авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова С.Г. Суханов, Н.А. Конкиева, ...»

-- [ Страница 3 ] --

№ Показатель Ед.изм. X + sx X min X max 1. Толщина оболочки мкм 646,3 + 22,52 224 2. Объем ядер клеток мкм 307,8 + 15,85 134 амниона 3. Aai % 16,8 + 1,86 49, 6, волокносодержа щего слоя амниона 4. Диаметр пуповины мкм 799,6 + 22,06 545 5. Толщина стенки мкм 305,8 + 16,98 25 вены пуповины 6. Толщина стенки мкм 511,5 + 21,48 252,4 773, артерии пуповины 7. S поперечного mm 1,70 + 0,086 0,59 2, сечения артерий 8. 8поперечного mm 2,20 +0,249 0,36 8, сечения вены Учитывая неоднородный по нозологическим формам ха¬ рактер группы с осложненным течением беременности, были проведены статистические сравнения морфометрических по¬ казателей в случаях острой и хронической плацентарной недо¬ статочности, а также при воспалительных изменениях последа.

При этом группа с острой плацентарной недостаточностью, по нашему мнению, в большей степени приближена к контрольной выборке, отражающей региональную норму строения зрелой до¬ ношенной плаценты.

Максимальной толщины плодные оболочки регистриро¬ вались в группе женщин с острой плацентарной недостаточ¬ ностью (662,1 + 41,59 мкм) и далее в случаях с воспалением (577,3 + 77,39 мкм) и хронической плацентарной недоста­ точностью (555,2 + 65,66 мкм). В этой же последней группе тенденция к истончению оболочек сопровождалась макси¬ мальными значениями вариационного коэффициента (CV = 39,2%).

Из других морфометрических показателей межгрупповые различия были особенно значимыми по величине коэффици¬ ента усадки тканей оболочки в процессе гистологической обра¬ ботки. Максимальные значения коэффициента усадки тканей были выявлены в группе с острой плацентарной недостаточ¬ ностью (46,5%) и минимальные - в подгруппе с воспалением (20,9%).

Отражением неблагоприятных, на наш взгляд, изменений внутренней послойной структуры оболочек могут считаться выявленные тенденции к уменьшению удельной плотности волокнообразующего слоя от 23,3% в случаях острой плацен¬ тарной недостаточности до 14,9% и 12,1% при воспалении по¬ следа и хронической плацентарной недостаточности, соответ¬ ственно.

Изменения объемов ядер эпителиоцитов амниона в группах сравнения были верифицированы следующим образом. Судя по средним арифметическим, минимальные объемы ядер отмеча­ лись в контрольной группе (318,1 + 26,95 мкм ).

В подгруппах с осложненным течением беременности мини¬ мальные (4,4%) отклонения от региональной нормы были от¬ мечены в группе острой плацентарной недостаточности (332, + 33,16 мкм ). Большую зависимость морфо-функционального статуса амниоцитов от особенностей течения беременности подтверждает тот факт, что при хронической плацентарной недостаточности объемы ядер еще более возрастали (348,0 + 37,81 мкм ). При регистрации воспаления элементов последа объемы ядер эпителиоцитов были максимальными (400,9 + 53,65 мкм ).

Изучение особенностей строения сосудов пуповины дает ценную в прогностическом плане информацию о состоянии фетоплацентарной системы. Исследование структур фетопла центарного комплекса показало, что диаметр пуповины в обеих группах сравнения варьировал от 5 и до 12 мм, что соответство¬ вало лимитам среднеширотной нормы.

В обеих группах женщин было установлено преобладание ( - 68%) магистральной формы ветвления крупных сосудов пла¬ центы, которой в 48-52% соответствовало краевое прикрепление пуповины.

Обзорная микроскопия (Рис.4.1.2.9) изученных тканей вы¬ явила некоторые различия в типах распределения сосудов в пуповине (вена и пупочные артерии) у женщин нашего региона по сравнению с аналогичными исследованиями, выполненны¬ ми Е.Д. Луцай [1999] в г. Оренбурге. Так в частности, по нашим данным преобладающим вариантом (49%) распределения со¬ судов в пуповине был «рисунок равностороннего треугольни ка с веной в вершине и артериями в основании». По данным В.Е. Радзинского и А.П. Милованова [2004] такой вариант про­ странственного взаиморасположения сосудов («в кучку») наи¬ более оптимален.

Рисунок 4.1.2.9 Варианты регистрации (%) синтопии сосудов пуповины у женщин региона исследования.

Условные обозначения: - пупочные артерии;

(О) - пупочная вена.

* - достоверные (Р0,05) различия по сравнению с контроль¬ ными среднеширотными данными.

Плошрди сечения сосудов пуповины —С— FEE Градации фактора (диагно^ Рисунок 4.3. Средние значения суммарных площадей кровеносных сосудов пуповины в группах сравнения с учетом градаций риска (в баллах).

В цитируемой работе рисунок взаимного расположения сосу¬ дов был более вариабельным с максимумом (34,3%) регистрации «центрального расположения вены и артерий по бокам от нее».

Межгрупповые различия оказались статистически достоверны¬ ми (p 0,05) при расчетах методом углового преобразования Фишера. Рисунок взаимного расположения сосудов не зависел в Далее в процессе морфометрического изучения было установле¬ но, что толщина стенки вены пуповины у женщин г. Оренбурга превышает таковую в обеих группах женщин г.Архангельска на 60 % (норма) и 70% (осложненное течение беременности). Сход¬ ные по направленности тенденции с истончением стенок имели место и для артерий пуповины Вычисление в дальнейшем суммарных площадей сечения кровеносных сосудов показало, что у женщин-северянок значе¬ ния параметра колеблются у нижнего лимита среднеширотной нормы (5,1 - 24,9 mm ), достоверно отличаясь от контрольных значений. Кроме отличий средних арифметических и медиан, су щественность отклонений площадей сосудов от видовых стан­ дартов подтверждалось сигмальными оценками и сравнением характера распределений вариант критерием Колмогорова.

Выявленные межгрупповые и межрегиональные отличия структурной организации пуповины могут быть связаны с вну¬ тривидовой анатомической изменчивостью. Кроме того, гисти ометрические характеристики стенок сосудов пуповины косвен¬ но свидетельствуют о нарушениях местного кровотока, повышая риск осложненного течения беременности.

4.1.3. Тензиометрия плодных оболочек в группах сравнения.

Данные эксперимента по испытанию оболочек контрольной группы женщин и группы с осложненным течением беремен¬ ности представлены в таблицах 4.7 - 4.10 и рисунках 4.4 - 4.14.

Разрушающее усилие (нагрузка разрыва) образцов оболочек и их удлинение в норме составило 3,51 + 0,35 Н и 12,4 + 0,75 мм. Ана­ логичные значения в группе сравнения были на 5,7% меньше по разрушающему усилию и 6,5% меньше по удлинению.

Удлинение, мм | — » — Н о р м а —•— Патопогия~| Рисунок 4.4. Усредненные кривые зависимости усилие удлинение при испытании образцов плодных оболочек.

Ма П а, 0.0 0.1 0.1 0.2 0.2 0.3 0. Норма —•— Патология Рисунок 4.5. Усредненные кривые зависимости напряжение деформация при испытании образцов плодных оболочек.

Сходные межгрупповые тенденции были выявлены по пара¬ метрам вязкости образцов и абсорбируемой энергии (ТЕА) раз­ рушения. Основные статистические показатели обеих групп по данному разделу работы представлены в табл. 4.7.

Как показано в таблице статистически достоверными сдви¬ гами при данном числе наблюдений могли считаться данные всего лишь одного тензиометрического показателя, а именно «работа по разрушению образца». В группах сравнения при этом не совпали значения медиан рядов распределений вариант (31, - норма и 24,7 - патология), вычисляемых с помощью критерия Вилкоксона. Таким образом, при не осложненном течении бе¬ ременности плодные оболочки обладают большей вязкостью, а, следовательно, большей устойчивостью к динамическим нагруз¬ кам. В этом случае наблюдается тенденция к проявлению и более высокой статической прочности.

Значения коэффициентов вариации в обеих сравниваемых группах оказались достаточно высокими, отражая индивидуаль¬ ность происходящих адаптивных изменений фетоплацентарной системы. Максимальная степень межгрупповых различий про¬ явилась при расчетах начального модуля упругости испытуемых образцов плодных оболочек.

Неоднородность и высокая изменчивость статистических рядов распределений подтвердилась расчетами коэффициентов асимметрии и эксцесса (Табл. 4.9).

Вариабельность адаптивных изменений фетоплацентарной системы в группе осложненного течения беременности была проанализирована с учетом структуры факторов риска развития перинатальной патологии. На основании имеющихся анамне¬ стических данных в группе патологии были изучены прочност¬ ные характеристики плодных оболочек у женщин с диагнозами острой и хронической плацентарной недостаточностью, а также воспалительными изменениями.

Таблица 4.7.

Показатели тензиометрии ( X + s x ) оболочек при физиологическом и осложненном течении беременности Название показателя Контрольная группа Патология течения женщин беременности Разрушающее усилие 3,5 + 0,38 3,3 + 0, Удлинение при 12,4 + 0,75 11,6 + 0, разрушении Деформация 0,25 + 0,015 0,23 + 0, разрушения Разрушающее 0,44 + 0,061 0,41 + 0, напряжение Начальный модуль 2,05 + 0,337 2,08 + 0, упругости Работа разрушения 19,3 + 1,94 * 16,6 + 1, ТЕА 0,04 + 0,006 0,04 + 0, Число образцов 63 Примечание: * - достоверные (p 0,05) межгрупповые разли¬ чия.

Как показывают данные таблицы максимальное число сдви¬ гов (по 4 параметрам) было выявлено в группе женщин с острой плацентарной недостаточностью. По двум показателям (напря¬ жение и модуль упругости) различия подтверждались критери¬ ем Стъюдента и сигмальными отклонениями и могли считаться достоверными и статистически существенными.

Таблица 4.8.

Вариационные коэффициенты (Cv,%) данных тензиометрии при физиологическом и осложненном течении беременности.

Название показателя Контрольная группа Патология течения женщин беременности Разрушающее усилие 46,5 49, Удлинение при 28,0 29, разрушении Деформация 28,0 28, разрушения Разрушающее 63,9 62, напряжение Начальный модуль 75,4 67, упругости Работа разрушения 46,1 50, ТЕА 63,5 60, Число образцов 63 Таблица 4.9.

