерации и со ответственно выгоду для других стран сложно переоценить;

4) угрозы безопасности информационных и телекоммуника ционных средств и систем, как уже развернутых, так и создавае мых на территории России (противоправный сбор и использование информации, нарушения технологии обработки информации, вне дрение в аппаратные и программные изделия компонентов, реали зующих функции, не предусмотренные документацией на эти из делия, разработка и распространение программ, нарушающих нормальное функционирование информационных и информаци онно-телекоммуникационных систем, в том числе систем защиты информации, уничтожение, повреждение, радиоэлектронное по давление или разрушение средств и систем обработки информа ции, телекоммуникации и связи, воздействие на парольно ключевые системы защиты автоматизированных систем обработки и передачи информации, компрометация ключей и средств крип – 336 – Северо-Тихоокеанская интеграция… тографической защиты информации, утечка информации по тех ническим каналам, внедрение электронных устройств для перехва та информации в технические средства обработки, хранения и пе редачи информации по каналам связи, а также в служебные по мещения органов государственной власти, предприятий, учрежде ний и организаций независимо от формы собственности и др.).

К правовым методам обеспечения информационной безо пасности Российской Федерации относится разработка норматив ных правовых актов, регламентирующих отношения в информа ционной сфере, и нормативных методических документов по во просам обеспечения информационной безопасности. В частности разработан в 1999 году проект Федерального закона «Об инфор мационно-психологической безопасности»1.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об оператив но-розыскной деятельности» при осуществлении оперативно-ро зыскных мероприятий, связанных с контролем почтовых отправ лений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефон ных переговоров с подключением к станционной аппаратуре пред приятий, учреждений и организаций независимо от форм собст венности, физических и юридических лиц, предоставляющих услу ги и средства связи, со снятием информации с технических кана лов связи проводятся с использованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуще ствляющими оперативно-розыскную деятельность. Для проведения таких мероприятий могут использоваться технические средства.

В соответствии со ст. 8 указанного Закона проведение опе ративно-розыскных мероприятий, которые ограничивают консти туционные права человека и гражданина на тайну переписки, те лефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или со вершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совер шивших противоправное деяние, по которому производство пред варительного следствия обязательно;

3) о событиях или действиях, создающих угрозу государст венной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Кроме того, в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии 1 На сегодняшний день закон не принят, хотя прошел два чтения и все согласования в ГД. (Прим.авт.) – 337 – Раздел данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея тельность, допускается проведение данных оперативно-розыскных мероприятий с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение часов. В течение 48 часов с начала проведения оперативно розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан полу чить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Правовая база использования «Системы оперативно-розыскных мероприятий» (СОРМ) основывается на Федеральном законе «Об орга нах федеральной службы безопасности в Российской Федерации». Он предусматривает, что физические и юридические лица в Российской Федерации, предоставляющие услуги почтовой связи, электросвязи всех видов, в том числе систем телекодовой, конфиденциальной, спут никовой связи, обязаны по требованию органов федеральной службы безопасности включать в состав аппаратных средств дополнительное оборудование и программные средства, а также создавать другие ус ловия, необходимые для проведения оперативно-технических меро приятий органами федеральной службы безопасности.

Законодательство об оперативно-розыскной деятельности предусматривает, что оперативно-розыскные мероприятия, свя занные с ограничением права личности на тайну переписки, теле фонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также права на неприкосновенность жилища, осуществляются по кон кретному решению в отношении конкретного лица в течение опре деленного в решении срока. Причем решение о проведении таких мероприятий принимает суд. Однако установленный порядок осу ществления СОРМ идет вразрез с этими положениями и дает орга нам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, воз можность постоянно контролировать информацию, передающуюся по телекоммуникационным сетям.

