авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ ...»

-- [ Страница 9 ] --

По прогнозам специалистов, составленных для федеральной службы занятости, строительство пограничного мостового перехода в условиях высокой безработицы позволяло создать в регионе новых рабочих мест, а последующая эксплуатация и обслуживание объектов, связанных с этим коммуникационным сооружением, трудоустроило бы еще как минимум тысячу человек2. Тем не менее, реализация этого и многих других проектов в исследуемый период сдерживалась отсутствием стабильного финансирования и слож ным инвестиционным климатом переходного периода.

Транспортные сообщения сильно коррелировали с другими важнейшими аспектами возобновившегося процесса всесторонних отношений между двумя государствами. Поэтому взаимная заин тересованность в дальнейшем их расширения вызывала необходи мость сделать приграничные коммуникации самостоятельным объ ектом международного правового регулирования.

Первой попыткой установления обязательных правовых процедур в сфере пассажирских и грузовых автомобильных сооб щений может считаться Соглашение, заключенное 21 мая 1991 г. в Москве между СССР и КНР. Этим документом предусматривались достаточно подробные правила осуществления грузовых и пасса жирских перевозок. Однако по причинам, связанным прежде всего с периодом внутриполитической нестабильности в СССР, вступле ние в силу вышеназванного соглашения затягивалось. Окончатель но все его положения были официально закреплены 18 декабря 1 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской народной Республики о совместном строи тельстве моста через реку Амур (Хэйлунцзян) в районе городов Благове щенск – Хэйхэ // Дипломатический вестник. 1995. №7. С. 5–7.

2 ГААО. Ф. 2286. Оп. 1. Д. 164. Л. 69.

– 233 – Раздел 1992 г. в Пекине в рамках нового аналогичного Соглашения уже между Российской Федерацией и Китайской Народной Республи кой, которое вступило в силу с 13 июня 1993 г. Кроме норм и правил, относящихся непосредственно к авто мобильным перевозкам между Россией и КНР, требовалась более четкая регламентация работы международных транспортных пе реходов. На переговорах в ноябре 1991 г. в Харбине между расши ренными делегациями МИД РСФСР и КНР (с участием представи телей администраций приграничных территорий) по вопросам от крытия новых пунктов пропуска на советско-китайской границе отмечалось, что из 11 официально открытых пунктов фактически действовали только 7. Причем они уже не справлялись с объемами грузовых и пассажирских перевозок. Так, в течение только первых трех месяцев 1991 года на железнодорожном переходе Суйфэньхэ – Гродеково с китайской стороны в ожидании перегрузки простаи вали более 400 вагонов2. Поэтому предлагалось расширять сферу железнодорожных сообщений, в частности, сделать регулярным поезд Харбин – Владивосток. Кроме того, китайская сторона ста вила вопрос о дополнительных линиях воздушных сообщений, в том числе: Владивосток – Харбин, Цзямусы – Биробиджан, Хэйхэ – Благовещенск;

рейсы Харбин – Хабаровск предлагалось сделать ежедневными.

Документом, установившим количественные и качественные характеристики пунктов пропуска на российско-китайской грани це, стало специальное Соглашение между правительствами двух стран, заключенное в Пекине 27 января 1994 года3. Его главными задачами, помимо общего развития добрососедских отношений, являлось прежде всего повышение пропускной способности погра ничных пунктов, а также создание необходимых условий для ком фортного и ритмичного пересечения границы российскими и ки тайскими гражданами, транспортными средствами и товарами.

Из указанных в Соглашении 21 международного пункта пропуска открытие 16-ти предусматривалось на территории Даль него Востока России. Пересечение границы предполагалось авто мобильным, железнодорожным и речным видами транспорта. Бы ли определены и грузовые категории пропускных пограничных пунктов. Кроме того, на отдельных пунктах пропуска устанавли вался вид транспортного сообщения в зависимости от сезона, т.е.

создавались смешанные транспортные переходы.

Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Китайской Народной Республики о международном авто мобильном сообщении // Сборник Российско-Китайских договоров. 1949– 1999. М.: Терра-Спорт, 1999. С. 171–176.

2 ГАПК. Ф.26. Оп. 37. Д. 1512. Л. 47.

3 Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Китайской Народной Республики… С. 26–27.

– 234 – Северо-Тихоокеанский аспект мирового политического процесса Одновременно возникла проблема государственного контро ля за автопереходами с российской стороны. В кризисный пере ходный период обустроить пункт пропуска из федерального бюд жета не представлялось возможным. Поэтому для решения проблем оснащения и обслуживания автопереходов на российско-китай ской границе, кроме весьма незначительных государственных до таций, местным органам власти, на территории которых они раз мещались, предоставлялось право взимать соответствующие пла тежи. Эти сборы предполагалось направлять на развитие внешне экономической инфраструктуры приграничных районов, городов и поселков. Однако совершенствование материально-технической базы пунктов пропуска в анализируемый период происходило очень медленно.

Международные автомобильные переходы, как правило, оказывались под контролем различных предпринимательских структур, что в условиях социально-экономической нестабильности и правовой неразберихи приводило ко многим нарушениям, в от дельных случаях с явными криминальными и коррупционными от тенками. Проблемы сбора средств за проезд и использование их на развитие пунктов пропуска, определение порядка и очередности следования через автопереходы, а также многие другие аспекты достаточно подробно обсуждались в региональной прессе тех лет1.

К 2001 г. дальневосточные автомобильные пункты пропуска на границе с КНР были обеспечены служебными помещениями и техническими средствами таможенного контроля на 72%, связью на 64%, вычислительной техникой на 60%2. Важно отметить, что трудности с обеспечением таможенной инфраструктуры испыты вали в исследуемый период все регионы России, где создавались международные автопереходы.

Правилами и соглашениями о пересечении границы авто транспортными средствами механизм управления международны ми коммуникациями, как показывала практика их осуществления, уже не мог ограничиваться. Активизация туризма, расширение масштабов деятельности грузовых иностранных перевозчиков на территории российских регионов показали необходимость созда ния общегосударственных законодательных установлений в этой сфере. В июле 1998 г. был принят соответствующий Федеральный закон «О Государственном контроле за осуществлением междуна родных автомобильных перевозок и об ответственности за нару Гайнутдинов Д. Кому «продали» границу? // Утро России. 1993.

25 февраля. С. 1.;

Помилуйко В. Близок Китай, да переправа одна // Ти хоокеанская звезда. 1993. 5 февраля. С. 1.;

Лыков К. Граница становится «блатной»? // Конкурент. 2001. № 30. 7–12 августа. С. 10.

2 Афонин Е.А., Саболин В.А. Проблемы повышения уровня техни ческой оснащенности пунктов пропуска через государственную границу России // Бюллетень транспортной информации. 2002. № 6. С.16.

– 235 – Раздел шение порядка их выполнения»1. Данный нормативный акт опре делял необходимые правовые нормы для грузовых и пассажирских международных перевозчиков на территории России и админист ративную ответственность за их нарушение в виде штрафных санкций.

Более детальное регулирование вопросов международных автомобильных перевозок на региональном уровне стало происхо дить со второй половины 90-х гг. Это касалось прежде всего вопро сов режима пребывания автотранспорта КНР на территории рос сийского Дальнего Востока, а также координации работы различ ных ведомств по информированию и правовому консультирова нию представителей транспортных организаций, осуществляющих международные перевозки. Так, в 1997 г. было принято Постанов ление главы администрации Амурской области «О пребывании иностранного грузового автомобильного транспорта на территории области». В 1999 г. вышло распоряжение «О комиссии по разработ ке маршрутов движения автомобильного транспорта КНР на тер ритории Амурской области»2.

Неурегулированность многих международно-правовых во просов приводило и к другим проблемам. Из-за неучастия КНР в международных конвенциях, в исследуемый период не выполня лись правила обязательного страхования, которые предусматрива лись в соглашении об автомобильных перевозках между двумя странами.

Уже в начале 90-х гг. требовались более оптимальные схемы автомобильного движения на приграничных территориях. Особен но это касалось вопросов увеличения протяженности пассажир ских и грузовых маршрутов. Роль автомобильного транспорта в развитии всесторонних контактов между приграничными района ми могла значительно усиливаться за счет организации прямых маршрутов к крупным грузообразующим и культурным центрам.

В марте 1995 г. на переговорах в Пекине между делегациями министерства транспорта Российской Федерации и министерства коммуникаций Китайской Народной Республики было принято со вместное решение об увеличении глубины проезда на обеих терри ториях после соответствующих технических и организационных мероприятий. Как подчеркивалось в протоколе, эти действия необ ходимы «…в целях дальнейшего развития автомобильных перево зок и устранения существующего дисбаланса в грузовых перевоз Федеральный закон «О Государственном контроле за осуществле нием международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения» // СЗ РФ. 1998. №31. Ст. 3805.

2 Архив Администрации Амурской области. Переписка с министер ствами и ведомствами Российской Федерации по вопросам основной дея тельности Администрации области за 1999 г. (30.09.99 – 16.09.99). Л. 167.

– 236 – Северо-Тихоокеанский аспект мирового политического процесса ках между двумя странами»1. Однако этот процесс затягивался, и только в октябре 1998 г. через международные пункты пропуска «Пограничный» и «Полтавка» было открыто движение грузового российского автотранспорта до китайского города Муданьцзянь, протяженностью 250 километров.