Показатели асимметрии (As) и эксцесса (Ex) тензиометрических параметров при физиологическом и осложненном течении беременности Название показателя Контрольная группа Патология течения As \ Ex женщин беременности Разрушающее усилие * 0,78 \ - 0,29 * 1,47 \ 1,45 * Удлинение при 0,69 \ 0,69 0,48 \ - 0, разрушении Деформация 0,68 \ 0,69 0,53 \ - 0, разрушения Разрушающее * 1,01 \ 0,09 * 1,19 \ 0, напряжение Начальный модуль * 0,82 \ - 0,71 * 1,36 \ 1,07 * упругости Работа разрушения * 1,47 \ 2,45 * * 1,96 \ 5,05 * ТЕА * 1,94 \ 4,46 * * 1,12 \ 0, Число образцов 63 Примечание: * - значения показателей превышают критиче¬ ские (P 0,05) при этом числе наблюдений.

Таблица 4.10.

Тензиометрические показатели (X + sx) при различных видах патологии беременности Показатель Острая плац. Хроническая Воспалительные недоста­ плац. изменения точность Недостаточность последа Разрушающее 2,8 + 0,37 3,7 + 0,51 3,6 + 0, усилие Удлинение при 12,8 + 0,84 10,6 + 1,18 10,7 + 0, разрушении Деформация 0,25 + 0,017 0,21 + 0,023 0,21 + 0, разрушения Разрушающее 0,30 + 0,036 * 0,52 + 0,094 0,47 + 0, напряжение Начальный 1,39 + 0,12 * 2,87 + 0,557 * 2,33 + 0, модуль упругости Работа 16,2 + 2,42 * 17,0 + 2,40 16,8 + 3, разрушения ТЕА 0,035 + 0,005 * 0,046 + 0,008 0,043 + 0, Число образцов 45 33 Примечание: * - достоверные (p 0,05) различия с группой физиологического течения беременности.

А/ / у* А / Рисунок 4.6. Усредненные кривые зависимости усилие - удлинение при испытаниях образцов плодных оболочек.

Удлинение, мм - Острая nnaLf нтэрна- не^х таточность - Хроническая плаьрчтарная недостаточность Воспаление - Норма О 45 / А/ Ad А У/,ж,* Рисунок 4.7. Усредненные А' кривые зависимости напряжение - деформация Деформация при испытании образцов - Острая плацентарная недостат OMHOCTI плодных оболочек. Кс-сннческая ппзцентагная недостаток В случаях хронической плацентарной недостаточности до¬ стоверными оказались различия в величинах начальных мо¬ дулей упругости образцов. Значения показателей составили МПа и 14,1 МПа или 70,5% от нормальных характеристик.

По двум другим показателям (работа разрушения и энергия разрушения) статистически достоверными были меньшие значе¬ ния медиан распределений при осложненном течении беремен¬ ности. Для работы разрушения эти различия составили 27,8% (норма - 20 мДж), а для абсорбируемой энергии разрушения об¬ разцов - 29,5% (норма - 21,09).

Для решения задач по оценке характера взаимодействия учи¬ тываемых количественных признаков был использован алгоритм полного корреляционного анализа и дисперсионный анализ.

В обеих группах женщин на первом этапе была сопоставлена структура парных корреляций и выполнены расчеты корреля¬ ционного отношения. Согласно проведенных расчетов в груп¬ пах с физиологическим и осложненным течением беременности интерпретировались статистически достоверные (P0,05) ин¬ теркорреляции. Величины корреляционных отношений по из¬ вестной формуле извлечения квадратного корня и перевода в % преобразовывали в «силу влияния фактора», характеризуя тем самым опосредованный компонент взаимодействия признаков.

Среди биофизических (тензиометрических) параметров в межсистемных взаимооценках предпочтение было отдано таким признакам как «разрушающее усилие» и «удлинение образца».

Выбранные первичные данные по тензиометрии были включены в единый цифровой массив с морфометрическими показателями толщины оболочек, удельной плотности волокнообразующего слоя и объема ядер эпителиоцитов амниона.

Опосредованные взаимодействия учитываемых показателей на заключительной стадии межсистемных оценок были проана¬ лизированы в зависимости от «риска развития перинатальной патологии», «заключительного диагноза» и «сезона зачатия».

Градации учитываемых факторов определялись из медицинской документации.

Как показывают данные рисунка интеркорреляций, общей тенденцией оказалось ослабление прямого компонента связей между признаками в группе с осложненным течением беремен ности. Уменьшение актуализации и, соответственно, усиление лабилизации статистического комплекса в группе патологии не вызывало смены знака прямолинейного компонента связей между признаками.

Замена морфометрического признака «толщина оболочки» на «удельную плотность волокнообразующего слоя» показало сле¬ дующее. Статистически достоверной при данном числе наблю¬ дений контрольной группы была только обратная сильная связь (R xy = - 0,70) между волокнообразующим слоем и удлинением образца. В патологической группе аналогичная связь становится слабой положительной (R xy = + 0,23).

Практически неизменной (умеренной отрицательной) в обе¬ их сравниваемых группах женщин оказалась взаимосвязь удель¬ ной плотности волокнообразующего слоя и разрушающим уси¬ лием образца плодной оболочки.

Проведенный сравнительный анализ прямолинейной состав¬ ляющей взаимодействий выявил заслуживающий обсуждения факт разнонаправленных значений интеркорреляций признаков «удлинение образца» и его «толщиной», а также удлинением при разрушении и удельной плотностью волокнообразующего слоя.

Вполне возможно, что вязкость образцов оболочек и обуслов¬ ленное этим удлинение при разрушении зависит от складываю¬ щегося соотношения межуточной и волокнистой составляющей данного слоя амниона.

Характер рисунка интеркорреляций возможно зависит от соотношения типов волокнистых структур, представительства эластических и коллагеновых волокон. Значения коэффициента усадки в группах сравнения различались в среднем на 5%, тог¬ да как рисунок взаимосвязей в норме и патологии существенно различался Известна взаимосвязь растяжения и давления для формо¬ образования опорных соединительнотканных структур вну¬ тренних органов [А.Г.Кочетков с соавт.,1992]. Интенсивное во локнообразование сопутствует выраженному смещению (растя¬ жению) клеточных пластов и умеренному давлению на ткань.

Учитывая положение плодного пузыря в плодовместилище, не¬ сжимаемость околоплодных вод, вязкоупругие свойства стенки матки и туловища, логично было предположить важную роль опосредованных или непрямых связей между признаками для прогрессирования беременности. Учитывая это, статистический анализ межсистемных взаимоотношений был продолжен расче¬ тами корреляционного отношения и производной от этого зна¬ чения - силой влияния фактора.

Важный научно-практический интерес представляет оценка факторов риска развития перинатальной патологии. Изучение медицинской документации показало, что факторы для расчета риска в баллах имели место в обеих группах женщин, однако, в группе с физиологическим течением беременности элементы по¬ следа оказались «интактными», что подтверждалось выставлен¬ ным диагнозом зрелой доношенной плаценты.

В группе сравнения, в свою очередь, при патогистологическом исследовании были диагносцированы проявления острой или вторичной хронической плацентарной недостаточности, а также признаки воспаления составных частей провизорного органа.

Предваряя факторный анализ цифровых массивов, была сде¬ лана попытка сравнить парные корреляции между признаками «риск» и «толщина оболочек», а также «риск» и «удельная плот¬ ность волокнообразующего слоя». Как и следовало ожидать, об¬ щий рисунок интеркорреляций по знаку связей в обеих группах совпадал. Значения коэффициентов корреляции были недосто¬ верными при этом числе наблюдений в парах «риск- толщина оболочек». Причем в патологической группе значение коэффи¬ циента почти в 4 раза превышало контрольную связь. Таким об¬ разом, увеличение риска перинатальной патологии с большей вероятностью способствует истончению плодной оболочки.

Замена «толщины оболочки» на «удельную плотность волок нообразующего слоя» привела к инверсии знака связи на слабую положительную в группе женщин с физиологическим течением беременности. В группе женщин с патологическим течением бе¬ ременности была выявлена сходная структура связей. В то же время связь между «риском» и «удельной плотностью волокно образующего слоя» становится прямой и сильной (Rxy= +0,88).

Данная связь оказалась единственной статистически достовер¬ ной в исследованном цифровом массиве. Прямолинейный ком¬ понент связей фактора «риск» и тензиометрических показателей оболочек также оказался статистически не значимым.

Сравнения тенденций построения рисунка связей между «ри¬ ском» и двумя вышеупомянутыми морфометрическими параме¬ трами с ранее представленными данными о толщине оболочек у женщин разных групп позволяют считать увеличение удельной плотности волокнообразующего слоя оболочки на фоне общего истончения стенки в группе «патология» адаптивным сдвигом.

В дисперсионном анализе общая выборка случаев, где были проведены расчеты, была разбита на 3 градации: менее 5 баллов, 6-10 баллов и более 10 баллов. В соответствии с этими градациями проведена оценка силы влияния фактора на морфометрические и тензиометрические характеристики. Величины значений силы влияния на отдельные показатели представлены в таблице 3.11.

Как показывают данные дисперсионного анализа, максималь¬ но сильное влияние на изменчивость цифровых массивов фак¬ тор оказал на сосуды пуповины, толщину оболочек и удлинение образцов. В то же время ни один из перечисленных показателей нельзя считать существенно зависимым от выбранного фактора.

Таблица 4.11.

Значения фактора «риск развития перинатальной патологии» для изменчивости морфометрических и тензиометрических показателей Показатель Сила влияния фактора(%) Толщина оболочки 20, Удельная плотность волокнообразующего слоя 7, Объем ядер эпителиоцитов амниона 15, Разрушающее усилие 0, Удлинение при разрушении 15, Начальный модуль упругости 10, Работа разрушения 5, Толщина стенки вены пуповины 19, Толщина стенки артерий пуповины 7, Площадь сечений вены пуповины 21, Площадь сечения артерий пуповины 4, Принимая во внимание тот факт, что заключительный патоло гоанатомический диагноз, а не мера риска послужила основным критерием рандомизации общей группы обследованных женщин, был исследован вклад этого фактора. Материалы расчетов по ал­ горитму однофакторного анализа представлены в таблице 4.12.

По сравнению с риском развития перинатальной патологии, данные о вкладе фактора «диагноз» выглядят более информа­ тивными. Высокую изменчивость статистического массива от воздействия учитываемого фактора показали структуры пупо¬ вины. Вероятно, это связано с тем, что при постановке заклю¬ чительного диагноза изучались именно элементы последа, а не общая сводка потенциально неблагоприятных для течения фак¬ торов в период развития беременности и родов. Именно поэто¬ му, на наш взгляд, баллы риска, отмечаемые по разделам базовой схемы прогностических оценок (акушерский анамнез, экстраге нитальная патология матери или социальные факторы), не дали статистически существенных сдвигов.

