авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ ...»

-- [ Страница 16 ] --

то, что мы приобре таем в одной области, сразу утрачиваем в другой. Стоит нам пре даться жестокости, как мы утрачиваем сознание, но чем более мы осознаем, тем в большей степени мы подчиняем суверенность на силия утилитарным целям сознания. Недаром, видимо, юридиче ские теории Нового времени, по крайней мере, после уголовного кодекса Наполеона, который мы заимствовали, полагают, что рас каяние (признание виновным) должно предшествовать наказанию.

Неискренность признания, как в процессах 30-х гг. советского пе риода, едва ли спасет от формирования чувства вины.

Следуем за Батаем дальше: разум позволяет вписаться в стратегии порядка, но в отношении удовольствия действует отсе кающе;

на месте, где было произведено отсечение, возникает бо лезнь (психоз, невротические реакции и пр.). Сознание в своем на мерении получить выгоду тотчас, действуя в соответствии со стра тегиями эффективности, не может дать желаемого, отклоняет, вы тесняет его, что сопровождается болезненным искажением психи ки, травмой. Мысль Ж. Батая разворачивается в соответствии с предпосылками, которые З. Фрейд назвал неудовлетворенностью культурой, не принимая во внимание того, что на месте травмы возникает суперкомпенсация — символическое. Сублимация как высшая форма интеллектуальной деятельности по своим возмож Батай Ж. Указ. соч. С. 117.

– 435 – Раздел ностям превышает травмирующее воздействие запрета. Батай от казывается платить, Фрейд платит.

Насилие безмолвно, т.е. совершается вне языка, и там, в этом пространстве дословесного располагается суверенный чело век. Едва вступив на поле языка, человек подпадает под действие законов грамматики, синтаксиса, которые, в конечном итоге, яв ляются практикующим сознанием, порционно застрачивают энер гию, доходя до исчерпанности, упадка сил, не бытия. Батай оцени вает намерение Сада дать насилию право на речь как гигантскую неудачу. Огромность неудачи подчеркивается тем, что много тек ста написано, сколько бумаги испорчено, а помыслить суверенного человека не удалось. «Куда ж нам плыть?» – как спрашивает поэт.

Батай предлагает уйти в бесконечность разрушения. Бесконечное преступление отсылает нас по ту сторону смерти, к непрерывности бытия, к молчанию, к до-сознанию1. Свободным от культуры мо жет быть только сверхчеловек, в своем субъективном мире преодо левший запреты языка, требования формы и т.п. Суверенный че ловек – это сверх-символическое бытие, отличное от досимволиче ского дикаря, ребенка. Привкус элитарности в оправдании Сада все-таки остается, призыв к насилию отдает некоторым высокоме рием хорошо воспитанного человека в отношении обывателя.

Ж. Батай знает о культуре, Боге, что отличает его от «массовидно го» человека, который не слыхал, не знает, что такие вещи вообще существуют на свете. Хорошо воспитанный человек никогда не сделает преступления, но может помыслить его, чтобы шокировать обычного человека. «Ослепление, порождаемое уважительным от ношением к другой личности, банально2.

Суверенный человек Сада – радикальный отказ от сознания, от культуры, символического, выход к молчанию, одиночеству, без основательности. Влияние Ницше на Ж. Батая очевидно, сверхче ловек, в котором восстановлены ценности человеческой природы, и сверх-символический человек находятся в духовном родстве, что сближает тенденции философии жизни и культурологического пси хоанализа3.

Если у основателя психоанализа отношение к культуре вы ражено как неудовлетворенность, то последующая ее критика ста ла все более разрушительной: язык для Ж. Батая – вход в страте гию порядка, в сферу несвободы, именование (символическое) От ца было охарактеризовано как мертвящая процедура отсечения желания (Ж. Делез, Ф. Гваттари), в самом символическом была ус тановлена возможность его превращения в симулякр, имитацию символа, в пустую форму (Ж. Бодрийяр) и др. В конечном итоге, критике подлежит само сознание как определяющая способность Батай Ж. Указ. соч. С. 126.

Там же.

3 См.: Ницше Ф. Антихристианин // Сумерки богов. – М., 1989.

С. 20, 25, 32.

– 436 – История, политика, экономика: вопросы теории человека. Сознание на подозрении из-за того, что сохраняет и под держивает отношения зеркальности предмета и понятия. Сознание прозрачно: через него виден мир;

оно отсылочно, поскольку пред полагает способность отсылать к Другому и возвращать к себе, по этому оно искажает природу человека. Все сознание есть сфера не свободы. Только беспорядок наделяет свободой, согласно Ж. Батаю.

Фигурами абсолютной суверенности называются ребенок, дикарь, люмпен-пролетарий, бунтарь.

Единственным оправданием суверенного человека Сада, убегающего от запретов туда – в молчание, насилие, к божествен ному сладострастию, является то, что это одиночество желаемое, выбранное и свободное.

Итак, суверенное бытие по ту сторону символического, со вершаемое свободно, произвольно, возможно на высоте сверх человеческого, в высшей точке единичности, но никак не превра щается в массовый призыв к трансгрессии (высадке) за пределы культуры. Сад – человек революционной эпохи, который в одино честве мучимого изобрел язык, чтобы отомстить.

5.4. Регионы и центральная власть (историография губернской реформы Екатерины II) Юферова С.В.

Проблема соотношения полномочий властей разных уровней возникла в России отнюдь не на современном этапе развития ее государственности. Решение данной проблемы в прошлом зависело от совокупного воздействия ряда факторов, среди которых можно назвать: господствовавшую тогда политическую теорию, степень ее освоения политической элитой страны, цель носителя верховной власти, наличие материальных и духовных ресурсов. Примером удачного для своего времени разграничения полномочий местной, центральной и верховной властей принято считать губернскую ре форму 1775 г.

За более, чем двухсотлетний срок, прошедший со дня подпи сания акта 7 ноября, реформа была хорошо изучена историками и юристами, а выводы исследователей уже получали историографи ческое освещение. В последнее время возвращается научный инте рес к проблемам государственности России XVIII в1. Вместе с тем Юферова Светлана Владимировна, кандидат исторических наук, докторант Московского государственного педагогического университета (МПГУ).

1 Как известно, в начале прошлого века научный интерес к про блемам организации власти падает. См.: Бабич М.В. Государственные уч реждения в России в XVIII в. – М., 1999. С. 88;

Вернадский Г.В. Русская историография. – М., 1998. С. 314.

– 437 – Раздел возникла необходимость дать характеристику достижений и недос татков работ предшественников. Закономерным результатом этого стало появление замечаний обобщающего плана, небольших очер ков и даже глав по проблемам административных преобразований XVIII столетия1. Однако современных исследователей интересует динамика развития феномена, а следовательно, преобладают рабо ты, охватывающие большие исторические периоды. Специфика современных исследований предопределяет и характер историо графического анализа – губернская реформа Екатерины II рас сматривается лишь как один из эпизодов политики царизма2.

В настоящей работе ставится задача: рассмотреть историо графию реформы 1775 г., а также охарактеризовать позицию ис следователей по вопросу о значении губернской реформы в про цессе модернизации российских власти и общества.

Анализируя историографию подготовки реформы, мы сталки ваемся с любопытным парадоксом. Исследователи разных историче ских эпох и различных политических убеждений указывали на пуга чевщину, как на главную причину проведения реформы. Например, В.О. Ключевский так писал об основной причине преобразования:

«Разразился страшный бунт пугачевский, который местная админи страция не умела ни предупредить, ни пресечь вовремя»3. Подобный взгляд прочно утвердился и в советской литературе. Смертельно на пуганное дворянство во главе с «казанской помещицей» Екатери ной II, – писал, например, Г.Ф. Быконя, – гарантию от подобных вы ступлений видело в совершенствовании и усилении государственного аппарата»4. В работах постсоветского периода вопрос о причинах реформы нередко решается по-прежнему5.

См., напр.: Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи XVIII – начало XX вв. – М., 2001. С. 5-6;

Местное са моуправление на Дальнем Востоке России во второй половине XIX – нача ле XX в.: очерки истории / Отв. ред. О.И. Сергеев. – Владивосток, 2002.

2 См., напр.: Гольцова И.А. Консервативная доктрина Екатерины II в работах О.А. Омельченко. Режим доступа: http://education.rekom.ru/ 5_2004/20.html;

Мандрик М.В. Екатерина Великая в русской историогра фии // Любавский М.К. История царствования Екатерины II. – СПб., 2001.

С. 13-17.

3 Ключевский В.О. Курс русской истории // Соч.: В 9 т. Т.V. – М., 1989. С. 105. Еще одной причиной реформы ученый, по-видимому, считал преобразовательный раж императрицы, потому что писал о боль шей безопасности реформ местных органов власти по сравнению с изме нением центральных. См.: Там же. С. 399.

