авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования С.С. Сулакшин, В.Э. Багдасарян, И.Ю. Колесник ГОСУДАРСТВЕННОЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Валовой внут ренний продукт в 62,1 92,6 57,5 168,2 155,8 96, рыночных ценах Расходы на конеч 83,1 98,0 81,4 165,3 162,0 134, ное потребление Валовое накопле ние основного 22,5 45,2 10,2 286,7 129,6 29, капитала Объем основных 105,9 99,1 104,9 104,6* 103,7* 110,1* фондов * Соответственно 2005 г. к 1998 г.;

к 1995 г.;

к 1990 г. Расчеты Э.Ф. Баранова Относительно медленный спад расходов на конечное по требление, в том числе на конечное потребление домашних хо зяйств, был обусловлен проеданием накопленных за советский период сбережений населения (к тому же крайне быстро обе сценившихся в 1992 г.) и замещением сокращающегося отече ственного производства импортом и продуктами натурального хозяйства. На стадии оживления темпы роста валового нако пления основного капитала в 1,7 раза опережали темпы роста валового внутреннего продукта. Тем не менее, если в 2006 г. ва ловой внутренний продукт почти достиг уровня 1990 г., то ва ловое накопление основного капитала составило лишь 29,2% от уровня 1990 г. Результат — износ основных фондов (рис. 2.3.1).

60 Все основные Сооружения Транспортные фонды средства Машины Здания и оборудование Всего Сельское Добыча Оптовая Транспорт Обрабатываю- Строительство хозяйство, полезных и розничная и связь щие охота и лесное ископаемых торговля, ремонт производства хозяйство автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования Рис. 2.3.1. Удельный вес полностью изношенных основных фондов крупных и средних коммерческих организаций на начало 2006 г. (в %) Более наглядное представление о динамике основных фон дов дают сведения о коэффициенте их обновления (рис. 2.3.2).

Можно рассчитать гипотетическое число лет, необходимое для полного устранения износа основных фондов какого-либо вида экономической деятельности (отрасли).

Например, легкой промышленности для обновления потре бовалось бы Т=96 лет, и ясно, что своими силами она с данной проблемой не справится. Кто может прийти на помощь в реше нии этой проблемы, кроме государства? Конечно, так же, как об этом свидетельствует опыт, например США, единственный путь здесь — мобилизация государственных возможностей51.

Если же Т имеет малое значение, т. е. либо степень износа мала, либо скорость обновления достаточно высока, то бизнес сообщество успешно самостоятельно справляется с обновлени ем основных фондов. Такая ситуация характерна для торговой деятельности (Т=5), финансовой деятельности (Т=7), нефтепе Сулакшин С.С., Вилисов М.В., Сазонова Е.С. и др. Указ. соч.

% 2004 г.

2005 г.

8 2006 г.

2007 г.

, ь ь о в, х х, ти во ие ва во ие ие ны ом яз ы ы ды ст, тв я;

ст ст ст ос ст ен ен ан тв св ьн ра он но ем д ь д о л о во яйс и е сн вл ред вл ф ов ес ел ы ль ст з во па во ел ст рг с е щ та ни па аз н а уг рт те ед од яй хо ко ит из бо то х ре ос ны бр ы по ея ис ро и в иму луг вле езо м му усл хоз ое с р с д я тны О пр и в тро б п ед х ы м ус на р ко х С но я е сн ан ра й о, ра за пр ые ие ны ко е иц ич по иа х ны ос ва уп о тв Тр и щ ез е ьс и л ин чи ль вс со о и, г ю л в им ени ое енн зн анс й оа ие ел а ст Вс ро р и ан ло ст ги ва по н во иж вл пр н Го ы ен луг ен е е со С хот ин бо од ер дв та и тот ел ча о ат ы Ф ан ус тв ни не ос р Р ая ав изд зв оэн ни пер и бы аб рс че ов т х с ед ох ых ле и ро тр До бр пт он ы да пе ав х ии пр во ьн П ек О л ац и су ес О ем ов ст ны ра ал э ра р ыт Го об до ль б пе д и Зд оци ре а с О рен П оци а с Рис. 2.3.2. Коэффициент обновления основных фондов по видам экономической деятельности в 2004–2007 гг.

Источник: Российский статистический ежегодник 2008. М., 2009.

рерабатывающей промышленности (Т=9), пищевой промыш ленности (Т=10).

В сферах, где определяющим инвестором выступает госу дарство, центр тяжести инвестиций приходится на государ ственное управление и обеспечение общественной безопасно сти (Т=10), весьма значительны гипотетические сроки «полного обновления фондов» в образовании (Т=28), а также в здравоох ранении и сфере предоставления социальных услуг (Т=30).

Приведенные данные позволяют сделать некоторые выводы.

Еще при существовании СССР коэффициент обновления основных фондов снижался, уменьшившись в целом по эконо мике с 10,2% в 1970 г. до 5,8% в 1990 г. Шоковая терапия (1991– 1995 гг.) привела к обвальному падению коэффициента обнов ления: с 5,8% в 1990 г. до 1,6% в 1995 г.

Единственной отраслью с высоким уровнем этого коэф фициента в 1995 г. оказалась «Финансы, кредит, страхование»

(8,3%), что было обусловлено становлением практически зано во финансовой инфраструктуры рыночной экономики. В то же время в большинстве отраслей экономики и промышленности коэффициент обновления основных фондов упал до уровня, не превышающего 1%: химическая и нефтехимическая промыш ленность (0,7%), машиностроение и металлообработка (0,8%), легкая промышленность (0,6%), сельское хозяйство (0,6%), нау ка и научное обслуживание (0,8%).

На стадии депрессии (1995–1998 гг.) продолжилось сниже ние коэффициентов обновления основных фондов. В целом по экономике значение этого коэффициента снизилось с 1,6% в 1995 г. до 1,1% в 1998 г.

На стадии оживления коэффициент обновления в целом по экономике возрастал, но крайне низкими темпами — с 1,1% в 1998 г. до 2,2% в 2006 г. Однако на этом этапе выявилась как группа отраслей — «лидеров» обновления (уже к 2004 г. коэф фициент обновления фондов в сфере связи достиг 7,1%, тор говли и общественного питания — 6,2, финансов, кредита и страхования — 8,2%), так и группа «аутсайдеров», коэффици ент обновления у которых остался близким к 1% (химическая и нефтехимическая промышленность — 1,2%, машинострое ние и металлообработка — 1,0, легкая промышленность — 0,5, сельское хозяйство — 0,8, транспорт — 1,2, коммунальное хо зяйство — 0,8, здравоохранение, физическая культура и соци альное обеспечение — 1,2, образование — 1,3, наука и научное обслуживание — 1,3%). Из этого перечня достаточно ясно ре конструируются предпочтения проводимой государственной политики: финансы и торговля сырьем. О развитии, диверси фикации, инноватизации, оздоровлении экономики речи прос то не идет.

Исторически сложилось так, что расхождение между суже нием источников накопления и необходимостью кардинально го обновления средств производства развитые страны решали путем, во-первых, переориентации капиталовложений на пол ную модернизацию на базе новейших и более эффективных по колений техники;

во-вторых, путем мобилизации всех неинве стиционных факторов.

Таким образом, в развитых странах на этом этапе развития наблюдались не только процесс отхода от политики расширения мощностей на старой технологической базе, но и параллельный ему процесс избавления от нее, сворачивание традиционных способов осуществления ряда производств и структурное пере распределение инвестиционных и трудовых ресурсов.

Такую «структурную перестройку» можно условно разде лить на два этапа. На первом из них во главу угла был постав лен переход от ресурсорасточительных к ресурсосберегающим технологиям, и основные потоки инвестиций были направлены на изменение технологий и снижение энерго — и материалоем кости производства, на отказ от использования накопленных к тому времени не отвечающих новым потребностям основных средств. Второй этап составил процесс компьютеризации прак тически всех отраслей экономики и сфер частной и публичной жизни. Организация и поддержка мощной информационной инфраструктуры стала одним из важнейших факторов оптими зации работы многих экономических механизмов и стимулом развития горизонтальных хозяйственных связей.

Таким образом, на современном этапе развития в развитых и развивающихся странах процессы инвестиционные и инно вационные, как составляющие обновления основных фондов, становятся неотделимы друг от друга.

Было бы целесообразно и в России с помощью соответству ющих нормативных актов установить приоритетные источни ки финансирования обновления основных фондов в зависи мости от целевого назначения соответствующих инвестиций (рис. 2.3.3), которые перечислены и описаны ниже.

Государственный бюджет (непосредственно) — обновление основных фондов социальной сферы (прежде всего здравоохра нения и образования), фундаментальной науки52 и коммуналь ного хозяйства общего применения (прежде всего его сетевого хозяйства). Следовало бы установить минимально допустимые доли расходов консолидированного бюджета на указанные цели и обеспечить соблюдение минимальных социальных стандартов, в том числе допустимых уровней износа основных фондов, еди ных для всех субъектов Российской Федерации в части здраво охранения, образования и коммунального хозяйства.

