авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.Ш.ЮСУПОВА ЛЕКСИКА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Слова тарик и варис являются синонимами. Они оба обозначают наследство [ТГРАС, б. 50, б. 587]. В современном татарском языке слово трик не употребляется, а слово варис в значении «наследник» постепенно активизируется.

Слово виксель – вексель вошло в татарский язык из русского языка, а русский язык заимствовал его из немецкого языка в Петровскую эпоху. В немецком языке wechsel – «обмен» – суффиксальное производное от той основы, что и латинское vices – «изменение» [Шанский, с. 73]. Вексель означает документ, составленный по установленной законом форме, предоставляющий право одному лицу требовать от лица, обязанного по векселю, уплаты определенной, указанной в векселе суммы денег в определенный срок и в определенном месте. В современном обществе вексель играет большую роль как орудие кредита и средство платежа. Различают простые, переводные, коммерческие, банковские и казначейские векселя [БСИС, с. 126]. И это слово активно стало функционировать в современном татарском языке.

Эта группа отличается от других своеобразным лексическим составом. Как уже говорилось выше, многие слова перешли в ряд архаизмов и историзмов, арабские заимствования заменены русскими и европейскими словами.

Тематическая группа «Военная лексика»

Слова, относящиеся к данной тематической группе, имеются только в одном самоучителе – в самоучителе Г.Вагапова 1867 года. В остальных она отсутствует. Зафиксированы такие слова: сукышъ – война, чиру – войско, чирулюкъ – воинъ, уазифа – содержание, глуфя – жалованье, ильлыкъ – миръ, ызгышъ – ссора, куралъ – оружие, сюнги – пика, кубякузь – колчуга, кюба – стволъ, джаяули гаскаръ, атли гаскяръ – конница, дари – порохъ, табанча – PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com пистолетъ, сафъ – ширинга, алай – отряд, ату – стреляние, тупли гаскярь – артиллерия, дингизъ гаскари – матрусъ, дяряджя – чин, улулукъ – достоинство, башлакъ – начальникъ, куластундаги –подчиненный, гаскяръ баши – полководецъ, паша –генерал, атаманъ – полковникъ, ясаулъ – капитанъ, юзь–баши – поручикъ, унбаши – унтеръ–офицеръ, гаскярилюкъ – солдатъ, джанга-салдатъ – рекрутъ[В.1867, с.39–41] Эта тематическая группа так же имеется в самоучителях М.Бекчурина, Ш.Рахметуллина. В самоучителях М.Салихова и И.Кондратова они представлены в составе других тематических групп. Например, слова из самоучителя Ш.Рахметуллина:– мылтыкъ – ружьё, кылычъ – мечъ сюньге – копьё, ядря – дробь, дары – порохъ, ханджаръ – кинжалъ, тубъ – пушка, укъ – стрела, кусякъ – рычагъ чукмаръ – дубина [Р. 1894, с.63;

С. 1885, 31 ]. Кроме этих слов в самоучителях М.Салихова и И.Кондратова клычъ–сабля, джая – лукъ [С,1885, с. 31] В тематическую группу «Наименование войск» самоучителя М.Бекчурина собраны такие слова, например, ( артдагы гаскр –А.Ю.) – аръергадъ [1859, с.96], ( алдагы гаскр –А.Ю.) – авангардъ [1859, с.96], туб (гаскре – А.Ю.) – артилерия [с.96], (атлы гаскяр – А.Ю.) – кавалерия [1859, с.96], ( жяњле гаскр – А.Ю.) – пехота [1859, с.96], ( ур баш – А.Ю.) – бастионъ [1859, с.96], (лм –А.Ю.) – знамя [1859, с.96], ( билгу – А.Ю.) – значокъ [1859, с.96]. Татарские варианты многих слов даны составными наименованиями. Автор, вероятно, сознательно выбрал такой способ. В современном языке этих наименований уже нет, они вышли из активного употребления. В толковом словаре татарского языка имеется слово иравыл, которое означает «войско, идущее впереди» [ТТАС, т.1, с.405] и является синонимом слова авангард, к сожалению, оно в самоучителях не зафиксировано.

Кроме указанных слов, в этом же самоучителе имеется еще и PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com множество других лексических единиц, которые относятся к военной тематике. Сама группа называется ( яу коралы – А.Ю.) – дословно «оружие войны». Включены такие слова, как, например, ( зур авызлы туп – А.Ю.) – бомба [с.95], ( кљбк –А.Ш.) – стволъ [с.95], ( тупнын вак угы –А.Ю.) – картечь [с.95], ( мылтык тимере –А.Ю.) – шомполъ – [с.95], ( туп угы – А.Ю.) – ядро [с.95], ( туп – А.Ю.) – пушка [с.95], (кљб –А.Ю.) – кольчуга [с.95], (калкан –А.Ю.) – щитъ [с.95], ( кереш А.Ю.) – тетива у лука [с.95], ( садакъ – А.Ю.) – колчанъ [с.95], ( вакъ ядря – А.Ю.) – дробь [с.96], ( бер атар –А.Ю.) – пистолетъ [с.96] и т.д.

Некоторые слова требуют особого описания. Например, чирњ – войско [В. 1867, с. 38], как отмечает М.Нугман, является древнетюркским словом. Было зафиксировано в разговорнике М.Котельникова, в словарях П. Рычкова, С.Хальфина. Самая древняя форма этого слова «чрик» зафиксирована С.Маловым.

Позже, претерпев фонетические изменения, стало употребляться в форме «чирњ». Активно было в XVIII веке, а в XIX веке данное слово перешло в ряд устарелых слов. Вместо него стало употребляться арабское слово «гаскр» [Ногман, б. 103].

паша – генерал [В.1967, с. 38] в современном татарском языке перешло в разряд историзмов. Оно означает титул высших военных и гражданских сановников в бывшей султанской Турции, в Египте и некоторых других мусульманских стран [БСИС, с.483].

В толковом словаре татарского языка зафиксировано пять значений слова атаман 1) руководитель казацской дружины;

2) руководитель военных и административных дел до революции года;

3) руководитель шайки разбойников;

4) организатор;

5) забияка, драчун, вояка [ТТАС, т. 1, б. 82]. Это слово из тюркских языков вошло и в русский язык. В этимологическом словаре М.

Шанского дается такое толкование: атаман – древнерусское заимствование из тюркских языков. Тюркское атаман – «наибольший, большой отец, главарь» – производное от ата– «отец»

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com с увеличительным суффиксом – ман. [Шанский, с.30] Лексема ясаулъ (есаул) – капитанъ в современном татарском языке стало историзмом. Оно используется только в исторических произведениях. Но когда–то слово «есаул» активно употреблялось в военной сфере, и этому свидетельствуют многочисленные пугачевские документы, написанные на татарском языке [Хисамова, 1981]. Из тюркских языков оно перешло в русский язык. Н.К. Дмитриев считает, что слово есаул произошло от монгольского «есагул», из монгольского языка вошло в официальные документы Золотой Орды, затем был заимствован русским языком [Хисамова, б. 32]. В словарях русского языка зафиксировано два значения слова есаул: 1) в старину казачье звание и должность;

2) офицерский чин в дореволюционных казачьих войсках, соответствовавший ротмистру в кавалерии [БСИС, с.233].

С точки зрения современного татарского языка некоторые слова является устаревшими словами. Например, слова кубякузь – кольчуга [В. 1867, с.38];

кљб – кольчуга [Б.1869, с. 95]. В толковом словаре татарского языка оно отмечено индексом «тар.» (историзм) и определяется как «старинные воинские доспехи в виде рубашки из металлических колец». Даются варианты кљб кием, кљб књлмк [ТТАС, т. 2, б.256], а слово кљбкњз в словарях не зафиксировано. Чукмаръ – дубина также является историзмом. У древних народов она служила оружием [ТТАС, т. 3, б.444]. Слово садак – колчан в современном языке самостоятельно не употребляется, оно сохранилось только в составе топонима Кырык Садак Буинского района РТ.

В самоучителях зафиксирован ряд синонимов слова пистолет: бер атар [Б. 1869, с. 95], табанча [В.1867, с. 38]. В современных словарях эти слова в вышеуказанных значениях не зафиксированы. Даже в новом «Русско–татарском словаре военных терминов» [Мугинов, 2000] дан только вариант пистолет. В самоучителях не нашел отражения еще один синоним этого слова – алтатар (алты атар).

Юзь–баши – поручикъ, унбаши – унтеръ–офицеръ PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com (военные чины) — это лексемы, которые уже вышли из ряда активных военных терминов.

Названия оружия редко употребляются в повседневной речи, так как относятся к определенной сфере жизни. Многие слова перешли в ряд историзмов, они встречаются только в художественных романах.

Тематические группы, представленные только в самоучителе М.Бекчурина.

Некоторые тематические группы, выделенные в самоучителе М.Бекчурина, отличаются от других по сфере употребления. Они относятся к военной терминологии, учебной деятельности военных училищ. Это объясняется тем, что автор долгие годы преподавал в Неплюевском кадетском корпусе, и данное пособие адресовано учащимся этого учебного заведения. Имеются такие группы, как «Военные учебные заведения и чины его», «Экипаж и конная сбруя», «Музыка и музыкальные инструменты».

Интересную картину представляет тематическая группа «Военные учебные заведения и его чины». Включены такие слова, как ( гаскрия мдрс – А.Ю.)] – кадетский корпус [с.93], ( мдрс башы – А.Ю.) – директор корпуса [с.93], ( хљќр башы – А.Ю.) – слово хљќр обозначает комнату [ГТРАС,1958,с.694] – инспектор классов [с.93], ( мљдррис – А.Ю.) – профессор [с.94], ( хлф – А.Ю.) – учитель [с.94], (шакерд –А.Ю.) – ученик, воспитанник [с.94], ( фисир – А.Ю.) – офицер [с.94], ( салдат – А.Ю.) – солдат [с.94], (курайчы – А.Ю.) – трубач [с.94] ( кием алучы –А.Ю.) – швейцаръ [с.94]. Многие из этих слов имеются и в документах пугачевского восстания [Хисамова, 1981].

Интересные названия музыкальных инструментов, предметов, принадлежащих миру музыки, зафиксированы в тематической PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com группе «Музыка и музыкальные инструменты». Например, ( уен –А.Ю.) –музыка [с.94], ( юан тавыш –А.Ю.) – бас [с.94], (кыл –А.Ю.) – струна [с.94], ( гитара –А.Ю.) – гитара [с.94], ( думбра –А.Ю.) – балалайка [с.94], ( агач курай –А.Ю.) – флейта [с.94], ( бакыр курай –А.Ю.) – труба [с.94], бит [А.Ю.] – романсъ [с.94], еру [А.Ю.] – песня [с.94], (уен хаты – А.Ю.) – нота [с.94]. Слова уен хаты, агач курай, бакыр курай можно было ввести в активную лексику татарского языка вместо заимствованных слов нота, флейта, труба.

Тематические группы, имеющиеся только в самоучителе Г.Вагапова 1867 года.

