авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования Партийная и политическая система России и государственное управление ...»

-- [ Страница 3 ] --

По результатам экспертного опроса также видно, что основное влия ние на процесс принятия нормативно-правовых решений оказывают институты исполнительной власти. При этом эксперты наиболее высоко оценили деятельность премьер-министра (рис. 2.12).

В то же время статистика реализации права законодательной ини циативы депутатами Госдумы свидетельствует о том, что современный российский парламент фактически не принимает содержательного уча стия в процессе государственного управления (рис. 2.13).

Пик законодательной активности депутатов пришелся на период работы Государственной думы 3-го созыва (в особенности в и 2003 гг.). В то же время в 2004 г. наблюдается резкий спад законода тельной активности депутатов. По сравнению с 2003 г. законодателями было предложено почти в два раза меньше законопроектов (363 против 623).

ед.

Число внесенных законопроектов Число принятых законов Рис. 2.11. Реализация права законодательной инициативы Правительством РФ отн. ед.

Исполнительные органы Совет Федерации Государственная дума Премьер-министр собрания субъектов РФ Местное само Президент управление Законодательные субъектов РФ Рис. 2.12. Роль институтов власти в разработке нормативно-правовых решений ед.

Число внесенных законопроектов Число принятых законов Рис. 2.13. Реализация права законодательной инициативы депутатами Государственной Думы Среди причин, повлиявших на снижение законодательной актив ности в 2004 г. — изменение конфигурации Государственной Думы после парламентских выборов 2003 г., когда «Единая Россия» получила наибольшее количество голосов (37,57% — 120 мест), монополизировав право на принятие нормативно-правовых решений. В итоге решение Совета Государственной Думы определяется решениями «Единой Рос сии», представителей Правительства РФ и Администрации Президен та РФ.

Самостоятельное значение утратили и комитеты Государственной Думы. Они находятся под контролем доминирующей фракции. И реше ние принимает не комитет в соответствии с его компетенцией, а фрак ция — руководствуясь своими политическими предпочтениями. В до вершение всего позиции и заключения комитетов, всех фракций, а также субъектов Федерации по определенному законопроекту фактически не учитываются комитетом Государственной Думы, назначенным за него ответственным, так как отсутствует регламент, который бы определял, как эти мнения должны повлиять на позицию комитета. Тем самым монополизация внутри Государственной Думы еще более усиливается.

В результате в настоящее время принцип сочетания в парламенте по литических пристрастий и профессионального понимания предметной стороны вопроса нарушен.

У парламента сформировались специфические контрпродуктивные особенности. По темпам принятия законов четвертая Государственная Дума уступала предыдущей более чем в 1,5 раза. Если третья Дума за весеннюю сессию отклонила 29,8% рассмотренных законопроектов, то четвертая Дума — 49%. Таким образом, в современной России Государ ственная Дума выполняет роль фильтра, по-разному реагирующего на разных субъектов законодательной инициативы.

Государственная дума превращается в механическую машину по «принятию» законов. Было бы более уместно говорить не о «принятии», а просто о «проведении» уже «принятых» законов. Наряду со снижением процента принятых законов общее число рассматриваемых законов и скорость их принятия увеличилась (рис. 2.14).

Дума четвертого созыва работала в 2,5 раза быстрее предыдущей.

За весеннюю сессию 2004 г. депутаты рассмотрели в 2,5 раза больше законопроектов, чем их предшественники в 2000 г. (535 против 214).

При этом быстрее всего принимаются законы, инициированные пре зидентом (рис. 2.15).

Следует отметить, что высокая результативность отдельных субъ ектов законодательной инициативы может объясняться не столько вы соким качеством подготовленных ими решений, сколько некоторыми дней Рис. 2.14. Средний срок прохождения закона от внесения на рассмотрение до принятия Думой дней Президент Региональные законодательные органы Правительство Суды Депутаты Рис. 2.15. Средний срок прохождения закона от внесения на рассмотрение до принятия Думой, по субъектам законодательной инициативы политическими моментами, в том числе имеющимися у президента РФ рычагами давления на законодательную власть3.

О векторе институциональных изменений позволяет судить и соот ношение числа новых законов и законов, вносящих в поправки в дей ствующие. На рис. 2.16 показано, что доля новых законов в общем числе принимаемых уменьшается. Если в 1994 г. все вносимые законы были новыми, то в 2008 г. их доля снизилась до 21%4.