Таблица 4.12.

Значения фактора «заключительный диагноз»

для изменчивости морфометрических и тензиометрических показателей Показатель Сила влияния фактора (%) Толщина оболочки 10, Удельная плотность волокнообразующего 20,7 * слоя Объем ядер эпителиоцитов амниона 10, Разрушающее усилие 7, Удлинение при разрушении образца 22,9 * Начальный модуль упругости 21,8 * Работа разрушения 16, Толщина стенки вены пуповины 3, Толщина стенки артерий пуповины 10, Площадь сечения вены пуповины 47,0 * Площадь сечений артерий пуповины 72,0 * Примечание: * - влияние фактора существенно и достоверно (F Fst;

P 0,05).

Устранению этого недостатка способствовали расчеты вклада сезонного фактора, отражающего природно-климатические осо¬ бенности региона наблюдения. Таким образом, в соответствии с принципами формирования схемы факторов риска, интересую¬ щий нас фактор относится к социально-биологическим. Резуль¬ таты изучения вклада сезонного фактора в варьирование струк¬ турных параметров плодных оболочек представлены в таблице 4.13.

Таблица 4.13.

Значения фактора «сезон зачатия» для изменчивости морфометрических и тензиометрических показателей Показатель Сила влияния фактора (%) Толщина оболочки 20,5 * Удельная плотность 6, волокнообразующего слоя Объем ядер эпителиоцитов амниона 11, Разрушающее усилие 21,3 * Удлинение при разрушении образца 29,3 * Начальный модуль упругости 29,1 * Работа разрушения 5, Толщина стенки вены пуповины 16, Толщина стенки артерий пуповины 18, Площадь сечения вены пуповины 11,6 * Площадь сечения артерий пуповины 17,6 * Примечание: * - влияние фактора существенно и достоверно (F Fst;

P 0,05).

Выполненные расчеты показали, что наряду с толщиной обо¬ лочки, фактор сезонности зачатия оказывает статистически су¬ щественные сдвиги на тензиометрические параметры изучен¬ ных структур последа и удельную плотность сосудов пуповины.

Материалы настоящего исследования подтверждают высо­ кую заинтересованность всех составляющих фетоплацентарно го комплекса в развитии адаптационных изменений в организме женщин, проживающих в регионах высокого риска экопатоло гии. Патентно-информационный поиск по обсуждаемой про¬ блеме показал, что такие элементы последа как плодные оболоч¬ ки и пуповина редко становились объектами специальных ис¬ следований, хотя и относятся к рекомендуемым в перечне мор¬ фологических стандартов [А.П. Милованов, А.И. Брусиловский, 1986]. Несмотря на это обстоятельство, анализ отечественной и зарубежной литературы по экологической морфологии плацен¬ ты человека определил основные вектора средовых воздействий [С.И. Колесников с соавт.,1987;

С.А. Степанов с соавт., 1991;

Э.К.Айламазян с соавт., 1996;

А.И. Никитин, 1998;

Arias F. E.al., 1997;

D.A. Guinn e.al., 1995].

Всю совокупность адаптивных сдвигов структур плодных оболочек и пуповины мы посчитали оценить учетом вклада сезонных факторов, риска развития перинатальной патологии и диагноза. Опыт предыдущих исследований, выполненных в на­ шем регионе, показал перспективность выбранного алгоритма исследований адаптивных сдвигов фетоплацентарного комплек¬ са [И.А.Рогозин, 1991].

Важные в научно-практическом плане факты о «географиче¬ ской норме строения плаценты» у женщин Архангельской об¬ ласти были получены из архивного и собственного материалов.

Наблюдения за характером течения беременности и исходами родов показали, что факторы риска перинатальной патологии были представлены во всех градациях рекомендуемой схемы О.Г. Фроловой [Г.М. Савельева с соавт., 1992]. Сумма итогового балла при этом совпадала со средним и высоким риском, под¬ тверждая возможность адаптивных изменений всех составляю¬ щих фетоплацентарной системы.

При первом обращении женщин в лечебное учреждение об¬ щая сумма факторов риска, как правило, была меньше итоговых данных из историй родов, что, по нашему мнению, говорит о низких резервных возможностях и большой нагрузке на ана томо-физиологические системы женщин в период течения бе¬ ременности. Складывающиеся в каждом конкретном случае отклонения в становлении и функционировании фетоплацен тарной системы подтвердили результаты заключительного диа¬ гноза состояния структур последа.

Интерпретация собственных данных в этой связи проводи­ лась в двух направлениях с рандомизацией объединенной вы¬ борки сначала по градациям фактора «риск развития перина¬ тальной патологии» или сокращенно «риск», а затем и «диагноз».

Первоначально предполагалось, что «риск», объединяющий в себя интегрально все возможные вектора воздействий на эле¬ менты фетоплацентарного комплекса будет значительно инфор¬ мативнее «диагноза» (Рис.4.14). Этого, однако, не произошло.

При достаточно больших значениях величины силы влияния фактора «риск», достигающих 21% для толщины оболочки и площади сечения пупочной вены и 16% удлинения при разрыве, факториальный вклад в изменчивость признаков оказался ста¬ тистически не достоверным.

Толщина оболочки и ']риск" Градации фактора Рисунок 4.14. Значения медиан рядов распределений вариант толщины плодной оболочки в зависимости от риска перинатальной патологии.

Сравнения тенденций построения рисунка связей между «риском», толщиной оболочки и с ранее представленными дан¬ ными о толщине оболочек у женщин разных групп позволяют считать увеличение удельной плотности волокнообразующе го слоя оболочки на фоне общего истончения стенки в группе «патология» адаптивным сдвигом. Вероятно, что выявленные изменения способствовали сохранению беременности, оказы¬ вая оптимизирующее воздействие на все структуры фетопла центарной системы.

При межсистемных сравнениях прямой компонент взаимос¬ вязанных изменений «риска» и «толщиной оболочки» был до¬ стоверен, а опосредованные связи, оцениваемые коррелятивным отношением или, в нашем случае, силой влияния фактора нет.

Предполагая, что полученные данные с общебиологических по¬ зиций недостаточно логичны, всю объединенную выборку в дальнейшем мы распределили по заключительному диагнозу ис¬ следования последа.

Рандомизация материала по градациям «доношенная зре­ лая плацента», «острая плацентарная недостаточность» (ОПН), «хроническая плацентарная недостаточность» (ХПН) и, как пра¬ вило, сочетание ее с «воспалением» элементов последа сразу же нашло свое подтверждение в среднеарифметических значениях учитываемых признаков, а также повлияло на информативность биофизических показателей.

Дополняя вышеизложенное результатами однофакторно го дисперсионного анализа, мы получили следующее. Стати¬ стически существенные (F F st;

p 0,05) сдвиги показателей включали в себя удельную плотность волокнообразующего слоя (20,7%), удлинение образца (22,9%) и модуль упругости (21,8%).

Для пуповины фактор оказал достоверное влияние на изменение площадей сечений кровеносных сосудов.

Сравнение медиан рядов распределений указанных мор¬ фологических показателей, выявило, что наиболее прогно¬ стически неблагоприятная ситуация по удельной плотности волокнообразующего слоя складывается в группе женщин с верифицированной хронической плацентарной недостаточ¬ ностью.

Удельная плотность волокнообразующего слоя оболочки со ставляет в этой группе женщин 68,6% контрольной группы с ди¬ агнозом доношенная зрелая плацента. Площадь сечения сосудов пуповины в группах сравнения увеличивается, достигая макси¬ мума в группе женщин с признаками хронической плацентарной недостаточности.

Таблица 4.14.

Лимиты варьирования морфологических показателей в группах сравнения с учетом фактора «заключительный патологоанатомический диагноз»

Показатель Доношенная ОПН ХПН Воспаление зрелая плацента последа Aai (%) 15 -20 19 - 27 9 - 15 11 - волокнообр.

слоя S сечения 0,1 - 0,75 1,8 - 2,6 2,0 - 3,5 1,8 - 2, вены,ткт S сечения арт., 0,1 - 0,4 1,7 - 2, 1,5 - 1,9 1,4 - 1, mkm Увеличение площади сечений сосудов при этом практически не меняет толщину стенки последних у женщин вне зависимости от варианта течения беременности.

Выше указывалось, что для женщин региона обследования характерна тенденция к уменьшению толщины стенки артерий и вен пуповины, соответствующей нижнему лимиту контроль¬ ной среднеширотной нормы [Е.Д. Луцай, 1999]. Правомерность отнесения выявленных сосудистых сдвигов к региональным особенностям морфотипа или «географической норме строения плаценты», на наш взгляд, очевидна. Большую пользу в дальней¬ ших исследованиях в этом направлении могли бы сыграть при¬ жизненные допплер-метрические ультразвуковые исследования кровотока сосудов пуповины.

Поиск маркеров феномена «географической нормы строения плаценты» в соответствии с задачами данной работы был про¬ должен с учетом влияния фактора сезонности зачатия.

Анализ архивных данных показал, что максимальные зна¬ чения сезонного индекса частот регистраций нарушений про¬ дукции околоплодных вод были типичны для зимнего и летнего месяцев года. В межсезонье при переходе от весны к лету и осе¬ ни к зимнему времени года достоверно увеличивалась частота регистрации врожденных пороков развития. Эти данные под¬ тверждают существование глобальной тенденции сезонных из¬ менений параметров репродуктивного здоровья ныне живущей популяции, подробно представленной в работах А.И.Никитина [ 1981-1998] и зарубежных авторов [Lam D.A., Miron J.A,1994;

Moos W.S., Randall W.,1995].

В структуре окологодичного ритма организации физиологи¬ ческих функций вышеназванные сезоны уже рассматривались акушерами-гинекологами региона в качестве неблагоприятных для инициации беременности. Новыми в этих условиях оказа¬ лись полученные нами данные о структурных и биофизических параметрах плодных оболочек и пуповины.

По данным дисперсионного анализа статистически су¬ щественные сезонные изменения были отмечены нами для ряда показателей. Сила влияния фактора на изменчивость статистических комплексов составила при этом от 11,6 до 29,3 %. Сравнение медиан рядов показателей, приведенных в табл.4.2, показало следующее. В динамике окологодичного ритма уменьшение толщины плодных оболочек составляло 24,6%, в то время как биофизические показатели тканей при переходе от зимнего к летнему сезону года увеличивались на 86,4% (разрушающее усилие) и 175% (модуль упругости). Уд¬ линение образца оболочки сначала возрастало на 25,6%, а к летним месяцам года снижалось, составляя 88% от зимнего сезона года.