Инвестиционный фонд Российской Федерации, федераль ные целевые программы в рамках федерального бюджета, пред лагаемый Государственный внебюджетный инвестиционно кредитный фонд53 — для совместного государственно-частного инвестирования обновления основных фондов инфраструкту ры и стратегически важных для функционирования и развития отечественной экономики видов экономической деятельности, требующих значительных капитальных затрат. Минимально необходимый методический задел для оценки эффективности соответствующих проектов уже имеется54.

При этом следовало бы критерии отбора приоритетных на правлений и проектов включить органичной частью в разра ботку плана социально-экономического развития страны.

Основными факторами, препятствующими процессу обнов ления фондов, являются недостаточность собственных средств Карачаровский В. Концентрация капитала и новая экономика // Эконо мист. 2006. № 12. С. 19.

Сулакшин С.С., Вилисов М.В., Сазонова Е.С. и др. Указ. соч.

Приказ Минэкономразвития России и Минфина России № 139/82н от мая 2006 г. «Об утверждении Методики расчета показателей и применения критериев эффективности инвестиционных проектов, претендующих на получение государственной поддержки за счет средств Инвестиционного фонда Российской Федерации». См. также: Стрижкова Л. Отбор проектов инвестиционного фонда // Экономист. 2006. № 12.

год Рис. 2.3.3. Структура инвестиций в основные фонды по источникам финансирования (в %) Источник: Российский статистический ежегодник. 2008. М., 2009.

предприятий, высокая процентная ставка по кредитам банков и лизинговых компаний, превышающая во многих случаях рен табельность предприятий.

Необходимы государственные законодательно оформлен ные меры, нацеленные на стимулирование деятельности бизнес структур в области инвестирования на длительном отрезке времени 15–20 лет. Это касается и освобождения от налога либо налоговой амнистии для части прибыли, используемой для вло жений в основной капитал, ускоренной амортизации для вновь вводимых основных фондов и т. п.

При анализе диаграммы на рис. 2.3.3 становится очевидным, что собственные средства предприятий (прибыль и амортиза ция) остаются главными источниками обновления и расшире ния основных фондов организаций. Таким образом, увеличение объемов именно этих источников и позволит наиболее эффек тивно решить проблему модернизации основных фондов для большинства видов деятельности.

При установлении приоритетов финансирования и про ведении комплекса мер по финансированию модернизации основных фондов не следует также забывать, что одной из про блем является физическое и моральное устаревание не только оборудования, но и систем коммуникаций. В связи с этим при обретение новейшего оборудования становится практически бессмысленным, т. к. устаревшие коммуникации не позволяют реализовать возможности данного оборудования. Такое совме щение устаревших и ультрасовременных технологий порожда ет конфликт отдельных частей всей системы. И это неизбежно, когда усовершенствования технологического цикла сводятся к обновлению отдельных технологических процессов.

Обновление основных фондов должно действительно пред ставлять собой единый процесс проектирования, стандартиза ции, смены оборудования, коммуникаций, основных и вспомога тельных бизнес-процессов, организации труда, контроля качества и др. Только при таких масштабах нововведений можно рассчиты вать на существенный экономический эффект, связанный с пере ходом к принципиально новым инновационным технологиям.

Подход к выработке государственной политики обновления основных фондов должен учитывать сложившиеся различия в уровнях их физического износа в различных видах экономиче ской деятельности и сферах экономики как с учетом их функ ционального назначения, так и с учетом основных источников формирования финансовых инвестиционных источников для этих целей. Только в таких условиях возможно целевое инве стирование модернизации приоритетных отраслей и адекват ное управление процессом обновления фондов во всей эконо мике страны.

2.4. Факторы, зависящие от работодателя: наука и инновации И рассмотренное обновление основных фондов, и иннова тизация управления в производствах являются функцией и сферой ответственности государства. Даже создание норматив но-правового механизма стимулирования частного сектора — исключительно функция государства.

Призывы о переходе к «инновационной модели развития», «постиндустриальному обществу», «наукоемкой экономике», «обществу знаний» представлены сейчас едва ли не в каждой платформе экономического развития. В действительности же российская экономика развивается в прямо противоположном по отношению к обозначенным ориентирам направлении. Все более возрастает сырьевая составляющая экономического ро ста при свертывании собственно инновационных компонен тов. Соответственно, приоритетная задача, стоящая перед госу дарством, заключается в создании фактически отсутствующей в настоящее время национальной инновационной системы как постоянно действующего механизма, обеспечивающего перма нентный процесс технологического обновления.

Мировая экономическая наука оперирует двумя основны ми подходами к определению понятия «инновация». В рамках первого под инновацией понимается создание нового продук та. Согласно второму подходу, инновация — процесс, охваты вающий все этапы от изобретения до коммерческого использо вания новшества. Именно процессного понимания и недостает в выстраивании российской государственной инновационной политики. В России на инновацию смотрят исключительно как на конечный продукт. Эта принципиальная методологическая ошибка приводит на практике к дезинтеграции субъектов ин новационной деятельности55.

Российская наука выведена сегодня за рамки единого инно вационного процесса, что приводит к утрате ее практической ориентированности. Получила развитие тенденция отчужде ния науки от решения экономических задач. Это касается и от меченной выше проблемы научной организации труда, т. е. вы работки рекомендаций повышения производительности труда.

Принципиально важно в России рассматривать науку в каче стве одной из ступеней инновационного процесса, организаци онно связанного с другими этапами. Данный взгляд на научную деятельность позволяет подойти к ней как к фактору экономи ческого развития.

Доля влияния научных знаний на мировой экономический рост составила в последней трети ХХ в., по разным оценкам, от 57 до 79%56.

Доля России на мировом рынке высокотехнологичной про дукции равна лишь 0,3%. Это в 8,5 раза ниже, чем удельный вес российского ВВП. Россия реализует инновационного про дукта в 130 раз меньше по сравнению с США. То, что сегодня является высокотехнологической продукций, со временем со ставит потребительский стандарт. Поэтому показатель в 0,3% есть предупреждение — «набат» о том, до какого уровня может понизиться значение российской экономики в мире при сохра нении существующей модели государственной инновационной политики57.

Экономический рост в высокоразвитых странах современно го мира связан с фактором инновации больше, чем где бы то ни было. Динамика инновационных внедрений в них существенно опережает темпы роста валового внутреннего продукта. Прин ципиально иную природу имеет рост ВВП в Российской Феде Freeman C. The National System of Innovation in Historic Perspective // Cambridge Journal of Economics. 1995. N 19;

Idem. Innovation // Newman P. The New Palgrave Dictionary of Economics and Law. L., 1998;

Инновационный путь развития для новой России / Отв. ред. В.П. Горегляд. М., 2005. С. 193.

Отчет о мировом развитии: Знания на службе развития: Отчет Мирового банка, 1989/1999. М., 1999. С. 29.

Преодоление инновационного отставания России. Хельсинкский семи нар. Март 2001. М., 2002. С. 46.

рации, где удельный вес отгруженной инновационной продук ции не достигает и 5%. Удельный вес инновационно-активных организаций в России составляет, по данным официальных обследований, только 9,3%. Это означает, что девять из десяти российских предприятий обходятся в своей деятельности без нововведений58.

Для сравнения, в странах Запада удельный вес инновационно активных организаций составляет не менее трети всех предприя тий промышленности. У ряда из них этот показатель превышает половину общей численности. Даже прибалтийские государ ства опережают в данном соотношении Россию в 2,5–4 раза (рис. 2.4.1)59.

Южная Рис. 2.4.1. Удельный вес инновационно-активных предприятий в общем числе промышленных предприятий Инновации в цифрах: 2004. Статистический сборник. М., 2005. С. 14.

Россия и страны мира. 2006: Статистический сборник. М., 2006. С. 313.

Что же представляют из себя так называемые инновационно активные российские предприятия? Лишь 11,3% общего объема отгруженной ими продукции является инновационным про дуктом. Только 4,7% затрат в общем объеме отгруженной про дукции расходуется ими на технологические инновации. Это скорее не инновационная активность, а инновационная имита ция60.

Еще сравнительно недавно, в 1990-е гг., Россия удерживала второе после США место в мире по абсолютной численности персонала, занятого исследованиями и разработками. В 2002 г.

ее обошел Китай. Вопреки мировой тенденции, государствен ная политика в России приводит к тому, что численность научно-исследовательского персонала год от года сокращается (рис. 2.4.2)61. Причем речь идет не о кризисных 1990-х гг., а о 2000-х гг., когда значительные финансовые ресурсы, не получив адресации в экономике страны, переправлялись на счета зару бежных банков в виде стабилизационных фондов.

число человек 1 200 1 000 887729 885568 870878 839338 813207 807066 800 600 400 200 год 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 Рис. 2.4.2. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками Источник: Российский статистический ежегодник. 2008. М., 2009.

Инновации в цифрах: 2004. С. 15.

Россия и страны мира. 2006. С. 306.

Однако, несмотря на отмеченное сокращение, Россия по прежнему обладает почти миллионной армией исследователей.

