авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Евгений ОВСЯНКИН

АРХАНГЕЛЬСКИЕ ДЕНЬГИ

Архангельск

2008

1

Рецензенты:

Анатолий Александрович Куратов, профессор Поморского государственного

университета им. М.В. Ломоносова;

Сергей Юлиевич Клочев, председатель правления культурно-

просветительного общества «Норд»;

Владимир Алексеевич Любимов, директор государственного учреждения культуры «Архангельский областной краеведческий музей».

Николай Алексеевич Шумилов, зам. директора по научной работе Государст венного архива Архангельской области Овсянкин Е.И.

Архангельские деньги В книге раскрывается малоизвестная история выпусков денежных знаков для обращения в Северном регионе России. «Архангельские деньги»: «мор жовки», «чайковки», различные чеки и знаки – печатались в годы граждан ской войны в Петрограде, Архангельске, Лондоне, Мурманске, Петрозавод ске, Шенкурске, Вельске и Каргополе. В каталог внесены все денежные доку менты, выявленные по состоянию на 1 января 2008 года.

Издание рассчитано на широкий круг читателей: коллекционеров – бони стов, историков, работников музеев и библиотек, краеведов, всех, кто инте ресуется историей Архангельского Севера. Выходит вторым, дополненным и переработанным изданием.

Owsyankin E.I.

The Archangelsk money.

The book is devoted to the little known history of emission in the Northern region of Russia. “The Archangelsk money” - “morgovkies”, “tchaikovkies”, different cheques and banknotes – were printed in Petrograd, Ar changelsk, London, Murmansk, Petrozavodsk, Shenkursk, Velsk and Kargopol in the years of the Civil War. All money documents discovered up to January, 1, 2008 are included to catalogue.

The edition is addressed to the widest circle of readers: the collectors – boniests, historians, museum’s and li brary’s employees, investigators of local history, all interested of the Archangelsk North’s history.

This book is the second edition, supplemented and remaked.

Редактор Л.И. Климова © Овсянкин Е.И.

ВВЕДЕНИЕ В фондах Государственного архива Архангельской области хранится любо пытное дело: “По вопросу о выпуске местных денежных знаков”T 1. Документы, под PF FPT шитые в папке, свидетельствуют об одной из интересных страниц истории Архан гельского Севера – выпуске в обращение знаменитых «моржовок», положивших нача ло длительной поре деньготворчества в этом регионе России. Вскоре за «моржовка ми» здесь появились «чайковки», кредитные билеты с надписью «Северная Россия», напечатанные в Англии, боны различных кооперативов и иные денежные суррогаты.

Цветные бумажки, лишившиеся всякой ценности, донесли до нас неповтори мый аромат эпохи. В их текстах и рисунках запечатлелись политические потрясения, зафиксированы финансовые трудности времен далёких социальных перемен, проис ходивших в стране. Они помогают полнее представить сложную социально экономическую картину гражданской войны и интервенции иностранных государств, глубже разобраться в нюансах культурной и духовной жизни общества.

Денежные знаки Севера, как и деньги всей России того времени, представляют немалый интерес и с художественной точки зрения, отражая образцы официальной графики трудных военных лет. Понятно, что орган, выпускавший в свет новые деньги (осуществлявший эмиссию-эмитент), с помощью эмблем, рисунков, текстов, орна мента выразил в денежных знаках и свою идеологию. Иначе говоря, по денежным ку пюрам можно узнать о намерениях и приоритетах власти. По меткому выражению од ного из исследователей денежного обращения, деньги выступают невольным и в то же время уникальным свидетелем происходивших потрясений.

Есть у денежных билетов той далёкой поры ещё одна особенность: они не вольно наводят на раздумья о повторяемости исторических ситуаций. Местные рос сийские деньги получали в момент рождения различные названия. Среди них были:

боны, билеты, чеки, наряды, денежные знаки, казначейские билеты, купоны и т.д. До сих пор в нашей речи бытуют прозвища многих денежных купюр. Именно в то далё кое время тысячные купюры получили название «куски», миллионные – «лимоны». А были ещё бумажки с миллиардным номиналом, которые называли «лимонардами»T 2. PF FPT …Сразу после окончания гражданской войны в России стала усиленно разви ваться бонистика — "вспомогательная историческая дисциплина, изучающая вышед шие из употребления денежные знаки и боны как исторические документы, отра жающие экономическое и политическое положение общества"T 3. В стране появились PF FPT тысячи любителей-бонистов, занимавшихся увлекательным занятием — коллекцио нированием бумажных денежных знаков.

Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 221. Оп. 5. Д. 19. Л. 3.

TP PT См. Малышев А.И., Таранков В.И., Смиренный И.Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. М.:

TP PT «Финансы и статистика». – 1991. С. 111;

Сенкевич Д. Классификация бон // Советский коллекционер. – 1963. - № 21.

Большая советская энциклопедия.- Т. 3. 1970. – С.559.

TP PT Вспышка интереса к этому виду собирательства была в значительной мере обу словлена тем, что в тот период на руках у населения оставалось необозримое количе ство денежных знаков, выпущенных в разное время правительствами Российской им перии, Временным правительством, а также белогвардейскими и советскими властя ми разных регионов России. По неполным данным, на территории бывшего СССР в те годы вошло в оборот до 20 тысяч наименований купюрT 4.

PF FPT Составители первого советского каталога денежных знаков, объясняя причины проснувшегося в то время интереса к истории денежного обращения, в предисловии к нему отметили: «Бумажные денежные знаки — показатель культурности и экономи ческого развития народа — особо ясно передают собою этапы эволюции и роста стра ны. Окидывая одним взглядом собрание денежных знаков какого-либо исторического периода, удается воссоздать характер соответствующей эпохи, подчас в таких дета лях, которые почти неуловимы и недоступны в передаче словами»T 5. Короче говоря, PF FPT денежные знаки, вышедшие из обращения, превратились в ценный познавательный и увлекательный материал для коллекционирования.

В начале 1920-х годов ХХ века оформилось добровольное Всероссийское об щество коллекционеров (ВОК), куда вошли отдельной секцией бонисты. ВОК стал издавать журналы, где печатались информационные материалы по бонистике. В об щей сложности в то время появилось более 10 журналов ВОК. В этот период бони сты получили первые каталоги российских денежных знаков. Среди них каталоги А.

М. Брайловокого, А. Кобякова и более известный – под редакцией Ф. Г. ЧучинаT 6. PF FPT Несмотря на то, что со времени упомянутой вспышки интереса к бонистике прошло много времени, история денег, имевших хождение на территории регионов бывшей Российской империи, в частности в Северной России, изучена слабо. И.С.

Шиканова, видная исследовательница истории российских бумажных денег, верно, на наш взгляд, заметила: «В исторической литературе повезло лишь государственным выпускам, которые стали объектами исторической и специальной литературы. Боль шинство местных выпусков остаются пока за рамками серьезных исследований. Ими занимались лишь коллекционеры-любители или художественная литература, справед ливо улавливающая колорит эпохи в диковинных местных деньгах»T 7. PF FPT В частности, проблема денежного обращения на Архангельском Севере в интере сующий нас период не стала объектом специального изучения. Первой попыткой ос мыслить феномен местного деньготворчества в этом регионе предпринял А.А. Мала хов, опубликовавший ещё в 1925 году небольшую статью о деньгах Северной России в журнале «Советский коллекционер»T 8.

PF FPT К сожалению, выпустив свой труд и введя в оборот ценную информацию, автор не сделал ссылок на архив, что мешает проверить и подтвердить её достоверность. Это Вопросы истории. 1985. - № 6.. - С. 172.

TP PT Бумажные денежные знаки, выпущенные на территории бывшей Российской империи за время с 1769 по TP PT 1924 г./ Под ред. Ф. Г. Чучина. Издание уполномоченного по филателии и бонам в СССР. М., 1924.- С. 7.

А. М. Брайловский. Денежные знаки русской революции 1917—1922. Тифлис, 1922;

В. Кацитадзе. Ката TP PT лог денежных знаков русской революции. Тифлис, 1924;

А. Кобяков. Обзор бон, чеков и пр., выпущенных на территории бывшей Российской империи. Журнал “Русский коллекционер”. – 1922. - №№ 1—4;

Чучин Ф.Г. Бумажные денежные знаки, выпущенные на территории бывшей Российской империи за время с по 1924 гг. М., 1924.

Шиканова И.С. Страницы отечественной истории в бумажных денежных знаках: очерки по истории бо TP PT нистики XIX-XX вв / И.С. Шиканова;

Гос. ист. музей. М.: Нумизмат. Литература. – 2005. - С.5-6.

Малахов А. Денежные знаки Северной России (Монография) //Советский коллекционер. - 1925. - №11 TP PT 12. С.11-12, №13-14. С.17-19.

особенно касается сведений об общей сумме знаков, напечатанных в Архангельске и Петрограде. Сведения Малахова использованы в первой солидной книге по истории денежного обращения в России Л.Н. Юровского, а затем и в других работах.

Современный этап исследования проблем денежного обращения в Северной Рос сии характеризуется появлением ряда новых публикаций. К их числу можно отнести труды О.В. Парамонова, И.С. Шикановой и других историков. К сожалению, никто из современных исследователей не прикасался к богатству фондов Государственного ар хива Архангельской области.

Автор этой работы предпринял попытку собрать документальные свидетельства об обстоятельствах, вызвавших выпуск денежных знаков в Северной России, дать их опи сание, по возможности охарактеризовать и оценить их место среди других финансовых документов того времени, а также их роль в экономической жизни региона.

Решить эти проблемы непросто. Упомянутый выше коллекционер архангельских денег А. А. Малахов ещё в 1925 году, касаясь только одной проблемы – их коллекцио нирования, писал: «Денежные знаки Северной России занимают в коллекциях бонистов далеко не последнее место как по интересу к ним, так и по количеству разновидностей.

