авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ЦЕНТР ПРОБЛЕМНОГО АНАЛИЗА И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ В.В. Симонов, С.С. Сулакшин, И.В. Подпорина, М.Ю. Погорелко ...»

-- [ Страница 3 ] --

Закладывая в федеральный бюджет огромный первичный профицит, Правительство Российской Федерации одновременно наращивает федеральные бюджетные доходы за счет перерасп ределения налогового потенциала страны в пользу федерального центра. За этот счет финансируются прежде всего расходы на об служивание государственного долга. При этом объемы социаль ных расходных полномочий субъектов Российской Федерации постоянно увеличиваются, а их налоговый потенциал снижается.

Если за точку отсчета в системе государственного бюджетно го регулирования берется как самоцель необходимость сбалан сированности только федерального бюджета, то это означает, что интересы государства сконцентрированы исключительно на фискальных задачах центрального правительства, а не на поис ке компромисса интересов правительства, граждан и предпри нимателей в развитии экономического потенциала общества в целом.

И действительно, динамика непроцентных расходов федераль ного бюджета была устойчиво понижательной. Так, если в 2001 г.

непроцентные расходы федерального бюджета должны были соста вить 12,62% к ВВП, то в 2002 г. они проектируются в размере 11,91% к ВВП, в 2003 г. — 11,62% к ВВП, а в 2004 г. — 11,47% к ВВП.

Однако негативное влияние на экономику страны оказывает не только фискальная ориентация бюджетной стратегии госу дарства, но и отсутствие реальных макроэкономических ориен тиров на этапе составления бюджетов.

Таким образом, формируя основные параметры федераль ного бюджета на заведомо заниженных характеристиках макро экономических показателей, правительство стремится защитить федеральный бюджет от возможных колебаний рыночной конъ юнктуры и создать определенный запас для достаточно произ вольного маневра финансовыми ресурсами в течение года.

Сама по себе задача понятная, но беда в том, что решается она за счет подрыва экономического потенциала страны в целом.

В этих условиях федеральный бюджет перестал быть эконо мическим регулятором, обеспечивающим финансовую стаби лизацию экономики, он используется лишь в рамках узких ин тересов центрального правительства. Причем изобретаются все новые, достаточно запутанные и экономически необоснованные схемы формирования федерального бюджета.

Между тем наличие значительных объемов первичного бюд жетного профицита является дополнительным и весьма сущес твенным фактором сжатия государственного спроса, поскольку означает резкое сокращение реальных расходов федерального бюджета внутри страны.

По своей экономической сути первичный профицит федераль ного бюджета — это прямые инвестиционные изъятия из эконо мики страны. Соответственно, если конструкция федерального бюджета формируется не из объективных финансовых возмож ностей и потребностей реального сектора, социальной сферы и других необходимых затрат, а исходя из максимально возможно го уровня изъятия финансовых ресурсов из производственной сферы и ограничения внутреннего потребления, то это означает в конечном счете продолжение курса, все более ослабляющего само государство.

Разрабатывая проектировки бюджета на 2002 г., правительс тво ориентировалось на итоги нового этапа налоговой реформы, но при этом изначально действовала оговорка, что налоговая ре форма не означает коренной ломки действующей системы нало гов и сборов. Делая такую оговорку правительство остается под влиянием иллюзии о том, что косметический характер налого вой реформы способен принести желаемые плоды. И хотя цели реформы, которые продекларировало правительство в своих до кументах, звучали адекватно социальным ожиданиям общества, механизмы, которые предлагались для их реализации, не были способны реально сориентировать всю налоговую систему на достаточную экономическую эффективность ее функциониро вания.

Комплексный подход к формированию единой системы фи нансовой политики в стране и главное — радикальной переори ентации ее на интересы экономического развития государства остается самым слабым звеном современной политики федераль ного центра. Отсюда вытекает преимущественно тактический и весьма противоречивый характер финансовой политики с нега тивными стратегическими последствиями.

При этом задача состоит в том, чтобы обеспечить устойчи вость российской экономической системы к колебаниям конъюн ктуры мировых рынков, создать условия расширенного воспро изводства на основе преимущественно внутренних накоплений и инвестиционных возможностей.

Основным условием достижения сбалансированного бюджета является его ориентация не на ежегодные макроэкономические параметры, а на ориентиры целого экономического цикла в стра не, включающие как стадию экономического спада, так и стадию экономического роста. В этом случае, в зависимости от стадии экономического цикла, бюджетная политика ориентируется либо на опережающий рост доходов бюджета, обеспеченный экономи ческим ростом, либо на опережающий рост расходов на стадии экономического спада при обязательном эффективном контроле над расходными статьями. Источником роста доходов бюджета должны являться, в первую очередь, доходы, генерируемые эко номическими агентами в результате экономического роста.

Для современной России особый статус принимает проблема финансового контроля. Причем речь идет не только о традицион ных формах государственного контроля в сфере экономических и правовых отношений, но и о выработке сравнительно новых для России механизмов контроля бюджетного процесса.

Четко отлаженный механизм исполнения бюджета должен стать основой для создания действенной системы финансово го контроля. Только детально расписанный на законодательном уровне порядок финансирования, полномочия и ответственность как распорядителей бюджетных средств, так и бюджетополучате лей позволят контролировать соблюдение норм законов и приме нять действенные меры к их нарушителям.

Между тем, проблема бюджетного контроля в России не ис черпывается тем, что не существует законодательно установлен ной ответственности за неправильное, нецелевое использование бюджетных средств. Одна из главных причин существующего положения заключается в том, что доходные и расходные части бюджета оказались оторванными друг от друга.

Органы, несущие ответственность за финансирование бюд жетных программ, фактически отстранены от контроля поступ ления доходов государства, что ведет к постоянному обострению противоречий между запросами и возможностями. Кроме того, сегодня фактически вне контроля со стороны государства оста ются огромные суммы федеральных государственных средств, сосредоточенные во внебюджетных фондах, а также средства, су ществующие в виде государственного имущества.

В последнее десятилетие в бюджетной сфере Российской Фе дерации был проведен ряд крупных структурных реформ. В ос новном решена задача обеспечения финансовой и макроэконо мической стабильности.

Первые шаги в реформировании системы бюджетного феде рализма в России были сделаны в 1994 г. Концепция реформиро вания межбюджетных отношений в Российской Федерации была одобрена постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 1998 г. № 862. Принятый в 1998 г. и вступивший в силу с 2000 г. Бюджетный кодекс Российской Федерации установил ос новы бюджетной системы и бюджетного процесса.

Начиная с 2001 г. межбюджетные отношения в России строят ся в соответствии с утвержденной Правительством Российской Федерации Программой развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 г. (одобрена постановле нием Правительства Российской Федерации от 15 августа 2001 г.

№ 584). Необходимость такой программы диктовалась тем, что бюджеты субъектов Российской Федерации и особенно местные бюджеты были перегружены обязательствами, возложенными на них федеральным законодательством без предоставления источ ников финансирования, так называемыми «нефинансируемыми мандатами». Это, наряду с зависимостью ресурсной наполняе мости региональных и местных бюджетов от федеральных на логов, подрывало стимулы к проведению структурных реформ, привлечению инвестиций, развитию налогового потенциала тер риторий и повышению собираемости налогов.

Соответственно основной целью программы являлось фор мирование и развитие системы бюджетного устройства, поз воляющей органам власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления проводить самостоятельную налогово бюджетную политику в рамках законодательно установленного разграничения полномочий и ответственности между органами власти разных уровней.

На первом этапе реализации программы предполагалось ре шить задачу формирования новой системы оказания финансо вой помощи из федерального бюджета субъектам Российской Федерации.

Эта система финансовой помощи бюджетам других уровней, по замыслу разработчиков программы, должна была быть на правлена на выравнивание бюджетной обеспеченности регио нов, чтобы обеспечивать равный доступ граждан, независимо от места их проживания, к основным бюджетным услугам и соци альным гарантиям при одновременном создании стимулов для проведения на региональном и местном уровнях рациональной и ответственной налогово-бюджетной политики.

Надо сказать, что в рамках реализации этой программы в те чение 2000–2003 гг. повышалась доля доходов, получаемых реги онами в виде безвозмездных перечислений в качестве финансо вой помощи из федерального бюджета. Так, финансовая помощь в структуре доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации в 2000 г. составляла 9,3% от всех доходов, а в 2003 г. она достигла уже 19,5% от всех доходов. Если в 1999 г.

только у 23 субъектов Российской Федерации доля средств Феде рального фонда финансовой поддержки превышала 25% доход ной части их бюджетов, то в 2000 г. число таких субъектов феде рации выросло до 29, в 2001 г. — до 31, а 2002 г. — до 33.

Однако, несмотря на это, с 2000 по 2003 гг. межрегиональные различия по объему ВРП на душу населения только возросли и составили в 2003 г. 5,2 раза (в 2001–2002 гг. — 4,8 раза, в 2000 г. — 4,7 раза). Одновременно увеличились и различия в темпах роста среднегодовых денежных доходов на душу населения по группам регионов: в 2001 г. — 8,1%, в 2002 г. — 10,1% и в 2003 г. — 122%).

