авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ФГБОУВПО «УДМУРТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Филологический факультет ЯЗЫК КУЛЬТУРА КОММУНИКАЦИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

на данный момент не существует. В большинстве источников «академическая мобильность» используется во взаимосвязи с Болонским процессом. Академическая мобильность как составляющая Болонского процесса преследует цель – качественный рост, модернизацию и рост конкурентоспособности европейской науки и образования [3].

В Рекомендациях Комитета Министров термин «академическая мобильность» подразумевает период обучения, преподавания и/или исследования в стране другой, чем страна местожительства учащегося или сотрудника академического персонала (далее называемая «родная страна»). Этот период должен иметь ограниченную продолжительность, при этом предусмотрено, что учащийся или сотрудник возвращается в его или ее родную страну после завершения обозначенного периода.

Академическая мобильность не подразумевает миграцию из одной страны в другую [1].

В России действуют многочисленные международные программы, такие как TEMPUS, ERASMUS MUNDUS, DAAD,COMMETT, LINGUA, которые оказывают материальную поддержку мобильности студентов и преподавателей. Кроме этих программ, работает Международный центр по содействию международной мобильности ученых, студентов и аспирантов России и Европейского Союза. Развитие мобильности студентов и преподавателей, как международной, так и внутренней российской, получило государственную поддержку в рамках приоритетного национального проекта «Образование».

Наряду с развитием международной академической мобильности важную роль в сохранении единства и целостности образовательного пространства страны получила внутрироссийская мобильность преподавателей и исследователей, считают Н.В. Жукова, П.С. Красовский [3].

Выделяются основные формы академической мобильности преподавателей: стажировки для повышения квалификации;

разработка новых курсов, программ, учебных и дидактических материалов, учебников и пособий;

сбор материалов для исследования или подготовки новых учебных программ;

проведение подготовительных работ для открытия совместных программ;

участие в семинарах, конференциях;

чтение лекций и проведение семинаров в течение семестра.

А к основным формам академической мобильности студентов относят: обучение в течение семестра или года с условием перезачета изучаемых периодов и дисциплин в направляющем университете;

участие в летних школах;

участие в конференциях и семинарах;

сбор данных для исследовательской работы.

Исследователи ФГУП «Научно-исследовательского центра экономических преобразований» полагают, что для осуществления академической мобильности необходимо решить ряд трудностей, возникающих перед современной системой образования:

1. отличие образовательных систем каждой страны друг от друга (программы бакалавриата в Европе не предусматривают специализации в отличие от Российской системы образования).

2. отсутствие единой системы оценок успеваемости студента;

3. финансовые трудности на пути реализации индивидуальной образовательной траектории;

4. определение статуса и правил выдачи и признания выдаваемых документов об образовании;

5. язык преподавания [2].

Для решения данных трудностей Министерство Образования предприняло создание ряда подзаконных актов, регулирующих следующие аспекты академической мобильности:

-меры по контролю качества образования в Российской Федерации;

-формирование компетентностного подхода в рамках государственных образовательных стандартов;

-введение двухуровневости высшего образования;

-введение системы зачетных единиц.

Создание современной законодательной базы сферы международного сотрудничества в образовании, несомненно, повысит конкурентоспособность России на международном рынке образовательных услуг, что привлекло бы большое количество студентов и дало бы толчок развитию совместных международных образовательных программ.

Литература 1. Рекомендация Комитета Министров Совета Европы государствам – членам по академической мобильности// Рекомендация Совета Европы от 02 марта 1995 г. № R (95) 8 http://www.lexed.ru 2. Современное состояние законодательно-правового обеспечения процессов внутренней и внешней академической мобильности студентов, (материал аспирантов, преподавателей в Российской Федерации подготовлен при участии ФГУП «Научно-исследовательский центр экономических преобразований»// http://www.acur.msu.ru/useful/zakon_baza.pdf 3. Н.В Жукова, П.С.Красовский. Описание лучшей практики вузов по направлению Болонского процесса «Академическая мобильность» на примере вузов Дальневосточного Федерального округа под рук. О.О.

Мартыненко // http://window.edu.ru/window/library СИНОНИМИЯ ПРЕДЛОГОВ, ВЫРАЖАЮЩИХ ПРИЧИННО СЛЕДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, В РУССКОМ И ПЕРСИДСКОМ ЯЗЫКАХ МОХАММАД МОХАММАДИАН СУТЕ reportash@gmail.com Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород Ключевые слова: preposition “от”, prepositional governance, causal relations Целью данной работы является сопоставление выражения причинно следственных отношений с помощью предложно-падежных конструкций в русском языке в сопоставлении с синонимичными конструкциям в персидском языке.

Причинно–следственные отношения – одна из важнейших категорий, отражающихся в языке. Причинные отношения представляют собой связь двух таких явлений, одно из которых служит основанием для реализации другого. По мнению Л. С. Крючковой, действие, совершаемое субъектом, или признак, проявляющийся независимо от воли субъекта, как правило, обусловливаются какими–либо причинами, т.е. явлениями или обстоятельствами внутреннего или внешнего характера [Крючкова 2004, 385].

Д. Э. Розенталь утверждает, что «сопоставляя сочетания от гриппа – против гриппа, от испуга – с испугу и т.п. мы отмечаем в них синонимичное употребление предлогов. Возможность такого их использования обусловлена изменением с течением времени функции и значения некоторых предлогов, частичным их смещением, появлением новых предлогов и предложных сочетаний и т.д. При этом обычно сохраняется различие в смысловых или стилистических оттенках между синонимичными предлогами, связь их с устойчивыми оборотами»

[Розенталь 2005, 600].

Так, конструкции с предлогами из-за, от (яблони погибли из-за мороза / от мороза), из-за, по (свет погас из-за нашей неосторожности / по нашей неосторожности), из, по(из лености / по лености он остался дома), от, с (щеки горели от мороза / с мороза), из, от, с (он это сделал из страха / со страху / от страху) весьма близки по значению и выступают как синонимичные. Однако каждый из предлогов имеет свои оттенки значений, может сочетаться с определёнными лексическими единицами, и не всегда конструкции с этими предлогами взаимозаменяемы [Кокорина, Метс и др. 1985, 254-264].

Например, предлог по, так же как предлог из-за, указывает на неблагоприятную причину чего-либо, однако это значение в конструкциях с из-за вносится самим предлогом независимо от лексического значения существительного в родительном падеже, а в конструкциях с предлогом по занятость, связано с лексическим значением существительного:

рассеянность, неопытность, неосторожность, ошибка и т.п. Предлог по, в отличие от из-за, употребляется с очень ограниченным кругом существительных, когда речь идёт о внутренней причине – качестве, состоянии данного лица, о котором идёт речь, названо подлежащим: ср.:

Он испортил станок по неопытности – Станок был испорчен из-за его неопытности.

В нашей работе мы выделили несколько разновидностей общего категориального значения причины, реализованных в русских предложно падежных конструкциях с синонимичными предлогами, а затем выявили их персидские соответствия.

1. Непосредственная причинная зависимость. Она выражается предлогами от и с.

Предлог с + Р.п. обозначает реакцию на состояние лица в данный момент –– в сочетании с глаголами кричать, умирать, толкать, а также глаголами уйти, поступить, сделать, отправиться и др. Причина, внутренняя или внешняя, непроизвольного или неосознанного действия субъекта, обусловленная его психическим или физическим состоянием, выражается существительными. Имена существительные при этом обозначают: а) сильные внезапные чувства: радость, испуг, страх, злость, досада, смех, стыд;

б) состояние субъекта: сон, горе, голод, скука, отчаяние;

в) состояние среды: холод, мороз;

г) волеизъявление: согласие, разрешение, позволение, благословение и т.п.:

Со страху он не мог произнести ни единого слова.

'az' В причинных конструкциях предлог с (со) употребляется в разговорном стиле с ограниченным числом существительных чаще всего негативной семантики при выражении душевного состояния, которое лежит в основе определённых действий или слов (нагрубить со злости (от злости)).

Конструкция с предлогом с может также выражать действие человека, совершаемое в состоянии аффекта: С испугу он бросился бежать. Эта конструкция лексически и стилистически ограничена, чаще употребляется в разговорной речи, встречается в народно–поэтической речи;

формы мужского рода обычно имеют окончание –у: со страху.

Предлог от + Р.п. обозначает:

а) травмы: от ран, от ушиба;

б) стихийные силы, состояние среды:

от ветра, от пожара, от шума;

в) состояние лица: от усталости, от радости, от удивления –– в сочетании с глаголами, обозначающими: а) изменение состояния субъекта;

б) изменение цвета;

в) перемещение субъекта в пространстве, чаще всего действия импульсивные;

г) действия, связанные с жестами и мимикой.

Внутренняя или внешняя причина, вызывающая изменения в субъекта, выражается физическом или психическом состоянии существительными. Имена существительные называют: а) чувства, переживания субъекта, его психические и физические состояния: страх, стыд, волнение, горе, любовь, слабость, тоска, досада, голод;

б) явления природы: холод, жара, дождь, снег, ветер, мороз, влажность;

конкретные действия: взрыв, толчок, удар, налёт, шум, движение, ходьба;

в) болезни: грипп, ангина, скарлатина, воспаление лёгких и т.п.:

'az' Малыш дрожал от холода От лесного пожара погибло много птиц.

'az / be khatere'. / Данные конструкции выражают непосредственную причину изменения в состоянии лица или предмета, причину возникновения непроизвольного действия:

Существительные в данных конструкциях обозначают обычно ощущения, чувства человека, признаки предмета, в ряде случаев некоторые явления окружающей среды;

глаголы–сказуемые в предложениях с этими конструкциями обозначают состояние человека или предмета, непроизвольные действия:

'az' Он покраснел от стыда Благоприятствующая причина, вызывающая желательное 2.