И они того заслуживают в большинстве своём как оригинальностью, так и большой редкостью некоторых экземпляров и даже типов, о которых совсем не упоминается в нашей специальной литературе». И далее он заметил: «Иметь в своей коллекции все боны Севера полностью — трудно осуществимая мечта даже для местных бонистов, так как некоторые разновидности теперь уже невозможно разыскать»T 9. PF FPT В наши дни, спустя многие десятилетия после этого заявления, подобная мечта стала невыполнимой по отношению ко всем купюрам того времени. В редких коллек циях, доставшихся по наследству или хранящихся в музеях, имеется более или менее солидный, но, как правило, далеко не полный набор денежных знаков Архангельского Севера.

Кроме этого, документальные данные о порядке изготовления северных денежных знаков, их эмиссиях в период интервенции и гражданской войны сохранились лишь частично. Очевидцы этих событий давно ушли из жизни, а многие архивные дела выве зены за границу.

И, тем не менее, архивные документы, публикации разных лет, разбросанные во многих изданиях, а также каталоги позволяют с достаточной полнотой напомнить о малоизвестной широкому читателю странице отечественной истории.

Первое издание этой небольшой книги вышло в свет в 1995 годуT 10. Автор подгото PF FPT вил рукопись, собирая материал по истории Архангельского Севера в 1917-1920 гг., для местных бонистов и для собственных выступлений перед учащимися школ и студента ми исторического факультета Поморского университета. Однако брошюра, несмотря на её значительные недостатки, оказалась живучей: она часто цитируется в диссертациях и литературе по истории Севера в 1917-1920 гг., используется педагогами Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Она значится в списке лите ратуры к спецкурсам в ряде учебных заведений России. Кто-то запустил издание в ин тернет.

Для нового выпуска книги автор более основательно изучил большинство публи каций на тему северной бонистики, появившихся ещё в 20-е годы ХХ века, и работы современных исследователей, многие архивные документы. В частности, представляют Советский коллекционер. 1925. № 11-12.

TP PT Овсянкин Е.И. Денежные знаки Северной России 1918-1923 гг. Архангельск: АО «Архконсалт», 1995.

TP PT значительный интерес работы А.А. МалаховаT 11, И.А. ЛукницкогоT 12, О. ПарамоноваT 13, PF FPT PF FPT PF FPT И.С. ШикановойT 14 и других исследователей и бонистов. Автор с благодарностью ис PF FPT пользовал также некоторые сведения, содержащиеся на сайте «Бонистика»

(Hwww.bonistikaweb.ruU).

TU TH Одновременно автор с доступной ему полнотой представил коллекцию денежных знаков Севера того времени, опубликовав ее частично в качестве приложения к новому изданию своей книги. Краткому повествованию об истории создания и обращении «ар хангельских денег» предпошлю небольшое вступление.

Автор выражает сердечную благодарность работникам Архангельского областного и Шенкурского краеведческих музеев, Государственного архива Архангельской облас ти за помощь в выявлении и сканировании важных документов, а также денежных ку пюр. Свою признательность я выражаю моим уважаемым рецензентам: С.Ю. Клочеву, А.А. Куратову, В. А. Любимову и Н. А. Шумилову, а также В.А. Губину за постоянную поддержку всех моих издательских начинаний. Сердечное спасибо М.Ю. Ананченко и И.П. Овсянкину за помощь в поисках необходимых сведений, а также оформлении мое го труда.

В качестве иллюстративного материала в издании наряду с музейными экспоната ми использованы также денежные знаки из личных коллекций А. В. Лойтера и автора.

Малахов А.А. Указ. соч.

TP PT Лукницкий И.А. Выпуски бон Архгубсоюза// Советский коллекционер. - 1930. - № 2. С. 46-48. Публика TP PT ции А. Малахова и П. Лукницкого содержатся на интернет-сайте «бонистика», которым мы благодарно воспользовались в нашей работе.

Парамонов О. Моржовки. Денежные знаки Северной России // Родина. – 2002. – № 2.

TP PT См. Шиканова И.С. Указ. соч.

TP PT ТЯЖЁЛОЕ НАСЛЕДИЕ Россия несколько раз за свою историю испытывала крупные финансовые потря сения. Наиболее чувствительно они проявились в период Первой мировой войны, а также революции и гражданской войны.

Печатные станки Российской империи начиная с 1914 года штамповали новые деньги, не обеспеченные никакими ценностями. О масштабах этой работы свидетельст вуют такие данные: если в 1914 году выпуск бумажных денег составлял 1 282 млн руб., то в 1917 уже 18 088 млн рублей. Ускоренный выпуск кредитных билетов привел к быстрому росту их массы в обращении. На 1 января 1914 г. их было в обороте 1 млн руб.;

на 1 января 1915 г. — 2 947 млн;

на 1 января 1916 г. — 5 737 млн, на 1 января 1917 г. – 9 225 млн руб., а на 1 января 1918 года астрономическая цифра. — 27 313 млн руб. Иначе говоря, масса кредитных билетов за короткий срок выросла более чем в раз. С начала мировой войны до февральской революции из общей суммы военных расходов, равной 28 035 млн руб., посредством эмиссии бумажных денег прави тельство покрыло 8 317 млн руб., или почти третьT 15.

PF FPT После начала Первой мировой войны быстро исчезли из оборота золотые, се ребряные и другие монеты. Они осели на руках у населения. В связи с этим летом г. в России ощущался недостаток мелкой разменной монеты.

Вместо металлических монет появились казначейские бумажные знаки достоин ством в 1, 2, 3, 10, 15, 20 и 50 копеек. Одновременно с этим правительство приняло ре шение о выпуске денег-марок. Для изготовления этих своеобразных знаков исполь зовались клише 10-, 15- и 20-копеечных почтовых марок, выпущенных в 1913 г. в связи с 300-летием дома Романовых. На их лицевой стороне были портреты царей, а на оборотной красовался государственный герб Российской империи с текстом в рам ке. Текст на марках достоинством в 1, 2 и 3 коп. гласил: «Имеет хождение наравне с медной монетой», а на марках с номиналом 10, 15 и 20 коп. — «Имеет хождение на равне с разменной серебряной монетой». Для издания знаков использовался тонкий картон с зубцами. Использование новых денег-марок было крайне неудобно из-за их малого размера. Как свидетельствуют очевидцы, во время расчётов такие деньги иногда легко уносил ветер. Видимо, поэтому их в народе прозвали «мотыльками».

В 1915 году в дополнение к бумажным копейкам и маркам-деньгам в обращении появились кредитные билеты достоинством в 1 и 5 рублей, у которых номер был не шести-, а трёхзначным. Нумеровался не каждый экземпляр в отдельности, как до вой ны, а выпускались серии по сто штук с одинаковым номером.

Для покрытия беспрецедентных по своим масштабам финансовых затрат рос сийские власти широко использовали такую меру, как внутренние государственные займы. Первый внутренний 5%-ный заем 1914 года был выпущен на основании Указа императора от 3 октября 1914 года. Владелец облигаций получал пять процентов до хода в год. Прогрессирующий рост военных расходов заставил правительство уже в начале 1915 г. вновь прибегнуть к выпуску 500-миллионного займа. За счет проведения в 1914—1915 гг. четырех военных займов государство получило 2844 млн руб., из ко торых 2378 млн приходилось на 1915 г.

См. Малышев А.И., Таранков В.И., Смиренный И.Н. Указ. соч.;

. Финансовая энциклопедия. М.: Госиз TP PT дат. - 1928. - С.86.

А всего с начала войны и до Февральской революции царским правительством было выпущено шесть таких займов на общую сумму в 8 млрд. рублей. Осуществление этих операций дало возможность покрыть в среднем около 25% всех военных расходов казны в 1914–1916 гг. По своему удельному весу в финансовом обеспечении войны внутренние займы прочно занимали до Февраля 1917 г. второе место, уступая в этом отношении лишь бумажно-денежной эмиссииT 16.

PF FPT Подобная практика поиска денежных средств широко применялась и на местах.

Так, в Архангельске в 1916 году был выпущен уже третий заём города на сумму три миллиона рублей. Облигации на предъявителя приносили доход 6 процентов в год.

Они выпускались с факсимильными подписями городского головы В. Гувелякена и членов городской управы С. Александрова, С. Попова и Н. Шалита.

Несмотря на выпуск займов, на поток бумажных денег, захлестнувший страну, наличных знаков все равно не хватало, так как доходные статьи экономики сократи лись, а расходы на войну росли с каждым днём. Один день войны обходился россий ской казне от 25 до 59 млн рублей. Понятно, что такие нагрузки не мог выдержать ни какой бюджет. Денежные знаки из-за отсутствия товаров оставались на руках у населе ния, началась быстро растущая инфляция – избыток денежной массы в обращении.

Опыт истории свидетельствует о том, что ни одна власть в условиях длительных воен ных действий не смогла избежать этой беды.

Последствия этого явления были велики и крайне опасны. Выдача зарплаты за держивалась. Неизбежным следствием сложившейся ситуации явилось катастрофиче ское падение покупательной способности рубля и рост цен. К февралю 1917 года цен ность рубля, по некоторым данным, упала до стоимости прежних шести-семи довоен ных копеек.

Временное правительство России, пришедшее к власти после падения самодер жавия, пыталось сдержать инфляцию, найти источники мобилизации ресурсов для про должения войны, решить финансовую проблему.