Становилось все более очевидным, что региональные разли чия в России не могут быть нивелированы только путем оказа ния финансовой помощи из федерального бюджета. Потребо валась более серьезная предварительная проработка проблем, связанных с «перегруженностью» федерального и региональных бюджетов нефинансируемыми социальными мандатами.

С этой целью в 2002 г. была создана Комиссия при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграни чении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. По результатам работы этой комиссии были определены основные направления реформирования федератив ных отношений в бюджетной сфере, ориентированные на реше ние задачи распределения бюджетных полномочий.

Отличительные особенности бюджетной политики 2004– 2005 гг.

Таким образом, в 2003 г. сформировалось практически но вое направление бюджетной реформы, главной задачей которо го являлась оптимизация расходных обязательств федерального бюджета и реструктуризация «децентрализуемых федеральных мандатов». Реализация этого направления была проведена в три этапа.

На первом этапе (в 2003 г.) были приняты внесенные Пре зидентом Российской Федерации Федеральный закон «О внесе нии изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Рос сийской Федерации» от 4 июля 2003 г. № 95-ФЗ и Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправ ления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ.

Они определили структуру и полномочия органов государствен ной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, принципы их финансового обеспечения, новую территориальную организацию местного самоуправления.

По существу, речь шла о таких изменениях, которые можно назвать революционными, поскольку они касались значитель ного перераспределения властных полномочий, бюджетных ре сурсов, собственности не только на муниципальном уровне, но и между федеральным центром, субъектами Российской Федера ции и местной властью.

На втором этапе (2004 г.) Правительством Российской Феде рации были внесены в Государственную Думу проекты федераль ных законов «О внесении изменений и дополнений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования межбюд жетных отношений»1 и о внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Российской Федерации и признании утратив шими силу отдельных законодательных актов Российской Феде рации2.

С 2005 г. началась реализация третьего этапа. В качестве пра вовой основы, позволяющей реализовать основные направления этого этапа реформы, был принят Федеральный закон «О внесе нии изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных зако нов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (предста вительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах орга низации местного самоуправления в Российской Федерации» от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ.

Содержание этого закона вытекает из общей логики рефор мы. По существу, это заключительный закон, который входит в общий пакет законодательных инициатив, включающий также поправки правительства в Бюджетный и Налоговый кодексы Российской Федерации (в части регулирования межбюджетных отношений).

3.4. Бюджетная и экономическая политика России 2006–2010 гг.

Бюджет 2006 г. впервые рассматривался Правительством Рос сии как перспективный трехлетний бюджет. Этот позитивный факт означал, что правительство, формируя свою финансовую политику, попыталось мыслить не ситуативно, а перспективно, Федеральный закон «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Россий ской Федерации в части регулирования межбюджетных отношений» от 20 ав густа 2004 г. № 120-ФЗ.

Федеральные законы от 28 июля 2004 г. № 83-ФЗ, от 2 ноября 2004 г. № 127 ФЗ, от 29 ноября 2004 г. № 141-ФЗ.

в координатах трехлетнего периода. Кроме того, впервые в Пос лании Федеральному Собранию Российской Федерации на 2006 г.

Президент России, определяя стратегические цели развития страны, в качестве главной цели назвал «повышение уровня и ка чества жизни населения».

В следующих бюджетных посланиях, на 2007 и 2008 г., основ ные характеристики проекта федерального бюджета также ори ентируются на проект перспективного финансового плана Рос сийской Федерации на трехлетний период.

Необходимо обратить внимание, что перспективный финан совый план и федеральный бюджет 2006, 2007 и 2008 г. формиро вались на фоне четко выраженной тенденции затухающих тем пов роста ВВП. Эта тенденция наметилась еще в 2004 г. и с этих пор продолжает усугубляться (рис. 7).

Рис. 7. Темпы прироста ВВП (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минфина России http://www1.minfin.ru/.

Затухающие темпы роста Правительство России объясняет тем, что воздействие фактора внешнеэкономической конъюнкту ры, в значительной степени определявшего высокие темпы роста в предшествующие годы, заметно снижается. Это, как полагает правительство, связано с уменьшением темпов роста цен и физи ческих объемов товаров российского экспорта (рис. 8).

% год Рис. 8. Динамика соотношения роста ВВП и внешнего спроса (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минфина России http://www1.minfin.ru/.

Снижение экспортной составляющей экономики правительс тво связывало с воздействием ряда факторов.

С одной стороны, базовый сценарий динамики мировых цен на нефть, положенный в основу планов правительства, предпо лагал их снижение. Предполагалось, что пиковый уровень цен на нефть уже достигнут в 2006 г. (59,8 долл. за баррель).

Правительство исходило из того, что в 2008–2009 гг. вероят ное ослабление спекулятивной составляющей конъюнктуры, а также рост инвестиций и ввод дополнительных мощностей не фтедобычи и нефтепереработки могут привести к снижению не фтяных цен до 48–53 долл. за баррель. Но пока в 2008 г. наблюда ется прямо противоположная тенденция — цены на нефть резко выросли.

Первый вариант планов правительства предусматривал, что добыча нефти и газового конденсата к 2008 г. стабилизируется на уровне 490 млн т. Замедление темпов добычи нефти в 2008 г.

обусловлено снижением эффективности добычи нефти за счет ухудшения качества сырьевой базы отрасли и сложностью осво ения новых месторождений, недостаточно высокой активностью нефтяных компаний в использовании ими финансовых ресурсов в существующих условиях.

Вторую причину замедления темпов экономического роста Правительство России видело в ужесточении инфраструктурных ограничений и превращении их в барьеры экономического рос та. Из-за отставания в развитии электроэнергетики и дорожной сети экономика несет прямые потери (рис. 9).

год Потребление электроэнергии, млрд кВт·ч ВВП (1991=100) правая шкала Рис. 9. Динамика ВВП и потребления электроэнергии (млрд кВт·ч., 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Потребление электроэнергии поднялось до 89% к уровню 1991 г., а в таких динамичных регионах, как Москва, Санкт-Пе тербург, Калининградская область и ряде других — превысило его. Недостаток сетевых и отчасти генерирующих мощностей в 2008–2009 гг. может привести к существенным потерям в темпах роста.

Третья причина — сокращение предложения трудовых ресур сов (рис. 10).

67,5 90, 89, 66, 88, 65, 65 87, 64,5 2009 год 2003 2004 2006 2002 2005 Занято в экономике (левая шкала) Численность населения трудоспособного возраста Рис. 10. Численность населения и занятость в экономике (млн человек, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

С 2007 г. Россия вступила в период абсолютного сокращения населения в трудоспособном возрасте, что в сочетании с расту щим дефицитом кадров квалифицированных работников и ин женеров становится серьезным барьером роста.

Вместе с тем Правительство России полагает, что в прогноз ном периоде произойдут значительные изменения в факторах, определяющих качество экономического роста экономики. Это проявится в замедлении процесса снижения конкурентоспособ ности отечественной экономики (несмотря на укрепление номи нального и реального курса рубля), и будет определяться прежде всего двумя тенденциями (рис. 11, 12):

1) сокращением разрыва между темпами роста импорта и оте чественного производства;

2) сближением темпов роста производительности труда и за работной платы.

Рис. 11. Динамика роста импорта и отечественного производства (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Рис. 12. Динамика роста производительности труда и заработной платы (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что динамика сближения указанных качественных соотношений сама по себе представляет угасающий тренд, т. е. это сближение идет не в сто рону роста качественных характеристик, а в сторону их подав ления.

Вместо того чтобы наращивать темпы роста производитель ности труда и объемов промышленного производства их дина мика на среднесрочную перспективу практически уравновеши вается. Это означает, что Правительство России ориентируется на то, что ни предлагаемые инвестиционные проекты, ни инно вационные технологии не приведут ни к модернизации производ ства, ни к интенсификации отдачи вложенных средств.

Прогнозируемая структура роста ВВП до 2009 г. выглядит по проектировкам Правительства России следующим образом (табл. 1).

Таблица Структура прироста ВВП Структура роста ВВП 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Прирост ВВП 6,4 6,1 5,8 5,8 6, Фактор внешнеэкономической 2,0 1,5 1,4 1,4 1, конъюнктуры В том числе за счет цен на нефть 1,5 1,0 0,7 0,7 0, Внутренние факторы роста 4,4 4,6 4,4 4,5 4, В том числе за счет:

инвестиционного компонента 2,6 2,9 2,8 2,9 3, Частные инвестиции 1,8 1,8 1,6 1,8 1, Инновационный компонент 0,6 0,7 0,8 0,9 1, Государственные расходы инвес 0,1 0,4 0,4 0,2 0, тиционного характера внутреннего спроса населения 1,8 1,7 1,6 1,6 1, Хотя рост ВВП в прогнозном периоде во многом будет опре деляться ростом внутреннего спроса, однако внутренний спрос по-прежнему будет в значительной степени ориентирован на им порт, рост которого хотя и будет замедляться, но при этом будет опережать рост внутреннего производства (рис. 13).