действие, выражается существительным в дательном падеже с предлогом благодаря:

Благодаря астрономам люди знали о начале и истечении суток.

'dar sayeye'. Существительные в этой конструкции могут обозначать как лиц, так и предмет:

Благодаря Сереже (Серёжиной настойчивости) братьям удалось попасть в секцию горнолыжников (ср.: Благодаря дождям высоко поднялись луговые травы – Из – за дождей погибли эти редкие растения).

Предлог благодаря обозначает причину:

а) благоприятствующую осуществлению действия;

б) обеспечивающую его выполнение;

в) определяющую желательный результат, выражается существительным или местоимением.

В Д.п. с предлогом благодаря в сочетании с глаголами широкого спектра действия с положительной коннотацией:

Он написал свою работу в срок благодаря помощи друзей.

. / 'be khatere /dar sayeye' вызывающая нежелательное 3. Неблагоприятная причина, действие, выражается при помощи предлогов по и из –за:

Существительное в родительном падеже с предлогом из–за и в дательном падеже с предлогом по:

Александр Иванович все напутал по дряхлости своей и занятости.

. / 'bekhatere / azrouye' Из-за + Р.п.: Неблагоприятная причина или причина: а) препятствующая осуществлению действия;

б) вынуждающая субъект прекратить действие;

в) вызывающая нежелательное действие;

г) являющаяся поводом для конфликта, выражается существительными или местоимениями. Имена существительные при этом называют: а) явления природы: дождь, холод, снег;

б) конкретные действия, события: крик, шум, ремонт в) конкретных лиц, из –за которых совершается негативное действие: ребёнок, брат, отец;

г) состояния дел: отсутствие денег, нехватка времени, недостаток средств и т.п.

Предлог из-за +Р.п. существительных, обозначающих:

а) природные явления - дождь, снег, туман, наводнение, холод, жара:

из-за грозы, из-за метели;

б) состояние, качество, болезни: из-за гриппа / неисправности / небрежности;

в) различные обстоятельства: из-за приезда, из-за опоздания;

г) лицо: из-за тебя, из-за брата.

Существительные в конструкции с предлогом могут из–за обозначать как лицо, по вине которого не состоялось действие или произошло нежелательное событие, так и предмет, явление:

Из–за дождей экскурсия не состоялась.

' bekhatere'. В Р.п. с предлогом из–за в сочетании с глаголами с негативной коннотацией или глаголами с отрицанием: драться, ссориться, опоздать, закрывать, отменять, ошибаться, сердиться, бояться, волноваться, враждовать, промахнуться, пропустить, просмотреть, прослушать, просчитаться, раздражаться, судиться и др.

'be khatere' Мы опоздали из–за тебя.

Друзья поссорились из–за пустяка.

'be khatere'. Предлог по + Д.п. обозначает:

а) свойства лица: по рассеянности, по неопытности;

б) различные обстоятельства: по болезни, по уважительной причине, по недоразумению, по ошибке;

Внешняя причина обусловливает вынужденное действие, событие или явление, не зависящее от воли человека. Употребляются существительные. Существительные называют: а) слова с модальным значением: б) слова, необходимость, возможность, надобность;

выражающие волеизъявление: убеждение, расчёт, прихоть, воля, интуиция, ирония судьбы и т.д.

В Д.п. с предлогом по в сочетании с глаголами широкого спектра действия:

Она пропустила ошибки в диктанте по невнимательности.

. / / ' az rouye / be khatere / be dalile ' Можно сказать, что предлог по указывает на причину, которая связана с поведением, действием кого-либо, а предлог из-за – на причину, не связанную с этим:

Профессор вышел на улицу без пальто по рассеянности – Цех не работал из-за отсутствия сырья.

4. Причина как стимул для совершения произвольного действия.

Выражается конструкцией существительного в родительном падеже с предлогом из:

Предлог из + Р.п. + существительные, обозначающие чувства, намерения, черты характера человека, его этические представления: из боязни, из интереса, из вежливости.

В Р.п. с предлогом из в сочетании с глаголами осознанного действия или волеизъявления.

Иван ничего не сказал мне о своих проблемах из гордости.

[Крючкова 2004, 385-388].

'az rouye'. Существительные в данной конструкции обозначают качества, свойства, психического состояния того лица, которое совершает действия:

благодарность, благородство, боязнь, зависть, интерес, осторожность, принцип, самолюбие, скромность, сочувствие, сожаление, сострадание, страх, гордость, ревность, вежливость, жалость, любопытство, уважение, любовь, презрение, ненависть и т.п.

Таким образом, вышеупомянутым предлогам, выражающим причинно следственные отношения с помощью предложно-падежных конструкций в русском языке, часто соответствуют следующие персидские корреляты (или предлоги или предлоги с существительными): az, be (khatere), dar (sayeye), az (rouye), be (dalile).

Литература 1. Кокорина С.И., Метс Н.А. и др. Практическая грамматика русского языка для зарубежных преподавателей-русистов. – М.: Русский язык, 1985.

– 408 с.

2. Крючкова Л.С. Русский язык как иностранный: синтаксис простого и сложного предложения. – М.: ВЛАДОС, 2004. – 464 с.

3. Розенталь Д.Э. Русский язык (справочник-практикум). – М.: ОНИКС 21 век, Мир и Образование, 2005. – 752 с.

ФУНКЦИИ СОКРАЩЕНИЙ И АББРЕВИАТУР НА РОССИЙСКИХ ИНТЕРНЕТ-ФОРУМАХ Л.С. ПАТРУШЕВА line_lidia@list.ru Удмуртский государственный университет, г. Ижевск Ключевые слова: abbreviations, the Internet forum, communication Одной из языковых особенностей интернет-форума как жанра коммуникации является использование сокращений и аббревиатур.

Рассмотрим, как функционируют аббревиатуры на форуме. В качестве примера возьмем кинофорум «правильный форум о кино»

www.kinoforum.ru.

1. Аббревиатуры инициального типа – это самый распространенный вид сокращений на русских форумах [1]. Встречаются аббревиатуры, переходящие с форума на форум и характерные для форумов с определенной тематикой. К первой группе можно отнести следующие сокращения:

МЧ – принятое сокращение «молодой человек». Например:

Edely: «По фильму - посмотрели с МЧ на выходных, получили большое удовольствие. Наконец-то нормальный русский фильм, про обычную (поправочка - московскую) жизнь, никто никого не убивает, никто никому подножки не ставит... хороший такой роуд муви»1.

Lol – от англ. laughing out loud - громко хохочу. Например:

«M_a_r_g_o а мне со взрослыми не повезло...

Olejek: lol M_a_r_g_o я вроде слышал Брюс опять лыжи навострил на бывшую lol».

ДР – аббревиатура словосочетания «день рождения».

Например:

Jef: «Привет, Киеву!

Орфография и пунктуация сообщений участников форума сохранена Надеюсь этот город хоть стоит чего-то и будет знать, что у его героя сегодня ДР. Если нет, то вали оттудова, Обжора.

Поздравляю тебя с днюхой, надеюсь сейшн, который ты устроишь в ближайшие несколько дней(или уже устроил), не будет хуже того, что ты устраиваешь здесь, на этом виртуальном поле, каждый день».

ЛС – аббревиатура фразы «личные сообщения». Аналогом на форумах могут быть сокращения «РМ», «ПМ» (от англ.

personal messege – личное сообщение) [2]. Например:

Beholder: «Это я украл, 1500р верну, в ЛС».

FAQ – акроним от англ. Frequently Asked Question, т.е. «часто задаваемые вопросы». Например:

Paitbringer: «Вот здесь есть пояснения, как тег youtube использовать:

viewtopic.php?f=12&t=13289. В новой версии форума на видном месте будет FAQ с подробной информацией по всем вопросам».

С течением времени на форумах аббревиатура faq была преобразована в акроним ЧАВО (ЧаВо) и получила новую расшифровку – «частые вопросы». Например:

Валерий Стариков: «Смотри чаво. Вопросы нужно задавать по существу».

Ко второй группе относятся аббревиатуры, принятые на определенном форуме. Цель создания данных аббревиатур – показать свою принадлежность к узкому кругу посвященных и сэкономить время.

Например:

КФ – кинофорум. Практически на всех форумах применяется сокращенное название. Например, форум «Материнство» – это ФМ;

автофорум «Rally Club» – RC и т.п. Например:

Smith: «Все вы знаете, что КФ не менялся уже очень давно. По крайней мере, я точно знаю, что КФ не менялся уже, как минимум, 2 года, которые я здесь нахожусь. Не знаю как вам, но мне очень хочется каких нибудь нововведений, ведь любое живое существо начинает загибаться, если обитает всё время в одних и тех же условиях. Я не прошу администрацию броситься сейчас же придумывать нововведения. Я сам предлагаю нововведение. Поэтому, прошу отнестись к нему с наибольшей лояльностью».

Аббревиатуры, сокращающие названия известных фильмов, музыкальных исполнителей, авторов и т.п.

На кинофоруме встречается, например, аббревиатура ГП – это название серии фильмов о Гарри Поттере. Данная аббревиатура прочно вошла в лексикон средств массовой информации. Но на форумах употребляются и менее распространенные аббревиатуры, связанные с фильмами и книгами о Гарри Поттере:

Samael: «Видимо кровь, брызжущая из шеи одного из основных персонажей - недостаточный повод поверить в то, что ГП смотрят уже далеко не дети».