Одной из крупных мер явился выпуск знаменитого в своё время «Займа Свобо ды». На свет появилось десять разноцветных вариантов облигаций этого займа. На ли цевой стороне красовалось здание Государственной думы и обращение, подписанное министром-председателем князем Г.Е. Львовым, обер-прокурором св. Синода В. Льво вым и 8 министрами. В обращении говорилось: «К Вам, граждане великой свободной России, к тем из Вас, кому дорого будущее нашей Родины, обращаем мы наш горячий призыв. Сильный враг глубоко вторгся в наши пределы, грозит сломить нас и вер нуть страну к старому, ныне мертвому строю. Только напряжение всех наших сил мо жет дать нам желанную победу. Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти стра ну и завершить строение свободной России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги Государству, поместив их в новый заём, и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние»T 17.

PF FPT Это был первый случай в истории России, когда внутренний заём официально получил ярко выраженное политическое название. За этой мерой стояло стремление сделать «Заём Свободы» в глазах широких масс своеобразным символом «новой Рос сии», происшедших в стране после февраля 1917 года невиданных перемен. Срок пре бывания у власти Временного правительства оказался, однако, кратким, но выпуск об лигаций не пропал даром. Декретом от 16 февраля 1918 года Совета Народных Ко Страхов В.В. Внутренние государственные займы царской России периода Первой мировой войны. Ав TP PT тореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. М., 2000. – С. 13-15.

Текст обращения легко читается в публикуемых нами облигациях.

TP PT миссаров РСФСР облигации займа достоинством не свыше 100 рублей были вы пущены в обращение Государственным банком по номинальной стоимости. Они значительный срок имели хождение в пределах Российской Федеративной Респуб лики наравне с кредитными билетами.

Вместе с этим после Февральской революции возросли объемы денежной эмис сии. К царским деньгам, которые продолжали печататься, добавились две новые купю ры: в 250 и 1000 рублей, так называемые «думские» деньги» (на знаке в 1000 рублей изображалось здание Таврического дворца, где заседала Государственная дума). Кроме этого рисунка, новые деньги украшали еще два символа: герб Временного правитель ства (двуглавый орел без императорской короны, скипетра и державы) и свастика – крест с загнутыми под прямым углом концами. Этот знак в старину в ряде стран счи тался символом процветания и благополучияT 18. В те годы свастика была своего рода PF FPT декоративным элементом оформления и не несла в себе того поистине зловещего смысла, какой она приобрела в Германии после прихода к власти фашистов.

А вскоре появились новые деньги: казначейские знаки в 20 и 40 рублей — «ке ренки», названные в честь председателя Временного правительства Александра Фёдо ровича Керенского.

Исследователи отмечают, что, вследствие спешности выпуска «керенок», прави тельство недолго мудрило с их оформлением. В основу их внешнего вида был положен рисунок знаков почтовой оплаты — русской марки консульской пошлины номиналом 10 руб., которые выпускались до Февральской революции. Эти марки и новые денеж ные знаки имели одинаковые рисунки, единые размеры. Различие состояло в том, что надпись «Консульская пошлина», содержавшаяся на марках, на «керенках», была заме нена словами «Казначейский знак». Внизу на светлом поле, где изображалась аббре виатура МИД, разместился текст: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами». Кроме того, если на марках консульской пошлины был изображен герб Рос сийской империи, то на «керенках» — герб новой России в виде орла без короны, ски петра и державы, за что он метко был прозван «раздетым» или «общипанным». «Ке ренки» не имели ни даты выпуска, ни подписей финансовых работников, ни номеров и серий — обязательных атрибутов полноценных денег. В обращение они поступали большими неразрезанными листами, каждый из которых содержал до 40 денежных знаковT 19. Естественно, что «керенки» быстро обесценивались. Один из современников PF FPT отмечал: «Население измеряет «керенки» аршинами и заворачивает в них колбасу». В деревнях позднее использовали листы с неразрезанными «керенками» для оклейки стен.

Таким образом, в целом при Временном правительстве начался процесс оконча тельного распада денежной системы. Щедрое использование денежной эмиссии приве ло к тому, что количество денег в обращении в октябре 1917 г. по сравнению с довоен ным периодом увеличилось более чем в 9 раз. Цены на хлеб к этому времени возросли по сравнению с 1914 г. в 16 раз, на картофель — в 20 раз, сахарный песок — в 27 раз, мясо – в 5 раз. В обращении, кроме кредитных билетов и новых денежных знаков — «керенок», выпущенных Временным правительством, использовались различные сур рогаты (чеки, боны, марки, облигации государственных займов, обязательства казна чейства). Перед страной возникла угроза полного финансового краха.

В трудных обстоятельствах в то неспокойное время оказались окраинные терри тории России, к каким принадлежал Архангельский Север. После октября 1917 года Этот символ являлся эмблемой германских фашистов.

TP PT См. Малышев А.И., Таранков В.И., Смиренный И.Н. Указ. соч. - С. 82.

TP PT банковское дело в его центре – Архангельске – переживало кризис. Советские власти закрыли частные банки, прекратили выплату процентов по вкладам. Банковские уч реждения в губернии, как и во всей России, испытывали недостаток денежных знаков.

К началу 1918 года в Архангельском Госбанке имелись лишь ценные бумаги на сумму три миллиона рублей. Комиссар Госбанка заявил о том, что «банк при потребности миллион рублей в день фактически остался без денег»T 20.

PF FPT В январе 1918 г. Архангельское отделение Госбанка объявило: «в виду истече ния запасов кредитных билетов от 500 р. и меньше отделением Государственного банка впредь до получения кредитных билетов из Петрограда будут производиться платежи лишь кредитными билетами тысячерублевого достоинства, запас коих весьма ограни чен»T 21. В таких условиях о нормальном денежном обращении не могло быть и речи:

PF FPT размен подобных купюр представлял непреодолимую трудность. Во всей остроте про явился так называемый разменный кризис.

Предприниматели всех рангов, рабочие комитеты, военные органы непрерывно требовали от властей присылки в свои коллективы комиссара финансов, угрожали за бастовками. «Во избежание голодных бунтов и других гибельных последствий, гово рилось в письме архангельскому губисполкому от командования военной флотилии, необходимо отпустить немедленно два миллиона рублей, дабы можно было удовлетво рить самые неотложные нужды..» Такие письма в органы власти шли постоянноT 22. Но PF FPT реальных денег в банке не было.

Первый председатель архангельского губисполкома А. Попов в своём докладе делегатам 2-го губернского съезда Советов (в конце июня 1918 г.) так охарактеризовал ситуацию, сложившуюся в губернии в начале 1918 года: «При нашем вступлении в управление губернией мы получили наследство в виде разных долгов прежнего Сове та…. К этому вскоре добавился денежный кризис. В банках буквально не стало денеж ных знаков. Рабочие на заводах заволновались. Стали требовать комиссара финансов для объяснений. Были прямые угрозы…»T 23. Финансовые затруднения вынудили органы PF FPT власти сократить в губернии заготовку древесины. А это, в свою очередь, грозило ос тановкой работы архангельских лесозаводов, а их рабочим – безработицей.

Руководители города и губернии пытались решить финансовую проблему. Они добивались поступления денежных знаков из центра. 2 марта губисполком предложил финансовой секции выпустить в обращение облигации Займа Свободы по номиналь ным ценам в купюрах до 100 рублей». На них ставился штемпель «Архангельское от деление Государственного банка»T 24.

PF FPT Принимались и принудительные меры. Так, 26 марта комиссар финансов губиспол кома Г.А. Родионов вызвал в финансовую секцию старосту купеческого общества Х.

Манакова и предложил ему «не позднее 12 часов 27 марта… дать ответ на вопрос, мо жет ли оно немедленно собрать 3 млн рублей для неотложных нужд города». Власти представили даже список возможных заимодателей. Каждому из видных представите лей торгово-промышленного сословия предлагалось дать городу в среднем от 1 до тысяч рублей.

Чрезвычайное заседание купеческого общества, состоявшееся 27 марта, первона чально отказалось выполнить эту просьбу, заявив, что «вследствие нарушения хозяйст Известия Архангельского Совета… - 1918. - 27 марта.

TP PT Там же. 1918.- 6 января.

TP PT Там же. 1918. - 30 марта.

TP PT Там же. 1918. - 29 июня.

TP PT ГААО. Ф. 221. Оп. 1. Д. 1 Л.7.

TP PT венной деятельности» пока нет таких средств. В то же время члены общества заявили, что по мере поступления средств они окажут помощьT 25.

PF FPT В конце концов деловые люди города с пониманием отнеслась к требованиям но вых властей. Они внесли в банк около 4 миллионов рублейT 26.PF FPT Чуть позднее появился приказ комиссара финансов архангельского губисполкома Г. Родионова, которым вводился единовременный налог на владельцев вкладов в бан ках, а также на владельцев ресторанов, столовых, промышленных предприятий и т.д.

Владельцам вкладов, в частности, предписывалось своего рода прогрессивное обложе ние. Вкладчик, имевший вклад до 20 000 рублей, обязывался внести 5%, а имевший от 700 тысяч до 1 миллиона – выше 50% от общей суммы. Полученный доход предпола галось использовать «на неотложные нужды советской власти и начинания, направ ленные на улучшение положения неимущих классов населения»T 27. Позднее этот приказ PF FPT был существенно изменен: ставки налога были уменьшены.

Все эти и другие шаги не спасли ситуацию. Обстановка “денежного голода” поро дила совершенно новое явление в России стихийное “деньготворчество”, т.е. печата ние местных денег. Их выпускали муниципалитеты и различные кооперативы, магази ны и аптеки, воинские части и железные дороги. Этот процесс явился своеобразной ре акцией на «денежный голод» и на нерегулярность снабжения регионов страны денеж ными знаками. Одной из первых в России официальное разрешение Государственного банка на право печатания собственных денег получила Архангельская губерния.

Там же. Оп 5. Д. 31. Л.7-10;

Д. Оп. 1. Д. 8. Л. 56.

TP PT Известия Архангельского Совета…- 1918. - 9 июня.