Рис. 13. Динамика соотношения внутреннего и внешнего спроса (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Доля импорта товаров и услуг в структуре покрытия внутрен него спроса постепенно снижается (табл. 2).

Таблица Структура источников покрытия прироста внутреннего спроса Прогноз 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.

2008 г. 2009 г.

Общий прирост внутрен 100 100 100 100 100 него спроса:

импорт 61,9 48,3 43,7 39,6 35,5 34, внутреннее производство 38,1 51,7 56,3 60,4 64,5 65, Планируемый рост объемов импорта определялся следующи ми компонентами:

увеличением темпа роста импорта машин, оборудования и транспортных средств;

уточнением прогноза цен по топливным и другим мине ральным ресурсам.

В результате в структуре импорта доля машин, оборудова ния и транспортных средств планируется к повышению с 46,3% в 2006 г. до 55,3% в 2009 г., при некотором снижении доли продо вольственных товаров, продукции химической промышленнос ти, металлов и других групп товаров.

Поскольку внутренние факторы все в большей степени будут определять как уровень, так и устойчивость темпов экономичес кого роста, значительно возрастает роль инвестиционной на правленности экономического роста как за счет усилий бизнеса, так и вследствие увеличения государственных инвестиционных расходов (рис. 14).

Рис. 14. Сравнительная динамика роста ВВП и инвестиций в основной капитал (в %, 2008–2009 гг. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Однако средний прирост инвестиций в основной капитал, со ставлявший по прогнозу на три года 9,3%, пока недостаточен. Он должен быть как минимум в 1,5–2 раза выше. Это связано прежде всего с тем, что по-прежнему сохраняется нерациональная струк тура использования ВВП.

Несмотря на то, что практически ежегодно Правительство России закладывает в прогнозах рост конечного потребления, фактически эти параметры не выполняются. Так, согласно пре дыдущим проектировкам доля конечного потребления в 2004 г.

должна была составить 68,1%, а в 2005 г. — 69,3%;

фактически она составила, соответственно, 66,4 и 65,2%. В перспективном плане вновь был заложен рост конечного потребления до уровня 68,6% в 2007 г., 71,2% — в 2008 г. и 72,5% — 2009 г.

Этот уровень существенно ниже, чем в развитых странах, на пример, в Германии уровень конечного потребления составляет 77,4% ВВП, в Италии — 78,4, во Франции — 78,0, в Канаде — 74,1, в США — 83,0%.

На протяжении последних пяти лет Правительство России ежегодно формируя параметры федерального бюджета исходит из необходимости сокращения непроцентных бюджетных рас ходов, мотивируя это в основном тем, что увеличение данных расходов может привести к инфляционному всплеску. На самом деле структура использования ВВП свидетельствует, что в Рос сии существует достаточно большой резерв неудовлетворенного потребительского спроса. И если правительство искусственно сдерживает использование ВВП на конечное потребление, в том числе потребление государственных учреждений, то эта ниша покрывается за счет роста импорта.

Между тем, постулаты экономической теории гласят, что лю бой импорт, в том числе импорт технологий и инноваций, — это потеря для экономического роста, ибо искажает нормальное дви жение финансовых потоков в экономике. Кроме того, политика инновационного заимствования существенно снижает степень свободы экономической политики и создает потенциальные уг розы для государственной безопасности.

Аналогичная картина наблюдается и в динамике уровня на копления основного капитала. Этот показатель в российской экономике в ближайшие годы по-прежнему будет значительно отставать от параметров стран, решающих задачи собственной модернизации (не ниже 26–28% ВВП).

Причем проблема не только в низкой доле накопления основ ного капитала (по данным правительства, в 2007 г. она составляла 19,4%, прогнозы на 2008 г. — 20,4% и 2009 г. — 21,6%), но и в том, что прогнозируется значительное отставание прироста накопле ния основного капитала от валового накопления.

Таким образом, казалось бы, рост внутреннего спроса улуч шает структуру использования ВВП, но на этот рост оказывает существенное влияние такой негативный фактор, как рост не производственного накопления (табл. 3).

Таблица Структура использования ВВП, в % Прогноз Показатель 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.

2008 г. 2009 г.

Валовой внутренний 100 продукт Расходы на конечное 66,4 65,2 65,5 68,6 71,2 72, потребление домашних хозяйств 48,6 47,5 47,8 49,9 51,9 53, государственных уч 16,7 16,6 16,6 17,6 18,2 18, реждений Валовое накопление 21,1 21,1 21,6 23,1 24,8 26, Прирост – 0,5 1,5 1,7 2, основного капитала 18,6 18,4 18,5 19,4 20,4 21, Прирост –0,2 0,1 0,9 1,0 1, Внутренний спрос 87,5 86,3 87,1 91,7 96,0 99, Чистый экспорт 12,5 13,7 12,9 8,3 4,0 0, Экспорт 35,0 35,5 33,9 29,3 25,2 22, Импорт 22,6 21,8 21,0 20,9 21,2 21, Беспрецедентно высокая доля ВВП в России направляется на экспорт товаров и услуг, по своему размеру она превосходит ре сурсы федерального бюджета.

Сами по себе рыночные процессы не способны откорректи ровать структуру использования ВВП. Это сфера действия го сударства, его регулирующих функций, в том числе и функции бюджетного обеспечения.

Слабым звеном экономики в ближайшие годы останется про мышленность, темпы роста которой все больше отстают от дина мики внутреннего спроса.

По мнению Правительства России, улучшение инвестицион ного климата может обеспечить в 2008–2009 гг. дополнительный среднегодовой прирост частных инвестиций в размере 1,9%.

Среднегодовые темпы роста инвестиций в основной капи тал в 2008–2009 гг. по второму варианту правительства составят 8,9%. Однако необходимо представлять, как распределятся в эко номике эти инвестиции. Ведь сдвиги в структуре производства и рынка возможны только при опережающем росте инвестиций в обрабатывающие отрасли, где сейчас сохраняется крайне низкий уровень инвестиционной активности.

По прогнозным проектировкам можно ожидать повышения доли отраслей, выпускающих конечную продукцию, с 39 до 40% промышленного производства в 2009 г., при снижении доли не фтегазового комплекса с 20,5 до 19% (рис. 15).

Рис. 15. Структура промышленного производства (в % к итогу, 2009 г. — прогнозные показатели) Таким образом, реальной структурной перестройки промыш ленного производства на перспективу не предусматривается.

Доля инвестиций в отрасли конечной переработки остается не значительной, доля инвестиций в сырьевой сектор сокращается незначительно (рис. 16).

При этом со стороны спроса на инвестиции субъектов ес тественных монополий наблюдается следующая картина, обоз наченная в инвестиционных программах компаний. Например, средства, направляемые на инвестиции, заложенные в инвести ционной программе ОАО «Газпром», по оценке Минэкономраз вития России, покрывают потребность отрасли в инвестициях в Рис. 16. Отраслевая структура инвестиций в основной капитал (в %, 2009 г. — прогнозные показатели) 2007–2009 гг. лишь на 75–80%, несмотря на то, что чистые доходы компании вдвое превышают намеченный объем инвестиций.

Таким образом, инвестиции в сырьевой сектор почти на треть будут покрываться за счет бюджетных средств (табл. 4).

Таблица Инвестиции в основной капитал 2008 г. 2009 г.

2005 г. 2006 г. 2007 г.

(прогноз) (прогноз) Темп роста инвестиций в основной капитал (в % к 110,7 110,9 109,3 108,2 109, предыдущему году) Доля инвестиций в основ 16,4 16,5 17,3 18,2 19, ной капитал (в % к ВВП) Доля инвестиций в сырье вой сектор (в инвестициях, 22,3 20,5 20,3 20,2 19, %) Продолжение таблицы 2008 г. 2009 г.

2005 г. 2006 г. 2007 г.

(прогноз) (прогноз) Доля инвестиций в обра батывающие отрасли (в 5,4 5,4 5,7 5,8 5, инвестициях, %) Доля инвестиций естествен 13,8– 12,1– ных монополий (в инвести- 15 11,3–14,9 10,9–14, 15,6 14, циях*, %) Доля бюджетных средств в общем объеме инвестиций 17,8 18,8 17,9 15,9 14, (%) * Нижняя граница отвечает собственным оценкам компаний, верхняя — вто рому варианту прогноза.

Таким образом, говорить о том, что улучшение бизнес-среды и развитие государственного программного подхода играют клю чевую роль в ускорении темпов роста в 2008–2009 гг. и в обеспе чении поворота от потребительски ориентированного к инвес тиционно ориентированному росту экономики, как минимум, преждевременно, а как максимум — вредно, поскольку именно потребительски ориентированный рост экономики — это един ственно возможный путь повышения качества экономического роста. При этом инвестиции в основной капитал это лишь необ ходимый инструмент, результаты использования которого могут либо нормализовать структуру использования ВВП, либо усугу бить деформации этой структуры.

При формировании проекта перспективного финансового плана для Минфина России основными задачами бюджетной по литики стали:

последовательное снижение темпов инфляции;

обеспечение сбалансированности бюджетной системы Рос сии в долгосрочной перспективе;

продолжение политики аккумулирования «конъюнктур ных» доходов бюджета в стабилизационных фондах;

повышение результативности бюджетных расходов, строгий отбор принимаемых обязательств;

разработка годового бюджета в строгой увязке с показателя ми среднесрочного финансового планирования.