Интересные тематические группы имеются в самоучителе Г.Вагапова 1867 года. Например, куныль ачу – развлечение [с.22–23], уинъ–кульки – увеселение [с.25– 26], дяряджя – чинъ [с.39–40], некоторые слова этих групп совпадают с лексическими единицами тематических групп самоучителя М.Бекчурина. Но есть и своеобразные, отличительные единицы, на которые следует обратить внимание.

В тематическую группу «куныль ачу – развлечение» объединены слова, обозначающие названия разных игр и игрушек. Например, туп – мячъ [с.22], курчакъ – кукла [с.22], карты – карты [с.22], шатранджъ – шахматы [с.23], шашка – шашки [с.23]. Слово шатранж – это персидское заимствование, употребляется в значении «шахматы» [ГТРАС, 1958, с.700].

В этой тематической группе представлены масти игральных карт. Например, тузъ – тузъ [с.22], бабай – король [с.22], марджя – краля [с.22], салдатъ – валетъ [с.22], унли – десятка [с.22], тукзли – девятка [с.22], сикизли – осьмерка [с.22], джидули – семерка [с.22], алтили – шестерка [с.22], козиръ – козырь [с.22], козиръ туглъ – простая [с.22], карга – винни [с.22], PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com тукмакъ – трефы [с.23], кирпычъ – бубни [с.23], букмя – черви [с.23]. Эти слова сейчас редко употребляются в речи и даже в жаргоне картежников. В тематическую группу « уинъ–кульки – увеселение» включены слова, которые относятся к театру и другим развличениям. Например, тьятръ – театръ [с.25], актеръ – актеръ [с.25], актрисъ марджаси – актриса [с.25], утъ – уини – феерверкъ [с.25], атъ уини – циркъ [с.25], кiикляръ сараи – звериница [с.25], кюзъуйнаткучи – фигляръ [с.26], кунцертъ – концертъ [с.26], ряксъ мяджилиси – балъ [с.26], маскиратъ – маскерадъ [с.26], джанбазъ – волтижеръ [с.26].

Многие слова, на наш взгляд, являются изобретением автора самоучителя. Их можно ввести в современный татарский язык в место заимствлванных феерверкъ (современная правильная форма фейерверк), цирк, бал. В словосочетании ряксъ мяджилиси [с.26] слово арабское слово. Оно обозначает «танец», а слово ркъкас употребляется в значении плясун [ГТРАС, 1958, с.485]. Слово джанбазъ – волтижер в современных словарях не зафиксировано. Само слово волтижер вошло в русский язык из французского и обозначает «плясать на канате», «ловкий наездник» [БСИСВРЯ, с.136] 5. Человек и окружающий мир Этот параграф включает в себя описание следующих тематических группы:«Земной шар», «Воздушные явления», «Хлеба, травы», «Плоды и овощи», «Названия деревьев», «Птицы», «Насекомые и гады», «Животные», «Минералы», «Пять частей света», «Имена стран и народов».

Тематическая группа «Земной шар»

Данная тематическая группа в разных самоучителях называется по-разному: в самоучителе Г.Вагапова — «Местность», в PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com самоучителях М.Бекчурина, М.Салихова, И.Кондратова — «Земной шар», в самоучителе Ш.Салихова «Природа», в «Новом практическом самоучителе» названа «Мир». В самоучителях Ш.Рахметуллина такая тематическая группа отсутствует. Среди слов есть названия 1) водоемов: например, чишмя – ключ [Б., 1859, с.74;

В. 1867, с. 82;

С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], буа – прудъ [ В. 1867, с. 82;

С., 1885, с.13;

К.,], дингезъ – море [С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], куль – озеро [Б., 1859, с.74;

В. 1867, с.

82;

С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], елга – река [С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], агымъ су – река, кизляу – речка, булакъ – протокъ, бугазъ – проливъ [В.1867, с. 82], тамакъ – устье, мхитъ дингези – океанъ [ Нов.с. 15];

2) поверхности земли: сахра – степь [С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], в самоучителе Г.Вагапова дала [с.27], кумъ – песок [Б.,1869, с.74;

С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33], алан – поляна [В., 1881, с.27], урманъ – лесъ [В., 1881, с.27], куаклыкъ – кустарникъ [В.,1881,с.27], тау – гора, тыкъ – крутизна, сюзякъ – пологость, ачыкъ -джиръ – поляна, дала – степь, булунъ – поемное, джлга – оврагъ [В.1867, с. 84], ташли тау –скала, сазъ – болото [ Нов.с. 15].

В самоучителе М.Бекчурина зафиксированы следующие слова:

( офык– А.Ш.) – горизонт, ( йир йљзе – А.Ш.) – земной шар, (йир – А.Ш.) – земля, ( йир љсте–А.Ш.) – поверхность земли, ( арык– А.Ш. – каналъ, ( упкынъ – А.Ш.) – водоворот, (борын – А.Ш.) – мысь, ( ташъ – А.Ш.) – скала, ( йир селкенњ – А.Ш.) – землетрясение [Б.

1869, с91–92] Некоторые слова сейчасвытеснены другими: вместо джирляръ – местность [В., 1881, с.26] в современном татарском языке урын [РТС, 1985, с.264], вместо тузъ джиръ – равнина [В., 1881, с.27] — в современном татарском языке тигезлек [РТС, 1985, с.507], вместо тубя – холмъ [Б., 1859, с.98;

В., 1881, с.27] — в современном татарском языке – калкулык [РТС, 1985, с.687], буй – поречье [В., 1881, с.27], ныне – елга буе.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В этой тематической группе имеются и диалектные слова.

Например, в самоучителе Г.Вагапова 1864 года есть слово (уймуръ) – котлованъ [В., 1864, с.18]. Слово уймур в современном татарском языке и в диалектах не употребляется. Но в заказанском говоре есть глагол уймарлау, который употребляется в значении «долбить», «делать углубление» [ТТДС, с.453].

Слово крячъ [С., 1885, с.13] – персидское слово.

Употребляется в заказанских говорах в значении «раствора мела, белой глины и извести», а в мензелинском говоре слово керч имеет несколько иное значение. Оно обозначает «обломок керамической посуды» [ТТДС, с.239];

но в словарях XIX века не встречается.

Зафиксировано только в словаре С. Хальфина [Ногман. с.96]. Слово ( су якасы – А.Ш.) [Б., 1859, с.74] в значении «берег»

употреблялось в старотатарском языке. А в современный период сохранилось в оренбургском говоре среднего диалекта и в кузнецком, чистопольском говорах мишарского диалекта [ТТДС, 159].

Забытое татарское слово ( агачлы юл – А.Ш.) [Б., 1859, с.74;

С., 1885, с.13] – аллея активно употребляется я в современном турецком языке [Мусаев, с. 166].

Слова мохит дингезе [С., 1885, с.13, Б. 1869, с.

91] — арабские заимствование. Употребляется в значении «океан»

[ГТРАС, 136];

слово кэррэ – земной шар [Саин., 1880, с.40] тоже арабское слово, оно было активно в татарском литературном языке в XIX – начала XX века: йлнсећ, тулганасыћ, тњгрк син, кљрр син [Г.Тукай]. В словаре зафиксировано два значения слова кљрр: 1) шар;

2) мяч [ГТРАС, б.231], а в современном татарском языке уже не используется, перешло в ряд устаревших слов.

Некоторые слова имеют несколько синонимов. Например, слово долина в самоучителе М.Бекчурина дано как ( тугай – А.Ю.) [Б.,1859, с.98], в самоучителе Г.Вагапова — как узянъ [В.,1881, с.27], в самоучителе Ш.Саинова — как ялан [Саин.,1880, с.41], в самоучителях М.Салихова и И.Кондратова — как булунъ [С.,1885, с.20;

К.,1893, с.33];

слово островъ в самоучителе М.Бекчурина дано как ( утрау – А.Ш.) [Б.,1859, с.74], а в PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com самоучителях М.Салихова и И.Кондратова — как атау [С.,1885, с.19;

К.,1893, с.33].

Имеются такие слова, которые в современном татарском языке не употребляются в значениях, зафиксированных в самоучителях.

Например, ( су – А.Ш.) – река [Б., 1859, с.74], ( зур чокыр – А.Ш.) – оврагъ [Б., 1859, с.59], коры ялан – пустыня [Б., 1859, с.98], ташлы тау – скала [Саин., 1880, с.41].

В самоучителе Ш.Рахметуллина, хотя специальная тематическая группа отсутствует, представлены слова, обозначающие виды почвы. Например, каты ейръ – жесткая земля, комны ейръ – песчаная земля, сазлы ейръ – болотистая земля, яхшы еръ – черноземъ, кызыл балчыкъ – глина, соро балчыкъ – суглинокъ [Р., 1894, с.63–64]. В этой группе почти отсутствуют заимствованные слова, в том числе и русские.

Тематическая группа «Воздушные явления»

В самоучителе М.Бекчурина слова, которые относятся к этой группе, разделены на три подгруппы: «Движение воздуха», «Небесные явления», «Состояние атмосферы». В трудах М.Салихова и И.Кондратова они даны под названием «Воздушные явления», в самоучителях Г.Вагапова название тематической группы не указано.

В этой тематической группе имеются такие слова, которые активно употребляются и в современном татарском языке.

Например, куяшъ – солнце [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.55], ай – луна [В., 1881, с.23], джулдузъ – звезда [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.55], кукъ – небо [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.55], булутъ – туча [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.55;

С., 1885, с.13;

К., 1893, с.34;

Б., 1859, с.7–5], джиль – ветеръ [В., 1881, с.23;

К., 1883, с.33;

С., 1885, с.13;

Б., 1859, с.75], джангуръ – дождь [В., 1881, с.21;

Р., 1894, с.56;

Б., с.76;

К., с243;

С., 1885, с.13];

каръ – PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com снегъ [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.56;

Б., 1859, с.75;

С., 1883, с.13;

К., 1893, с.34], гява – воздухъ, даулъ – вихрь, аязъ – ведро, бурку – хмарить, джилячь – ветерокъ, джильсызъ – тишь, яшынъ – молния, яктылыкъ – светъ, танату – разсветъ, ингыръ – сумерки, таннъ – заря, салаватъ купри – радуга, кукъ култрау – громъ, аджаганъ – зарница [В. 1867, с. 19] куйрыклы юлдызъ – комета [Нов., с. 15], бу – паръ, думъ – сырость, туманъ – туманъ, булутъ –облако, крау – иний, бузъ – градъ, ледъ, елы – тепло, суукъ – холодъ, ачи суукъ – морозъ, ебшекъ –оттепель, кзу – жаръ, бурку – душно [ С. 1985, с. 13;

к. 1893, с. 33–34], ( ягмурлы булут – А.Ш.) – туча, ( ачык џава – А.Ш.) – хорошая погода, ( ягмурлы џава – А.Ш.) – ненастная погода [Б. 1869, с. 93]. Некоторые слова претерпели фонетические изменения. Наблюдается колебание й~ќ в препозиции слова, дан старотатарский вариант слова яћгыр [ягмур].