% Кодексы Экономика Политика Иные Рис. 2.16. Доля новых федеральных законов в общем числе принятых законов, по сферам регулирования В целом большое количество принятых в 1997–1998 гг. законов об изменениях и дополнениях и значительное превышение их числа над числом впервые принимаемых федеральных законов в 2002–2003 гг. мо жет свидетельствовать о низком качестве подготовленных политических решений, законов и их отдельных норм, о несовершенстве законодатель ного процесса. Качество законодательного решения аттестуется практи кой, и результат аттестации очевиден — приходится вносить поправки.

Этот факт вновь подтверждает диагноз. Монополизация власти идет не на пользу качеству государственного управления.

Число законопроектов, внесенных на рассмотрение и принятых по инициативе Совета Федерации (рис. 2.17), в десятки раз меньше числа законопроектов, внесенных на рассмотрение депутатами Госдумы.

Вилисов М.В. Участие негосударственных организаций в процессе принятия полити ческих решений: дис.... канд. полит. наук. М., 2004. 145 с.

База данных LAWSTREAM.

ед.

Число принятых законов Число внесенных законопроектов Рис. 2.17. Реализация права законодательной инициативы Советом Федерации Можно ли полагать, что у регионов меньше проблем, требующих за конодательного решения? Это маловероятно. И вместе с тем очевидно, что верхняя палата парламента, призванная выражать интересы регио нов, от этой функции фактически отлучена. Назначение представителей регионов вместо их выборов, во-первых, и, во-вторых, подбор этих представителей из числа московских отставников или даже по корруп ционной схеме не способствуют, конечно, выполнению Советом Феде рации конституционной функции.

Как видно из приведенного графика, в 2000-е гг. наблюдается сни жение активности верхней палаты парламента по инициированию за конопроектов. В 2000 г. была проведена реформа Совета Федерации, в результате которой губернаторы были выведены из сенаторского кор пуса, в то время как степень политической автономии назначаемых се наторов понизилась. Тем самым Совет Федерации новой конфигурации из площадки для публичного взаимодействия региональной элиты с элитами федерального центра превратился в технический институт, встроенный в управленческую вертикаль.

Наряду с депутатами Государственной Думы активно выступали с законодательными инициативами региональные законодательные со брания. В то же время процент принятых законов из предложенных ими законопроектов был и остается очень низким (рис. 2.18).

Отношение числа принятых по инициативе региональных зако нодательных органов законов к числу внесенных ими законопроектов за 1994–2005 гг. составило 3,9%. В 2006–2007 гг. наметилась тенденция ед.

Число внесенных Число принятых законов законопроектов Рис. 2.18. Реализация права законодательной инициативы региональными законодательными органами к росту этого соотношения. Однако оно остается очень низким по сравнению с показателями других участников законодательного про цесса. Приведенная статистика иллюстрирует характерную для зако нодательного и политического процессов тенденцию — блокирование региональной инициативы.

Более широкий набор данных и результаты других исследователей подтверждают, что в стране неуклонно нарастает степень концентрации власти в руках органов исполнительной власти (уже появился соответ ствующий эвфемизм — «вертикаль власти»). Политический процесс многостороннего и разнонаправленного взаимодействия ветвей власти и соответствующих институтов, органов государственной власти прак тически сворачивается и заменяется административно-директивным (рис. 2.19).

Неспособность партийной системы реализовывать свои основные функции, ослабление роли законодательных органов власти федераль ного и регионального уровней на фоне усиления функциональной значимости исполнительной власти и тенденции к персонификации политического пространства свидетельствуют о кризисе представи тельной демократии и в целом системы государственного управления современной России.

Что касается способности властных институтов участвовать в кон троле за реализацией принятых решений, наиболее высоко эксперты, как Политическая и партийная система современной России. Труды Всероссийской на учной конференции. Москва, 2 октября 2009 г. М.: Научный эксперт, 2009.

и в предыдущий случаях, оценивают деятельность премьер-министра.

Одновременно деятельность российского парламента и региональных законодательных собраний получает самые низкие оценки (рис 2.20).

ед.

90 избираемые политики чиновники 1996 1999 1993 2001 Чиновники Бизнес Избираемые политики Силовики Рис. 2.19. Политический механизм в стране замещается административным (по данным Шаброва О.Ф.6) отн. ед.

Государственная Совет Федерации Премьер-министр самоуправление органы субъектов РФ собрания субъектов Президент Законодательные Исполнительные Местное дума РФ Рис. 2.20. Оценка экспертами степени участия политических институтов в контроле за реализацией принятых решений Шабров О.Ф. Место избранных — Корпоративные интересы представлены в полити ческой власти лучше всего // Независимая газета. 2008. 16 дек.

отн. ед.