4 Быконя Г.Ф. Русское неподатное население Восточной Сибири в XVIII – начале XIX вв. Формирование военно-бюрократического дворянст ва. – Красноярск, 1985. С. 34.

5 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи XVIII – начала XX вв. Генезис личности, демократической семьи, граж данского общества и правового государства. Т. 2. – СПб., 2000. С. 137;

Павленко Н.И. Екатерина Великая. – М., 1999. С. 176.

– 438 – История, политика, экономика: вопросы теории В то же время ни российские, ни советские, ни современные историки не отрицают того факта, что реформа готовилась задолго до выступления казаков на Яике. Среди источников «Учреждения»

исследователи называли наказы депутатов Уложенной комиссии1, проект Н.И. Панина2, проект А.А. Вяземского3 и др. Следовательно, ученые признавали факт понимания современниками необходимо сти реформы местного управления еще в 60-х годах. Казалось бы, оставалось согласиться с современниками и увидеть причины так, как их увидел, например П.Н. Милюков, писавший: «Хроническая перестройка высших государственных учреждений, вызываемая борьбой партий и отдельных временщиков, и разгром провинци ального административного механизма, подавленного единовла стием воевод и губернаторов, водворили в половине столетия пол ных хаос в управлении»4.

Однако из-за парадоксально узкого поля зрения исследова телям редко удавалось так сказать совместить увиденное левым и правым глазом. Потрясение 1773–1775 гг., как правило, упомина лось и в тех случаях, когда среди причин назывались потребности социально-политического развития страны5. При этом объем акта не замечался. И, пожалуй, только А.Б. Каменский обратил внима ние на обширность «Учреждения», что свидетельствовало о дли тельной работе над текстом документа6.

Следствием крайне суженного понимания причин реформы явилось довольно прямолинейное толкование ее целей. Намерения власти исследователи нередко сводили к решению полицей ско-фискальных задач7. По мнению историков, императрица соз давала новую структуру местных органов власти в качестве «на 1 Григорьев В.А. Реформа местного управления при Екатерине II.

(Учреждение о губерниях 7 ноября 1775 г.). – СПб., 1910. С. 121–123;

Чис тяков О.И. Введение // Российское законодательство IX–X веков / Под ред. О.И. Чистякова. Т. 5. – М., 1987. С. 168.

2 Гаврюшкин А.В. Граф Никита Панин. – М., 1989. С. 144;

Любав ский М.К. История царствования. С. 190.

3 Павлова-Сильванская М.П. Социальная сущность областной ре формы Екатерины II // Абсолютизм в России в XVII–XVIII вв. / Отв. ред.

Н.М. Дружинин. – М., 1964. С. 475.

4 Милюков П.Н. Источники русской истории и русской историо графии // Русская старина. Т. 55. С. 477.

5 См. например: Готье Ю.В. История областного управления в Рос сии от Петра I до Екатерины II. – Т. 2. – М., 1941. С. 195;

Исаев И.А. Исто рия государства и права России. – М., 2003. С. 330.

6 Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII в.

Опыт целостного анализа. – М., 2001. С. 424.

7 См., напримнр: Клокман Ю.Р. Социально-экономическая история русского города, вторая половина XVIII в. – М., 1967. С. 124;

Чистя ков О.И. Комментарии // Российское законодательство. С. 295.

– 439 – Раздел дежной опоры в борьбе со всякими проявлениями классового воз мущения»1.

Ныне классовый подход к определению сущности событий, казалось бы, отошел в прошлое. Однако в трудах современных ав торов цель губернской реформы иногда по-прежнему видится как возможность «без проволочек реагировать как на события повсе дневной жизни губернии и уезда, так и на чрезвычайные обстоя тельства»2.

Впрочем, сегодня стремление верховной власти поставить каждую клеточку обширной территории, каждого обитателя страны под неусыпный контроль может объясняться и логикой развития са модержавия3. По сути о том же писали те историки, кто считал целью реформы усиление государственного аппарата4. Н.М. Дружинин оп ределял это усиление как стремление верховной власти «целиком под чинить власти монарха областные учреждения»5.

По мнению ряда ученых, императрица стремилась решить и проблему взаимоотношения с дворянством. Под словом «проблема»

мы не имеем в виду замечания некоторых исследователей о стрем лении благородного сословия к политической свободе 6. Как отмеча лось в литературе, условия для подобной борьбы были созданы Ма нифестом о вольности дворянства. Этот манифест Г.В. Вернадский метко окрестил «зародышем дворянской конституции»7. Однако в действительности политическая активность дворянства была еще незначительной. Даже советские исследователи писали, что «дво ряне в массе были очень далеки от настроения их потомков, декаб ристов»8.

Демидова Н.Ф. Бюрократизация государственного аппарата аб солютизма в XVII-XVIII вв. // Абсолютизм в России. С. 239.

2 Павленко Н.И. Указ. соч. С. 186.

3 Анисимов Е.В. Реформы Екатерины II // Власть и реформы: От самодержавия к советской России / Отв. ред. Б.В. Ананьич. – СПб., 1996.

С. 173.

4 Покровский антифеодальный протест урало-сибирских крестьян старообрядцев в XVIII в. – Новосибирск, 1974. С. 337;

Федосов И.А. Абсо лютизм // Очерки русской культуры XVIII в. / Гл. ред. Б.А. Рыбаков.

Ч. 2. – М., 1987. С. 16.

5 Дружинин Н.М. Политика «просвещенного абсолютизма» // Абсо лютизм в России. С. 446.

6 См., например: Вандалковская М.Г. Историческая наука россий ской эмиграции. Евразийский соблазн. – М., 1997. С. 156;

Омельчен ко О.А. «Законная монархия» Екатерины II. Просвещенный абсолютизм в России. – М., 1993. С. 310.

7 Вернадский Г.В. Начертание русской истории. – СПб., 2000.

С. 247.

8 Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 1. – М., 1960. С. 62. О том же см.: Сорокин Ю.А. Российский абсолютизм последней трети XVIII в. – М., 1999. С. 126;

Троицкий С.М. Комиссия о вольности дворян ства 1763 г. К вопросу о борьбе дворянства с абсолютизмом за свои со словные права // Троицкий С.М. Россия в XVIII в. – М., 1982. С. 190–191.

– 440 – История, политика, экономика: вопросы теории Но, благодаря тому же манифесту, появилась и вполне ре альная для екатерининского правительства проблема. По данным И.В. Фаизовой, в 1762–1771 гг. в отставку из вооруженных сил вышло 47% офицерского корпуса1. Как отмечали отечественные исследователи, подавляющее большинство отставных помещиков оседало в собственных имениях2. Однако, по мнению дореволюци онных российских и ряда современных ученых, вопросами хозяй ственной жизни помещик и в деревне заниматься не стал3. Поэто му-то перед правительством и встала задача «занять праздное дво рянство»4. «Занять» дворянство можно было привлекая их к службе в местных органах управления. А ведь именно об этом (и об изме нении судебной системы) чаще всего просило дворянство в своих наказах5.

Передавая власть на местах в руки провинциального дво рянства, государыня, как полагали не только советские историки, стремилась укрепить положение благородного сословия в государ стве и обществе6. В данном случае общность мнения либеральных и советских ученых объясняется, по нашему мнению, в первую оче редь, классовым подходом к анализу не целей, а результатов ре формы. Кроме того, данный вывод вполне вписывался в общую характеристику царствования. Ведь уже с последней трети XIX в.

принято было делить царствование Екатерины на два периода, за вторым из которых, начинавшимся как раз губернской реформой, утвердилась характеристика продворянского7. А.А. Кизеветтер распространил данную характеристику на все ее царствование8.

Советская же наука, исходившая из презумпции виновности всех Фаизова И.В. Манифест о вольности и служба дворянства в XVIII столетии. – М., 1999. С. 107.

2 Булыгин И.А. Положение крестьян и товарное производство в России. Вторая половина XVIII в. – М., 1966. С. 33;

История СССР (Первая серия) / Гл. ред. Б.А. Рыбаков. Т. 3. – М., 1967. С. 485.

3 Ключевский В.О. Евгений Онегин и его предки // Ключев ский В.О. Сочинения. Т. IX. – М., 1990. С. 95;

Любавский М.К. Русская история XVII-XVIII вв. – СПб., 2002. С. 516.

4 Ключевский В.О. Курс русской истории… С. 35.

5 Никонова В.М. Контент-анализ при изучении дворянских нака зов в Уложенную комиссию 1767–1768 гг. // Вестник МГУ;

Сер. 8: «Исто рия». 1991. № 2;

Писарькова Л.Ф. Развитие местного самоуправления в России до Великих реформ: обычай, повинность, право // Отечественная история. 2001. №№ 2-3. С. 25.