В самоучителе М.Бекчурина зафиксированы названия различных видов ветра: (нфис йил – А.Ш.) – тихий, приятный ветеръ, ( каты йил – А.Ш.) – сильный ветеръ, ( эссе йил – А.Ш.) –жаркий, знойный ветеръ, ( танык йил – А.Ш.) – зефиръ, тихий, прохладный ветеръ, (салкын йил – А.Ш.) – холодный ветеръ, ( њт салкын йил или ачы йил– А.Ш.), ( йылы йил – А.Ш.) – теплый ветеръ, (шп йил – А.Ш.) – сильный, порывистый ветеръ, ( буран – А.Ш.) – буря, метелица [ Б. 1869, с. 92].

К некоторым русским лексемам в разных самоучителях подобраны разные эквиваленты. Например, к слову вихрь – даулъ [В., 1881, с.23];

в самоучителе Ш.Рахметуллина – оюрмя [Р., 1894, с.56];

в самоучителе Г.Вагапова к слову зарница – аджаган [с.23];

в самоучителе Ш.Рахметуллина танъ юлдызы [1894, с.56];

к слову градъ в самоучителе Г.Вагапова – яуганъ бозъ [1881, с.56]. Слово морозъ в самоучителе М.Салихова [С.1885,с.14] и в самоучителе И.Кондратова [К.1893, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com с.34] переведено словосочетанием ачы суукъ. Слово громъ в самоучителе Г.Вагапова дано как кукъ гултрау [с.23], а в самоучителях М.Салихова, И.Кондратова, М.Бекчурина – как кукъ кукрау [С., с.13;

К., с.34;

Б., с.74].

В самоучителях Г.Вагапова [с.23], М.Салихова [с.13], М.Бекчурина [с.74] слово радуга дается составным словом ( салаватъ купри – А.Ш.), в то время как у Ш.Рахметуллина – турецкий вариант этого слова абя кошагы [Р., 1894, с.56].

В данной тематической группе представлены и названия звезд.

Например, жидегянъ юлдызъ – большая медведица [Р., 1894, с.56], ( койрыклы йолдыз –А.Ю.) – комета [Б., 1859, с.74], киекъ казъ юлы – млечный путь [Р., 1894, с.56];

в самоучителе М.Бекчурина ( каз йулы– А.Ш.) [Б., 1859, с.74].

Имеются слова, обозначающие виды снега, например, жабалакъ каръ – слякоть [Р., 1894, с.56];

ярма каръ – крупа [В., 1881, с.23;

Р., 1894, с.56].

Слова этой группы не претерпели больших семантических и фонетических изменений в современном татарском языке.

Большинство из этих слов по происхождению являются тюрко– татарскими. Среди них нет почти заимствованных слов, что говорит о древности слов данной тематической группы.

Тематическая группа «Хлеба, травы»

Словарный состав этой группы во всех самоучителях, в основном, одинаковый. Слова представляют названия злаковых, бобовых культур, лекарственных растений и пряностей.

Зафиксированы такие слова, как, например, арышъ – рожь, арпа – ячмень, борчакъ – горохъ, борай – полба, ясмыкъ – чечевица, тары – просо, соло – овесъ, киндеръ – конопель, житень – ленъ, кузгалак – щавель, кычыткан – крапива, тукран башъ – клеверъ, эремь – полынь, алабута – лебеда, жуа PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com – дикий лук, богдай – пшеница, кара богдай – гречиха, мисръ богдай – кукуруза, шепкянъ – рыжикъ, балтырганъ – борщовикъ, какы –свергубецъ, айравыкъ – пырей, бютнекъ – мята, маче борчагы – подорожникъ, ногытъ борчагы – бобъ, дюге – сорочинское пшено, тумянъ – тминъ, дарчинъ – корица, бадианъ – бадьянъ, зягъфранъ –шафранъ, урсъ какысы – дикуша, энисъ – анис, канафръ – гвоздика, кулмакъ – хмель, шма купшя –коровки, тяти кубшя – белоголовикъ, чуаръ купшя – пестрякъ, учъ яфракъ – трилистникъ, санычкели тегенякъ – татарникъ,, тимеръ тигенякъ – мордвинъ, эркмянъ – репей и т.д. [Р. 1894, с. 44–45, Нов., с.

26–27, К. 1893, с.58, С. 1893, с. 39, Б. 1869, с. 24]. В «Новом самоучителе...» слово репей дано как эртмянъ [Нов., с.26], это может быть типографической опечаткой.

Слова тумянъ – тминъ, энисъ – анис заимствованы из русского языка, а в русский язык они вошли, как и многие названия растений, из греческого языка. Слово тмин отмечается в памятниках XII века. Греческое слово kyminon – тмин имеет своим источником семитские языки [Шанский, с. 444]. Слово анис – греческое « anison» и в современном татарском языке употребляется без лексико-семантических изменений, обозначает растения семейства зонтичных, семени которого дают анисовое масло.

Слово чуаръ купшя – пестрякъ в современных словарях татарского языка не зафиксировано. В диалектологическом словаре имеется слово «чуаркай», которое употребляется в говоре крещеных татар Самарской облсти. В других говорах это слово употребляется в варианте «йылан кљпшсе», «тњндербаш», « ак мтрњшк» [ТТДС, б. 595] Слово тимеръ тигенякъ – мордвинъ употребляется в заказанском говоре среднего диалекта, но русский перевод данного слова – не мордвин, а бодяк болотный [ТТДС, б. 604];

санычкели тегенякъ – татарникъ — сорное колючее растение с PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com лилово–розовыми цветками в современном татарском языке заменено лексемами шайтан таягы, убыр таягы [РТС, 622].

В самоучителе М.Бекчурина [Б., 1859, с.77] в данной группе имеется даже подгруппа «Цветы полевые и оранжерейные», которая состоит из следующих слов: ( гомере зая – А.Ш.) – лилия, ( књк гљл – А.Ш.) – фиалка, ( олуфер – А.Ш.) – водяная лилия, ( рйхан гљл – А.Ш.) – базилика, ( гљл – А.Ш.) – роза, ( лал гљл – А.Ш.) – тюльпан, ( нркис гљл – А.Ш.) – нарцисъ, (сљнбел – А.Ш.) – гиацинт. Слова Рйхан, Лал, Нркис, Сљмбел в татарском языке активны как личные имена. А вместо књк гљл – фиалка в современном татарском языке употребляется слово милњш. Уместно отметить, что слово: гомере зая в форме «умырзая» на русский язык переводится как «подснежник», а «лилия» в татарском языке имеет эквиваленты «лал», «тљнбоек». Видимо, автор не знал точного перевода данных слов.

Некоторые лексические единицы этой группы вышли из активного употребления. Например, кягбя бугдаи, мисыръ богдай [С., 1885, с.42;

Р., 1894, с.44, Нов., с.26] – кукуруза, шябь бу [С., 1885, с.43] – левкой, олуфер [Б., 1859, с.77] – водяная лилия, урысъ какысе [С., 1885, с.41] – кука. Слово кягъбя богдай упоминается в одной татарской народной песне. Об этом в своей статье «Кљндлек дфтреннн љзеклр» писатель М.Магдеев пишет: «Бер жыр тинећ солдат дфтреннн:

Књгрченнр жирг тљшеп, Ашый кгъб бодаен.

Туган –њскн иллремнн Аерды бит ходаем.

(кгъб бодае – кукуруза. Анын туган иле – Вавилон, гарп дљньясы булса кирк!) » [Мџдиев, ТЯ, 1993, 13 ноябрь].

Слово олуфер – водяная лилия является персидским словом. А в современном татарском языке ему соотетствует сложное слово тљнбоек;

А слово олуфер (нелуфер) в форме Нэллефер встречается среди собственных женских имен [Саттаров, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com 1981, б.146].

Слово айравыкъ – пырей [Р., 1894, с.44] относится к диалектной лексике. В мензелинском говоре среднего диалекта оно употребляется в значении «бекмании» [ТТДС, 1969, б. 588].

Слово мачы борчагы [Р., 1894, с.44] в значении «подорожник» ныне не употребляется. Автор, видимо, дал ошибочный перевод. Мче борчагы в современном татарском языке обозначает «росвирняк обыкновенный» [ТТДС, 1969, б. 600].

Остальные слова не изменили своей формы и значения. Они активно употреблялись и употребляются в течение многих веков, и названия растений своим корнями уходят в древнетюркский пласт.

Многие слова этой тематической группы зафиксированы в письменных памятниках татарского языка, в глоссариях XVIII в., в Кодексе Куманикусе [Хаков,1972, б.37–40] и в документах пугачевского восстания [Хисамова,1981, б.95 –160].

Тематическая группа «Плоды и овощи»

Лексический состав этой группы в основном не изменялся.

Здесь зафиксированы такие слова, как алма – яблоко, лимун – лимонъ, эфлисун – апельсинъ, какъ – пастила, баланъ – калина, шумуртъ – черемуха, карлыганъ – смородина, чия – вишня, миляшь – рябина, джилякъ – ягода, бюрлюганъ – костяника, кура жиляги – малина, мюкъ жиляги – клюква, шалканъ – репа, киширь – морковь, кузгалакъ – щавель и т.д. Обращает на себя внимание, что некоторые слова в ХХ веке были вытеснены русизмами. Например, армудъ – груша [В., 1881, с.5], шафталу – персикъ [В., 1881, с.5;

Б., 1859, с.78], анаръ емеши – граната (М.Бекчурин дает перевод именно граната – А.Ш.) [Б., 1859, с.78], кайнатма – варенье [В., 1881, с.6], юзем жиляги – виноградъ [В., 1881, с.5;

Р., 1894, с.45], яшель жилякъ – крыжовникъ [В.,1881,с.6]. Некоторые из них зафиксированы в толковом словаре PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com татарского языка. Например, «Кырымнан кљньяк яр буенын кљнбатыш љлешенд кипарислар, анар, зйтњн, серк агачлары, гњзл лавр џм башка агачлар њс» [ТТАС, т. 1, с.57];

«Хрусталь вазаларга матур итеп тезелгн алма, йљзем, армуд, шфталу, флисун, слива шикелле жимешлр табынны мул итеп књрстлр»

[Ш.Маннур] [ТТАС, т.3, с.537]. «Ямаширм баеныћ аны Казандагы йортында кыш кљне шафталу дигн ќимеш џм бохар кавыны белн сыйлавын сљйлрг кереште» [Г.Бширов] [ТТАС, т.3, с.537].

В последние годы эти слова чаще стали встречаться на страницах периодической печати.

В этой тематической группе имеются и такие единицы, которые вышли из состава лексики современного татарского языка и не зафиксированы в современных словарях. В самоучителе Г. Вагапова имеется интересное, на наш взгляд, слово дяря ути – укроп [В.,1881, с.7]. Оно также встречается в книге К.Насыри о лекарственных растениях и там дается следующее обьяснение:

«Тр уты (переход т~д в татарском языке – явление обычное – А.Ю.) – гарпч ршад, дилр. Яфрагы кашык уты яфрагына охшаган бер њлн. Медицинада кулланышы бик аз, књбрк ашка салалар, горчица орлыгы џм торма орлыгы урынына да кулланыла.

Башка тљрле даруларга да кушыла» [Насыйри, 1885, с. ТХ, 1993].