Следует отметить, что многие перспективные и взаимовы годные для обеих сторон автомобильные сообщения находились долгое время в проектной стадии. Так, со второй половины 90-х г.

прорабатывался вопрос об открытии пассажирского автобусного сообщения между Владивостоком, Харбином и Муданьцзяном, а также между Харбином и Хабаровском. Более удобные маршрут ные схемы обусловливались постоянно возраставшим потоком ту ристов, которые пользовались услугами автотранспорта для поез док в соседние страны (табл. 2).

Таблица Динамика пассажирских перевозок (тыс. чел) через автомобильные пограничные пункты пропуска Приморского края (1993–2001) Наименование 1993 1995 1997 1998 1999 2000 пунктов АПП «Погранич 19,8 120,2 134,2 122,3 146,4 308,8 379, ный»

АПП «Полтавка» 5,5 118,2 128,7 122,1 130,3 204,5 239, АПП «Краскино» – – 5,7 4,9 37,8 133,5 200, АПП «Марково» – – – 3,6 5,2 2,2 2, АПП «Турий Рог» – – – 1,2 1,8 140,9 209, Итого 25,3 238,4 268,6 254,1 321,5 789,9 1031, Источник: Архив Дальневосточного регионального представитель ства Ассоциации международных автомобильных перевозчиков РФ.

Справка о работе АПП за период с 1993 по 2001 гг. Л. 1–4.

В декабре 1998 г. началось регулярное автобусное сообщение для туристических групп по маршруту: Уссурийск – Муданьцзянь2.

К концу исследуемого периода самыми протяженными в системе Архив Дальневосточного регионального представительства Ассо циации международных автомобильных перевозчиков РФ. Копия прото кола переговоров между делегациями Министерства транспорта Россий ской Федерации и Министерства коммуникаций Китайской Народной Республики от 25 марта 1995. Л. 1.

2 Архив Дальневосточного регионального представительства Ассо циации международных автомобильных перевозчиков РФ. Отчет о работе Дальневосточного регионального представительства Ассоциации между народных автомобильных перевозчиков РФ за 1998. Л. – 237 – Раздел международных автомобильных коммуникаций российского Даль него Востока и КНР были маршруты: Хэган – Биробиджан и Уссу рийск – Суйфэньхэ.

Большое значение в регламентации и контроле за соблюде нием предусмотренных условий международных транспортных со глашений имеет Ассоциация международных автомобильных пере возчиков (АСМАП). После заключения международных соглашений и установления автомобильных пунктов пропуска на дальнево сточных рубежах российско-китайской границы возникла острая необходимость в защите интересов российских автоперевозчиков, а также в квалифицированном контроле на рынке данных услуг.

Поэтому в июне 1993 г. во Владивостоке было создано Дальнево сточное региональное представительство АСМАП, на которое возла галось курирование различных вопросов международных автомо бильных сообщений на пограничных переходах от Приморского края до Читинской области1. Начальником данного представитель ства стал Сергей Владимирович Ремизов. С 1994 по 1995 гг. были созданы филиалы АСМАП в Хабаровском крае, Амурской и Читин ской областях.

Несмотря на свой общественный статус, организация оказы вала помощь по обеспечению перевозчиков таможенными и стра ховыми документами, иностранными разрешениями. В функции данного представительства также входила помощь в оформлении виз, защита российских международных перевозчиков в арбит ражных судах. Большое содействие дальневосточный филиал АСМАП оказывал и в установлении делового сотрудничества с ки тайскими партнерами. С 1995 по 1999 гг. количество реализуемых разрешений автомобильным перевозчикам Дальнего Востока на пересечение государственной границы увеличилось более чем на 10 тысяч единиц с 34 660 до 44 730 соответственно2.

Становление международных автомобильных перевозок на Дальнем Востоке потребовало и соответствующих специалистов для транспортных компаний, работающих в этой сфере. В 1995 г.

на базе Хабаровского технического университета был открыт учеб но-консультационный центр по подготовке менеджеров по между народным автомобильным перевозкам из числа руководителей и специалистов автопредприятий. С 1995 по 1999 гг. в этом центре прошли подготовку и переподготовку 315 сотрудников организа Архив Дальневосточного регионального представительства Ассо циации международных автомобильных перевозчиков РФ. Результаты по основным направлениям работы Дальневосточного регионального пред ставительства Ассоциации международных автомобильных перевозчиков РФ за последние 5 лет от 26 января 2000 г. Л. 1.

2 Там же. Л.3.

– 238 – Северо-Тихоокеанский аспект мирового политического процесса ций юга Дальнего Востока, активно работавших на рынке между народных автоперевозок1.

Кроме профессиональных юристов и экономистов, необхо димую подготовку должны были проходить водители-между народники. В Дальневосточном регионе в течение 90-х гг. была создана сеть учебно-курсовых комбинатов по подготовке таких во дительских кадров. Одной из первых организаций по их обучению стал учебно-курсовой комбинат «Приморавтотранса», который воз главлял Владимир Кочетков. Был разработан учебный курс в коли честве 130 академических часов. Главными составляющими этого курса являлись: основы китайского языка (для чего был разработан специальный разговорник автомобильной терминологии);

правила дорожного движения КНР;

начальные знания таможенного дела. К середине 1997 г. водителей, прошедших международную подго товку в указанном комбинате, насчитывалось более четырех тысяч человек, что вполне удовлетворяло краевым потребностям на тот период2.

Развитие международных автомобильных сообщений с КНР в какой-то мере способствовало решению острых социально экономических проблем Дальнего Востока России, связанных с трудоустройством, товарным дефицитом, возможностями регуляр ных туристических обменов. Их открытие позволило многим даль невосточникам заняться мелким предпринимательством в форме так называемого «челночного» бизнеса;

обеспечивать население ре гиона в условиях кризиса необходимыми товарами широкого по требления;

посещать сопредельное государство с культурно-позна вательными целями и т.д. Однако правовые, экономические и тех нические условия осуществления международных транспортных сообщений в рассматриваемый период все же серьезно отставали от растущих потребностей населения и участников этого процесса.

Подсчитано на основании: Отчеты о работе Дальневосточного ре гионального представительства Ассоциации международных автомобиль ных перевозчиков РФ за 1995 (Л.1), 1996 (Л.2), 1997 (Л.1), 1998 (Л.2), (Л. 2).

2 Бессонова М. «Международников» в Приморье уже больше четы рех тысяч… // Автомобилист. Приморская транспортная газета. 1997.

29 августа. С. 2.

– 239 – Раздел СЕВЕРО-ТИХООКЕАНСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ:

РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И ПРОБЛЕМА БЕЗОПАСНОСТИ 3.1. Геополитические тренды Северной Пацифики: попытка прогноза Шинковский М.Ю.

Процессы глобализации в самом конце ХХ века совпали с окончанием биполярной модели международных отношений, кра хом Советского Союза – этой самой крупной геополитической ка тастрофы столетия – и возникновением очевидных предпосылок к безраздельному экономическому и силовому преобладанию США.

Создалась беспрецедентная со времн Римской империи предпо сылка к формированию однополярной системы международных отношений во главе с Соединнными Штатами Америки и даже некоей цивилизационной американской экспансии. События на Балканах вокруг бывшей Югославии, а также в Афганистане в 2001 г. и в Ираке весной 2003 года, казалось, только подтверждали такой вектор развития событий, полностью укладывавшийся в вы воды теоретиков из «Проекта нового американского века»1.

Однако события первого десятилетия XXI века, ещ даже и не закончившегося, многое показали совершенно в ином свете.

Однополярный мир, скорее всего, не состоится, так как в условиях глобализации ни у кого не хватит военно-политических, финансо во-экономических и иных ресурсов для имперского строительства.

Нам представляется очевидным, что, несмотря на идущие и Шинковский Михаил Юрьевич, доктор политических наук, про фессор кафедры международных отношений и зарубежного регионоведе ния, директор Института международных отношений и социальных тех нологий ВГУЭС.

1 Самуйлов С.М. Неоконсерваторы и внешняя политика Вашингто на // США и Канада. Экономика, политика, культура. 2006. № 5.

– 240 – Северо-Тихоокеанская интеграция… имеющие продолжения дискуссии о характере становящегося ми ропорядка и споры о его сущностной дефиниции – «многополярный и полиархический»1 или «плюралистически однополярный»2, на на шей планете действительно происходит становление новой модели международных отношений, которая совсем не похожа на пира миду американской гегемонии. Это начинают понимать и в Ва шингтоне, наиболее дальновидные теоретики которого – к приме ру, Томас Фридман – пришли к выводу о том, что мир стал «пло ским», то есть глобализация, вышедшая за рамки западной циви лизации, не оставляет места для разного рода иерархических по строений. Горизонтальные связи, определяющие существо совре менных международных отношений, подводят к необходимости сетевой дипломатии. Признать это непросто, особенно в ситуации, когда длительное доминирующее значение одной страны ещ не давно казалось незыблемым для подавляющего большинства насе ления нашей планеты.

Неформальное коллективное лидерство ведущих государств мира, складывающееся сегодня в дополнение к международным институтам, прежде всего к ООН, позволяет приблизиться к реше нию проблемы управляемости современного мира. При этом не лишним будет напомнить справедливое замечание В. Липпмана:

«Нет ничего более важного для человека, чем жить в сообществе, которое является управляемым, хорошо, если самоуправляемым, замечательно, если хорошо управляемым, но в любом случае – управляемым»3. Для складывающейся модели управления важней шей чертой является исключение чей бы то ни было, будь то США, Европейский союз или Россия, единоличной претензии на истину.