6 История СССР с древнейших времен до 1861 г. / Под ред.

П.П. Епифанова, В.В. Мавродина. – М., 1983. С. 417;

Ключевский В.О.

Курс русской истории… С. 35.

7 Андреев В.В. Представители власти в Росии после Петра I.: Ре принтное воспроизведение издания: Брикнер А.Г. История Екатерины второй. Т. 1. – М., 1996. С. 173, 195. – Минск, 1990. С. 192;

8 Кизеветтер А.А. Императрица Екатерина II как законодательни ца: исторические очерки. – М., 1912. С. 275.

– 441 – Раздел российских самодержцев в защите интересов господствующего класса, для Екатерины Великой исключения не делала1. Поэтому оценки социальных аспектов деятельности императрицы либераль ными и советскими историками оказывались во многом близкими.

Конечно, в дореволюционной литературе можно найти и вполне корректные образцы анализа документа. Так, С.Ф. Плато нов писал о стремлении власти «привлечь к участию в управлении земские элементы»2. При такой трактовке планов правительства находилось место и непривилегированным сословиям провинции.

Однако, принимая данный тезис, ученые не всегда оставались на твердой почве исторической реальности. Например, в лекционном курсе В.О. Ключевского находим явный анахронизм. Едва ли, соз давая сословную судебную систему, правительство действительно намеревалось «свести сословия для совместной дружной деятельно сти»3, как считал корифей отечественной науки. Да и о какой со вместной деятельности различных классов российского общества могла идти речь в условиях, когда депутаты-дворяне просят не на значать на административные должности офицеров, чтобы чинов ников можно было на месте палкой «поучить»4.

Суммируя отмеченные исследователями цели реформы, по лучаем во многом неожиданный итог: преобразование местных ор ганов управления должно было способствовать установлению ста бильности в стране. Ведь, с одной стороны, ставилась задача: не допустить разрастания разрозненных волнений, а с другой – не по зволить привилегированному сословию прозябать в праздности.

При этом, по мнению такого внимательного исследователя, как С.М. Каштанов, «усиление роли губернатора должно было… осла бить своеволие местного дворянства»5.

Следовательно, власть стремилась создать своеобразную «систему сдержек и противовесов», чтобы каждое сословие могло выполнять свойственные ему обязанности. Дополнительной гаран тией стабильности должно было служить подчинение местной ад министрации непосредственно царствующему лицу. Вспомним и очень редко упоминавшиеся цели: стремление приостановить тен денцию утраты провинциальными городами значения торгово Белявский М.Т. Заметки А.С. Пушкина по русской истории XVIII в. // История и историки 1974. / Под ред. М.В. Нечкиной. – М., 1976. С. 307, 310;

Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. – Т. 1. – М., 1952. С. 399.

2 Платонов С.Ф. Курс лекций по русской истории. – Петроза водск, 1995 С. 705.

3 Ключевский В.О. Курс русской истории. С. 115.

4 Любавский М.К. Русская история. С. 433.

5 Каштанов С.М. Комментарии к двадцать пятому и двадцать шес тому томам «Истории России с древнейших времен» // Соловьев С.М. Ис тория России с древнейших времен. – Кн. XIII. – М., 1965. С. 609.

– 442 – История, политика, экономика: вопросы теории промышленных центров1;

«экономии средств»2. В этом случае труд но будет не согласиться с А.Б. Каменским, утверждавшим, «что Екатерина менее всего заботилась об интересах того или иного со словия, но радела об интересах государства в целом, как она их по нимала3. Для большинства исследователей такой вывод действитель но оказался бы неожиданным, поскольку в пылу борьбы с самодер жавием нередко внимание фокусировалось на отдельных деталях, до неузнаваемости искажая картину исторического прошлого4.

Понятна своего рода апперцепция в работах советского вре мени. Ведь, как отмечал Ю.Н. Афанасьев, «за годы Советской вла сти был воспитан тип историка-профессионала, искренне убеж денного в необходимости самоотверженного служения «интересам партии»5. Вероятно, эта убежденность осталась присуща и ряду со временных ученых. Иначе невозможно было бы объяснить харак теристику губернской реформы, данную В.Я. Гросулом. Автор пи шет: «Никаких покушений на крепостничество и его институты в Учреждении не усматривается»6. Автор как будто забыл, какой акт рассматривает. Но это впечатление обманчиво. Дело в том, что, по его мнению, крестьянский вопрос был главным вопросом той эпо хи7. Поэтому, видимо, решение этого вопроса должно было содер жать и материалы административной реформы.

Вообще саму реформу нередко характеризовали как крепо стническую и феодальную8. Но подобная оценка давалась отнюдь не потому, что в документе не ставился вопрос о крепостном пра ве. Реформу считали феодальной по тем задачам, на решение ко торых она была направлена. Впрочем, оценка реформы, как пра вило, зависела от того, какой аспект «Учреждения» рассматривался исследователем.

С другой стороны, анализируя текст документа, историки отмечали связь реформы с передовыми идеями своей эпохи. Так, 1 Аксенов А.И. Очерки генеалогии уездного купечества XVIII в. – М., 1993. С. 7.

2 Быконя Г.Ф. Указ. соч. С. 34.

3 Каменский А.Б. Россия империя в ХVIII в.: традиции и модерни зация. – М., 1999. С. 240. О том же писал С.Ф. Платонов. См.: Платонов С.Ф. Указ. соч. С. 708.

4 Ведь и в губернской реформе видели желание снискать европей скую славу просвещенной монархини. См., например: Быконя Г.Ф. Указ.

соч. С. 34;

Гаврюшкин А.В. Указ. соч. С. 167.

5 Афанасьев Ю.Н. Феномен советской историографии // Отечест венная история. 1996. №5. С. 156.

6 Гросул В.Я. Зарождение российского политического консерва тизма // Русский консерватизм XIX столетия: Идеология и практика /Под ред. В.Я. Гросула. – М., 2000. С. 31.

7 Там же. С. 20.

8 Белявский М.Т. Крестьянский вопрос в России накануне восста ния Е.И. Пугачева. Формирование антикрепостнической мысли. – М., 1965. С. 347;

Павлова-Сильванская М.П. Указ. соч. С. 489.

– 443 – Раздел О.В. Хованова характеризует принцип территориального деления по числу податного населения как прогрессивный для того време ни1. Положительная оценка отдельных моментов преобразования давалась и в советской литературе. Например, М.Н. Гернет призна ет, что статьи о тюрьмах «конечно, предназначались не только для России, но и для заграницы»2. Учитывая, что автор едва ли ни во всех деяниях императрицы видел флирт с европейскими мыслите лями, можно говорить и о достаточно высокой оценке разработан ного подхода к пенитенциарной системе.

Характеризуя губернскую реформу, Н.И. Павленко выделяет два ее аспекта: «технический» и социальный3. Воспользуемся дан ным делением. Анализируя предлагавшееся «Учреждением» адми нистративное устройство, исследователи обычно обращали внима ние на принципы его реформирования. Правда, отмечалась и не последовательность проведения этих принципов в жизнь. Попытки разделения властей на местном уровне историки нередко характе ризовали как формальные или декларативные4.

Создававшаяся на основе принципа разделения властей ад министрация оказалась громоздкой. Функции учреждений могли дублироваться. Это-то и дало М.К. Любавскому повод охарактери зовать екатерининское местное управление трехэтажным, а всю постановку дела «бутафорской»5. С началом реализации реформы отмеченные недостатки стали очевидны и для правительства и бы ли устранены. Жизнеспособность самой системы историки оцени вали по-разному. Самый короткий срок отмеряли те историки, ко торые, как, например Ю.А. Сорокин, видели конец екатеринин ской системы в новом административном делении нескольких на местничеств6. Существует также мнение, что Учреждение оказа лось документом большой исторической прочности, соответствую щим потребностям абсолютистского государства в основе своей до реформ Александра II7.

Как уже указывалось, у реформы был и второй аспект. Об щепринятым можно считать мнение, что социальная компонента реформы была не менее важной по сравнению с административ ной. Утверждалось даже, что построение акта по сословному прин Хованова О.А. Просвещенные монархи Екатерина II и Иосиф II.

Опыт сопоставления // Век Екатерины II. Россия и Балканы / Под ред.

И.И. Лещиловской. – М., 1998. С. 30.

2 Гернет М.Н. Указ. соч. С. 127.

3 Павленко Н.И. Указ. соч. С. 178.

4 Голикова Н.Б., Кислягина Л.Г. Система государственного управ ления // Очерки русской культуры. С. 102;

Смыкалин А.С. Судебная сис тема российского государства от Ивана Грозного до Екатерины II // Во просы истории. 2004. №8. С. 64.

5 Любавский М.К. История царствования. С. 94.