Подобные системы функционируют и в других странах. На пример, американский «Эшелон» координирует действия несколь ких спецслужб: британской Government Communications Headquarters (GCHQ), канадской Communications Security Establishment (CSE), австралийской Defense Signals Directorate (DSD) и новозеландской Government Communications Security Bureau (GCSB). Полученная информация используется не только для ловли преступников, но и для промышленного шпионажа. По имеющейся информации, именно так был расстроен в 1994 г. до рогой контракт на закупку Саудовской Аравией французских са молетов, доставшийся американскому конкуренту. Французы уве – 338 – Северо-Тихоокеанская интеграция… рены, что узнать засекреченные условия сделки американцы смог ли с помощью «Эшелона». Подобный случай не единственный1.

В конце ХХ века, помимо глобальной системы «Эшелон», в США была запущена в эксплуатацию внутригосударственная сис тема слежения за пользователями Сети – Carnivore (DCS-1000).

Официальное признание подобной системы вызвало бурю эмоций в демократическом государстве. Общественные организации вы ступили с требованием опубликовать исходный код программы и другие технические детали, а также юридическое обоснование ис пользования такой системы. Более мягким было требование пре доставить экспертам доступ к коду программы, чтобы выяснить, действительно ли программа отслеживает действия лишь подозре ваемого или всех пользователей. Однако ФБР отказалось открыть код программы, мотивируя это возможностью взлома программы, а также нарушением авторских прав создателей.

Как видно, существование подобных систем вызывает спра ведливые нарекания и возмущение общественности, но, несмотря на явно незаконный характер такой деятельности, она осуществляется как в тоталитарных, так и в ведущих демократических государствах.

Помимо слежения и сбора информации о пользователях Ин тернета, осуществляемых государственными структурами, этим за нимаются различные сетевые ресурсы. Наибольший интерес в этой сфере проявляется к технологии, использующей «жетоны» (cookie). По содержанию cookie – это файл с небольшим блоком текстовой ин формации о компьютере пользователя, которая (после обработки про граммным обеспечением сайта) возвращается на компьютер пользо вателя и хранится там от нескольких минут до нескольких лет.

Теоретически cookie выполняют положительную функцию – автоматизируют процесс работы пользователя с интернет-сайтом, передавая ему одну и ту же информацию (имя пользователя, пароль, настройки) без необходимости каждый раз запрашивать ее у пользо вателя. Однако cookie-файлы могут содержать практически любую информацию о пользователе и применяться различными Интернет ресурсами, передавая друг другу информацию о пользователе.

Отдельного упоминания заслуживают так называемые сис темы статистики, размещающие свой код на страницах сайтов.

При обращении пользователя к сайту, где расположен счетчик, система анализирует информацию об обратившемся компьютере (пользователе), идентифицируя его по уникальному номеру. Учиты вая широкий охват Интернета, подобные системы позволяют со вершенно четко отслеживать (и анализировать) web-серфинг каж дого пользователя (по каким сайтам ходит, когда и в какое время, что пропускает, на чем останавливается подолгу). Исходя из этого можно сделать массу выводов: о круге интересов, хобби, деятель ности, примерном уровне доходов, вкусах и предпочтениях.

1 Режим доступа: http://www.infanata. ru;

http://www.intuit.ru/ de partment/histori/law – 339 – Раздел В принципе, у пользователя есть возможность отключить прием cookie-файлов на свой компьютер, но для нормальной работы со многими сетевыми ресурсами их использование (прием) является необходимым. Кроме того, по умолчанию, на компьютере прием cookie-файлов всегда разрешен. Для их отключения требуются опре деленные знания и навыки, поэтому представляется, что включение функции приема cookie-файлов юридически нельзя рассматривать как согласие пользователя на сбор, обработку и дальнейшее распро странение информации о нем (в том числе персональных данных). В то же время можно рекомендовать (по аналогии с зарубежными сис темами) включать небольшой информационный текст в распростра няемый код счетчика, который если и не выводился на экран, то хотя бы имел четкую ссылку на такую информацию.