TP PT ГААО. Ф.213 Оп. 1 Д. 94. Л. 7.

TP PT «МОРЖОВКИ» СЕРГЕЯ ЧЕХОНИНА В начале 1918 года архангельские газеты систематически информировали чита телей о денежном кризисе в губернии и о попытках местных властей найти выход из него. «В конце концов, – сообщала газета «Известия Архангельского Совета рабочих и солдатских депутатов», – все приходят к заключению о необходимости выпустить ме стные деньги»T 28. Вскоре эта идея начала воплощаться в жизнь.

PF FPT Управляющий отделением госбанка В.Тихонов позднее в специальной поясни тельной записке так обосновывал необходимость выпуска денег в Архангельске:

«Вскоре после Октябрьского переворота 1917 года и связанного с ним ослабления дея тельности многих финансовых учреждений… снабжение денежными знаками Архан гельского отделения Госбанка из центра стало производиться настолько неаккуратно и в незначительных количествах, а под конец и совершенно прекратилось, что в Архан гельске стала ощущаться острая нужда в денежных знаках… Тревожное политическое положение, полная оторванность от центра, отсутствие денежных знаков, усилившийся спрос на них со стороны весьма многочисленных в Ар хангельске, возникших в разное время рабочих и военных организаций – всё это вместе взятое заставляло подумать о необходимости для Архангельской губернии, получив шей исключительное значение во время войны для всей России, по примеру других мест, иметь собственное денежные знаки»T 29. PF FPT 9 января 1918 года в помещении городской управы собрались представители продовольственной управы, финансовой комиссии, земства, казенной палаты, коопера тивов, продовольственной управы, революционного комитета и других организаций. В повестке дня был один вопрос: «Выпуск местных денежных знаков».

Совещание под председательством городского головы, как отмечается в отчёте об этом мероприятии, «окончательно разрешило вопрос» о выпуске местных денежных знаковT 30. Был утверждён состав специальной комиссии для выработки конкретных мер PF FPT по печатанию денег. Комиссия сочла необходимым срочно начать изготовление денег мелкими купюрами, определила размеры будущих знаков и место их печатания. В ча стности, решили выпустить местные деньги купюрами в 3, 5, 10 и 25 рублей. Это было сделано потому, что именно в мелких знаках ощущалась особенно сильная нужда. Со вещание высказалось даже по вопросу о размерах будущих знаков, отметив, что они должны быть в целях удобства населения и экономии бумаги «немного менее старого рублёвого кредитного билета». Первоначально в материалах совещаний новые денеж ные знаки назывались «квитанциями». По настоянию финансовой секции революцион ного комитета это наименование было пересмотрено на новое – «чеки». Постепенно родилось решение и о сумме предстоящего выпуска знаков: сначала фигурировала цифра 100 млн, а комиссар госбанка по согласованию с комиссаром финансового отде ла губисполкома увеличил её до 120 млнT 31.

PF FPT Намеченные меры одобрил первый губернский съезд Советов, проходивший во второй половине февраля 1918 года. Он поручил губисполкому «принять все меры к Там же. 1918. - 11 января.

TP PT ГААО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. 78.

TP PT Там же.

TP PT Там же.

TP PT скорейшему обеспечению губернии денежными знаками»T 32. Их санкционировал Госу PF FPT дарственный банк страны.

Первоначально предполагалось использовать для печатания денег архангель скую типографию Павлова. Но местное полиграфическое оборудование было не в со стоянии гарантировать новые знаки от подделок. К тому же в городе отсутствовала нужная бумага. Поэтому комиссия направила одного из своих членов в Петроградскую экспедицию изготовления государственных бумаг «для изыскания необходимых сортов бумаги и получения технических указаний для напечатания знаков»T 33. PF FPT Документ, выданный работнику архангельского отделения госбанка Дмитрию Александровичу Миллеру, гласил: «Вследствие отсутствия денежных знаков и неполу чения подкреплений из Петрограда прошу Вас, милостивый государь, направиться в Петроград по делу, связанному с выпуском денежных знаков»T 34. Миллер прибыл в PF FPT Петроград 27 февраля. Позднее к нему не раз посылались помощники, в числе которых были счётчики, кассиры и другие специалисты финансового дела.

Посланец Севера сумел организовать дело. Он закупил 37 стоп бумаги на Крас носельской бумажной фабрике, а также нашёл типографию, согласившуюся напечатать архангельские деньги. В конце концов новый посланец Архангельска Константин Штром прибыл в Петроград с мандатом, подписанным главным комиссаром Госбанка Георгием Пятаковым. Штрому «разрешалось сделать фирме «Р. Голике и А. Вильборг»

заказ на изготовление временных квитанций, заменяющих в Архангельске кредитные билеты мелкого достоинства»T 35. Дело завершилось подписанием соглашения с фирмой, PF FPT которая приступила к выполнению заказа. Договор с товариществом содержал сведе ния о тираже выпуска чеков, стоимости работ, сроков выплаты средств фирме и другие условияT 36. По распоряжению Пятакова архангельским властям был выделен кредит для PF FPT печатания чеков в сумме 500 тыс. рублейT 37. Образцы денежных знаков высылались в PF FPT Архангельск для утверждения их губернскими властями.

В марте 1918 года газета «Петроградское эхо» сообщила: «Питерские типогра фии изготовляют боны для отдельных областей и городов России. «Кустарное» произ водство бон самой провинцией породило лишь полное недоверие населения к этим деньгам: так аляповата и невнушительна оказалась их внешность… Наученные горьким опытом города начали обращаться за помощью к богатству столичной типографской техники. Одним из первых был Архангельск. Местное отделение Государственного банка заказало Петроградским типографиям для Архангельской губернии боны 3–,5–, 10– и 25-рублевого достоинства – с сопроводительной просьбой: по возможности за труднить подделку. Заказ этот выполняется и вскоре будет закончен».

Товарищество «Р. Голике и А. Вильборг» отпечатало архангельские деньги. апреля Д.А. Миллер получил первую партию чеков. Всего в советский период до нача ла интервенции было напечатано знаков на общую сумму 120 807 000 рублейT 38. Прав- PF FPT да, в обращение была выпущена лишь четверть напечатанных знаков (26 660 000 руб.).

Как гласит отчёт банка, выпуск чеков в обращение «был прекращён по распоряжению руководителя известной советской ревизии Кедрова».

Известия Архангельского Совета… - 1918. - 23 февраля.

TP PT ГААО. Ф. 221. Оп. 5. Д. 19. Л. 1.

TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. 25;

Мандат выдан 25(12) февраля 1918 года.

TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 112. Л. 18.

TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. 87, 88.

TP PT Там же. Л. 18 об.

TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. 79.

TP PT По своим номиналам тираж знаков распределялся таким образом: 3-рублевых было выпущено на сумму 3 120 000 руб., 5-рублевых – на 20 052 000, 10-рублевых – на 36 360 000 и 25-рублевых («моржовок») – на 61 275 000 рублейT 39.

PF FPT Телеграмма, направленная комиссару финансов губернии Г. Родионову из Пет рограда 17 апреля 1918 года, извещала о том, что к этому сроку напечатано знаков на сумму 10 млн рублей. Сообщалось также, что типография будет ежедневно печатать знаков на 2 миллиона рублей. Телеграмма посвящала архангельских финансистов даже в технологию производства купюр, отмечая, что каждый лист, на котором печатаются знаки, «должен проходить через печатающую машину шесть раз». Около десятка воо руженных матросов несколько раз выезжали в Петроград, организуя приёмку, охрану, погрузку и доставку в Архангельск необычного груза. Таким образом, губернским вла стям удалось частично на какой-то период ослабить денежный кризис.

Комиссар финансового отдела губисполкома, подводя итоги работы по выпуску местных денег, 27 июля 1918 года с удовлетворением отметил: «Выпущенные в обра щение чеки встречены населением с полным доверием, внесли большое облегчение при расплате с рабочими, ликвидировав, таким образом, назревавшие во многих местах эксцессы на почве отсутствия денежных знаков, главным образом мелких купюр. Они и по настоящее время охотно принимаются в платежи»T 40.

PF FPT Что же представляли собой новые деньги? Купюры в 3, 5 и 10 рублей были оформлены идентично друг другу. Различались только цифровые обозначения и надпи си номиналов, а также окраска. Купюра достоинством в 3 рубля была зеленой, 5 руб лей – синей, а 10 – красной. Подобный подход значительно удешевил и ускорил выпуск денег, так как для их печатания использовалось одно, чуть подправленное, клише.

На общем фоне других знаков заметно выделялся чек номиналом 25 рублей, за каз на который был сдан фирме значительно позднее других чеков. Он был крупнее других по формату. Художник, приноравливаясь к сложившейся в России традиции и рекомендациям архангельских властей, подготовил клише размером чуть меньше цар ского кредитного билета рублевого достоинства.

Но главное отличие состояло в том, что лицевая сторона его была выполнена из вестным русским художником Сергеем Васильевичем Чехониным. Художник мастер ски разместил на малой площади купюры северные атрибуты снег, торосы, белого медведя (слева), моржа (справа) и даже сети как символ рыбных богатств края. На дру гой стороне всех знаков печатались рамка с обозначением достоинства и виньетка с гербом Архангельской губернии – Михаил архангел с мечом и опущенными крыльями и поверженный чёрного цвета дьяволT 41. Чек в 25 рублей стал, таким образом, не только PF FPT денежным знаком, но и талантливым художественным произведением. На обороте ку пюр был опубликован порядок обращения знаков: «Временно выпускается Архангель ским отделением Государственного Банка и в пределах Архангельской губернии обяза телен к обращению наравне с кредитными билетами. Подделка преследуется зако ном».