6 Сорокин Ю.А. Указ. соч. – С. 258, 259.

7 Местное самоуправление… С. 21;

Милюков П.Н. Указ. соч. С. 477.

– 444 – История, политика, экономика: вопросы теории ципу было главной идеей законодателя1. Как и следовало ожидать, исследователи периода утверждения гражданского общества, а тем более общества всеобщего равенства не могли не считать пороком сословный принцип организации местного управления (при преоб ладании дворянства)2. В освещении же современного историка это влияние дворянской корпорации на коронную администрацию «было давно ожидаемое политическое решение, подготовленное всей предшествующей историей русского дворянства в послепет ровскую эпоху». При этом решение было умело осуществлено «не как опасный своим резонансом политический акт, а как естест венный этап создания новой местной системы управления»3.

Б.Н. Миронов выразил ту же мысль иными словами, назвав ре форму компромиссом между дворянством и самодержавием4.

Таким образом, к характеристике содержания губернской реформы 1775 г. в разные периоды развития науки историки под ходили примерно одинаково, наряду с преобразованием системы местных органов власти, обращая внимание и на ее социальные последствия. Преобладавшие в литературе сдержанно негативные оценки только сегодня начинают сменяться нейтральными.

Анализ историографии результатов реформы можно увязать с выдвигавшимися в литературе целями. В этом случае необходимо будет констатировать ее полный успех. Ведь выводы об укрепле нии самодержавно-крепостнического государства5, увеличении армии чиновников6, расширении прав «по части политического сыска»7, удовлетворении дворянских притязаний на собственность и власть в провинции8 давно уже стали хрестоматийными. Сопос тавляя увиденные историками цели и результаты реформы, отме тим, что неудача постигла Екатерину, пожалуй, только на пути экономии средств бюджета. По подсчетам К.В. Сивкова, новый Чистяков О.И. Указ. соч. С. 167.

Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Ростов-на-Дону, 1995. С. 268.

3 Анисимов Е.В. Указ. соч. С. 175.

4 Миронов Б.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 136.

5 Дружинин Н.М. Указ. соч. С. 447;

Котова О.А. Государственная деятельность Екатерины II: Дисс. … канд. ист. наук. – М., 2000. С. 241.

6 Клокман Ю.Р. Указ. соч. С. 205;

Писарькова Л.Ф. Российская бю рократия в XVII–XVIII веках. Власть и интеллект в императорской Рос сии //Отечественная история. 2005. № 4. С. 17.

7 Голикова Н.Б. Органы политического сыска и их развитие в XVII– XVIII вв. // Абсолютизм в России. С. 277.

8 Ерошкин Н.П. История государственных учреждений России до Великой Октябрьской социалистической революции. – М., 1965. С. 116, 118;

Макогоненко Г.П. Радищев и его время. – М., 1956. С. 227–228.

– 445 – Раздел административный аппарат обошелся казне на 2,5 млн руб. доро же по сравнению с прежним1.

Однако у подавляющего большинства авторов мы не найдем оценку реформы как успешной2. Очень редки были даже косвенные признания успеха, например, того, что реформа «обеспечила … суще ствование феодального строя на длительное время»3. Наоборот, при знаком хорошего тона было показать ее недостатки и ошибки рефор матора. Даже один из известнейших советских исследователей ека терининской эпохи Н.М. Дружинин обратил внимание, во-первых, на провал попытки реализовать идею Ш.-Л. Монтескье о посредствую щих властях, а во-вторых, на то, что «не только сословное самоуправ ление, но и самостоятельность обособленных судебных органов оказа лись призрачными в обстановке неограниченной императорской вла сти, опиравшейся на послушную бюрократию»4.

Исключением из правила могло стать признание успешности мер правительства по борьбе с народными волнениями. Так, В.О. Ключевский писал, что после выборов в губернские учрежде ния дворяне «возвращались в свои крепостные усадьбы с убежде нием, что … крепкого порядка … не поколеблет уже никакая пуга чевщина»5. С мнением о реализации в ходе реформы задачи пре дотвращения народных восстаний согласен и Н.И. Павленко6.

Впрочем, в советское время историки предпочитали и в этой сфере видеть неудачу правительства. Вот как объяснял Л.В. Черепнин от сутствие крестьянских войн после 1775 г.: «Главное – это то, что крестьянское движение перешло на новую более высокую ступень.

Оно стало массовым, широким, повсеместным, переросло даже те рамки, в которых развертывались крестьянские войны»7.

Об успешности административных преобразований стали открыто писать лишь некоторые современные историки. Пожалуй, 1 Сивков К.В. Финансовая политика Екатерины II // Три века.

Россия от Смуты до нашего времени / Под ред. В.В. Каллаша. Т. 3–4. – М., 1992. С. 496.

2 О положительном влиянии реформы на развитие городов писал, например Ю.Р. Клокман. См.: Клокман Ю.Р. Город в законодательстве русского абсолютизма во второй половине XVII–XVIII вв. // Абсолютизм в России. С. 344;

Там же. С. 109, 203, 205. Впрочем, в то же время Б.Н. Миронов видел в реформе причину слабого развития городов. См.:

Миронов Б.Н. Русский город в 1740–1860-е гг.: демографическое, соци альное и экономическое развитие. – Л., 1990. С. 203.

3 Голикова Н.Б., Кислягина Л.Г. Указ. соч. С. 102.

4 Дружинин Н.М. Указ. соч. С. 458.

5 Ключевский В.О. Императрица Екатерина II // Ключевский В.О.

Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. – М., 1993.

С. 290.

6 Павленко Н.И. Указ. соч. С. 183.

Черепнин Л.В. Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева: причины и характер // Героические страницы истории на родов нашей Родины / Отв. ред. Л.В. Черепнин. – Челябинск, 1976. С. 23.

– 446 – История, политика, экономика: вопросы теории В.С. Лопатин был первым, кто прямо заявил: «Административные реформы, прежде всего губернская, улучшили управление»1.

А.Б. Каменский объяснил, в чем состояло улучшение: «Губернская реформа 1775 г. стала важным этапом по окончательному превра щению России в унитарное государство путем введения единооб разной системы управления на всей территории» страны, что спо собствовало необычайной устойчивости империи2. Кроме того, как считает О.А. Котова, реформа «упростила проведение задуманных преобразований»3.

Среди результатов реформы исследователи называют еще и то, что «прежнее отраслевое управление несколько теснее увязали с территориальным, а последнее … стало во многом, по своей внутрен ней структуре, комплексно-отраслевым»4. На практике это означало ликвидацию большинства Коллегий. Отмечая данный факт, ученые, как правило, ограничивались констатацией факта передачи функ ций центральных учреждений местным. Вероятно, невнимание к проблемам передачи полномочий объясняется тем, что характер вла сти при этом не изменяется. А.Б. Каменский лишь подтвердил давно ставшее хрестоматийным мнение о том, что на первый взгляд в ходе реформы происходило дальнейшее перераспределение властных пол номочий между центром и регионами в пользу последних. Однако степень самостоятельности местных органов оставалась крайне огра ниченной. … Все принципиальные решения политического характера принимались в центре»5. К блоку же вопросов хозяйственных иссле довательский интерес проявлялся редко.

И советские, и современные исследователи отмечали появле ние новой подсистемы в системе органов власти. Но оценка зна чимости преобразования была различной. Советский историк ви дел лишь социальную подкладку правительственного решения: «Ка зенная благотворительность была превращена в систему субсидий для дворян. Прочие обязанности были провозглашены правитель ством с демагогической целью и обычно не выполнялись»6. Совре менные исследователи, как правило, обращают внимание на факт организации государственной системы общественного призрения, которая сохранялась и в XIX столетии7.

Лопатин В.С. Потемкин и Суворов. – М., 1992. С. 87.

Каменский А.Б. Жизнь и судьба императрицы Екатерины Вели кой. – М., 1997. С. 179.

3 Котова О.А. Указ. соч. С. 241.

4 Быконя Г.Ф. Указ. соч. С. 36.

5 Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. С. 429.

6 Ерошкин Н.П. Указ. соч. С. 116.

7 Муктан А.В. Обзор фондов Российского государственного исто рического архива по истории благотворительности в России в конце XVIII– XIX вв. // Благотворительность в России: Исторические и социально экономические исследования / Отв. ред. Б.В. Останин. – СПб., 2003.

С. 30;

Прохоров В.Л. Этапы развития благотворительности в России // Вопросы истории. 2005. № 3. С. 160.