Вс это отнюдь не равнозначно конфронтации и вообще не должно е означать. Парадигма складывающейся конфигурации современных международных отношений должна определяться конкуренцией в самом широком прочтении этого понятия, когда е предметом становятся, помимо прочего, ценностные ориентиры и модели развития. При этом принципиально важным представляет ся то обстоятельство, в соответствии с которым Запад теряет мо нополию на процессы глобализации. Может быть, именно поэтому столь не редки попытки представить происходящую цепь событий в е сущностных причинно-следственных связях как угрозу Запа ду, его ценностям и образу жизни. Для нас же понимание е явля ется важным настолько, что без него представляется невозможным Лавров С.В. Настоящее и будущее глобальной политики: взгляд из Москвы // Россия в глобальной политике. 2007. № 2. Март – апрель.

2 Богатуров А.Д. Глобальные аспекты «цивилизационного» влияния США в XXI веке // Мировая экономика и международные отношения.

2007. № 9. С. 115.

3 Из статьи В. Липпмана в «New York Herald Tribune» 10 декабря 1963 года. Цит. по: Гайдар Е. Гибель империи. Уроки для современной России. – М.: РОССПЭН, 2007. С. 78.

– 241 – Раздел адекватно описать происходящее и его возможный вектор развития в регионе Северной Пацифики уже в самом недалеком будущем.

Коренной чертой того периода времени после окончания «хо лодной войны», который пришлся на конец ХХ века, является экономическое и идеологическое торжество либерально-демократи ческого капитализма, прежде всего, США. Зримым е воплощением стало происшедшее в это время перераспределение ресурсов – эко номических, финансовых, политических и людских – в пользу стран, придерживавшихся этой модели и их корпораций. Однако с вступлением мира в третье тысячелетие ситуация стала ощутимо меняться. Анализируя происходящее, С. Караганов предложил для его обозначения удачный термин «новая эпоха»1. С его точки зре ния, наиболее очевидная внешняя причина е наступления – уси ливающаяся готовность и способность Российской Федерации от стаивать свои интересы так, как она их ныне понимает. Именно это стало особо неприятным сюрпризом для политических классов традиционного Запада из-за уже выработанной привычки к слабой и безвольной России. При явной очевидности этого обстоятельства оно стало лишь началом процесса существенных перемен в совре менной системе международных отношений.

Произошло ослабление внешнеполитического веса ведущих европейских государств, продемонстрировавших по ходу строи тельства «европейского дома» неэффективность попыток форми рования единой внешней политики, которая проводится по низ шему «общему знаменателю», когда условная Варшава, то есть один из самых молодых и наименее экономически развитых членов ЕС, может блокировать усилия сильнейших и мощнейших (Берлин, Париж, Рим). Именно это, кстати говоря, произошло осенью 2006 г.

Польша во главе со своим президентом Л. Качиньским блокировала Объединнную Европу в деле подписания широкого рамочного со глашения с Россией, а затем поставила под удар усилия канцлера ФРГ А. Меркель по принятию европейской Конституции. Кроме то го, в странах Западной Европы, которые провели большую часть второй половины ХХ столетия под прессом американского цивили зационного влияния, с началом XXI века мощно заработали меха низмы противодействия ему, представляющие собой своеобразный вариант иммунитета европейцев на американскую экспансию.

Другими словами, в материковой части Западной Европы сработа ла модель «обороны по всем азимутам» в духе известной концепции Шарля де Голля. Аналогичные механизмы сопротивления цивили зационной экспансии США одновременно активизировались во многих более или менее крупных государствах Латинской Америки и, что наиболее важно для нас, Азии.

Соединнные Штаты Америки, казавшиеся в 1990-е годы самому Вашингтону и многим в мире обречнными на единолич ную гегемонию, резко обессилили себя, ввязавшись в иракскую Российская газета. 2007. 6 июля.

– 242 – Северо-Тихоокеанская интеграция… авантюру. Она показала относительную внешнеполитическую не эффективность американского внешнеполитического превосходст ва, «связала» е внешнеполитическую мобильность и настроила большую часть мира против Америки.

Имея в виду это обстоятельство, а также достаточное коли чество других, выскажем наше тврдое убеждение в том, что при исследовании геополитических изменений и планировании прак тических внешнеполитических инициатив, мировая властвующая элита должна во вс возрастающей степени отдавать себе отчт в том, что на планете происходит относительное снижение роли во енной мощи и повышение значения «мягкой силы»1. Убедительные количественные аргументы использует в подтверждение этого те зиса В.Л. Иноземцев: накануне первой мировой войны Великобри тания имела вне пределов метрополии 120 тысяч своих солдат, ко торые успешно контролировали огромную территорию с населени ем 540 млн человек. Однако прошло немногим более 50 лет и в 1966–1970 гг. 430 тыс. солдат США не смогли обеспечить этой державе победу во Вьетнаме, несмотря на то, что военные потери противника Америки составили 800 тыс. человек и более 3-х мил лионов жертв со стороны мирного населения. В 1979–1989 гг.

120 тысяч солдат Советской Армии не одержали для СССР победу в Афганистане при потерях противника более 400 тыс. человек. На чиная с 2003 года по настоящее время, Соединнные Штаты Аме рики не могут победить в Ираке с населением в 26 млн, базируя там 260-тысячный воинский контингент, потери которого уже превысили 3 тысячи человек2.

Именно авантюра в Ираке, в необходимости которой не оконсерваторы убедили президента Дж. Буша-младшего, показала несостоятельность и даже ошибочность их теоретических построе ний.

Во-первых, они предполагали, что осуществить военный за хват Ирака будет несложно и, что финансовые и человеческие по тери этой операции будут минимальными. Сейчас существо и глу бина этой ошибки совершенно очевидны. США не только не верну ли себе былую славу, но и не смогли в нужном направлении воз действовать на три группы государств, мешавших окончательному установлению американской гегемонии: стран Западной Европы, претендующих на геополитическую автономию;

стран, представ ляющих потенциальную ядерную угрозу Вашингтону (в особенно сти Иран и КНДР);

арабских государств, которые умышленно затя гивали и затягивают разрешение палестино-израильского кон фликта.

1 Най Дж. С. Гибкая власть. Как добиться успеха в мировой поли тике. – Новосибирск;

М.: ФСПИ «Тренды», 2006.

2 Иноземцев В.Л. A Status-quo Power. Россия в мировой политике XXI века // Россия и современный мир. 2006. № 3 (52). С. 19.

– 243 – Раздел Во-вторых, политика устрашения, избранная в отношении Ирака, привела к совершенно неожиданным последствиям. Вместо того, чтобы уступить давлению США, страны Западной Европы (в особенности Франция и Германия) начали демонстрировать поли тическую независимость, которую они не демонстрировали с 1945 года.

В-третьих, американская политика устрашения не подейст вовала и при попытке устранить угрозу распространения ядерного оружия. После нападения США на Ирак «Северная Корея и Иран пришли к заключению, что правительство Соединнных Штатов решилось на военные действия не потому, что в Ираке действи тельно находились запасы ядерного оружия, а потому, что их там не было. Власти Северной Кореи и Ирана посчитали, что для со хранения своих политических режимов наиболее правильным бу дет ускорение и интенсификация разработок в области ядерного оружия1.

Таким образом, наступление с началом XXI века «новой эпо хи» связано с постепенным восстановлением позиций России на международной арене, которое совпало с существенным ослабле нием стран старого Запада, падением их привлекательности и внешнеполитических возможностей, вызванным иракским фиаско США, и определнным ослаблением позиций ЕС в результате вхож дения союза в очередной системный кризис, что заставляет недав них ещ победителей в «холодной войне» искать виновников такого положения вещей, а также выход из него.

Кроме этого «новая эпоха» связана с появлением двух новых острейших соревнований – за энергетические ресурсы и между странами старого капитализма либерально-демократического толка и более динамичными странами нового капитализма, для которого характерна более госкапиталистическая и более авторитарная мо дель развития – между странами старого Запада и нового, олице творением которого являются страны Юго-Восточной Азии, Китай ская Народная Республика и Россия. Соревнование между моделя ми – это не просто борьба за ощущение морального превосходства.

С конца 1980-х гг. до начала нового века происходило гигантское перераспределение людских и иных ресурсов в пользу государств, как казалось, окончательно и бесповоротно победившего либераль но-демократического капитализма. С началом ХХ века процесс ос тановился и даже частично повернулся вспять.

В энергетике же, по аргументированному мнению С. Кара ганова, произошло просто революционное изменение 2. Если до Валлерстайн И. Феномены глобального развития. Геополитиче ские миро-системные изменения: 1945–2025 годы // Вопросы экономики.

2006. № 4. С. 80.