При этом указывается, что система «не идентифицирует лю дей» – в этом и есть защита личной информации. Однако собран ная информации о браузере и его владельце более чем достаточная для идентификации личности. Все это без труда могут использовать как государственные, так и негосударственные структуры (для сбора различной информации, в том числе компрометирующей).


Таким образом, мы считаем, что ключевыми решениями про блем информационной безопасности государства в XXI веке являются:

1. Развитие научно-практических основ информационной безопасности, отвечающих современной геополитической ситуации и условиям политического и социально-экономического развития государства.

2. Формирование законодательной и нормативно-правовой базы обеспечения информационной безопасности, в том числе раз работка реестра информационного ресурса, регламента информа ционного обмена для органов государственной власти и управле ния, предприятий, нормативного закрепления ответственности должностных лиц и граждан за соблюдение требований информа ционной безопасности.

3. Разработка механизмов реализации прав граждан на ин формацию.

4. Формирование системы информационной безопасности, являющейся составной частью общей системы национальной безо пасности страны.

5. Разработка современных методов и технических средств, обеспечивающих комплексное решение задач защиты информации.

6. Разработка критериев и методов оценки эффективности систем и средств информационной безопасности и их сертификации.

7. Исследования форм и способов цивилизованного воздей ствия государства на формирование общественного сознания.

8. Комплексные исследования деятельности персонала инфор мационных систем, в том числе методов повышения мотивации, мо рально-психологической устойчивости и социальной защищенности людей, работающих с секретной и конфиденциальной информацией.

– 340 – Раздел ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СТРАНАХ АТР 4.1. Этнодиаспора как фактор формирования внешней политики: кубинское лобби в США Пигинешева А.П.

В 1961 году, когда всему миру стало ясно, что новый кубин ский лидер Ф. Кастро намеривался построить коммунистический режим в стране, США порвали дипломатические отношения с Ку бой и наложили экономическое эмбарго. На протяжении 47 лет американское правительство не ослабляет экономические санкции по отношению к Кубе, несмотря на то, что такая политика причи няет значимый экономический ущерб не только Кубе, но и самим США. Одной из причин проведения такой жесткой политики явля ется влиятельное антикубинское лобби, которое демонстрирует вы сокую степень их вовлеченности в развитие ситуации на Кубе, препятствуя любому шагу США к диалогу с Гаваной.

Кубинцы представляют собой устойчивый феномен «граж данства на расстоянии», свойственный лишь немногим народам в мире (китайцы, греки). На протяжении многих лет кубинское лобби вынуждало американское правительство принимать жесткие зако ны против кастровской Кубы, несмотря на то, что зачастую такие меры противоречили внешнеполитическим интересам США. Анти коммунистический настрой времен разгара «холодной войны» по влек за собой массированную федеральную помощь, укрепившую структуру кубинского сообщества. Это поставило его в более вы годное положение, чем у любой иммиграционной группы в амери канской истории. С укреплением влияния второго и третьего поко ления кубинских американцев интенсивность традиционного на Пигинешева Александра Павловна, ассистент кафедры междуна родных отношений и зарубежного регионоведения Института междуна родных отношений и социальных технологий ВГУЭС.

– 341 – Раздел ционализма уменьшилась, в то время как появилось ощущение но вой кубино-американской этнической принадлежности.

К этому времени относится начало деятельности экстремист ской организации кубинских иммигрантов «Омега-7», которая с помощью террора стремилась подорвать примиренческие тенден ции в среде кубинской диаспоры. Вооруженные нападения совер шались с быстроходных катеров на суда, находившиеся в проливе.