Из-за присутствия моржа на рисунке Чехонина чеки 25-рублёвого достоинства сразу же стали именоваться в народе «моржовками». Это название распространилось на все архангельские чеки. Год выпуска на денежных знаках не указан, дважды повторен Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 113. Л. 79об.

TP PT В моей брошюре «Денежные знаки Северной России…» ошибочно указано, что на купюре воспроизво TP PT дился герб города ( на самом деле воспроизведён герб губернии).- С. 7.

трехзначный номер, поставлены подписи должностных лиц отделения Госбанка: и.о.

Управляющего В. Тихонова, комиссара Р. Дмитриева и кассира Н. Ермолова.

Как отметил исследователь О. Парамонов, «при нумерации чеков использова лась упрощенная система, применявшаяся для государственных кредитных билетов с 1915 г., когда в связи с исчезновением из обращения полновесной серебряной монеты и разменным кризисом стал обнаруживаться усиленный спрос на рублевые кредитные билеты. Суть новой системы нумерации заключалась в том, что трехзначный номер на билете обозначал порядковый номер серии, а не самой купюры». Каждая серия вклю чала сто купюр с одинаковым номером.

В оборот новые купюры вводили постепенно. В объявлении, опубликованном в местной печати 30 марта, говорилось о том, что по разрешению своего правления в Петрограде Архангельское отделение Госбанка выпускает в ближайшие дни особые денежные знаки, названные «Чеками Архангельского отделения Государственного бан ка». Эти денежные знаки, отмечалось в объявлении, «предназначены к обращению в пределах Архангельской губернии и обязательны к приему всеми правительственными и общественными органами, равно как и частными лицами и учреждениями по обозна ченной на них цене, т.е. наравне с кредитными билетами соответствующих досто инств»T 42.

PF FPT Попутно замечу, что пример архангельских властей оказался заразительным. мая 1918 года губернский комиссариат финансов получил письменную просьбу из Вельска. Уездные финансисты просили дать Вельскому уезду, входившему в то время в состав Вологодской губернии, «заимообразно на срок до 6 месяцев 500 000 рублей де нежных знаков (бонами)» и «сообщить отделу, на каких условиях можно сделать про симый заём»T 43. Комиссар финансов Архангельского губисполкома Г. Родионов не воз PF FPT ражал против этой меры, оговорив при этом условие, что подобная акция может быть осуществлена только через Вологодское отделение ГосбанкаT 44.

PF FPT По примеру Архангельска решение о выпуске собственных денег – олонецких купюр (бонов) – принял в это время губисполком Олонецкой губернии. Весной года в типографии Мурманской железной дороги были отпечатаны пробные экземпля ры купонов достоинством в 1, 3, 5, 10 и 25 рублей. Однако вследствие того, что в Пет розаводск поступило достаточное количество денег из центра, распоряжение о выпуске олонецких купюр было отменено. Клише и отпечатанные боны были уничтожены, но часть их попала в местное казначейство. В результате этого олонецкие боны ценятся у коллекционеров как большая редкостьT 45.

PF FPT Отметим попутно, что в 1918 году местные деньги печатались не только на гу бернском, но и на уездном уровне. В моей небольшой коллекции есть четыре кратко срочных боны Слуцкого уездного земства, вышедшие в свет в 1918 году. Все они, как и архангельские чеки, оформлены идентично друг другу и отличались только цифровыми обозначениями, надписями номиналов (1,3,5 и 10 рублей), а также окраской. Боны на печатаны на простой бумаге, имеют весьма примитивное полиграфическое исполне ние.

На лицевой стороне этих купюр, наряду с обозначением номинала, содержатся факсимильные подписи председателя и членов земской управы. А на оборотной сторо не их напечатаны следующие условия выпуска:

Известия Архангельского Совета… - 1918. - 30 марта.

TP PT ГААО. Ф. 221. Оп.5. Д. 19. Л. 22.

TP PT Там же. Ф. 221. Оп. 5. Д. 19. Л. 21.

TP PT Баданов В. Олонецкие деньги. 1918. //Карелия. - 2006. - 22 июня.

TP PT «1. Выпуск бон на сумму 500 000 рублей обеспечивается краткосрочными обяза тельствами и процентными бумагами Государственного Казначейства и недвижимым имуществом, принадлежащим земству, по оценке свыше 700 000 руб.

2. Боны имеют хождение наряду с кредитными билетами.

3. Боны по предъявлении обмениваются в кассе земской управы на кредитные билеты и служат законным платёжным средством без ограничения суммы платежа».

Понятно, что выпуск подобных бон вызывался, как и во всей России, острой не хваткой разменных знаков мелкими купюрами.

Что касается архангельских чеков, то они ходили не только на Архангельском Севере. Как установил историк В. Баданов, значительное количество «моржовок» бы стро распространилось даже среди населения Повенецкого, Пудожского и Каргополь ского уездов Олонецкой губернии.

Причем купюры с номиналом 5 рублей по непонятным причинам вообще не были выпущены в обращение. Поэтому они отлично сохранились до наших дней. Чуть позднее огромные листы этих знаков считались испорченной бумагой. По свидетельст ву очевидцев, они в 1922-23 гг. употреблялись на покрышку столов и на обертку.

«Моржовки», появившиеся в обращении 7 мая 1918 года, прожили достаточно долгую жизнь. Они на какое-то время выручили не только советские власти города и губернии, но и использовались во времена белогвардейского правительства Н.В. Чай ковского, которое на первых порах своего существования не изъяло их из обращения.

В заключение рассказа об истории рождения «моржовок» кратко напомню чита телю о судьбе их творца – талантливого художника Сергея Васильевича Чехонина (1878 – 1936 гг.). Он учился в известной в своё время школе княгини М. К. Тенишевой у знаменитого художника И. Е. Репина, стал известным живописцем, мастером порт ретной миниатюры, книжной и журнальной графики.

В 1905-1907 гг. Чехонин публиковал политические карикатуры в журналах «Зритель» и «Сатирикон», издавал свой сатирический журнал «Маски» (1906). После октября 1917 года он вошёл в художественную коллегию отдела изобразительных ис кусств при Народном комиссариате просвещения. Чехонин создал первые проекты гер ба РСФСР, печати Совнаркома, рисунки ряда денежных купюр и серебряных монет, графические портреты советских руководителей. В 1918-23 и 1925-27 гг. являлся ху дожественным руководителем Государственного фарфорового завода (названного позднее Ломоносовским фарфоровым заводом). Талантливый график разработал пер вые образцы «агитационного» фарфора (тарелка «Благословен труд свободный», блюдо «Герб РСФСР с цветами» и «Голод»).

С обложками и иллюстрациями художника выходили журналы «Пламя», «Крас ная панорама», «Москва», «Сирена», «Дом искусств», «Красный командир» и др. В числе проиллюстрированных им - книги: «2-й конгресс Коммунистического Интерна ционала», «Руслан и Людмила» А. Пушкина, «Десять дней, которые потрясли мир»

Дж.Рида, детские книжки-тетрадки: «Тараканище» К. Чуковского и другие. В 1928 по селился во Франции. Работал в области художественной сценографии. Умер в г. Лер рах (Германия) 23 февраля 1936 годаT 46.

PF FPT Лунин Н. П., Эфрос А. М., С. Чехонин. М.;

Пг., 1924;

Голынец С. В. Сергей Чехонин: Серп и Молот и TP PT Тараканище // Вопр. искусствознания. 1994.- № 1. - С. 285-299;

Шелохаев В. Энциклопедия русской эмиг рации. 1997. Статья «Чехонин Сергей Васильевич».

РОЖДЕНИЕ «ЧАЙКОВОК»

Особый пласт денежных знаков России составляют кредитные билеты, боны и чеки белогвардейских правительств. Свои деньги в годы гражданской войны выпуска ли генералы Деникин и Колчак, Врангель и Юденич, Родзянко и Шкуро. На Украине в изобилии штамповали гривны сменявшие друг друга правители: Центральная Рада, Петлюра, гетман Скоропадский.

Деньги белогвардейских правительств претендовали на государственный раз мах и в большинстве своем выпускались под лозунгом «единой, неделимой России».

Многие из этих знаков печатались за рубежом и имели весьма импозантный вид. На кредитных билетах казначейства Главного командования вооружёнными силами на юге России, или, кратко говоря, деньгах генерала Деникина, например, красовались изо бражения символов Отечества – башен Московского Кремля, а также памятников 1000 летия России, Петру Великому, Минину и Пожарскому.

С царской купюры в 500 руб. на деникинские деньги перекочевало символиче ское изображение России в виде сидящей женщины в русском наряде. Правая рука ее опирается на хоругвь с гербом Временного правительства, левая держит якорь. Герб Временного правительства претерпел некоторые изменения: в лапы орлу дали георги евскую ленту. На внешнем виде купюр сказывалось также влияние казачества: антич ные фигуры, украшающие деньги, получили вдруг казацкие усы и прически;

классиче ские античные топорики и другие символы прошлого нередко соседствовали с попу лярными у казаков историческими персонажами – портретами Ермака Тимофеевича или донского атамана Матвея Платова. На одной из купюр правительства Юга России изображён памятник генералу Скобелеву.

Красивы билеты в 25 и 100 рублей, напечатанные по заказу Временного прави тельства в Америке. Они были доставлены в Россию, когда Временного правительства уже не было. Эти денежные знаки использовали адмирал Колчак и местные сибирские власти.

А в целом во всей России в денежных отношениях царила чудовищная финансо вая неразбериха. Архангельский журналист, известный в своё время на Севере бонист С. Лебензон (псевдоним И. Леонидов) в своих заметках «Из биографии советского руб ля», опубликованных в преддверии 50-летия образования СССР на страницах област ной газеты «Северный комсомолец», привёл два ярких свидетельства об этом своего рода денежном беспределе.