Для площадей сечений артерий и вен пуповины сезонные сдвиги совпадали не полностью. Так, средняя площадь сечения вен трехкратно возрастала, а удельная плотность артериальных структур весной резко увеличивалась, оставаясь далее практи¬ чески на этом же уровне.

Рисунок 4.15.

Значения медиан рядов распределений вариант толщины плодных оболочек в зависимости от сезона зачатия. 1 - зима, 2 - весна, 3 - лето.

Рисунок 4.16.

Значения медиан рядов распределений вариант разрушающего усилия в зависимости от сезона зачатия.1 - зима, 2 - весна, 3 - лето.

Таблица 4. Вариабельность (minimum - maximum) морфо-физиологических показателей элементов последа в динамике сезонного ритма Показатель Ед.изм. Зима Весна Лето Толщина оболочки мкм 580 - 760 550 - 670 470 - Разрушающее усилие Н 1,2 - 3,2 2,0 - 3,6 3,8 - 4, Удлинение при мм 9,7 - 13,7 13,3 - 16,0 9,3 - 11, разрушении Начальный модуль МПа 0,2 - 1,8 0,6 - 1,8 2,4 - 3, упругости Площадь сечения мкм 0,1 - 1,0 0,9 - 1,9 1,3 - 1, артерий Площадь сечения вены мкм 0,1 - 0,7 0,9 - 1,6 0,9 - 1, Сопоставляя выявленные сдвиги с величинами силы влияния фактора сезонности на обсуждаемые признаки, мы посчитали возможным определить в качестве признаков индикаторов со¬ судистые структуры пуповины, так как эти части провизорных органов максимально варьировали при минимальных значени¬ ях исследованного фактора. Что касается плодной оболочки, то аналогичными маркерами сезонных сдвигов можно считать тол¬ щину образцов ткани и усилие по их разрушению.

Обсуждаемые выше собственные данные о влиянии факто¬ ров не являются всеобъемлющими и конечными. Проведенные нами исследования и патентно-информационный поиск по об¬ суждаемой проблеме подтверждают необходимость учета струк¬ турно-функциональной организации плодных оболочек на суб¬ клеточном и молекулярном уровнях.

В собственных исследованиях мы лишь косвенно по биофи¬ зическим показателям могли оценить «вязкость и текучесть»

образцов, ориентируясь на преимущественно механические реакции сходных по структуре эластомеров. Нами получены характеристики упругости (начальный модуль упругости), де формативности (удлинение при разрушении, деформация раз¬ рушения), вязкости (работа разрушения и ТЕА) и прочности (разрушающее усилие и разрушающее напряжение). Как извест¬ но, характеристики упругости, деформативности и вязкости интегрально оценивают структуру материала, а характеристики прочности - дефекты структуры [Е.В. Кортуков с соавт., 1988;

В.И. Комаров, Я.В. Казаков, 2000]. Тем не менее наш первый опыт применения такого рода методик в оценке сдвигов орга¬ низации структур последа в зависимости от вариантов течения беременности оказался отнюдь не бесполезным. Более того, мы считаем его перспективным для дальнейших исследований.

Так, в частности, проведенный сравнительный анализ прямо¬ линейной составляющей взаимодействий выявил заслуживаю¬ щий обсуждения факт разнонаправленных значений интеркор¬ реляций признаков «удлинение образца» и его «толщиной», а также удлинением и удельной плотностью волокнообразующе го слоя. Вполне возможно, что вязкость образцов оболочек, т.е.

их динамическая прочность, обусловленная этим удлинением, зависит от складывающегося соотношения межуточной и во¬ локнистой составляющей данного слоя амниона.

Выявленные различия кривых начального модуля упругости по отдельным видам патологии физиологически могут быть об¬ условлены мерой организации структур волокнообразующего слоя амниона. Можно согласиться с мнением В.Ш. Вагаповой и А.Е.Стрижакова [1999], что показатели деформативных свойств снижаются при уменьшении извитости коллагеновых волокон и толщины межпучковых промежутков с увеличением удельной плотности аморфного вещества оболочки.

Известна взаимосвязь растяжения и давления для формоо¬ бразования опорных соединительнотканных структур внутрен¬ них органов [А.Г. Кочетков с соавт., 1992]. Интенсивное волок нообразование сопутствует выраженному смещению (растя¬ жению) клеточных пластов и умеренному давлению на ткань.

Учитывая положение плодного пузыря в плодовместилище, не¬ сжимаемость околоплодных вод, вязко-упругие свойства стенки матки и туловища, логично было предположить важную роль опосредованных или непрямых связей между признаками для прогрессирования беременности.

Факт может быть истолкован по-разному с позиции общего адаптационного синдрома. При общей тенденции к истончению плодной оболочки в группе с осложненным течением беремен¬ ности повышается вероятность ее преждевременного разрыва. В этих условиях избыточное усиление волокнообразования в глад¬ ком хорионе отражает сложные процессы реагирования последа на такое нефизиологическое течение беременности, возможно, укрепляя прочность стенки плодного пузыря.

С другой стороны, нам неизвестно какова природа волокон, формирующихся в этом слое, насколько они «полноценны» в обе¬ спечении не только прочностных характеристик, а и обмена ме¬ таболитами между матерью и плодом. Возможно, что это один из признаков хронической гипоксии тканей последа, столь типичной для осложненного течения беременности у женщин-северянок?

Может быть это признак несовершенного морфогенеза оболочек в неоптимальных условиях прогрессирования беременности?

Обсуждаемые проблемы, по нашему мнению, нуждаются в дальнейшей углубленной разработке для получения новых фак¬ тов о вариантах реагирования структур фетоплацентарного комплекса женщин, проживающих в регионах высокого риска экопатологии.

4.2. Ворсинчатая часть хориона Обзорная микроскопия изученных тканей из групп сравне¬ ния выявила типичные для зрелой плаценты изменения струк¬ тур ворсинчатого хориона. Частота их регистрации в группах обследованных женщин при качественных визуальных срав¬ нениях в основном совпадали. Исключением из общих правил были частоты обнаружения в центральных и краевых участках плаценты в группе II следующих признаков: кальцификаты, дис циркуляторные нарушения, очаговые мононуклеарные инфиль¬ траты (Рис. №№ 4.2.1 - 4.2.7).

Межгрупповые различия на тканевом и клеточном уровнях оказались более заметными при использовании морфометриче ских методик из перечня универсального алгоритма изучения плаценты. В процессе микроскопического исследования в пла¬ центах женщин-северянок были выявлены разнообразные коли¬ чественные изменения ворсинчатого хориона.

Рисунок 4.2.1. Ангиоматоз терминальных ворсин.

Окраска гематоксилином и эозином, х 375.

Рисунок 4.2.2. Формирование синцитио-капиллярной мембраны зрелой ворсины. Окраска гематоксилином и эозином, х 375.

Рисунок 4.2.3. Субамниотические отложения фибриноида.

Окраска гематоксилином и эозином, х 150.

Рисунок 4.2.4. Очаговые отложения фибриноида среди ворсин хориона.

Окраска гематоксилином и эозином, х150.

Рисунок 4.2.7. Мононуклеарная инфильтрация децидуальной оболочки.

Окраска гематоксилином и эозином, х 150.

Таблица 4.16.

Среднеарифметические гистиометрические показатели (X ± sx) зрелых плацент женщин-северянок и видовой нормы Параметры I группа I I группа I I I группа Нормально Беременность Среднеширотные протекающая с патологией данные беременность Средний диаметр 91,7 ± 4,03 81,2 ± 4, ворсин Общее 15,0 ± 0,87 13,8 ± 1,85 ** 21,22 ± 0,77 *** количество по Е.С. Детюк с ворсин соавт., Количество 8,9 ± 0,79 * 6,8 ± 0,34 ** 20,66 ± 0,09 *** ворсин с сосудами по Е.С. Детюк с соавт., Количество 5,3 ± 0,43 * 4,6 ± 0,42 ** 8,97 ± 0,053 *** ворсин с по Е.С. Детюк с плазмодиальным соавт., почками Количество 4,7 ± 0,59 5,0 ± 1, сосудов в центре ворсины Количество 17,5 ± 1,67 * 12,2 ± 1, сосудов на периферии ворсины Количество 1,5 ± 0,14 1,7 ± 0,24 1,78 ± 0, свободных по С.А.

плазмод. Степанову с Почек соавт., Количество 0,7 ± 0,17 1,2 ± 0,39** 3,57 ± 0,71*** кальцификатов по Е.С. Детюк с соавт., Количество 5,1 ± 0,55 4,3 ± 0,55 ** 2,50 ± 0,60 *** фибриноида по Е.С. Детюк с соавт., N | 12 | Примечание:*- различия между I и II группами статистически достоверны, (Р0,05);

**-различия между II и III группами стати¬ стически достоверны, (P0,05);

***- различия между I и III груп¬ пами статистически достоверны, (P0,05).

При исследовании диаметра ворсин в плацентах женщин се¬ верянок установлено снижение среднего диаметра ворсин при патологическом течении беременности в 1,12 раза по сравнению с группой I, что свидетельствует о большем удельном представи¬ тельстве в полях зрения мелких структур, выполняющих опре¬ деляющую роль в трансплацентарном обмене. Анализ данных количественного морфологического исследования ворсинчатого хориона показал, что в плацентах женщин-северянок при нор¬ мальном течении беременности количество ворсин с сосудами в 2,31 раза ниже среднеширотных данных. При патологическом течении беременности женщин-северянок удельная плотность сосудосодержащих ворсин снижена еще более заметно, а имен¬ но в 3,13 раза (Р0,05).

Количественный учет некоторых структурных компонентов фетальной плаценты на стандартной площади среза показал ряд существенных различий между исследованными объектами. Ко¬ личество ворсин с плазмодиальными почками в плацентах жен¬ щин-северянок при нормальном течении беременности ниже среднеширотных данных в 1,69 (Р0,05) раза по сравнению со среднеширотными нормами. В группе II это снижение коли¬ чества ворсин с плазмодиальными почками составило в 1, (Р0,05) раз.

Исследование сосудистого русла ворсин показало, что при нормальном течении беременности снижается количество вор¬ син с центральным расположением капилляров в 1,06 раз и по¬ вышается количество ворсин с периферическим расположени¬ ем капилляров в 1,43 раза (p0,05), образующих синцитио-ка пиллярные мембраны по сравнению с патологическим течением беременности.