– 447 – Раздел По мнению российских исследователей, реформа имела и со циально-политические последствия. В.С. Иконников, например, обратил внимание на то, что Учреждением «полагались некоторые преграды господству придворной аристократии»1. Изменилась и политическая роль дворянства в целом. Историки, изучавшие та кое явление, как эпоха дворцовых переворотов в России, отмечали:

«Перенос политической жизни из столицы в провинцию способст вовал оттоку социальной энергии дворянства из центра и, таким образом, лишал переворот питательной почвы»2. Тот же самый пе ренос «политической жизни» из столицы в перспективе мог видеть ся по-иному. Так, исследователь, анализировавший возможные мо дели развития российской власти, дает следующую оценку значи мости реформы: «Екатерина и не подозревала, какую мину замед ленного действия она закладывает под самый фундамент само державия. … Сословная вольница неминуемо заражала и местные органы государственной власти»3.

Последняя оценка довольно пессимистична. Объясняется это своеобразием позиции автора, не считавшего перспективу перехо да от самодержавия к конституции единственно верной. Подав ляющее же большинство ученых считали неизбежным и прогрес сивным такой переход. Поэтому весь комплекс мер, направленных на создание реального самоуправления в России, в литературе оце нивался позитивно. Обычно в него включалась и губернская ре форма 1775 г.4 Современный историк отмечает, что благодаря проведенным Екатериной преобразованиям «существенно возрас тало значение сословного «земского» самоуправления, в том числе и крестьянского»5.

Что касается социальных последствий реформы, то, думает ся, они не сводились лишь к усилению роли дворянства. Более зна чимым, по мнению исследователей, было то, что «губернская ре форма положила начало истории дворянства как сословия, правда, 1 Иконников В.С. Сенат в царствование Екатерины II // Русский архив. 1888. Кн. 1. С. 35.

2 Волкова И.В., Курукин И.В. Феномен дворцовых переворотов в политической истории России XVIII – начала XX вв. // Вопросы истории.

1995. № 5–6.

3 Андреев Д.А. Размышления американского историка о сценариях власти в царской России // Вопросы истории. 2003. №10. С. 102.

4 Богословский М.М. Учреждение об управлении губерний и Жало ванные грамоты Екатерины II // Три века. С. 531;

Местное самоуправле ние… Указ. соч. С. 21.

5 Миненко Н.А. Самоуправление у русских крестьян Урала в XVIII – середине XIX века // Апкаримова Е.Ю., Голикова С.В., Миненко Н.А., По бережников И.В. Сельское и городское самоуправление на Урале в XVIII – начале XX века. – М., 2003. С. 22. О том, что впервые во всей Сибири во лостное звено стало «чисто самоуправляемым», см.: Быконя Г.Ф. Указ. соч.

С. 43.

– 448 – История, политика, экономика: вопросы теории пока на уездном уровне»1. Впрочем, данный вывод отнюдь не сви детельствует об исключительно продворянском характере рефор мы. Еще В.О. Ключевский отмечал: «В них (губернских и сословных учреждениях) проведено было государственное раскрепление двух высших классов общества»2. Современный исследователь М.Я. Гел лер развил данный вывод, признав, что реформа «ограждала права личности»3. В литературе отмечалось также, что реформа «сблизила управляющих с управляемыми»4.

Очень редко в литературе отмечаются достижения в сфере культуры. Впрочем, в издании советской поры связанное с преоб разованием изменение облика российских городов оценивалось лишь как отражение стремления самодержавия укрепить свою власть на местах. При этом ансамбли административных зданий рассматривались «прежде всего, как создание материальной сис темы, адекватной сложившейся системе управления»5. Современ ный исследователь пишет о том же по-другому: «Положительное значение реформы состояло и в постепенном изменении внешнего облика уездных и губернских городов. Реформа привела их в более благоустроенный вид»6.

Проанализировав отечественную историографию проблемы, можно констатировать факт наличия традиционного решения во проса о причинах, целях и результатах губернской реформы Ека терины II. Подобное единодушие объясняется тем, что начало науч ного изучения истории губернской реформы 1775 г. приходится на конец XIX столетия7. К сожалению, в российском общественном соз нании того времени господствовали либеральные и социалистические идеи. Нормой интеллектуальных дискуссий той поры стал «либераль но-революционный моральный терроризм»8. В этой-то обстановке вводятся в научный оборот комплексы источников последней трети XVIII в., что и позволило перейти к научному изучению проблем ека терининского царствования. Анализируя материалы губернской ре Павленко Н.И. Указ. соч. С. 183.

Ключевский В.О. Курс русской истории… С. 114.

Геллер М.Я. История Российской империи. Т. 2. – М., 1997.

С. 179.

Лаппо-Данилевский А.С. Очерк внутренней политики императ рицы Екатерины II. – СПб., 1898. С. 48.

5 Власова И.В., Шанский Д.Н. Поселения // Очерки русской куль туры. Ч. 1. – М., 1985. С. 308-309.

6 Павленко Н.И. Указ. соч. С. 186.

7 Вплоть до последней трети XIX в. научное изучение проблем ека терининского царствования было крайне затруднено из-за недоступности архивов. Поэтому самой обстоятельной работой того периода о реформах 1770–1780-х гг. принято считать труд А.К. Шторха, изданный в начале века. См.: Бабич М.В. Указ. соч. С. 72.

8 Боханов А.Н. О «теории», которой не было // Русский консерва тизм: проблемы, подходы, мнения («круглый стол») // Отечественная ис тория. 2001. №3. С. 114.

– 449 – Раздел формы, исследователи разрабатывали проблемы места и функций создававшихся органов в системе государственной власти, способы комплектования штатов и т.д. Однако изучение технических деталей реформы не могло изменить отношение ученых к абсолютизму вооб ще и к екатерининскому абсолютизму в частности. К примеру, впол не справедливо М.В. Нечкина характеризует манеру подачи материа ла В.О. Ключевским. Екатерининские реформы рассматриваются ис ториком «в ироническом противоречии описания достоинств и вне запных отрицательных оценок, брошенных как бы мимоходом»1.

В изучении административной политики царизма ничего не могло измениться к лучшему и с установлением советской власти.

Завершилось наметившееся с начала XX в. изменение исследова тельских интересов и основными проблемами исследований по ис тории российского XVIII в. стали генезис капитализма и история классовой борьбы2. Следствием наличия приоритетных исследова тельских проблем явилось почти полное прекращение разработки вопросов административной политики эпохи дворцовых переворо тов3. Возникшая в 60-х гг. XX в. дискуссия об абсолютизме носила скорее теоретический, чем конкретно-исторический характер4.

Ныне, казалось бы, сняты все препятствия, прежде мешав шие изучению реформы. Однако, исследований, специально по священных разработке данного вопроса, не появляется. На наш взгляд, этот факт объясняется тем, что и текст акта 7 ноября 1775 г. и практика его реализации изучены досконально5. Вероят но, перед современным исследователем «Учреждения» неизбежно встанет проблема нового осмысления историко-культурного кон текста реформы или применения новых методов ее изучения. Сви детельством тому, что новый подход к решению, казалось бы, дав 1 Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества. – М., 1974. С. 553.

2 Индова Е.И., Преображенский А.А. Итоги и задачи изучения классовой борьбы российского крестьянства в период позднего феодализ ма // Проблемы социально-экономической истории феодальной России / Отв. ред. А.А. Преображенский. – М., 1984. С. 211;

Очерки истории исто рической науки СССР / Под ред. М.В. Нечкиной. – Т. 5. – М., 1985. С. 210.

3 Из монографических исследований можно назвать публикацию второго тома исследования Ю.В. Готье, начатого еще до первой мировой войны и монографию Е.В. Анисимова. См.: Анисимов Е.В. Россия в сере дине XVIII в. Борьба за наследие Петра. – М., 1986;

Готье Ю.В. Указ. соч.

4 Впрочем, одним из результатов дискуссии было появление сбор ника статей о российском абсолютизме под редакцией Н.М. Дружинина, в котором одна статья была специально посвящена социальному аспекту областной реформы. См.: Павлова-Сильванская М.П. Указ. соч.

5 Лучшими монографиями по праву считаются труды В.А. Гри горьева и Ю.В. Готье. См.: Готье Ю.В. Указ. соч.;

Григорьев В.А. Указ. соч.

– 450 – История, политика, экономика: вопросы теории но решенных вопросов истории екатерининского царствования возможен являются работы Т.С. Мамсик и Б.Н. Миронова1.

В исследовании Т.С. Мамсик уделяется внимание и губерн ской реформе 1775 г. Значение преобразования автор видит в том, что «предвидя возможность для России британского (распад коло ниальной империи, начавшийся с борьбой за независимость США – С.Ю.) и польского (возвышение дворянства и, как следствия, поте ря суверенитета – С.Ю.) казусов, Екатерина замыслила поставить и тому, и другому барьер – трансформировала полиэтничное госу дарство в империю нации»2. Думается, подобное понимание дос тигнутого реформой эффекта не случайно появилось в начале на шего столетия: слишком быстро исчез с политической карты мира СССР, угрожая дальнейшим распадом страны.