Кроме этих слов, данный ряд дополняют слова, как салата –салат, эспинак – шпинат, сярдя – снеть, сябзя – зелень [В. 1875, с. 7] Слова кисимъ – абрикосъ [В., 1881, с.5], нарныж йемеш – абрикосъ [Б., 1875, с.78], гарянкя – брюква [В., 1881, с.7], бухмин – брюква [Р., 1894, с.46], тараканъ емеше – изюмъ [Саин., 1880, с.35], магданосъ – петрушка [В., 1881, с.7], бадямъ – миндаль [В., 1881, с.7], тут джиляги – шелковица, пуртюкаль – помераниц, мюшмюля – кизильник [В.1867,с.6] не являются активными лексическими единицами в современном татарском языке.

В составе данной тематической группы имеются названия разных орехов. Например, чиклвек – орех, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com чтерхан чиклвеге – грецкий орех, бадямъ – миндаль, миндал – миндаль, нугыт – дикий миндаль, пест – фисташка, мњшкт – мускатный орех [Б. 1869, с 96], кузы – грецкий орех [В. 1867, с. 6], эрбет чикляуги – кедровый орех [ Р. 1894, с. 45]. Следует отметить, что в «Татарско– русском словаре» слово кузы зафиксировано как грецкий орех [ТРС, б.171], но, несмортя на это, в современном татарском языке в значении «грецкий орех» употребляется слово чтерхан чиклвеге. Слово кузы является заимствованием из иранских языков, а лексема чиклвек представляет собой производное имя глагола certle - «трещать, лопаться»

от звукоподражательного [СИГТЯ, с.112-113].

Часть слов являются заимствованными. Слово сябзя – зелень [В., 1881, с.7], дарчин – корица [Б., 1859, с.79] – персидские слова. сябзя обозначает «зеленую траву» [ГТРаС, с.513], а дарчин – корицу [ГТРаС., 1965, с.107]. Слово миндаль – миндаль [Б., 1859, с.79], салата – салат, эспинак – шпинат [В. 1875, с. 7] вошли в татарский язык из русского языка. Как видно из примеров, некоторые слова претерпели фонетические изменения. В слове эспинак ( литературная норма русского языка – шпинат – А.Ш.) наблюдается явление протезы, а в слове салата – эпитезы. Слово подсолнечник в самоучителе Ш. Рахметуллина дано как:

ай багаръ [Р., 1894, с.46]. Это слово относится к диалектной лексике.

Ай багар употребляется в говорах мишарского диалекта и крещеных татар в значении «подсолнечник» [ТТДС, 1969, с.26]. В самоучителе М.Бекчурина слово рябина имеет два перевода:

милш [Б., 1859, с.78], что соответствует современной литературной норме, и камыр йемеш [Б., 1859, с.78], которое в литературном языке обозначает боярышник [РТС, 1985, с.45].

В этой тематической группе основную массу слов составляют слова тюркского происхождения. Мало заимствований и диалектных слов. В этой тематической группе, как увидели выше, имеется много забытых слов, которые, по мере возможности, можно PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com было бы восстановить и ввести в активное употребление.

Тематическая группа «Названия деревьев»

Многие слова этой группы не изменили своих звучаний и значений. Слова имянъ – дубъ, кайнъ – береза, наратъ – сосна, чыршы – ель, карама – вязъ, урянге – кленъ, усакъ – осина, зирекъ – ольха, эльмя – ильма, артыш агачы – можжевельникъ, алма агачы – яблоня, шомортъ агачы – черемуха, куакъ – куст, карагай – лиственница, юка – липа, миляшь – рябина, зельпи – жимолость, уянке – ива, урманъ – лесъ, ак чырши – пихта, гљл йемеш агачы – шиповникъ и ныне употребляются в такой же форме [Нов. с. 25;

К. 1893, с. 54–55;

В. 1867, с. 92–93;

Б.

1869, с. 95].

В самоучителях М.Салихова и И.Кондратова дана специальная тематическая группа «Йемешле агачлар џм куаклар» — «Плодоносныя деревья и кустарники». Здесь зафиксированы такие слова: алмагачъ – яблоня, армудъ – груша, урекъ –слива, чия – вишня, зейтунъ – оливковое дерево, лимунъ агаче – лимонное дерево, анаръ – гранатовое дерево, бадямъ – миндальное дерево, кура – малинный куст, чикляукъ куаге – орешникъ, хурмя – финиковое, юзмъ – виноградная лоза, шымртъ – черемуха, баланъ агаче – калинникъ, карлыгынъ –смородинный кустъ, тутъ – тутовое дерево, шафталю –персиковое [С. 1885, с. 40;

К. 1893, с55].

В данной тематической группе среди названий деревьев имеются слова, которые обозначают части деревьев. Например, бутакъ –сучекъ, тубъ – пень, кискя – отрубокъ, [В. 1867, с. 93];

( тамыр – А.Ш.) – корень, (татлы тамыр – А.Ш.) – ароматные корни, ( бљре – А.Ш.) – отпрыскъ, ( яфрак – А.Ш.) – листъ, ( кайры – А.Ш.) – PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com кора, ( њзк – А.Ш.) – сердцевина [Б. 1869, с. 94] ешь бутакъ – ясень [С. 1885, с. 40;

К. 1893, с. 54].

Некоторые слова, например, яу тирякъ – тополь, ак тал – белый тополь, карагай – сосна в настоящее время перешли в разряд пассивной лексики.

В самоучителях зафиксированы названия таких деревьев, которые не растут в наших краях и поэтому являются экзотизмами.

Например, серви – кипарисъ [С., 1885, с.39;

Б., с.78], тутъ – тутовое дерево [С., 1885, с.40], шямшадъ – пальма [С.,1885, с.39];

зейтунъ – оливковое дерево [С., 1885, с.39], бадямъ – миндальное дерево [С., 1885, с.39]. В самоучителе М.Бекчурина (сары агач – А.Ш.) – пальма [Б., 1859, с.78], ( чмшир агачы – А.Ш.) – буковое дерево [Б. 1869, с.

95]. Нужно сказать, что слово срви в самоучителях дано в своем первом значении, а в современном татарском языке оно чаще употребляется в значении «желтая акация».

Многие слова в настоящее время являются диалектными. В данной группе их больше, чем в других. Например, слово куречь – верба [Р., 1905, с.54]. Это слово в варианте курец употребляется сергачском говоре, а в варианте куреч в нагорных и красноуфимском говорах татарского языка в значении «ясень»

[ТТДС, 1993, с.208]. Слово тирякъ – осокорь [Р., 1905, с.55] в заказанских, лямбринском говорах обозначает «всякое дерево», «кустарник» [ТТДС, с.605], а в литературном языке осокорь – «черный тополь» [РТС, с.358].

Слово туйра – дубнякъ [Р., 1894, с.55] в говорах татарского языка употребляется в значении «молодой дуб» [ТТДС, 1993, с.305]. Слово ярка – плаха [Р., 1894, с.55] в говорах приуральских татар и в мензелинском говоре обозначает «расколотое дерево, полено» [ТТДС, с.167].

Слово – карагай в бирском, эчкинском говорах и говорах приуральских татар употребляется в значении «сосна» [ТТДС, с.193]. Карагай – ареальное название сосны в среднеазиатско– восточных тюркских языках [Мусаев, с.160]. В татарском литературном языке карагай – лиственница [РТС, 1991, с.84].

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Встречаются заимствования из других языков. Слово сямигъ – острецъ [Р., 1894, с.55] – арабское слово, обозначает «клей, выделяемый деревом» [ГТРАС, 1965, с.521];

слово бадямъ – миндальное дерево [С., 1883, с.39] – является персидским словом [ГРТАС, 1965, с.22] и представлено в южных и северных языках, кроме тюркских языков Сибири и Дального Востока [СИГТЯ, с.142].

Слово анаръ – гранатовое дерево [С., 1883, с.39] зафиксировано в древнетюркских письменных памятниках [Хаков, 1972, б.40]. Слово анар встречается в составе слов Гљлнара, Гљлнар, которые активно употребляются в антропонимике [Саттаров, 1998, б.358].

В некоторых случаях значения татарских слов не соответствует своим русским переводам. В самоучителе Ш.Рахметуллина слово эт шоморты [Р., 1894, с.55] переведено словом крыжовникъ;

в самоучителе М.Бекчурина слово (жмшид агачы – А.Ш.) [Б., 1859, с.78] представлено как буковое дерево;

слово уянке [Р., 1894, с.54] в самоучителе дано через слово ива. В современном татарском языке љянке – ветла [ТТАС, 1981, с.717].

Слова этой группы во многих случаях в современном татарском языке были заменены русскими эквивалентами. На наш взгляд, можно было бы восстановить и ввести в активную лексику все эти забытые слова.

Тематическая группа «Птицы»

В самоучителях татарского языка XIX века место тематической группы «Птицы» определено по-разному. В некоторых самоучтелях она разделена на две подгруппы: «Домашние птицы» и «Хищные и полевые птицы» [Б. 1869, с. 100–101], в других дается одна большая группа «Птицы» [С, 1885 с., К. 1893, с. 51–52], а в третьих — в составе тематической группы «Животные» [Нов. с. 21–23].

Слова этой тематической группы активно употребляются в современном татарском литературном языке. Например, этячъ – PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com петух, тавыкъ – курица, кугярченъ – голубь, чыпчыкъ – воробей, чяукя – галка, сайсканъ – сорока, куке – кукушка, тукранъ – дятелъ, тургай – жаворонок, ябалакъ – сова, кызылъ тюшъ – снегирь, сандугач – соловей, песняк – синица, торна – журавль, карлыгачъ – ласточка, тавис – павлин, чыпчык – воробей, яр карлыгачы – стриж, бњдн – перепел, челн – аист бурктъ – орелъ, тильгянъ –коршунъ, карчыга – ястребъ, туты – попугай, тависъ – павлинъ, кузгынъ – воронъ, кара карга –грачъ, ала карга – ворона, сыерчыкъ – скворецъ, кряшя – стриж, теллитуетъ – куликъ, бытбылдыкъ –перепелка, буджеръ – рябчикъ, куртлекъ – тетеревъ, акъ кушъ – лебедь, шябрчикъ – куликъ, куркя –индейка, тякярликъ – пигалица, тартаръ –дергачъ, акчарлакъ – рыболовъ, ябалакъ – сова, лаченъ–соколъ, и т.д.

Для выражения признаков грамматического рода использованы в отдельных случаях слова ата и ана. Например, ата казъ – гусакъ [Р.,1894,с.52], ана урдякъ – утка [Р.,1894,с.52], ана куркя – индейка [Р., 1894, с.52], ата куркя – индюк [Р., 1894, с.52].

Слово туты кошъ [Р., 1894, с.84, Б., 1869,с. 101]] – попугай зафиксировано еще в «Кодексе Куманикусе» [Хаков, 1972, с.41].

В данной тематической группе имеются и такие слова, которые ныне или не употребляются, или изменили свое значение.

Например, слово ( сэмрау кош – А.Ш.) – орелъ [Б., 1859, с.83] сохранилось только в сказках в виде смруг кош. Слово мысыр кугрчене – египетский голубъ [Б., 1859, с.84] сохранилось в устойчивом словосочетании «Мисыр књгрченнре кебек гљрлшеп яшилр». Слово чайка в самоучителе Ш.Рахметуллина переведено составным словом су таугы [Р., 1894, с.53]. В современном татарском языке чайка – акчарлак. Слово акчарлак зафиксировано в самоучителе PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com М.Салихова [С., 1885, с.38].