Отдача же от их труда в виде научных открытий и инноваци онных внедрений не соответствует численности. Российская наука в целом в настоящее время представляет собой тяжело больной организм. Обладая одной из самых высоких в мире численностью персонала, занятого исследованиями и науч ными разработками, Россия значительно уступает когорте стран — мировым экономическим лидерам по абсолютным показателям финансирования науки. В «Большой восьмерке»

по внутренним затратам на исследования и разработки Рос сийская Федерация занимает последнее место62. Существенно выше, чем в России, уровень финансирования научной дея тельности в Китае и Южной Корее63 (рис. 2.4.3 и 2.4.4)64. Если уместно говорить об имитации научной деятельности совре менной России, то еще в большей степени это верно в отноше нии ее финансирования.

100 200 300 Рис. 2.4.3. Внутренние затраты на исследования и разработки (в млрд долл. США) «Группа восьми» в цифрах. 2006. Статистический сборник. М., 2006.

С. 87–88.

Россия и страны мира. 2006. С. 307.

Там же. С. 306–307.

0 40 80 120 Рис. 2.4.4. Отношение затрат на исследования и научные разработки к численности научного персонала (тыс. долл. США на одного исследователя в год) Доля объема финансирования исследований и научных раз работок в валовом внутреннем продукте есть индикатор дол говременности экономической политики. В тех экономиках, где ВВП выше, соответственно, выше и ориентированность на перспективное развитие. В современной Грузии, например, данный показатель составляет лишь 0,01%, что позволяет ха рактеризовать ее экономическую модель как исключительно потребительскую и крайне неустойчивую в долговременной перспективе (политика «одного дня»). Доля внутренних затрат на научные исследования в России хотя и выше, чем у боль шинства бывших советских республик, но серьезно уступает странам, относимым к постиндустриальному миру (рис. 2.4.5).

Почти в 4 раза она ниже по сравнению с соответствующими израильскими показателями. Уступает Россия и «новым инду стриалам» азиатско-тихоокеанского региона. При сохранении сложившегося положения ее технологическое отставание будет только усугубляться.

Рис. 2.4.5. Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП по ряду стран современного мира Российские технологические инновации принципиально отличаются в структурном отношении от инноваций эконо мически развитых западных стран (рис. 2.4.6 и 2.4.7). Иннова ционные затраты в России сводятся главным образом к при обретению машин и оборудования. На Западе предпочитают вкладывать средства в исследования и разработки. Между тем обладание собственными перспективными исследовательски ми разработками существенно снижает издержки, делает ор ганизацию более независимой по отношению к внешней конъ юнктуре65.

Неохотно российские предприятия, по сравнению с запад ными, идут на приобретение новых технологий (рис. 2.4.8). Это результат не только косности предпринимателя, прежде всего это индикатор фактически отсутствующей государственной политики66.

Россия и страны мира. 2006. С. 314.

Там же.

Рис. 2.4.6. Структура затрат на технологические инновации в сфере услуг в России и странах Западной Европы Рис. 2.4.7. Структура затрат на технические инновации в промышленности в России и странах Западной Европы Рис. 2.4.8. Удельный вес расходов на приобретение новых технологий в структуре затрат на технологические инновации в России и ряде стран Западной Европы Существенные отличия России по отношению к общемиро вым тенденциям обнаруживаются в дифференциации затрат на исследования и научные разработки. Минимизированным в ней оказывается сектор высшего образования (рис. 2.4.9). Вузы во всем мире представляют собой научно-образовательные учрежде ния. В России первая составляющая оказалась подавлена. Возник перекос в сторону образовательного назначения вузов, а это соот ветствует тенденции роста доли коммерческого образования.

И здесь проявляется пагубная российская тенденция замены общегосударственных, общесоциальных целей развития эле ментарной коммерческой выгодой. Хотя вроде бы государство и государственная политика должны отличаться от принципов деятельности коммерческого ларька.

Сдерживающим фактором инновационного развития явля ется сложившаяся в России крайне неблагоприятная возраст ная структура квалифицированных научных кадров высшего звена. Без соответствующей пропагандистской миссии госу Рис. 2.4.9. Удельный вес внутренних затрат на исследования и научные разработки в системе вузовской науки по ряду стран современного мира дарства, формирующей престижность научного труда, без до стойной его оплаты, без кадровой политики в сфере образова ния, перманентной ротации кадров, задачи перехода России на инновационные рельсы развития не могут быть реализованы67.

И вновь мы констатируем первичность государственной ответ ственности и, к сожалению, претензии к качеству российской политики в этой сфере.

Несовершенство российской системы защиты авторских прав также является одним из факторов, сдерживающих инно вационную активность (рис. 2.4.10).

Российские ученые с большим трудом проводят патенто вание своих открытий и изобретений за рубежом. Экспорт России в международной торговле технологиями уступает американскому в 137 раз68. Вместо торговли возобновляемы ми ресурсами Россия продолжает торговать главным образом Преодоление инновационного отставания России. Хельсинкский семи нар. Март 2001. С. 60.

«Группа восьми» в цифрах. 2006. Статистический сборник. М., 2006.

С. 91–92.

нефтью и газом. Необходимо создать специальный государ ственный орган, оказывающий содействие российским компа ниям и частным лицам по патентованию изобретений за рубе жом. Во Франции, например, такого рода функции возложены на Национальное агентство содействия научным исследова ниям (ANVAR). Оно оплачивает 50% финансовых издержек патентования для мелких и средних французских компаний69.

В России аналога не существует. Роспатент такой функции не выполняет.

Число 200 000 заявок в год 180 000 США 160 140 120 100 000 Южная Корея 80 Китай 60 Германия 40 Россия 20 год 1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 Рис. 2.4.10. Число заявок на получение патентов по ряду стран мира Кадровая политика государства в постиндустриальное вре мя выражается главным образом в «борьбе за мозги». Россия, радушно принимающая гастарбайтеров, от акцентированных попыток массового привлечения иностранных ученых воздер живается. В то же время в США каждый четвертый аспирант, обучающийся в области естественных наук и техники, рожден за пределами страны. В инженерных дисциплинах их доля со ставляет 45%, компьютерных — 43, математических — 30%.

Инновационная система России: Модель и перспективы ее развития. М., 2002. Вып. 1: Анализ мирового опыта формирования и функционирования инновационных систем в контексте развития российской национальной мо дели. С. 47.

Каждый третий доктор наук, работающий в настоящее время в американской промышленности, родился и вырос за пределами Соединенных Штатов70.

Структура научно-исследовательских работ в Российской Федерации по отношению к советскому времени претерпела се рьезные изменения. Это проявилось в резком сокращении доли прикладных исследований при возрастании фундаментального направления (рис. 2.4.11). Еще в 1991 г. их удельный вес в струк туре НИОКР составлял соответственно 33,4 и 9,3%. Однако уже в 1998 г. данное соотношение фактически выровнялось — 16,9 и 16,1%. Между тем, инновации связаны именно с прикладными, а не общетеоретическими исследованиями71.

1970 г.

1980 г.

1990 г.

Рис. 2.4.11. Динамика численности научных учреждений в СССР Рост доли фундаментальной науки не должен создавать ил люзию исследовательского прорыва. Он сопровождался сни жением представительства российских авторов в ведущих на Экономика США / Под ред. В.Б. Супяна. СПб., 2003. С. 62.

Преодоление инновационного отставания России. Хельсинкский семи нар. С. 63.

учных журналах мира. А именно этот показатель выступает индикатором фундаментальных результатов72.

Для демонстрации аномальности сложившейся в России видовой структуры НИОКР достаточно указать, что в США только 8% финансируемых научно-исследовательских работ от носится к фундаментальным направлениям73.

Может ли государство управлять описанной ситуацией?

Опыт других стран мира свидетельствует, что если государство этим занимается, то да, может.

Например, в Германии и Нидерландах в целях кооперации государственных лабораторий с промышленностью созданы специальные институции — «переходники» (такие как герман ский институт Fraunhoofer). В Австралии и Австрии учрежде ны особые центры кооперативных исследований, служащие стабильным «местом встречи» субъектов инновационного процесса. В США, Японии и Франции используется механизм тематически интегративных исследований и программ. Наи более известным и успешным проектом такого рода является действующая с 1988 г. в США Программа передовых технологий (АТР). Ее объем финансирования со стороны государства поч ти равен инвестированию американского частного сектора74.

Испанский опыт заключается в акцентированной финансо вой поддержке совместных исследований научного и промыш ленного секторов, что возложено на специально созданный фонд «Университет — Предприятие». Центры технологического развития реализуют программу кооперации науки и бизнеса в Финляндии. В Австралии фирмам и университетам, реализую щим совместные проекты, предоставляются гранты, погашаю щие 50% их стоимости. В Южной Корее правительство финан сирует создание консорциумов, объединяющих промышленные компании, академию и исследовательские институты75.

Симчера В.М. Развитие экономики России за 100 лет: 1900–2000. Истори ческие ряды, вековые тренды, институциональные циклы. М., 2006. С. 264.

Инновационная система России: Модель и перспективы ее развития. С. 32.

Инновационная система России: модель и перспективы ее развития. Вып.

1. Анализ мирового опыта формирования и функционирования инноваци онных систем в контексте развития российской национальной модели. М., 2002. С. 36–37.

Там же. С. 90.