Обобщая историографию результатов преобразования, сле дует отметить содержательное сходство оценок: на различных эта пах развития нашей науки ученые констатировали факт укрепле ния государственности, хотя эмоциональная окраска при этом бы ла различной. Также исследователи разных школ признают связь губернской реформы с предшествовавшими и последовавшими за ней преобразованиями. Значение этой связи для развития регио нов России, пожалуй, лучше всего указано в работе А.Д. Гра довского. Известный юрист писал: «Если бы деятельность Ека терины II остановилась только на Учреждении о губерниях, … об ласть получила бы лучше организованные правительственные уч реждения, но осталась бы механическим делением … Но к Учреж дению о губерниях присоединились жалованные грамоты дворян ству и городам, и провинция в качестве живого организма про должает свое развитие до настоящего времени»3. Одним словом, решение стоявших перед страной проблем было найдено на пути сочетания усиления власти, переноса части властных полномочий в провинцию и доверия обществу4. Возможно, на этом пути может быть найдено и решение проблем современной России.

1 Мамсик Т.С. «Русский проект» Екатерины Великой: государство как федерация самоуправляющихся общин. ИЗ авторских гипотез // Местное самоуправление в истории Сибири XIX-XX веков: Сб. материалов региональ ной научной конференции. – Новосибирск, 2004;

Миронов Б.Н. Антропомет рический подход к изучению благосостояния России XVIII в. // Отечествен ная история. 2004. № 6.

2 Мамсик Т.С. Указ. соч. С. 17.

3 Градовский А.Д. Государство и провинция // Градовский А.Д.

Сочинения. – СПб., 2001. С. 280.

4 Организацию работы органов самоуправления при Екатерине II исследователи, как правило, рассматривали не без доли скепсиса. Созда вая генеалогию Онегина В.О., Ключевский писал об его отце, что выбран ный в совестный суд он соскучился, дожидаясь дел. См.: Ключевский В.О.


Евгений Онегин. С. 94. Однако современные исследователи все чаще кон статируют успешность действия этих органов. См.: Кустова Е.В. Город ское самоуправление Вятки в конце XVIII – середине XIX вв. // Вопросы истории. 2004. № 6. С. 136, 137.

– 451 – Раздел 5.5. Особенности оценки и регулирования социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края Безруков И.С.

Денисенко В.А.

Ключевым звеном организации единого пространства Рос сийской Федерации, первичным элементом всей системы экономи ческих и социальных отношений являются муниципальные образо вания. Учитывая, что на территории муниципальных образований осуществляются все основные процессы жизнедеятельности насе ления, обеспечение эффективного функционирования и развития муниципальных образований как локальных социально-экономи ческих систем представляется одной из первостепенных задач.

Однако в настоящее время многие муниципальные образования не обладают достаточными ресурсами для успешного самостоятельно го функционирования и последующего развития, что способствует резкому обострению проявлений внутрирегиональной социально экономической неоднородности.

Высокая степень неоднородности социально-экономического развития муниципальных образований приводит к неэффективно му использованию ресурсов, неминуемо воздействуя на общую ре зультативность экономики региона в целом, ухудшая качество жизни населения. Для преодоления негативных последствий соци ально-экономической неоднородности требуется проведение адек ватной современным экономическим реалиям дифференцирован ной политики по отношению к различным муниципальным образо ваниям. Однако необходимым условием ее эффективности являет ся предварительная оценка внутрирегиональной дифференциации.

Для оценки дифференциации социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края предла гается методика на основе комплексного подхода, предполагающая последовательную реализацию нескольких этапов.

Прежде всего, необходимо сформировать систему показате лей, отражающую уровень социально-экономического развития муниципального образования. Ориентация на комплексность обу словливает многоаспектность анализа социально-экономического развития, поэтому на первом шаге устанавливаются основные со ставляющие социально-экономического развития муниципальных образований, такие, как развитие производства, финансов, внут реннего рынка муниципальных образований, качество жизни насе Безруков Иван Сергеевич, доктор экономических наук, профес сор кафедры маркетинга и коммерции Института менеджмента, бизнеса и экономики ВГУЭС.

Денисенко Виктория Анатольевна, аспирант кафедры маркетинга и коммерции Института менеджмента, бизнеса и экономики ВГУЭС.

– 452 – История, политика, экономика: вопросы теории ления. На втором шаге формирования системы показателей прово дится вычисление, где необходимы расчетные показатели уровня социально-экономического развития на базе статистических;

на третьем шаге осуществляется нормирование большинства показа телей с целью приведения к сопоставимому виду. В целом все показателей системы показателей отражают основные составляю щие социально-экономического развития муниципальных образо ваний (табл.).

Таблица Основные показатели системы уровня социально экономического развития муниципальных образований Составляющая соци Единица ально-экономического Показатель измерения развития 1 2 Производство Объем промышленного произ- Руб./ чел.

водства Объем строительных работ Руб./ чел.

Объем продукции сельского хо- Руб./ чел.

зяйства Объем платных услуг Руб./ чел.

Нагрузка незанятого населения Чел./ вак.

на одну заявленную вакансию Инвестиции в основной капитал Руб./ чел.

Коэффициент прироста (убыли) ‰ предприятий и организаций на 1000 организаций Внутренний рынок Розничный товарооборот Руб. / чел.

Потребительские расходы Руб. / чел.

Пассажирооборот Пасс.- км / чел.

Финансы Объем местных налогов в бюд- Руб. / чел.

жете Расходы местного бюджета Руб. / чел.

Дефицит (профицит) бюджета Руб. / чел.

Количество предприятий финан- Ед. / 1000 чел.

совой сферы Качество жизни Соотношение денежных доходов Раз и прожиточного минимума Заболеваемость населения Чел./1000 чел.

Затраты на охрану природы Руб./ чел.

– 453 – Раздел Окончание табл.

1 2 Качество жизни Выбросы загрязняющих веществ Тонн / 1000 чел.

в атмосферный воздух, отходя щие от стационарных источни ков Уровень преступности Ед. /1000 чел.

Обеспеченность транспортной сетью Число предприятий и организа- Ед. /1000 чел.

ций по заявленному виду эконо мической деятельности «произ водство и распределение элек троэнергии, газа, воды»

Наличие квартирных телефон- Ед. /1000 чел.

ных аппаратов сети общего поль зования Обеспеченность жильем Кв. м / чел.

Доля благоустроенного жилья в % общей площади жилищ Обеспеченность врачами Чел. / 1000 чел.

Количество коек в больничных Ед. / 1000 чел.

учреждениях Число образовательных учрежде- Ед. / 1000 чел.

ний к численности детей в воз расте от 0 до 15 лет Число студентов Чел. / 1000 чел.

Книгообеспеченность обществен- Ед. / 1000 чел.

ных библиотек Число мест в учреждениях куль- Ед. / 1000 чел турно-досугового типа Общий коэффициент рождаемо- ‰ сти Общий коэффициент смертности ‰ Коэффициент младенческой ‰ смертности Коэффициент интенсивности ‰ миграции Коэффициент демографической ‰ нагрузки (старше трудоспособно го возраста) В дальнейшем происходит построение на базе системы пока зателей уровня социально-экономического развития муниципаль ных образований интегральных показателей, отражающих разви – 454 – История, политика, экономика: вопросы теории тие производства, финансовой сферы, внутреннего рынка и каче ства жизни населения.

При построении интегральных показателей применяется ме тодический подход, используемый при формировании индекса развития человеческого потенциала, отличительным признаком ко торого является унификация показателей с помощью стандартов минимальных и максимальных значений каждого из исходных по казателей1. Для расчета интегрального показателя берется средняя арифметическая величина, состоящая из исходных показателей.

Так, формула интегрального показателя развития производства муниципального образования представляет собой следующее:

y tj, t I prod где Itprod – интегральный показатель развития производства муни ципального образования, y tj – унифицированный показатель вида j в году t.

Аналогичным образом строится расчет интегрального пока зателя, отражающего финансовую сферу муниципального образо вания:

y tj, I tfin где Itfin – интегральный показатель финансовой сферы муниципально го образования, y tj – унифицированный показатель вида j в году t.

Интегральная характеристика внутреннего рынка муници пального образования осуществляется по формуле:

y tj, t I market где It market – интегральный показатель внутреннего рынка муници пального образования, y tj – унифицированный показатель вида j в году t.

Для формирования интегрального показателя качества жиз ни населения муниципального образования используется 21 исход ный показатель:

y tj, t I qual где Itqual – интегральный показатель качества жизни населения му ниципального образования, y tj – унифицированный показатель вида j в году t.