Количество кальцификатов в поле зрения при нормальном течении беременности было в 5,25 (Р0,05) раз ниже среднеши ротных данных, а при патологическом течении беременности в 3,1 (Р0,05) раз. Проведенные расчеты удельной плотности каль цификатов подтвердили вышеприведенный факт визуальных оценок микропрепаратов в собственных межгрупповых сравне¬ ниях.

Морфометрическое исследование фибриноидных масс в плацентах женщин-северянок показало, что при нормальном те¬ чении беременности количество фибриноида увеличивается в 2,03 раза (Р0,05) по сравнению со среднеширотными нормами.

При патологическом течении беременности наблюдается повы¬ шенное отложение фибриноида по сравнению со среднеширот ными данными в 1,7 раз (Р0,05).

4.3. Биохимические параметры фетоплацентарной системы.

В условиях нормально протекающей беременности в веноз­ ной крови (Таблица №4.3.1) содержание Mg, Ca и Fe статисти­ чески достоверно (Р0,05) выше концентрации этих элементов в венозной крови среднеширотных стандартов в 1,13 ;

1,14 ;

2, раза соответственно. Концентрация K, Zn и Cu в венозной кро¬ ви у беременных с физиологическим протеканием беременно¬ сти была наоборот достоверно (Р0,05) ниже среднеширотных стандартов в 2,58, 1,18 и 16,94 раза, соответственно.

Таблица №4.3.1.

Концентрация макро- и микроэлементов (X + sx) в венозной крови женщин Европейского Севера при нормальной и осложненной беременности по сравнению со среднеширотными нормами Элемент, ед. Нормальная Осложненная Среднеширотные измерения беременность беременность данные I группа I I группа I I I группа Na (ммоль/л) 134,6 +1,50 133,5 +1,41** 137,9 +0, K (ммоль/л) 1,77 +0,754* 6,85 +0,349** 4,55 ± 0,068*** Mg (ммоль/л) 0,836 ± 0,0301 0,801 ± 0,0207** 0,737 ± 0,009*** Ca (ммоль/л) 2,67 ± 0,132 2,61 ± 0,073** 2,33 ± 0,025*** Cu (мкмоль/л) 2,43 ± 0,44 6,71 ± 0,67** 41,18 ± 1,01*** Zn (мкмоль/л) 13,00 ± 0,040* 14,47 ± 0,034** 15,43 ± 0,43*** Fe (мкмоль/л) 27,84 ± 0,114 27,48 ± 0,17** 11,28 ± 0,41*** Cl (мМ) 57,44 ± 4,703 55,27 ± 4, Примечание:

*- различия между I и II группами статистически достоверны p0,05;

**- различия между II и III группами статистически достовер¬ ны p0,05;

***- различия между I и III группами статистически достовер¬ ны p0,05.

При осложненной беременности статистически достоверно (Р0,05), превышение концентрации K, Mg, Ca, Fe в венозной крови женщин Архангельского промышленного узла по сравне¬ нию со среднеширотными нормами в 1,52, 1,08, 1,12 и 2,43 раз, соответственно. При патологическом течении беременности отмечается статистически достоверное (Р0,05) снижение кон¬ центрации Zn в 3,1 раза, Cu в14,08 и Na в 1,03 раза в венозной крови по отношению к среднеширотной норме. В венозной кро¬ ви женщин II группы наблюдалось статистически достоверное (Р0,05) превышение содержания К в 4 раза и Zn в 1,11 раз, чем у женщин с неосложненной беременностью.

Таблица 4.3.2.

Достоверные сдвиги концентраций макро- и микроэлементов (X + sx) в венозной и пуповинной крови, а также околоплодных водах при нормальной и осложненной беременности по сравнению со среднеширотными нормами Электролит и Физиологическое Осложненное течение биологическая среда течение беременности беременности К венозной крови 1.77 + 0.754 * 6.85 + 0.349 ** Mg венозной крови 0.836 + 0.030 ** 0.801 +0.021 ** Zn венозной крови 13.00 + 0.040 * 14.47 + 0.031 * Cu венозной крови 2.43 + 0.44 * 6.71 + 0.67 * Fe венозной крови 27.84 + 0.114 ** 27.48 + 0.17 ** К кровь пуповины 7.17 + 0.510 ** 7.71 + 0.326 ** Cu кровь пуповины 0.62 + 0.089 * 0.66 + 0.038 * Fe кровь пуповины 46.59 + 0.570 ** 59.22 + 0.423 ** К околоплодных вод 4.04 + 0.316 ** 4.40 + 0.254 ** Cu околоплодных 0.189 + 0.012 * 0.221 + 0.013 * вод Zn околоплодных 12.69 + 0.238 ** 16.04 + 0.430 ** вод Fe околоплодных вод 6.33 + 0.074 ** 15.05 + 0.241 ** Примечание: * - значения показателя ниже среднеширотной нор¬ мы ;

** - значения показателя превышают среднеширотную норму.

В пуповинной крови (таблица №4.3.2-3) при нормальном течении беременности наблюдается снижение концентрации Na в 1,5раза (Р 0,05 ) и Cu в 8,77 (Р0,05) раза раз по сравне­ нию со среднеширотными стандартами. Одновременно с этим в этой же группе обследованных женщин происходило увели¬ чение содержания К в 1,38 раза (Р0,05) и Fe в 1,9 (Р0,05) раза.

У новорожденных от беременных с нефизиологическим те¬ чением гестационного процесса в пуповинной крови были за¬ регистрированы сходные тенденции сдвигов содержания Cu, К и Fe по отношению к среднеширотным стандартам.

Таблица №4.3.3.

Среднеарифметические уровни концентраций макро- и микроэлементов (X + sx ) в пуповинной крови у женщин Европейского Севера и среднеширотные нормы.

Элемент Нормальная Осложненная Среднеширотные беременность беременность данные I группа I I группа I I I группа Na 130,8 ± 2,23 133,3 ± 2,24 138,0 ± 1,23 *** K 7,17 ± 0,510 7,71 ± 0,326** 5,17 ± 0,091*** Mg 0,725 ± 0,0305 0,727 ± 0,0312 0,763 ± 0, Ca 2,82 ± 0,158 2,77 ± 0,087 2,61 ± 0, Cu 0,62 ± 0,089 0,66 ± 0,038** 5,44 ± 0,20*** Zn 14,69 ± 0,094 14,56 ± 0,039 15,16 ± 0, Fe 46,59 ± 0,570* 59,22 ± 0,423** 24,45 ± 0,86*** Cl 69,0±8,093* 47,533±5, Примечание: единицы измерения уровней элементов те же, что в таблице №4.17.

*- различия статистически достоверны между I и II группами Р0,05;

**- различия статистически достоверны между II и III груп¬ пами Р0,05;

***- различия статистически достоверны между I и III груп¬ пами Р0,05.

В околоплодных водах (таблица №4.3.4) при физиологически протекающей беременности содержание К и Cu по отношению к среднеширотным нормам понижается в 1,18 раз (Р0,05) и 9,52 (Р 0,05) раза, соответственно. В околоплодных водах при нормальном течении беременности содержание Zn и Fe достоверно (Р0,05) повышается в 4,3 и 3,27 раз, соответственно. Концентрация Zn и Fe в околоплодных водах при патологическом течении беременно¬ сти в 5,4 (Р0,05) и 7,67(Р0,05) раз выше, а содержание Cu ниже в 8,3 (Р0,05) раза по отношении к среднеширотным данным. При патологическом течении беременности возрастает содержание Zn и Fe в околоплодных водах по сравнению с нормальным течением беременности в 1,26 (Р0,05) и 2,37 (Р0,05) раз, соответственно.

Таблица №4.3.4.

Среднеарифметические уровни макро- и микроэлементов (X + sx) в околоплодных водах женщин Европейского Севера и среднеширотные нормы Элемент Нормальная Осложненная Среднеширотные беременность беременность данные I группа I I группа III группа Na 117,78 ± 2,454 117,46 ± 4,070 120,48 ± 1, K 4,036 ± 0,3156 4,396 ± 0,2450 0,485 ± 0,0162 *** 0,482 ± 0,0361 0,553 ± 0,0628 0,485 ± 0, Mg Ca 0,986 ± 0,1231 1,046 ± 0,1029 1,6 ± 0, Cu 0,189 ± 0,012 0,221 ± 0,013 ** 1,8 ± 0,060*** Zn 12,69 ± 0,238* 16,04 ± 0,430** 2,95 ± 0,130*** Fe 6,33 ± 0,074* 15,05 ± 0,241 ** 1,93 ± 0,080*** Cl 113,29 ± 4,031 108,36 ± 2, Примечание: единицы измерения концентраций элементов те же, что в таблице №3.

*-различия между I и II группами статистически достовер¬ ны Р0,05;

**- различия между II и III группами статистически досто¬ верны Р0,05;

***- различия между I и III группами статистически досто¬ верны Р0,05.

4.4. Анализ внутри- и межсистемных взаимоотношений фетоплацентарного комплекса Между параметрами макроскопического исследования пла¬ центы имеются различные по силе и направленности корреля¬ тивные связи, отражающие морфогенетические процессы ста¬ новления провизорных органов. Структура интеркорреляций между признаками и их обозначения в группах сравнения пред¬ ставлены в соответствующих таблицах и рисунках.

4.4.1. Внутрисистемные взаимосвязи учитываемых призна¬ ков в группах сравнения.

При нормальном течении беременности наблюдаются досто¬ верные взаимообусловленные сдвиги между возрастом женщи¬ ны, массой и объемом плаценты, соответственно Rxy = - 0, (Р0,05), Rxy= -0,72 (Р0,01). В этой же группе обследованных была отмечена сильная, прямая статистически достоверная коррелятивная связь между гестационным возрастом, массой плаценты и ее максимальным диаметром, соответственно: Rxy = 0,61 (Р0,05), Rxy = 0,73 ( Р0,01).

При нормальном течении беременности имеется сильная прямая статистически достоверная коррелятивная связь между массой плода и ростом плода: Rxy= 0,74 ( Р0,01). При нормаль¬ ном течении беременности установлена прямая достоверная коррелятивная связь между длиной плода и максимальным диа¬ метром плаценты Rxy = 0,64 (Р0,05).

При нормальном течении беременности существует средняя по силе прямая статистически достоверная коррелятивная связь между массой плаценты и объемом плаценты Rxy = 0,59 (Р0,05), а также массой и максимальным диаметром плаценты Rxy=0,78 (Р0,05).