2.4.1. Стимулированное инновационное развитие:

мировой опыт Процесс оптимизации национальных инновационных си стем в высокоразвитых странах продолжает активизироваться.

Так, в феврале 2006 г. президент США провозгласил принятие нового комплекса мер поддержки инновационного развития в рамках American Competitiveness Initiative. Предусматриваются два основных направления государственной поддержки. Пер вое — увеличение в два раза бюджетных отчислений на иннова тику. Второе — предоставление налоговых льгот связанному с наукой и инноватикой предпринимательскому сектору. Данные преференции позволят, по расчетам американских статисти ков, достичь представителям бизнеса за девятилетний период чистой экономии в размере 86,4 млрд долл. Общей тенденцией развития западных инновационных си стем является переход от прямого государственного финанси рования к политике льготирования деятельности в сфере ин новатики. Соотношение между ними в Германии снизилось с начала 1990-х гг. с 15 до 2,4 раза. В США предусмотрены сот ни налоговых преференций, акцентированно стимулирующих научно-техническую и инновационную деятельность. Принци пиальное отличие западной системы льготирования в данных сферах от российской заключается в предоставлении льгот не научным организациям, а инвесторам, более заинтересован ным не в освоении средств, а в получении результата. Такая пе реориентация в России предполагает внесение серии поправок в Налоговый кодекс77.

В мире накоплен богатый опыт налогового стимулирования частных инвестиций в НИОКР. Одна группа высокоразвитых стран (США, Япония, Франция, Канада, Италия, Нидерланды, Испания, Португалия, Южная Корея) делает ставку на нало говые кредиты, снижающие исчисляемый налог на прибыль.

Другая (Австрия, Великобритания, Дания, Норвегия, Бельгия, Австрия) — на налоговые списания, уменьшающие базу для ис числения налога на прибыль.

Мировая экономика: Прогноз до 2020 года / Под ред. акад. А.А. Дынкина.

М., 2007. С. 94–95.

Инновационная система России: Модель и перспективы ее развития. С. 40.

В Австралии величина налоговых списаний на проведение НИОКР из налогооблагаемой базы установлена в размере от 125 до 175%, в Великобритании — 125% для крупных компаний и 150% — для среднего и мелкого бизнеса. Наибольшая величи на налоговых списаний текущих затрат на НИОКР, доходящая до 200%, установлена в Сингапуре. Характерно, что после вве дения данных преференций для бизнеса в сфере инноватики, затраты на НИОКР в этой азиатской стране в течение десяти лет возросли в 6 раз.

Налоговый кредит для расходов на лабораторные и экспери ментальные научные исследования действует с 1981 г. в США, периодически продлеваясь. Характерно, что всех отчислений американского государства по налоговому кредиту потребляют крупные компании (при активах свыше 250 млн долл.), доказы вая в очередной раз ошибочность представления о более вы соком уровне инновационной ориентированности малых пред приятий. Во Франции и Испании налоговый кредит еще выше американского — 50% от прироста расходов на НИОКР по от ношению к средним затратам в два предыдущих года.

Универсальный характер для постиндустриальных стран имеет установление льготных норм амортизации оборудова ния, используемого в научных целях. В Великобритании и Ка наде оно может быть списано даже в текущем году его предо ставления. В США данная норма варьирует от одного года до трех лет. Французская система стимулирования инноваций предусматривает включение затрат на амортизацию научного оборудования в величину налогового кредита.

Столь же широкое распространение имеет практика налого вого моратория. Так, во Франции новые компании, входящие в сектор наукоемкого производства, расходы которых на НИОКР превышают 15% от их оборота, получают преференцию осво бождения от налогов на восьмилетний период78.

Помимо потенциальных инвесторов, посредством налого вых льгот стимулируются меценаты. Если в России значение фактора пожертвований в экономике минимизировано, то в США оно составляет 2,1% ВВП. В Соединенных Штатах функ Инновационный путь развития для новой России / Отв. ред. В.П. Горе гляд. М., 2005. С. 71–82.

ционируют 12 тыс. благотворительных фондов, в Великобрита нии — около 3 тыс., в Германии — 2 тыс.

При выстраивании инновационной политики необходимо отдавать отчет, что сфера инноватики — сфера высоких рисков.

Именно фактор высокой рискогенности отталкивает от ин новатики потенциальных инвесторов. Следовательно, должны быть созданы условия минимизации рисков. Одной из распро страненных на Западе форм их понижения является развитие системы особого преференционного страхования вкладов в ин новатику. В России же страховые компании вообще не рассма триваются в качестве акторов инновационного развития79.

2.4.2. Государственно-управленческий фактор инновационного развития Опросы производителей инновационной продукции позво ляют определить главные препятствия в развитии инноватики в России. К ним 74% опрошенных представителей компаний относят нехватку акционерного капитала, недостаточную под держку со стороны государства, высокие цены80. Ответом на первый и третий сдерживающие факторы должно стать созда ние путем установления налоговых льгот и иных преференций предпочтительных условий для вложения средств именно в сфе ру инноватики. Государственная же поддержка обеспечивается в результате формирования самой инновационной политики, ныне фактически отсутствующей. Связанные с инноватикой показатели должны быть включены в систему планирования, составляя предмет периодической отчетности административ ных органов разных степеней. Инновационная стагнация не является, таким образом, объективной предопределенностью.

Ее преодоление находится в поле государственных управленче ских решений.

Можно ли в принципе планировать развитие науки? Опыт стран мира свидетельствует, что это возможно. Например, в Японии конкретные научные открытия и научные технологичес Преодоление инновационного отставания России. Хельсинкский семи нар. С. 26.

Там же. С. 52–53.

кие имплементации расписаны в плановой погодовой хроноло гии на 30-летний период — с 2001 г. по 2030 г.

Широкой популярностью в постиндустриальном мире поль зуется метод «форсайт» (предвидение), под которым понимается «процесс систематического определения новых стратегических научных направлений и технологических достижений, которые в долгосрочной перспективе смогут оказать серьезное воздействие на экономическое и социальное развитие страны». Еще в начале 1980-х гг. отдельные его элементы использовались в инноваци онной политике США, Германии, Японии и Австралии. Но уже к 2001 г. метод «форсайт» был взят на вооружение правительства ми 29 стран. Российская Федерация к их числу не относится81.

Минимальным условием формирования государственной инновационной политики является наличие соответствующего органа или органов ее осуществления. В той же Японии, пора зившей весь мир, прорыв в сфере информатики начался с соз дания в 1964 г. Государственного управления развития инфор мационной технологии.

При выстраивании стратегии государственной инновацион ной политики в Российской Федерации нельзя сбрасывать со сче тов опыт развития инноватики в СССР. Главным заказчиком ин новационного продукта перед советской экономикой выступал оборонный комплекс. Задачи обеспечения безопасности страны позволяли концентрировать финансовые, интеллектуальные и производственные ресурсы на развитии инновационной сферы.

Атомный и космический проекты в СССР — яркая иллюстра ция возможностей государства в управлении инноватикой. По нятно, что современная российская экономика существенно от личается от советской.

Но возьмем, например, опыт рыночных США, где «оборон ка» по-прежнему выступает крупнейшим заказчиком иннова ционных разработок и внедрений. Особо показательна в этом отношении деятельность DARPA (Defense Advanced Research Project Agency) — оборонного агентства перспективных иссле довательских проектов, созданного при Министерстве оборо ны США.

Инновационный путь развития для новой России. С. 67–70.

Прогнозируемые показатели инновационного развития должны войти в качестве обязательного раздела в программы социально-экономического развития России и субъектов Россий ской Федерации. Следует установить нормы долевых показателей инновационного продукта в общих объемах производства. Низ кие показатели инновационности должны стать предметом от ветственности соответствующих групп чиновников на отрасле вом, региональном и государственно-корпоративном уровнях.

Такое нормирование может явиться важным фактором преодо ления бюрократической косности в продвижении инновацион ного продукта.

При этом усиление государственного участия в инновацион ной сфере не означает уход из этой области бизнеса. Создание реально действующих механизмов государственно-частного партнерства в сфере инновационной деятельности должно со провождаться формированием эффективных стимулов для во влечения бизнес-структур разных уровней в производство ин новационных товаров и услуг.

Практика зарубежных стран показывает, что важнейшим механизмом активизации инновационной деятельности пред приятий является институт государственно-частного партнер ства. В то же время, в российском законодательстве он не нашел воплощения. Одним из ключевых направлений государственно частного сотрудничества может служить поддержка со стороны государства деятельности венчурных инновационных фондов, финансирующих высокотехнологичные и наукоемкие проекты.

Другим направлением является создание и обеспечение функ ционирования особых экономических зон (опыт КНР), роль ко торых заключается в способствовании развитию отраслей вы соких технологий и производства новых видов продукции.

В финансовой поддержке со стороны государства нужда ются не проекты с гарантированной отдачей в виде прибыли, которые и так будут профинансированы со стороны бизнеса, а, наоборот, проекты с высокой степенью риска. В современной России инвестирование осуществляется в прямой противопо ложности к данной логике. При выстраивании государственной инновационной политики следует обратиться к опыту DARPA.