Важно подчеркнуть, что в отличие от подхода, применяемого при формировании индекса развития человеческого потенциала, для построения четырех интегральных показателей используются 1 Стрижкова Л., Златоверхникова Т. Качество жизни в российских регионах // Экономист. 2002. № 10. С. 67–76.

– 455 – Раздел исходные показатели, характеризующие четыре различные состав ляющие социально-экономического развития муниципальных обра зований. Благодаря этому в интегральных показателях не объеди няются абсолютно несоизмеримые величины.

Второй этап осуществления оценки дифференциации подра зумевает расчет средних значений интегральных показателей. На третьем этапе происходит определение области средних характе ристик социально-экономического развития муниципальных обра зований – некоторого пространства около среднего значения инте гральных показателей, которое и признается за норму. Процент от клонения выступает в качестве половины относительного линейно го размера области средних характеристик.

В отличие от метода многомерных ранжировок территори альных объектов1 нами опытным путем доказано, что область средних характеристик с реальными муниципальными образова ниями формируется, когда в образованном посредством выбранно го отклонения от среднего значения интегральных показателей пространстве располагается не менее чем 40% от общего числа му ниципальных образований, что вполне соответствует представле ниям о среднем уровне социально-экономического развития муни ципальных образований. В этом случае соблюдается достаточно строгий стандарт допустимого отклонения.

На четвертом этапе проводится оценка социально-экономи ческой дифференциации путем сопоставления значений инте гральных показателей с областью средних характеристик и выде ления муниципальных образований, основные составляющие соци ально-экономического развития которых требуют последующего регулирования.


С помощью данной методики была проведена оценка диф ференциации социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края. Итоги оценки показали, что ре зультативность мер, предпринимаемых субъектом федерации в об ласти снижения социально-экономической дифференциации му ниципальных образований Приморского края, недостаточна. Нали чие существенной дифференциации муниципальных образований обусловливает изменение подходов к распределению финансовых средств региональных фондов в соответствии с необходимостью инвестирования ускоренного социально-экономического развития муниципальных образований.

Предлагаемый инвестиционный подход к социально-эконо мическому развитию муниципальных образований предполагает учет степени социально-экономического развития муниципальных образований по основным его составляющим и капиталовложения в стимулирование ускоренного социально-экономического разви тия муниципальных образований. Поэтому представляется целесо 1 Новикова Т.С., Суспицын С.А. Совершенствование межбюджет ных отношений в регионе. – Новосибирск, 1998.

– 456 – История, политика, экономика: вопросы теории образным использование финансовых средств двух региональных фондов: для выравнивания дифференциации – фонда финансовой поддержки муниципальных районов и городских округов, стиму лирования социально-экономического развития – фонда муници пального развития.

Распределение финансовых средств для выравнивания уровня социально-экономического развития муниципальных обра зований из фонда финансовой поддержки муниципальным рай онам и городским округам происходит путем расчета и предостав ления дотаций на основе результатов проведенной оценки диффе ренциации социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края. Для выравнивания дифференциа ции следует использовать интегральные показатели социально экономического развития: финансовой сферы и качества жизни населения. Эти показатели служат базой для определения тех вели чин, в зависимости от которых распределяются финансовые сред ства.

Дотации распределяются между группой муниципальных районов и городских округов, где отмечены значения указанных интегральных показателей (одного или обоих) ниже среднего. Оп ределение размера дотаций для выравнивания уровня социально экономического развития муниципальных образований происходит следующим образом.

Первоначально устанавливаются критерии выравнивания дифференциации, в качестве которых выступают нижние границы области средних характеристик интегральных показателей финан совой сферы и качества жизни населения. Область средних харак теристик интегральных показателей рассчитывается при проведе нии оценки дифференциации уровня социально-экономического развития и предполагает наличие определенного пространства во круг среднего значения интегрального показателя, образованного процентом отклонения от него.

Последующий этап расчета объема дотации тому или иному муниципальному образованию предполагает нахождение величины отставания – расстояния между фактическим значением инте грального показателя и критерием выравнивания. Данная величи на определяется следующим образом:

k j yij, если k j yij 0, Rij 0, если k j yij 0, где Rij – расстояние между критерием выравнивания и значени ем j-го интегрального показателя i-го муниципального образования;

k j – значение критерия выравнивания для j-го интегрально го показателя;

yij – значение j-го интегрального показателя i-го муници пального образования.

– 457 – Раздел В дальнейшем для нахождения общей величины отставания муниципального образования (в случае отставания по обоим инте гральным показателям) производится суммирование частных вели чин отставания:

Li Rij, j где Li – общая величина отставания i-го муниципального образо вания по интегральным показателям финансовой сферы и качест ва жизни населения;

Rij – частная величина отставания i-го муниципального обра зования по j-му интегральному показателю.

В итоге размер дотации каждого муниципального образова ния в общем объеме средств краевого фонда финансовой под держки муниципальных районов и городских округов, направляемых на выравнивание дифференциации, определяется по формуле:

Vf Di, Li где Di – объем дотации, предоставляемой i-му муниципальному образованию в общем объеме средств, направляемых на выравни вание дифференциации, доли;

Li – общая величина отставания i-го муниципального образо вания по интегральным показателям социально-экономического развития (финансовой сферы и качества жизни населения);

V f – общий объем средств краевого фонда финансовой под держки муниципальных районов и городских округов, направляе мых на выравнивание дифференциации уровня социально экономического развития муниципальных образований.

Подобная организация финансовых потоков для выравнива ния социально-экономического развития отстающих муниципаль ных образований способствует элиминированию возможности соз дания для каких-либо отдельных муниципальных образований наиболее благоприятных условий. Это обусловлено тем, что опреде ление размера дотаций происходит не только в зависимости от об щих данных оценки дифференциации, но и на основе конкретных величин отставания различных муниципальных образований от средних характеристик социально-экономического развития.

Что касается стимулирования ускоренного социально-эконо мического развития муниципальных образований, то особенность инвестиционного подхода в том, что те муниципальные образова ния, которые по итогам оценки дифференциации имеют значения интегральных показателей выше среднего, инвестируются посред ством финансовых средств в форме субсидий из регионального фонда муниципального развития. Достижение таких результатов является начальным условием предоставления субсидий.

– 458 – История, политика, экономика: вопросы теории Прежде всего, для определения направлений инвестирова ния используются интегральные показатели развития производства и внутреннего рынка муниципальных образований. Финансовые средства из фонда муниципального развития по каждому из направ лений капиталовложений распределяются между инвестиционными проектами муниципальных образований. Оценка инвестиционных проектов проводится с целью выявления их общественной и эконо мической значимости для муниципального образования.

Для оценки экономической значимости проекта по каждому направлению инвестирования используется следующая формула:

P D In Eс, 1E где Ec – экономическая значимость инвестиционного проекта;

P – чистая прибыль, ожидаемая от реализации проекта;

D – амортизационные отчисления;

In – средства из фонда муниципального развития, выделен ные на реализацию инвестиционного проекта;

E – норма дисконтирования.

Следует отметить, что амортизационные отчисления при оп ределении экономической значимости инвестиционного проекта учитываются в связи с тем, что данные средства остаются в рас поряжении предприятий на территории муниципальных образова ний. Что касается нормы дисконтирования, то в качестве ее вы ступает значение ставки рефинансирования, устанавливаемой Центральным банком Российской Федерации. В дальнейшем инве стиционные проекты ранжируются на основе проведенной оценки экономической значимости.

Для оценки общественной значимости инвестиционного про екта проводится следующая процедура. В качестве основной вели чины для определения общественной значимости инвестиционного проекта используется уровень превышения средних характери стик, который рассчитывается как разница между прогнозным значением интегрального показателя развития производства или внутреннего рынка, обусловленным реализацией проекта и факти ческой верхней границей области средних характеристик данного интегрального показателя в текущем году, известной по процедуре оценки дифференциации:

p p yij b j, если yij b j 0, Ex ij p 0, если yij b j 0, где Exij – уровень превышения средних характеристик j-го инте грального показателя i-го муниципального образования;

b j – фактическая верхняя граница области средних характе ристик для j-го интегрального показателя;

– 459 – Раздел yijp - прогнозное значение j–го интегрального показателя i–го муниципального образования.

В соответствии с уровнем превышения средних характери стик данных интегральных показателей, обусловленным реализацией инвестиционного проекта, проводится ранжирование инвестицион ных проектов. Затем осуществляется определение общей суммы по лученных баллов на основе суммирования рангов инвестиционного проекта в результате первого и второго этапа оценки. После процеду ры оценки инвестиционных проектов принимается решение о пре доставлении муниципальным образованиям субсидии и определение ее размера в соответствии с полученным баллом.

Таким образом, предлагаемый инвестиционный подход к со циально-экономическому развитию муниципальных образований во многом ориентирован на создание условий для дальнейшего экономического роста на территории муниципальных образований, пополнение доходной части местного бюджета, что, безусловно, бу дет способствовать появлению все большего числа финансово са мостоятельных, экономически дееспособных муниципальных обра зований.