Позднее они начали прибегать к минированию судов, которые стояли на якоре в водах Кубы или в ее портах. Членами данной ор ганизации были убиты Эулалио Хосе Негрин, прокастровский ку бинский активист в Юнион-Сити, Нью Джерси, и Феликс Гарсиа Родригес, кубинский дипломат при миссии Кубы в ООН. Террори стами предпринимались попытки убийства Рауля Роа-Коури, пред ставителя Кубы в ООН1. Спустя более чем десятилетие два кубин ских иммигранта, принимавших участие в проходившей в апреле 1993 г. совместно с представителями кубинского правительства конференции, были убиты боевиками еще одной военизированной кубинской группировки – «Альфа-66»2. Некоторые члены этих груп пировок прошли обучение в ЦРУ и пользовались финансовой под держкой кубинской эмигрантской общины в США. По данным ФБР, кубинские бизнесмены, которые не желали открыто прояв лять антикастровские настроения, имели возможность косвенно контролировать эти группы, финансируя их.

Озабоченность внешнеполитическими проблемами создала любопытный феномен, когда вопросы межгосударственных отно шений становятся предметом обсуждения на муниципальном уровне. Так, в течение 16-месячного периода в 1982–1983 гг. Го родская комиссия Майами (Miami City Commission) выпустила два дцать восемь формальных постановлений, имеющих отношение к американской внешней политике, а в 1979 г. муниципалитет горо да Суитуотер выпустил постановление, объявляющее Ф. Кастро и всех должностных лиц его правительства persona non grata. Как выразился один комментатор, «Майами, вероятно, единственный город в США, где антикоммунизм – муниципальная проблема»3.

Жесткость стратегии кубинской этнической диаспоры воз росла после распада СССР. Это немедленно привело к междуна родной изоляции режима Фиделя Кастро и еще большему упадку кубинской экономики. Указанные обстоятельства оживили в среде кубинской диаспоры надежды на скорый крах оставшегося прак тически в одиночестве кубинского режима. Хотя проживающие в Omega-7. Cuban information achieves. Document 0011. Режим доступа: http://cuban-exile.com/doc_001-025/doc0011.html 2 Кузнецов Ю. Введение в теорию национальной безопасности. Режим доступа: http://www.i-u.ru/biblio/archive/kusnecov%5Fvvedenie/06.aspx.

3 Дьякова Л.В. Мексиканское меньшинство в США: особенности происхождения и эволюция самосознания // Латинская Америка. 2002.

№ 4. С. 77.

– 342 – Этнополитические и культурные процессы в странах АТР США кубинцы были едины в своей оппозиции коммунистическому правительству, их мнения относительно мер, которые следовало предпринять для свержения единственного оставшегося в Запад ном полушарии антидемократического режима, а также тактиче ские предложения существенно различались между собой.

На протяжении почти всех 90-х годов значительной антика стровской силой выступал Кубино-американский национальный фонд (КАНФ), который мощно лоббировал свои интересы на Капи толийском холме и в администрации, создав своеобразный преце дент в мировой практике, когда диаспора, по сути, определяла по литику великой державы в отношении другого государства. Амби циозность, политическая нетерпимость и даже агрессивность лиде ров КАНФ проявлялись, прежде всего в том, что они чувствовали себя «хозяевами Флориды», которые превратили некогда небогатый штат в «столицу Америк». Более того, КАНФ активно продвигал идею о том, что не только кубинская, но и вся латиноамериканская политика США должна «делаться» не в Вашингтоне, а в Майами.

Были случаи, когда представители КАНФ откровенно терроризиро вали средства массовой информации, университеты, обвиняя их в симпатиях к кастровской Кубе.

В этой почти тупиковой ситуации Конгресс США в 1992 г.