Kinomaniachka: «Я уже было обрадовалась по полной, и почти простила создателям огрехи «ГП и ДС ч.1» – будь то «всякие там танцы», пренебрежение некоторыми персонажами (Хвостом, к примеру) и подробностями их историй и пр. Но не тут то было…». ГП и ДС ч.1 – это серия фильма «Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть 1».

Или Samael: «Бедный ЖКВД, такое лицо у него: "за что мне все это?!"».

ЖКВД – это имя актера – Жан Клод Ван Дам.

2. Аббревиатуры из сочетания начала первого слова с началом и концом второго или только с концом второго. В последнее время на форумах стали появляться сокращения не только специфических слов и выражений, но этикетных формул:

Спс – сокращение слова «спасибо». Используется с целью экономии времени. Например:

Mifolog: «Smith, исправил - спс за совет».

Нзч – сокращение «не за что» в функции «пожалуйста».

Например:

Gumadoina: «Нзч... От чистого сердца, Ольчик».

Пжл – сокращение слова «пожалуйста». Например:

Аак: «Доброго времени суток.

Ищу фильм российского производства, относительно свежий, показывали по ТВ 2-3 года назад.

Эдакая новогодняя сказка, мелодрама, комедия, в конце которой жильцы дома встречают новый год в собственном подъезде.

Подскажите пжл название, если узнали...».

Кст – сокращение слова «кстати». Например:

Jst13: «Кст, разве он уже не вышел ?».

Отметим, что данный вид аббревиатур используется не только на форумах, но и в мгновенных сообщениях, мессенжерах, чатах, социальных сетях.

3. Иностранные аббревиатуры в русском написании. Творческий процесс создания новых аббревиатур на форуме можно назвать уникальным явлением. Сначала заимствуется аббревиатура из английского языка, затем латинские буквы заменяются кириллицей. Подобная адаптация совершается с целью использования аббревиатур для экономии времени и для создания особого языка, который будет доступен ограниченному числу людей – участникам конкретного форума. Приведем примеры аббревиатур:

ИМХО. Акроним, родившийся от английского «IMHO», чаще всего считается расшифровкой английского выражения In My Humble Opinion («по моему скромному мнению»), но со временем на форумах стали появляться другие значения.

Например, In My Horrible Opinion («по моему ужасному мнению»).

Между тем русские пользователи уже давно расшифровывают «ИМХО» по-своему: «Имею Мнение, Хоть и Ошибочное». Таким образом, сегодня имхо – это бэкроним (Под бэкронимом мы понимаем фразу, используемую для создания акронима из известного слова-неакронима, имеющего совершенно другое значение [3]). Например:

Кулема: «Музыка ИМХО абсолютно на месте. Я даже сразу после просмотра помчался искать саундтрек в продаже. Пока не нашел, но зато с официального сайта фильма скачал несколько вещей».

Стоит отметить, что аббревиатура ИМХО изначально использовалась только на форумах. В настоящее время данная аббревиатура широко распространена не только в Интернете, но и в живой разговорной речи.

З.Ы. (или зы, ЗюЫю) – аббревиатура, имеющая значение P.S.

(постскриптум). Выбор букв «з» и «ы» обусловлен их расположением на клавиатуре: данные буквы находятся на месте «p» и «s». Аббревиатура прочно закрепилась на российских форумах. Например:

Gumadoina: «Знала что сюжет будет бредом, но танцы! танцы оправдали все надежды, и даже больше! все время хотелось вскочить и начать танцевать.

3Д эффекты впечатлили (больше чем в аватаре, имхо).

зы: не выходите из зала как только пойдут титры. там в конце будет офигительный танец "на пальцах"! я была единственным зрителем, кто посмотрел все до конца. не понимаю людей, вышли бы тогда из зала вообще в середине фильма».

Таким образом, рассмотрев аббревиатуры, встречающиеся на российских форумах, мы пришли к выводу о том, что данные сокращения выполняют следующие функции. Во-первых, общение на форуме происходит в письменной форме, что значительно увеличивает временные затраты на написание сообщения, поэтому участники стараются сократить время за счет использования аббревиатур и других графических средств.

Во-вторых, употребление нетрадиционной аббревиатуры является проверкой знания коммуникативного кода участников. Пользователи, употребляющие особые аббревиатуры и адекватно реагирующие на них, считаются «своими». Кроме того, на форумах встречаются аббревиатуры некоторых ругательств и нецензурных выражений, и их употребление является, с одной стороны, актом проявления уважения к участникам и, с другой стороны, «обходом» установленных правил, запрещающих непечатные выражения.

Литература 1. Русская грамматика. Т. 1: Фонетика. Фонология. Ударение.

Интонация. Словообразование. Морфология / Н. Ю. Шведова (гл. ред.). – М.: Наука, 2. Англо-русский словарь общей лексики «Lingvo Universal», 3. Википедия. Свободная энциклопедия. Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/ СЛОВАРЬ ЛОЖНЫХ ДРУЗЕЙ ПЕРЕВОДЧИКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЙ РУССКОГО, АНГЛИЙСКОГО И ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКОВ) М.В. СЛИЗКОВА ruslo74@mail.ru Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт), г. Новочеркасск Ключевые слова: translation, color terms, the semantic field В современном языкознании приобретает актуальность исследование соответствия отдельных единиц в различных языках в разных ракурсах. Мы изучаем лексические отличия, ориентируясь на их зависимость от менталитета народа. В нашем случае исследование соответствий слов разных языков выходит за рамки лексикографического описания на более глубокий, онтологический, уровень исследования.

Мы рассматриваем данную проблему на примере цветообозначений.

По нашему замыслу, их перевод не следует выполнять, исходя только из внешнего сходства и толкования в традиционных двуязычных словарях.

Исходным должно стать то, как большинство носителей языка оценивает данный цвет. «Словарь ложных друзей переводчика», в основе которого находятся данные лингвистического эксперимента, демонстрирует точный перевод цветообозначений русского, английского и французского языков [1].

Такого рода словарь представлен как универсальный семантический метаязык. Он является общей понятийной базой, соединяющей разные культуры. Также он определяет универсальные свойства цветообозначений и специфику сопоставимых свойств, проявляющихся в переводе, отражающих степень адекватности языковых систем и выработку компенсаторных средств при ее отсутствии. Представленный словарь демонстрирует процесс целенаправленного уменьшения субъективных элементов, то есть процесс продвижения к наибольшей степени объективности и универсальности [2].

Исследовав традиционные двуязычные словари (англо-русский и русско-английский словарь В.К. Мюллера, франко-русский и русско французский словарь К.А. Ганшиной), а также микрополя лексико семантического поля «цвет», мы заметили ряд несоответствий:

предложенные нами варианты эквивалентов на шкале [1] отличаются от вариантов, имеющихся в традиционных двуязычных словарях.

Факт объективизации, усреднения и обработки всех данных лингвистического эксперимента [1] позволяет утверждать, что трансляцию не следует выполнять исходя из внешнего сходства слов и даже исходя из толкования в традиционных двуязычных словарях.

Результат построения лингво-метрологической шкалы цвета и лексико-семантического поля «цвет» представлен в виде таблицы, которую мы назвали «Словарем ложных друзей переводчика» (составлен с помощью данных лингво-метрологической шкалы цвета).

Проиллюстрируем ее фрагмент. Красный – cardinal red – rouge, голубой – cyan blue – bleu clair, кровавый – bright red – rouge sang.Если обратиться к традиционному двуязычному словарю, можно увидеть, что лексема песочный переводится как sandy. Лексема sandy, в свою очередь, песочный, рыжеватый, рыжий.

переводится как Обращаясь к представленному словарю, мы видим, что данную лексему следует переводить как русское слово песочный, английское ochre, mustard (охра, горчичный), французское ocre, jauned’or (цвет золота, охра). Чтобы понять, каким цветом для русских людей является цвет lavender (лавандовый), также обратимся к словарю ложных друзей переводчика цветообозначений: lavender – светло-сиреневый.

В толковом французском словаре beige (бежевый) трактуется как brun clair proche du jaune (светло-коричневый, близкий к желтому).

Обратимся к словарю, составленному в результате нашего исследования:

beige – бежевый, цвет топленого молока. Интересно наблюдение за лексемой bleu (синий или голубой). В толковом словаре французского языка эта лексема толкуется следующим образом: de la couleur du ciel sans nuage smarque el aissee sur la peaupar un coup, hematoma (цвета безоблачного неба, синяка на коже). Если обратиться к нашему словарю, станет понятно, что bleu – синий цвет, bleu clair – голубой. В словаре Вебстера лексема Purple толкуется как a colour of a hue between the psychologically primary blue and red, one of the colours commonly called magenta, violet, lilac, mauve.

Из приведенного толкования видно, что однозначный выбор по данным словаря Вебстера сделать практически невозможно. Опираясь на данные составленного нами словаря, переведем лексему dark purple – пурпурный.

Приведем примеры противоречий (использованы материалы толковых словарей Ожегова, Ушакова, Даля, а также академические словари в 4-х и 17-и томах). Васильковый – светло-синий, ярко-синий, ярко-голубой. Кирпичный – желтовато-красный, коричневато-красный.

Гранатовый – ярко-красный (по цвету плода), темно-красный с синеватым отливом (по цвету драгоценного камня). Бежевый – светло коричневый, светло-коричневый с кремовым оттенком, светло коричневый с розовато-желтым оттенком, светло-коричневый с желтоватым или сероватым оттенком. Кремовый – светло-желтый, белый с желтоватым оттенком, белый с оранжевым оттенком. Число примеров можно было бы продолжить.