2 См.: Караганов С. Новая эпоха: что делать? Доступно on line:

http://www.globalaffairs.ru/redcol/0/8282.html Дата обращения 12.09. – 244 – Северо-Тихоокеанская интеграция… второй половины 1990-х годов подавляющая часть энергетических ресурсов принадлежала и контролировалась западными нефтяны ми гигантами, то через десять лет ситуация оказалась кардинально иной. Теперь подавляющей частью ресурсов владеют добывающие государства и их компании. Качественно, пока, по крайней мере, теоретически, возросла энергоуязвимость стран Запада, особенно европейских. Ощущение зависимости было усугублено отказом Мо сквы от предоставления западным компаниям контроля над рос сийскими месторождениями, пересмотром ряда соглашений (явно кабальных, если не колониальных), заключнных в 1990-е годы не разберихи и слабости. Это ощущение получило новый импульс, ко гда стало ясно, что, несмотря на отчаянное давление европейцев, Россия подтвердила свой отказ ратифицировать Энергетическую хартию и протокол к ней, который обеспечивал бы свободный дос туп к российским энергопроводам для всех поставщиков и потре бителей.

Ситуация в е энергетическом секторе приняла столь острый характер ещ и потому, что произошло фундаментальное, даже ре волюционное, хотя и малозамеченное изменение в мировой геопо литике и геоэкономике, происшедшее за последние за последние 8– 10 лет. Оно одновременно привело и ослаблению общих мировых позиций традиционного Запада, и к росту его относительной энер гетической уязвимости.

Ещ недавно большая часть энергоресурсов мира находилась во владении и под контролем западных компаний, но именно за упомянутый короткий промежуток времени ситуация изменилась на противоположную. Большая, если не подавляющая, часть миро вых энергетических ресурсов за пределами Северной Америки и Европы находятся во владении и под контролем национальных го сударств и их компаний. К тому же эти государства вс явственнее идут по пути Венесуэлы, используя ресурсы в качестве опоры для антиамериканской независимой политики. Условия реальной поли тической практики меняются на глазах. Терпит поражение одно из главных направлений американской и западной политики послед них 60-ти лет – обеспечение через контроль над энергодобываю щими странами беспрепятственного доступа к дешвым энергоре сурсам «третьего мира», где сосредоточена основная их часть. Рос сия же, как представляется, оказалась на острие этого нового пе рераспределения сил.

К тому же на поверхность вышло ещ одно изменение общей картины мира, подтверждающее поддерживаемый нами вывод о наступлении новой эпохи и потенциально ещ больше ослабляющее позиции традиционного Запада. Как уже указывалось, в мире раз вртывается борьба между двумя моделями развития – либерально демократическим капитализмом традиционного Запада и капита лизмом авторитарного толка. Раньше на успех последней модели пытались не обращать внимание. Быстрый прогресс стран Юго Восточной Азии и Республики Кореи мог казаться не правилом, а – 245 – Раздел исключением. Но ударный рост Китайской Народной Республики, несмотря на давние, длящиеся почти двадцать лет, предсказания коллапса, не позволяет более заниматься эскапизмом.

После победы капитализма либерально-демократического толка в «холодной войне» показалось, что эта победа окончательна, но уже через 10–15 лет выяснилось, что соревнование не окончено.

Начало формироваться понимание, что существует и другая, по тенциально не менее привлекательная для стран бывшего «третьего мира», а это большинство человечества, модель экономически эф фективного и политически приемлемого для большинства людей авторитарного капитализма, то есть той системы экономической организации общества, которая обеспечивает, пусть и неравно мерный, рост благосостояния для большинства. А авторитаризм, в отличие от тоталитарного коммунизма, обеспечивает приемлемый уровень личной свободы для того же большинства.

К этому следует добавить, что в последнее время эксперты по-новому взглянули на историю и исследуют вопрос об историче ской перспективности такой модели. При этом оказывается, что авторитарная Япония и фашистская Германия, а ещ раньше страны «оси» проиграли первую и вторую мировые войны не из-за неэффективности моделей их развития, а потому, что они изна чально были обречены: первый раз из-за пришедшей на спасение терпящих поражение европейских либеральных демократий эко номической машины Соединнных Штатов Америки, а во второй – из-за тоталитарного Советского Союза с его народом, готовым бо роться до конца, несмотря на чудовищные жертвы. Другими сло вами, начало выясняться, что причиной победы либерально демократической модели была, возможно, не демократия, а только капитализм. Демократия же в жстком соревновании, тем более в войне, может и проиграть.

При этом история пока не дат определнного ответа, явля ется ли авторитарный капитализм стадией развития на пути к бо лее либеральной модели, но как бы то ни было, либерально демократические триумфаторы увидели, что они начинают терпеть ещ одно, пусть, может быть, и временное, поражение.

Исходя из геополитической точки зрения, следует иметь в виду, что победа модели в конечном итоге будет означать перерас пределение людских и всех иных ресурсов в пользу государств, олицетворяющих ту или иную модель. С конца 1980-х гг. по начало первого десятилетия XXI века происходило гигантское перераспре деление ресурсов в пользу США и старой Европы. Теперь процесс остановился и даже двинулся в обратном направлении.

Таким образом, экономическая составляющая международ ной политики в современном мире, где геополитические интересы тесно переплетаются с необходимостью обеспечения национальных экономик достаточным количеством ресурсов и важностью кон троля путей их транспортировки, становится едва ли не самой важной.

– 246 – Северо-Тихоокеанская интеграция… Соревнование либерально-демократической и авторитарной моделей развития капиталистической экономики, развернувшееся в современных условиях, представляет особый интерес с точки зрения предмета нашего исследования ещ и потому, что «соревно вательная арена» и е основные акторы, а также реальная полити ческая событийная практика разворачиваются в Восточной и Се веро-Восточной Азии, то есть в интересующем нас регионе Север ной Пацифики. В настоящее время Азия потребляет треть мировых энергетических ресурсов, в сравнении с одной пятнадцатой в 1965 г., при этом потребление энергии здесь растт, по крайней мере, в два раза быстрее, чем в мире в целом1. Этот регион по по тенциалу и динамике своего развития, сопряжнного с интенсив ностью политических трансформаций и интеграционных процес сов, может стать основным центром мирового экономического и политико-экономического тяготения и локомотивом мирового эко номического роста. Для справедливости такого предположения есть немало оснований, так как в Восточной Евразии проживает почти половина населения планеты, на этой громадной территории обна ружены залежи практически всех известных на сегодняшний день полезных ископаемых, многие из стран дают пример высокого и ста бильного экономического роста. Кроме того, в последнее время там по нарастающей идут комплексные процессы интеграции.

Многие аналитики при этом обоснованно полагают, что ре сурсной базой этого нового центра станет Северо-Восточная Азия, точнее – ресурсный (в основном энергетический) потенциал Сиби ри и российского Дальнего Востока. Отсюда такое пристальное внимание к российским энергетическим проектам в Сибири, наце ленным на поставку энергоносителей в страны Восточной Азии и, возможно, в США, а также к внутри российским дискуссиям о раз ных моделях (интернациональной, национальной, автаркической) развития востока страны.

В ходе состоявшегося в марте 2006 г. визита президента В.В. Путина в КНР был подписан ряд исключительно важных и масштабных соглашений по экспорту в эту страну российской нефти и газа, а также по организации совместных с китайскими партнрами работ в этой сфере на территории нашей страны. Эти документы вызвали огромный резонанс и с новой силой привлекли внимание мировой общественности к давно обсуждаемому вопро су: как быстрее и эффективнее использовать огромные природные, причм не только нефтегазовые, богатства российской Сибири и Дальнего Востока? Причм с большой выгодой и во благо не только нашего государства, но также бурно развивающихся стран Вос точной и Юго-Восточной Азии. Это помогло бы значительно укре 1 Воскресенский А.Д. «Большая Восточная Азия»: энергетические аспекты // Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии / Под ред. А.В. Торкунова. – М.: Издатель ство МГИМО(у), 2007. С. 29–30.

– 247 – Раздел пить позиции России в регионе Северной Пацифики, а также при умножить авторитет и уважение к нашей стране со стороны наро дов расположнных в ней государств.

В большей части российских СМИ итоги визита В.В. Путина в Китай в 2006 г. и подписание документов о сотрудничестве в то пливно-энергетической области, в частности о прокладке из России в КНР двух мощных трубопроводов 80 млрд куб. природного газа в год, расценивались как некая сенсация, как совершенно новое слово в планах и намерениях России по части экспорта своих энер горесурсов в восточном направлении. Между тем, почти за год до официального визита российской делегации на высшем уровне в Китай состоялось другое, куда менее известное общественное со бытие, из которого специалистам стало известно о появлении ново го вектора в топливно-энергетической политике России – восточно го. 26 апреля 2005 года министр промышленности и энергетики Российской Федерации В. Христенко подписал приказ об определе нии этапов строительства трубопроводной системы «Восточная Си бирь – Тихий океан» (ВСТО), правда, предназначенный для транс портировки нефти. Приказ реализовывал соответствующее реше ние правительства Российской Федерации1. Оба документа зафик сировали трассу будущей системы – от города Тайшет Иркутской области до города Сковородино в Амурской области и далее до ти хоокеанского побережья в Приморском крае в районе бухты Козь мина. Именно из Сковородино, который расположен всего в 70 км от китайской границы, 30 млн тонн нефти ежегодно будут транс портировать в КНР уже с конца 2008 года. Второй этап предусмат ривает строительство продолжения трубопровода до берегов Тихо го океана с возможностью прокачки 50 млн тонн ежегодно. Таким образом, предстоит модернизация первой очереди с целью расши рения е пропускной способности до 80 млн тонн в год. Сроки со оружения второй очереди поставлены в зависимость от геологиче ского изучения и предоставления в пользование месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Поэтому на полную про ектную мощность система ВСТО выйдет к 2020 году2.