Слова кейкъ урдэкъ – дикая утка, кейкъ казъ – дикий гусь [Р., 18945, с.53] образованы с компонентом кейкъ, а в современном татарском языке чаще употребляется компонент кыр: кыр урдге, кыр казы.

В самоучителе Ш.Рахметуллина к слову скворец подобран аналог чыйрчыкъ [Р., 1894, с.53]. Видимо, это слово образовано от звукоподражательного слова чыркылдау – чириканье.

В самоучителях зафиксированы и такие слова, как брунъ – клювъ, юнъ – перья, мамыкъ – пухъ, канатъ – крыло, емырка – яйцо, тырнакъ – когти [К. 1893, с.

52;

] ( бњкс – А.Ш.) – зобъ, ( тарак и кикрик – А.Ш.) – хохолъ, ( књкй – А.Ш.) – яйцо, ( књкй кабыгы – А.Ш.) – скорлупа, ( аяк – А.Ш.) – лапка, ( оя – А.Ш.) – гнездо [ Б. 1869, с. 102] В этой тематической группе особых различий между самоучителями не наблюдается, что доказывает стабильность слов данной тематической группы сведительствующая о их древности происхождения.

Тематическая группа «Насекомые и гады»

Данная группа небольшая. Сюда входят такие слова, как чебенъ – муха, бетъ – вошь, кандала – клопъ, урмякучъ – паук, кугяунъ – оводъ, кубялякъ – бабочка, кырмыска – муравей, бал корты – пчела, шљпш – оса, кигвен – слепень, озын борын – комар, корт – червь, еланъ – змея, аждага – драконъ, коя – моль, бака – лягушка, чаян – скорпион, кара–джыланъ – ужъ, кяльтя – яшерица, сикурткя – кузнечикъ, куртъ – червякъ, умарта курти – пчела, сури куртъ – трутень бурча –блоха, сулюкъ – пиявка, узунъ бурунъ – комаръ, чирки – мушкара, аттаракани – жукъ, бужа – шмель, тараканъ – тараканъ, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com кырыкъ аякъ – мокрица, ( эн карагы – А.Ш.) – коромыслъ и т.д. [Б.1869, с.102–103, К. 1893, с 52–53, Р. 1894, с. 62] Некоторые слова вышли из активного употребления. Например, тимсахъ – крокодилъ [Б., 1859, с.86;

Саин., 1880, с.29;

С., 1885, с.38] считается устарелым словом. Слова ( кыскыч – А.Ш.) – ракъ [Б., 1859, с.86, Б.1869,с.102], ( эт балыгы – А.Ш.) – тюлень [Б., 1859, с.86 Б.1869,с.102], (су аты – А.Ш.) – морская лошадь [Б., 1859, с.86 Б.1869,с.102] в современном татарском языке изменили свое значение. Например, эт балагы, этляч – вьюн [РТР, 1991, с.95], слово рак заменилось словом кысла [РТР, 1991, с.96].

Слову мокрица в самоучителе М.Салихова соответствует лексема сигезъ аяк [С., 1885, с.38];

такой же вариант дан в самоучителе Ш.Саинова [Саин., 1880, с.29], а в самоучителе Ш.Рахметуллина оно дано словом кырык аяк [Р.,1894,с.62]. В современном татарском языке данное слово употребляется в форме кыргаяк [РТР, 1991, с.96]. А слово сигезайак является диалектным, имеется в заказанском говоре среднего диалекта и в чистопольском говоре мишарского диалекта [ТТДС, 1969, с.369].

Тематическая группа «Рыбы»

В самоучителе Г.Вагапова представлено 10 названий рыб.

балык – рыба, чуртан – щука, алабуга – окунь, кяряка – карась, бяртясь – налим, чуга – стерлядь, чабак – лещъ, джаинъ – сом, вакъ– балыкъ – молявка [В.1867, с.76–77]. Некоторые переводы даны неправильно. Например, в самоучителе Г.Вагапова налим дано словом бяртясь [В.1867, с.76], современный вариант – жумба [ РТС, 1985, с.292]. Слово лещъ дано как чабакъ [В., 1867, с.77], в современном литературном татарском языке лещ – корбан балыгы [РТС, 1985, с.247], а чабак – плотва. Многие названия рыб, которые имеются в татарском литературном языке, не нашли отражения в самоучителях.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Татарские названия рыб в разговорной речи употребляются не часто. Вместо них широко используются русские заимствования, а в русском языке, в свою очередь, употребляются названия рыб тюркского происхождения. Например, слово сазан был заимствован уже XVI веке [Шанский, с.399] Тематическая группа «Животные»

Данная тематическая группа состоит из двух подгрупп:

«Домашние животные» и «Дикие животные». Мы тоже придерживаемся этого деления и остановимся на названия домашних животных. Многие слова в современном татарском языке употребляются без изменений. Например, хайванъ – скотина, атъ–лошадь, ишакъ – оселъ, сыеръ – корова, тана – телка, сарыкъ – овца, угызъ – быкъ, бярянъ – ягненокъ, тякя – баранъ, кяжя – коза, мяче – кошка, айгуръ – жеребецъ, бия – кобыла, тай – жеребенокъ, бызау – теленокъ, бярянъ – ягненокъ, каджя–баласи – козленокъ, кяджя – коза, дунгызъ – свинья, кяджя тякяси – козелъ, ата мачи – котъ, мачи –баласи – котенокъ, этъ – собака, ата–этъ – кобель, энчекъ – сука, кучюкъ – щенокъ, бикячъ – ярка, бяти – ягненокъ, [ В. 1867, с. 73– 74;

К. 1893, с.50, Нов., с. 21] В самоучителе М.Бекчурина в данной группе зафиксированы еще названия таких домашних животных, как: ( ишк – А.Ш.) – оселъ, (ана ишк – А.Ш.) – ослица, ( ишк баласы – А.Ш.) –осленеокъ, (тњй – А.Ш.) – верблюдъ, ( ана тњй – А.Ш.) –верблюдица, (тњй баласы – А.Ш.) – верблюженокъ [Б. 1869, с. 98–99].

В некоторых западнокипчакских языках параллельно со словом дућгыз употребляется второе слово чучка. Это характерно и для татарского языка. В самоучителях татарского языка XIX века оно также нашло отражение. Например, в трудах М.Бекчурина зафиксированы слова ( чучка – А.Ш.) – свинья, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com (иркк чучка – А.Ш.) – боровъ, ( чучка баласы – А.Ш.) – поросенокъ [Б. 1869, с. 99].

Среди названий домашних животных очень мало заимствованной лексики, диалектных единиц. Обнаружено только несколько слов. Например, слово бикячъ – ярка является диалектным. Употребляется в заказанском говоре среднего диалекта. [ТТДС, 1993, б. 54]. В говорах мишарского диалекта активно слово ярка, которое вошло в татарский язык из русского языка и употребляется в значении «молодая, еще не ягнившаяся овца» [ТТДС, 1966, б. 166]. Слова кќ – русское заимствование [Шанский, с. 203]. Более близкий вариант русского слова коза — «кз» активно употребляется в мишарском диалекте татарского языка [ТТДС, 1993, б.192].

Интересный лексический ряд составляют слова этъ – собака, ата–этъ – кобель, энчекъ – сука, кучюкъ – щенокъ [Б. 1869, с. 98;

Р.1894, с.52;

]. В современном литературном языке активно употребляются эт, ана эт, ата эт, эт баласы, кљчек. Но надо отметить, что слова нчек и кочык в значении «собака» употребляются во многих говорах татарского языка [ТТДС,1969, б.253;

б.544]. Как показывают примеры, для передачи особи животных, авторы использовали слова «ата» и «ана», что характерно и для современного татарского языка.

Во всех самоучителях богато представлена тематическая подгруппа «Дикие животные». Например, тљлке – лисица, бњре – волкъ, шакал – шакалъ, йомран – сусликъ, керпе – ежъ, рлн – кротъ, тычканъ – мышь, арысланъ – левъ, айу – медведь, филъ – слонъ, юлбарысъ – тигръ, болан – олень, куян – заяцъ, камчат – бобръ, кеш – соболь, кама – выдра, йфар сычкан – выхухоль, сусар – куница, муш – лань, маймыл – обезьяна, парс – леопардъ, арслан – левъ, кыр дућгызы – кабанъ, су сыгыры – буйволъ, кзянь – хорекъ, асъ – горностайъ, сюляусень – рысь и т.д. [С. 1893, с.36;

К. 1893, с.49;

Б.1859, с.83]. Как отмеает В.Х.Хаков, многие из этих названий PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com зафиксированы в древнетюркских письменных памятниках, в «Кодексе Куманикусе». Слова толке, бори, барс, куйан, тиен имеются и в турецко – арабском словаре 1245 года [Хаков, 1972, с.37–38]. Несмотря на древность этих слов, они дошли и до наших дней. Однако есть и некоторые исключения. В самоучителе М.Бекчурина слова ( йафар сычкан – А.Ш.) – выхухоль, ( иркяк чучка – А.Ш.) – боровь, ( су сыгыры – А.Ш.) – буйволъ [Б., 1859, с.82] в современном языке употребляются в форме «ќофар» [РТС, 1985, с.101], печтерелмгн дућгыз [РТС, 1985, с.44] –буйвол [РТС, 1985, с.49]. Слово муш в самоучителе М.Бекчурина дано как «лань» [Б., 1869, с. 99].

Слово муш – персидского происхождения и переводится как мышь, крыса. М.Бекчурин дает ошибочный перевод слова лань. В двуязычных русско – татарских словарях лань – болан [РТС, 1985, с. 243].

Имеются различия в названиях животных. Например, в самоучителе М.Бекчурина слово кќ баласы – козленокъ [Б.,1859,с.81], в самоучителе Ш.Рахметуллина кэжэ барани – козленокъ [Р.,1894,с.52];

слово козелъ в самоучителе М.Салихова – кяжуль [С.,1883,с.32], в самоучителе Ш.Рахметуллина – кяжя тякясе [Р.,1894,с.52].

Слова этой группы в основном тюрко–татарского происхождения, и русских, так и арабо–персидских заимствований очень немного.

Тематическая группа «Минералы»

Эта тематическая группа представляет нам интересную картину.