Это означает, что никаких новых задач в области государ ственного финансового регулирования инвестиционных и инно вационных стратегий, обеспечивающих новое качество и акти визацию темпов роста российской экономики, Минфин России перед собой не ставит.

Однако Минфин России предполагал произвести «финансо вый маневр», суть которого заключается в резком увеличении отчислений в стабилизационный фонд. Тот факт, что Минфин России пытается сформировать «ненефтяной бюджет», очистив его от отчислений в стабилизационные фонды, не меняет общую картину сокращения налогового потенциала.

Основной особенностью расходной части перспективного фи нансового плана является существенное сокращение бюджетных трансфертов бюджетам других уровней: с 12,2% в 2006 г. до 9,0% в 2009 г., а также увеличение отчислений Пенсионному фонду Рос сийской Федерации с 10% в 2006 г. до 14,1 в 2009 г.

В 2007 г. был впервые разработан и принят в качестве зако на трехлетний федеральный бюджет на 2008–2010 гг. Основными отличительными особенностями трехлетнего бюджета являются изменение структуры доходов в части их распределения на нефте газовые и ненефтегазовые доходы с определением размера нефтега зового трансферта, направляемого на расходы федерального бюд жета, а также выделение в составе остатков федерального бюджета Резервного фонда и Фонда будущих поколений.

Фонд будущих поколений создается для обеспечения долго срочной сбалансированности бюджета, что вызвано сильной за висимостью экономики и бюджета от сырьевого сектора, которая создает серьезные макроэкономические риски. Теоретически ста билизационные фонды можно рассматривать как одну из форм внутреннего государственного долга. Причем в управлении этим госдолгом российское правительство допускает те же ошибки, о которых отечественная наука писала в связи с кризисом внешней задолженности развивающихся стран в 80-х гг. ХХ в. В частнос ти, неоднократно делались выводы, что одной из причин долго вого кризиса в тот период было нерациональное использование накопленной задолженности: за счет внешних заемных средств не было создано адекватной производственной базы, за счет до ходов от которой можно было бы в перспективе обеспечивать об служивание и погашение задолженности.

Вплоть до настоящего времени средства стабилизацион ных фондов финансируют развитие экономик зарубежных стран — прямых конкурентов России на мировом рынке.

Разделение стабилизационного фонда на Резервный фонд и Фонд будущих поколений3, как представляется, не только не решит проблемы, но еще больше усугубит ее: нет никаких пред посылок того, что средства Фонда будущих поколений будут использоваться на принципиально иных основаниях, чем это происходит с современным стабилизационным фондом. В то же время использование Резервного фонда на удовлетворение теку щих социальных потребностей будет означать фактически «про едание» части накопленных ресурсов без создания материальной базы, которая способствовала бы не только сохранению, но и приумножению средств Стабилизационного фонда.

3.5. Новые технологии решения проблем бюджетной политики До 2006 г. бюджетная реформа в Российской Федерации сво дилась, главным образом, к совершенствованию межбюджетных отношений. При этом акцент делался на механизмы бюджетного выравнивания.

Безусловно, в таком государстве как Россия, с ее огромной территориальной дифференциацией, это важный аспект. И раз работанная формула выравнивания, применяемая в методике расчетов трансфертов, в основном решает эту задачу.

Но чрезмерное увлечение выравниванием бюджетной обеспе ченности порождает новую проблему — иждивенчество, отсутс твие заинтересованности в экономическом развитии отдельных территорий. Постепенно становится очевидным, что только ме ханизмами выравнивающих трансфертов не решается главная Согласно Федеральному закону ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О внесении изменений в бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджет ного процесса и приведения в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федера ции» от 2 ноября 2007 г. № 247 — Фонд национального благосостояния.

задача бюджетной реформы — эффективное использование го сударственных средств.

Это не означает необходимость вообще отказаться от меха низмов выравнивающих трансфертов, но формирует понимание, что бюджетная реформа должна развиваться в русле активизации ее стимулирующей составляющей, обеспечивающей заинтересо ванность органов власти субъектов Федерации в развитии своего собственного экономического потенциала.

В Программе социально-экономического развития Россий ской Федерации на среднесрочную перспективу до 2005 г.4, в бюд жетной политике была сделана ставка на оценку эффективности использования бюджетных средств.

Такой переход предполагает решение двух непростых задач.

Во-первых, переход к новым формам финансового обеспече ния предоставления государственных (муниципальных) услуг.

Во-вторых, внедрение методов формирования бюджета, ори ентированного на результат.

Решение первой задачи ориентировано на использование нормативов минимально необходимого финансирования предо ставления государственных и муниципальных услуг вместо нор мативов содержания сети учреждений социальной сферы.

По сути, это означает переход к подушевому финансирова нию социальных услуг, ориентированных на достижение опре деленных количественно выраженных результатов. Этот переход требует длительного адаптационного периода и к настоящему времени еще не завершен.

В настоящее время бюджетные расходы на предоставление населению социально значимых услуг рассчитываются в зави симости от количества бюджетных учреждений, а не от потреб ностей населения в этих услугах. Финансируются не бюджетные услуги на одного жителя, а бюджетные расходы на одного работ ника социальной сферы. В результате расходуются значительные средства на содержание социальной сферы в тех населенных пун ктах, где доля бюджетных учреждений чрезмерно высока, или, Распоряжение Правительства РФ от 15 августа 2003 г. № 1163-р «Об утверж дении Программы социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2003–2005 гг.)».

наоборот, не учитываются потребности населения в бюджетных услугах в противоположных ситуациях.

Такой порядок бюджетного финансирования не эффективен и не ориентирован на достижение определенных социально-эконо мических результатов деятельности, т. к. в его рамках финанси руется сам факт существования учреждения, которому гаранти ровано полное или частичное финансирование за счет бюджета.

Суть нового подхода к организации бюджетного сектора чет ко выражена в формуле «не расходы ради расходов, а расходы ради достижения конкретных результатов».

Реализовать эту вполне разумную установку можно только путем внедрения в бюджетный процесс новых форм и механиз мов предоставления и финансирования бюджетных услуг: нор мативно-подушевое финансирование и государственный (муни ципальный) социальный заказ.

Нормативно-подушевое финансирование подразумевает воз мещение путем предоставления субсидий расходов организации на оказание стандартизируемых услуг конкретным категориям потребителей по единым нормативам, рассчитываемым в адми нистративном порядке.

Под государственным (муниципальным) социальным заказом понимается совокупность размещаемых на конкурсной основе договоров между государственным (муниципальным) заказчи ком и поставщиком, по условиям которых заказчик обязуется оплачивать социально значимые виды услуг, оказываемые пос тавщиком населению на бесплатной или частично оплачиваемой для потребителей этих услуг основе.

Принципиальным отличием государственного (муниципаль ного) социального заказа является размещение задания на пос тавку социальных услуг не на принудительной, а на договорной основе, при этом договор заключается в пользу третьего лица — потребителя услуг (гражданина). Потребитель может выбирать конкретного поставщика услуг из круга лиц, с которыми главный распорядитель (распорядитель, получатель) бюджетных средств уже заключил предварительный договор социального заказа на определенных условиях.

Вторая важнейшая задача, которую предстоит решить при оценке эффективности использования бюджетных средств, — это внедрение методов формирования бюджета, ориентирован ного на результат.

Внедрение бюджетного планирования, ориентированного на результат, должно рассматриваться не отвлеченно, а в контексте реформы управления государственными расходами, и даже еще шире — в контексте реформирования государственного сектора, включающего в себя реформу государственной службы, институ циональную реформу и управление изменениями.

Бюджетное планирование, ориентированное на результат, предусматривает:

совершенствование среднесрочного планирования бюджета;

повышение эффективности деятельности федеральных ми нистерств;

изменение процедур, относящихся к исполнению бюджета (учет, контроль и регулирование денежных операций).

На первый взгляд связь между предсказуемым стратегичес ким планированием мероприятий социально-экономической политики государства и бюджетным планированием, ориенти рованным на результат, кажется вполне очевидной. Однако на практике обеспечение эффективной взаимосвязи между ними требует длительной подготовки. Как показывает мировой опыт, форсированное внедрение бюджетного планирования, ориенти рованного на результат, чревато потерей контроля над исполне нием бюджета и управлением государственными расходами.

Поэтому в Концепции реформирования бюджетного процес са предлагается постепенно переходить к целому ряду новаций, в частности, к использованию разных типов бюджетных обяза тельств, которые требуют разных подходов к их планированию и исполнению.

Следует отметить, что само понятие «расходные обязатель ства» появилось лишь недавно в поправке к Бюджетному кодек су РФ. До ее принятия оперировали крайне неясными терминами «расходы», «финансирование расходов». Что такое просто «расхо ды», юридически и экономически неясно. В отличие от них «обя зательства» и «исполнение обязательств» — более четкие катего рии, которые позволяют переходить к управлению результатами.