Обратимся к словарю ложных друзей переводчика. Васильковый – голубой, кремовый – телесный, бежевый – цвет топленого молока, гранатовый – пурпурный, кирпичный – красно-оранжевый.

Итак, для того чтобы иметь возможность говорить с окружающими о наших субъективных ощущениях, мы должны уметь переводить их вначале в понятия, которые поддаются передаче другим людям. Словарные статьи часто оказываются неприемлемыми, традиционные словари неудобны в поиске, и переводчики, поступаясь точностью перевода, передают его лишь приблизительно. Словарь ложных друзей переводчика (на материале цветообозначений русского, английского и французского языков) позволяет избежать неточности при переводе и способствует лучшему пониманию слов-цветообозначений между разноязычными специалистами. Наш вариант перевода отражает коллективное мнение носителей языка и потому, как нам кажется, имеет больше шансов быть расцененным как точный.

Благодаря новому словарю ложных друзей переводчика, построенному с помощью лингво-метрологической шкалы, решена одна из важных задач, поставленных перед лингвистической метрологией [2]:

исследование корреляции языковой и ментальной информации и достижение наибольшей степени адекватности при переводе. Этому способствовал репрезентативный эмпирический многоязычный материал, полученный в результате лингвистических экспериментов, а также выборка цветообозначений из толковых словарей.

Представленный список точных вариантов перевода цветообозначений с русского языка на английский и французский позволил нам приблизиться к ответу на вопрос: какие именно цветообозначения человек – носитель определенного языка способен держать в памяти. Это огромная информация, которая составляет большой труд для лексикографов, пытающихся ее эксплицировать.

Литература 1. Слизкова М.В. Экстралингвистическая шкала как метод ограничения антропоцентризма в языке // Вестник Пятигорского гос. лингвистического ун-та. – 2010. - №2. – С. 108 – 110.

2. Слизкова М.В. Лингвистическая метрология: цели и задачи // Вестник Пятигорского гос. лингвистического ун-та. – 2011. - №3. – С. – 172.

О СТЫДЕ В ЯПОНСКОЙ КУЛЬТУРЕ В.Е. ТАРАСЕНКО vasilisa.tarasenko@yandex.ru Сибирский государственный аэрокосмический университет им. М.Ф. Решетнева, г. Красноярск Ключевые слова: shame, guilt, Japan, society, west Культурные различия оказывают значительное влияние на формирование социального и речевого поведения людей. Носители языка имеют характерное представление о мире, отличное от других и принимаемое ими как нечто очевидное.

Мы остановимся на таком понятии японской культуры, как культура стыда.

Широкую известность получила характеристика японской культуры как «культура стыда» (shame culture) в противопоставление западной культуре (gui1t culture), данная американским антропологом Рут Бенедикт в книге «Хризантема и меч» [Benedict 1985;

Бенедикт 2004]. Культуры вины ориентируются на абсолютные нормы морали и для достижения главного морального достояния стремятся к развитию у личности чувства вины, внутреннего переживания собственной неправоты. В культурах стыда главным мотивирующим началом является стыд – ориентация на отношение к поступку других людей, окружения, социума в целом.

Индивид переживает из-за неспособности следовать общеизвестным предписаниям определенного внешнего поведения, поэтому главное для него состоит в том, чтобы недостойное поведение не вышло наружу: пока о нем не знают другие члены общества, стыдиться нечего. Поэтому, отмечает Бенедикт, культурам стыда не свойственна исповедь, даже перед богами. Их ритуалы скорее направлены на обеспечение удачи, чем на искупление. Стыд является реакцией на критику со стороны других людей.

Отсюда и требование осмотрительности, которое тяготеет над каждым японцем. Добрый человек – это тот, который «знает стыд» и всегда осмотрителен. Он дорожит честью своей семьи, деревни и своей страны.

Исследователь Дор в книге «Городская жизнь в Японии» так описывает жизнь японских крестьян в эпоху Токугава: «Индивид был частью своей деревни, но прежде всего он являлся частью своей семьи. В крупном хозяйстве, где все члены семьи жили в доме, разделенном бумажными перегородками, не могло существовать никакой личной жизни. Он разделял горе и радость всей семьи. Его интересы были интересами семьи, его собственность – собственностью семьи. Его стыд был стыдом семьи, гордость – гордостью семьи, и сохранить эту гордость было обязанностью не только перед другими членами семьи, но также и перед предками, которые сделали доброе имя семьи и которые объединяют семью в ритуалах вокруг семейного алтаря. Если его действия запятнают это доброе имя, семья отвергнет его, так как без доброго имени семья не сможет существовать в деревенской общине» [Dore 1958, 376]. Примером этого может стать и плакат местной пожарной службы одного из районов Токио, который дословно можно было бы перевести так: «Пожар приносит стыд». В современном мире появляются новые формы коллективизма – огромные промышленные корпорации, правительственный экономический контроль, СМИ являются новыми формами зависимости и подчинения.

«Появляются новые источники стыда: стыдно не носить подобающую одежду, стыдно не посмотреть какой-нибудь фильм и т. п.» [Там же, 392].

Результатом такой позиции является высокая степень напряжения индивида. Высокое напряжение – достаточно тяжелый груз, человек должен быть постоянно настороже, чтобы не допустить ошибки или чтобы кто-нибудь не попытался преуменьшить результатов его деятельности, поэтому не исключены и сбои. Показатель их – агрессия либо по отношению к обидчику, либо по отношению к самому себе – самоубийство. По мнению Юкио Мисимы, самурай без колебания идет на смерть (даже если заведомо не повинен в проступке) только потому, что кто-то может подумать, будто он струсил. Это – мораль «пристального внимания к внешней стороне жизни. [Мисима 1998, 271]. Яркими примерами коллективной ответственности за стыд можно считать частые отставки кабинета министров по собственному желанию. Другой классический пример этому – самоубийство генерала Маресукэ Ноги. Из предсмертной записки генерала стало известно, что его поступок не просто junshi (самоубийство, совершаемое с целью последовать в могилу за своим господином, чтобы доказать ему свою преданность), а преднамеренный поступок. Генерал ждал подходящего случая с 1877 г., чтобы смыт с себя стыд за потерю из-за ранения полкового знамени во время гражданской войны. Смерть императора в 1912 г. предоставила подходящую возможность генералу для этого [Lebra 1976].

После выхода в свет книги Бенедикт тема «культура стыда» вызвала бурный отклик как в Японии, так и за ее пределами.

Такиэ Сугияма Лебра, соглашаясь с исследовательницей в том, что японцы чувствительны к стыду, обращает внимание на то, что ярлык «культура стыда» обиден для японцев и является результатом исключительно западного предубеждения [Lebra 1976]. По ее мнению, постыдным в обществе считается следующее поведение:

1) Несоответствующее статусу поведение не будет вызывать стыд до тех пор, пока другим членам общества не известен статус этого человека.

Например, путешествующий за границей японец может позволить себе «бесстыдное» поведение, потому что может не заботиться о мнении окружающих, которых он никогда больше не встретит. Об этом говорит и японская пословица «Путешественник отбрасывает свой стыд» (Тabinо haji kaki sute).

2) Несоответствующее поведение может стать предметом насмешек других людей, социально значимых для индивида. В среде близких и друзей нет стыда.

Не соглашается с теорией Бенедикт и Такео Дои, японский психолог, работавший в США. «У читателя книги Бенедикт «Хризантема и меч»

может сложиться впечатление, что чувство стыда – почти монополия японцев и незнакомо Западу, что, конечно же, неправда» [Doi 1973, 53].

Японское чувство вины в глазах европейцев кажется притупленным. Если западный человек рассматривает чувство стыда как внутреннюю проблему индивида, японцы так не считают. Тем не менее было бы странным предполагать, что японцы не испытывают чувства вины. Дело в том, что японское чувство вины отличает то, что оно ощущается особо остро, когда индивид предполагает, что его действия приведут к предательству группы, к которой он принадлежит. Японцу очень трудно уйти из группы и действовать самостоятельно. Быть подвергнутым остракизму группы – самый большой стыд и бесчестие для японца и страх этого тяжелой ношей давит на его плечи. Как говорится в японской пословице, «Гвоздь, который высовывается, забивают» (Deru kugi wa utareru) [Там же, 49].

В европейском чувстве вины Дои видит подсознательное предательство группы, обычно не осознаваемое человеком. Причина, по которой иностранцы чувствуют силу японского стыда, заключается в том, что при общении с иностранцами в Японии или за границей японцы очень часто не могут вести себя свободно из-за ощущения неполноценности:

желание быть принятым в группу сопровождается страхом быть непринятым. Данное поведение более характерно по отношению к европейцам и американцам, чем к жителям азиатских стран.

Одно из изменений в традиционном понимании норм морали связано с приобретением Японией статуса мировой державы. «Индивид теперь должен забыть о некоторых личностных порывах не просто ради семьи или более широкой группы людей, с которыми он имеет отношения giri (набор правил, обязательств, которые человек должен соблюдать в социуме), но и ради государства. Он должен развить чувство принадлежности к нации, ощущать гордость за Японию как собственную гордость, стыд Японии – как свой собственный стыд» [Dore 1958, 379].

Международное преступление, совершенное японцем, расценивается, таким образом, как коллективный стыд для всей Японии.