Например, алтынъ – золото, кюмешъ – серебро, калай – жесть, бакыр – медь красная, жизъ – медь желтая, корочъ – сталь, кургашынъ – свинецъ, тимеръ – железо, ташъ – камень, кан – руда, рудникъ, ак кургаш–олово, кара кургаш – свинецъ, чуын – чугунъ, ин ташы – магнитъ, ачы ташъ – квасцы, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com књкфарз – купоросъ, књкерт – сера горючая, грб –янтарь, избиз – известь, акбур – мелъ, канфара –канфора, лифт мае – нефть, сумала – смола, силитр – селитра, таш – камень, мруар таш – мраморъ, ут ташы – кремень, алмаз – алмазъ, шмчырах – брильянтъ, ахак – сердоликъ, зумрут – изумрудъ, сары якут – топазъ, фирњз – бирюза, якут – яхонтъ, кызыл якут – рубинъ, аматис –аметистъ, энќе – жемчугъ, мрќн – кораллъ, сдфъ – перламутръ, фарфур – фарфоръ [Б. 1869, с. 97–98;

Р. 1894, с. 64;

Нов., 1887, с. 29;

]. Кроме этих слов, в «Новом самоучителе татарского языка» 1887 года имеются следующие названия минералов: ак алтынъ – платина, кряджъ – известь, шайтан сидеге – слюда, бурмянъ – бриллиантъ, зюберджатъ – изумрудъ, лягялъ – рубинъ, чакма таши – кременъ [Нов. 1887, с. 29]. Этот ряд можно дополнить словами из самоучителя Ш.Рахметуллина: асылъ ташъ – бриллиантъ, гранитъ ташы – гранитъ, жука ташъ – плитникъ, комсуташъ – песчаникъ [Р. 1894, с. 64] и т.д.

Слова алтун, багыр, кургашын, кумиш зафиксированы в «Кодексе Куманикусе» [Хаков, 1972, с.41].

Довольно много арабо–персидских заимствований. Например, алмасъ – алмазъ [Р., 1894, с.64], якутъ – яхонтъ [Р., 1894, с.64], фирњз – бирюза [Б., 1859, с383], шмчырах – бриллиант лягялъ – рубинъ, фарфур – фарфоръ [Нов. 1887, с. 29] Часть слов этой тематической группы вышла из активного употребления. Например, утъ ташы – кремень [В., 1881, с.36], жука ташъ – плитникъ, ин ташы – магнитъ [Саин., 1880, с.31], кун суы – ртуть, шайтан сидеге – слюда.


Некоторые названия минералов, например, канфара – канфора, гранитъ ташы – гранитъ, силитр – селитра, избиз – известь, сумала – смола заимствованы из русского языка. Слова камфора, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com гранит, известь вошли в русский язык из разных европейских языков.

В самоучителях представлен синонимический ряд некоторых слов, например, бриллиант: бурмянъ [ Нов. 1887, с. 29], асылъ ташъ [Р. 1894, с. 64], шмчырах [Б. 1869, с. 97–98];

известь: избиз [Б. 1869, с. 97–98]., кряджъ [ Нов. 1887, с. 29];

рубин: лягялъ [ Нов. 1887, с. 29], кызыл якут [Б. 1869, с. 97–98]. Названия минералов в современном татарском языке заменены русскими заимствованиями. В XIX веке в татарском языке были такие слова, как ахак – сердолик [Б., 1859, с.83], асылъ ташъ – бриллиант [Р., 1894, с.64], шмчырах – бриллиант [Б., 1859, с.83], кызыл якут – рубин [Б., 1859, с.83], сары якут – топазъ [Б., 1859, с.83], мрќн – коралл [Б., 1859, с.83], которые могли бы активно употребляться и в современном татарском языке. Конечно, они зафиксированы в словарях, но активность употребления их низкая.

Слово кун суы [Саин., 1880, с.31] сохранилось в заказанских, нагорных говорах среднего диалекта и в дрожжановском говоре мишарского диалекта обозначает «ртуть»

[ТТДС, с.284]. Также это слово кун суы в значении «ртуть» упомянуто в произведении татарского просветителя К.Насыри «Буш вакыт», который пишет: «Књн суы кырык дрќ суыкта тмам кургашын кебек хлг килдер» [Насыйри, 1867, б.43– 44].

Следует отметить, что слова зљбрќт, энќе, фирњз, алмаз, зљмрт являются активными личными именами в современном татарском языке. Известный ученый – ономаст Г.Саттаров в своем стихотворении пишет:

Энќе, Мрќн, Гњџр, Ќњџр, Фирз Асыл ташлы исме асыл безлрд, Илџам тулы иман нуры йљзлрд [Саттаров, 1998, б. 30].

Как уже говорилось выше, у татар веками складывались и совершенствовались традиции ювелирного ремесла. Художественая выразительность предметов украшения непосредственно связана с материалом и особым набором драгоценных камней (бирюза, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com рубины, сердолики, алмазы, гранаты, аметисты, горный хрусталь), которые имели определенное символико–магическое значение и метафорически образный смысл [Валиева–Сулейманова, Шагеева, 1991, с.78].

Тематические группы «Пять частей света», «Имена стран и народов»

Первая группа представлена в самоучителе М.Бекчурина, а вторая – в самоучителе Ш.Саинова.

В самоучителе М.Бекчурина зафиксированы следующие слова: ( эклим урупа – А.Ш.) – Европа, ( эклим Азия – А.Ш.) – Азия, ( эклим Африк – А.Ш.) – Африка, ( яћа дљнья – А.Ш.) – Америка, ( эклим Ќызаир – А.Ш.) – Австралия [Б.,1859,с.72]. В современном языке эти слова употребляются без компонента эклим климат или часть. Слово жызаир обозначает не Австралию, а Алжир.

В самоучителе Ш.Саинова имеются такие слова:

Европа, Азия, Африка, – Англия, торек йере – Турция, кызыл баш йере – Персия [Саин., 1880, с.87–88]. Название Персии «кызыл баш йере» связано с историческим фактом: так называли воинов Надиршаха из–за красных повязок на голове [Алеева, с.165]. Это слово имеется в названии одной повести «Бер кызылбаш џм аныћ углы», зафиксированной в «Русско–татарской азбуке» Г.Вагапова [В.,1852, с.51]. В современном татарском языке слово Турция употребляется в форме Тљркия, а слово Персия в форме – Иран.

Тематическая группа «Страны света»

Данная тематическая группа имеется в самоучителях PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com М.Бекчурина и Ш.Рахметуллина. В самоучителе М.Бекчурина даны следующие слова: (кљнчыгар як – А.Ш.) – востокъ, ( кљн батар як – А.Ш.) – запад, ( тљн ягы – А.Ш.) – северъ, ( кыйбла ягы – А.Ш.) – югъ [Б., 1859, с.73].

В самоучителе Ш.Рахметуллина эта группа представлена такими словами, как донья – миръ [1894, с.56], коiашъ чыгышы – востокъ [1894, с.56], коiашъ баюшы – западъ [1894, с.56], тюшлекъ – югъ [1894, с.56], тюнь ягы – северь [1894, с.58], коiашь чыгышы беля тюшлекъ арасы – юго–востокъ [1894, с.56] и т.д.

Слово тюшлекъ [Р.1894, с.56] в значении «юг» в современном татарском языке употребляется редко. В Толковом словаре татарского языка данное значение зафиксировано [ТТАС, т.3, 1981, с.276], а в диалектах это слово обозначает «полдень»

[ТТДС, 1969, с.446].

В современном татарском языке эти слова, обозначающие страны света, употребляются в форме кљньяк, кљнчыгыш, кљнбатыш. В татарском языке XIX века слова кљнчыгыш и кљнбатыш употреблялись как обозначения восхода солнца и захода солнца. Об этом свидетельствуют слова из самоучителя М.Бекчурина: ( кљн тугыш – А.Ш.) и ( кљн батыш – А.Ш.) [Б., 1859, с.72]. Слово кљн означало «кояш»

(солнце).

6. Общие категории Сюда можно отнести такие тематические группы, как «Время», «Мера», «Цвета», «Числа».

Тематическая группа «Время»

Эта тематическая группа имеется во всех самоучителях. Она объединяет такие слова, которые обозначают временные PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com отношения, дни недели и названия месяцев. Например, елъ – годъ, янга елъ – новый годъ, атна – неделя, жомга – пятница, шимбя – суббота, якшянбя – воскреснье, душанбя – понедельникъ, сишанбя – вторникъ, чягаршянбя – среда, пянжешяньбя – четверг, кюнь – день, тюнь –ночь, сагать – часъ, минутъ – минута, ярты сагать – полчаса, чирекъ сагать – четверть часа, уччирекъ сагатъ – три четверти часа, бу кюнь – сегодня, кичя – вчера, иртягя – завтра, язъ – весна, яй – лето, кюзь – осень, кышъ – зима, тяулекъ – сутки, ай –месяцъ [Нов.

1887, с. 39;

Р., 1894, с.57–58;

Б., 1859, с.87 88;

С., 1885, с.32;

К., 1893, с.75]. Дни недели, кроме слова ќомга, даны персидскими заимствованиями. Форма слова шимбя соответствует форме слова – оригинала. Названия других дней образованы прибавлением числительных к слову ( шимбя): йек + шэмбе – первый день после субботы, до+ шмб – два дня после субботы, с + шмбе – три дня после субботы, чар + шмбе – четыре дня после субботы, пянж + шямбя – пять дней после субботы. Само слово шимбя в курдском языке обозначает «день»

[Беркутов, 1992, с.19].

В самоучителе М.Бекчурина названия месяцев даны названиями восточных зодиакальных знаков. Например, ( длњ – А.Ш.) – январь, ( хут – А.Ш.) – февраль, (хмл – А.Ш.) – март, ( сур – А.Ш.) – апрель, (ќњза– А.Ш.) – май, (сртн – А.Ш.) –июнь, ( сд – А.Ш.) – июль, (сљнбел – А.Ш.) – август, (мизан – А.Ш.) – сентябрь, ( гкрп – А.Ш.) – октябрь, (кавс – А.Ш.) – ноябрь, ( ќди – А.Ш.) – декабрь [Б., 1859, с.87]. Хотя эти названия в современном татарском языке употребляются редко, они сохранились в народных преметах. Например, Хмлд млећне корытырмын, дигн.

Акман – тукман алты кљн, Алты айдан да каты кљн, Хут чыга, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Хмл кер [Мхмњтов, 1991, б.41].

Ќњза керми, ќй булмый. Ќњза кљнне сандугачлар сайрый башлый [Мхмњтов, 1991, б.54]. Кавс керми кыш булмый [Мхмњтов, 1991, б. 96] В «Новом и полном самоучителе татарского языка» название месяцев совпадают с современными названиями. Например, гайнуар, фибрал, март, април, май, июнь, июль, август, сентябрь, уктабрь, ноябрь, дикабрь [Нов., 1887, с.39].

В самоучителе Г.Вагапова 1867 года названия месяцев представлены арабскими заимствованиями. Например, мухаррямъ – январь [В.,1867,с.85], сяфяръ – февраль [В.,1867,с.85], рабиа – ауаль – мартъ [В.,1867,с.85], раба – ахыръ – апрель [В., 1867, с.85] джумади – ауаль – май [В., 1867, с.86], джумадиахыръ – юнь [В., 1867, с.86], ряжябъ – юль [В., 1867, с.86], шагбанъ – августъ [В., 1867, с.86], рамазанъ – сентябрь [В., 1867, с.86], шауаль – октябрь [В., 1867, с.86], зилькагадя – ноябрь [В., 1867, с.86], зюлхюдзя – декабрь [В., 1867, с.86].

Арабские варианты названий месяцев, зафиксированные в данной тематической группе, активно употребляются и в современной религиозной литературе.

В некоторых самоучителях, в частности, в самоучителе М.Бекчурина, Ш.Рахметуллина, встречаются диалектные слова.