Один из Владивостокских ресторанов напечатал деньги, на одной стороне кото рых на русском языке содержался текст: «Имеет получить пять рублей». А на обороте по-английски значилось: «Это ни на что не годится».

История сохранила и такой факт. Сибирский писатель Антон Сорокин нарисовал и отпечатал личные деньги. На них было написано: «Король писателей Антон Сорокин.

Директор банка Всеволод Иванов». На эти деньги Сорокин сумел купить на базаре продукты и угостил обедом омских писателей, в том числе будущего автора известной повести «Бронепоезд № 14-69».

О подобной ситуации с изготовлением фальшивых денег на Украине рассказал в своей «Повести о жизни» писатель К.Г. Паустовский. Он напомнил: «Фальшивых денег было так много, а настоящих так мало, что население молчаливо согласилось не делать между ними никакой разницы. Фальшивые деньги ходили свободно и по тому же кур су, что и настоящие.

Не было ни одной типографии, где бы наборщики и литографы не выпускали бы, веселясь, поддельные петлюровские ассигнации — карбованцы…. Многие пред приимчивые граждане делали фальшивые деньги у себя на дому при помощи туши и дешевых акварельных красок. И даже не прятали их, когда кто-нибудь посторонний входил в комнату»T 47.

PF FPT Яркое свидетельство о финансовых трудностях находим в романе «Хождение по мукам» Алексея Толстого. Вот одно из его описаний торговли на базаре времен граж данской войны: «…Рощин подрядил фаэтон, который довёз его до большого базара, раскинувшегося на выгоне. Тут же Вадим Петрович стал торговать жареную курицу у нахальной бабы... За жареную курицу она заломила пять карбованцев и сейчас же не захотела отдавать за деньги, а только за шпульку ниток.

- Да ты возьми у меня деньги, дура, – сказал ей Рощин, – нитки купишь, вон ходят, продают нитки… - Некогда мне с воза отлучаться, спрячьте деньги, отойдите от товара… Тогда он протолкался к чубастому военному человеку, увешанному оружием, который, шатаясь по базару, потряхивал на ладони двумя шпульками ниток. Мутно по глядев на Рощина, он прошевелил опухшими губами:

- Не. Меняю на спирт.

Так Рощину и не удалось купить курицу. На базаре шла преимущественно меновая торговля, чистейшее варварство, где стоимость определялась одной потребно стью;

за две иголки давали поросёнка и ещё чего-нибудь в придачу, а уж за суконные штаны без заплат продавец пил кровь у покупателя»T 48. PF FPT *** Паустовский К.Г. Повесть о жизни. Собр. соч. Т. 3. М., 1958. - С. 608.

TP PT Толстой А.Н. Собр. соч. Том шестой. М., 1984. С. 138-139.

TP PT Интересная страница в истории российской бонистики — денежные докумен ты Северной России, часть которых печаталась по решению архангельского белогвар дейского правительства в архангельской типографии, а другая – в Лондоне.

Это правительство, называвшееся сначала Верховным Управлением Северной области (сокращённо ВУСО), появилось в Архангельске 2 августа 1918 года после ан тисоветского переворота и последовавшего затем вторжения в Архангельск иностран ных войск. Новые правители во главе с народным социалистом Н.В. Чайковским оказа лись в трудном положении. Перед ними, как и перед их предшественниками, встала та же проблема: как наладить денежное обращение в Архангельске и на контролируемой ими территории. Верховное Управление получило в наследство пустую казну, в ре зультате чего экономическая жизнь области была парализована.

В одном из первых обращений ВУСО известило население: “Большевистская власть перед бегством из Архангельска успела вывезти денежные знаки на десятки миллионов рублей... Вследствие этого в распоряжении Верховного управления Север ной области оказалось недостаточное количество средств на текущие расходы”.

Конкретизируя это обращение, директор Архангельского отделения Госбанка в одном из документов отмечал: «При своём бегстве советская власть захватила с собой всю наличность госбанка, сберегательной кассы, казначейства, таможни, всех частных банков;

увезены все ценные бумаги, векселя, книги;

из казначейства увезены все гер бовые чеки, все вексельные бланки,…. увезены даже местные архангельские денежные знаки, имеющие хождение только в пределах Архангельской губернии…»T 49. PF FPT По состоянию на 13 августа в кладовой основного финансового учреждения Север ной области – Архангельского отделения Госбанка насчитывалась мизерная сумма различных денежных знаков – всего на 90 тысяч рублейT 50.

PF FPT Положение в уездных центрах оказалось несколько иным. В Онеге, например, сра зу же после захвата её англо-французским отрядом в кладовой Онежского казначейства было выявлено кредитных билетов на сумму более 330 тыс. рублей, разменных знаков на 120,5 тыс. рублей и другие ценности на общую сумму почти 503 тысячи рублейT 51. PF FPT Одним словом, вся касса досталась антисоветским силам.

В других уездах наблюдалась противоположная картина. Так, после вступления со ветских войск в Шенкурск в начале 1919 года оказалось, что белогвардейские власти при своём отступлении увезли все деньги уездного казначейства в сумме 45 549 руб лей, а также процентные бумаги на сумму 2 362 000 рублейT 52. PF FPT Верховное управление в упомянутом выше обращении напоминало населению о том, что средства «для новой власти нужны безотлагательно для формирования отрядов Народной Армии для борьбы с большевиками, для восстановления подорванного большевистской деятельностью городского и земского самоуправления, для подкреп ления средств Госбанка и Казначейства»T 53.

PF FPT Белогвардейское правительство, стремясь упорядочить обстановку в финансовом деле, приняло ряд неотложных мер. Вскоре после падения советской власти, наряду с Государственным банком, возобновили свою работу архангельские отделения Москов ского народного (кооперативного), Петроградского международного коммерческого, Русского для внешней торговли банков.

ГААО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 101. Л. 2 об.

TP PT Там же. Оп. 1. Д. 22. Л. 1 об.

TP PT Там же. Л. 9.

TP PT ГААО. Ф. 221. Оп. 4, Д. 95. Л 3об.

TP PT Вестник ВУСО. - 1918. - 11 августа.

TP PT Новые власти, регулируя работу банковских учреждений, ограничили выдачу средств в них мизерной суммой не свыше 300 рублей в неделю. Выдачи, превышав шие эту норму, разрешались только финансовым отделом правительства. Ограничен ные финансовые возможности сужали фронт действий для бизнесменов всех уровней.

Верховное управление сочло необходимым использовать временно «моржовки», отпечатанные в Петрограде, за исключением купюр пятирублёвого достоинства.

В объявлении Архангельского отделения Государственного банка о последних ку пюрах говорилось: «Отпечатанные в Петрограде, но не выпущенные в обращение в пределах Архангельской губернии чеки (денежные знаки) 5-рублёвого достоинства в качестве денежных знаков хождения иметь не могут, никакой ценности не представля ют и обмену в отделениях госбанка и казначействе губернии не подлежат...»T 54.

PF FPT Таким образом, советские «моржовки» продолжили свою жизнь. Через короткое время после прихода к власти Верховное управление приняло решение об обязательной регистрации находящихся на территории Северной области чеков Архангельского от деления Государственного банка. Этим шагом правительство надеялось предотвратить спекуляцию и распространение «моржовок», увезенных с собой органами советской власти. Незарегистрированные знаки теряли силу с октября 1918 г.T 55.

PF FPT Регистрация производилась путем наложения краткого текста штемпелем на обо ротной стороне купюр в 3 и 25 руб. оранжевой и в 10 руб. — черной типографской краской. Текст гласил: „Зарегистрировано. Подписи: Управляющий Отд. Гос. Банка и Кассир". Над текстом и под ним были толстые линии;

над верхней линией — герб Временного правительства, в большинстве неясный, имеющий вид розетки. Регистра ция производилась в типолитографии Павлова. О количестве зарегистрированных че ков сведений не сохранилось.

Значительный запас «моржовок» был в своё время получен местными властями Мурманска. Они были рекомендованы ВУСО для временного использования. В отли чие от Архангельска, здесь чеки выпускались с особой круглой печатью, наложенной фиолетовой краской на лицевой стороне чека, с правой стороны. Текст печати таков: в центре - «г. Мурманск на Мурмане», по кругу — «Финансовый Отдел при Мурман. Ис пол. К. Сов. Р. и К. Д.». Иначе говоря, процедурой штемпелевания и проставлением пе чатей новая власть «прощала» советским знакам их большевистское прошлое.

Количество чеков, обменённых на другие денежные знаки и изъятых из обращения, по причине их обесценения, осталось неизвестным. Нет даже указаний на то, произво дился ли вообще учет сумм при этой регистрации. В публикациях исследователей при водятся сведения: было изъято не менее 75% всего выпущенного количества чеков, притом среди изъятых — 80% совершенно истрепавшихся.

Верховное управление Северной области в поисках выхода из финансового тупика обратилось за помощью к предпринимательскому миру. С этой целью 6 августа года состоялось общее собрание архангельского торгово-промышленного союза, на ко торое явились члены биржевого комитета и ряда других организаций.

В своих выступлениях перед собравшимися глава правительства Н.В. Чайковский и управляющий отделом финансов Г.А. Мартюшин призвали представителей делового мира быть «Миниными, спасать Россию», поддержать идею выпуска Верховным управлением «Займа Доверия» сроком на 6 месяцев на общую сумму 10 миллионов рублей.

Северное утро. - 1918. - 21(8) августа.

TP PT Собрание узаконений и распоряжений Верховного Управления и Временного Правительства Северной TP PT области (впредь СУР ВУ и ВПСО). 1918. Ст. 62;

Голос Отечества. - 1918. - 15 сентября.

Собрание приняло решение: «Все свои свободные наличные денежные знаки обра тить в краткосрочный пятипроцентный заем». Предприниматели за короткий срок со брали полтора миллиона рублей наличными. Около двух миллионов предоставили в распоряжение властей кооперативные организации.