Преимущественную поддержку с ее стороны — около 60% ин вестиций — получают проекты с высоким риском и высокой отдачей (High risk — High pay-off ). В то же время, на проекты с низким риском и высокой отдачей (Low risk — High pay-off ) затрачивается только 20% инвестирования. Оставшиеся 20% идут на проекты с высоким риском и низкой отдачей (High risk — Low pay-off ).

Инновационную политику существенно ограничивает «дик татура» Минфина России, понимающего под инновацией толь ко НИОКР. Назрела задача правового определения порядка и механизмов финансирования инновационных программ и про ектов из бюджетных и негосударственных источников.

Да и вообще, о каком инновационном развитии может идти речь, когда в перечне видов экономической деятельности отрас ли, связанные с осуществлением инновационной деятельности, попросту отсутствуют? Внесение их в номенклатуру ВЭД явля ется задачей, требующей неотлагательного решения.

2.5. Факторы, зависящие от работодателя:

повышение квалификации работников С одной стороны, повышение квалификации является «лич ным» делом самого работника. Но с другой, если не созданы условия и стимулы, одного только личного желания для вскры тия этого фактора оказывается недостаточно.

С момента распада СССР единая государственная система подготовки, переподготовки и повышения квалификации ка дров перестала отвечать требованиям рыночной экономики и постепенно распалась. Вопросы повышения квалификации работников перешли в большей степени на локальный уро вень правового регулирования и приобрели договорную осно ву. Постепенно ослабли гарантии обеспечения работникам права на бесплатное повышение квалификации. В сфере госу дарственных интересов остались только вопросы повышения квалификации государственных гражданских и муниципаль ных служащих, безработных граждан и лиц, ищущих работу, работников государственных и муниципальных учреждений, а также работников, чья профессиональная деятельность носит общественно-значимый или опасный характер.

Многие работодатели закрыли свои учебные центры, пере стали осуществлять обучение работников на производстве.

Они самостоятельно стали определять потребность в кадрах, их обучении, исходя из целей и задач своей деятельности, финансовых и материальных возможностей. Таким образом, перемены в социальной, экономической и политической сфе рах отразились на правовом регулировании отношений, воз никающих в связи с организацией повышения квалификации работников.

Развитие института повышения квалификации работников получило новый импульс только после принятия нового Трудо вого кодекса Российской Федерации, в котором появился спе циальный раздел IX «Профессиональная подготовка, перепод готовка и повышение квалификации работников».

При всех успехах приобщения России к международному опыту правового регулирования труда приходится констати ровать, что по ряду вопросов, связанных с профессиональной подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации работников, российское законодательство не в полной мере отвечает международно-правовым положениям. Во-первых, гл. 31 Трудового кодекса РФ сводится исключительно к опреде лению прав и обязанностей работодателя, а права работника только продекларированы и подчинены воле работодателя. Во вторых, в Трудовом кодексе РФ не нашел отражение принцип непрерывности обучения работника (обучения в течение всей жизни). В-третьих, Трудовой кодекс РФ вообще не учитывает вопросы профессиональной ориентации и адаптации к рабоче му месту, как того требуют рекомендации МОТ и Европейская социальная хартия. В-четвертых, из содержания Трудового ко декса РФ неоправданно исключены вопросы, связанные с по лучением послевузовского профессионального образования.

В-пятых, трудовое законодательство России не учитывает ре комендации международных организаций о содействии работ нику в продвижении по работе в зависимости от результатов совершенствования его квалификации, иных правовых послед ствий ее развития — таких как повышение квалификационных показателей, оплаты труда. В-шестых, в трудовом законодатель стве России не нашли отражение нормы, регулирующие вопро сы внутрифирменного обучения и сертификации работников после обучения.

Для того чтобы стимулировать работодателей к инвестиро ванию в человеческие ресурсы, необходимо обеспечить их эко номическую заинтересованность в этой деятельности. Следу ет расширить льготы для работодателей, которые оплачивают обучение работников, и при этом не ограничивать их в выборе образовательных учреждений. Нужно поддержать развитие си стем внутрифирменного обучения (обучения на производстве), ввести соответствующие нормы в Трудовой кодекс РФ об обу чении у работодателя.

Доля граждан, получавших в 2008 г. непрерывное образова ние (включая самообразование), составляет на сегодня в Рос сии чуть более 20%, что почти в два раза меньше, чем в среднем в развитых европейских странах.

Важным механизмом обеспечения высокого уровня квали фикационных потенциалов страны является инфраструктура повышения квалификации и переподготовки кадров. Как еди ная управляемая система она перестала существовать. Как след ствие, все более усугубляется разрыв современного уровня ми рового технического и технологического развития со знаниями большинства работников, получивших образование еще в со ветское время. Между тем, стратигема «обучения в течение всей жизни» была сформулирована на Западе еще в конце 1970-х — начале 1980-х гг. В среднем в западном обществе специалисту, длительное время находящемуся в одной профессиональной нише, приходится не реже, чем раз в три года повышать свою квалификацию. От 15 до 45% находящегося в трудоспособном возрасте населения стран ОЭСР задействовано в различного рода дополнительных образовательных программах. Государ ства стимулируют данный процесс, предоставляя учащимся льготные займы, гранты и субсидии, снижая налоги и даже ча стично (от 25 до 50%) беря на себя расходы по оплате.

Чтобы в полной мере использовать умения и навыки пер сонала, организация должна обеспечить возможности для его развития и самосовершенствования, чтобы соответствовать технологическим и организационным изменениям. Существу ет ряд причин тому, что развитие и повышение квалификации персонала в настоящее время приобретает важное значение в обеспечении роста производительности труда82.

Технологическая революция, основанная на развитии ин формационных технологий, сопровождается существенными изменениями в экономике и рабочих обязанностях. Традици онные требования к рабочим и служащим изменились, возник ли новые рабочие места, особенно в сфере обслуживания, теле коммуникации и сфере информационных технологий. Сейчас в Европе и Северной Америке примерно 70% рабочих мест пред полагают умственный труд и менее 30% — физический, тогда как 50 лет назад соотношение было обратным. Следовательно, готовность меняться, приспосабливаться становится важней шим требованием к работнику.

Исследования показывают, что наибольших успехов доби ваются те организации, которые систематически занимаются повышением квалификации своих сотрудников и расходуют на обучение достаточно средств.

В настоящее время предусматривается введение налоговых льгот для тех работодателей, которые вкладывают средства в обучение своих сотрудников. В Бюджетный кодекс РФ внесены изменения, предусматривающие отнесение на себестоимость тех расходов, которые понес работодатель на обучение сотруд ника или повышение квалификации. Увеличилась сумма нало гового вычета для граждан — до 100 тыс. руб., потраченных на образование83.

Вместе с тем, указанные меры не являются достаточными.

Развитие системы повышения квалификации требует специ альных государственных решений. Без дополнительного мате риального стимулирования работодателей к увеличению затрат на повышение квалификации работников, повышение произ водительности труда маловероятно.

Питер Шейл (Peter Shayle) — бизнес-консультант, автор программ по раз витию персонала, повышения продуктивности и качества труда // http:// www.elitarium.ru/2006/07/18/preimushhestva_povyshenija_kvalifikacii.html.

http://www.rg.ru/2008/11/06/modernizaciya.html;

Ивойлова И. Смена курса. Российское образование ждет новая модернизация // Российская га зета. Спецвыпуск № 4786. 2008. 6 нояб.

2.6. Факторы производительности труда, зависящие от работника Признавая самыми существенными и решающими факто рами повышения производительности труда прежде всего те, которые зависят от работодателя и государства, необходимо видеть, что и у работников существуют ресурсы, которые в Рос сии далеко не полностью реализуются для повышения произво дительности труда.

К факторам повышения производительности труда, непос редственно зависящим от работника, относятся следующие.

1. Личная забота о физическом и психическом здоровье ра ботника.

2. Усилия по повышению образованности, квалификации и различных профессиональных навыков.

3. Индивидуальный социально-психологический настрой (стремление к профессиональному росту, желание сделать карьеру, жажда получения профессионального признания, повышения дохода) непосредственно в акте производства.

Индивидуальная мотивация была рассмотрена в разд. 1.2.

Рассматривая здоровье работника как фактор повышения производительности труда, необходимо сделать две оговорки.

Во-первых, доступность и качество услуг здравоохранения, физкультурных и спортивных учреждений, обязательность и стимулированность процедур здравоохранительной профилак тики, рекреационных услуг являются практически исключи тельной сферой ответственности государства и, соответствен но, государственного управления.

Во-вторых, казалось бы, ведение здорового образа жизни, отсутствие вредных привычек, регулярное занятие физкульту рой и спортом относятся к индивидуальной жизненной моти вации и поведению. Однако этот фактор зависит как от органи зованной государством пропаганды здоровых или нездоровых ценностных поведенческих шкал (в отношении алкоголя, таба кокурения, наркомании), рекламы, масскультуры, СМИ, теле видения, так и от доступности физкультурной индустрии для населения. Не работник же строит спортплощадки и размещает рекламу в СМИ.

Таким образом, получается, что практически все, в том чис ле представляемые как индивидуальные, факторы мотивации и самой производительности труда зависят в значительной степе ни от государственного управления!