под влиянием кубинского антикастровского лобби принял «Акт о демократии на Кубе», больше известный как «Акт Торричелли». За несколько месяцев до начала президентских выборов тогда еще гу бернатор Арканзаса Б. Клинтон посетил Майами, где практически на месте получил значительную сумму – 300 тыс. долл., после того как произнес фразу, которую часто впоследствии цитировала при надлежащая кубинской диаспоре пресса: «Я полагаю, администра ция упустила хороший шанс оказать давление на Ф. Кастро и Ку бу…Я читал законопроект Торричелли-Грэма, и он мне понравил ся»1. В 1992 г., когда опросы во Флориде показывали практически одинаковые шансы демократа Клинтона и республиканца Буша, лидер КАНФ Хорхе Мас Коноса убедил Конгресс принять законо проект. В условиях предвыборной борьбы президент Буш был вы нужден уступить и подписал закон, несмотря на угрозу осложнения отношений с основными торговыми партнерами США. Это обстоя тельство обеспечило сильные позиции республиканцев среди ку бинских иммигрантов. Неудивительно, что «Нью-Йорк таймс» на звала Маса Коносу «одним из наиболее влиятельных политических брокеров в Вашингтоне»2.

Суть законопроекта сводилась к ужесточению торгово экономического эмбарго за счет запрета торговли с Кубой для за рубежных филиалов американских компаний, полугодового запре 1 Сударев В.П. Две Америки после окончания «холодной войны». – М.: Наука, 2004. С. 171.

2 Лозанский Э.Д. Этносы и лоббизм в США. О перспективах рос сийского лобби в Америке. – М.: Междунар. отношения, 2004. С. 151.

– 343 – Раздел та на вход и обслуживание в портах США иностранных судов, по бывавших в кубинских портах, политического давления Белого до ма на страны, торгующие, либо оказывающие помощь «Острову Свободы». Другими словами, в Вашингтоне в тот момент была уве ренность в том, что Кубу достаточно лишь «чуть-чуть подтолк нуть» – и режим Кастро рухнет сам собой.

Реакция большинства государств Латинской Америки на принятие «Акта Торричелли» была достаточно настороженной. Ряд государств, прежде всего Мексика, Колумбия, Бразилия, выступили с критикой экстерриториального характера закона. Однако боль шинство государств региона воздержались при голосовании вне сенного Кубой проекта резолюции на сессии ГА ООН в сентябре 1992 г., осуждавшего меры США по ужесточению блокады остро ва1. Не следует забывать, что в это время многие государства на ходились в эйфории по поводу создания североамериканского ин теграционного блока. К тому же после окончания «холодной войны»

Латинская Америка искала пути адаптации к новой геополитиче ской ситуации.

«Акт Торричели» в целом не принес ожидаемых результатов, а именно, США:

– не добились международной изоляции социалистического режима на Кубе;

– столкнулись с неприятием политики ужесточения эмбарго не только большинством государств Латинской Америки, но и своими главными атлантическими партнерами – Канадой и Евро союзом;

– не удалось дестабилизировать правящий режима Ф. Кастро. Более того, с 1994 г. во многом благодаря мерам по эко номической либерализации правительству Кубы удалось вывести страну из кризисного штопора. ВВП Кубы в 1995 г. вырос на 2,5%, а в 1996 г. – на 7,8%2.

Несмотря на некоторое потепление кубино-американских отношений в 1994-1995 гг., когда между странами было подписано первое в истории отношений двух стран с 1959 г. американо-ку бинское соглашение по вопросам миграции, под давлением амери канских предпринимательских кругов стали появляться различные американо-кубинские торговые палаты и ассоциации по налажи ванию торгово-экономических связей с Кубой, противники норма лизации отношений воспользовались «кризисом с авионетками» и вынудили Б. Клинтона 12 марта 1996 г. подписать закон о свободе 1 Roy J. Cuba, the United States, and the Helms-Burton Doctrine: In ternational Reactions. – Gainesville: University Press of Florida, 2000. Р. 120.

2 Сударев В.П. Две Америки после окончания «холодной войны». – М.: Наука, 2004. С. 171.

– 344 – Этнополитические и культурные процессы в странах АТР и солидарности с Кубой, или закон Хелмса-Бертона, существенно ужесточавший политику эмбарго1.