Японский социолог Кейти Сакута в книге «Переоценка культуры стыда» подчеркивает, что чувство стыда – не просто внешне выраженное беспокойство о том, «что подумают другие», а нечто, относящее к внутреннему миру человека. Опираясь на работы Макса Шелера, Сакута разделил стыд на «личный» и «общественный» [Sakuta 1967]. «Личный стыд» индивид испытывает как внутреннее ощущение собственной несостоятельности, а «общественный стыд» тоже внутренне, но в контакте с другими людьми, когда происходит падение социального престижа. Этот внутренний стыд содержит чувство смущения, раскаяния от предосудительного поступка, а также чувство, удерживающее от таких поступков (в том числе бестактных или проникающих в интимную сферу).

Исследователь настаивает на том, что Бенедикт увидела только «общественный стыд», в то время как у японцев есть и «личный стыд».

Этот стыд – внутренние нормы морали, сходные с западным чувством вины.

Чтобы избежать «общественного стыда», общество вырабатывает правила и запреты, например:

1) невежливо пристально смотреть друг другу в глаза во время разговора, особенно на старших по возрасту и по социальному положению.

Так, в японских сериалах актеры не смотрят друг другу в глаза и друг на друга во время любовных сцен. Когда двое стоят рядом, «мужчина обычно смотрит вверх на небо, а женщина – под ноги [Lebra 1976, 48];

2) нельзя быть слишком настойчивым в разговоре и открыто выражать публично свое мнение;

3) нельзя показывать превосходство над другими людьми;

4) нельзя забывать о собственном чувстве стыда. Большинство японцев убеждены, что важность, силу или ценность нужно скрывать, их не выражают открыто, они должны только подразумеваться. Это проявляется в вере того, что сила находится в скрытом, а нечто явное теряет силу. Эта вера, по мнению Дои, имеет глубокие исторические корни в японской культуре. В качестве доказательства он приводит изречение Дзеами, мастера икебаны XV-го века: «То, что скрыто – цветок. То, что не скрыто – не может быть цветком» [Doi 1986, 110].

Христианское облегчение греха с помощью исповеди не характерно для японской культуры, но есть ряд выражений, которые можно перевести как смыть с себя позор, освободиться от стыда. Это haji wo susugu, setsujoki и kaikei по haji – смыть стыд Кайкей (одержать реванш). Эта идиома пришла в японский язык из китайского, содержит факт истории Китая. В эпоху Весны и осени (770-446 гг. до н. э.) на горе Кайкей-зан сражались два полководца. Сначала победил полководец Фуса, через некоторое время на этой же горе его победил бывший соперник полководец Косэн. Таким образом, Косэн «смыл свой стыд» от первого поражения, а Фусэ «устыдился». Современное бытование идиомы метафорическое: говорящий мог себя реабилитировать в споре, сначала проиграв его, или совершить более удачную попытку после неудачной.

Итак, можно сделать вывод, что японскую культуру по праву называют культурой стыда, но это не значит, что японцы не имеют представления о вине и совести. Стыд и вина имеют аналогичное выражение как в западной, так и японской культуре. В западном обществе сознание вины исторически связано с религиозными нормами, а в японском обществе с его групповыми ценностями стыд являлся основой морального поведения и связан с этическими нормами.

Литература 1. Бенедикт, Р. Хризантема и меч: модели японской культуры [текст] / Р. Бенедикт. – СПб.: Наука, 2004. – 360 с.

2. Мисисма, Юкио. Хакагурэ Нюмон [текст] // Книга самурая. - СПб.:

«Евразия», 1998. – 320 с.

3. Doi, Takeo. Тhe Anatomy of Dependence: Exploring and агеа psyche feelings of indulgence. – Tokyo, 1973.

4. Benedict, Ruth. Тhe Chrysanthemum and the Sword: Patterns of Japanese Culture. –Tokyo, 1985.

5. Doi, Takeo. Тhe Anatomy of Se1f: the Individual Versus Society. – То kyo, 1986.

6. Dore, R.P. City life in Japan. – London, 1958.

7. Lebra, Таkiе Sugiyama.Japanese Patterns of Behavior. – Honolulu, 1976.

8. Sakuta, Keiichi. Haji по Bunka Saikoи. – Tokyo, 1967.

О СТЕРЕОТИПАХ И ПЕРЕВОДЕ (НА ПРИМЕРЕ КИТАЙСКОГО ПЕРЕВОДА РОМАНА М.А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА») Т.В. ТАРАСЕНКО tvt2004@mail.ru Сибирский государственный аэрокосмический университет, г. Красноярск Ключевые слова: stereotypes, alcohol drinking, culture, translation, picture of the world «Что такое Россия? Ноль ответственности и океан водки!» Так назвал свою статью журналист и блоггер Артур Соломонов о спектакле польского театра им. Моджеевской из города Легнице на московской сцене. Устойчивые представления носителей русского языка, связанные с винопитием, можно классифицировать как стереотипы. Для носителей другой культуры русский ассоциируется с типичным набором стереотипов, которые, по их мнению, отражают национальный характер русского человека: бесшабашный, щедрый и ленивый. Многие из японцев склонны считать русских вероломными, хитрыми, «не вызывающими доверие и хмурыми», а Россию воспринимают как «мрачную угрозу с севера»

[Михайлова 2005]. По мнению американцев, русские – люди хмурые, угрюмые, склонные к неумеренному потреблению водки, что является типичным этническим стереотипом, а точнее гетеростереотипом [Васильев 2002]. Гетеростереотипы – совокупность оценочных суждений о других народах;

такие суждения могут быть как положительными, так и отрицательными в зависимости от исторического опыта взаимодействия данных народов [Нежурина-Кузничная 2004, 217]. Гетеростереотипы нередко связаны с преувеличением негативных качеств отдельных представителей другого этноса и переносом их на всех представителей данного этноса;

являются источником этнических предрассудков, очень живучи и редко поддаются корреляции.

Стереотипы, связанные с винопитием, можно отнести и к автостереотипам – мнениям, суждениям, оценкам, относимым к данной этнической общности ее представителями, содержащим, как правило, идеализированный образ, комплекс положительных оценок [Там же.

C. 216].

Автостереотипы о винопитии русских можно распределить по группам. Первая группа – это стереотипы, отражающие значимость данного феномена для русской культуры: Подполз ближе: гляжу, крестятся и водку пьют, – ну, значит, русские! (Н.С. Лесков.

Очарованный странник).

Во второй группе представлены стереотипы, содержащие оценочный компонент отношения к выпивке и пьющему человеку: Без водки хорошо, а с водкой еще лучше (А.П. Чехов. Осенью);

Пойми пьяного речи, поймешь и свиное хрюканье (В.И. Даль. Пословицы русского народа).

В третью группу вошли стереотипы, отражающие специфику культуры винопития, например:

- Русское застолье – это ящик пива, пара бутылок водки, палка колбасы и собака … - А собака зачем?- Ну, кто-то же должен съесть колбасу … Наиболее устойчивыми и детально представленными в языке оказались первые две группы стереотипов. Стереотипы третьей группы – культурно значимые и эмотивные: в них фиксируются представления о количестве употребляемого спиртного, питейной посуде, способах выпивания, отражаются представления о русском национальном характере: в чрезмерном употреблении спиртного проявляется максимализм, удаль и противоречивость русской натуры [Тарасенко 2005].

По мнению Ю. Щеголевой, истоки автостереотипа лежат в архетипических образах героического эпоса, «истинный богатырь – это смелый и даже дерзкий воин, не применяющий никакого колдовства, готовый встретить любую опасность и склонный к переоценке своих сил»

[Щеголева 2006, 194]. Архетипические мотивы можно проследить и в художественной литературе. Так, в образе Тараса Бульбы и сечевых казаков прослеживаются образы богатырей, «широкой русской натуры»:

«Пить и бражничать, как только может один русский ‹…› русский характер получил здесь могучий, широкий размах, дюжую наружность»

(Н. Гоголь. Тарас Бульба).

Таким образом, можно говорить о том, что винопитие как фрагмент русской национальной картины мира отличается значительной стабильностью и преемственностью.

Мы поставили вопрос, проявляется ли стереотип о русских как злоупотребляющих алкоголем в китайском переводе романа М.А. Булгакова. Перевод романа на китайский язык был сделан в 1987 г.

Цянь Чэн и считается одним из пяти лучших в КНР.

Мы проанализировали все случаи из романа М.А. Булгакова, в котором представлена ситуация винопития, и обнаружили, что в переводе нет разграничения количества выпитого по объему, вернее, переводчик все время «увеличивает» количество выпиваемого персонажами:

1) Незнакомец не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки. В переводе: половина стакана спиртного;

2) И с каждой рюмкой удлинялась перед ним проклятая цепь ненавистных фигур‹…›;

рюмка в переводе стала стаканом;

или 3) Выпив третью стопку коньяку, который на Азазелло не производил стопка при переводе опять стала стаканом;

никакого действия, ‹…› 4) Козлоногий поднес ей бокал с шампанским, она выпила его, и сердце ее сразу согрелось;

бокал тоже переведен как стакан. Примеры с ситуацией винопития в китайском переводе показали, что все спиртные напитки – водка, коньяк, вино, шампанское – в романе М.А. Булгакова выпиваются стаканами. Такое невнимание можно объяснить следующим: в китайском языке почти все емкости для винопития: рюмка, стопка, лафитник (стопка или рюмка удлиненной формы), стакан – называются одним словом «стакан», и при переводе слова «рюмка» (gaojiaobei) становится стаканом на высокой ножке, стопка становится стаканом и т.д. Поэтому вместо булгаковского «Незнакомец не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки» в китайском переводе читаем «налил ему полстакана водки». Это неразграничение в процессе перевода питейной посуды приводит к появлению в китайском тексте гиперболизированных деталей: Выпив третью стопку коньяку, который на Азазелло не производил никакого действия, визитер заговорил так;


в переводе – «выпив третий стакан коньяку»;

или Бегемот отрезал кусок ананаса, посолил его, поперчил, съел и после этого так залихватски тяпнул вторую стопку спирта, что все зааплодировали – в китайском варианте «второй стакан спирта».