При патологическом течении беременности имеется средняя по силе и прямая по направлению статистически достоверная коррелятивная связь между массой плаценты и весом плода Rxy=0,55 (Р0,01).

При патологическом течении беременности существует сред¬ няя по силе и прямая по направлению статистически достовер¬ ная связь между большим диаметром плаценты и объемом пла¬ центы Rxy=0,52 (Р0,05).


При патологическом течении беременности наблюдается сла¬ бая по силе и прямая по направлению статистически достовер¬ ная коррелятивная связь между толщиной плаценты в центре и толщиной плаценты на периферии Rxy=0,47 ( Р0,05).

При патологическом течении беременности имеется досто¬ верная прямая и сильная коррелятивная связь между массой плаценты без оболочек и объемом плаценты Rxy=0,77 (Р0,001).

При патологическом течении имеется статистически досто¬ верная средняя по силе прямая по направлению коррелятивная связь между максимальным диаметром плаценты и количе¬ ством околоплодных вод Rxy=0,48 (Р0,05).

При патологическом течении беременности имеется стати¬ стически достоверная сильная прямая по направлению корре¬ лятивная связь между весом и ростом плода Rxy=0,71 (Р0,05).

При патологическом течении беременности имеется средняя по силе и прямая по направлению статистически достоверная связь между весом плода и объемом плаценты Rxy=0,58 (Р0,05).

При статистической обработке морфометрических данных ворсинчатого хориона плацент женщин-северянок в обеих груп¬ пах установлено наличие различных по силе и направлению коррелятивных связей.

При нормальном течении беременности наблюдается от¬ рицательная по направлению и сильная коррелятивная связь между средним диаметром ворсин и общим количеством вор¬ син Rxy = -0,82 (Р0,01).

При нормальном течении беременности женщин-северянок наблюдается прямая коррелятивная связь между средним диа¬ метром ворсин и количеством сосудов в ворсине на периферии R xy= 0,61 (Р0,05).

При нормальном течении беременности женщин- северянок имеется достоверная коррелятивная связь между количеством ворсин с сосудами и количеством ворсин с плазмодиальными почками Rxy= 0,65 (Р0,05).

При нормальном течении беременности женщин-северянок установлена достоверная коррелятивная связь между средним диаметром ворсин и количеством свободных плазмодиальных почек Rxy=0,61 (Р0,05).

При патологическом течении беременности женщин-севе¬ рянок наблюдается достоверная коррелятивная связь между общим количеством ворсин и количеством ворсин с сосудами в центре Rxy=0,59 ( Р0,05).

При патологическом течении беременности выявлена пря¬ мая сильная коррелятивная связь между количеством ворсин с сосудами и количеством ворсин с сосудами в центре Rxy=0, (Р0,01).

При патологическом течении беременности женщин-северя¬ нок выявлена достоверная коррелятивная связь между количе¬ ством ворсин с сосудами и количеством ворсин с перифериче¬ ским расположением капилляров Rxy=0,83 (Р0,01).

При патологическом течении беременности женщин-северя¬ нок имеется достоверная коррелятивная связь между количе¬ ством ворсин с центральным расположением сосудов и коли¬ чеством ворсин с плазмодиальными почками Rxy=0,55 (Р0,05).

При патологическом течении беременности женщин-северя¬ нок имеется достоверная коррелятивная связь средним диаме¬ тром ворсин и количеством свободных плазмодиальных почек Rxy=0,57 (Р0,05).

При патологическом течении беременности имеется досто¬ верная коррелятивная связь между количеством ворсин с со¬ судами и количеством кальцификатов Rxy=0,62 (Р0,05).

При проведении коррелятивного анализа между содержани¬ ем макро- и микроэлементов нами выявлены следующие вну тригрупповые взаимоотношения.

При патологическом течении беременности наблюдаются различные по силе и направленности коррелятивные связи меж¬ ду содержанием электролитов.

Наблюдаются достоверные (Р0,05) интеркорреляции между содержанием электролитов в околоплодных водах:

- между Cl и K выявлена средняя по силе и прямая по направлению корре¬ лятивная связь Rxy=0,46 между содержанием Fe и K прямая и сильная коррелятивная связь Rxy=0,87 ;

- между Zn и Ca прямая и средняя по силе коррелятивная связь Rxy =0,59;

- между Zn и K прямая по направлению и средняя по силе коррелятивная связь Rxy= 0,46;

- между содержанием Ca и Mg средняя по силе и прямая по направленности коррелятивная связь Rxy =0,55.

В венозной крови женщин с патологией беременности име¬ ется прямая по направлению, средняя по силе коррелятивная связь между содержанием Ca и K Rxy= 0,47 (Р0,05).

В пуповинной крови женщин с патологией беременности имеются коррелятивные связи: между содержанием Fe и Ca средняя по силе, отрицательная коррелятивная связь Rxy= - 0, 47;

- между содержанием Mg и Cu прямая и средняя по силе коррелятивная связь Rxy = 0,46.

4.4.2. Межсистемные интеркорреляции признаков в группах сравнения.

Из анамнестических признаков достоверные (Р0,05) интер­ корреляции были выявлены в группе I (норма) между возрастом женщины и содержанием в ее крови макро и микроэлементов, а в пуповинной крови - с концентрацией хлоридов. В группе II такого рода корреляции оказались недостоверными. Месяц за¬ чатия при физиологическом течении беременности коррелиро¬ вал с массой плаценты и ее максимальным диаметром. В группе сравнения этот же учитываемый признак не был связан с орга нометрическими параметрами плаценты. Ультразвуковая зре¬ лость плаценты в группе I достоверной обратной связью взаимо¬ изменялась с содержанием меди в пуповинной крови, а в группе II зрелость плаценты с массой органа и содержанием меди в око¬ лоплодных водах, которая, в свою очередь, достоверной связью взаимодействовала с уровнем меди в крови пуповины.

Длина пуповины и масса оболочек плаценты в обеих группах варьировали независимо от остальных учитываемых количе¬ ственных признаков.

Выявлены коррелятивные связи (Р0,05) между макро- и ми¬ кроэлементами в разных биологических средах (околоплодных водах, венозной крови и пуповинной крови) у женщин с пато¬ логией беременности :

- прямая, средняя по силе коррелятивная связь между содержанием K в венозной крови и содержанием Fe в околоплодных водах Rxy=0,56;

- между содержанием Ca в око¬ лоплодных водах и концентрацией Fe в венозной крови отрица¬ тельная, средняя по силе коррелятивная связь Rxy= - 0,45;

- меж¬ ду содержанием Cu в околоплодных водах и содержанием Cu в пуповинной крови отрицательная, средняя по силе коррелятив ная связь Rxy= - 0,46;

- между содержанием Ca в околоплодных водах и содержанием Na в пуповинной крови прямая по направ¬ лению и средняя по силе коррелятивная связь Rxy=0,53.

Между содержанием Cl в венозной крови и содержанием Ca в пуповинной крови наблюдается средняя по силе, прямая кор¬ релятивная связь Rxy = 0,52;

- между содержанием Cl в венозной крови и Zn в пуповинной крови Rxy = 0,44;

- между содержанием Cu в венозной крови и концентрацией Fe в пуповинной крови средняя по силе, прямая коррелятивная связь Rxy =0,62;

- между содержанием Ca в венозной крови и содержанием этого же эле¬ мента в пуповинной крови прямая, средняя по силе корреля¬ тивная связь Rxy= 0,67;

- между содержанием K в венозной кро¬ ви и содержанием Fe в пуповинной крови наблюдается средняя по силе о прямая по направлению связь Rxy= 0,48.

В условиях нормально протекающей беременности также наблюдаются статистически достоверные (Р0,05) коррелятив¬ ные связи между содержанием макро и микроэлементов. В околоплодных водах имеются коррелятивные связи между шдержанием d и Zn Rxy= - 0,79;

- между содержанием Cl и Na Rxy= 0,70;

- между содержанием Cl и Fe Rxy = - 0,65;

между содержанием Zn и Ca Rxy=0,68;

- между содержанием Ca и K Rxy=0,87.

В венозной крови выявлены коррелятивные связи: между со­ держанием Fe и Na Rxy = - 0,65 (Р0,05);

- между содержанием Fe и Mg Rxy= - 0,73;

между содержанием Mg и Na Rxy = 0,68.

В пуповинной крови имеются коррелятивные связи: между со¬ держанием Ca и Na Rxy = 0,70 (Р0,05), между содержанием K и Mg Rxy = 0,63 (Р0,05).

В разных биологических средах (венозная и пуповинная кровь, околоплодные воды) выявлены коррелятивные отноше¬ ния (Р 0,05) между содержанием макро- и микроэлементов в условиях нормально протекающей беременности:

- между со¬ держанием Cl в околоплодных водах и Zn в венозной крови прямая, средняя по силе коррелятивная связь Rxy = 0,59;

- меж¬ ду содержанием Zn в околоплодных водах и Zn в венозной крови отрицательная, средняя по силе коррелятивная связь Rxy= - 0,66;

- между содержанием Ca в околоплодных водах и K в венозной крови Rxy = 0,59;

- между содержанием К в околоплодных водах и К в венозной крови Rxy = 0,74;

- между содержанием Fe в венозной крови и Zn в пуповинной крови Rxy= - 0,72;

- между содержанием Cl в венозной крови и Fe в пуповинной крови Rxy= -0,58;

- между содержанием Fe в ве¬ нозной крови и Cu в пуповинной крови Rxy= 0,64;

- между содержанием Cu в венозной крови и содержанием Cu в пупо винной крови Rxy = - 0,71;

- между содержанием К в венозной крови и содержанием Ca в околоплодных водах Rxy = 0,59;

между содержанием Mg в венозной крови и Fe в пуповинной крови Rxy=0,64;

- между содержанием К в венозной крови и К в околоплодных водах Rxy =0,74.

При исследовании коррелятивных отношений между содер¬ жанием макро- и микроэлементов в различных биологических средах у женщин с патологией беременности и параметрами фе топлацентарной системы были выявлены различные по силе и направленности коррелятивные связи.

По нашим данным, рост плода (при родах с патологией бе¬ ременности) имеет прямую зависимость от величины Cl в око¬ лоплодных водах Rxy= 0,46 ( Р0,05) и обратные коррелятивные связи с величиной Fe в околоплодных водах Rxy= - 0,48, содер¬ жанием K в околоплодных водах Rxy= - 0,61 и содержанием Mg в венозной крови Rxy = - 0,56. Масса плода имеет обратную, среднюю по силе коррелятивную связь с величиной K в око¬ лоплодных водах Rxy = - 0,50. Объем околоплодных вод имеет достоверную прямую коррелятивную связь с содержанием Mg в околоплодных водах Rxy = 0,45.