Определенные аспекты здоровья работника, непосредствен но связанные с его профессиональной деятельностью, являют ся прерогативой работодателя и относятся к охране труда.


На сегодняшний день состояние здоровья российского гражданина внушает серьезную тревогу84.

Ежегодные потери вследствие преждевременной смертно сти (более 40% — потенциально предотвратимые при условии своевременного оказания качественной медицинской помощи) составляют 21,7 млн человеко-лет потенциальной жизни, или более 310 тыс. человек. На долю трудоспособного возраста при ходится свыше 70% всех потерянных лет потенциальной жизни у мужчин и более 60% — у женщин.

Уровень материнской смертности в России более чем в 15 раз превышает показатели развитых стран и обусловлен высокой рас пространенностью токсикозов в период беременности и хрониче ских болезней, многие из которых формируются еще в детском и подростковом возрасте. Среди женщин, перенесших беременность в 2005 г., страдали анемией 46,8%, что более чем вдвое превышает показатели 1990 г. Среди этих женщин в 10 раз выросла заболевае мость сахарным диабетом. За десятилетие число поздних токсико зов, болезней мочеполовой системы увеличилось почти вдвое.

Ежегодно официально совершается 1,5–1,7 млн абортов, а по неофициальным данным их число достигает почти 6 млн. В са мом продуктивном возрасте (20–29 лет) делаются 51,6% всех абортов, при этом частота осложнений после них колеблется от 16 до 52%. Для сравнения, в ряде стран и в 14 штатах США аборты законодательно запрещены, а в 119 странах допускают ся только при угрозе жизни или здоровью матери. Объяснений тому, почему Российское государство устраняется от этой за конодательной темы, не находится.

В России насчитывается около 6 млн наркоманов. От 900 тыс. до 1,1 млн — наркозависимых подростков и молоде Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная поли тика вывода России из демографического кризиса.

жи. Резко снизилась нижняя возрастная граница наркотизации.

Она составляет сейчас 12–14 лет. За пять лет число подростков наркоманов в России выросло в 2,6 раза. В 2006 г. от наркома нии умерло около 100 тыс. человек. Ежегодно из-за наркомании страна теряет 1,5 трлн руб., что составляет до 2,5% ВВП.

Потребление алкоголя на душу населения в год равно 14–18 л (в пересчете на чистый спирт). От отравления алкоголем еже годно умирает 20–30 тыс. человек трудоспособного возраста.

В России курят более 40 млн человек: мужчин — 63% и жен щин — 30% (юношей — 40% и девушек — 7%). Ежегодно число курящих увеличивается на 1,5–2%. Темп роста курящих в Рос сии является одним из самых высоких в мире, и при этом в по следнее время продажа сигарет в стране растет на 2–5% в год.

На 31 мая 2008 г. зарегистрированы 428 тыс. ВИЧ инфицированных, из них 2875 инфицированных — дети.

С начала реализации приоритетного национального про екта «Здоровье» более 13 млн работников бюджетной сферы и занятых на производствах с вредными и опасными факто рами прошли дополнительную диспансеризацию и углублен ные медицинские осмотры. При этом практически здоровыми были признаны 22% обследованных, имели риск развития за болевания — 23%, нуждались в дополнительном обследовании в амбулаторно-поликлинических условиях — 50%, в условиях стационара — 5%85.

Такое состояние здоровья работников не может не быть одним из факторов, сдерживающих рост производительности труда. Все это, а также возрастающая физическая неактивность (гиподинамия), несбалансированное питание, непосредствен ным образом влияет на возможность гражданина повышать производительность труда.

Физкультурой и спортом регулярно занимаются только 15% граждан страны86. При этом надо признать, что не все здесь за висит от самого гражданина. Обеспеченность спортзалами со ставляет 50% от существующих нормативов, а по бассейнам не http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/analytics/2.

Вступительное слово Президента РФ Д.А. Медведева на совместном за седании президиума Госсовета и Совета при Президенте по развитию физ культуры и спорта, 14 октября 2008 г.

дотягивает даже до 6%. Практически отсутствует система спор тивных клубов — как по месту жительства, так и по месту ра боты. Не хватает доступных спортивных залов и открытых пло щадок, а также другой недорогой, но в то же время полноценной спортивной инфраструктуры. Коренной модернизации требует система физического воспитания в образовательных учрежде ниях. По статистике, 80% школьников ведут малоподвижный образ жизни. И здесь ярко видны недостатки государственного управления как в развитии страны в целом, так и физкультуры и спорта в частности, что непосредственно влияет на повыше ние производительности труда.

Для повышения производительности труда должна быть за конодательно утверждена система поощрения работодателем работника в том случае, если в течение года он не пропустил ни одного рабочего дня из-за болезни. Такого рода расходы рабо тодателя должны быть освобождены от уплаты ЕСН. А предло женная мера должна материально простимулировать работника вести более здоровый образ жизни. Бюджетные расходы госу дарства на профилактику здоровья населения в сфере рекламы, образования, воспитания, пропаганды, создания инфраструк туры физкультуры и спорта должны стать значимой и заметной статьей. То же самое касается необъяснимо низкой долевой и абсолютной величин бюджетных расходов на здравоохранение.

Образование Экономическое содержание проблемы образования очевид ным образом связано с обеспечением квалификационных по тенциалов рабочей силы.

К сожалению, пореформенная деградация образования, как причина снижения квалификационных потенциалов населения, представляет угрозу даже национальной безопасности России.

Такая постановка вопроса не является чем-то беспрецедентным в мировой практике. Можно обратиться к опыту США. Сами за себя говорят названия принятых в разное время американских феде ральных законов: «Об образовании в целях национальной оборо ны», «Об образовании в целях укрепления экономической безопас ности», «О национальных целях образования». А что в России?

Статистика российского образования За статистическими отчетами по основным параметрам развитости высшей школы в России на самом деле кроется ее глубокое кризисное состояние, очень значимые диспропорции, указывающие на дисфункцию системы в целом. Взятый за осно ву образовательной системы в России поточный принцип под готовки кадров в современных условиях экономики устарел.

Инновационный путь развития обеспечивается ныне не чис ленностью работников, а уровнем их подготовки. К сожалению, по факту российская система образования реорганизуется в на правлении, противоположном новым историческим реалиям87.

Идет рост численности высших учебных заведений Россий ской Федерации (рис. 2.6.1 и 2.6.2). Однако, к сожалению, рост числа вузов не сопровождается соответствующим ростом ква лификации трудовых ресурсов, увеличением изобретательской активности работников, возрастанием коэффициента интел лектуальности российской молодежи.

число вузов учебный год 15 19 /19 ) 50 60 70 80 90 95 00 01 02 03 04 05 06 07 40 к.

19 де 19 / 19 / 19 / 19 / 19 / 20 / 20 / 20 / 20 / 20 / 20 / 20 / 20 / / а (н Рис. 2.6.1. Динамика численности государственных и муниципальных вузов в истории России Вульфсон Б.Л. Стратегия развития образования на Западе на пороге XXI века. М., 1999. С. 17.

число вузов учебный 0 год / / / / / / / / / Рис. 2.6.2. Динамика численности негосударственных вузов в истории России Образовательный процесс оказался в ряде случаев подменен банальной торговлей дипломами, откупом от службы в армии.

Для сравнения, в Германии, традиционно отличающейся высоким качеством образования, почти все вузы государственные. В Вели кобритании, помимо единственного в своем роде университета Бэкингема, все вузы имеют статус государственных.

Случайно ли эти страны оградили вузовскую систему от коммерческого учредительства?

Конечно, привлечение бизнеса в образовательную сферу является одной из насущных задач. Ее решение позволило бы сориентировать подготовку специалистов на реальные запро сы экономического развития. Свою неэффективность обнару живает не принцип негосударственного образования, а суще ствующий российский вариант.

Численность средних специальных учебных заведений так же возрастает (рис. 2.6.3). Однако этот рост отстает от динами ки вузов. Несбалансированный рост числа вузов был достигнут за счет перехвата студентов, которые могли бы поступать в тех никумы или ПТУ.

год Число Рис. 2.6.3. Динамика численности средних специальных учебных заведений в истории России Рост численности вузов не может быть адекватно оценен без учета того обстоятельства, что фиксируется отрицательная динамика в отношении иных ниш российского образования (рис. 2.6.4).

профессионального образования Число учреждений начального год Рис. 2.6.4. Падение численности учреждений начального профессионального образования Советский Союз обладал высококвалифицированными ра бочими кадрами. Их квалификационный потенциал призна вался одним из наиболее высоких в мире. Основным фактором данного успеха являлась советская система профессионально технических училищ. Созданные в СССР с 1959 г. ПТУ не име ли аналога в западных странах. В них велась целенаправленная подготовка кадров по более чем 1200 рабочим специальностям.

С начала 1990-х гг. система профессионально-технического об разования рухнула. Квалификационный потенциал российско го рабочего класса стал стремительно девальвироваться. В от личие от вузов и учреждений специального профессионального образования (СПО) профессионально-технические училища (ПТУ) не смогли перейти на рельсы коммерциализации. Кто же будет платить за диплом ПТУ, если по сравнительно невысоким расценкам можно получить высшее образование?