Одобрена постановлением Правительства Российской Федерации от 22 мая 2004 г. № 249 «О мерах по повышению результативности бюджетных расходов».

Вводится также понятие «администратор бюджетных средств» — это органы власти (федеральные, региональные, муни ципальные), а также бюджетные учреждения, которым налогоп лательщики поручают за счет налоговых доходов произвести или закупить определенный объем общественных товаров и услуг.

Суть реформы в том и состоит, чтобы создать систему ад министраторов бюджетных средств, четко разграничить между ними полномочия и, самое главное, создать стимулы для того, чтобы эти полномочия реализовывались эффективно. Сделать это можно на основе развития конкуренции за ограниченные бюд жетные ресурсы.

Но оптимизация бюджетных расходов с целью достижения максимальных социально значимых результатов требует предва рительного решения вопросов политического характера, опреде ления приоритетных целей и задач экономической политики, как текущих, так и на отдаленную перспективу.

С этой целью с 2004 г. на федеральном уровне внедрен самый важный элемент бюджетирования по результатам — доклады субъектов бюджетного планирования о результатах основных направлений их деятельности, в которых определяются цели и задачи деятельности, состав индикаторов достижения целей, рас пределение бюджета действующих обязательств, обоснованность бюджетной программы и т. д.

Но до тех пор, пока министерства не видят свою трехлетнюю перспективу, прежде всего сколько реально ресурсов у них будет во второй и третий годы, все их усилия будут направляться на освоение выделенных на первый год средств и последующее до казательство, что этих средств не хватает.

Никаких стимулов по выявлению внутренних резервов, опти мизации расходов в такой системе не возникает.

У министерств должен быть еще один жесткий стимул — из мерение результатов их деятельности. Жесткость бюджетных ограничений с точки зрения ресурсов и постоянное давление с точки зрения достижения результатов приведет к тому, что не нужно будет обращаться за каждой цифрой в министерства для выискивания внутренних резервов в попытках их изъять. Если оставлять распорядителям бюджетных средств все, что они сэко номят, то вся система будет работать совсем по-другому.

Определение объема ресурсов для министерства и составляет суть второго элемента среднесрочного финансового планирова ния, и это, пожалуй, самая сложная задача, которую предстоит решить.

Для решения задачи распределения средств между субъекта ми на три года вводится понятие «бюджет действующих и при нимаемых обязательств». Суть состоит в том, что не нужно бу дет каждый год доказывать обоснованность значительной части расходов любого бюджета, т. к. они станут определяться действу ющими соглашениями и договорами. Речь идет о проверке пра вильности расчетов и возможности убедить в ней правительство и законодательные органы.

Самая важная техническая часть разработки бюджета, где нужно принимать решение о приоритетах государственной по литики, — это бюджет принимаемых обязательств. Каждый год образуются дополнительные ресурсы, которые генерируются как за счет дополнительных доходов, так и за счет сокращения дей ствующих обязательств. Пока доля их невелика, но в перспективе она будет расти.

В конечном счете, перспективный финансовый план для субъ екта бюджетного планирования будет включать распределение на первый год всех обязательств, как действующих, так и принима емых, а на второй и третий — только общей суммы ресурсов, за которые могут конкурировать субъекты бюджетного планирова ния. Важно, чтобы субъекты бюджетного планирования осозна вали, что объем ресурсов не безграничен.

Еще одна важная проблема, возникающая в связи с перехо дом к бюджетному планированию, ориентированному на резуль тат, — поэтапное изменение механизмов контроля исполнения бюджета.

Это изменение должно пройти три последовательно сменяе мые стадии:

1) внешний контроль затрат, осуществляемый центральными контролирующими органами (Министерство финансов Рос сийской Федерации, Счетная палата Российской Федерации и др.);

2) внутренний контроль затрат, осуществляемый самими фе деральными министерствами;

3) управленческая самостоятельность подразделений феде ральных министерств, их ответственность за достижение результатов.

Сегодня основным видом контроля является внешний конт роль, что означает необходимость получения отраслевыми ми нистерствами разрешения на расходование государственных средств от внешних, вышестоящих контролирующих органов, даже в случаях, когда эти средства предусмотрены в бюджете и ассигнованы непосредственно на эти цели.

Со временем система внешнего контроля должна замениться системой внутреннего самоконтроля, при которой на администра торов бюджетных средств, прежде всего на федеральные минис терства, возлагается основная ответственность за законность и правильность действий, что, безусловно, является шагом вперед.

Однако система внутреннего контроля все еще не позволяет отраслевым министерствам оптимизировать использование го сударственных ресурсов. Тем не менее, она способствует перехо ду от внешнего контроля за целевым использованием бюджетных средств к системе, дающей право федеральным министерствам самостоятельно распоряжаться выделенными средствами при одновременном усилении их ответственности за предоставление услуг населению или другим промежуточным получателям бюд жетных средств.

Этап внутреннего контроля является важным промежуточ ным звеном при переходе от затратного метода к бюджетному планированию, ориентированному на результат, т. к. позволяет сотрудникам федеральных министерств приобретать ценный опыт и управленческие навыки и осуществлять сбор необходи мой информации.

Благодаря внедрению бюджетного планирования, ориентиро ванного на результат, Министерство финансов Российской Феде рации получает возможность передать функции контроля феде ральным министерствам и уделять больше внимания вопросам государственной политики и анализу эффективности бюджет ных расходов с целью их взаимной увязки с приоритетами госу дарственной политики.

Таким образом, для федеральных министерств преимущества бюджетного планирования, ориентированного на результат, за ключаются в отказе контролирующих органов от мелочной опеки деятельности и в предоставлении им большей свободы действий в выполнении закрепленных за ними государственных функ ций. Для федеральных министерств это также означает, что они должны обосновывать свои бюджетные заявки в соответствии с требованиями бюджетного планирования, ориентированного на результат, и сами защищать их в обеих палатах Федерального Собрания Российской Федерации.

Для общества в целом ценность бюджетного планирования, ориентированного на результат, состоит в том, что оно позволя ет лучше понять, какие цели ставит перед собой Правительство России, насколько они отвечают потребностям различных групп населения и в какой степени Правительству России удается до стигать поставленные цели.

Глава 4. Формирование доходов и расходов государственного бюджета как фактор развития 4.1. Налоговый потенциал бюджетной системы России Ранее уже отмечалось, что начиная с 2000 г. бюджетная система России функционирует в режиме профицитного бюджета. Прави тельство России считает, что экономической оценкой этой поли тики стала определенная финансовая стабилизация в России.

Однако если бюджетные отношения загоняются в прокрус тово ложе профицитной политики, как это происходит сегодня в России, а не обеспечивают баланса интересов всех участников воспроизводственного процесса, то такая политика неизбежно ведет к сокращению доходного потенциала бюджетной системы.

Правда, до последнего времени Правительству РФ удавалось искусственными приемами перекачки доходного потенциала из региональных бюджетов в федеральный удерживать ресурсный потенциал федерального бюджета. Но сегодня и эти приемы ис черпали себя.

Уместно напомнить, что ресурсный потенциал бюджетной системы складывается из всех бюджетных доходов (налоговых и неналоговых), а также источников покрытия дефицита бюд жета. В случаях профицитного бюджета, ресурсный потенциал бюджетной системы, соответственно, меньше ее доходного по тенциала на сумму неиспользованного бюджетного профицита и финансового резерва, т. е. финансовых ресурсов, отвлеченных из экономики.

Это, в свою очередь, приводит к сокращению непроцентных бюджетных расходов, а значит, и к ограничению совокупного внутреннего спроса.

Таким образом, главная опасность даже не в том, что госу дарство снижает свои социальные обязательства, а в том, что системе конкурентного рыночного равновесия дается отрица тельный импульс, который приводит к ее балансировке на более низком уровне соотношения спроса и предложения. Это неиз бежно означает замораживание инвестиционных ресурсов час тного капитала.


Поэтому, несмотря на благоприятную конъюнктуру на рынке нефти и нефтепродуктов, экономический рост объективно зату хает и, соответственно, сама бюджетная система все в меньшей степени оказывается способной к финансированию потребнос тей экономики, государства и населения.

Следовательно, ресурсный потенциал бюджетной системы сокращается не в результате действия негативных экономи ческих факторов, а в результате сознательных действий прави тельства: профицитного бюджета, изменений в налоговом за конодательстве, ориентированных прежде всего на обеспечение бюджетного профицита, а также общей идеологии либерально монетаристской политики, искаженной российскими идеолога ми экономических реформ.

Иначе говоря, сокращение ресурсного потенциала бюджетной системы — не случайное или временное стечение обстоятельств, это вполне предсказуемый результат проводимой бюджетной по литики, итогом которой стало общее снижение темпов эконо мического развития страны.

Профицитную бюджетную политику Правительство России проводит на фоне налоговой реформы. Причем главной из заяв ленных целей этой реформы является снижение налогового бре мени на производителя. Такое сочетание финансовых рычагов в принципе возможно только в условиях избыточной ресурсной базы, когда государство полностью обеспечивает финансовыми ресурсами свои обязательства. В России же, по оценкам специа листов, около 28% государственных обязательств представляли собой необеспеченные мандаты.

