авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ЦЕНТР НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК EAST FINANCIAL SERVICES AND CONSULTING РЕГИОНЫ РОССИИ В НОВЫХ УСЛОВИЯХ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ Книга 2 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рональд Коуз (R.H. Coase), классик институциональной экономической теории прошлого века, предложивший механизм решения проблемы экстер налий в конкурентной экономике, показал, что неоклассическая модель ры ночной экономики справедлива лишь при чрезвычайно жёсткой предпосылке о том, что транзакционные издержки равны нулю1. В современной рыночной российской экономике транзакционные издержки не просто положительны, а крайне высоки, поэтому влияние институтов на её развитие актуально и должно быть тщательно исследовано при рассмотрении проблемных вопро сов её развития. Как было показано в данном разделе с позиций неоклассиче ской теории, у экономики России, и её макро-регионов, запас внутренних ресурсов для экономического роста недостаточен. В связи, с чем инвестици онная государственная региональная политика должна быть нацелена на формирование позитивного инвестиционного климата территорий России, создание институциональных условий для потенциальных иностранных ин весторов, позволяющих достигать целей инвестирования с низкими транзак ционными издержками.

По мнению экспертов консорциума «Эксперт-РА АК&М», в ближайшие годы в условиях резкого сокращения инвестиционной активности регионы с более благоприятным инвестиционным климатом получат мощное конку рентное преимущество. Частный инвестор будет в кризисные времена ещё больше дорожить своими деньгами, более тщательно подходить к выбору места инвестирования. Он будет выбирать только регионы с устойчиво бла гоприятным инвестиционным климатом и надёжными правовыми гарантия ми инвестиционной деятельности2. В подтверждение этого рассмотрим опыт Калужской области как наиболее наглядный в плане работы по привлечению иностранных инвестиций на свою территорию в последние годы. В настоя щее время на территории Калужской области действует закон Калужской об ласти «О налоге на имущество организаций», который предусматривает предоставление налоговых льгот инвесторам по налогу на имущество. В це лях государственной поддержки инвестиционной деятельности на террито рии Калужской области принято постановление Правительства Калужской области «Об утверждении положения о предоставлении субсидий инвесто рам на возмещение затрат в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ и оказанием услуг». Субсидии предоставляются исклю чительно «стратегическим» инвесторам в рамках реализации стратегического Коуз, Р. Фирма, рынок, право / Р. Коуз. – Нью-Йорк: Телекс, 1991.

Методические рекомендации по формированию концепции социально экономического развития муниципального образования. – М.: РИЦ Муниципальная власть, 2000. – 487 с.

инвестиционного проекта, статус которых определяется в соответствии с по становлением Правительства Калужской области «Об утверждении положе ния об условиях и порядке присвоения инвестиционному проекту, реализуемому или предполагаемому к реализации на территории Калужской области, статуса стратегического инвестиционного проекта Калужской об ласти». Эффективность принятых нормативных актов подтверждает тот факт, что общий объём инвестиций по заключённым инвестиционным соглашени ям Правительством Калужской области с российскими и иностранными ин весторами, начиная с 2003 г., составляет более 113 млрд. руб. В 2008 г. объём иностранных инвестиций (в общем их объёме) в экономику Калужской об ласти составляет 58 %, что выше чем по России в целом и по ЦФО в частно сти. По результатам 2008 г. Калужская область занимает по объёму инвестиций в основной капитал первое место в ЦФО и пятое в РФ;

по индек су производства первое место в ЦФО и в РФ;

по иностранным инвестициям на душу населения четвёртое место в ЦФО и девятое в РФ;

по строительству жилых домов на 1000 человек первое место в ЦФО и четвёртое в РФ. Гаран тиями развития Калужской области в кризисный период служат созданные индустриальные парки и проекты новых площадок под застройку, низкие ад министративные барьеры при реализации инвестиционных проектов, госу дарственная финансовая поддержка, высокий национальный долгосрочный рейтинг «А+(rus)» (Fitch Ratings), кредитный рейтинг «А+» (Эксперт РА – АК&М). Таким образом, как было показано на примере Калужской области, привлечение внешнего потенциала развития через изменение институцио нальных условий эффективно для России и её регионов.

Экономический рост может происходить вследствие повышения произ водительности, которое в свою очередь происходит как посредством техно логических изменений, модернизации экономики, так и посредством институциональных изменений, затрагивающих роль политических и эконо мических институтов. Институты – это правила, механизмы, обеспечиваю щие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют взаимодействия между рациональными экономическими агентами. Основная задача институтов обеспечить эффективность взаимоотношений экономиче ских агентов, то есть снизить их транзакционные издержки, неопределён ность и риски при принятии решений.

Государство должно являться источником институциональных преобра зований, гарантом и защитником интересов собственников и инвесторов. Го сударственные структуры несут ответственность за реализацию основных целей развития экономики – роста благосостояния населения, повышения его качества жизни. Именно от деятельности государственных структур зависит качество институциональных преобразований, целью которых является соз дание условий привлекательности экономики территории для инвестиций, без которых нет её экономического и социального развития.

С позиций институционального подхода предлагается понимать под ин вестиционной привлекательностью территории (региона) (ИПР) совокуп ность находящихся под влиянием властей условий для хозяйственной деятельности и инвестиций, определяемых государственным регулировани ем, традициями и практикой хозяйственных отношений, влияющих на при нятие решений об изменениях масштабов и характера производства1.

Инвестиционная привлекательность территории в этой связи определяется влиянием таких институциональных факторов как качество государственного управления территорией (достигнутые уровни развития экономики террито рии), привлекательность ведения бизнеса на территории, состояние потен циала развития территории (инвестиционный и инновационный потенциал).

Выбор такого набора факторов позволяет оценить влияние на инвестицион ный климат деятельности государственной власти, учесть достигнутые уров ни эффективности экономики, и тем самым оценить качество управления территорией, а также отразить условия создания, ведения и развития пред принимательской деятельности на данной территории, что является опреде ляющим при принятии инвестиционных решений частными инвесторами.

Понимание инвестиционной привлекательности территории как сово купности условий, формируемых под влиянием набора факторов, определило подход к её оцениванию. С методологических позиций достоинствами фак торного подхода являются возможности учесть взаимодействие факторов, использование статистических данных, нивелирующих субъективизм экс пертных оценок, возможность использования широкого спектра статистиче ских методов. С позиций практической реализации факторный подход также более привлекателен, так как государственной статистикой фиксируется большое число индикаторов экономического и социального развития макро регионов России, которые в свою очередь могут быть использованы для ха рактеристики институциональных факторов их инвестиционной привлека тельности.

2.2. Институциональная структура современной экономики Экономический процесс можно рассматривать как единство двух взаи мосвязанных аспектов, один из которых можно назвать ресурсно технологическим, а второй – институциональным. С ресурсно технологической стороны экономика выступает как система способов со единения ресурсов для производства благ и услуг. Институциональный ас пект экономики – механизм социального упорядочивания экономических действий. Способность к согласованному действию в экономической плоско сти, по его мнению – есть главный ресурс, «производимый» институцио нальной структурой экономики. Взаимосвязь ресурсно-технологического и институционального аспектов воспроизводства следует понимать как взаим Гребенников В.Г. Институционализм как методология экономической науки.

Введение в экономическую историю с позиций институционального подхода. //Введение в институциональную экономику. /Под ред. Д.С. Львова. М.: «Издательство «Экономика», 2005. – С. ное влияние, взаимный отбор технологических условий воспроизводства благ и услуг, с одной стороны, и социальных условий воспроизводства способно сти к согласованному действию, с другой стороны1.

В соответствии с этим, в составе общей структуры экономики можно выделить технологическую и институциональную структуры, находящиеся между собой в определённых взаимосвязях.

Технологическая структура экономики складывается из технологиче ских совокупностей различного функционального назначения и уровня пере работки ресурсов, которые могут объединяться в сопряжённые группы технологических совокупностей. Прочность связей между входящими в одну технологическую совокупность производствами обусловлена требованиями качественного соответствия сопряжённых технологических процессов. От сюда технологическая совокупность есть совокупность технологически со пряжённых производств. Она складывается в воспроизводящуюся целостность из связанных «входами» и «выходами» технологических про цессов, продукция которых используется главным образом внутри техноло гической совокупности2.

При этом в технологической структуре экономики можно выделить группы технологических совокупностей, связанные друг с другом однотип ными технологическими цепями и образующие воспроизводящиеся целост ности – технологические уклады, представляющие собой целостные и устойчивые образования, в рамках которых осуществляется замкнутый цикл, включающий добычу и получение первичных ресурсов, все стадии их пере работки, выпуск набора конечных продуктов, удовлетворяющих соответст вующему типу общественного потребления.

Каждый технологический уклад является самовоспроизводящейся цело стностью, вследствие чего техническое развитие экономики не может проис ходить иначе, как путём последовательной смены технологических укладов.

Жизненный цикл каждого образует содержание соответствующего этапа тех нико-экономического развития. Реальное технико-экономическое развитие достигается путём обновления новых технологических цепей, складываю щихся на основе сопряжённых технологических совокупностей и объеди няющихся в новые технологические уклады. Подчеркнём, что замещение технологических укладов требует, как правило, соответствующих изменений в социальных и институциональных системах, которые не только снимают социальную напряжённость, но и способствуют массовому внедрению тех нологий нового технологического уклада, соответствующему ему типу по требления и образа жизни.