Есть переводы и более забавные: Никанор Иванович налил лафитничек водки, выпил, налил второй, выпил, подхватил на вилку три куска селедки. Так лафитничек переведен как водка марки Лафит.

Лафитник у М.А. Булгакова – стопка или большая рюмка удлиненной формы (125 г). В другом примере – Чашу вина? Белое, красное? Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня? – вино у переводчика становится виноградным спиртом.

Невнимание к деталям, значимым для восприятия художественного текста, становится для рецепиента другой культуры и другого языка еще раз подтверждением стереотипов о носителях, как в нашем случае, русской культуры.

Литература 1. Васильев Л.Г. К лингвокультурным параметрам: кто мы такие?// Межкультурная коммуникация и проблемы национальной идентичности. – Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 2002. – С.48-54.

2. Михайлова Ю.Н. Россия как миф // Родина. № 10. – 2005. – С.23-36.

3. Нежурина-Кузничная Н.Ю. Популярная этнопсихология. Минск:

Харвест, 2004. –384 с.

4. Тарасенко Т.В. Анекдот как феномен языка и культуры // StudiaRossicaPosnaniensia», vol.XXXII. – Poznan:

WydawnictwoNaukoveUniwersytetuim. AdamaMickewicza, 2005.– Р. 161 – 172.

5. Щеголева Ю. Стереотип положительного героя в традиционной культуре и современном массовом сознании // Русские и «русскость»:

Лингво-культурологические этюды. – М.: Гнозис, 2006. –С.179 – 262.

ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ СТИЛИСТИКИ РУССКОГО ЯЗЫКА В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ) Т.Е. ТИМОШЕНКО timoshenko07@rambler.ru Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС», г. Москва Ключевые слова: russian stylistics, discipline problems, teaching principles, the blended learning, practical orientation В Национальном исследовательском технологическом университете «МИСиС» на протяжении многих лет действует двухгодичная дополнительная образовательная программа «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации». Студенты, имеющие определенный уровень владения английским языком, помимо технического, могут получить дополнительное гуманитарное образование. В первый год обучения по этой программе студентам преподается дисциплина «Стилистика русского языка и культура речи». Хотелось бы рассказать о некоторых особенностях преподавания этой дисциплины в НИТУ «МИСиС».

Учебой целью преподавания дисциплины является теоретическая и практическая подготовка студентов в области стилистики русского языка и культуры речи в такой степени, чтобы они знали о функционировании языка, владели языковыми нормами, умели наиболее целесообразно отбирать и использовать языковые средства в конкретных речевых ситуациях, редактировать тексты;

развивающей целью – расширение словарного запаса и кругозора учащихся.

Можно выделить следующие задачи, которые мы перед собой поставили:

1. научить студентов устранять речевые ошибки в тексте, определять их характер;

2. научить их правильно оценивать языковые варианты и наиболее целесообразно использовать их в конкретной ситуации;

3. научить править тексты.

Как видно, эта дисциплина очень важна для будущих переводчиков.

Однако ее преподавание сопряжено с некоторыми трудностями, главными из которых являются: 1) малое количество часов, отводимых на изучение предмета (32 аудиторных часа);

2) исходный низкий уровень владения студентами русским языком.

Этим обусловливаются следующие принципы преподавания дисциплины: тщательное планирование занятий, заключающееся во вдумчивом отборе тем, минимизация теоретического материала и практическая направленность занятий.

Наиболее целесообразным нам представляется выделение в курсе следующих разделов с такой расчасовкой: Функциональная стилистика – 4 ч, Орфоэпия – 4 ч, Лексическая стилистика – 6 ч, Образные средства языка – 2ч, Морфологическая стилистика – 8 ч, Синтаксическая стилистика – 8 ч.

Минимизация материала заключается в тщательном отборе изучаемой теории. Удачным при таком малом количестве часов представляется использование технологии смешанного обучения, когда студентам высылается необходимый теоретический материал, они изучают его дома, а аудиторные занятия целиком посвящены практике, т.е.

студенты набивают руку, учась видеть и исправлять речевые и грамматические ошибки. После изучения каждого раздела обязательно проводится проверочная работа. Заканчивается курс обобщающей контрольной работой, в которую включены задания, проверяющие знание всех тем раздела. Например, если в разделе «Лексическая стилистика»

изучаются темы «Лексическая сочетаемость слов», «Речевая недостаточность и речевая избыточность», «Использование в речи многозначных слов и омонимов, синонимов, антонимов, паронимов, фразеологизмов», то в задании, посвященном этому разделу, отражены все перечисленные случаи.

Хотя, конечно же, большую часть времени студенты изучают нормы языка, т.е. овладевают речевой культурой, все же нельзя забывать о том, что данная дисциплина далеко не ограничивается этим. С самого первого занятия внимание студентов обращается на функциональную принадлежность слов и на их стилистическую окраску. Обязательно дается задание по словарю: выпишите из толкового словаря слова с пометами, характеризующими слово: 1) по сфере употребления, например: полис (спец.), адепт (книж.) – 20 слов;

2) по эмоционально-экспрессивным возможностям, например: наушничать (презр.), благоверный (шутл.) – слов. Также студентам даются краткие теоретические сведения о стилистических функциях отдельных категорий слов, о выразительных возможностях грамматики, о параллельных синтаксических конструкциях.

В основном материал дается в таблицах, так как для студентов технического вуза это более привычный способ усвоения. Приведем пример подачи такого материала:

Стилистические функции многозначные слова и синонимы омонимы 1. экспрессия 1. замещение (чтобы избежать Миру – мир! тавтологии) Жарко сверкало солнце, 2. каламбур Счастье есть (реклама блестели горы, искрились озёра.

продуктов) 2. противопоставление У неё были не глаза, а очи.

3. градация Этот город огромный, колоссальный, исполинский.

антонимы паронимы и парономазы 1. антитеза 1. усиление Дорого, да мило, дёшево, да соответствующих понятий гнило (сложная антитеза). Они олицетворяют собой честь и честность.

2. экспрессия Нигде больше не возьмут 2. противопоставление меньше. Я жаждал дел, а не деяний.

(реклама потребительского 3. каламбур (парономазы) фигурное гадание, кредита) «Переплетные птицы» (магазин 3. оксюморон живой труп изд-ва «Дрофа») 4. каламбур Молодая была уже не молода.

5. антифразис Как ты щедр! (по отношению к скупому человеку) По окончании курса в обобщающую контрольную работу, чтобы она не сводилась только к проверке знания норм языка, обязательно включаются задания на определение средств, с помощью которых достигается стилистический эффект. Пример задания:

Даны высказывания, в которых по разным причинам возникает стилистический эффект. Определите, за счет чего он достигается.

1. Женщины подобны диссертациям: они нуждаются в защите (Кнышев).

2. К сорока годам у него была жена, неплохой капиталец и солидная плешь на голове (Чехов).

3. Какие нынче погоды дивные стоят!

Как показывает практика, при тщательной организации занятий и их интенсивном наполнении даже за такое малое количество часов можно достичь неплохого уровня усвоения студентами стилистики и культуры речи. И, конечно, чтобы достичь хороших результатов, на занятиях обязательно должен присутствовать элемент занимательности!

СЛОВООБРАЗ «ПРИРОДА»

В ИДИОСТИЛЕ Н. А. ЗАБОЛОЦКОГО Е.В. ТУКТАНГУЛОВА tuctangulova@gmail.com Удмуртский государственный университет, г. Ижевск Ключевые слова: slovoobraz nature, Zabolotsky's creativity Поэзия Н. А. Заболоцкого в разные эпохи оценивалась по-разному.

Было широко распространено представление о чуждости поэта эпохе, о вредном влиянии его произведений на молодежь. Эмигрантская критика поначалу не отреагировала на его произведения. Н. А. Заболоцкого «не расслышали, приняв за графомана, многие авторы последующих десятилетий называли его поэзию сюрреалистической, экспрессионистической, модернистской, отмечалась утопичность и метафизичность его произведений. Наиболее объективно его поэзию оценили писатели-современники М.Зощенко (1937) и М. Зенкевич (1929).

Ключевой и сквозной в поэзии Н.А. Заболоцкого стала тема природы. И это не случайно, поскольку природа являлась принадлежностью его духовного мира, который всегда был при нем [И. Волгин 1985]. Важное место в его биографии заняли воспоминания о детстве, прошедшем среди вятских лесов и полей. Вот одно из впечатлений, определивших исходный жизненный «фонд» его поэзии: «И зима, огромная, холодная, нестерпимо блистающая на снежных пустынях полей, развертывала передо мной свои диковинные картины. Поля были беспредельны, и лишь далеко на горизонте темнела полоска леса. Снег скрипел, пел и визжал под полозьями;

дребезжал колокольчик;

развевая свои седые, покрытые инеем гривы, храпели лошади, и протяжно покрикивал ямщик, похожий на рождественского деда с ледяными сосульками в замерзшей бороде. По временам мы ехали лесом, и это было сказочное государство сна, таинственное и неподвижное. И только заячьи следы на снегу да легкий трепет какой-то зимней птички, мгновенно вспорхнувшей с елки и уронившей в сугроб целую охапку снега, говорили о том, что не всё здесь мёртво и неподвижно, что жизнь продолжается, тихая, скрытная, беззвучная, но никогда не умирающая до конца»


[Воспоминания 1977]. Задолго до шестидесятников тема Человек и Природа зазвучала в стихах Н. Заболоцкого трагически разительно и неожиданно. Именно сквозь призму родной природы поэт смотрел на мир, выверял свои чувствования.