Виды налогов, составляющих налоговую систему России, не сильно отличаются от тех налогов, которые формируют налоговые системы в странах западного мира. Более того, в настоящее время Россию по размеру налоговых ставок основных налогов можно отнести к странам с наиболее низким уровнем налогообложения.

Налоговые доходы бюджетной системы Российской Феде рации выглядят умеренными в сравнении с другими странами.

В подавляющем большинстве развитых стран налоговая нагрузка выше, чем в России (табл. 5).

Таблица Налоговые доходы расширенного бюджета в некоторых странах Европейского союза и в России, % от ВВП Страна 2000 г. 2001 г. 2002 г.

Германия 37,8 36,8 36, Франция 45,2 45,0 44, Италия 41,9 42,0 41, Великобритания 37,2 37,3 35, Испания 35,2 35,2 35, Португалия 34,3 33,5 34, Швеция 54,0 51,4 50, Европейский Союз 41,4 41,0 40, Россия 33,9 34,7 34, Тем не менее, Правительство России начиная с 2002 г. актив но проводит налоговую реформу, главная заявленная цель кото рой — снижение налогового бремени. Постоянно декларируется «уход» государства из экономики, и по существу вся налоговая реформа затеяна для того, чтобы «по мере снижения обязательств государства в области бюджетных расходов снизить уровень на логовых изъятий».

Действительно, налоговая нагрузка на экономику за послед ние годы имеет тенденцию к снижению, хотя и гораздо менее выраженную, чем предполагали идеологи налоговой реформы.

Однако уменьшение налогового давления на экономику не при водит к росту ВВП (это особенно наглядно продемонстрировали показатели 2004 г.), напротив, рост налоговой нагрузки в 2005 г.

сопровождался более активным ростом ВВП.

Разнонаправленность динамики анализируемых показателей свидетельствует о том, что целевые установки налоговой рефор мы работают «вхолостую» (рис. 17).

Сложившаяся ситуация — результат того, что в процессе про ведения налоговой реформы манипуляции проводились только с налоговыми ставками и механизмами льготирования, иначе говоря, использовались только инструменты тонкой настройки налоговой системы, и полностью игнорировался тот очевидный год Рис. 17. Динамика налоговой нагрузки на экономику (в % к предыдущему году, 2008 г. — прогнозные показатели) факт, что наша налоговая реформа не выполняет свою главную фискальную функцию — функцию соизмерения цены и качества государственных услуг.

Естественно, что при таком подходе налоговая реформа не при вела к оптимизации структуры налоговой системы, несмотря на некоторое ее упорядочение и определенные успехи, достигнутые в администрировании налогов. Реально налоговые нововведения лишь сократили доходный потенциал бюджетной системы, уси ливая при этом дестимулирующее воздействие косвенных нало гов на экономику.

Главные проблемы нашей налоговой системы — не в совокуп ном давлении налоговой нагрузки на экономику, не в наборе на логовых механизмов и даже не в их отладке. Поэтому ни снижение налоговых ставок, ни манипулирование с налоговыми льготами в ходе реформы не дали ощутимых изменений.

Главная проблема нашей налоговой системы — в ее структурной деформации, в сочетании и соотношении налоговых механизмов.

Наиболее радикальные изменения в налоговой системе были сделаны в 2001–2002 гг. с введением в действие четырех глав час ти второй Налогового кодекса Российской Федерации.

В результате этих нововведений, которые под видом снижения налогового бремени фактически были ориентированы преиму щественно на перераспределение налогового потенциала в пользу федерального бюджета, реальное налоговое бремя на производи теля не только не снижается, но в отдельных случаях значительно возрастает. Если учесть, что расходные функции региональных бюджетов, прежде всего социального характера, уменьшены не были, то в конечном счете такая бюджетная политика противо речит интересам страны в целом, но достаточно успешно реша ет задачи федерального правительства по балансировке бюдже та страны. В 2002 г. налоговая реформа была продолжена в том же русле.

В этих условиях трудно говорить о снижении налогового бре мени на производителя. Это скорее явное свидетельство перерас пределения налоговых потоков.

Следовательно, как и в предыдущие годы, рост доходов фе дерального бюджета преимущественно достигается за счет все большей консолидации налогового потенциала на уровне феде рального бюджета.

При разработке параметров бюджета на 2003 г. также учтены меры по совершенствованию налогового законодательства. Важ нейшими из них стали: полная ликвидация налога на пользова телей автомобильных дорог и налога с владельцев транспортных средств, введение транспортного налога, индексация ставок ак цизов, земельного налога и арендной платы за землю.

В результате этих изменений в 2003 г. доходы федерально го бюджета должны были возрасти на 42 млрд руб., а доходы бюджетов субъектов Российской Федерации — сократиться на 98,9 млрд руб.

Таким образом, главное достижение налоговой реформы — это все большая централизация в федеральном бюджете доходных ис точников субъектов федерации с целью их последующего перерас пределения из центра. Справедливости ради нельзя не отметить, что за последние годы существенно улучшилось налоговое ад министрирование и упорядочились налоговые правоотношения.

Однако эти события точнее было бы охарактеризовать термином «налоговый ремонт», поскольку к налоговой реформе в строгом смысле слова они имеют очень мало отношения.

Вместе с тем проводимая налоговая реформа совершенно не затрагивает те экономические диспропорции, которые заложены в структуре самой налоговой системы и отражают ориентацию налоговой политики на косвенное налогообложение.

Так, в структуре налоговых доходов федерального бюджета активно сокращается доля налога на прибыль. Причем снижение налоговой ставки — далеко не единственный фактор, повлияв ший на это. Сокращение поступлений этого налога в федераль ный бюджет связано, главным образом, с уменьшением нало гооблагаемой базы, а это очевидное свидетельство ухудшения финансового состояния налогоплательщиков.

Единственный налог, продолжающий по существу формиро вать доходную базу федерального бюджета — налог на добавлен ную стоимость (НДС). Его доля в налоговых доходах федерально го бюджета постоянно растет.

Таким образом, гнет этого налога на экономику постоянно увеличивается. При этом его давление на хозяйствующих субъек тов крайне неравномерно, потому что, несмотря на проводимую налоговую реформу, значительное влияние на объем налогообла гаемой базы НДС продолжают оказывать налоговые льготы, пре доставляемые в соответствии с действующим законодательством.

Потери доходов федерального бюджета в связи с предоставлени ем налоговых льгот только в 2003 г. оценивались в 105,2 млрд руб.

(0,81% к ВВП). Это не снижение налогового давления, это его пе рераспределение.

Еще более существенный фактор — возмещение налога на до бавленную стоимость, уплаченного поставщикам материальных ресурсов, использованных при производстве экспортной про дукции. Только эта льгота снизила (расчетно) поступление нало га на добавленную стоимость в федеральный бюджет в 2003 г. на 240,0 млрд руб.

Несмотря на все попытки упорядочить механизмы льготиро вания, налоговой системой не решается задача реализации в пол ной мере принципа равенства налогового бремени.

Обеспечение налогового равенства — это наиболее серьезная проблема системного характера, которую еще предстоит решить при реформе российской налоговой системы. Создание едино го механизма льготирования, заложенного в основу построения единой налоговой системы страны, — это непременное условие целенаправленного влияния налоговых отношений на экономи ческие процессы.

В 2004 г. Правительство России вводит ряд налоговых новов ведений, которые, на первый взгляд, сокращают налоговый по тенциал федерального бюджета, о чем свидетельствует итоговая строка приведенной ниже табл. 6. Однако при более глубоком анализе можно заметить, что главные сокращения налогового потенциала федерального бюджета за счет снижения ставки НДС и отмены акциза на природный газ практически полностью ком пенсированы увеличением ставки вывозной таможенной пошли ны и увеличением ставок НДПИ.

Таблица Влияние изменений и дополнений в законодательство о налогах и сборах на доходы бюджетной системы в 2004 г.


Бюд Федераль- жеты Предлагаемая мера Всего ный бюджет субъек тов РФ Снижение основной ставки НДС с 20 до 18% –98,8 –98, Отмена акциза на природный газ –78,0 –78, Увеличение ставки вывозной таможенной +78,0 +78, пошлины с 5 до 20% Отмена налога с продаж –60,6 –60, Передача в бюджеты субъектов РФ дополни тельно 25% поступлений по акцизам на не- +26, фтепродукты Снижение вывозных таможенных пошлин –5,4 –5, Изменения, вносимые в режим применения НДС (совершенствование порядка возмеще –110,0 –110, ния НДС по экспортной продукции и услу гам — принятие к вычету НДС) Увеличение ставок НДПИ в целях сохране ния сложившейся налоговой нагрузки на сы- +92,2 +92, рьевой сектор Повышенная индексация ставок акциза на +1,33 +1, табачные изделия Снижение размеров государственной пош –3,0 –3, лины Продолжение таблицы Бюд Федераль- жеты Предлагаемая мера Всего ный бюджет субъек тов РФ Отмена налога на операции с ценными бума –3,0 –3, гами и за использование слова «Россия»

Отмена местных налогов и сборов –6,0 –6, Увеличение платежей за загрязнение окру +6,1 +0,6 +5, жающей среды Изменение режима применения налога на +18,3 +18, имущество организаций Изменение режима применения налога на +0,5 +0, имущество физических лиц Изменения режима применения водного на +5,1 +5, лога Изменения платежей за животный мир и за –4,4 –4, биоресурсы Итого –132,9 –116,2 –16, Передача федеральной части налоговых пос туплений при использовании специальных +11, режимов налогообложения малого бизнеса Некомпенсированная налоговая база — это возмещения НДС по экспортной продукции и услугам. Практически это означает, что правительство полностью возвращает экспортерам сырьевых ресурсов средства в существенно большей сумме, чем они упла тили в результате увеличенной таможенной пошлины. Причем возмещение НДС — это не просто уменьшение доходов бюджета, это средства, уже фактически собранные с хозяйствующих субъ ектов на промежуточных циклах воспроизводственного процес са;

по своей экономической сущности это прямое изъятие инвес тиционных ресурсов из экономики.