Гребенников, В.Г. Указ. соч.

Глазьев, С.Ю. Историко-институциональный анализ экономических реформ в России, связанных с модернизацией экономики / С.Ю. Глазьев, И.В. Сухинин и др. // Ис торический опыт инновационного развития российской экономики. Промежуточный отчёт по НИР «Возможности повышения инновационной активности российского бизнеса в пе риод глобальных технологических сдвигов и кризисов» (Госконтракт № 02.740.11.0589). – М.: ГУУ, Институциональная структура состоит из совокупности действующих институтов, как формальных, так и неформальных, а также механизмов, при нуждающих (контролирующих, защищающих) к исполнению этих институ тов. К понятию институциональной структуры близки такие понятия как институциональная система, институциональная среда, институциональная матрица, институциональные факты. При этом, по мнению Л.Абалкина, общая институциональная структура хозяйственного механизма социальной системы включает в себя как чисто институциональную сферу, так и то, что связано с понятием человеческого капитала – отношение к труду, систему ценностей и традиций, ментальность населения и т.д.1 Так же как технологи ческие совокупности в технологической структуре экономики воспроизводят технологические уклады, так и совокупности действующих институтов ин ституциональной структуры воспроизводят определённые хозяйственные ук лады в экономике.

Отметим, что одной из проблем исследования действия и развития от дельных институтов является проблема неоднозначного определения много численными исследователями понятия институтов.

Среди доминантных подходов к определению понятия институтов мож но выделить следующие2:

Во-первых, институты – социальные (общественные) нормы поведе ния, принятые в обществе, в том числе ограничения (рамки, табу) поведения;

некие «правила игры» (то есть, правила, механизмы, обеспечивающие их вы полнение и нормы поведения, существующие в обществе, структурирующих повторяющиеся взаимодействия между людьми и накладывающие ограниче ния на их действия – Д.Норт) в процессе социального, включая экономиче ский, обмена;

«возможности» поведения;

обычаи, традиции людей.

Во-вторых, институты – социальные роли и социальные действия субъектов (акторов) согласно эти ролям.

В-третьих, институты – формы общественных организаций (О.Уильямсон) и преобладающие/господствующие формы (типы) общест венных отношений, в том числе известных производственных отношений.

Здесь можно отметить, что О. Уильямсон, по существу, отождествляют ин ституты с организациями (игроками). Д. Норт, опровергая данную точку зре ния, склоняется к первому подходу, считая, что институты – это правила игры, но отнюдь не сами игроки3. По его мнению, это нормы человеческой деятельности, на основе которых люди создают организации.

Абалкин, Л. Собственность, хозяйственный механизм, производительные силы / Л. Абалкин // Экономическая наука современной России. – 2000. – № 5.

См.: Сухинин, И.В. Институты как ресурс социально-экономического развития / И.В. Сухинин // Устойчивое экономическое развитие: интеграция государства и бизнеса в современном обществе. – Материалы 14-й Международной научно-практической конфе ренции. Вып. 3. – М.: ГУУ, 2009;

Сухинин, И.В. Узловые проблемы общей экономической теории. Часть 2 / И.В. Сухинин. – М.: ГУУ, 2003.

Введение в институциональный анализ / под ред. В.Л. Тамбовцева. – М.: ТЕИС, 1996.

Отсюда видно, что в среде институционалистов понятия институтов и организаций или связываются или чётко отделяются друг от друга. При этом, необходимо заметить, что по мнению В. Быченкова1, в русском языке слово институт (от латинского – установление, учреждение, обычай) вытеснило из речевого оборота институцию, вобрав в себя те оттенки значения, кото рые некогда отличали последнее от первого, хотя во многих языках сохрани лись оба слова. Институт более подходит для обозначения социальных установлений (норм общественного поведения), а институция – для обозна чения социальных учреждений.

В четвёртых, институты – социально значимые регуляторы общест венных отношений между людьми, возникающих на почве хозяйственной и иной деятельности (по Э.Дюркгейму – «фабрики по воспроизводству обще ственных отношений»2).

В пятых, институты – общепринятая система общественной жизни3 и определённый образ жизни населения (при этом предполагается некий нор мативный – «здоровый» образ), имеющий внешний (социальный норматив ный) и внутренний (психологический) характер В-шестых, институты – культурные образцы, фиксирующие историче ский опыт ведения хозяйства.

Каждый из указанных подходов отражает определённую грань много мерного пространства социального феномена, понимаемого как «институт».

По существу, рассматриваемые подходы являются взаимодополняющими.

Поэтому правомерно предложить интегративное определение общественных институтов, согласно которому это устойчивые внешние социальные нормы и правила функционирования индивидов и организаций, регулирующие и воспроизводящие отношения между людьми (общественные отношения) в различных сферах и процессах их жизнедеятельности.

Особенностью институтов по Нилу4, и в свою очередь, по нашему мне нию, главной проблемой в статистическом анализе, является то, что они как таковые, как целое, остаются неуловимыми для непосредственного наблюде ния и идентификации.

Формальные институты – правила, зафиксированные в знаковой форме и обеспеченные легальной защитой со стороны государства. Неформальные институты – правила, также являющиеся ограничителями поведения, но не зафиксированные в знаковой форме, а также защищённые другими механиз мами, отличными от государства. Они расширяют и продолжают формаль ные правила, поскольку те могут определять набор выборов в очень узких пределах. Вместе с тем, они могут и противоречить формальным правилам.

Быченков, В.М. Институты / В.М. Быченков. – М.: Российская академия социаль ных наук, 1996.

Штомпка, П. Социология социальных изменений / П. Штомпка. – М.: Аспект Пресс, 1996.

Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. – М.: Прогресс, 1984.

Neal, W. Institutes / W. Neal //Journal of Ec. Iss. – 1987. – v. 21.

В составе как формальных, так и неформальных институтов обычно вы деляют экономические институты, политические институты, институты се мьи, институты образования и институты культуры. Можно в исследованиях также применять иерархию институтов Д. Норта1, в которой отдельно выде ляются, во-первых, конституционные (политические) институты, во-вторых, экономические условия, предпосылки возникновения прав собственности, и последствия, оказываемые их продуктом, в-третьих, контракты – правила, структурирующие обмен между двумя экономическими агентами на основе спецификации обмениваемых прав и взятых на себя обязательств.

Особую роль играют институты общественного развития, в том числе демократические институты гражданского общества. В их составе можно выделить базовые институты2, от развития которых зависит продвижение к экономике будущего, экономике, основанной на знаниях: институты генера ции (производства) знаний, воспроизводства знаний, интеллектуальной соб ственности, развития и поддержки инновационного предпринимательства, финансирования инновационной деятельности, государственно-частного партнёрства, научно-технической информации и информационного обеспе чения инновационной деятельности, экспертизы, и технического регулирова ния.

Институт генерации (производства) знаний обеспечивает проведение научных исследований и разработок, ориентированных на создание техниче ских новшеств, новых технологий, материалов, способов организации произ водства;

институт воспроизводства знаний ориентирован на подготовку кадров, повышение квалификации специалистов;

институт интеллектуальной собственности связан с обеспечением защиты прав интеллектуальной собст венности на инновационные разработки и условий передачи прав на исполь зование объектов интеллектуальной и промышленной собственности;

институт развития и поддержки инновационного предпринимательства включает меры государственной поддержки и стимулирования инновацион ной деятельности;

институт финансирования инновационной деятельности на базе государственно-частного партнёрства обеспечивает проведение совме стных исследований и разработок и кооперации государственных организа ций и частного бизнеса в разработке и реализации инновационных проектов;

институт научно-технической информации и информационного обеспечения инновационной деятельности обеспечивает регистрацию результатов научно технической деятельности, систематизацию (кодификацию) информации в области её практического использования и коммерческого применения, хра Теория и история экономических и социальных институтов и систем. Том 1. Вы пуск 1. – М.: Начала-Пресс, 1993.

Дементьев, В.Е. Выделение базовых экономических и внеэкономических инсти тутов, связанных с модернизацией и устойчивым развитием экономики / В.Е. Дементьев, Е.А. Наумов и др. // Исторический опыт инновационного развития российской экономики.

Промежуточный отчёт по НИР «Возможности повышения инновационной активности российского бизнеса в период глобальных технологических сдвигов и кризисов» (Госкон тракт № 02.740.11.0589). – М.: ГУУ, 2010.

нение, передачу и защиту информации;

институт экспертизы является инст рументом, повышающим качество и обоснованность принимаемых решений, а также общественный контроль;

посредством института технического регу лирования органы государственной и местной власти воздействуют на эко номику через установление жёстких стандартов.

Как было сказано выше, одна из главных функций институциональной структуры экономики заключается в выработке ею способности хозяйст вующих субъектов к согласованному действию в экономической плоскости.