Очевидна внешнеполитическая и внешнеэкономическая на правленность этого проекта, на что сразу же обратили внимание средства массовой информации. Дальновидным решением россий скому руководству удалось пойти навстречу двум крупным потен циальным потребителям российского углеводородного сырья, каж дый из которых претендовал на эксклюзивность поставок нефти из России, – «нефть по восточной трубе добертся и до Китая, и до Японии»3. При этом в Китай она придт быстрее, но ведь именно Распоряжение Правительства РФ от 31 декабря 2004 г., № 1738-Р.

Ершов Ю. Нефть и газ Сибири и Дальнего Востока в контексте российско-китайских отношений // Азия и Африка сегодня. 2006. № 6.

С. 3.

3 Коммерсант. 2005. 29 апреля.

– 248 – Северо-Тихоокеанская интеграция… Пекин готов предоставить «Роснефти» кредит в 6 млрд долларов1.

Разбив проект на две стадии по времени завершения и на два уча стка по направлениям, Россия, по мнению авторов авторитетного английского журнала «Экономист», получила возможность порознь вести переговоры по интересующим е внешнеполитическим про блемам и с Китаем, и с Японией, добиваясь при этом своих целей2.

Рост энергетических потребностей Китая и Японии, равно как и угроз, которые война в Ираке и возможная военная акция против Ирана представляют для стратегических поставок нефти, означает, что у России появилась реальная возможность стать дол говременным поставщиком энергоносителей для этих двух гиган тов Восточной Азии. И Пекин, и Токио нуждаются в диверсифика ции источников энергии, чтобы застраховать себя от проблем в бу дущем.

Акцент на геополитику, ставший в последнее время весьма характерным элементом отечественных дебатов по международ ным проблемам, остатся ключевым в мировоззрении высшего российского политического руководства, однако в качестве инст румента внешней политики вс большее значение приобретает экономика. Россия вс увереннее чувствует себя в данной облас ти – отчасти вследствие увеличения потребности других стран в альтернативных поставщиках нефти. Новая энергетическая стра тегия страны, нацеленная на увеличение доли Азиатско-Тихооке анского региона в экспорте российской нефти с 3 до 30% к 2020 году, ясно это демонстрирует. Появилась уже формулировка, в соответствии с которой геоэкономика становится особой формой геополитического планирования: в новом мире экономические конфликты оказываются главным источником возможного проти востояния на мировой арене3.

Очевидным представляется, что решение высшего руково дства страны о строительстве системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» следует расценивать как судьбоносное как для экономики самой России, так и для внешней и внутренней политики страны.

Основанием для такой оценки являются, прежде всего, масштабы региона, попадающего в сферу деятельности проекта ВСТО. Это два федеральных округа – Сибирский и Дальневосточный, вклю чающие 26 субъектов Российской Федерации. По площади – это больше половины России! То, что маршрут будущей системы про ходит в основном по южной части региона и, таким образом, охва тывает не весь регион, не более чем поверхностное впечатление.

ВСТО замыслена как собирающая воедино всю нефть, которая бу дет поставляться из глубин центральной и северной части региона из новых месторождений по новым региональным трубопроводам.

Ведомости. 2005. 29 апреля.

The Economist. 2005. May 7, р. 59.

3 Курт Н. Дальневосточный треугольник // Россия в глобальной по литике. 2006. № 4. Июль – август.

– 249 – Раздел Но ещ более важным представляется нам то, что система ВСТО должна положить начало и лечь в основу новой единой программы комплексного освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока.

При этом нельзя не видеть, что этот регион как был задворками российского государства, существовавшими на основе государст венных дотаций, так и остатся ими в наступившем XXI веке.

Нефтяные и газовые новостройки, превратившиеся со вре менем в «артериальную сеть», свяжущую весь Дальний Восток Рос сии в реально единый регион, оживят, обогреют, обеспечат энерги ей, заселят многочисленные послки, деревни и города по всему пути следования трубопроводных магистралей, а также в новых центрах нефтегазодобычи. Они также послужат стимулом развития многочисленных сопутствующих производств. На конечных же участках трубопроводов можно ожидать создания предприятий совершенно новой для этих мест отрасли – нефтехимической, что приведт к существенной диверсификации всей структуры занято го населения. В целом: значение проекта ВСТО для реального соци ально-политического и экономического будущего российского Дальнего Востока можно сравнить лишь со значением Транссибир ской железнодорожной магистрали, давшей в начале ХХ века мощнейший стимул развитию всего этого региона.

Подобные предположения выглядят ещ более реальными, если принять во внимание стремление российского руководства обеспечить стране достойное место на мировом рынке разделения труда, что требует в реальной политической практике сосредоточе ния особого внимания на тех областях, в которых страна уже име ет сравнительные преимущества. Речь, прежде всего, идт об энер гетике. Энергоресурсы могут и должны стать основой националь ной специализации России, а идея превращения е в «энергетиче скую сверхдержаву» нест в себе огромный созидательный потен циал. Страна способна поставить перед собой амбициозные задачи по развитию новых энергетических технологий и добиться статуса глобального лидера по их внедрению1.

Энергетика представляет собой особую сферу интереса для современной науки. Разведанные мировые запасы углеводородов, легко извлекаемые при существующих технологиях, постепенно со кращаются. Геологоразведочные работы смещаются в сторону оке анского шельфа и регионов с суровым климатом, что делает вновь открываемые месторождения вс более труднодоступными. С рос том цен на традиционные энергоресурсы повышается интерес к альтернативным источникам энергии и видам топлива. Растт экономическая целесообразность в энергосберегающие технологии, что подогревает интерес к разработке новых изоляционных мате риалов. Таким образом, процессы, происходящие на мировом 1 Иваненко В. Роль энергоресурсов во внешней политике России // Россия в глобальной политике. 2007. № 5. Сентябрь – октябрь.

– 250 – Северо-Тихоокеанская интеграция… энергетическом рынке, ставят перед прикладной наукой множест во сложных технических задач.

Энергетика непосредственно связана и с фундаментальными науками. Национальный проект по нанотехнологиям, уже заявлен ный в государственном бюджете России, имеет к ней прямое от ношение. Теоретически ничто не мешает поставить задачу научить контролировать процессы сгорания топлива в двигателе на молеку лярном уровне. Как результат фундаментальных исследований в этой области появятся принципиально новые двигатели, станет возможной регенерация использованных энергоресурсов. Россия может сфокусировать свой научный потенциал на решении данной задачи. Подобный вывод выглядит особенно убедительно, если принять во внимание то очевидное обстоятельство, что двигателе строение является одной из немногих областей машиностроения, где накоплен значительный потенциал и задача победы в конку рентной борьбе среди основных двигателестроительных фирм мира выглядит вполне реальной.

Деятельность российской политической элиты в области энергетической политики представляется в виде эволюционного движения именно в сторону позиционирования страны как миро вого энергетического лидера. Например, идея организации газовой ОПЕК, пусть даже прокламируемая в политических целях, вс же дат шанс повлиять на международные стандарты газовых техно логий в соответствии с российскими нормами. Вероятное открытие нефтяной биржи в Санкт-Петербурге с первенством очевидной це ли повышения спроса на российскую валюту способствовало бы созданию национального центра отраслевой экспертизы междуна родного класса. Постепенно сужающееся поле для манвра ино странных энергетических компаний, работающих в России и Ка захстане, и растущая активность их нефтяных и газовых компаний подтверждают мировые амбиции России в этом секторе междуна родной политики.

Положительным явлением для развития ситуации в регионе Северной Пацифики следует признать и совершающийся на этом фоне поворот российской политики – и социально-экономической, и военно-политической – в сторону всестороннего развития вос точносибирской и дальневосточной е частей. Фактическое осуще ствление выдвинутых перед Российской Федерацией планов освое ния Восточной Сибири и Дальнего Востока открывает для страны новые горизонты в развитии экспорта и существенного увеличения экспортного потенциала. С точки зрения реальной политической практики речь идт о создании новой экспортной базы России. И это не вс. Речь идт об обустройстве плацдарма для выхода в наи более динамично развивающийся район мира с огромными и м кими рынками, требующими во вс больших масштабах устойчи вого и долгосрочного их снабжения нефтью, газом, электроэнерги ей, лесом, металлами, удобрениями, продуктами нефтехимии и т.д.

– 251 – Раздел Такая политика должна обеспечить нашей стране вписыва ние в формирующуюся интеграцию стран Азиатско-Тихооке анского региона и существенно расширить двустороннее экономи ческое сотрудничество с Китайской Народной Республикой, Рес публикой Кореей, Японией, Австралией, Канадой и США. Кроме то го, Россия получит новые возможности политико-географической диверсификации своего экспорта, что позволит ей лучше маневри ровать экспортными потоками, добиваясь экспортной эффектив ности и оптимизации использования своих конкурентных преиму ществ в области торговли энергосырьевыми товарами. Более того, при строгом обеспечении системного, комплексного подхода к раз работке и осуществлению планов освоения Сибири и Дальнего Вос тока можно рассчитывать и на осуществление структурных изме нений в экспорте, в частности, на увеличение в ассортименте экс порта готовой продукции глубокой переработки.


Закрепление России в интеграционных процессах Азиатско Тихоокеанского региона приведт к существенному изменению по литической ситуации в Северной Пацифике с очевидным градиен том в пользу нашей страны, что будет означать улучшение между народных отношений в этом регионе мира в целом. Так, в июне 2002 года министр иностранных дел Японии Йорику Кавагучи прибыла во Владивосток, где выразила заинтересованность е страны в строительстве нефтепровода из Восточной Сибири в АТР.