Закон состоял из четырех разделов: усиление междуна родных санкций против правительства Кастро;

помощь свободной и независимой Кубе;

защита прав собственности американских граждан;

лишение права на проживание в США определенных групп иностранцев. Если в «Акте Торричелли» экстерриториаль ность его действия лишь просматривалась, то в данном случае она проходила красной нитью через весь документ. По сути, Соединен ные Штаты предприняли попытку интернационализировать свой двусторонний конфликт с Кубой, принудив третьи страны сле довать установленным в Вашингтоне нормам отношений с этим государством. Более того, в первом разделе устанавливалась сис тема санкций в отношении «нарушителей», которыми могли быть и неамериканские компании. При этом закон вменял в обязанность президенту США предоставлять специальные доклады Конгрессу о состоянии отношений между Кубой и третьими странами.

Не меньшего внимания заслуживает и второй раздел, по священный политике в отношении Кубы после свержения режима Ф. Кастро. Эмбарго могло быть снято только после того, как амери канский президент признает новое правительство на Кубе демо кратическим, а экономические связи страны будут поставлены под контроль Американо-кубинского совета, созданного из представи телей правительства США и крупного частного бизнеса. Более того, предусматривалась постепенная отмена эмбарго в течение пере ходного периода, продолжительность которого в законе не указы валась. В качестве одного из главных критериев демократичности нового кубинского правительства выдвигалась его способность осуществить возврат конфискованной собственности, включая и собственность кубинцев, покинувших Кубу после 1959 г. Последние два раздела предусматривали особую процедуру судопроизводства в США в отношении как собственных граждан, так и иностранцев, занимающихся предпринимательской деятель ностью с использованием экспроприированной собственности.

Этот законопроект вызвал волну критики и оказал сущест венное влияние на межамериканские отношения. Во-первых, он непосредственно затронул интересы таких крупных государств как Мексика, Бразилия, Аргентина, Канада, которые в 90-е годы инве стировали в Кубу и заметно расширили торговые связи с ней.

Группа Рио уже в мае 1996 г. выступила с резким осуждением за кона и приняла решение обратиться в этой связи в Международ Background on the Helms-Burton Bill. Режим доступа:

http://canada.usembassy.gov/content/textonly.asp?section=can_usa&docu ment=helms&subsection1=general.

2 Горовцов Д.Е. Российско-кубинские отношения и закон «Хелмса Бертона» // Представительная власть: мониторинг, анализ, информация.

1996. № 8. Режим доступа: http://www.niiss.ru/mag11_rus_cub.shtml/ – 345 – Раздел ный Суд в Гааге. В июне того же года на XXVI чрезвычайной сес сии Генеральной ассамблеи ОАГ в Панаме по инициативе Группы Рио была принята резолюция, осудившая эту акцию Вашингтона и рекомендовавшая Межамериканскому юридическому комитету (МЮК) дать ей правовую оценку. В августе 1996 г. МЮК на экстрен ном заседании в Рио-де-Жанейро принял документ, в котором гово рилось о несоответствии закона Хелмса-Бертона международному праву и о нанесении им ущерба компаниям Канады и Мексики1.

Во-вторых, эта акция США явно выпадала из контекста межамериканских отношений первой половины 90-х годов, кото рые, казалось бы, прочно вступили в русло конструктивного взаи модействия, что подтвердил саммит в Майами. Участники встречи в Майами одобрили создание к 2005 г. Всеамериканской зоны сво бодной торговли (ВАЗСТ), где, как говорилось в принятой Деклара ции принципов, «будут постепенно ликвидированы барьеры на пу ти торговли и инвестиций»2. Возобновление в Вашингтоне практи ки односторонних карательных санкций и откровенный неучет ин тересов своих партнеров имели эффект разорвавшейся бомбы.