В условиях нормально протекающей беременности наблюда¬ ются коррелятивные отношения между содержанием элементов и компонентами фетоплацентарной системы: объем плаценты имеет прямую коррелятивную связь с концентрацией Ca в ве¬ нозной крови Rxy=0,59 (Р0,05), содержание Na в пуповинной крови имеет достоверную корреляцию с массой плаценты, мас¬ сой плода, сроком гестации и объемом околоплодных вод соот¬ ветственно: Rxy = 0,60, Rxy = 0,71, Rxy = 0,58, Rxy= - 0,59;

содер¬ жание Mg в венозной крови имеет отрицательную коррелятив¬ ную связь между максимальным диаметром плаценты, массой плаценты и возрастом беременных соответственно: Rxy= -0,60, Rxy = -0,76, Rxy= - 0,58;

масса плаценты имеет достоверные кор релятивные связи между Cl, Mg, Na в пуповинной крови соот¬ ветственно Rxy = -0,70, Rxy= - 0,76, Rxy=0,96.

Выявленная структура коррелятивных связей между анам¬ нестическими и морфометрическими признаками в группах сравнения позволила рассчитать индексы «актуализации и ла билизации», отражающие адаптивные перестройки в подсисте¬ мах фетоплацентарного комплекса согласно рекомендаций А.В.

Пяткова [86].

Индекс актуализации (ИА) рассчитывался на основе об¬ щей корреляционной матрицы 40 признаков, включавших анамнестические, макроскопические, морфометрические и биохимические данные. В обеих группах (норма и патоло¬ гия) определялся процент достоверных интеркорреляций к общему числу взаимосвязей. В группе I (норма) ИА= 6.2%, тогда как при осложненном течении беременности (группа II) - только 5.5%. Отражением межсистемных сдвигов фето плацентарного комплекса при патологическом течении бере¬ менности можно считать уровень индекса лабилизации (ИЛ).

При сравнении групп I и II каждая 10 из числа (ИЛ=9.5%) до¬ стоверных коррелятивных связей меняет свой знак или ста¬ новится недостоверной.

Цифровой массив из 13 отобранных признаков в обеих груп¬ пах далее был использован при факторном моделировании по способу главных компонент. С учетом рекомендаций Г.К. Мак­ симова и А.Н. Синицина [58] интерпретировались компоненты (ГК), обеспечивающие не менее 50% дисперсии статистического комплекса. Значения вклада ГК в группах сравнения представле­ ны в таблице № 4.4.1.

Таблица № 4.4.1.

Вклад главных компонент (%) в общую дисперсию комплекса Порядковый номер Группа I (норма) Группа I I (патология) компоненты ГК 1 27.95 33. ГК 2 23.01 20. ГК 3 18.42 13. Факторная модель в группах сравнения представлена на ри¬ сунке № 4.4.1.

Рисунок 4.4.1. Факторные нагрузки ГК1 в группах сравнения (морфологические показатели).

В норме и при осложненном течении беременности интер¬ претировались максимальные по силе нагрузки признаков (4 у ГК1 и по 3 у ГК2-ГК3). Прямые и обратные нагрузки соответ¬ ствовали умеренным по силе связям. Рисунок интеркорреляций для ГК1 в группе I включали по мере убывания связи с удельной плотностью свободных плазмодиальных почек (Х44), уровень хлоридов в околоплодных водах (Х40), гестационный возраст (Х2) и средний диаметр ворсин (Х47). Компонента была интер¬ претирована в качестве плацентарного фактора, отражающего морфогенез органа на уровне его структурно-функциональных единиц (ворсин хориона).

При патологическом течении беременности (группа II) фак¬ торные нагрузки признаков ГК1 соответствовали обратным свя¬ зям с массой и длиной тела новорожденных, а также прямыми связями с уровнем магния в околоплодных водах и возрастом женщины. Вклад ГК1 в общую дисперсию комплекса почти в 1,5 раза превышал такой же показатель второй компоненты, что подтверждает вышеприведенные тенденции изменений индек¬ сов актуализации и лабилизации параметров фетоплацентар ной системы у обследованных женщин. Компонента была ин¬ терпретирована нами в виде фактора репродуктивного риска, отражающего неблагоприятные средовые эффекты фетального стресса, развивающегося у плода при нефизиологическом тече¬ нии беременности. В соответствии со схемой факторов риска О.Г. Фроловой [101], в понятие риск перинатальной патологии должны включаться социально-биологические факторы (вклю¬ чая возраст и конституциональные признаки женщины), нали¬ чие экстрагенитальной патологии, акушерский анамнез и оценка состояния плода.

В группе I вторая главная компонента (ГК2) по общему вкла¬ ду в общую дисперсию комплекса отобранных для моделирова¬ ния признаков незначительно уступала ГК1. Ее факторные на¬ грузки имели черты сходства с ГК1 из группы патологического течения беременности (возраст женщины и содержание магния в околоплодных водах). Отличие ГК2 в группе I заключалось в регистрации отрицательной связи фактора с массой плаценты (Х10), причем по абсолютной величине данная связь была мак¬ симальной для обсуждаемого фактора. Компонента была интер Рисунок.4.4.2. Факторные нагрузки ГК1 в группах сравнения (биохимические показатели).

претирована в качестве фактора репродуктивного риска, от¬ личаясь от вышеуказанной ГК1 (группа осложненного течения беременности) своей направленностью не на плод, а на прови¬ зорный орган в единой фетоплацентарной системе. Прогности¬ чески нам представляется, что такой вектор основного влияния на плаценту может отражать «географическую норму» строения данного органа, а с позиции общей теории стресса мобилизую¬ щую и активирующую ее составляющие (эустресс, а не дистресс для ГК1 из группы II).

При патологическом течении беременности ГК2 максималь¬ ными нагрузками была взаимосвязана с уровнем хлоридов в околоплодных водах, возрастом матери и удельной плотностью сосудосодержащих ворсин хориона. Мы посчитали возможным верифицировать этот фактор репродуктивного потенциала со­ зревания плаценты.

В обеих группах ГК3 по характеру нагрузок факторов ориен¬ тировались на морфогенез фетоплацентарного комплекса. В то же время в группе осложненного течения беременности самая большая факторная нагрузка соответствовала удельной плотно¬ сти плазмодиальных почек (отрицательная связь), одновремен¬ но сочетаясь с аналогичной по знаку связью с массой плаценты и прямой корреляцией с содержанием меди в околоплодных водах.

Фактор был интерпретирован адаптивного морфогенеза пла¬ центы. В группе I максимальная нагрузка ГК3 соответствовала длине тела новорожденных и обратные по знаку связи с толщи¬ ной плаценты и содержанием цинка в околоплодных водах. Фак¬ тор был интерпретирован в качестве ответственного за генети¬ ческую составляющую морфогенеза плода.

4.5. Материалы по УЗИ фетометрии и возрастной морфоло¬ гии структур последа Внешнесредовые факторы нашего региона входят в структу¬ ру "биогенных филогенетических" [Б.А.Никитюк,1987], способ­ ных вызвать у человека комплекс морфоэкологических преобра­ зований. Известно, что у представителей коренного населения высоких широт вследствие длительной холодовой адаптации складывается особый арктический морфотип, отличающий¬ ся брахиморфным типом телосложения [Т.И. Алексеева, 1989].

Становление параметров морфотипа во многом зависит от осо¬ бенностей течения беременности и факторов риска развития перинатальной патологии. За последние годы в Архангельской области выполнены исследования репродуктивного здоровья популяции [З.Д. Губкина, 1993;

О.М. Супряга с соавт.,1995] ре¬ зультаты которых подтвердили высокую восприимчивость жен¬ ского организма экологическому окружению региона.

В целом не отрицая вклад холода в общую палитру стрессор ных факторов и адаптивные сдвиги морфотипа, не менее значи¬ мым с общебиологических позиций следует признать фотопери¬ одику высоких широт, геомагнитный режим и другие факторы, относящиеся к сезонным. Существенный интерес в этой связи приобретают дальнейшие прижизненные исследования регио¬ нальных особенностей онтогенеза человека с разработкой реко¬ мендаций по "гигиене зачатия" [А.И. Никитин, 1989].

В работе обобщены материалы ультразвуковых обследований 1500 беременных (16-40 недель) в возрасте 21-24 года и старше 25 лет, проживавших в г. Архангельске. Выборка разделена на 2 подгруппы, при этом 2/3 обследованных были в оптимальном для зачатия ребенка возрасте 21-24 года. Случаи эмбрио- и фето патий при последующих расчетах исключались. С помощью уль¬ тразвукового сканера SSA-220 (ToshibaJapan) измерялись тол­ щина плаценты (ТП) и ее зрелость по Grannum, а у плода - дли­ на бедра (ДБ), бипариетальный размер головки (БПР) и диаметр живота. Далее по формуле рассчитывали окружность живота (ОЖ) и коэффициент ДБ/ОЖ, который пригоден для верифика­ ции дисхроний антенатального онтогенеза [R. Brunader, 1995].

Результаты измерений в обеих подгруппах сопоставлялись с гестационной возрастной нормой [Г.М.Савельева и др.,1992], принимаемой за 100%. Акселеративные и ретардационные тен¬ денции количественных показателей морфотипа плода, как про¬ явления воздействия сезонных факторов, сначала соотносили с учетом месяца зачатия в общем цирканнуальном ритме. Резуль¬ таты измерений в обеих подгруппах сопоставлялись с гестаци онной возрастной нормой [Г.М.Савельева и др.,1992], принима¬ емой за 100%. Далее вторым этапом акселеративные (опереже ние) и ретардационные тенденции (запаздывание) отклонений морфотипа плода выявляли с учетом уже 2 факторов - месяцем зачатия и показателями гелиогеомагнитной активности (число Вольфа,\\0 в общем цирканнуальном ритме.

Ультразвуковая зрелость плаценты ( ж е н щ и н ы д о 25 л е т ) 35 | -.

Месяц зачатий с.г ( Э 2 Ы - в - 1 е т !«;

•& -о—о Рисунок 4.5.1. Ультразвуковая зрелость плаценты в зависимости от месяца зачатия Было установлено, что окологодичная динамика медиан ТП в обеих подгруппах составила 97-105.5%. На границе зимы и вес¬ ны преобладали тенденции к опережению роста ТП, а осенью дисхрония в виде запаздывания. В эти же месяцы у обследован ных женщин региона чаще отмечались нарушения продукции околоплодных вод и врожденные пороки развития плода.