В основе институциональной структуры лежит механизм ролевых отношений как устойчивого комплекса социально значимых и контекстуально связанных ролей (универсальных или специализированных на определённой функции), что является базисом процессов социального упорядочивания действий, то есть базис институциональной системы по аналогии с природными и трудо выми ресурсами как базисом экономики в ресурсно-технологическом аспек те1. К другим главным функциям институциональной структуры можно отнести функцию стабилизации социальных отношений, регулятивную функцию, интегративную функцию, консервативную функции. Издержки, в том числе и социальные, меньше, где гарантом выступает соответствующий институт норма, обычай. Например, экономический рост в рыночных усло виях – результат расширения кооперации между людьми и расширения гра ниц обмена. Если люди верят в незыблемость правил, они будут соблюдать условия контрактов. К. Поланьи полагал, что цель искусного исполнения достигается путём следования ряду норм или правил2.

Взаимодействие технологического уклада с социально-экономическим окружением, опосредующее процессы становления, роста и замещения, от ражает введение понятия технологической парадигмы. Реализация техноло гической парадигмы происходит в процессе сложного взаимодействия технических возможностей и общественных потребностей. Отбор технически возможных новшеств происходит под влиянием экономических, институ циональных, социальных факторов, которые действуют как избирательное устройство вдоль линии наука-технология-производство. По мере продвиже ния к производству избирательность отбора возрастает;

в конечном итоге до практической реализации доводится один или несколько вариантов продукта.

Тем самым социально-экономическая среда влияет на диффузию инноваций.

Реализация потенциала принципиально новых технологий, как правило, требует радикального пересмотра ориентиров и приёмов наилучшей хозяйст венной практики, того, что К.Перес называет «технико-экономической пара дигмой». Когда эти ориентиры становятся общепринятыми, они определяют «здравый смысл», основу, на которой строится любая деятельность или ин ститут, формируют культуру соответствующего периода. Изменения, вы званные технологической революцией, не ограничиваются экономикой, а Гребенников, В.Г. Указ. соч.

Нельсон, Р. Эволюционная теория экономических изменений / Р. Нельсон, С. Уинтер. – М.: ЗАО «Финстатинформ», 2000.

проникают в сферы политики и даже идеологии. Эти сферы, в свою очередь, влияют на то, в каком направлении потенциал революции будет развиваться.

Для того, что бы насладиться потенциалом каждой новой парадигмы, долж ны произойти мощные изменения в инвестиционном поведении, в организа ционных моделях, максимизирующих эффективность, в ментальности всех членов социума и институтах, позволяющих существовать и поддерживаю щих экономические и социальные процессы1. При этом изменения, связан ные с распространением новой парадигмы, не могут не сопровождаться социальными конфликтами, которые являются причиной большого числа со циальных нововведений.

Хотя между технологическими укладами существует преемственность, каждый новый уклад формирует свою систему институтов в связи с новыми технологическими возможностями и необходимостью преодоления сложив шихся ограничений по перераспределению ресурсов из устаревших произ водственно-технологических институтов в новые.

В рамках шестого технологического уклада, к которому постепенно пе реходит современная экономика, к режимам экономического регулирования в странах-лидерах относится стратегическое планирование научно технического развития, электронное правительство, институты развития и фонды финансирования инновационной деятельности. В международных ре жимах экономического регулирования выделяются институты глобального регулирования, глобализация, поливалютность мировой финансовой систе мы. Базой организация инновационной активности в странах-лидерах явля ются переход к непрерывному инновационному процессу, отнесение расходов на НИОКР на себестоимость продукции, коммерциализация науки и научно-производственная интеграция, компьютерное управление жизнен ным циклом продукции. В составе основных экономических институтов дан ного уклада особую роль играют стратегические альянсы, интеграционные структуры бизнеса, науки и образования, технопарки, государственно частное партнёрство. Организация инновационной активности в странах лидерах заключается в переходе к непрерывному инновационному процессу, отнесению расходов на НИОКР на себестоимость продукции, коммерциали зации науки и научно-производственной интеграции, компьютерным управ лением жизненным циклом продукции2.

Современное развитие статистического учёта и отчётности хозяйствую щих субъектов недостаточно полно позволяет изучить институциональные Perez, C. Technological Revolutions and Financial Capital: The Dynamics of bubbles and Golden Ages / C. Perez. – Cheltenham: Elgar, 2002.

См.: Глазьев, С.Ю. Теория долгосрочного экономического развития / С.Ю. Глазьев. – М.: «ВлаДар», 1993;

Глазьев, С.Ю. Историко-институциональный анализ экономических реформ в России, связанных с модернизацией экономики / С.Ю. Глазьев, И.В. Сухинин и др. // Исторический опыт инновационного развития российской экономи ки. Промежуточный отчёт по НИР «Возможности повышения инновационной активности российского бизнеса в период глобальных технологических сдвигов и кризисов» (Госкон тракт № 02.740.11.0589). – М.: ГУУ, 2010.

структуры, провести анализ их различия, тем не менее, авторам удалось на основе существующих статистических показателей региональной экономики охарактеризовать институциональную структуру региональной экономики через рассмотрение деятельности государственных институтов, институтов бизнес – сообщества и роли институтов развития в современных условиях развития России.

Авторы присоединяются к мнению других исследователей, что главное конкурентное преимущество современной высокоразвитой страны связано с человеческой личностью и теми факторами, которые непосредственно связа ны с жизнедеятельностью человека. Приоритетными теперь являются не от дельные отрасли и сектора промышленности, а институты, связанные с развитием личности и через человека, влияющие на состояние экономики, в том числе органы государственной власти, местного самоуправления, а также демократические институты гражданского общества, стимулирующие реали зацию творческих способностей человека, его активное участие в производ ственной деятельности и общественной жизни1.

2.3. Результаты исследования и выводы Для реализации оценки инвестиционной привлекательности территории на основе факторного подхода необходимо применить научный метод, кото рый объединит в себе возможности построения интегральной оценки и её разложения по факторам инвестиционной привлекательности. Таким мето дом является метод динамического норматива, разработанный И.М. Сыроёжиным на основе ранговой статистики. Его применение позволя ет получить обобщённые интегральные оценки – устойчивости, стабильности и изменчивости ИПР на основе построения нормативной индикативной мо дели2. Оценка устойчивости показывает степень близости фактического уровня инвестиционной привлекательности территории к нормативно задан ному уровню в модели3. Она меняется в диапазоне от нуля до единицы. Она равна нулю, если уровень привлекательности не соответствует нормативно му, и единице, если уровень полностью соответствует нормативному уровню.

Оценка изменчивости характеризует изменения в динамике от периода к пе риоду. Эта оценка изменяется от минус единицы до плюс единицы. Если она меньше нуля, то в большей степени произошли отрицательные изменения, если она больше нуля, то в большей степени произошли положительные из менения в инвестиционном климате территории. Общая из двух предыдущих оценка называется оценкой стабильности, она изменяется от нуля до едини Дементьев, В.Е. Указ. соч.

Бурцева, Т.А. Указ. соч.

В данном случае в качестве норматива имеется ввиду не числовая характеристика, а нормативный порядок показателей, включённых в модель. Более подробно см.: Бурце ва, Т.А. Индикативная модель мониторинга инвестиционной привлекательности региона / Т.А. Бурцева // Вопросы статистики. – 2009. – № 6. – С. 37-45.

цы. Пределы изменения предлагаемых оценок позволяют легко интерпрети ровать их для выводов, и понятны широкому кругу специалистов, что также является преимуществом метода. Ещё одним преимуществом метода являет ся возможность факторного разложения оценки устойчивости и выяснения степени влияния каждого фактора на инвестиционную привлекательность территории.

На основе данного метода разработана индикативная нормативная мо дель оценки инвестиционной привлекательности региона и реализована при кладная компьютерная программа для расчёта оценок. На их основе рассчитаны оценки устойчивости, стабильности и изменчивости инвестици онной привлекательности федеральных округов России за 2000-2008 гг.1 В качестве базовых показателей модели использованы 18 показателей регио нальной статистики за период 1999-2008 гг. для федеральных округов Рос сии2. Так как информационную основу моделирования составляют цепные коэффициенты роста показателей, то предварительно все стоимостные пока затели переводились в сопоставимый вид по ценам 1999 г., в качестве индек са цен выступал индекс-дефлятор валового регионального продукта.

Адекватность применения модели подтвердилась значимым уровнем коэф фициента линейной корреляции между индексом физического объёма инве стиций в основной капитал и оценкой устойчивости инвестиционной привлекательности для России на уровне надёжности 82 %.

Оценки устойчивости ИПР ФО России, полученные в результате моде лирования и являющиеся основными для проведения измерения её уровня, приведены в табл. 2.3.

Таблица 2. Динамика оценок инвестиционной привлекательности ФО РФ (в долях от единицы) Федеральные округа 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Центральный 0,48 0,46 0,55 0,72 0,68 0,59 0,63 0,58 0, Северо-Западный 0,66 0,46 0,40 0,72 0,66 0,53 0,58 0,65 0, Южный 0,55 0,41 0,45 0,71 0,62 0,69 0,55 0,63 0, Приволжский 0,52 0,68 0,58 0,61 0,70 0,66 0,64 0,64 0, Уральский 0,45 0,66 0,59 0,69 0,53 0,64 0,76 0,66 0, Сибирский 0,66 0,47 0,34 0,65 0,66 0,55 0,62 0,73 0, Дальневосточный 0,55 0,52 0,48 0,55 0,67 0,55 0,66 0,68 0, Россия 0,56 0,52 0,50 0,72 0,70 0,57 0,70 0,61 0, Бурцева, Т.А. Указ. соч.