При разработке проектировок основных параметров бюд жетной системы Российской Федерации на 2005 г. изменение налогового законодательства, наиболее существенным образом отразившееся на доходном потенциале федерального бюджета, было связано со снижением до 26% ставки единого социального налога (ЕСН), зачисляемого в федеральный бюджет и бюджеты государственных внебюджетных фондов. Но на изменение струк туры налогового потенциала федерального бюджета это налого вое нововведение практически не оказало влияния, что видно из приведенной ниже табл. 7.

Таблица Основные статьи доходов федерального бюджета в 2004–2005 гг.

2004 г. 2005 г.

Статья дохода %к федерального % к ВВП млрд руб. ВВП % дох. млрд руб. % дох.

бюджета (18080) (15300) ЕСН 438,2 2,9 16,0 260,2 1,4 8, НДС 988,4 6,5 36,0 1094,0 6,1 35, Таможенные пош 532,5 3,5 19,4 739,4 4,1 23, лины НДПИ 267,9 1,8 9,8 400,2 2,2 12, Акцизы 98,5 0,6 3,6 84,7 0,5 2, Налог на прибыль 164,6 1,1 6,0 235,2 1,3 7, организаций В 2006 и 2007 г. существенных изменений в налоговом зако нодательстве Правительство России не предполагало, посчитав налоговую реформу в целом завершенной.

Таким образом, налоговая реформа в России в целом была ори ентирована прежде всего на приоритет фискальной функции на логов, и, соответственно, отдавала предпочтение инфляционным косвенным налогам. Такая ориентация налоговой системы крайне неэффективна.

С одной стороны, она предполагает ориентацию налогового бремени на цену товара, а не на доходы от его производства, что неизбежно провоцирует инфляционные процессы, поскольку предприятия компенсируют налоговые изъятия своей ценовой политикой, а не ростом производства. В результате подавляется стремление производителей к развитию и повышению эффек тивности собственного производства, они настраиваются на вы бивание налоговых льгот.

Отсюда очевиден антистимулирующий характер российских налогов: широчайшее распространение льгот и отсрочек (несмот ря на все налоговые нововведения) ведет к тому, что выгоднее бо роться не за увеличения сбыта товаров и развитие производства, а за получение этих льгот и отсрочек.

С другой стороны, доходы, которые государство получает в виде инфляционной ценовой надбавки, явно недостаточны для удовлетворения потребностей бюджета. Такой тип налогообло жения снижает прежде всего жизненный уровень потребителей конечной продукции, а следовательно, увеличивает социальную нагрузку на бюджет. Кроме того, временной лаг между поступле нием налогов в бюджет и их использованием неизбежно обесце нивает государственные расходы не только социального, но ин вестиционного характера.

При такой политике снижение налогового бремени произ водителей, что само по себе весьма условно, и перенос его на потребителей в виде ценовых надбавок не дает положитель ного экономического эффекта, поскольку объективно сокра щает внутренний потребительских спрос, а следовательно, и возможности для роста объемов производства, работающего на внутренний рынок. Это, в свою очередь, означает, что рост ВВП достигается преимущественно за счет экспорта ресурсного потенциала, т. к. именно он и льготируется по основному нало гу — НДС.

Реформа налоговой системы России, направленная на опти мизацию и повышение эффективности налогообложения, долж на обеспечить рационализацию структуры налоговой системы с требованием, чтобы она не искажала бы побудительных мотивов деятельности предпринимателей в условиях рынка.

Ориентация налоговой системы на косвенное налогообложе ние не решает этой задачи.

Резюмируя сказанное, нужно подчеркнуть, что налоговая ре форма не привела к оптимизации структуры налоговой системы, несмотря на некоторое ее упорядочивание и определенные успе хи в совершенствовании администрирования налогов. Реально налоговые нововведения лишь сократили доходный потенциал бюджетной системы, усилив при этом антистимулирующее воз действие косвенных налогов на экономику.

Таблица Структура доходной части бюджета, формируемой за счет налоговых поступлений в ведущих странах, в % к ВВП Россия Швеция Австра Япония Канада США Налоговые поступления лия в бюджет 2002 г. 2006 г.

Доходы бюджетов (всего) 32,5 33,1 38,9 33,2 68,3 50,9 37, Подоходный налог 2,5 3,7 10,1 7,2 20,0 15,4 13, Налог на прибыль корпо 8,1 8,5 2,1 7,7 1,6 2,1 4, раций Налог на имущество 0,8 0,2 3,3 2,7 1,4 3,7 2, Косвенные налоги (на 10,6* 9,8 5,0 3,4 13,4 9,6 8, потребление) * Без ввозных таможенных пошлин и акцизов.

Из табл. 8 видно, что в большинстве стран сложилась вполне сопоставимая структура налоговых поступлений в процентах к валовому внутреннему продукту, которая остается достаточно устойчивой на протяжении десятилетий. Состав налогов в Рос сии существенно не отличается от налоговых систем, принятых в мировой практике, но структура налоговых платежей в бюджет ную систему России представляет достаточно разительный конт раст со странами западного мира.

В России при достаточно низком уровне налоговой нагрузки на экономику чрезмерно велик налоговый гнет косвенных налогов и налогов на прибыль предприятий при низком уровне подоходного налога и налогов на имущество.

Диспропорции между подоходным налогом и налогом на прибыль в России имеют давний и глубокий экономический ха рактер.

Традиционно в советской экономике изъятие и перераспреде ление прибыли было главным источником формирования бюд жетных ресурсов, а непомерно высокая доля бесплатных обще ственных услуг приводила к необходимости занижения уровня заработной платы и, как следствие, не позволяла применять даже средние по общемировым меркам ставки налогов.

Переход от плановой экономики к рыночной повлек за собой либерализацию оплаты труда, а главное — активный рост диффе ренциации населения по доходам. Одновременно резко сократи лись программы предоставления государством населению услуг социального характера.

Переход к плоской шкале подоходного налога — это экономи чески необоснованный маневр, который имеет политический ха рактер. Заявленная правительством цель этого маневра — вывод заработной платы из «тени» — фактически не была достигнута, да и не могла быть достигнута, поскольку в «тень» зарплаты заго няет вовсе не высокий подоходный налог, а чрезмерное давление единого социального налога. Плоская шкала подоходного налога увеличила налоговую нагрузку на малообеспеченные слои насе ления. До ее введения они платили налог по ставке 12% и позво лила снизить налоговую нагрузку на доходы населения, получа ющего достаточно высокую заработную плату. Это прежде всего работники сферы элитных услуг, игорного бизнеса, финансовые посредники, руководители в структуре государственной службы и крупных корпораций, юристы и т. д. На жизненном уровне на иболее богатых слоев населения это практически не отразилось, поскольку он обеспечивается за счет доходов от капитала, а не за счет заработной платы.

Сопоставление тенденций роста реальной заработной платы и поступлений в бюджет подоходного налога (рис. 18) свидетель ствует о том, что при незначительной доле подоходного налога в структуре доходов бюджетной системы налоговая нагрузка на за работную плату основной массы работающего населения сущест венно возрастает. Следовательно, плоская шкала налогообложе ния не только не снижает налоговое бремя на заработную плату, но напротив его усиливает.

С налогом на прибыль ситуация иная. Высокое давление этого налога на хозяйствующих субъектов, безусловно, отрица тельно сказывается на их инвестиционной активности. Однако не случайно все попытки снизить ставки по налогу на прибыль реально не изменили ситуацию в лучшую сторону: инвестицион ная активность хозяйствующего субъекта зависит не только и не % год ) ( Рис. 18. Динамика роста заработной платы и поступлений подоходного налога в бюджет (в %, 2008 г. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

столько от ставки налога на прибыль. Завышенная ставка просто заставляет уводить прибыль в тень, а в условиях когда ослаблен государственный контроль за составом затрат это делать легко.

Зависит инвестиционная активность более от доходности бизне са — рентабельности производства.

У нас налог на прибыль по единой ставке платят и низкорен табельные, и сверхдоходные предприятия — газовая, нефтяная отрасли, где рентабельность только по официальным оценкам достигает 40%1. У каждой из этих групп хозяйствующих субъек тов своя мотивация к активизации инвестиционных процессов, и решить проблему даже с помощью манипуляций с системой льготирования по этому налогу вряд ли возможно.