Она подчеркнула, что две экономики могли бы взаимно дополнять друг друга, поскольку «растущий экспорт российских энергоноси телей в Японию ведт к росту экономической взаимозависимости и доверия»1. Стало ясно, что Япония в своих отношениях с Россией начала процесс отделения политики от экономики, а, кроме того, что немаловажно, в свете событий на Ближнем Востоке потреб ность в диверсификации источников энергии становилась вс бо лее настоятельной. Эту потребность лишь усилили события послед них лет в этом регионе.

Экономические потребности могут и, как показывают мно гие события, часто делают политический курс более гибким. 23 ок тября 2007 года Японию посетил с деловым визитом министр ино странных дел России С. Лавров. Если верить вполне наджным ис точникам, Токио сейчас в сугубо неофициальном порядке предла гает Москве крайне смелый (по местным меркам) вариант решения спора о Южных Курилах. Речь идт о том, чтобы вернуться к Со вместной декларации 1956 года, в которой Н.С. Хрущв пообещал после подписания мирного договора передать соседям в знак доб рой воли меньшую часть спорной территории – остров Шикотан и прилегающую к нему островную гряду из мелких и большей частью необитаемых островов, то есть весь архипелаг Хабомаи2. В.В. Пу Курт Н. Указ. соч.

Доступно on line: http://www.globalaffairs.ru/prinver/8515.html Дата обращения 24.10. – 252 – Северо-Тихоокеанская интеграция… тин официально предлагал вести переговоры на основе этого доку мента. Однако в Токио его тогда не услышали, поскольку настаи вали на всех островах.

В настоящее время, по данным того же источника, японцы предлагают подписать мирный договор, получить Шикотан и ос тальные острова гряды Хабомаи и зафиксировать в тексте доку мента спорный характер остающихся у России двух других спор ных островов – самых населнных и самых развитых – Кунашира и Итурупа. Москва при этом должна согласиться на то, что переговоры об их статусе продолжатся и после заключения мирного договора.

Не вдаваясь в детальную оценку достоверности циркули рующих слухов и возможных дипломатических манвров Москвы и Токио в ближайшее время и в среднесрочной перспективе, под черкнм, что стороны демонстрируют наличие доброй воли и при неурегулированных и болезненных взаимных проблемах. Экономи ческие связи России и Японии развиваются достаточно бурно.

Объм двусторонней торговли в 2007 году, скорее всего, превысит 20 млрд долл. И хотя доля России в японском экспорте по прежнему лишь около 1%, речь в любом случае идт об абсолютном рекорде. Нарастают и японские инвестиции в российскую эконо мику: помимо строительства заводов Toyota, Nissan и Suzuki Токио проявляет активный интерес к вложениям в сибирские и дальнево сточные проекты. На повестке дня сейчас создание двусторонней комиссии, которая решала бы вопросы инвестиций в такие стратеги ческие отрасли восточной части страны, как транспорт, связь, пере работка энергоресурсов. Так, геоэкономическая логика может суще ственно модифицировать логику геополитическую.

Такой вывод с особой силой аргументирует пример из сферы чрезвычайно политически чувствительной и недавно ещ вовсе не возможный: речь идт о кредитовании противника по «холодной войне» и погашении этого кредита поставками современного оружия.

В 1990-х годах Республика Корея предоставила Российской Федерации зам в рамках соглашения по экономическому сотрудни честву. В настоящее время задолженность Москвы Сеулу составляет 1,29 млрд долл. и в соответствии с договорнностями, достигнутыми в сентябре 2003 года, Россия должна окончательно рассчитаться до 2025 г., выплатив РК в общей сложности 1,33 млрд долл.

По сообщениям южнокорейской прессы, теперь Россия смо жет расплатиться по этому кредиту на 15 лет раньше первоначально го срока. Ранее Сеул, как правило, отклонял предложения Москвы га сить задолженность поставками продукции. Однако сейчас Респуб лика Корея сама обратилась к российскому руководству с просьбой «активизировать передачу ключевых военных технологий, чтобы по мочь защититься от ядерной угрозы со стороны КНДР1.

Российское руководство ранее дважды пыталось использо вать схему «оружие плюс деньги» для погашения долга Сеулу. В Независимое военное обозрение. 2007. 21 сентября. № 32. С. 5.

– 253 – Раздел 1998 г. Москва впервые предложила в счт долга поставить ди зельные подводные лодки «Кило» (проект 877 «Варшавянка») и зе нитно-ракетные комплексы С–300. Тогдашний министр обороны США Уильям Коэн предостерг Южную Корею от закупок вооруже ния «по низкой цене», поскольку «менее дорогое оборудование не означает лучшее». Белый дом заявил, что союзники Соединнных Штатов должны иметь совместимое вооружение и военную техни ку, чтобы уменьшить возможность технических ошибок и сбоев при обработке информации. Но поскольку Вашингтон отказывался продавать Сеулу современные военные технологии, южные корей цы частично переориентировались на европейских производите лей. Лицензию на производство современных подводных лодок, в частности, Сеул приобрл в Германии.

В 2001 году в ходе визита президента Российской Федера ции В.В. Путина в Республику Корею были подписаны рамочные соглашения о поставках российской военной техники. Тогда долг составлял 1,95 млрд долл. окончательно контракт согласовали к концу 2002 года. В соответствии с ним с 2003 по 2006 гг. Респуб лика Корея закупила в России оружия на 534 млн долл., из которых 267 млн были зачтены в счт долга.

Позже, когда долг снизился до 1,5 млрд долл, прошла вторая крупная сделка по той же схеме. В счт погашения задолженности были поставлены танки Т-80У, боевые машины пехоты БМП-3, пе реносные зенитно-ракетные комплексы «Игла» и противотанковые ракетные комплексы «Метис-М». Более того, Москва предложила Сеулу программу военно-технического сотрудничества в сфере вы сокотехнологичных видов вооружения посредством участия в соз дании радиолокационных систем, средств защиты танков, модер низации переносных зенитных ракетных комплексов и в ряде дру гих проектов, где требовалась современная электронная элемент ная база.

При этом российское руководство подчркивает, что заклю чает подобные сделки исключительно в рамках международного права. Причм неудивительно, что за военно-техническим сотруд ничеством, демонстрирующим взаимное доверие, следует углубле ние экономических и политических отношений. В Сеуле это пре красно понимают. В апреле 2008 года с Байконура в космос дол жен отправиться первый южнокорейский космонавт, а вскоре с помощью России с территории Республики Кореи будет запущен собственный спутник. Доступ к космическим технологиям Москва открывает не всем желающим.

Другим важным позитивным политическим процессом, про исходящим в регионе, является позитивное и крепнущее развитие Шанхайской организации сотрудничества. Авторитет ШОС как международной региональной структуры растт с каждым годом, а е роль в мире становится вс более значимой, реальная же поли тическая активность включает в себя широкий круг вопросов эко номического характера, взаимодействие в сфере безопасности, по – 254 – Северо-Тихоокеанская интеграция… литические инициативы. Видимо поэтому стойкий интерес к рабо те Организации проявляют многие страны, а Индия, Иран, Монго лия и Пакистан имеют статус государств-наблюдателей. 16 августа в столице Кыргызстана Бишкеке прошла седьмая встреча глав го сударств Шанхайской организации сотрудничества, на которой е участники отметили актуальность активизации взаимодействия с государствами-наблюдателями.

Перед открытием саммита было много прогнозов в отноше нии его основной интриги: будет ли расширено число стран участниц за счт прима в состав ШОС одного или нескольких го сударств-наблюдателей? Но Организация ввела временный мора торий на принятие в свои ряды новых членов. По мнению глав го сударств ШОС, это придат дополнительный импульс раскрытию е внутреннего потенциала, что, однако, не делает Организацию «закрытым клубом», но, тем не менее, требует принять документы, устанавливающие порядок и критерии прима новых участников, пока же Шанхайская организация сотрудничества осуществляет концентрацию на налаживании работы в свом нынешнем соста ве1. В то же время отметим, что личное присутствие на саммите глав государств, официально не входящих в Организацию (речь идт о президентах Ирана и Монголии Махмуде Ахмадинежаде и Намбарыне Энхбаяре, а также почтных гостях встречи президен тах Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедове и Афганистана Хамиде Карзае), свидетельствует о возрастающей значимости и не сомненном увеличении влияния ШОС в мире.

Итогом работы саммита стало подписание восьми важных документов, в том числе Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов Шанхайской органи зации сотрудничества2. Реализация этого документа должна обес печить дальнейшее углубление партнрских отношений на прин ципах равноправия, взаимного уважения и учта интересов всех партнров, что предполагает построение справедливого и демокра тического миропорядка, формирование современной архитектуры международной безопасности.

Возможность пополнения ШОС новыми членами вызывает определнное беспокойство стран Запада. Об этом пишут амери канские газеты, сходясь в оценке, которая сводится к тому, что «Россия и Китай могут предпринять ещ один шаг в направлении образования евразийской военной конфедерации, которая будет соперничать с НАТО»3. Существует и реакция официального Ва шингтона на деятельность Шанхайской организации сотрудниче Новиков А. Саммит ШОС. Экономика, политика, безопасность // Военный дипломат. 2007. № 7. С. 75.