Иходная информация подготовлена при участии магистранта первого года обуче ния кафедры ЭЭММИ НИЯУ МИФИ ИАТЭ О.Г. Кожемяко по: Регионы России. Соци ально-экономические показатели. 2004-2009: Стат. Сб. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru.

На основе данных оценок получена табл. 2.4, где показано, какие феде ральные округа являлись территориями, имеющими уровень инвестиционно го климата выше среднего по России в конкретном году исследования.

Таблица 2. Федеральные округа России, имеющие уровень инвестиционной привлека тельности выше среднего по России (в порядке убывания) 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 СЗФО, УФО, УФО, ЦФО, ПФО ЮФО, УФО СФО, ДФО, УФО, ЮФО СФО ПФО ПФО, СЗФО ПФО, СЗФО, ПФО, ЮФО ЦФО УФО Обобщив информацию по федеральным округам, приведённым в табл. 2.4, для каждого года определены доля территории России, имеющей уровень инвестиционной привлекательности выше среднего по России, и до ля населения, проживающего на этой территории (см. рис. 2.2).

Рис. 2.2. Динамика инвестиционной привлекательности территории России На основе данных, представленных на рис. 2.2 и в табл. 2.4, можно сде лать ряд выводов. Так, максимальный охват наиболее привлекательной для инвестиций территории России был в 2007 г. (96 % территории и 74 % насе ления).

Глобальный финансовый кризис 2008 г. негативно повлиял на инвести ционную привлекательность территорий России (3 % территории и 16 % на селения). Как видим из табл. 2.4, только ЮФО имеет привлекательность выше средней по России в 2008 г., что объясняется в основном реализуемы ми на его территории инвестиционными проектами строительства олимпий ских объектов (Сочи 2014).

Для характеристики направления изменений в инвестиционном климате территорий России рассчитаны оценки изменчивости ИПР ФО России за весь период исследования, они приведены в табл. 2.5.

Таблица 2. Изменения в инвестиционном климате ФО РФ, % (по сравнению с прошлым периодом) Федеральные округа 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Центральный -8 30 42 -13 -28 11 -23 - Северо-Западный -71 -20 51 -14 -43 16 40 - Южный -47 12 54 -17 25 -35 36 - Приволжский 32 -33 6 20 -16 -7 0 - Уральский 41 -47 50 -30 24 24 -33 - Сибирский -66 -62 54 2 -29 21 39 - Дальневосточный -9 -15 33 24 -25 41 6 - Россия -17 -11 49 -7 -43 33 -33 - Обобщив информацию по федеральным округам, приведённым в табл. 2.5, для каждого года определены доля территории России, улучшив шей свою инвестиционную привлекательность и доля населения, проживаю щего на этой территории (см. рис. 2.3).

По данным табл. 2.5 и рис. 2.3 можно сделать выводы:

1. Наиболее позитивным периодом для улучшения инвестиционного климата территорий России являлся 2003 г., когда во всех ФО оценка измен чивости больше нуля, однако меньше всего это касалось Приволжского ФО, для которого уже с 2005 г. характерно ухудшение инвестиционного климата.

Также в ЦФО и ДФО изменения были менее выражены, чем в среднем по России, остальные ФО улучшили инвестиционный климат в большей степе ни, чем по России в целом.

2. Вторым периодом позитивного изменения инвестиционного климата территорий России стал 2006 г., когда только для ЮФО и ПФО изменения носили негативный характер. Остальные периоды анализа показали негатив ный характер изменения инвестиционного климата для России в целом.

Рис. 2.3. Рост инвестиционной привлекательности территории России 3. Наиболее негативным периодом в изменении инвестиционного кли мата стал 2008 г., когда для всех ФО оценка изменчивости меньше нуля, больше всего негативное влияние кризиса проявилось для Северо-Западного, Сибирского, Уральского ФО. Только в ЮФО ухудшение ситуации в инве стиционном климате было выражено менее, чем по России в целом, однако, как уже было сказано ранее, несмотря на реализацию крупных инвестицион ных проектов, ситуация с инвестиционным климатом ухудшилась и в этом ФО. В ЦФО, УФО и, как следствие по России в целом, негативная тенденция в изменении инвестиционного климата зародилась ещё в 2007 г., а глобаль ный финансовый кризис только усилил её проявление.

В целом, учитывая совместно полученные результаты, характеристика инвестиционного климата территорий России представлена оценками ста бильности ИПР, которые приведены в табл. 2.6.

Таблица 2. Стабильность инвестиционного климата территорий России, % Федеральные ок- 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 руга Центральный 19 40 63 41 23 43 24 Северо-Западный 1 10 65 38 11 39 54 Южный 4 24 65 32 55 16 51 Приволжский 56 19 40 55 37 38 41 Уральский 56 13 61 16 48 64 29 Сибирский 1 0 57 44 18 46 64 Дальневосточный 24 18 41 53 20 56 48 Россия 21 21 65 46 14 58 23 Из представленных данных следует:

1. В результате глобального финансового кризиса стабильность инве стиционного климата для всех территорий России сократилась, причём для СФО на 63 %, для СЗФО на 54 %, для ДФО на 44 %, для ПФО на 36 %, для УФО на 28 %, для ЮФО на 20 % и для ЦФО на 20 %.

2. Рост нестабильности в инвестиционном климате ЦФО, УФО, ДФО и России в целом начался ещё в 2007 г.

3. Самыми стабильными периодами в инвестиционном климате терри торий России были 2003, 2004 и 2006 гг.

Для характеристики влияния глобального финансового кризиса на инве стиционную привлекательность макро-регионов России на рис. 2.4 представ лен коэффициент дифференциации ФО по уровню инвестиционной привлекательности, полученный на основе оценок, приведённых в табл. 2.3.

2, 1, 1, 1, 1, 1,6 1, 1, 1, 1,3 1, 1, 1, 1, 1, 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Рис. 2.4. Дифференциация федеральных округов по уровню ИПР На основе рис. 2.4 можно сделать выводы:

1. До 2003 г. различие ФО по инвестиционной привлекательности уси ливалось на 10 % в год.

2. В период стабильного роста экономики России с 2003 по 2007 гг. ак тивного усиления дифференциации ФО не наблюдалось, а в 2007 г. произош ло её снижение на 9 %.

3. В кризисном 2008 г. дифференциация ФО по их инвестиционной при влекательности увеличилась на 42 % и достигла максимального уровня за весь период исследования.

В соответствии с целью исследования, выявлено влияние на инвестици онную привлекательность территории России институциональных факторов – деятельности власти, бизнеса, состояния их потенциала развития. Для чего проведено факторное разложение оценки устойчивости ИПР. В табл. 2.7 при ведены в процентном выражении приросты оценки устойчивости по показа телям, характеризующим качество государственного управления территорией.

Таблица 2. Приросты оценки устойчивости ИПР за счёт влияния изменения качества го сударственного управления территорией, % Федеральные округа 2001 к 2002 к 2003 к 2004 к 2005 к 2006 к 2007 к 2008 к 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Центральный 0,9 9,1 12,9 1,7 -8,6 -6,4 -1,3 -13, Северо-Западный -15,8 -3,6 29,2 2,9 -15,4 0,8 0,7 -20, Южный -10,0 2,0 30,6 -8,2 6,1 -16,5 6,2 8, Приволжский 19,4 -4,3 -1,4 5,5 0,0 -1,9 -8,6 -4, Уральский 22,2 0,0 5,0 -13,4 11,1 -2,0 -6,1 -13, Сибирский -13,3 -10,7 27,5 7,8 -8,3 4,6 2,7 -13, Дальневосточный -6,9 7,3 4,4 4,5 -7,5 13,8 -3,2 -21, Россия 0,7 0,8 16,9 0,6 -8,4 1,5 -4,8 -4, Обобщив информацию по федеральным округам для каждого года, при ведённую в табл. 2.7, рассчитаны доля территории России, рост качества управления которой привёл к росту её инвестиционной привлекательности, и доля населения, проживающего на этой территории (см. рис. 2.5).

Рис. 2.5. Характеристика влияния изменения качества государственного управления территориями России на ИПР На основе табл. 2.7 и рис. 2.5 можно сделать выводы:

Наибольший позитивный вклад в улучшение ИПР из-за повышения ка чества государственного управления территориями России произошёл в 2003 г. В 2005 г. выявлено максимальное негативное влияние этого фактора на инвестиционную привлекательность территорий.

Негативное влияние данного фактора на инвестиционную привлекатель ность России в целом проявилось в 2005, 2007 и 2008 гг. Это говорит о том, что финансовый кризис лишь усилил негативные тенденции в ухудшении ка чества управления территориями России. В ЦФО и ПФО негативная тенден ция сформировалась с 2005 г., в УФО с 2006 года, в ДФО с 2007 г.

Позитивное влияние данного фактора сохраняется в 2007-2008 гг. только в Южном федеральном округе по уже названным причинам. Это говорит о решающей роли государственной инвестиционной политики в преодолении последствий финансового кризиса, без бюджетных инвестиций в модерниза цию экономики территорий России их развития в ближайшие годы затрудне но.