Одной из специфических черт российской системы выс шего образования является непомерно раздутый контингент студентов-заочников. Профанизация заочного образования охватывает в настоящее время почти половину всех российских студентов. Очевидно, что заочное отделение должно быть ми нимизировано до, главным образом, целевого образования.


Одним из современных российских перекосов в подготов ке специалистов по рыночно привлекательным в условиях экс портоориентированной сырьевой экономики является то, что экономистов и гуманитариев готовится несоизмеримо больше, чем представителей какой-либо другой группы специальностей (рис. 2.6.5 а, б).

Объективно стране не нужно столько экономистов, и это еще один индикатор отсутствия влиятельной образовательной политики государства.

Недиверсифицированность российского высшего образова ния соотносится с недиверсифицированным характером рос сийской экономики в целом. Для того чтобы торговать нефтью и газом и вообще ничего не производить, а только продвигать на рынок чужой товар, нужны не производственники, а эконо мисты и юристы.

Школьные учителя и преподаватели вузов в один голос го ворят о катастрофическом снижении уровня подготовки школь тыс. человек Специаль ности Рис. 2.6.5 а. Выпуск специалистов в государственных и муниципальных вузах тыс. человек Специальности Рис. 2.6.5 б. Выпуск специалистов в негосударственных вузах ников. Международные исследования образовательных достиже ний учащихся (PISA) также указывают на деградацию потенциа ла российских учащихся88.

Как известно, в постсоветское время многие российские вузы сменили свой статус на университеты и академии. Принцип «специализированности» стал замещаться принципом «обще образовательной универсальности». Еще более разрушительные последствия имело упразднение ведомственного подчинения ряда вузов, переводимых под управление Министерства образо вания (позже — Министерства образования и науки).

При этом специализированные вузы обнаруживают более высокую степень экономической состоятельности89. «Универси тетский перекос» в структуре образовательных учреждений Рос сии нагляднее всего заметен при сопоставлении мировых ста Индикаторы образования: Статистический сборник. М., 2006. С. 141–156.

Там же. С. 75.

тистических данных. Доля университетов в России составляет почти половину от численности государственных вузов. В США она не превышает и 5% от числа высших учебных заведений, предлагающих четырехгодичный срок обучения. Очевидно, что статус университета в России попросту девальвирован90.

Финансовая парадигма образовательной политики Россия стала «самой» студенческой страной мира. Ведущие государства мира «отстают» от нее по данному показателю. Но «опережающее» положение достигнуто при снижении качества обучения. Численность студентов в Российской Федерации на 1000 человек населения резко диссонирует с ролью аутсайдера по расходам на образование (рис. 2.6.6).

52 51 Россия 50 49 48 47 46 45 44 43 42 41 40 0 2–26 Европа 39 27–41 Азия 38 42–44 Африка 37 45–50 Америка 36 35 51–52 Австралия 34 и Океания 33 32 31 30 29 28 Рис. 2.6.6. Доля государственных расходов на образование (в ВВП) в странах мира (в %) В 1990-х гг. перед брошенными государством вузами встала проблема выживания, сводящаяся к тривиальному вопросу по Богуславский М.В. Образование // Новая Российская энциклопедия: В 12 т.

Т. 1: Россия. М., 2003. С. 638;

Соединенные Штаты Америки: Энциклопедиче ский справочник. М., 1988. С. 395–396;

Луков В.А. Мировая университетская культура // Знание. Понимание. Умение. М., 2005. № 3. С. 30.

иска средств. Ответом стало развитие платного обучения, что диссонирует, например, с европейской традицией и ведет к по вышенному набору студентов, обучающихся на коммерческой основе.

Частных вузов в России больше, чем где бы то ни было в Ев ропе.

В Германии государственными являются подавляющее боль шинство вузов (98%). Примечательно и то, что в Германии от сутствует плата за обучение. Принципы рыночной экономики, развитость которой в ФРГ вряд ли кто подвергнет сомнению, не распространяются на сферу образования.

Весьма упрощенной и малоэффективной остается в России система государственной поддержки студентов. По существу она сводится только к стипендиям. Не используются широко при меняемые на Западе иные финансовые механизмы — например, студенческая ссуда. В ряде европейских стран — в частности, в Великобритании — она является основной формой поддержки студенчества. Механизм ссуды привязывает выпускника к бу дущей профессии. Долги по ссуде в Великобритании начинают выплачиваться из зарплаты молодого специалиста только по достижении им уровня доходов в 10 тыс. фунтов стерлингов в год. Не менее активно применяется на Западе и механизм под держки студентов через систему национальных грантов. Так, в Ирландии, при отсутствии с 1995 г. платы за обучение, 37% студентов-очников обучаются по гранту Европейского соци ального фонда, а 24% — по различным грантам региональных ирландских властей91.

Парадоксальность российской ситуации заключается в слабой корреляции получаемых от профессии доходов и про должительности предыдущего обучения. Особенно это пока зательно для генерации 25–29-летних, начало профессиональ ной реализации которых пришлось на постсоветский период.

Молодой человек, получивший высшее образование, уступает в доходах своему сверстнику, его не получившему. В этом за ключается одна из основных причин образовательной деваль вации и социально-экономической деградации в современной России.

Обзор систем высшего образования стран ОЭСР. М., 2005. С. 27, 54.

На Западе прослеживается четкое соотношение уровня об разования и величины заработной платы. Американец, окон чивший лишь общеобразовательное учебное заведение, зара батывает в 1,5–2 раза меньше, чем бакалавр, и в 3 раза меньше чем магистр. Примерно такой же разрыв в доходах и в странах Западной Европы. В отличие от российской ситуации, разница в заработной плате достигается сразу же с получением работни ком диплома о высшем образовании92.

К вопросу о формировании ценовой политики Российское государство все более слагает с себя управленче скую роль в образовательной сфере (рис. 2.6.7)93.

Федеральный бюджет Договоры с юридическими и физическими лицами (на коммерческой основе) Бюджеты субъектов Российской Федерации 50 17 2,7 Местные (муниципальные) бюджеты 2, 2, 49 16 2, 2, 48 2, 2, 14 2001 2004 2006 год 2002 2003 Рис. 2.6.7. Динамика численности студентов по источникам финансирования обучения (в %) Вульфсон Б.Л. Указ. соч. С. 21.

Индикаторы образования: Статистический сборник. М., 2006. С. 82.

Компенсировать самоустранение государства на региональ ном уровне могли бы в принципе субъекты Российской Федера ции и муниципалитеты. Но совокупная доля находящегося на их балансе студенчества не составляет и пятой части.

В России не только отсутствует ценовая политика в сфере об разования, но и вообще какие бы то ни было рациональные ме ханизмы ценообразования. Ни на уровне вузов, ни, тем более, — министерства нет расчетов стоимости обучения одного студента по специальностям и регионам. Коммерческие погодовые цены оплаты учебы «берутся с потолка». Дешевизна российского выс шего образования приводит к его девальвации — у вуза отсут ствуют необходимые средства. В ту же проблему упирается и низкий, даже по российским меркам, уровень заработной платы профессорско-преподавательского состава. Средний показатель цены обучения одного студента по странам ОЭСР находится на отметке в 12319 долл. в год94. Для сравнения, в московских вузах средний уровень стоимости дневного обучения составляет око ло 2 тыс. долл. В провинции он еще ниже. Заочное обучение в российских вузах вообще осуществляется по цене «трамвайного билета»95. Такую образовательную политику государства иначе как профанизацией образования назвать трудно.

Ведомственные вузы и целевой заказ Кто в современной России формулирует заказ на подготовку специалистов? Кто определяет перечень профессий, востребован ных конъюнктурно и стратегически? Ни со стороны государства (соответствующих министерств), ни со стороны бизнеса (уровень корпораций), ни со стороны профессиональных объединений та кого рода заказы в настоящее время не формулируются.

Раньше существовала сеть ведомственных вузов. Их разви тие напрямую увязывалось с потребностями отрасли. В 1986 г.

в СССР функционировали 484 ведомственных высших учебных заведения96.

Обзор систем высшего образования стран ОЭСР. М., 2005. С. 84.

money.newsru;

www.dp.ru.

Справочник для поступающих в высшие учебные заведения СССР в году. М., 1986.

Сохранившиеся по сей день ведомственные вузы демонстри руют высокую образовательную эффективность. К флагманам российского образования относятся ГУ — Высшая школа эко номики и ГУ — Московский государственный институт между народных отношений. Учредителем первого из них выступило Министерство экономического развития, второго — Министер ство иностранных дел. Их позитивный опыт позволяет выдви нуть задачу расширения инфраструктуры ведомственных учеб ных заведений. Данная установка может быть ориентирована на решение проблемы сближения образовательного процесса с запросами и новациями развития соответствующих экономи ческих отраслей.

Современное российское образование явно проигрывает с экономической точки зрения советской образовательной модели по причине отсутствия системы трудоустройства выпускников.

Значительная часть выпускников всех образовательных ступе ней трудоустраиваются не по профилю полученной специально сти либо эмигрируют. Почти половина из получивших аттестат об окончании профессионально-технического училища трудоу страиваются не по профилю полученной специальности97.