А 8 августа Верховное управление приняло постановление «О краткосрочном зай ме». В нём отмечалось: «Ввиду недостатка денежных знаков в Северной области… признать необходимым до получения необходимого количества денежных знаков вы пустить краткосрочные 5%-ные обязательства под наименованием «Займа Доверия»

сроком на 6 месяцев на сумму 10 млн рублей»T 56. Предполагалось выпустить обязатель PF FPT ства номиналом 100, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей за подписью председателя прави тельства и управляющего финансовым отделом Северной областиT 57. 9 августа была от PF FPT крыта предварительная подписка и начат приём денег.

Директор Архангельского отделения Госбанка предпринял энергичные меры по из готовлению обязательств. В письме владельцу типолитографии он, в частности, писал:

«ввиду чрезвычайной важности переданного в Вашу типографию заказа на изготовле ние облигаций «Займа Доверия», имеющего государственный характер и притом край не спешный, прошу Вас принять все зависящие меры к скорейшему выпуску указанно го заказа, не останавливаясь перед затратами на сверхурочные работы, которые должны быть доведены до максимума, чтобы в ближайшие 2-3 дня заказ мог быть выполнен»T 58.PF FPT Куракин проявил исключительную разворотливость с налаживанием пропаганды новых денежных знаков. Он направил редактору «Вестника Верховного Управления Северной области» такой текст: «Свидетельства Займа Доверия отпечатаны. Получить их можно во всех банках, сберкассах и казначействах». Банкир просил редактора не медленно начать печатать этот текст в течение недели «наверху сразу после названия газеты по всей длине строки крупным шрифтом»T 59. PF FPT На каждом новом денежном знаке имелась надпись: «5% краткосрочное обяза тельство Верховного управления Северной области». Текст печатался только на одной странице. Наряду с купюрами крупного номинала, правительство Н. Чайковского вы пустило бумажные «разменные знаки» малого формата достоинством от 10 до 50 копе ек. На этих знаках не было обозначения названия и времени выпуска. На всех знаках, наряду с подписью управляющего отделом финансов и областным Государственным банком князя И. Куракина, воспроизводилась также хорошо читаемая факсимильная подпись главы правительства Н.В. Чайковского. По свидетельствам очевидцев, на пер вых порах их именовали «верховками» по названию правительства Северной области – Верховное управление Северной области. А нередко из-за вытянутой формы длиной почти 34 сантиметра их называли «рельсами».

Эти денежные документы, за исключением номинала и цвета, имели одинаковый текст, в соответствии с которым правительство обязывалось после нормализации де нежного обращения и появления настоящих денег, но не позднее 15 февраля 1919 года уплатить предъявителю ту или иную сумму, обозначенную на купюре. Забегая вперёд, отметим, что на деле этого не произошло. Купюры необычно большого размера спустя полгода превратились в денежные знаки, получившие название «чайковки».

После появления в печати постановления «О краткосрочном займе» финансовый отдел ВУСО издал обращение к населению, в котором просил всех граждан не позднее Вестник Верховного управления Северной области. - 1918. - 11 августа.

TP PT СУР ВУ и ВПСО. 1918. Ст. 16.

TP PT ГААО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 118. Л. 67.

TP PT Там же. Л. 19, 29.

TP PT 15 сентября 1918 года внести подписную сумму русскими денежными знаками и ино странной валютой.

«Долг каждого гражданина, – говорилось в обращении, – придти на помощь Вер ховному Управлению и внести все свои свободные денежные средства на поддержание общего дела. Наличные денежные знаки нужно вносить немедленно...

Граждане, выполните ваш гражданский долг»T 60.

PF FPT Одновременно финансовый отдел обязывал руководство квартальных комитетов представить в отдел подробные списки всех граждан по каждому кварталу, подписав шихся на «Заём Доверия» с указанием суммы подписки и сроков взноса этой суммы.

Подписка, таким образом, превращалась в принудительный, жестко направляемый и контролируемый властями актT 61.

PF FPT Темп выпуска облигаций «Займа Доверия» нарастал. Если в кладовой Госбанка об ласти в середине августа пока еще не было ни единой купюры «Займа Доверия», то в начале сентября их насчитывалось 2 млн рублей. В течение всего последующего пе риода существования белогвардейского правительства сумма наличных купюр «Займа Доверия» постепенно увеличивалась. Во всяком случае, она никогда не опускалась ни же уровня 2 млн. В конце 1918 года, например, в кладовой госбанка общая сумма со ставляла 2 038 000 рублей. К тому времени у банка появилась иностранная валюта в размере более 36 млн. Появилась первая партия новых кредитных билетов на сумму 619 615 рублей. На них выделялась надпись «Северная Россия»T 62. Об этом виде денег PF FPT речь пойдёт ниже.

В середине декабря 1918 года общая сумма выпусков «Займа Доверия» составила уже 36 миллионов рублей. К этому времени было осуществлено четыре выпуска этих «обязательств»T 63. В решении правительства о втором выпуске (от 18 октября 1918 года) PF FPT указывалось: «Облигациям придать внешний вид, сходный с облигациями первого «Займа Доверия», выпустить их с обозначением, что заем заключается не от имени Верховного управления, а Временного Правительства Северной Области, за подпи сями Председателя Правительства — Н. В. Чайковского и Временного Управляющего Отделом Финансов и Управляющего областным Государственным Банком князя И. А.

Куракина и за скрепою кассира банка...» В постановлении далее подчеркивалось: «об лигациям выпускаемого займа присваивается право «обязательного хождения их в об ращении наравне с сериями государственного казначейства»T 64.

PF FPT 12 февраля 1919 года правительство разрешило дополнительно выпустить облига ции еще на 25 миллионов, чтобы довести общую сумму до 70 миллионов рублейT 65. Ес- PF FPT ли первый заём был добровольный, то затем он приобрел принудительный характер.

Характерно и то, что обязательства, вышедшие в оборот после создания Временного правительства Северной области, имели прежнюю дату — 15 августа 1918 г.

Как уже отмечено выше, через четыре месяца после первого выпуска обязательства превратились в деньги — в знаменитые «чайковки». За два дня до обещанного погаше ния займа правительство опубликовало постановление, согласно которому эта опера ция (оплата обязательств на сумму 70 млн рублей) поручалась областному Государст венному банку. Но оно публично через прессу признало тот факт, что погасить обяза Вестник ВУСО. - 1918. - 17 августа.

TP PT Там же. 1918. - 6 сентября.

TP PT ГААО. Ф. 213. Оп. 1. Д. 222. Л. 23об.

TP PT См. Овсянкин Е.И. На изломе истории. Архангельск. 2007. - С. 521.

TP PT СУР ВУ и ВПСО. 1918. Ст. 154;

Вестник Временного правительства Северной области. - 1918. - 21 окт.

TP PT СУР ВУ и ВПСО. Ст. 330.

TP PT тельства в указанный ранее срок невозможно из-за отсутствия реальных денежных зна ков и констатировало: «…с 15 февраля 1919 года обязательства «Займа Доверия»

должны иметь в пределах Северной области хождение и быть принимаемы при всех платежах, как казенными учреждениями, так и частными лицами по их номинальной стоимости наравне с общегосударственными кредитными билетами»T 66. PF FPT По официальным данным, Временное правительство Северной области осуществи ло несколько выпусков «Займа Доверия» на общую сумму 130 миллионов рублей. По становление о наиболее крупном выпуске – на 60 миллионов рублей – было принято июля 1919 годаT 67. Эта партия займа выпускалась в старой форме, а знакам присваива PF FPT лось право хождения в пределах области «наравне с другими общегосударственными денежными знаками».

Как заметил в своей монографии А.А. Малахов, «сведений о дальнейших выпусках этого займа никаких не имеется, так как он выпускался в период времени с 1 августа 1919 г. по 20 февраля 1920 г. (день занятия Архангельска советской властью) без вся ких особых постановлений. При этом купюры в 5 и 10 тыс. руб. печатались и при Вре менном правительстве без изменения, «под фирмой Верховного Управления».

А. Малахов в своей работе констатировал далее, что ему удалось собрать в архивах архангельских финансовых учреждений данные о том, что за время с 15 августа 1918 г.

по 19 февраля 1920 г. (19 февраля — день бегства генерала Миллера и перехода власти в руки комитета профсоюзов) было выпущено обязательств «Займа Доверия» на сумму 430 607 400 руб. (50- рублевых — 24121000 руб., 100 - рублевых — 37850400 руб.;

– рублевых — 144757000 руб.;

1000 - рублевых — 99999000 руб.;

10 000 –рублевых — 73 880 000 руб.)T 68.

PF FPT По его утверждению, после восстановления советской власти в Архангельске в 1920 году из обращения было изъято и уничтожено этих знаков на сумму около млн руб. Эти данные, по нашему мнению, нуждаются в документальном подтвержде нииT 69. Автор, к сожалению, не сослался на источник, из которого он их почерпнул. В PF FPT своей краткой публикации, названной им монографией, он заявил о том, что в ней со держатся «исчерпывающие… сведения и данные о дензнаках Северной России», какие «удалось собрать на месте, насколько они сохранились в архивах архангельских финан совых учреждений после всех пертурбаций до и во время и после интервенции «союз ников». Эти сведения со ссылкой на работу Александра Малахова появились в книгах, изданных в более позднее времяT 70. PF FPT Анализ сохранившихся документов подтверждает верность суждения Малахова о том, что купюры «Займа Доверия» появлялись в свет помимо решений ВПСО, т.е. по сле июля 1919 года – времени последнего официального решения о выпуске купюр это го займа. Так, в директиве управляющего отделом финансов в августе 1919 года обла Там же. 1919 г. Ст. 329.

TP PT Там же. Ст. 503.