На основе факторного разложения оценки устойчивости за каждый год для каждого ФО получены в процентном выражении суммарные приросты оценки устойчивости ИПР ФО по показателям, характеризующим привлека тельность ведения бизнеса на территории, они приведены в табл. 2.8.

Таблица 2. Приросты оценки устойчивости ИПР за счёт влияния изменения привлека тельности ведения бизнеса на территории, % Федеральные округа 2001 к 2002 к 2003 к 2004 к 2005 к 2006 к 2007 к 2008 к 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Центральный -7,9 7,3 9,1 0,0 0,0 5,0 -7,3 -5, Северо-Западный -11,4 -3,6 28,1 3,5 -7,1 4,8 5,1 -18, Южный -9,2 7,1 18,5 -4,1 4,1 -0,6 1,5 -6, Приволжский 6,5 -3,7 2,2 13,7 -6,0 1,3 1,3 -11, Уральский 9,3 -5,7 6,4 2,4 4,8 4,6 -5,0 -11, Сибирский -15,8 -6,2 41,3 1,3 -10,3 9,2 6,8 -10, Дальневосточный 0,0 -10,5 1,8 24,2 -13,8 5,4 8,9 -14, Россия -10,4 1,6 17,0 3,5 -6,6 7,4 -6,0 -0, Обобщив информацию по федеральным округам для каждого года, при ведённую в табл. 2.8, рассчитаны доля территории России, рост привлека тельности ведения бизнеса на которой, привёл к росту её инвестиционной привлекательности и доля населения, проживающего на этой территории (см.

рис. 2.6).

На основе табл. 2.8 и рис. 2.6 можно сделать выводы:

1. С 2002 по 2004 гг. наблюдался рост привлекательности ведения биз неса на территории России, который позитивно влиял на инвестиционный климат всей страны. Наибольшее позитивное влияние рассматриваемый фак тор оказал в 2003 г., когда во всех ФО оценка изменчивости была положи тельной, особенно это касается СФО, СЗФО и ЮФО. Вторым таким периодом для экономики территорий России стал 2006 г., когда только в ЮФО тенденция не была положительной, однако степень влияния была го раздо меньше, чем в 2003 г.

Рис. 6. Характеристика влияния изменения привлекательности ведения биз неса на территории России на ИПР 2. Негативная тенденция в привлекательности для бизнеса территорий России началась в 2007 г., когда в ЦФО и УФО приросты уже имели отрица тельное значение, а в 2008 г. она охватила все ФО России. Наиболее сущест венное снижение продемонстрировали СЗФО и ДФО. Это также подтверждает наличие докризисных проблем в экономике регионов.

На основе факторного разложения оценки устойчивости получены в процентном выражении суммарные приросты оценки устойчивости ИПР ФО по показателям, характеризующим изменение состояния потенциала разви тия территории, они приведены в табл. 2.9.

Таблица 2. Приросты оценки устойчивости ИПР за счёт влияния изменения потенциала развития территорий, % Федеральные ок- 2001 к 2002 2003 к 2004 2005 2006 к 2007 к руга к к к 2005 2006 к 2000 2001 2003 Центральный 3,5 3,6 8,3 -7,6 -4,9 8,6 0,7 -7, Северо-Западный -3,2 -5,5 21,9 -15,7 3,2 4,0 5,8 -10, Южный -5,4 1,0 8,3 -0,6 0,7 -3,7 7,7 -8, Приволжский 4,8 -6,8 5,1 -5,5 0,0 -1,9 7,2 -12, Уральский 14,8 -5,7 5,7 -12,2 4,8 15,8 -1,1 -18, Сибирский 0,0 -11,6 23,8 -7,8 1,9 0,0 8,1 -10, Дальневосточный 2 -5 10 -8 3 2 -3 Россия 2,2 -7,3 11,9 -7,6 -3,0 13,2 -1,2 -7, Обобщив информацию по федеральным округам для каждого года, при ведённую в табл. 2.9, рассчитаны доля территории России, рост потенциала развития которой привёл к росту её инвестиционной привлекательности, и доля населения, проживающего на этой территории (см. рис. 2.7).

Рис. 2.7. Характеристика влияния изменения состояния потенциала развития территории России на ИПР На основе табл. 2.9 и рис. 2.7 можно сделать выводы:

1. Улучшение состояния потенциала развития территорий России пози тивно влияло на инвестиционный климат территории России только в 2001, 2003 и в 2006 гг. Причём в 2003 г. во всех ФО отмечен положительный при рост состояния потенциала развития территорий.

2. Негативная тенденция, усилившаяся в 2008 г., появилась уже в 2007 г., проявившись в УФО и ДФО. Наиболее сильно снизилась инвестици онная привлекательность под влиянием рассматриваемого фактора в 2008 г.

В УФО, ПФО, СЗФО, СФО, ЮФО это произошло в большей степени, чем в среднем по России.

*** Подводя итоги проведённого исследования, следует в первую очередь отметить, что проблемы развития территорий России появились не вдруг, они формировались «заблаговременно». Как было показано, ухудшение ка чества государственного управления снижало инвестиционную привлека тельность территорий России, начиная с 2005 г. С 2007 г. привлекательность территорий России для ведения бизнеса также сократилась. Всё это повлекло за собой снижение потенциала развития территорий России уже в 2007 г.

Глобальный финансовый кризис усилил выявленные негативные тен денции. Если в 2007 г. 96 % всей территории России имело уровень инвести ционной привлекательности выше среднего по России и на ней проживало 74 % населения, то в 2008 г. осталось только 3 % наиболее инвестиционной привлекательной территории (16 % проживающего на ней населения). Диф ференциация территорий России по их инвестиционной привлекательности в кризисном 2008 г. выросла на 42 % и достигла максимального значения 1, раза. В результате глобального финансового кризиса стабильность инвести ционного климата для СФО снизилась на 63 %, для СЗФО на 54 %, для ДФО на 44 %, для ПФО на 36 %, для УФО на 28 %, для ЮФО на 20 % и для ЦФО на 20 %.

Как было показано в данной работе, собственных ресурсов развития у экономики России недостаточно. Низкая рождаемость населения и инвести ционная активность субъектов экономики не способствуют быстрому выходу из кризиса. Поэтому необходимо осознавать огромную роль государства как института ответственного за решение существующих проблем. Как показы вает позитивный опыт Калужской области, проведение институциональных преобразований не должно откладываться до тех пор, пока внешняя среда мирового рынка выправится и будет благоприятной для российской сырьевой экономики. Существующие институциональные условия внутри страны не позволяют и не позволят улучшить ситуацию без их изменения.

Также подчеркнём, что изменения, связанные с появлением и диффузи ей инноваций, а в целом, с развитием и распространением новых парадигм (научных, технологических, технико-экономических, социальных и т.д.), не избежно сопровождаются социальными конфликтами. Главным, отнюдь не единственным, способом снятия (снижения) этих конфликтом является мо дернизация (если речь идёт об инструментальном механизме/аспекте модер низации). Процесс адаптации общества к новой системе социально экономических отношений требует времени. И в случаях, когда экономиче ские реформы опережают способность общества осваивать новые формы конструктивной деятельности в быстро меняющихся условиях, возникают социальные напряжения и дисфункции, обусловленные неадекватной моти вацией хозяйствующих субъектов. И наоборот, если процессы обучения об щества новым формам экономической деятельности соответствуют темпам социально-экономических и политических преобразований, то можно ожи дать позитивных результатов. Вооружённые пониманием нового смысла сво ей деятельности и руководствуясь принципами добросовестной конкуренции и законопослушания, люди могут добиться выдающихся и весьма полезных для общества результатов.

Среди возможных институциональных структур, как и среди технологи ческих совокупностей, селектируются лишь избранные. Переход от одной структуры к другой происходит через хаотическое состояние экономики, в которой появляются элементы новой структуры, в дальнейшем, в результате конкуренции с другими структурами, приобретающей господство над всей системой. При этом устойчивыми могут оказаться несколько структур, что ведёт к возможности существования в экономике различных институцио нальных структур. Возможность существования различных структур может появиться в результате того, что экономика как система изначально находит ся в хаотическом состоянии или её поведение становится неустойчивым на определённых исторических этапах относительно большого количества со стояний (она как бы стохастизуется1), а потом уже реализуется некоторая но вая определённая институциональная структура.

В заключение отметим, что посткризисная экономика определяет новую парадигму управления экономическим развитием, ориентированную на соз дание условий гармоничного устойчивого развития экономики2. Технологи ческие вызовы XXI века меняют не только облик производства, но и систему производственных отношений, ориентированных на тесное переплетение двух главных движущих сил современной цивилизации – человеческого ин теллекта и научного потенциала и возможности его материализации в новых поколениях техники, технологий и материалов, создание продукции и услуг, удовлетворяющих современным потребностям человека, уровню его матери ального и духовного развития.

Илларионов, С.В. Теория познания и философия науки / С.В. Илларионов. – М.:

РОССПЭН, 2007.

Клейнер, Г.Б. Эволюция институциональных систем / Г.Б. Клейнер. – М.: Наука, 2004.