2 Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничест ве государств-членов Шанхайской организации сотрудничества // Про блемы Дальнего Востока. 2007. № 5. С. 6 – 10.

3 Красная звезда. 2005. 27 октября.

– 255 – Раздел ства. В 2006 году в американском конгрессе состоялось слушание на тему «ШОС, подрывает ли она интересы США в Центральной Азии». Его участники пришли к выводу, что скрытая цель Органи зации – «ослабить американское влияние в регионе». Такой вывод основывается на том, что участников этой международной груп пировки объединяют, по сути, общие внешнеполитические интере сы, что, безусловно, облегчает процесс создания нового блока.

Прагматики из Вашингтона полагают, что, во-первых, совокупный военный потенциал стран-участниц позволит создать практически равнозначный противовес НАТО в любой точке региона и защи тить более слабые в военном отношении государства-члены Орга низации. Во-вторых, финансовый потенциал участников возмож ного военного блока на основе ШОС способен сделать возможным максимальную интеграцию вооружнных сил между этими стра нами;

и, самое главное, превращение Шанхайской организации со трудничества в евразийский военный блок позволит создать для его участников условия для более быстрого и эффективного разви тия, так как снизит политическое и военное давление со стороны третьих стран1.

При этом следует иметь в виду и наличие прямо противопо ложных оценок уровня сотрудничества членов Организации, кото рые раздаются из среды наиболее здравомыслящих американских аналитиков, таких, каковым, к примеру, является председатель центра имени Никсона и издатель журнала «National Interest»

Дмитрий Саймс. «В настоящее время, – полагает он, – Шанхайская организация сотрудничества, призванная расширять взаимодейст вие между Китаем, Россией и центральноазиатскими государства ми, напоминает скорее дискуссионный клуб, чем полноценный во енно-политический альянс»2.

Интерес к развитию региона Северной Пацифики столь ве лик, что обилию взаимоисключающих прогнозов в отношении гео политической ситуации в нм в ближайшем и среднесрочном бу дущем, которые, кстати говоря, часто идут вразрез с принимае мыми планами и реальной политической практикой, уже не следу ет удивляться. Вот и грандиозный проект создания системы ВСТО не составляет исключения в части наличия сомневающихся в ре альности его реализации. «Нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан», скорее всего, построят в срок. Однако организовать его за полнение на полную мощность в 80 млн тонн в год вряд ли удастся.

Доразведка и освоение месторождения отстают от темпов про кладки. Уникальным проектом, стоимостью около 120 млрд долла Клименко А.Ф. Перспективы взаимодействия России, Индии и Китая в двустороннем формате и в рамках ШОС: военно-политические аспекты // Военная мысль. 2007. № 6. С. 3–4.

2 Саймс Д. Мы можем потерять Россию (Foreign Affairs). Доступно on line: http://www.inosmi.ru/translation/237578.html Дата обращения 1.11. – 256 – Северо-Тихоокеанская интеграция… ров, управляют хаотически, принципы программно-целевого под хода не используются. Не является ли нефтепровод «Восточная Си бирь – Тихий океан» примером того, как не надо реализовывать проекты подобного масштаба?»1.

Интерес к развитию региона Северной Пацифики столь объ ясним, сколь очевиден его быстрый рост и превращение в один из ведущих центров мира. Нынешняя международная обстановка в регионе характеризуется динамизмом, неравномерностью разви тия, одновременным проявлением как центробежных, так и цен тростремительных тенденций, что в совокупности формирует со стояние подвижности и неустойчивости. Иллюстрацией такого ут верждения может служить проведение КНДР ядерного испытания 9 октября 2006 года, повлекшего за собой принятие резолюции Со вета Безопасности ООН № 1718, наложившей на Пхеньян весьма жсткие санкции, что в очередной раз продемонстрировало хруп кость военно-политической стабильности и зыбкость нынешнего экономического процветания в регионе2. Однако последовавшие за этим возобновление шестисторонних переговоров по денуклеариза ции Корейского полуострова и успех третьей сессии их пятого раунда в Пекине в феврале 2007 г., напротив, выявили потенциал и волю го сударств региона к сотрудничеству в сфере безопасности3.

Принимая во внимание то очевидное обстоятельство, что на протяжении всего ХХ века список великих держав был очень не большим, а век весьма коротким, можно согласиться с утвержде нием, появившимся в современной политической науке: «XXI сто летие принест большие перемены»4. Экономическими и политиче скими тяжеловесами становятся Китай и Индия: золотовалютные резервы первого превышают уже триллион долларов, вторая уси ленно развивает сектор высоких технологий. Обе страны, открыто являющиеся ядерными державами, совершенствуют свой военно морской флот, военно-воздушные силы, то есть наиболее науком кие виды вооружений, среди которых на первое место выдвигают ся разработки космического оружия. Так, 11 января 2007 г. Китай провл испытание ракеты, которая уничтожила китайский косми ческий искусственный спутник Земли. Свободные от дипломатиче ских рамок политологи были весьма откровенны в своих интерпре тациях значения этого события. А. Храмчихин посчитал подобное испытание технически не просто сложным, но и «уникальным», ут Труба – дело тмное // ЭКО. Всероссийский экономический жур нал. 2007. № 11. С. 123.

2 Воронцов А. Основные тенденции современной международной ситуации в Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока. 2007. № 3.

С. 27.

3 Денисов В. Дух сдержанного оптимизма шестисторонних перего воров // Международная жизнь. 2007. № 10.

4 Дрезнер Д. Новый «новый мировой порядок» // Россия в глобаль ной политике. 2007. № 2. Март – апрель. С. 47.

– 257 – Раздел верждая при этом, что своим испытательным пуском Пекин, несо мненно, «передал большой привет Вашингтону, войска которого во многом сориентированы на использование различных космических систем связи, навигации и разведки. Российский исследователь, не слишком сдерживая полт своей фантазии, выдвинул гипотезу: в преддверии вероятной операции по присоединению Тайваня, ко торая может случиться в ближайшие 2–3 года, Вашингтону послано недвусмысленное предупреждение1. Кстати говоря, в прогнозах и сценариях событий вокруг Тайваня в ближайшем и среднесрочном времени нет недостатка2. Но возможные события вокруг мощной экономики острова и его быстро демократизирующегося политиче ского режима для политолога из России всего лишь только повод, чтобы чисто в алармистском ключе сделать вывод о вызове, кото рым сулит России стремительное развитие Китайской Народной Республики3.

Адекватно и ярко анализируя как успехи, так и проблемы развития Китая, среди последних можно назвать ухудшение соци альной ситуации (чтобы избежать его катастрофического характе ра, необходим быстрый экономический рост): безработица, колос сальная разница в доходах и многоплановое социальное расслое ние, крайне низкие уровни образовательных и медицинских услуг, недостаточность пенсионного обеспечения. Следует согласиться с А. Храмчихиным и в том его утверждении, что ситуация в соци альной сфере создат огромные психологические проблемы: и кон фуцианство, и коммунистическая идеология, являющаяся до сих пор официальной в КНР, находятся в разительном противоречии в сегодняшней действительностью. При этом ситуация усугубляется сильнейшей и продолжающей расти коррупцией4.

Прав этот исследователь и в том свом утверждении, в соот ветствии с которым китайская цивилизация на протяжении тысяче летий страдала от нехватки природных ресурсов и находилась в сложном противостоянии с окружающей средой. С вступлением в этап ускоренной индустриализации эти противоречия резко обостри лись. Совершенно не случайно в апреле 2006 года премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил, что «охрана окружающей среды уже стала слабым звеном в социально-экономическом развитии страны», кото рый может только обострить бурно идущий процесс урбанизации.

Не открывает А. Храмчихин ничего нового и тогда, когда справедливо повторяет вслед за китайскими учными, что демо графия является ключевой проблемой страны5. Причм речь идт Храмчихин А. Привет из Китая // Известия. 2007. 12 февраля.

См.: White III Lynn T. America at the Taiwan Strait: Five Scena rios // Asian Perspective. 2007. Vol. 31. N 3. Р. 5–40.

3 Храмчихин А. Вызов «Поднебесной» // Свободная мысль. 2007.

№ 9. С. 66–79.

4 Там же. С. 71.

5 Там же. С. 74.

– 258 – Северо-Тихоокеанская интеграция… не только о привычном для нас е ракурсе в смысле слишком большого населения – вместо оптимальных 700–800 млн население КНР превышает 1,3 млрд человек – а, прежде всего, о слишком бы стром старении населения страны: численность старших возрас тных групп растт вдвое быстрее, чем население в целом. Бедность и старость стали синонимами.

Сочетание разнонаправленных проблем делает из развития Китая своеобразный вызов остальному миру. Как уже было остро умно подмечено в отечественной политологической литературе, Китайскую Народную Республику можно назвать лидером среди государств современного мира по количеству посвящнных ей про гнозов1. Но, объективно говоря, составить количественный прогноз развития системы «Китай» вряд ли возможно из-за крайней сложно сти этой системы и гигантского количества составляющих его эле ментов, непрерывно взаимодействующих между собой и окружаю щим миром. Тем более, что такой прогноз должен строиться на стыке множества научных дисциплин, а многие показатели крайне сложно описать количественно, причм при этом следует иметь в виду, что некоторые проблемы вообще не имеют аналогов в мировой практике, что ещ более затрудняет возможность их моделирования.