TP PT Малахов А. Указ соч. Советский коллекционер. 1925. № 11-12. С. 12. Автор заметок не назвал источни TP PT ка, из которого он почерпнул эти сведения. Он сам заметил в своей работе, что все сведения о выпуске архангельских денег были вывезены союзным командованием в Англию. Эти же данные приводят в своих работа Л.Н. Юровский и И.С. Шиканова (см. приложение № 4);

Официальные сведения ВПСО, приведенные в книге Минца И. «Английская интервенция и северная TP PT контрреволюция».М - Л. 1931. С. 230 и в моей работе «На изломе истории», Архконсалт. 2007. С. 321 при ведены иные данные. Общие итоги всех выпусков составляли, по официальным сведениям ВПСО, млн. рублей.

См. приложения № 3 и 4;

Во время работы в госархиве Архангельской области мне удалось найти сведе TP PT ния, подтверждающие данные Малахова о выпуске «моржовок». Документы белогвардейского правитель ства в своё время из Архангельска перекочевали в Москву, частично вывезены за границу.

стному Госбанку предписывалось выпустить в свет дополнительным тиражом значи тельную массу новых знаков. В частности, к 18 августа 1919 года было выпущено ку пюр на общую сумму 68 304 200 рублей. К этому сроку, кроме того, было заготовлено, но пока не выпущено в оборот купюр на сумму свыше 38 млн рублей. 60 млн рублей из этой суммы было разрешено использовать «на общие нужды», 27,5 млн рублей на обмен старых знаков. В общей сложности в тот момент было обменено «моржовок» на 600 тысяч и «керенок» почти на 27 млн рублейT 71.

PF FPT Если допустить, что эта масса выпускалась в соответствии с решением от 10 июля 1919 года, то она всё равно значительно превышала установленные масштабы. Мне да же с помощью специалистов Государственного архива Архангельской области не уда лось пока выявить сведений, подтверждающих данные Малахова о масштабах выпуска чайковок. Но косвенные сведения подтверждают его вывод о том, что значительная часть этих купюр печаталась без решения правительства, и они по этой причине не по пали в официальные документы.

Так, например, мной обнаружены многочисленные просьбы директора Архангель ского отделения Госбанка коменданту города о выдаче ночных пропусков нескольким рабочим-печатникам «для прохождения по городу в ночное время», так как они «при влечены к работе по печатанию денежных знаков». Такие просьбы банкир направлял в конце 1919, в январе и даже в феврале 1920 годаT 72. Очевидно, эти рабочие как раз и пе PF FPT чатали деньги, которые не попали в официальную отчётность Временного правительст ва Северной области.

В то же время общие суммы запасов купюр «Займа Доверия», хранившиеся в кла довой госбанка, были сравнительно невелики. Они не дают основания делать вывод о большом потоке этого вида денежных средств, который должен был бы поступать в банк при ежемесячном печатании их на сумму около 60 млн рублейT 73. Во второй поло PF FPT вине 1919 года по состоянию на каждый день их регистрировалось в конце дня в сред нем от 6 до 9 млн рублей. 2 января 1920 года, в последний день подённой регистрации денежных средств, их имелось всего на сумму 7 827 тысяч рублейT 74. PF FPT Интересно, что в отчёте ВПСО за август – декабрь 1918 года (по неполным дан ным, доход области составил 26 977 тысяч рублей, расход – свыше 83 653 тысяч) от мечено, что «дефицит вместе с расходами, отнесенными за счёт союзных держав, был покрыт разрешённым правительством к выпуску Займа Доверия на сумму 14 000 рублей». Отчёт завершен весьма любопытным признанием: «…выпущенный в разное время… «Заём Доверия» на сумму 41 миллион рублей, при условии покрытия указан ных расходов союзными правительствами, является вполне обеспеченным»T 75. PF FPT Обязательства «Займа Доверия» были непопулярны. Союзное командование во обще не принимало их в уплату за свои поставки. Банки нуждались в более надежной и устойчивой валюте, которую можно было бы использовать при взаимных расчетах и осуществлении экспортно-импортных операций. Для населения они были неудобны тем, что купюры «Займа Доверия» печатались на простой белой бумаге большого фор мата — размером 33x13 см и поэтому быстро изнашивались.

ГААО. Ф. 13. Оп. 7. Д. 61. Л. 2, 2об.

TP PT Там же. Ф. 213. Оп. 1. Д. 217. Л. 11 и др.

TP PT Наш подсчёт прост: по постановлению правительства Северной области от 10 июля купюр Займа До TP PT верия выпускалось на сумму 60 млн рублей, а всего, начиная с августа 1918 года, на 130 млн рублей. Если признать верными данные Малахова, то выходит, что за август-сентябрь типография должна была отпеча тать обязательств на сумму 320 млн рублей (450-130= 320), или на 64 млн рублей ежемесячно.

ГААО Ф. 213. Оп. 1. Д. 222. Л. 63, 67, 87, 88.

TP PT Там же. Ф. 678. Оп. 1. Д. 21. Л. 236 об, 237.

TP PT …Значительная часть «чайковок» хранится в коллекциях современных бонистов и довольно высоко котируется при обменных операциях. Наибольшую ценность для кол лекционеров представляют купюры первого выпуска, предпринятого в августе 1918 го да. Надпись на облигациях всех достоинств гласит: «5% краткосрочное обязательство Верховного Управления Северной области». Повышенная ценность этих купюр объ ясняется их редкостью (они выпускались очень короткое время, т.к. само правительство с таким названием существовало со 2 августа по 28 сентября 1918 г.). С 28 сентября бе логвардейское правительство стало называться по-иному: «Временное Правительство Северной области». Поэтому все последующие выпуски обязательств «Займа Дове рия», повторяя форму, в какой они выпускались ранее, изменили основную надпись:

«5% краткосрочное обязательство Временного Правительства Северной области».

Бонисты выделяют небольшие отличия в отдельных банкнотах, опечатки, смешение красок и т.п. В частности, в 500-рублевой купюре одного из выпусков нет буквы "И" после слова "финансов", она помечена фиолетовым номером, а слово "предъявителю" стоит под цифрой "5%". Один из выпусков облигаций того же достоинства имеет чер ный номер, на знаках есть буква "И" после слова "финансов", а слово "предъявителю" стоит под словом "краткосрочный".

В своей «монографии» Малахов сделал резонное замечание о том, что поиски по добных различий не имеют смысла для коллекционеров. «Многие бонисты, — отметил он, — собирая «чайковки», классифицируют их по разновидностям номеров: различа ют мелкие, средние и крупные, черные и цветные цифры номера на купюре. Но имеет ли это какое-нибудь значение? По нашему мнению — ровно никакого. Ведь в типогра фии, которая ставила номера, могло быть до 100 вариантов разных шрифтов нумерато ров и разного цвета штемпельных подушек. Какой же интерес собирать коллекции уже не денежных знаков, а оттисков номера на них?»

Вскоре «чайковки» были «подкреплены» специальным выпуском так называемых «северных рублей», отпечатанных в Англии и являвшихся твердой валютой, которую русские власти использовали при расчетах с иностранцами. Как это произошло?

ТВЁРДАЯ ВАЛЮТА — «СЕВЕРНЫЕ РУБЛИ»

Щедрое печатание крайне неудачных по форме и внешнему виду «чайковок» не устранило острой финансовой проблемы в Северной области. Курс рубля был неустой чивым, все товары стремительно дорожали. Правительство, торгово-промышленное сословие, а особенно союзное командование нуждались в более надежной и устойчивой валюте для взаимных расчетов и экспортно-импортных операций, которую признава ли бы иностранные государства.

После сложных дискуссий русские власти согласились с предложением английских специалистов выпустить специальные «северные рубли».

Первоначально британское правительство предложило на рассмотрение ВПСО проект реформы денежного обращения, включавший такие положения: «Новые деньги будут распространены на той части Северной России, которая в дружественных отно шениях с союзниками. Они будут выпущены в качестве денег всякого управления, ко торое может от времени до времени представлять собой правительство страны, и будут обеспечены созданием резервного фонда… Кредитные билеты будут выпущены самостоятельным конверсионным бюро….

Это бюро будет русским, а не союзным по своему составу и будет прерогативой мест ного правительства, но выпуск и погашение кредитных билетов должны им произво диться, строго согласуясь с правилами… и по совету британского финансового совет ника, который будет прикомандирован к конверсионному бюро».

Британское правительство определило и условия, по которым должны были вы пускаться кредитные билеты. Среди этих условий: в обмен на валюту в Лондоне уста новление твердого курса 40 руб. за 1 фунт стерлингов;

обмен старых рублёвых билетов по курсам, которые будут объявляться конверсионным бюро. Британское правительств выражало уверенность в том, что при этих условиях союзники будут иметь возмож ность производить немедленно все военные и иные расчёты. При этом оно заявило о том, что не извлекает никаких выгод из этой ситуации. «Русский народ и лица всех на циональностей, — говорилось в его предложениях, — которые желают иметь торговые сношения с Россией, получают громадное преимущество устойчивого курса, отсутст вие которого служило серьезной помехой деловым сношениям»T 76.

PF FPT Обобщая эти и другие предложения английского правительства, комиссия финан сово-экономического Совета при ВПСО пришла к заключению: «…вводить новую де нежную единицу, сводящуюся, в сущности говоря, к девальвации общегосударственно го рубля, и притом девальвации неустойчивой, представляется невозможным на такой небольшой территории, каковой является Северная область».

Последовало резюме: «Основной денежной единицей в Северной области, по на шему мнению, должен оставаться общегосударственный кредитный билет, который, несмотря на сильное обесценивание его, главным образом за границей, все же имеет и.

вероятно, будет иметь внутри государства известную ценность и служить общим ору дием для товарообмена на всей территории Российского государства».



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.