ГЛАВА 3. ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНА С ПОЗИЦИЙ КОНЦЕПЦИИ «ЦЕНТР-ПЕРИФЕРИЯ»

3.1. Теоретико-методологические основы пространственного развития региона В региональных исследованиях устойчиво закрепились направления, связанные с пространственным развитием регионов в контексте их внутрен них и внешних экономических взаимосвязей, влияние центральных и пери ферийных элементов на экономический рост и развитие территории, выявление факторов и условий, позволяющих выделять эти элементы, фор мы, связи, процессы и др.

В начале ХIХ века формируются теоретические основы пространствен ного подхода в экономической науке. В дальнейшем оно получило название пространственная экономика. Пионерами в этой области признаны немецкие исследователи И. Тюнен, А. Вебер, В. Лаунхардт, Т. Паландер, А. Лёш и др. Родоначальником общей теории размещения является И. Тюнен. Его ос новной труд, который содержит базовые теоретико-методологические кон цепции пространственного размещения, называется «Изолированное государство в его отношении к сельскому хозяйству и национальной эконо мии»2. В частности он отмечал: «Представим себе огромный город, распо ложенный в центре плодородной равнины… Почва одинаково плодородна и пригодна для обработки в целом… На равнине есть только один большой го род, и этот город, следовательно, должен снабжать провинцию всеми про мышленными товарами, так же как и город зависит целиком от окружающей его провинции в деле снабжения продовольствием»3.


В основе его концепции лежит понятие размещения сельскохозяйствен ного производства в изолированном государстве, которое не имеет внешних связей с другими городами и странами. Используя теорию земельной ренты Д.Риккардо и закон убывающего плодородия, И. Тюнен выделяет единствен ный центр государства – город, по мере удаления от которого снижаются це ны на землю и рабочую силу, но при этом возрастают издержки на транспортировку. Данная теория получила название «штандортной»4 кон цепцией экономического пространства, где сельское хозяйство располагается концентрическими кругами: ближе к центру размещаются более интенсив ные отрасли – овощеводство, молочное хозяйство, а на периферии экстен Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики / А.Г. Гранберг. – М.: ГУ-ВШЭ, 2001. – С. 42-52.

Блауг, М. Экономическая мысль в ретроспективе / М. Блауг. – М.: ДЕЛО ЛТД, 1994. – С. 568-570.

Теория и методы в социальных науках / Под ред. С. Ларсена. – [Пер. с англ.]. – М.: МГИМО;

«Российская политическая энциклопедия», 2004. – С. 164.

«Штандорт» в пер. с нем. означает «местоположение».

сивные – скотоводство и зерновое хозяйство (чем дальше от центра, тем зе мельная рента ниже).

В. Лаунхардт, основные труды которого вышли в 1870-1880-х гг. («Тео рия выбора трассы», «Теория сетевого планирования» и др.), в качестве оп ределяющего фактора размещения производства называет транспортные издержки, где в процессе перевозки груза учитывается расстояние его пере мещения (теория минимизации транспортных издержек)1. При этом стои мость товара прямо пропорциональна расстоянию перемещения груза из одной точки в другую. В. Лаунхардт, для определения оптимальной точки местоположения производства, вводит треугольник, где одним из его углов является местом реализации произведённой продукции, а другие оставшиеся два угла – местонахождением ресурсов. При этом оптимальная точка разме щения производства устанавливается внутри треугольника при одинаковых транспортных издержках от центра до места реализации и получения ресур сов.

А. Вебер, немецкий экономист и социолог, в своей работе «Теория раз мещения промышленности» (1909) приводит первые попытки создания об щей теории размещения производства. Он является одним из основоположников теории факторов размещения, где рассматривал три фор мализуемых фактора – труд, сырьё и транспорт и один неформализуемый – эффект агломерации2. Причём последний, агломерационный эффект, по его мнению, является одним из важнейших факторов размещения производи тельных сил. А. Вебер приводит три основных этапа при принятии решения о размещении производства, каждый из которых заключается в попытке после довательной минимизации издержек, влияющих на эффективность процесса производства.

В. Кристаллер является разработчиком теории центральных мест, в ко торой он определяет функции и систему размещения населённых пунктов, согласно которым со временем территория покрывается «кристаллеровской решёткой», благодаря чему среднее экономическое расстояние минимизиру ется. В его теории экономическое пространство имеет иерархическую струк туру3.

Заслуга А. Лёша в том, что ему удалось расширить исследовательское поле в пространственной экономике. Основной труд его «Пространственная организация хозяйства» синтезирует достигнутые научные концепции, что выражено в трёх тематических частях: «Размещение», «Экономические рай оны» и «Торговля». Теории размещения промышленности и сельского хозяй ства (И. Тюнен, В. Лаунхардт, А. Вебер, Т. Паландер, А. Прёдель) наиболее расширены им, где он рассматривает не только размещение отдельных пред Сельская экономика. – М.: ИНФРА-М, 2008. – С. 98.

Алаев, Э.Б. Экономико-географическая терминология / Э.Б. Алаев. – М.: Изд-во «Мысль», 1977. – С. 105.

Бияков, О.А. Теория экономического пространства: методологический и регио нальный аспекты / О.А. Бияков. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. – С. 7-8.

приятий, но и пространственные формы организации производства и рассе ления, выделяя их пояса и зоны с различной товарной специализацией, спо собствующих развитию различных типов городских поселений.

В отличие от А.Вебера А. Лёш основным фактором в своей теоретиче ской концепции определяет не минимизацию затрат при выборе местополо жения, а получение максимальной выгоды. А. Лёш в своей теории формирует геометрические фигуры (конусы спроса и ценовые трубы) масштабов произ водства и зон снабжения и продаж, формулы размеров рынка и пр. Правиль ные шестиугольники А. Лёша вводятся им для доказательства оптимального размещения фирм, при этом последние располагаются в вершинах данной геометрической фигуры. Он исследует пространственные формы организа ции производства и расселения, анализируя закономерности образования промышленных и сельскохозяйственных поясов и зон с различной товарной специализацией, инициирующих возникновение и развитие разных типов го родских поселений. При этом его также называют основоположником теории формирования и развития экономического района1.

Также наиболее важной концепцией центральных и периферийных тер риторий как социально-экономических систем является теория «полюсов роста», которая была изначально разработана французскими исследователя ми Ф. Перру и его учеником Ж. Будвилем2. Это направление наибольший вклад внесло в региональные исследования. Данная теория основывается на трёх концепциях: доминирующей экономики, гармонизированного роста, всеобщей экономики. Так называемый «эффект доминирования» у Ф. Перру влияет на изменения содержания и форм отношений между экономическими единицами. Данный эффект приводит к поляризации производства вокруг «полюса роста» (отрасли), где экономические единицы встраиваются в об щую систему отрасли и тем самым ведут себя как части единого целого. В центре теории полюсов роста Ф. Перру лежит понятие экономического про странства, которое понимается как силовое поле, порождаемое фирмами и их взаимосвязями.

К.В. Павлов в исследовании данной теории, приводит следующее: «Пер ру рассматривал экономическое пространство как чисто абстрактное, не кое силовое поле, напряжённость которого неравномерна, и в котором действуют определённые центростремительные силы, направленные к цен трам, полюсам или фокусам, и исходящие из них центробежные»3. Понятие полюса роста соединяет в себе не только пространственные аспекты, но и функциональные, при этом являясь носителем динамики экономических про цессов.

Лёш, А. Пространственная организация хозяйства / А. Лёш. – М.: Наука, 2007.

Павлов, К.В. Экономическое ядро: сущность, критерии формирования и элемент ный состав / К.В. Павлов // Общество и экономика. – 2004. – № 11-12. – С. 158-170.

Павлов, К.В. Ядро экономических систем и эффективная хозяйственная политика / К.В. Павлов. – М.: Магистр, 2009. – С. 17.

В 60-е гг. ХХ в. на Западе в региональных исследованиях получила раз витие теория экономического ядра. Она имела взаимосвязь с теорией полю сов роста, так как поляризованное развитие региона на этот период представлялось узловым в региональных исследованиях. Под экономическим ядром в литературе понимают совокупность точек роста (полюсов роста) и базисных элементов экономики, которые оказывают существенное влияние на функционирование и развитие всей экономической системы1. При этом к экономическому ядру можно отнести как совокупность отдельных предпри ятий, отраслей и даже секторов экономики, так и целый регион, страну и не сколько государств.

В теорию экономического ядра и полюсов роста внесли свой вклад и российские исследователи. В частности, ими отмечалось наличие сходства между выбором в странах с развитой рыночной экономикой полюсов роста и советским принципом создания «промышленных очагов» и ТПК (территори ально-производственных комплексов).

Впервые термин территориально-производственный комплекс, по дан ным исследователей, введено в экономическую литературу И.Я. Шульгиным, обозначенным в его статье «К пересмотру плана электрификации». В частно сти, он писал, что «… для осуществления требования рентабельности ново го вложения капитала понадобилось перейти от проектирования электросиловых установок к проектированию производственных комплек сов, обнимающих как электросиловые установки, производящие и распреде ляющие электрическую энергию, так и предприятия, потребляющие электрическую энергию»2.