– 460 – СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Абрамова Наталья Викторовна, кандидат исторических наук, доцент кафедры восточных языков ДВГУ Безруков Иван Сергеевич, доктор экономических наук, профессор кафедры маркетинга и коммерции Института менен джмента, бизнеса и экономики (ИМБЭ) ВГУЭС Власов Сергей Александрович, кандидат исторических на ук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социологии (ИМОСТ) ВГУЭС Волынчук Андрей Борисович, кандидат географических наук, доцент кафедры мировой экономики Института менеджмен та, бизнеса и экономики ВГУЭС Гарусова Лариса Николаевна, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений и зарубежного ре гионоведения, заведующий кафедрой (МОЗР) ИМОСТ ВГУЭС larisa.garusova@vvsu.ru Денисенко Виктория Анатольевна, аспирант кафедры маркетинга и коммерции Института менеджмента, бизнеса и эко номики (ИМБЭ) ВГУЭС Золотухин Иван Николаевич, кандидат политических на ук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социологии ИМОСТ ВГУЭС sunych_84@mail.ru PVK_movapu@mail.ru Зыков Александр Александрович, аспирант, младший на учный сотрудник лаборатории актуальных проблем геополитиче ских исследований ВГУЭС Илларионов Алексей Анатольевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социоло гии ИМОСТ ВГУЭС Кирсанова Лидия Игнатьевна, доктор философских наук, профессор кафедры психологии и философии ИМОСТ ВГУЭС KirsanovaLidiya@rambler.ru Козлов Леонид Евгеньевич, кандидат политических наук, доцент кафедры международных отношений и зарубежного регио новедения ИМОСТ ВГУЭС rotten1979@yandex.ru – 461 – Котляр Надежда Васильевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и зарубежного регио новедения ИМОСТ ВГУЭС gamma@mail.primorye.ru Лаврентьев Александр Валентинович, кандидат историче ских наук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии, со циологии ИМОСТ ВГУЭС Лопатин Юрий Николаевич, аспирант кафедры всеобщей истории, политологии и социологии ИМОСТ ВГУЭС Медведева Людмила Михайловна, доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории, политологии и социо логии, заведующий кафедрой (ВИПС) ИМОСТ ВГУЭС Насакова Бальжит Баясхалановна, сотрудница министер ства международного сотрудничества, внешнеэкономических свя зей и туризма Забайкальского края, выпускница ИМОСТ ВГУЭС Пигинешева Александра Павловна, ассистент кафедры международных отношений и зарубежного регионоведения ИМОСТ ВГУЭС majo_sasha@mail.ru Ставров Иван Валерьевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социологии ИМОСТ ВГУЭС Тушков Александр Анатольевич, доктор исторических на ук, профессор кафедры всеобщей истории, политологии и социоло гии ИМОСТ ВГУЭС istorik.vl@mail.ru Федорова Елена Васильевна, доцент кафедры междуна родных отношений и зарубежного регионоведения ИМОСТ ВГУЭС sunshineevf@km.ru Фролова Яна Александровна, ассистент кафедры между народных отношений и зарубежного регионоведения ИМОСТ ВГУЭС FrolovaJana@yandex.ru Харчевникова Елена Сергеевна, ассистент кафедры все общей истории, политологии и социологии ИМОСТ ВГУЭС Шевченко Елена Славовна, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и психологии ИМОСТ ВГУЭС elenasl@list.ru Шинковская Наталия Витальевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории, политологии и социоло гии ВГУЭС asta4@yandex.ru Шинковский Михаил Юрьевич, доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений и зарубежного ре гионоведения Института международных отношений и социальных технологий, директор ИМОСТ ВГУЭС Mikhail.shinkovskiy@vvsu.ru Юферова Светлана Владимировна, кандидат историче ских наук, докторант Московского государственного педагогиче ского университета (МПГУ) lol@mail.primorye.ru – 462 – ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ........................................................................................................... Раздел 1. СОВРЕМЕННАЯ ГЕОПОЛИТИКА В АТР..................................... 1.1. Теоретические основы геополитических исследований в условиях глобализации. Волынчук А.Б............................ 1.2. Современная геополитика в Северной Пацифике:

глокальный срез. Шинковский М.Ю.................................... 1.3. Азиатско-Тихоокеанский регион и «фактор силы» в современной системе международных отношений. Фролова Я.А....................... 1.4. Военная политика России по реализации основных положений «морской доктрины»

на тихоокеанском и индоокеанском региональных направлениях. Тушков А.А........................ Раздел 2. СЕВЕРО-ТИХООКЕАНСКИЙ АСПЕКТ МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА............................................... 2.1. Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества – новая модель экономического и политического сотрудничества (история возникновения и становления). Шинковский М.Ю.................................... 2.2. Дальний Восток России как субъект международных процессов. Зыков А.А............................ 2.3. Проблемы этнокультурного взаимодействия в АТР (на примере российского Дальнего Востока). Гарусова Л.Н................. 2.4. Российский Дальний Восток как объект внешней культурной политики Японии и Китая. Козлов Л.Е., Насакова Б.Б..................... 2.5. Дальний Восток России:

торгово-экономическое сотрудничество в 60–80-е гг. ХХ в. Ретроспектива к саммиту АТЭС. Абрамова Н.В....................................... 2.6. Миграция и современность: рабочая сила из стран АТР на Дальнем Востоке России (80–90-е годы ХХ в.). Власов С.А...................................... – 463 – Оглавление 2.7. Условия становления приграничных автотранспортных сообщений между российским Дальним Востоком и КНР (вторая половина 80-х – 90-е гг. ХХ века). Лаврентьев А.В.................................... Раздел 3. СЕВЕРО-ТИХООКЕАНСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ:

РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И ПРОБЛЕМА БЕЗОПАСНОСТИ.......................................................................... 3.1. Геополитические тренды Северной Пацифики:

попытка прогноза. Шинковский М.Ю............................... 3.2. Политика России по обеспечению энергетической безопасности в Северной Пацифике. Тушков А.А.................................. 3.3. Политические проблемы развития транспорта российского Дальнего Востока. Медведева Л.М.................................... 3.4. Транспортное освоение российского Дальнего Востока в дооктябрьский период как фактор национальной безопасности (исторический аспект проблемы). Илларионов А.А.......... 3.5. Формирование линейных элементов территориальной структуры на юге Дальнего Востока как способ укрепления политического каркаса российского присутствия. Харчевникова Е.С.... 3.6. Региональная политика социальной защиты (исторический опыт Дальнего Востока). Котляр Н.В........................................ 3.7. Национальная морская политика и национальные морские интересы России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тушков А.А............. 3.8. Информационная безопасность в России.

Проблемы, поиски решений. Лопатин Ю.Н.................... Раздел 4. ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СТРАНАХ АТР..................................................... 4.1. Этнодиаспора как фактор формирования внешней политики: кубинское лобби в США. Пигинешева А.П...... 4.2. Место и роль афроамериканцев в политической жизни США (1980–2004 гг.). Федорова Е.В...................... 4.3. Реализация политики КПК в области образования неханьских национальностей Северо-Востока КНР (1978–2002 гг.). Ставров И.В........ 4.4. К проблеме межэтнического конфликта на Филиппинах – ретроспектива и современность. Золотухин И.Н..................................... – 464 – Оглавление Раздел 5. ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА:

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ..................................................................... 5.1. Город в условиях «управляемой демократии»

(перипетии становления муниципальной власти во Владивостоке в постсоветский период). Шинковская Н.В...................... 5.2. Язык и власть: коммуникативная техника и манипуляция. Шевченко Е.С........................... 5.3. По ту сторону политического: суверенный человек и дословесное бытие массы. Кирсанова Л.И...... 5.4. Регионы и центральная власть (историография губернской реформы Екатерины II). Юферова С.В............................................ 5.5. Особенности оценки и регулирования социально-экономического развития муниципальных образований Приморского края. Безруков И.С., Денисенко В.А........... СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ.............................................................................. – 465 – Научное издание РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ Политика, экономика, безопасность Выпуск Редактор Л.И. Александрова Корректор М.А. Шкарубо Компьютерная верстка М.А. Портновой Лицензия на издательскую деятельность ИД № 03816 от 22.01. Подписано в печать 20.08.2008. Формат 70 100/8.

Бумага писчая. Печать офсетная. Усл. печ. л. 35,5.

Уч.-изд. л. 35,0. Тираж 1000 экз. Заказ Издательство Владивостокский государственный университет экономики и сервиса 690600, Владивосток, ул. Гоголя, Отпечатано в типографии ВГУЭС 690600, Владивосток, ул. Державина,

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.