Например, тюнякюнь – вчера [Р., 1894, с.58] в говорах среднего диалекта употребляется в форме «тљнген», а в говорах мишарского диалекта «тљн» [ТТДС, 1969, с.443];

слово жаренъ – будущий годъ [Р., 1894, с.57] в форме «ќренг» или «йренг» употребляется в нагорном, в говорах уральских татар среднего диалекта, в говорах мишарского диалекта [ТТДС, 1969, с.241], а слово атна кич – четвергъ [Р., 1894, с.58] употребляется в говорах мишарского диалекта и в говорах крешеных татар [ТТДС, 1969, с.53].

В Новом самоучителе татарского языка слово четверг дано словом кчи атна [Нов. с. 39]. Татары называли четверг и PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com кече атна, и атна кич. Это связано с обычаями и традициями татарского народа. Как известно, татары в пятницу не работали, пятница была выходным днем. Но подготовка к пятнице начиналась уже в четверг и получалась тесная взаимосвязь между пятницей «атна кљн» и четвергом «кече атна». Как пишет В.М.Беркутов, казанские татары пятницу называли «атна» или «жомга» [Беркутов, 1992, с.21]. В самоучителе Ш.Рахметуллина зафиксированы оба варианта: атна, жомга [Р., 1894, с.57]. В современном языке слово атна изменило свое значение. Оно обозначает промежуток времени из семи дней.

В самоучителе М.Бекчурина зафиксированы такие лексемы, как ( тљн ярымы – А.Ш.) – полночь, ( ахшам алды – А.Ш.) – сумерки, ( узак ел – А.Ш.) – высокосной год [Б., 1859, с.87]. Эти слова в современном татарском языке не употребляются. Слово ахшам алды встречается только в языке старшего поколения. Например, «ахшам алдыннан китап укырга ярамый, књз авырта»;


«ахшам алдыннан йокларга ярамый, баш авырта» [А.Ю.]. Надо отметить еще один факт: в говоре оренбугских татар вместо литературного «ярты – половина» в отношении времени употребляется слово «ярым», например, лит.

«Сгать бишенче ярты» в говоре оренбургских татар «Сгать дњрт ярым». Значит, словосочетание тљн ярымы – полночь [Б., 1859, с.87], зафиксированное в самоучителе М.Бекчурина, является диалектным. узак ел (озак ел) – высокосной год [Б., 1859, с.87], на наш взгляд, является переводом автора, так как високосный год бывает на один день дольше. В современном татарском языке употребляется словосочетание «кбис ел – високосный год», где слово кбис является арабским заимствованием. [ГТРАС, с. 221] Имеется еще несколько арабизмов, которые из современного языка вытеснены русскими заимствованиями. Например, дакикя – минута [Р., 1894, с.58], санiе – секунда [Р., 1894, с.58].

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Тематическая группа «Мера»

В данную тематическую группу входят следующие слова:

путъ – пудъ, кадакъ – фунтъ, мскалъ – золотникъ, гирь –гиря, пудаука – пудовка, мичка – бочка, чилякъ –ведро, аршенъ – аршинъ, биршокъ – вершокъ, адымъ – шагъ, саржинъ – сажень, чакрымъ – верста, кабъ – куль, ульчау – мера, олешъ – часть, очъ мыскалъ – лотъ, кабчыкъ – мешокъ, гярничъ – гарнецъ, кабъ –четветъ, тубалъ – четверикъ, миль – миля, колачъ –сажень, гязъ – аршинъ, дистя – десть, егерме дюртъ табакъ – листа, табакъ – листъ, ступъ – стопа [Нов. 1887, с. 40;

К. 1893, с. 77;

Р. 1894, с 60–61]. Многие слова этой тематической группы перешли в ряд устарелых слов. Например, слово гярничъ – гарнецъ [Р.

1894, с 60] – старая мера сыпучих тел, равная 3,28 л. [Ожегов, 128] В современном татарском литературном языке не употребляется. В форме гарсы оно сохранилось в бирском говоре и обозначает плату за обмолот муки или за отжим масла т.е. гарнцевый сбор [ТТДС, 1969, б.115]. Слово гязъ – аршинъ [Р. 1894, с 60] не употребляется в татарском языке, аршин является тюркским словом, которое корнями уходит к персидскому r – «локоть, или 16 вершков»[Шанский, с.27].

Обратимся к этимологии некоторых из этих слов. Например, слово чакрым. В древние времена расстояние определяли по человеческому голосу. Ярким примером этого явления – татарское слово чакрым. Оно образовано от глагола «чакырырга» – звать, позвать. Татарский просветитель К.Насыри в словаре «Лџжи татари» пишет: «Чакрым – бер микъдар мосафт ки адм кычкырса, ишетелерлек булыр, аны бер чакрым диярляр. Ягъни чакыргач ишетмле микъдар: кадим заманда татарларнын каладан калага тавыш ишетерлек мосафт саен бер кеше куелмыш иде.

Телефон мнзленд – гр бер вакыйга булса, тавыштан хбр биреп дирхаль икенче шџрэ хбрне житкерерлр иде»

[К.Насыйри, 1т., б, 165].

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Среди слов, обозначающих меру, имеются такие лексические единицы, которые образованы от названий частей человеческого тела. Например, слово терск. Об этой единице меры упоминается в трудах Ибне Фадлана и Абу–Хамид аль–Гарнати [Беркутов, 1990, б.43]. В архитектуре, в строительстве памятников и надгробий широко пользовались данной единицей меры. В странах Востока существовала еще одна единица – «патша терсге» [Беркутов, 1990, б.47].

Слова пудъ, кадакъ, батманъ, гярничь, бирщукъ [Р., 1894, с.60] ныне перешли в ряд устарелых слов.

Слово карыш в русском языке было известно уже в XVI веке. Оно равняется 1 /4 части аршина. В тюркоязычных памятниках оно зафиксировано в турецко–арабском (кипчакском) словаре 1245 года и в словаре Ибне Моханна XIVв. В современном языке это слово не активно в употреблении, изредко встречается в разговорной речи. Например, «Њзе бер карыш, белеме мећ карыш» [Беркутов,1990, с.50].

Слово мыскалъ [В., 1881, с.48;

Р., 1894, с.60] в Поволжье в XIVв. обозначало вес трех монет – дирхемов. Все 100 мискалей составляли кадак, т.е. фунт [Мухамадиев, 135с.].

Слово миль [Р., 1894, с.60] арабского происхождения, оно равняется 1870 м [ГТРАС, с.259].

Слова пудаука [В., 1881, с.48], тубалъ [Р., 1905, с.60] обозначает и посуду, и меру сыпучих веществ. Здесь наблюдается вид переносного значения – метонимия.

Слово капъ [В., 1881, с.48] имело первоначальное значение «кожа». Књреклег куян кабы да килеш [ТТАС, т.2, б.44]. Но со временем это значение менялось. А в производном слове капчык первоначальное значение «кожи» вообще не сохранилось.

Многие слова вышли из активного употребления, вместо них в современном татарском языке активно функционируют русские лексемы.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Тематическая группа «Цвета»

В данную группу объединены слова, обозначающие цвета и масти лошадей. Почти все слова в современном татарском языке сохранились и поныне. Например, кара – черный, зянгяръ – голубой, кызылъ – красный, акъ – белый, джирянъ – рыжий, чуваръ – пестрый и т.д.

В разных самоучителях даны разные варианты. Например, в самоучителе Г.Вагапова русый – аксыл сари [В., 1881, с.39], в самоучителе Ш.Рахметуллина – кунгоръ сары [Р., 1894, с.57];

слово бледный в самоучителе Г.Вагапова – аксылъ [В., 1881, с.39], а в самоучителях М.Салихова, И.Кондратова и в Новом практическом самоучителе – ку [С., 1883, с.35;

К., 1893, с. Нов., 1887, с.38]. Слово ку – бледный встречается в корне глагола куару стихотворении татарского поэта Дэрдменда:

Агарды чч, куарды баш, Сары юллар сызылды.

Љмидлр, кем...

Љмидлр, кем… Дригъ, бер – бер љзелде !..

По западно–европейским источникам, представители мишарского диалекта татарского языка являются потомками куманов. Слово куман состоит из двух частей: ку – белый, ман – человек, значит, белолицые люди [Сафиуллина, Закиев,1994,с.14].

Этот пример ярко отражает значение слова ку.

Некоторые слова образованы с помощью аффиксов – лы –ле.

Например, аллы – розовый [Р., 1905, с.57], бурлы – бурый [Р., 1905, с.57]. В современном татарском языке слово ал – розовый употребляется без аффикса – лы;

слово бурлы занимает пассивную позицию. В самоучителе М.Салихова слово бурлы дано через перевод на русский язык как чалый [С., 1883, с.35].

Многие слова этой группы в самоучителе М.Бекчурина даны с послелогом тљсле, например, ( лгаль тљсле – А.Ш.) – PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com рубиновый, ( ут тљсле – А.Ш.) – огнецветный, (ачык тљсле – А.Ш.) – цветной, ( карангырак тљсле – А.Ш.) – темноватый, ( књк тљсле – А.Ш.) – пурпуровый [Б., 1859, с.88].

В самоучителе Г.Вагапова уменьшительная степень образована со словом сыман: алсеманъ – аловатый, куксеманъ – синеватый, яшельсыман – зеленоватый [В., 1867, с.38].

Большое место в этой группе занимают лексические единицы, обозначающие масти лошадей. Например, кула – саврасый [С., 1883, с.35], кашка – съ лысиной [С., 1883, с.35], туры – гнедой [С., 1883, с.35], кара – вороной [С., 1883, с.35], – тянкя чуаръ – чубарый [С., 1883, с.35], кранъ – бурый [С., 1883, с.35], ала–кола – пегий [Р., 1894, с.57], кара туры – гнедо–карий [Р., 1894, с.57], чабтаръ – подласый–игрений [Р., 1905, с.57], кюкъ – сивый [Р., 1894.

с.57].

Ученые считают, что многие русские эквиваленты этих слов являются тюркизмами. Они зафиксированы в древних письменных памятниках. Например, слово «йегрен» в значении «рыжий»

имеется в орхоно–енисейских памятниках VIII в. Слово чубарый в значении «пестрый» зафиксировано в памятнике 14 в. «Ибн– Мухана» [Заимствования..., 1991, с.16–19]. В своем произведении «Ачы тќриб» («Горький опыт» М.Магдеев приводит отрывок из своих студенческих тетрадей. На уроке русского языка были даны следующие слова, обозначающие масти лошадей: буланый–кара сары, ялы, койрыгы кара, бурый –кљрн, карасу ќирн, вороной – чем кара, гнедой– туры, ялы, койрыгы кара, узе кызыл;

кайрый кола, сырты, ялы кара аксыл–кызыл, карий – кара–туры;

пегий–ала;

рыжий–ќирн;

ялы саргылт–кызыл;

серый–соры, сырты кара, шинель тљсле;

сивый– ап–ак ат, темно–сивый – тимеркук, чалый– бурлы;

аклы–кызыллы бљрчекле;

чубарый–алмачуар [Магдеев, 1993, с.63]. В настоящее время эти слова остаются в пассивном употреблении.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Тематическая группа «Числа»

В самоучителях данного периода активно представлены и количественные числительные: бер – одинъ, ике – два, очь – три, дюрть – четыре и т.д. Остальные числительные до десяти даны в том же виде. Далее представлены десятки от 20 до 100. В некоторых самоучителях отмечено числительное миллион. в самоучителе Г.Вагапова оно представлено парным словом – мынъ – мынъ [В.,1881,с.30], т.е. мећ – мећ.