Э.Б. Алаев, изучив литературу, отражающую проблемные аспекты раз мещения хозяйства, приводит подходы к определению понятий комплекс, производственный комплекс, территориальный комплекс, производственно территориальный комплекс и сравнивает последний с территориально производственным комплексом, который имеет следующую формулировку – это «сочетание производственно-территориальных комплексов, «автоном ных» предприятий, связанных совместным использованием территории, производственной инфраструктуры: в результате этой взаимосвязанности повышается народнохозяйственная эффективность всей совокупности про изводства данной территории»3.

Идеи территориально-производственных комплексов нашли отражение в плане ГОЭЛРО, который предусматривал районирование, специализацию, комплексность хозяйства районов, приближение сырья к производству, элек трификацию центральной части страны. По мнению исследователей, подхо Павлов, К.В. Региональные эколого-экономические системы / К.В. Павлов. – М.:


Магистр, 2009. – С. 134.

Алаев, Э.Б. Указ. соч. – С. 111.

Там же. – С. 117.

ды к формированию территориально-производственных комплексов схожи с выделением экономических ядер региона1.

В конце 60-х – начале 70-х гг. ХХ в. интерес к исследованиям концепций полюсов роста заметно снизился. При этом возрос научный интерес к кон цепциям воспроизводства на уровне региона, где центральными темами вы ступали: процесс постоянного воспроизводства неравномерности в развитии территорий, причины отсталости локальных территорий, регионов и стран и т.д. Таким образом, выдвигается на первый план изучение форм зависимо стей между центром и периферией.

Классиком теории «центр-периферия» на Западе принято считать Дж. Фридмана2. Согласно его концепции неравномерность экономического роста и процесс пространственной поляризации неизбежно порождают эко номические диспропорции между центром и периферией. Дж. Фридман и В. Алонсо в своей работе «Политика регионального развития» наиболее су щественно обосновали эти положения3. Вместе с тем периферия не является неким однородным полем. Она имеет следующую структуру: внутреннюю область (ближнюю) тесно связанную с ядром, которая получает от последне го импульсы к развитию;

и внешнюю (дальнюю) на которое ядро практиче ски не оказывает мобилизирующего влияния.

Центр и периферия на различном уровне пространства связаны между собой потоками информации, капитала, товаров, рабочей силы и т.д., однако направления этих потоков определяют характер взаимодействия между цен тральными и периферийными структурами, превращая пространство в подо бие «силового поля». Движущей силой, обеспечивающей постоянное развитие и воспроизводство системы отношений «центр-периферия», высту пает, по мнению Дж. Фридмана и других исследователей, постоянная качест венная трансформация ядра за счёт генерирования, внедрения и диффузии новшеств.

Распространение нововведений и информации идёт на трёх уровнях:

1) от ведущих экономических районов национального центра (хартлен да) к районам периферии (хинтерленду);

2) от центров высшего уровня в центры второго порядка;

3) из крупных городов в прилегающие районы.

В результате этих взаимодействий, несмотря на постоянное подтягива ние периферии, разрыв между ней и центром сохраняется. Контрасты в сис теме «центр-периферия» дают импульс к возникновению и воспроизводству территориального неравенства, которое усиливается неравномерностью эко номического роста.

В связи с этим Дж. Фридман выделил 4 типа экономических районов:

Павлов К.В. Экономическое ядро… Грицай, О.В. Центр и периферия в региональном развитии / О.В. Грицай, Г.В. Иоффе, А.И. Трейвиш. – М.: Наука, 1991.

Friedmann, J. Regional Development as a Policy Issue / J. Friedmann, W. Alonso // In “Regional Development and Planning”. – Cambridge (Mass.), 1964.

1) Районы-ядра (core-regions), в которых концентрируются передовые отрасли экономики, имеются высокие потенциальные возможности для вне дрения нововведений. Они могут быть выделены на всех уровнях и масшта бах – мировые, общенациональные, районные центры (в мировом масштабе к этим районам Дж. Фридман относил Западную Европу и Восточное побере жье США).

2) Растущие районы по своему положению являются периферийными территориями. Однако соседство с районами-ядрами даёт им стимулы роста.

К этому типу относятся районы нового промышленного строительства на ба зе интенсивной разработки природных ресурсов и так называемые «коридо ры развития». Они расположены между крупнейшими экономическими центрами, интенсивные связи между которыми являются причиной форми рования районов этого типа.

3) Районы нового освоения располагаются на территориях, где осваива ются и заселяются ранее незатронутые земли. Главные виды экономической деятельности в районах нового освоения – это сельское хозяйство, лесораз работки и добыча полезных ископаемых.

4) Депрессивные районы это периферийные районы со старыми сло жившимися поселениями, характеризующиеся стагнирующим сельским хо зяйством и промышленностью. Потеря первоначальной ресурсной базы (из за истощения месторождений полезных ископаемых), старение индустриаль ных комплексов приводят к обострению социально – экономических про блем, безработице, росту преступности, снижению уровня жизни, и, как следствие этого – к миграции населения в растущие районы.

В региональных исследованиях в качестве структурных элементов так сонов используется ряд терминов, которые обозначают то или иное функ циональное состояние экономико-географического объекта. Среди них выделяются точка, центр, очаг, фокус, ядро, полюс, узел, периферия и др. Под «точкой» может пониматься какое-либо образование, экономиче ский или географический объект (а также участок, подареал и др.), размера ми которого можно пренебречь. Точка, связи которой с окружающей территорией функциональны, может называться «центром». При этом такая «точка», очевидно, должна иметь определённые масштабы экономического влияния на окружающую среду, где не обнаруживаются похожие явления.

Но, как правило, «центр» сосредотачивает совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных точек роста и развития.

При этом «центр», который распространяет на окружающую среду со циально-экономическое влияние (потоки ресурсов и информации, импульсы развития, энергии и пр.) называется «очагом» или «центром распростране ния». При этом необходимо отличать такое понятие как «узел», которое оп ределяется как компонентно-структурный элемент географической среды и сочетает в себе совокупность географических элементов, обозначающих наи Дальнейшая интерпретация названных элементов в большинстве осуществляется на основе: Алаев, Э.Б. Указ. соч.

более выгодное местоположение объекта. Если центр, по направлению к ко торому происходит стягивание и концентрация потоков ресурсов, информа ции, импульсов развития и пр., то его следует определять «фокусом» или «центром притяжения». Участок таксона (например, региона), где в наи большей степени выражены признаки последнего именуется «ядром», кото рый концентрирует максимальную информацию о нём. Таким образом, в зависимости от функциональных связей центрального места с периферией образуются центробежные или центростремительные тенденции развития территории. Противостоящий и дополняющий элемент названным структур ным элементам таксона («центр», «очаг», «фокус», «ядро») выступает «пе риферия». Причём парные территориальные образования, которые характеризуются обратной, полярной функциональной зависимостью, то есть развитие одного связано с деградацией или стагнацией другого. Для более конкретного обозначения этого явления выступают понятия «полюс» и «ан типолюс». Если «полюс» – это центр (или ядро), то «антиполюс» – перифе рия.

Терминологические сопоставления достаточно точно и понятно отраже ны в трудах Э.Б. Алаева. При этом графическое соотнесение им этих катего рий даёт более ясную картину (рис. 3.1)1.

Г.А. Аванесова отмечает, что концепции регионального развития в 70 80-х гг. ХХ в. уточняют и дополняют понятие «центр». Под «центром» пони мается место генерирования технологических, социальных и других ново введений, тогда как понятие «периферия» служит средой их распространения, ход которого зависит от контактов и связей с центром. Та кое разделение функций обычно сопряжено с различиями в концентрации и интенсификации деятельности, в её видовом составе, в управленческой ие рархии территорий, в уровне их развития в целом2. Таким образом, наиболее широкое распространение получили два понятия: «полюс роста» и «центр роста». Под первым определяется функциональная характеристика террито рии, где сосредоточены пропульсивные экономические отрасли, под вторым представляется географическая часть пространства. То есть, под полюсом роста понимается набор отраслей, а под центром роста – географическая ин терпретация полюса, то есть конкретный центр, город. Во всех теориях про странственного размещения, точек и полюсов роста, формирования экономического ядра региона и т.д., где в центре внимания остаётся понятие территория.

Важным аспектом в теории центр-периферия выступает процесс агломе рации территорий. Процессы индустриализации на Западе в середине ХХ в.

привели к тому, что концентрация городских видов деятельности вышла за пределы административных границ и распространилась на соседние населён ные пункты.

Алаев, Э.Б. Указ. соч. – С. 55.

Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. – М.: Юристъ, 2000.

– С. 86-190.

Компонентно-структурные Территориально элементы структурные элементы Сочетание гео- Точка графических Отношения с окружающей средой объектов Имеется хотя бы одна Имеющее решающее Имеются функциональ другая точка с обратной значение для развития ные связи с окружаю функциональной зави данной территории щей территорией симостью Узел Центр Полюс Вызывающий Вызывающий цен центробежные тростремительные процессы процессы Очаг Фокус (центр диффузии) (центр притяжения) Территориальное совмещение Ядро Периферия Антиполюс Рис. 3.1. Взаимоотношения понятий «структурные элементы таксонов»

В итоге ряд поселений слился в единую череду промышленных и жилых зон. Этот естественный процесс, отражённый в работах французского гео графа М. Руже (1973), получил название «агломерация»1.