Завершает картину тотальной депрофессионализации об разования отсутствие единой государственной политики в раз работке образовательных стандартов. В настоящее время их содержательное наполнение целиком оказалось в компетенции вузов — держателей учебно-методических объединений (УМО).

В результате государственные стандарты не отражают обще государственные задачи и сориентированы на локально пред ставленные корпоративные интересы. Целесообразно в этом отношении воспользоваться опытом США, где с 1991 г. функ ционирует Национальный совет по стандартам образования и тестирования.

Феномен корпоративных вузов Корпоративный вуз — это новое явление в инфраструктуре российского образования. Для динамично меняющейся эконо мики инновационного типа необходим принципиально иной Индикаторы образования: Статистический сборник. М., 2006. С. 56.

тип организации вуза, находящегося не вне, а внутри производ ственного процесса, интегрированного в реальный экономиче ский сектор.

Потребность в развитии корпоративного образования опре деляется общим кризисом современной образовательной пара дигмы. В условиях постиндустриального общества традиционная система образования не успевает реагировать на высокую дина мику технических и технологических инноваций. Оказавшись на производстве, выпускник вуза переучивается. Полученное им прежде образование оказывается невостребованным в реальной профессиональной деятельности98. Корпоративное же образова ние обладает потенциалом преодоления усугубляющегося раз рыва базового образования и производственных запросов.

Корпоративные вузы не укладываются в рамки традици онной системы государственных и частных образовательных учреждений. Их учредителем могут выступать как государство, так и частный бизнес. Главное — включенность студенческого контингента и профессорско-преподавательских кадров в про фессиональную среду.

Конкуренция «за мозги» и экспортно-импортные отношения на рынке образовательных услуг По всему миру в 1990-е гг. велась активная охота за «россий скими головами». Программисты из России получили широкие возможности трудоустройства в США. 2,4 млн человек отошли от научной деятельности, 1,5 млн докторов и кандидатов наук эмигрировали из страны. Отметим в связи с этим, что потеря только одного ученого обходится государству в 300 тыс. долл.

Ежегодный ущерб, наносимый России оттоком научных кадров, оценивается суммой в 50 млрд долл. Вместе с тем, какого-либо государственного органа или пра вового механизма, сдерживающего массовый отток высококва лифицированных кадров за рубеж, в Российской Федерации не существует. По-прежнему от 30% и более выпускников ведущих Ильинский И.М. Образовательная революция. М., 2002. С. 230;

Плак сий С.И. Парадоксы высшего образования. М., 2005. С. 84–120.

Горе без ума // Труд. 2003. 24–29 апр. С. 20;

Луков В.А. Указ. соч. С. 37.

технических вузов страны уезжают за рубеж100. В то же время Россия самоустранилась от мировой борьбы «за мозги». Прак тика привлечения иностранных специалистов активно приме нялась даже в наиболее автаркийные периоды отечественной истории — например, в эпоху индустриализации. Однако в со временной российской вузовской системе она отсутствует. Це лесообразно использовать опыт КНР, имеющей в составе цен тральных органов власти Государственное управление по делам иностранных специалистов. Его основная задача заключается в привлечении в Китай извне интеллектуальных сил.

Система «пожизненного обучения»

Чем больше лет своей жизни человек провел за ученической партой, тем выше его квалификационный потенциал, а, соот ветственно, и потенциал общества. Но россияне учатся меньше по сравнению с гражданами стран постиндустриального мира (рис. 2.6.8)101.

Финляндия Новая Зеландия Дания Польша, Италия и Чехия Южная Корея Израиль и Словакия Россия и Чили Число лет Рис. 2.6.8. Средняя продолжительность обучения в ряде стран мира Знание. Понимание. Умение. С. 7.

Индикаторы образования: Статистический сборник. С. 18.

Переход к двухступенчатой шестилетней системе обучения бакалавр — магистр к увеличению продолжительности срока учебы не приведет. Для получения диплома магистра необхо димо учиться на год больше. Однако часть студенческого кон тингента ограничится дипломом бакалавра, оставшись по сути недоучками.

Отставание россиян по длительности сроков обучения на чинается еще до вуза, о чем свидетельствует опыт предметного обучения на уровне общеобразовательной ступени в ряде за падных стран. Так, школьная система ФРГ включает в себя пять основных типов образовательных учреждений: гимназии, ре альные школы, главные (полные народные) школы, профессио нальные школы и общие школы. Гимназическое образование имеет гуманитарный профиль подготовки. В реальной школе ведется подготовка к получению будущей профессии в сферах обслуживания, торговли и государственной службы. Главные школы ориентированы в основном на учащихся, не предпола гающих дальнейшего обучения на образовательных ступенях более высокого уровня. В профессиональных школах создают ся условия для овладения учениками рабочих профессий. Нако нец, в общих школах предлагается выбор между гуманитарным и техническим образованием102.

Важным механизмом обеспечения высокого уровня квали фикационных потенциалов страны является инфраструктура повышения квалификации и переподготовки кадров. В России она перестала существовать как единая управленческая систе ма, но частично сохранилась лишь в виде различного рода кур сов. Как следствие, все более усугубляется разрыв современного уровня мирового технического и технологического развития со знаниями большинства работников, получивших образование еще в советское время.

Вызовы Болонского процесса для экономики России Избранный в России ориентир на западную модель образо вания вызывает серьезные сомнения. Образовательная система Запада весьма далека от идеала.

Обзор систем высшего образования стран ОЭСР. С. 37–38.

Запад в образовательном отношении не представляет собой гомогенного пространства. Среди высокоразвитых стран за падного мира получили распространение по меньшей мере две модели организации высшего образования: «атлантическая»

(Великобритания Ирландия, США) и «континентальная» (Гер мания, Франция, Нидерланды) 103. Одним из типичных призна ков атлантической модели является, в частности, двухуровне вый комплекс — «4+2» (Болонский вариант). Его характеризует высокая степень автономности и децентрализации образова тельных учреждений, минимизация государственного участия.

Однако исторически России более близка континентальная си стема, характеризуемая высокой ролью государства в организа ции единого образовательного процесса.

По отношению к исторически сложившейся неоднородной модели образования стран Запада Болонский процесс высту пает, возможно, как благо. Однако то, что хорошо для Европы, может иметь для России разрушительные последствия. Приме нительно к российской образовательной традиции Болонская система — шаг назад в подготовке профессиональных кадров.

В рамках существовавшей в СССР системы специальное обуче ние соответствующей профессии велось в течение всего срока учебы (5 лет — для дневной и 6 — для заочной формы). Препо давание фундаментальных общеобразовательных дисциплин коррелировало с направлением профессиональной подготовки.

Имплементируемый на основе Болонской системы бакалавриат вообще не ориентирован на овладение конкретной специально стью. Подготовка ведется по профессиональному направлению и заключается в усвоении ряда стандартизированных приемов и правил. В усвоении этих стандартов и заключается суть обу чения бакалавра.

В российской образовательной традиции функции бака лавра возлагались на выпускников техникумов. В этом смыс ле «бакалавризация» высшего образования применительно к условиям России снижает его планку до уровня среднепрофес сионального образования.

Переход к двухступенчатой модели высшего образования реально угрожает России резким снижением ее квалификаци Обзор систем высшего образования стран ОЭСР. С. 6, 10.

онных потенциалов, дефицитом профессиональных кадров, необходимых для решения инновационных задач. К тому же магистратура в России — в соответствии с планом реформ — будет только платной, что явится дополнительным барьером в осуществлении селекционной кадровой политики104.

Решение о присоединении России к Болонскому процессу при нималось келейно. Опросы общественного мнения указывают на его резкое неприятие как большинством населения, так и боль шинством профессорско-преподавательского состава вузов.

Интеграция России в Болонский процесс должна быть пе ресмотрена из-за содержащейся в ней угрозы национальной безопасности. На современном этапе экономического развития России достижение структурного единообразия образователь ного процесса со странами Запада лишь усилит отток из страны квалифицированных кадров. Это хорошо для Запада, но плохо для России.

Таким образом, вопрос об образовании и квалификации за нятых работников, как факторах производительности труда, в определяющей степени входит в сферу ответственности госу дарства. Возможности получения образования и квалифика ции, их качество, мотивация зависят от проводимой государ ственной политики. Но все это является также результатом проявлений жизненной позиции и поведенческих устремлений индивидуального работника и во многом определяется и фор мируется средой.

Болонский процесс: Взгляд на проблему: Сборник материалов. М., 2004.

Глава 3. Мотивация, производительность и оплата труда как единый комплекс 3.1. Феноменология оплаты труда в России Структура денежных доходов населения в новейшей исто рии России претерпела значительные изменения. В связи с этим подробный анализ дифференциации доходов по источникам их получения, группам населения, предложение путей исправле ния недопустимых диспропорций представляется важнейшим условием для формирования эффективной экономической по литики.

Вместе с тем органы статистики не предоставляют обществу всех необходимых сведений, поэтому для анализа были исполь зованы расчеты А.В. Суворова1. Свою актуальность они не по теряли, поскольку основные негативные процессы в этой сфере либо не остановлены, либо усиливаются.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.