Природа у Н. А. Заболоцкого – не статичный «фон», на котором разыгрываются человеческие взаимоотношения, строятся и рушатся судьбы, а полноправный образ мироздания сродни Личности. В мире произведений поэта происходит взаимосближение и взаимообогащение человека и природы. Природный космос у поэта сливается с человеческим, духовным. Поскольку результаты духовной деятельности человека также принадлежат природе, «материализуются» в ней, то он является не просто частью этой природы в длительной цепи эволюционного развития, а органической ее составляющей. «Имеется важный смысл в том, что живопись Рембрандта и Пикассо является такой же частью природы, как и раскраска на крыле бабочки. Имеется известный смысл в том, что симфония Бетховена или оперы Моцарта являются такой же частью природы, как и пение многоголосого пересмешника или овсянки… Поэты– романтики или натуралисты думали, что когда они удалялись в девственные леса прочь от всего человечества и его деяний, то они общались с природой. Они ошибались дважды. Они забывали, что город, который они оставляли позади себя, из которого они «бежали», был такой же частью природы, как деревья или птицы, которых они созерцали, и что они такие же продукты определенных обстоятельств» [Селзам, 1985].

Неоорганизм поэзии Н. А. Заболоцкого включает в себя это философское понимание «природности» человека, творений его духа и мысли для жизни. Природный космос сливается в его стихах с человеческим, духовным, они перетекают друг в друга, образуя единое целое:

Я сделался нервной системой растений, Я стал размышлением каменных скал… («Гомборский лес» 1957) Для поэта большее значение теперь имели красота природы, ее воздействие на внутренний мир человека. Формулой его творчества стала провозглашенная им триада МЫСЛЬ — ОБРАЗ — МУЗЫКА. «Поэт работает всем своим существом одновременно: разумом, сердцем, душою, мускулами, — отмечал Н. А. Заболоцкий в статье «Мысль — Образ — Музыка». — Он работает всем организмом, и чем согласованней будет эта работа, тем выше будет ее качество. Чтобы торжествовала мысль, он воплощает ее в образы. Чтобы работал язык, он извлекает из него всю его музыкальную мощь. Мысль — Образ — Музыка — вот идеальная тройственность, к которой стремится поэт» [Заболоцкий 1986].

Преображение человека идет посредством воспитания в нем этических норм по отношению к природе: не соперничество, а сотворчество;

взаимное узнавание и постоянное познание друг друга на равных, без демонстрации превалирования человека как «владыки мира».

Всё это отличает подход в позднем творчестве: от простого воспевания природы поэт приходит к мысли о её познании. Как следствие, центральной в творчестве поэта становится эстетическая константа, связанная не только с обобщением, но и с категорией смысла, – словообраз ПРИРОДА. Он складывается в мышлении художника как элемент авторской картины мира: хронологически он связан со временем установления (ранний период) и укрепления (поздний период) нового общественного строя, а пространственно – он неразрывно связан с таким важным для поэта понятием, как Родина.

Словообраз – категория мышления, «носитель эстетических значений с идеологической направленностью» [Поцепня 1997, связан с художественным концептом. Он, характеризуясь ассоциативной запредельностью, тяготеет к потенциальным образам так же, как познавательный концепт направлен на конкретные представления, подходящие под его логический «родовой» объем, в художественном концепте есть свое «родовое», но оно находится вне рамок логического определения. «Родовое» в художественном концепте — органический сросток возможных образных формирований, определяемый основной семантикой художественных слов [Бабенко 2003].

Словообраз ПРИРОДА связан с объективной картиной мира родины, которую не сразу принял поэт, потому что не видел в той (периода «Столбцов») родине будущего. Она для Н.А. Заболоцкого, как человека изначально природного, связанного с землей (его детство прошло в окружении природной красоты), должна быть гармоничной, потому что является частью его самого. Именно на основе картины мира родины выросла языковая картина мира автора. Ее основной составляющей явился словообраз ПРИРОДА, где конкретные (противопоставленные, на первый взгляд) ключевые слова ДЕНЬ — НОЧЬ вступают в символические отношения с абстрактными (также противопоставленными, на первый взгляд) художественными концептами ЖИЗНЬ — СМЕРТЬ. Указанные концепты относятся к универсальным и подвергались анализу в работах многих исследователей (Л. О. Чернейко и Хо Сон Тэ, Т. Ю. Хатунцевой, И. А. Тарасовой, А. Г. Грек, Е. Г. Малышевой, О. С. Чумак), однако воспринимались, как правило, резко противопоставленными и никогда, в отличие от творчества Н. Заболоцкого, не включенными содержательно в словообраз ПРИРОДА, не проявляющими в этой связи единства. Таким образом, важной составляющей словообраза ПРИРОДА являются концепты, на первый взгляд, антонимичные, однако в действительности близкие по внутреннему содержанию и даже коннотации.

Непринятие такой, искалеченной идеологией, родины приводит к манифестации художественного концепта ЖИЗНЬ в раннем творчестве ключевым словом НОЧЬ (а не ДЕНЬ), художественного концепта СМЕРТЬ – ключевым словом ДЕНЬ (а не НОЧЬ). Рождается сложный авторский образ мира в раннем творчестве, а затем переосмысляется в позднем, когда поэт «вернулся в жизнь» после тяжелых лет ссылки и молчания.

Родина в лице власти, жестоко отомстившая таким образом поэту, стала восприниматься им по-другому. Поэт не принял ее до конца, вуалируя мысль об этом классическим звучанием своих стихов, но определил ее ценность не во временном (ее «идеологической вывернутости»), а в вечном: Родина, мыслимая Н. А. Заболоцким как понятие исключительно природное, и стала для поэта подлинным источником гармонии. В связи с этим словообраз ПРИРОДА в позднем творчестве строится иначе. Репрезентантами художественного концепта ЖИЗНЬ становятся ключевые слова ДЕНЬ, ЖИЗНЬ, художественный концепт СМЕРТЬ манифестирован ключевыми словами НОЧЬ, СМЕРТЬ, но при анализе единиц ассоциативно-смысловых полей ключевых слов репрезентантов обнаруживается внутренняя связь, взаимоперетекание дня и ночи, жизни и смерти, проявляется единство хорошего и плохого, вскрывается относительность этих понятий. Всё объединяется гармонией мира.

Структура словообраза ПРИРОДА картина мира словообраз ПРИРОДА ХКЦ жизнь ХКЦ смерть КС КС КС КС смерт день жизнь ночь ь Вуалируя свое сложное отношение к Родине, поэт выстраивает многоплановый словообраз ПРИРОДА, осознаваемый только в контексте картины мира Родины и становящийся идиоключевой единицей всего творчества Н.А. Заболоцкого.

Литература 1. Бабенко, Л. Г. Филологический анализ текста. Практикум / Л. Г. Бабенко, Ю. В. Казарин ;

под ред. Л. Г. Бабенко. – М. : Акад. проект ;

Екатеринбург : Деловая кн., 2003. – 400 с.

2. Волгин, И. «Чтоб кровь моя остынуть не успела…» / И. Волгин // Заболоцкий Н. Стихотворения и поэмы / Н. Заболоцкий. – М., 1985. – С. 5– 3. Воспоминания о Заболоцком / сост. Е. В. Заболоцкая и А. В. Македонов. – М. : Сов. писатель, 1977. – 350 с.

4. Заболоцкий, Н. А. История моего заключения / Н. А. Заболоцкий ;

вступ. ст. и примеч. Е. Эткинд // Минувшее : ист. альманах. – Paris, 1986. – Вып. 2. – С. 310–334.

5. Поцепня, Д. М. Образ мира в слове писателя / Д. М. Поцепня. – СПб. : Изд-во СПб. ун-та, 1997. – 264 с.

К ВОПРОСУ О МЕТОДОЛОГИИ ИЗУЧЕНИЯ ВОЕННОГО ДИСКУРСА А.В. УЛАНОВ, Л.Г. ПРОСВИРНИНА prorektorsibit@rambler.ru Сибирский институт бизнеса и информационных технологий, г. Омск Ключевые слова: discourse, concept, Russian military discourse, communication, metaphor Дискурсивность в современной филологии – актуальный вопрос как в свете неоднозначности указанного понятия, так и в свете многогранности участвующих в дискурсивном взаимодействии языковых единиц. Дискурс рассматривается в современной научной парадигме с точки зрения составляющих его компонентов, с точки зрения его происхождения и, конечно же, с позиции межъязыкового взаимодействия.

Современная лингвистика концентрируется на следующих проблемах в области дискурсивности [Юсупова 2010]:

­ выработке рабочей интерпретации дискурса;

­ обосновании отношения военного дискурса к институциональному типу дискурса;

­ структурно-смысловой характеристике дискурса.

Как правило, исследователи сходятся во мнении, что одним из главных признаков дискурса как лингвокультурного и лингвокогнитивного образования является концепт. Исследования базируются на разноплановом материале (художественном, медийном тексте) с обязательным привлечением данных лексикографических источников.

Многоаспектность понятия «дискурс» заставляет ученых обращаться к научной литературе по дискурсологии, когнитологии и терминоведению.

Диссертационные исследования касаются проблемы возникновения и развития метафорических моделей в дискурсе [Овсянников 2009]. Так, В.В. Овсянников считает, что в английском публицистическом дискурсе метафора используется очень часто: «Declan Ganley, the leader of Libertas, lost out in a battle for the region's third European seat…» (Guardian, June 8, 2009) – о результатах выборов в Европарламент [Овсянников 2009].