В исследованиях агломераций известен американский экономист Э. Гу вер, который в своих работах 1940-х гг. подчёркивал значимость и преиму щества городских скоплений, способствующих обеспечению больших выгод при размещении на их территории производительных сил. По его мнению, расположение промышленных отраслей или отдельных предприятий снижает издержки производства, способствует наращению его масштаба2.

Марков, М. В ожидании агломерации / М. Марков, М. Тонков // Эксперт Сибирь.

– 2008. – № 37 (224).

Буржуазная региональная теория и государственно-монополистическое регулиро вание размещения производительных сил (критический анализ) / под ред. А.Д. Сапожни кова. – М.: Мысль, 1981.

В научной литературе существует множество терминов для обозначения понятий, идентичных агломерации или весьма сходных с ним. По мнению Н.В. Петрова устоявшимися категориями выступают – городское скопление, городской комплекс, район, город-окрестность, район большого города, ур банизированный район, ареал взаимосвязанного расселения, локальная сис тема расселения, групповая система расселения, дневная городская система, конурбация, интерурбация и др. Под агломерацией (от лат. agglomero – присоединяю) принято понимать компактную пространственную группировку городских поселений, объеди нённых в единое целое интенсивными производственными, трудовыми, культурно-бытовыми и рекреационными связями. Как правило, агломерация возникает преимущественно вокруг больших городов, а также в больших районах, которая отражает территориальную концентрацию промышленного производства и трудовых ресурсов2.

Э.Б. Алаев под агломерацией понимает территориальное экономическое образование, которое:

возникает на базе крупного города (или нескольких компактно рас положенных городов – конурбация) и создаёт значительную зону урбанизации, поглощая смежные населённые пункты;

отличается высшей степенью территориальной концентрации раз нообразных производств, в первую очередь промышленности, ин фраструктурных объектов, научных и учебных учреждений, а также высокой плотностью населения;

оказывает решающее преобразующее влияние на окружающую тер риторию, видоизменяя её экономическую структуру и социальные аспекты жизни населения;

демонстрирует высокую степень комплексности хозяйства и терри ториальную интеграцию его элементов3.

При определении данного термина делается упор на местоположение (компактное расположение) населённых пунктов, к которым относится пре имущественным образом поселения городского типа (городская агломера ция), имеющие общую инфраструктуру (транспортную, рыночную, производственно-технологическую, социальную и пр.). Центральными тема ми в исследованиях агломераций выступают эффекты масштаба производст ва, концентрации производства, транспортно-производственные связи для перемещения и создания ресурсов, готовых товаров и услуг, эффекты лока лизации и урбанизации и пр. Петров, Н.В. Городские агломерации: состав, подходы к делимитации / Н.В. Петров // Проблемы территориальной организации пространства и расселения в ур банизированных районах. – Свердловск, 1988. – С. 21-22.

Портер, М. Конкуренция / М. Портер. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2006. – С. 585.

Алаев, Э.Б. Указ. соч. – С. 122.

О'Салливан, А. Экономика города / А. О’Салливан. – [4-е изд.: Пер. с англ.]. – М.:

ИНФРА-М, 2002.

Различают моноцентрические (сформировавшиеся вокруг одного круп ного города-ядра) и полицентрические агломерации (имеющие несколько го родов-ядер).

Критериями объединения в городские агломерации выступают:

высокая степень концентрации и диверсификации производства, обусловливающее его максимальную эффективность;

максимально эффективное использование систем производственной и социальной инфраструктуры;

концентрация квалифицированных кадров, массовые трудовые, учебные, бытовые, культурные и рекреационные поездки (маятни ковые миграции);

1,5-2-часовая доступность по транспортным коридорам (железным дорогам, автодорогам и рекам);

наличие регулярных пригородных электропоездов, автобусов, теплоходов;

общность аэропорта, желез нодорожного узла-терминала, речного порта-терминала;

нахождение подчинённых поселений в пределах своих администра тивных регионов, кроме самых теснопримыкающих;

плотное рассе ление по транспортным коридорам и т.д.

При этом в исследованиях агломераций не достаточно учитываются следующие условия:

прямое расстояние между городами (без учёта других факторов);

близкие подчинённые поселения без прямой связи по транспортным коридорам;

взаимосвязь и взаимовлияние с неблизкими самодостаточными го родами и агломерациями;

социальные взаимосвязи между индивидами и социальными груп пами по поводу родственных, дружеских, соседских, религиозных, культурных и других отношений;

определение зон и ареалов проживания индивидов и социальных групп в рамках агломераций, где наблюдаются наиболее теснейшие социально-экономические взаимосвязи, влияющие на пространст венные аспекты жизнедеятельности и развития территорий и др.

Агломерации в развитых странах и преимущественно в европейской части России концентрируют значительные массы населения. Рост агломера ций отражает территориальную концентрацию промышленного производства и трудовых ресурсов. Стихийный рост агломераций иногда приводит к обра зованию мегалополиса (суперагломерации или сверхагломерации), то есть наиболее крупной форме расселения индивидов и социальных групп.

Ещё одним важным явлением, определяющее взаимосвязи между отно сительно равнозначными населёнными пунктами, которое называется терми ном «конурбация» (от лат. con – вместе и urbs – город). Под ним понимается городская агломерация полицентрического типа, имеет в качестве ядер не сколько более или менее одинаковых по размеру и значимости городов при отсутствии явно доминирующего.

В целом агломерации, формирующиеся на базе промышленно транспортных узлов, играют важную роль в региональных системах населён ных пунктов. В исследованиях отмечается, что агломерации являются груп пами компактно расположенных населённых пунктов (преимущественно городских), которые объединены тесными хозяйственными, культурно бытовыми и социальными связями, общностью использования трудовых ре сурсов и единой производственной и социальной инфраструктурой1. И здесь важным положением выступает локальная система размещения производи тельных сил с наиболее развитыми и многоплановыми формами групповой концентрации населённых пунктов вокруг одного или нескольких крупней ших центров-городов.

Теоретические положения агломерации отражают и объясняют многие проблемы в системе регионального функционирования центральных и пери ферийных локальных социально-экономических систем. В первую очередь, объяснение влияния и роли городов как центра роста в развитии регионов.

Однако, на наш взгляд и мнению других исследователей2, в регионах суще ствуют множество населённых пунктов, которые компактно располагаются на их территориях, но в действительности и при прочих равных условиях не образуют локальную систему агломераций.

Таким образом, появляются определённые трудности в интерпретации пространственных социально-экономических явлений с позиции теории аг ломерации. «В частности, – отмечает К.В. Павлов, – кроме агломераций к классу локальных систем населённых пунктов следует отнести группы ком пактно расположенных городских поселений, образующих меньшие по мас штабу промышленные узлы, а также группы поселений в курортных зонах»3.

При этом центральными жизнеобеспечивающими системами таких малых и средних населённых пунктов являются более крупные города. Однако, более того, существуют регионы со сложившимся преимущественно сельским ук ладом жизни, где центральными местами, или жизнеобеспечивающими яд рами, выступают крупные и средние сельские населённые пункты (станицы, деревни, аулы и др.)4.

В таких локальных социально-экономических системах населённых пунктов «…границы групп сближения поселений – продолжает К.В. Павлов – находятся в пределах 1-1,5-часовой доступности центра их главных горо дов, что соответствует [примерно] расстоянию 20-40 км»5. Очевидно, в такой системе жизнедеятельности местных сообществ вырисовываются несколько иные явления, процессы и закономерности социально-экономической дея Павлов, К.В. Региональные эколого-экономические системы.

Ильин, И.А. Экономика городов: региональный аспект развития / И.А. Ильин. – М.: Наука, 1982.

Павлов К.В. Региональные эколого-экономические системы. – С. 195.

Ярким примером в современной России являются некоторые регионы, преимуще ственно южной и восточной частей страны: Краснодарский края и республика Адыгея, Алтайский край, Республика Удмуртия и др.

Павлов К.В. Региональные эколого-экономические системы. – С. 196.

тельности индивидов и социальных групп, нежели в компактно расположен ных (агломерационных) городских и сельских населённых пунктах. С этой точки зрения теоретические положения агломерации не в полной мере, а по рой и не в состоянии, объяснить условия и факторы развития населённых пунктов, расположенных вдали от агломерационных скоплений.

В данном контексте функционирование и развитие таких местных сооб ществ как территориальных социально-экономических систем определяется многофакторными пространственными аспектами в системе своего и сосед него географического местоположения населённых пунктов. Сложившиеся условия в процессе исторического развития городов и сельских территорий привели к устойчивой пространственной организации жизнедеятельности индивидов и социальных групп в системе «центр-периферия». Причём это явление понимается как данность в анализе и интерпретации социально экономического состояния развития местных сообществ и регионов в целом.

При этом здесь делается важный акцент на крупные города, которые переда ют импульсы развития, в первую очередь, инновации, периферийным и при городным населённым пунктам.

Таким образом, остаются некоторые пробелы в интерпретации связей и взаимоотношений между центральными и периферийными территориальны ми социально-экономическими системами, а также направлений их развития, в условиях неагломерационного расселения и местоположения местных со обществ.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.