Акселеративные и ретардационные тенденции в увеличении ТП находили свое подтверждение в частотах регистрации не¬ соответствующей гестационному возрасту зрелости плаценты (рис. 4.5.1). При этом оказалось, что у женщин 21-24 лет в пла¬ центах до 25 недели беременности достоверно реже (P0.05) визуализировалась I степень зрелости. Максимальная частота (28.6-30.4%) регистрации замедленной дифференцировки про­ визорного органа (0 степень зрелости по Grannum в плацентах 25 недель) имела место в январской и июльской выборках.

Судя по величине коэффициента ДБ/ОЖ (норма 22 + 2%) сдвиги в дифференцировке плаценты сказываются на темпах морфогенеза плода (рис.4.5.2). В обеих группах обследован¬ ных женщин преобладали ретардационные тенденции (ДБ/ОЖ 22%), отражая особенности адаптивного морфотипа. Сдвиг ко¬ эффициента в сторону максимальных лимитов видовой нормы был обусловлен прежде всего малыми значениями окружности живота, что соответствует фенотипически обусловленным изме¬ нениям массы плода и его адаптивным девиациям из-за факто¬ ров риска перинатальной патологии. Уменьшение среднего веса доношенных плодов, по данным Н.И. Цирельникова (1979), до¬ статочно типично для жителей высоких широт.

Межгрупповые различия по верификации ретардационных сдвигов у женщин 21-24 лет были максимально заметны в янва¬ ре и июле-августе. У женщин старше 25 лет сдвиги аналогичного свойства были выявлены в марте-мае. Вышеперечисленные ме¬ сяцы календарного года для соответствующих возрастных групп не рекомендованы акушерами-гинекологами региона для ини¬ циации беременности [И.А. Рогозин,1991].

Что касается такого показателя как БПР, то его значения в динамике гестации превышали нормы видового стандарта в средне-фетальном возрасте (117-107%) и 104% к началу пери¬ натальной стадии онтогенеза. На фоне общих ретардацион ных тенденций такого рода акселерация выглядит нетипичной.

Можно согласиться с мнением Б.А.Никитюка [1998] об особой осторожности в трактовке ускоренной раскрываемости одних свойств индивида, поскольку это может быть чревато дисгар Соотношение длины бедра и окружности живота 1 2 3 4 5 6 7 8 9Ю Месяц зачатия -*-25 -а-2Ь Рисунок 4.5.2. Результаты ультразвуковой фетометрии с учетом месяца зачатия.

моничным становлением других анатомо-физиологических си¬ стем.

Причины опережающего прироста БПР недостаточно ясны.

Они не могут быть объяснены систематической ошибкой изме¬ рения конкретного параметра или гестационного срока. В по¬ рядке дискуссии можно предложить три рабочих гипотезы. Во первых, в литературе описана ускоренная оссификация костей свода черепа под влиянием магнитных полей [Б.А. Никитюк, В.П. Чтецов, 1987], напряженность которого в регионе наблюде¬ ния весьма существенна.

Во-вторых, особенности морфотипа арктической популяции с тенденцией к брахиморфии и сглаживанию проявлений поло¬ вого диморфизма в строении костей черепа также могут стать предпосылкой большей частоты визуализации брахикефалий плода по сравнению с видовой среднеширотной нормой (78%).

Наконец, повышают вероятность регистрации акселератив ных тенденций такого параметра как БПР процессы формиро¬ вания полушарий головного мозга. В частности, речь может идти о процессах становления системы желудочков головного мозга и их взаимосвязей с подпаутинными пространствами. Сроки формирования отверстий Люшка и Мажанди мозгового паруса IV желудочка вследствие дисхронии замедляются, что, в свою очередь, пролонгирует с 16 до 20 недели состояние внутренней "физиологической гидроцефалии". Мы, таким образом, предпо¬ лагаем, что обсуждаемая дисхрония с БПР в действительности носит не акселеративный, а ретардационный характер. Основа выявленного несоответствия видовым стандартам - отклонения темпов морфогенеза ЦНС. Последнюю гипотезу документируют наблюдения педиатров региона, диагностирующих высокий уро¬ вень физиологической незрелости нервной системы у новорож¬ денных [Н.Г. Сидоровская с соавт.,1992].

Методом однофакторного дисперсионного анализа было установлено, что изменения гелиогеомагнитной активности в течение календарного года вызывали статистически достовер¬ ные сдвиги (F Fst;

P 0,05) частот регистрации дисхроний ре тардационного свойства темпов прироста ОЖ, в меньшей степе¬ ни ДБ и ТП. Среднемесячные значения чисел Вольфа за период наблюдения составили от 11 до 25 баллов. Учитывая погодовую разницу параметров гелиогеомагнитной активности за годы на¬ блюдений, общая выборка обследованных женщин была рандо мизирована по гестационному возрасту.

На втором этапе работы в качестве основного фактора были оставлены средние значения чисел Вольфа (W, в баллах) за 1995¬ 96 гг. В качестве зависимых переменных учитывались % дисхро ний фетометрических параметров 422 женщин с календарными сроками беременности до 25 недель, совпадающими с этапом ак¬ тивного роста плода. Средние значения чисел Вольфа за время наблюдения варьировали от 7 до 28 баллов. Статистически зна¬ чимыми были признаны только сдвиги индекса ДБ/БПР от 74,5% при минимальных значениях числа Вольфа до 66,7% в случаях максимума гелиогеомагнитной активности. Учитываемый фак¬ тор обеспечивал более 50% общей изменчивости массива данно¬ го цифрового комплекса.

Средние значения ДБ/БПР достоверно коррелировали Rxy=0.76) со значениями чисел Вольфа. Сдвиги других фетоме трических показателей оказались статистически не существен¬ ными при этом числе наблюдений. Необходимо также отметить, что вышеуказанные тенденции к уменьшению среднеарифмети¬ ческих значений индекса ДБ/БПР сопровождались увеличением толщины плаценты.

На третьем этапе исследовались сдвиги фетометрических параметров в гестационном возрасте 25 - 40 недель. Значения чисел Вольфа за учитываемый временной отрезок (1994- гг.) составили от 9 до 48 баллов. В позднефетальной стадии он¬ тогенеза статистически достоверно зависимой оказался только индекс ДБ/ОЖ, косвенно характеризующий прирост массы пло¬ да в заключительном триместре беременности. С увеличением в группах сравнения значений чисел Вольфа достоверно уменьша¬ лась доля регистрируемых дисхроний индекса ДБ/ОЖ (с 54,6% до 28,4%). Частота регистрации дисхроний по индексу ДБ/БПР наоборот, возрастала с 2,9% до 5,0%. По среднеарифметическим значениям индекс ДБ/ОЖ свидетельствовал о ретардационных тенденциях с максимумом в подгруппе с частотой дисхроний 54,6% (число Вольфа 16-20 баллов).

Оставшийся фетометрический показатель (толщина плацен¬ ты) варьировал независимо от учитываемого признака. Тем не менее, частота дисхроний по ТП колебалась от 43 до 57%, от¬ ражая индивидуальную составляющую адаптивных изменений фетоплацентарного комплекса.

Проведенное исследование свидетельствует о важной роли сезонных факторов в формировании «адаптивных девиаций»

морфотипа плода, затрагивающих генотипическую и феноти пическую составляющие развивающегося организма. Гелиогео магнитная активность, будучи составным элементом средовых воздействий, существенно влияет на морфотип развивающегося организма, вызывая замедление темпов прироста массы плода.

Высокая частота встречаемости дисхроний фетометрических по казателей увеличивает риск фетопатий, негативно сказывается на биофизическом профиле плода и здоровье новорожденных.

4.6. Сезонные факторы и морфогенез плодов и новорожденных.

Как показывают данные патентно-информационного поис¬ ка по проблеме настоящего исследования, сезонные факторы оказывают свое воздействие на течение беременности и антро¬ пометрические параметры морфотипа. Длина плода и ново¬ рожденного при этом характеризует генетический потенциал, а масса тела - фенотип развивающегося организма [Н.В.Кобозева, Ю.А.Гуркин, 1986]. Априорно можно предположить, что адап­ тивные сезонные биоритмы морфогенетических процессов в фе топлацентарном комплексе во многом зависят от региональной специфики экстремальных средовых факторов.

Для решения задач настоящего исследования первоначаль¬ но весь архивный и собственный материал был разделен по ка¬ лендарным сезонам года: 1.зима (декабрь - февраль);

2. весна (март - май);

3. лето (июнь - август);

4. осень (сентябрь - но¬ ябрь). Группы сравнения антропометрических и органометри ческих показателей были представлены отдельно для плодов и перинатально умерших. Усредненные характеристики параме¬ тров (в % от видовой нормы) представлены в таблицах насто¬ ящей главы.

В средне-фетальном возрасте (до 28 недель) из антропоме¬ трических показателей максимум (%) отклонения от стандартов видовой нормы отмечен для массы тела (93%), а из органометри ческих - для массы обоих надпочечников (80.4%). Длина тела в среднем за весь год составила 102.5% видовой нормы, а вилочко вой железы - только 91.2%.

Сравнение по Фишеру выборок органометрических и антропометрических показателей выявило статистически суще¬ ственные (F Fst.) межсезонные различия. Наиболее значимыми по критерию Фишера были различия длины тела плодов весной и летом, массы тимуса весной и осенью, массы надпочечников зимой и летом.

Показатель сезонности Si был максимален для сдвигов массы органов, составляя для надпочечников и тимуса соответственно 29.5% и 26%. По величинам показателя такого рода отклонения вплотную приближаются к «сильно выраженным» (Si 30%). Для длины и массы тела плодов показатель сезонности колебался от 13.5% до 11%, то есть относился к «выраженным» по термино¬ логии авторов такого способа оценки адаптивных биоритмов [Проблема нормы в токсикологии, 1991]. Коэффициенты детер¬ минации (сила влияния фактора) были максимальными для мас¬ сы тела и фетального тимуса.

Расчеты параметров распределения вариант по учитываемым антропометрическим и органометрическим показателям пока¬ зало их высокую вариабельность. Для длины тела максимально вариабельным оказался летний сезон года (CV% = 20.4), для мас­ сы плодов - весна (CV% - 78.4). Для массы надпочечников вари¬ абельность рядов постепенно возрастала от 6.4% зимой до 48.5% осенью. Аналогичная тенденция была характерна и для феталь ного тимуса, несмотря на достаточно большие объемы выборок в эти месяцы календарного года.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.