Исходя из этих совершенно правильных посылок, А. Храм чихин делает вывод: «Рассматривая нынешнюю китайскую ситуа цию, невозможно не видеть, что внешняя экспансия может стать оптимальным решением, чтобы «разрубить гордиев узел» проблем страны. Оно переводит систему «Китай» на гораздо более высокие уровни по показателям «территория» и «природные ресурсы» при почти неизменной численности населения. Для этой экспансии есть огромный людской потенциал в лице «лишних людей» (безработных, женихов, необеспеченных невестами, нищих крестьян). Предметом гаданий становятся формы, сроки и направления экспансии»2.

Полагаем, что данный вывод грешит некоторой безаппеля ционностью и выглядит не вполне корректным. Это выглядит тем более удивительным, если иметь в виду, что А. Храмчихин знаком с выводом современной российской политологии и синологии о том, что на сегодняшний день «Китай является одной из немногих стран в мире, обладающих чтким концептуальным видением долгосроч ных, стратегических целей развития, этапов и методов их реализа ции»3. Однако, по видимому, это не все понимают, что привело к тому, что на смену тезису о неизбежном коллапсе Китая пришла 1 Портяков В.Я. От Цзян Цзэминя к Ху Цзинтао: Китайская Народ ная Республика в начале XXI века. – М.: Изд-во Института Дальнего Вос тока, 2006. С. 46.

2 Храмчихин А. Указ. соч.С. 78–79.

3 Портяков В.Я. От Цзян Цзэминя к Ху Цзинтао… С. 46.

– 259 – Раздел широкая дискуссия о возможных угрозах, рисках и вызовах, перед которыми стоит китайское развитие1.

Очевидным представляется, что эта дискуссия является все го лишь фоном, на котором развртывает свой поиск путей реше ния стоящих перед Китайской Народной Республикой проблем е партийно-государственная элита. Коммунистическая партия стра ны – ядро е политической системы и главная управляющая сила – вынуждена корректировать идеологические установки, поскольку нарастающее имущественное расслоение вызывает недовольство населения. Вместо старого курса на «опережающее процветание»

для самых предприимчивых власти КНР обещают создать условия для «совместного процветания всех».

Вс дело в том, что на фоне обострения социально-эконо мических противоречий в конце 1990-х гг. в Китае появились оппо ненты власти в лице «новых левых»2. С приходом к власти Ху Цзинтао и Вэнь Цзябао высшее руководство страны вс чаще обращается к тем вопросам, которые поставлены «новыми левыми». Безусловно, главным стимулом к формированию официозного «неосоциалистиче ского» проекта стали серьзные социально-экономические проблемы развития страны. Но идеологический вызов со стороны неофициаль ных левых интеллектуалов также сыграл свою роль: КПК не хочет, чтобы е считали покровителем неолиберализма, опасаясь дальнейше го ослабления марксистско-маоистских идеологических устоев, кото рые составляют основу легитимности коммунистического правления»3.

Однако, несмотря на очевидные внутренние проблемы раз ного рода, следует исходить из объективного для нас факта, что КНР становится тем центром силы, который оказывает вс большее влияние на стратегическую ситуацию в Северной Пацифике и за метное влияние на е развитие в глобальном масштабе. Принятая модель политического развития и экономической модернизации позволяет Пекину на текущем этапе использовать положительные стороны глобализации и смягчать воздействие е отрицательных составляющих. Это подтверждают высокие темпы роста экономи ки КНР в течение последних десятилетий, что обеспечивает суще ственный рост «комплексной государственной мощи» страны, а также позволяет проводить независимую внутреннюю и внешнюю политику, что в новых качественных характеристиках было под тверждено на закончившемся в октябре 2007 г. XVII съезде Ком мунистической партии Китая4.

Михеев Василий. Китайская головоломка // Pro et Contra. 2005.

№ 3 (30). С. 6.

2 Подробнее о течении «новых левых» в КНР см.: Китай: угрозы, риски, вызовы развитию / Под ред. В. Михеева. – М., 2005. С. 89–103.

3 Борох О., Ломанов А. Неосоциализм Ху Цзинтао и современная идеология КНР // Pro et Contra. 2005. № 3 (30). C. 20–39.

4 Стратегическая ситуация и основные узлы противоречий в Вос точной Евразии / Отв. ред. Г.Д. Агафонов. – М., 2007. С. 48.

– 260 – Северо-Тихоокеанская интеграция… Следствием всего этого стал выход Китая в число наиболее влиятельных государств региона, с интересами которого не могут не считаться ни современный мировой лидер – США, ни вторая экономическая держава мира – Япония, ни страны Европы, ни Россия. Теперь любой стране и даже региональному объединению при решении важных проблем в регионе Северной Пацифики при ходится считаться с позицией Пекина, занимаемой им в отноше нии путей их решения.

При анализе «китайского фактора» и источников его совре менного и будущего могущества необходимо учитывать уникаль ную стойкость китайской цивилизации. Появление крупного госу дарственного образования там относят к XVI веку до н.э. При этом, несмотря на нашествия и иные потрясения, оно сохранилось на протяжении 3,5 тысяч лет и недезинтегрировалось подобно другим великим империям древности. Такая беспрецедентная цивилиза ционная устойчивость создала условия, которые сделали Китай са мым населнным государством на планете, располагающим к тому же и многомиллионной диаспорой практически во всех регионах мира. Да и его собственная территория является третьей по вели чине на земном шаре. В активе Китайской Народной Республики огромные трудовые ресурсы, сплочнность и единство народа, его высокий патриотизм и поразительная работоспособность, а е го сударственное руководство стремится обеспечить жизненные усло вия для дальнейшего развития нации.

В целом, нужно признать, что внешнеполитическая линия Пекина предсказуема и нацелена на выигрыш времени для накоп ления сил и превращения Китая в мировую державу. Крайне мало вероятно, что руководство КНР решится на военную экспансию даже для решения проблемы Тайваня. Поведение высшей партий но-политической элиты Китая сейчас неагрессивно, так как оно наджно опирается на растущее могущество, да и геостратегиче ских целей сейчас можно достичь без непредсказуемых по резуль татам военных столкновений, а в итоге многоходовых и многолет них политических комбинаций.

К тому же печальный опыт СССР служит предупреждением для Пекина, а потому он будет стремиться извлекать выгоду, не втягиваясь в открытую конфронтацию и не вступая в связываю щие его союзы, а пытаясь разобщить конкурентов. В то же время сохранение напряжнности вокруг Тайваньского пролива и неко торых спорных островов и зон отвечает интересам Китая, так как оправдывает наращивание им военного присутствия в соответст вующих регионах.

Китайская Народная Республика настойчиво и последова тельно демонстрирует заинтересованность в сохранении стабиль ности и мира в регионе. Однако для его руководства безусловным приоритетом были и остаются коренные национальные интересы государства и китайского народа. Поэтому, используя в качестве основного инструмента внешней политики дипломатию и эконо – 261 – Раздел мические рычаги, Пекин в случае необходимости вполне может применить военную силу или угрозу е использования, опираясь на растущую всестороннюю мощь государства.

Доминантой, определяющей характер ситуации в регионе Восточной Азии и сейчас, и в среднесрочной перспективе (до 2020 года), является политическая ориентированность большинст ва государств на широкомасштабные экономические реформы и наличие реальных предпосылок для их осуществления. Эти страны, по справедливому выводу К.С. Гаджиева, глубоко вовлечены в так называемую «новую экономику», хотя вс ещ и отстают в этом плане от более развитых стран1.

Под влиянием растущей силы стран Восточной Азии в среде политической, интеллектуальной и деловой элиты вс более попу лярной становится «азиатская идея», сторонники которой исходят из того, что они способны делать почти вс, если не вс, причм не хуже, если не лучше, чем западные народы, и на равных конкури ровать с ними в важнейших сферах жизни. «…Проблема состоит не в том, чтобы содействовать модернизации, а в том, чтобы понять, как следует во всемирном масштабе решать проблемы противоре чий и беспорядков, с которыми связаны западноевропейская мо дернизация и индустриализация. Ключ к разрешению этой про блемы вовсе не обязательно в руках западноевропейской цивили зации. Поэтому именно азиатское образование и азиатское пони мание вещей, которыми обладает азиатская элита, приобретают сейчас первостепенную важность»2.

Со времени формулирования этой мысли прошло почти 15 лет и феномен, который она описывала, стал ещ более мощным и зримым. Более того, на его базе развртывается борьба между двумя моделями развития – либерально-демократическим капи тализмом традиционного Запада и авторитарным капитализмом, олицетворяемым, прежде всего, восточно-азиатскими странами во главе с Китаем, к которым сейчас, похоже, примкнула Россия3.

Причм, история пока не дала определнного ответа на вопрос о том, является ли авторитарный капитализм стадией развития на пути развития к более либеральной модели. Мы надеемся, что это именно так.

Подобные экономические изменения не могли не привести к политическим сдвигам. Международная обстановка в Северо Восточной и Восточной Азии имеет вид медленного процесса раз вития и углубления межгосударственных отношений, в том числе в рамках расширяющегося регионального сотрудничества. Наиболее Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России: контуры нового миропорядка. – М.: «Экономика», 2007. С. 453.

2 Огура К. Ради реабилитации Азии // Япония о себе и мире. 1994.

№ 5. С. 20.

3 Караганов С. Наступает новая эпоха // Российская газета. 2007.

6 июля.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.