Налог на прибыль не может и не должен решать проблему сверхдоходности. В советское время эту задачу достаточно ус пешно решал налог с оборота, который платился только по тем товарам, рентабельность производства которых была свыше 30%.

Вернуться к использованию этого налогового механизма, естест Приложение 2 к Общедоступным критериям самостоятельной оценки рис ков для налогоплательщиков, используемых налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок от 25 июня 2007 г. (подготовленным на основании Концепции системы планирования вы ездных налоговых проверок, утвержденной приказом Федеральной налоговой службы от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@).

венно адаптировав его к современным условиям хозяйствования, было бы более целесообразным, чем манипулировать налоговы ми льготами.

Сокращение поступлений налога на прибыль в бюджетную систему связано прежде всего с сужением налогооблагаемой базы. Однако при этом общий объем прибыли по всем видам де ятельности растет, главным образом, за счет сверхрентабельных производств, что свидетельствует об ухудшении финансового со стояния основной массы налогоплательщиков (рис. 19).

% год ) ( Рис. 19. Соотношение налогооблагаемой базы и поступлений в бюджет налога на прибыль (2008 г. — прогнозные показатели) Источник: По данным Минэкономразвития России http://www. economy.

gov.ru/.

Самой серьезной проблемой в структуре российского нало гообложения является завышенная доля косвенного налогообло жения.

Общепризнано, что косвенные налоги (налоги на потребле ние — НДС, акцизы, таможенные пошлины) содержат в себе та кой важнейший отличительный признак, как переложение нало гового бремени первоначальным плательщиком на потребителя его продукции путем повышения продажных цен при реализации.

Как легко видеть, именно это и есть прямой путь к инфляции.

Первоначальные или промежуточные плательщики переклады вают налог на конечного потребителя и в итоге эти налоги стано вятся просто надбавками к цене товара, изымаемыми в бюджет.

По существу, это налоги, регулирующие ценообразование и, со ответственно, понижающие потребление продукции. Косвенные налоги неизбежно провоцируют инфляционные процессы, пос кольку предприятия налоговые изъятия компенсируют своей це новой политикой.

Более того, если налоговая политика государства ориентиру ется на все большее по факту пополнение федерального бюджета преимущественно за счет НДС, то какие бы антиинфляционные меры ни декларировало правительство, объективно Минфин России всегда будет заинтересован в росте инфляции, поскольку для него это и есть реальная база для пополнения доходов феде рального бюджета.

Кроме того, косвенные налоги, будучи надбавкой к цене това ра, дополнительно увеличиваются в абсолютной сумме даже при неизменной ставке за счет инфляции издержек обращения. Для государства это по существу дополнительные средства, получен ные за счет удорожания сырья и производственных ресурсов у производителя.

Обратимся к данным о доходах федерального бюджета, ут вержденных в виде федеральных законов о бюджетах на соот ветствующие годы, либо содержащихся в бюджетных проекти ровках (для 2008–2010 гг.) (табл. 9).

Единственный принципиальный вывод, который рождается из данных табл. 9, — это очередной комплимент Минфину Рос сии. Иначе вряд ли возможно оценить запланированный рост до ходов федерального бюджета в 7,3 раза в 2010 г., в сравнении со столь близким к финансовому кризису 1990-х гг. 2000-м годом.

Доходы по всем значимым позициям активно растут: прямые налоги — почти в 10 раз, косвенные — в 7 раз, доходы от внешне экономической деятельности — в 9,5 раза.

Вне этой тенденции разве что доходы от управления государс твенной собственностью, но и здесь рост в 4 раза должен по всей видимости свидетельствовать об увеличивающейся эффектив ности ее использования.

Однако те же самые данные, рассмотренные со структурных позиций, уже не столь оптимистичны (табл. 10).

Таблица Динамика доходов федерального бюджета (по проектным показателям) в 2000–2010 гг., млрд руб.

2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

Прямые налоги 213,2 192,9 669,4 777,8 1036,1 1434,3 1921,8 2014,2 1875,1 1979,0 2102, Косвенные налоги 495,5 700,6 994,8 1132,2 1134,2 1607,9 1642,0 2198,5 2318,0 2968,3 3417, Доходы от внешнеэко номической деятель- 226,8 208,6 358,3 268,9 869,8 1608,4 2260,7 2414,1 2070,8 2109,1 2154, ности Доходы от имущества, находящегося в госу дарственной собствен ности, или от деятель- 24,7 26,8 50,5 111,5 159,5 81,6 113,3 99,8 99,3 105,4 102, ности государственных и муниципальных организаций Доходы (всего) 1103,2 1193,5 2125,7 2562,6 3273,8 4896,5 6146,3 6964,8 6643,2 7463,3 8087, Источник: Федеральные законы «О федеральном бюджете Российской Федерации» за соответствующие годы.

Таблица Структура доходов федерального бюджета (по проектным показателям) в 2000–2010 гг., % 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

Прямые налоги 19,3 16,2 31,5 30,4 31,6 29,3 31,3 28,9 28,2 26,5 26, Косвенные налоги 44,9 58,7 46,8 44,2 34,6 32,8 26,7 31,6 34,9 39,8 42, Доходы от внешне экономической 20,6 17,5 16,9 10,5 26,6 32,8 36,8 34,7 31,2 28,3 26, деятельности Доходы от имущес тва, находящегося в государственной собственности, или 2,2 2,2 2,4 4,4 4,9 1,7 1,8 1,4 1,5 1,4 1, от деятельности государственных и муниципальных организаций Доходы (всего) 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 Источник: Федеральные законы «О федеральном бюджете Российской Федерации» за соответствующие годы.

Во-первых, обращает на себя внимание жесткая привержен ность правительства к идеологической установке о принципиаль ной неэффективности государственной собственности: ее доля в совокупных доходах федерального бюджета неуклонно снижает ся — до 1,3% к 2010 г.

Во-вторых, показательна неустойчивость доходов от внешне экономической деятельности: после пика в 2006 г. (36,8%) они снижаются к 2010 г. до 26,6% (сравним: 20,6% в 2000 г.). Это сви детельствует, как ни странно, прежде всего о неэффективности государственных расходов с народнохозяйственных позиций.

Государство с готовностью следует за прогнозами конъюнк туры мирового рынка углеводородов, соглашается с сырьевой привязкой российского экспорта, сохраняет практически неиз менным соотношение доходов от экспорта и импорта (в 2010 г.

соотношение экспортных и импортных пошлин останется на уровне 2,6, как в 2000 г.), но в целом никак не заботится ни о рос те промышленного потенциала и активном включении России в мировой товарооборот как экспортера готовой продукции, ни о развитии импортозамещающих производств.

В итоге полагаться на рост значения внешнеэкономической деятельности в процессе формирования доходной части феде рального бюджета не приходится и правительство в своих про гнозах этого и не делает.

В-третьих, прямые налоги, за счет которых государство име ет возможность активно стимулировать инвестиционную актив ность, регулировать производственную деятельность и направлять ее в необходимое для роста конкурентоспособности страны ин новационное русло, отнюдь не являются первостепенной заботой правительства. Доля этой категории налогов (рост относительных показателей, который мог бы, помимо прочего, свидетельствовать также и об активизации воспроизводственного процесса за счет роста потребительского потенциала производственного сектора и населения) в доходах федерального бюджета в 2010 г. оказывается ниже уровня 2004 г. Весь бюджет строится Минфином России на косвенном налогообложении: доля косвенных налогов в доходах федерального бюджета уверенно выходит в перспективе на уровень, превышающий 40%. Налоговая политика, проводившаяся в первые послекризисные годы, предлагается к повторению и в 2010 г.

год Рис. 20. Динамика доходов федерального бюджета (укрупненно) в 2000–2010 гг. (млрд руб., 2008– 2010 гг. — прогнозные показатели) При этом рис. 20 наглядно иллюстрирует еще один весьма важный факт: сам прирост бюджетных доходов достигается, особенно в прогнозе на 2008–2010 гг., фактически только за счет косвенных налогов, принципиальных изменений в прямом нало гообложении и в доходах от внешнеэкономической деятельности не происходит.

И хотя в целом за 2000–2010 гг. косвенное налогообложение развивается под воздействием понижательной тенденции, эта тенденция обязана своими возникновением только пику 2001 г.

Начиная с 2006 г. в планах Правительства России доля косвенно го налогообложения в суммарных бюджетных доходах уверенно растет, выходя на уровень 2000–2003 гг., что и показывает поли номиальный тренд (рис. 21).

Среднегодовой темп роста прогнозируемых Минфином Рос сии доходов от косвенных налогов составляет за данный период порядка 21% при средних темпах роста совокупных бюджетных доходов в 22% в год — разница в тенденции практически отсутс твует. Можно, конечно, возразить, что среднегодовой прирост прогнозных показателей по прямым налогам составляет почти 26%, однако не думается, что 5% могут стать веским доводом в пользу политики, проводимой Минфином России.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.