Во второй половине 90-х годов американо-кубинский кон фликт вновь «стабилизировался». В 1999 г. были сделаны опреде ленные послабления в области гуманитарного обмена и расшире ния со 150 до 300 долл. размера единовременных денежных пере водов из США родственникам на Кубе. Регулярно проводились кон сультации по вопросам миграции. Именно при администрации Буша по существу возобновилась американо-кубинская торговля. В сентябре 2002 г. впервые в Гаване была проведена ярмарка про дуктов питания, в которой приняли участие 280 фирм. На начало 2004 г. Куба закупила американского продовольствия более чем на 500 млн долл. В июле 2003 г. впервые в гаванский порт зашло тор говое судно под американским флагом. По заявлению министра иностранных дел Кубы, в 2002г. страну в общей сложности посети ло около 200 тыс. американских туристов (из них 130 американцев кубинского происхождения)3.

Очень показателен инцидент, связанный с судьбой семилет него Элиана Гонсалеса, оказавшегося в Майами в результате тра гической попытки 14 нелегальных кубинских эмигрантов достичь берегов США. 11 человек, в том числе мать Элиана, погибли. Неза конное удерживание мальчика его дальними майамскими родст венниками с помощью юридических уловок против воли отца вы звало бурю протестов на острове. Кубинская диаспора в США, на Современные международные отношения / Под ред. А.В. Торку нова. – М.: Рос. полит. энцикл. (РОССПЭН), 2000. C. 153.

2 Глинкин А.Н. Интеграционные процессы и перспективы создания зоны свободной торговли в Западном полушарии // Латинская Америка.

2001. № 4. С. 6.

3 Сударев В.П. Две Америки после окончания «холодной войны». – М.: Наука, 2004. С. 170.

– 346 – Этнополитические и культурные процессы в странах АТР против, превратила мальчика в символ борьбы с «коммунистиче ским режимом Кастро»1.

Верховный Суд США 28 июня 2000 г. после долгих разбира тельств постановил вернуть Элиана на Кубу. Полиция была вынуж дена применить силу, так как родственники мальчика выразили признательность американской стороне. Между тем возмущенные действиями властей жители так называемой «маленькой Гаваны», района Майами, где проживает около 800 тысяч американцев ку бинского происхождения, в знак протеста устроили массовые бес порядки. Они размахивали кубинскими флагами и выкрикивали лозунги, направленные против президента США Билла Клинтона и министра юстиции Джанет Рино, которые выступали за возвраще ние мальчика на Кубу. Кубинцы нападали на полицейских с пал ками и дубинками. Для разгона демонстрантов пришлось приме нить слезоточивый газ2.

Среди причин таких перемен можно назвать давление миро вого сообщества, события 11 сентября 2001 г., усиление лобби биз нес-сообщества (фермерства) и, прежде всего, снижение роли КАНФ в политической жизни США. Он стал проигрывать одно сра жение за другим. Так, Фонд не смог предотвратить подписание упоминавшегося выше соглашения между США и Кубой по во просам миграции и о возврате угонщиков. В 1998 г. был проигран «бой» за отмену некоторых мер администрации Б. Клинтона по ли берализации поставок на Кубу медикаментов и продовольствия.

Явным поражением КАНФ стало непрохождение в том же 1998 г.

женевской резолюции, осуждавшей Кубу за нарушение прав чело века. В середине 90-х годов закончилась монополия Фонда на представление интересов кубино-американцев: во Флориде поя вился ряд ассоциаций, которые выступали с более мягких позиций в отношении существовавшего на Кубе режима и, в частности, до пускали диалог с ним. Смерть в сентябре 1997 г. бессменного лиде ра КАНФ Мас-Коносы, державшего организацию в «ежовых рука вицах», также привела к ослаблению влияния Фонда3.

В Конгрессе все более набирала обороты двухпартийная бло ковая политика, направленная на ослабление эмбарго и админист рация Дж. Буша вынуждена была это учитывать. По кубинскому вопросу Белый дом в целом оказывался в весьма затруднительном положении. Необходимо было постоянно демонстрировать враж дебность к режиму Кастро, вести пропагандистскую войну соглас но взятым перед кубино-американской общиной обязательствам, тем более что брату президента Джебу Бушу предстояло в 2003 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.