«Исследователи находят причины активного использования потенциала исходной понятийной области «война» в агональном характере политической деятельности [Шейгал 2004], в богатом военном опыте человечества [Чудинов 2001], в традиционном доминировании в политике мужчин и соответственно привлечении для ее концептуализации понятий из традиционных для мужчин сфер деятельности [Будаев 2006]» [Будаев, 2008].

На подобное явление в русском языке указывает Е.Г. Малышева, исследовавшая вопросы взаимовлияния военного и спортивного дискурса в медийном языке. Например, концептуальная метафора ‘Спорт – это война’ «объективирует спортивное состязание как военное сражение между отдельными спортсменами или командами, а также между их болельщиками, которые получают в журналистском спортивном дискурсе косвенные метафорические номинации: воины, бойцы, армия» [Малышева 2009, с. 14]. Э.В. Будаев называет это явление «милитарной метафорой»

[Будаев 2008].

В то же время нерешенными остаются вопросы жанрово стилистического и прагмастилистического описания русского военного дискурса, изучение дискурса и проблемы дискурсивности в диахроническом плане – плане дискурсивной динамики и статики.

Очевидно, что в современном обществе происходит милитаризация других дискурсов, в частности политического, что выражается в проникновении в язык слов, связанных с битвами, сражениями, глаголов, называющих результат деятельности вооруженных сил.

Приведем «точки соприкосновения» в изучениях русского и иноязычного военных дискурсов:

1. Военный дискурс активно взаимодействует с другими типами дискурсов, проникая в языковые подсистемы смежных лексических систем [Овсянников 2009]. Влияние военной терминосферы вызвано пересечением семантик военной и экономической картин мира: так, концепт ‘борьба за выживание’ обнаруживается и в военном, и в политическом, и в экономическом дискурсах.

2. Метафора является одной из ведущих языковых моделей дискурса. Военная метафорика способствует передаче значения конфликтности, которое лежит в основе не только военного, но и других видов дискурса, например, политического. Так, Э.В. Будаев полагает, что «милитарные» метафоры «конструируют политику как конфликт между партиями, а не как сферу общественной деятельности, направленную на улучшение благосостояния народа» [Будаев 2008].

3. Коммуникативное взаимодействие в военном дискурсе отличается строгой регламентированностью. «Как известно, общение в армейских и флотских коллективах строится на основе требований общевоинских уставов, регламентирующих отношения субординации и координации взаимоотношений между различными категориями военнослужащих» [Галиев 2007].

4. Военный дискурс – явление, актуальное в любое историческое время.

5. Военный дискурс необходимо рассматривать с позиции концептосферы. Так, В.М. Амиров анализирует сопоставляет функционирование понятия «Афганская война» в военном и публицистическом дискурсе с позиции концептосферы. «Лексическое значение слова «война» («вооруженная борьба между государствами, народами или какими-то группами внутри государства») говорит о процессуальной природе явления, о его субъектах и орудийных элементах (используется оружие). Процесс этот распадается на военные действия (бой, вылазка, кампания и др.), у которых также есть субъект (армия, солдат), результатом процесса может быть победа или поражение»

[Амиров 2007].

6. Военные метафоры зависят от национальных особенностей военных концептосфер, как подчеркивает Э.В. Будаев, метафорические модели коррелируют с базовыми категоризационными структурами национальных концептосфер и во многом от них зависят [Будаев 2008].

Исследовав особенности функционирования военного дискурса, мы пришли к выводу, что изучение русского и иноязычного военного дискурса имеет общие методологические и культурологические точки соприкосновения. Нерешенные вопросы дискурсологии еще предстоит исследовать в ходе анализа и комплексного изучения особенностей военного дискурса.

Литература 1. Амиров В. М. Локальная война в зеркале российской военной прессы: концептосфера и прагматика двух дискурсов // Известия Уральского государственного университета. 2007. № 52. С. 87-96.URL:

proceedings.usu.ru.

2. Будаев Э.В. Военная метафорика в дискурсе СМИ // Acta Linguistica.

Sofia: Eurasia Academic Publishers, 2008. Vol. 2.№ 1. C. 29-36. URL:

edbud.narod.ru.

3. Галиев Б.М. Общение в военном дискурсе// В.А.Богородицкий:

научное наследие и современное языковедение: труды и материалы 4. Международной научной конференции (Казань, 4-7 мая 2007 года) / Казан.гос. ун-т;

Ин-т языкознания РАН;

Ин-т лингвист. исслед. РАН;

под общ.ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.– Казань: Казан.гос. ун-т им.

В.И.Ульянова-Ленина, 2007. Т.1. С. 216.

5. Малышева Е.Г. Метафорическая модель ‘Спорт – это война’ в журналистском спортивном дискурсе (на материале текстов современных печатных и электронных СМИ) // Вестник Томского государственного университета. Томск, 2009. № 328, ноябрь. С. 14-20. URL:

lib.tsu.ru›mminfo/ 000063105/328/image/328… 6. Овсянников В. В. Военная метафора в англоязычном публицистическом дискурсе // Культура народов Причерноморья. № 168.

Том 2. Симферополь: Межвузовский центр «Крым», 2009. С. 141 –143.

7. Попов Е. Милитаризация современного политического дискурса // [GEO]политический дискурс. – URL: http://epopov.ru/?p= 8. Юсупова Т. С. Функционально-стилистические и прагматические характеристики англоязычного военного дискурса: дисс. канд. филол.

наук. – Самара, 2010.

ОНОМАСТИКА И ИНТЕРТЕКСТ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ А.В. ФЛОРЯ Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет», г. Орск Ключевые слова: onomastics, intertext, Valentin Rasputin Анализ ономастики всегда важен для интерпретации художественного произведения. Он не бывает нейтральным, безразличным к текстовому целому элементом, как и наименование, которое персонаж дает сам себе (автоним) или дается ему другими (ксеноним, агноним), однако в редких произведениях ономастика становится конструктивным принципом.

Интереснейший образец именно такого построения текста дает В.Г. Распутин в своей ранней новелле «Рудольфио» (цит. по: [6. С. 111 128]). Сюжет ее прост, хотя и не вполне обыкновенен. Девочка Ио знакомится со взрослым мужчиной по имени Рудольф. Имена друг друга кажутся им «нелепыми», и некоторое время спустя Ио, как бы стремясь исправить эту двойную «ошибку», объединив оба имени, создает третье, общее для нее и ее друга – Рудольфио. Постепенно их дружба переходит в чистую, благородную любовь. Рудольф пресекает ее опасное развитие, и она завершается драматически. На просьбу Ио поцеловать ее в губы Рудольф отвечает: «В губы целуют только самых близких». Девочка, не желая понять, что Рудольф не может предать жену и смутить ее собственный покой, порывает с ним. За этой внешне непритязательной историей открывается глубокая философская притча о платонической любви. Рассказ замечателен тем, что это платоническая любовь не в расхожем, примитивном, а в изначальном – философском – смысле слова.

Распутин на самом обыденном бытовом материале репрезентует античный миф об андрогинах, рассеченных надвое и всю жизнь ищущих свою вторую половину. Именно такая любовь озаряет в середине XX в. жителей провинциального сибирского города (вероятно, Иркутска). Девочка и взрослый соединяются в некое подобие андрогина – в высшее духовное существо. История этой платонической любви передается через имена.

Вводя в повествование своих героев, Распутин обозначает их местоимениями третьего лица: «Она тронула его за плечо». Мы еще не знаем, кто это – «она» и «он», но кое-что сказать можем. Это традиционное для литературы 1960-х гг. (рассказ опубликован в 1965 г.) наименование любовников, особенно в драматургии (сравним, например, со «Старомодной комедией» А.Н. Арбузова, где Лидия Васильевна и Родион Николаевич именуются просто «она» и «он»). Если обратиться к прозе, то здесь, возможно, отзывается увлечение распутинского поколения Э. Хемингуэем, для которого типичны такие интродукции. У него эти местоимения тоже маркируют любовников или супругов. От своего имени Распутин практически никогда не называет Ио и Рудольфа по именам, за исключением редчайших случаев, когда это необходимо во избежание местоименной нейтрализации (например: «Телефон, притаившись, молчал.

Рудольф закрыл за собой на кухне дверь и стал листать учебники» – если бы здесь стояло «он», его можно было бы отнести к телефону). Распутин как бы декларирует свою «эпическую» позицию невмешательства, отдавая героям инициативу наименования.

Представление персонажей друг другу сопровождается смехом:

– Ладно, – сказал он, – я все понял. Если тебе это необходимо, меня зовут Рудольф.

– Как?

– Рудольф.

– Рудольф. – Она засмеялась.

Пунктуационное оформление последней реплики (с точкой, а не с запятой) точно передает нам интонации девочки: она говорит в тон Рудольфу. Взрыв смеха следует неожиданно. Тождество интонаций – одновременно знак сближения героев и отчуждения их (передразнивание, а затем смех). Этот интонационный нюанс важно понять. Ио как бы констатирует: «Его зовут Рудольф, и с этим ничего не поделаешь».

«Мораль» рассказа Распутина в общем элементарна, и она религиозна. Распутин не мог высказать ее открыто, но «посвященным» она была понятна. В секуляризованном современном мире людям неизвестны и непонятны старые культурные коды (прежде всего – христианские).

Детям нельзя давать имена произвольно: это разрушает их связь с ангелом хранителем. Люди, не зная старой культуры, придумывают новую, но эта самочинная культура безблагодатна и потому обречена на неудачу.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.