Зафиксированные порядковые числительные образованы с помощью аффиксов – нчы, – нче, что совпадает с современной формой показателя порядковых чисел.

В ранее изданных самоучителях числительные ќиде – семь, сигез – восемь, тугыз – девять, сохраняя традиции сторотатарского литературного языка, представлены в более древнем варианте:

(еди), (сикиз), ( тукыз).

В целом можно сказать, что числа являются самыми частотными словами. Во многих тюркских языках они одинаковые ввиду древней общности корней.

Интересные этимологические этюды о происхождении чисел даются в «Исторической морфологии татарского языка» Латифа Заляя [ Ќлй, б.86–107], а также в книге Д.Рахмати «Дети Атлантиды», где автор дает свои интерпретации о происхождении названий татарских чисел [Рахмати, с.96-104].

ВЫВОДЫ 1. В самоучителях собраны и зафиксированы самые частотная лексика XIX века, и она в основном представлена в тематических группах. Многие слова активно употребляются и в современном татарском языке.

2. Число тематических групп в разных самоучителях не PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com совпадает.

3. Исследованные нами 11542 слово показали, что большинство из них во всех самоучителях употреблены в основном в тех же значениях, что и в современном татарском языке.

4. Многие лексические единицы относятся к пласту тюрко– татарской лексики. Это тематические группы, относящиеся к частям тела, терминам родства, продуктам питания, явлениям природы, что объясняется их древностью.

5. В тематических группах значительное место занимают арабо– персидские заимствования.

6. В самоучителях имеют место и русские заимствования, которые испокон веков употреблялись в татарском языке и были приспособлены к фонетическим законам татарского языка.

Значительную роль они играют в тематических группах «Гумно», «Строение», «Мера» и т.д 7. Некоторые слова, зафиксированные в тематических группах самоучителей, с точки зрения сегодняшнего дня являются историзмами или архаизмами.

8. Часть слов в самоучителях ныне вышли из активного употребления. Они были вытеснены русскими заимствованиями.

Например, армуд – груша, шафталу – персик, шмшад – пальма, кэбаб – жаркое, надулаб – тратуар, жзб – циркуль, жимешле аш – соус, тутый – попугай, агачлы юл – аллея, яшел жиляк – крыжовник, ут кљймясе – пароход, яћгыр ышыкламасы – зонтик, кыручы – токарь, тљс тљшерњче – фотограф, суык тимерче – слесарь, др уты – укроп, диш уты – шалфей и т.д.

9. Составителями самоучителей были представители разных диалектов и различных говоров. Это был период становления фонетических, лексических и синтаксических норм татарского литературного языка. Поэтому, естественно, встречается довольно много диалектных слов. Авторы самоучителей пользовались диалектными словами в тех случаях, когда не было литературного варианта того или иного слова или они были не знакомы с литературной нормой;

можно также решить, что они специально избегали русских заимствований. Большое количество диалектных PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com единиц встречается в самоучителях Г.Вагапова [1864–1899], М.Бекчурина [Бекчурин, 1859] и Ш.Рахметуллина [Рахметуллин, 1894]. В трудах М.Салихова, Ш.Саинова их относительно меньше.

10. Имеет место и калькирование слов русского языка. Это, вероятно, делается тогда, когда отсутствует татарский эквивалент.

Особо ярко это проявилось в тематической группе «Суд» в самоучителе Г.Вагапова.

11. В самоучителях сохранились такие лексические единицы, которые могли бы заменить неудачно употребляемые русизмы и европеизмы в современном татарском языке. Возможно, желательно и даже необходимо возвращение таких слов, как агачлы юл – аллея, ут кљймсе – пароход, кыручы – токарь, суык тимерче – слесарь, яћгыр ышыкламасы – зонтик, ачы суык – мороз, хлвче – кондитер, ислекче – парфюмер, куш бугаз – зоб, тамыр зхмте – ревматизм и т.д.

12. Слова, зафиксированные в самоучителях, дают возможность пронаблюдать некоторые фонетические изменения. В области согласных встречается параллельное употребление письменных и разговорных форм. В XIX – начале XX века литературной нормой татарского языка становится выпадение увулярного [F] в корне. В самоучителях некоторые слова сохранили письменные традиции старотатарского языка. Например, бугдай – пшеница, угыл – сын, ягмур – дождь.

Переход звуков [г] и [гъ] на звук [й] хотя и считается особенностью кипчакского языка, в татарском языке он не занимает большого места. Например, слово сыгыр – корова [Б., 1859, с.81]. В кипчакских языках наблюдается неустойчивость звуков [ќ] ~[ й] в позиции начала слова. Эта закономерность ярко выражается во многих самоучителях. Например, йемеш [Б., 1859, с.78], джимышъ [В., 1881, с.5] – плод;

еръ джиляги [Б., 1859, с.79;

В., 1881, с.6;

Р., 1894, с.45] – клубника;

еръ – земля [С., 1885, с.13;

К., 1893, с.32];

жюкя [Б., 1859, с.78], юкя [С., 1885, с.39;

К., 1893, с.54] – липа;

еру [С., 1885, с.95] – песня;

енгель [С., 1885, с.34] – легкий, ель [Б., 1859, с.75;

С., 1885, с.13;

К., 1893, с.33] – ветеръ;

джумурка [В., PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com 1881, с.9];

юмрка [Р.,1894, с.44] – яйцо;

джилга [В., 1881, с.27], елга [Р., 1905, с.64] – овраг, джакъ [В., 1881, с.27] – страна. Это объясняется тем, что нормы татарского литературного языка формировались на основе смешения языков разных племен и диалектов. Наличие ќоканья и йоканья в разных диалектах татарского языка подтверждают вышеприведенные примеры. Йоканье является особенностью мишарского диалекта и одним из признаков разговорной речи кипчаков.

Кроме того, на формирование татарского литературного языка повлияли элементы традиций старотюркских письменных памятников. В самоучителях татарского языка XIX века зафиксированы такие слова, которые ярко отражают традиции книжного стиля старотатарского языка. Например, сачъ – волосы [С., 1885, с.15], санчу – колотье в боку [Б., 1859, с.89], сачакъ – цветъ [С., 1885, с.43], сычкан – мышь йафар сычкан – выхухоль [Б., 1859, с.82], сыгыр – корова [Б., 1859, с.83], бугдай – пшеница [С., 1885, с.42], укзъ – быкъ [С., 1885, с.35], сикзъ аякъ – мокрица [С., 1885, с.38], яшь екетъ – юноша [С., 1885, с.19;

К., 1893, с.44;

Б., 1859,с.22], тулкунъ – волна [Б., 1859, с.74;

С., 1885, с.13;

К., 1893,с.33], тюя – верблюдъ [Б., 1859, с.82;

С., 1885, с.36].

Словарный состав самоучителей дает представление об активной лексике татарского языка XIX века. Неизменность, устойчивость, сохранность большинства лексических единиц и сегодня говорит о том, что в этих самоучителях были зафиксированы самые частотные слова татарского языка, которые предстояло изучать нетатарам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1. Активная восточная политика России и роль старотатарского литературного языка в межгосударственной дипломатической переписке, предпринятая Россией политика христианизации и PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com связанная с этим необходимость подготовки кадров для успешного проведения этой политики послужили основой для открытия многочисленных учебных заведений – различных школ, гимназий, училищ, Казанского университета, духовных семинарий, Духовной Академии, для которых необходимы были практические грамматики, пособия, словари, самоучители, разговорники и т.д.

Именно этим объясняется огромное количество разговорников и самоучителей в ХУШ – начале XX века.

2. Самоучители татарского языка ХIX века до последнего времени не являлись объектом специального монографического исследования. О них имеются лишь отдельные замечания в трудах А.Кононова [Кононов, 1974], М.Нугмана [Ногман, 1969], А.Каримуллина [Каримуллин, 1958], С.Михайловой [Михайлова, 1968: 1972;

1991], Ф.Сафиуллиной [Сафиуллина, 1991;

2001, 2002], в статьях М.Закиева [Закиев, 1965], Г.Якуповой [Якупова, 1989] и Ф.Харисова [Харисов, 1993]. Наша работа, надеемся, восполнит этот пробел.

3. В работе впервые дается историко–лингвистический анализ самоучителей татарского языка ХIX века: самоучители Г.Вагапова (3 издания), М.Бекчурина (2 издания), Ш.Саинова, М.Салихова, «Новый полный самоучитель татарского языка», К. Кондратова, Ш.Рахметуллина. Авторы самоучителей были не только составителями, многие из них преподавали татарский язык по этим учебникам.

4. Большинство самоучителей составлено по единой схеме: во вводной части излагается алфавит двух языков. Далее дается лексика, разделенная на тематические группы;

затем следуют фразы, диалоги, тексты для развития речи. По такой структуре составлены самоучители Г.Вагапова, М.Бекчурина, Ш.Саинова, И.Кондратова, Ш.Рахметуллина и «Новый полный самоучитель татарского языка».

5. Самоучители татарского языка исследуемого периода составлены на основе новейших методов своего времени.

Комплексность, компактность учебных пособий, их интересное содержание привлекает внимание исследователей. Эти самоучители PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com были нацелены на овладение всеми видами речевой деятельности с преимущественным вниманием к устной речи. Но в самоучителях татарского языка этого периода отсутствуют наглядность;

не имеется рисунков, мало таблиц и схем.

6. Изучение лексики самоучителей и сравнение их со словарным составом современного татарского языка позволяет заключить, что в начале слова наблюдается неустойчивость и ненормированность йоканья и жоканья.

7. Это был период параллельного употребления форм, диктуемых письменными традициями, и норм общенародной разговорной речи.

В самоучителях отражались обе эти особенности, как в фонетике, так и лексике и грамматике. В приведенных словах отражаются как письменные традиции, так народно–разговорные нормы: бугдай – бодай [пшеница], угылъ – ул [сын], ягмуръ – янгыр [дождь], сыгыр – сыер [корова], сикез – сигез [восемь], тукыз – тугызъ [девять], манлай – мангай [лоб], агыз – авыз [рот], сач – чч [волос].

8. Основную лексику составляют слова общетюркского происхождения. Это особенно характерно для тематических групп, связанных с природой и жизнью человека, животного и растительного мира.

9. Хотя и лексика исследуемых источников имеет в основном общетюркское (татарское) происхождение и является общеупотребительной, в самоучителях имеется определенный пласт арабо–персидских заимствований, не частотных для разговорной речи. Этих слов больше в тематических группах «Религия», «Науки», «Минералы», «Время».

10. В тематических группах имеются и русские, и европейские слова, вошедшие через русский язык. Необходимо отметить, что количество русских слов незначительно и имеет тенденцию к увеличению к началу ХХ века.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.