Государственная Совет Федерации Премьер-министр самоуправление органы субъектов РФ собрания субъектов Президент Законодательные Исполнительные Местное дума РФ Рис. 2.21. Оценка экспертами качества работы институтов власти В целом качество работы властных институтов оценивается как среднее (рис. 2.21). Однозначного мнения относительно работы властных институтов у экспертов нет. В то же время приведенный график иллю стрирует описанную выше тенденцию — более высокое доверие к инсти тутам исполнительной власти, чем к парламентским институтам.

Больше половины экспертов (55%) критически оценивают эффек тивность процесса принятия решений в условиях укрепления властной вертикали. По мнению 17% опрошенных, эффективность принятых решений понизилась, 15% утверждают, что процесс принятия решений затормозился (рис. 2.22).

Рис. 2.22. Как сказалось укрепление вертикали власти на процессе принятия решений Затруднились ответить Облегчило процесс принятия решений Респонденты, представляющие Ускорило процесс законодательные органы власти принятия решений Респонденты, представляющие Повысило эффективность исполнительные органы власти принятия решений Респонденты, не имеющие опыта Затормозило процесс работы в органах власти принятия решений Респонденты, представляющие Понизило эффективность органы местного самоуправления принятия решений Усложнило процесс принятия решений Никак не сказалось % 0 10 20 30 40 Рис. 2.23. Как сказалось укрепление вертикали власти на процессе принятия решений: оценка различными группами респондентов Суммарный эффект усиления вертикали власти для государствен ного управления оценивается следующим образом: положительных моментов — 16%, отрицательных моментов — 84%.

При этом наибольшее внимание на усложнение процедур принятия решений обращают представители исполнительных органов власти (рис. 2.23).

Результаты опроса экспертов подтверждают существование нега тивных тенденций в сфере государственного управления, возникших в результате политики укрепления властной вертикали. Среди них на зываются следующие:

усложнение процесса принятия решений;

снижение эффективности принятых решений;

снижение результативности законодательного процесса;

нарушение принципа разделения властей;

усиление административного контроля над общественно-поли тической жизнью;

ослабление роли публичных политических механизмов в государ ственном управлении;

почти полное исключение гражданского общества из процесса выработки государственно-управленческих решений;

отсутствие альтернативы государству при принятии ключевых политических решений.

Но, несмотря на отмеченные проблемы, представители российской элиты, как государственной, так и общественной, выступают за сохра нение этого политического курса (рис. 2.24).

5% 47,5% 20,8% За сохранение статус-кво За усовершенствование существующей политической системы За реформирование политической системы 26,7% За коренное преобразование политической системы Рис. 2.24. Отношение российской элиты к возможности реформирования политической системы России, по оценке экспертов По данным экспертного опроса Института общественного проекти рования7, большинство респондентов поддерживают модель централи зованного управления и выступают за сохранение и усиление вертикали власти (рис. 2.25).

Региональная элита также высказывается за существующую конфи гурацию политических институтов и модель взаимодействия в рамках жесткой административной вертикали. Подобный консерватизм носит, скорее всего, переходный характер, поскольку неэффективная из-за та кого состояния политической системы власть, не решая, а накапливая экономические, демографические и прочие проблемы и диспропорции, рано или поздно столкнется с подъемом протестных настроений. Зако номерным и неизбежным итогом станет политический кризис.

27,1% За централизацию, усиление вертикали власти За децентрализацию, предоставление больших прав регионам 72,9% Рис. 2.25. Отношение российской элиты к современному политическому курсу Оценка состояния и перспектив политической системы России. Доклад ИнОП. 2009 // http://www.inop.ru/page529/page484/.

Данные исследований подтверждают этот прогноз8. Отношение к выстраиванию административной вертикали в регионах изменилось.

В 2006 г. «вертикаль власти» воспринималась в регионах как важная составляющая политической реформы, ее обсуждение не сопровожда лось столь выраженной негативной реакцией, как это было в 2004 г. Но адаптировавшись к новым правилам, региональные элиты снова начали воспринимать «вертикаль власти» как весьма противоречивую кон струкцию, оказывающую неоднозначное влияние на состояние россий ского федерализма. В качестве главного результата они отмечали резкое ослабление политической конкуренции в регионах. В условиях возрас тающей централизации власти лояльность элит была фактически «вы куплена» федеральным центром. Региональные элиты справедливо подчеркивают, что интеграция, построенная на административных ре сурсах, делает «вертикаль» неустойчивой и зависимой от первого лица, а значит, достаточно хрупкой.

Изменить сложившуюся ситуацию, повысить эффективность функ ционирования властных институтов возможно при реализации мер, направленных на законодательное закрепление ответственности госу дарственных служащих за принимаемые решения, упорядочение мони торинга исполнения законов и повышение степени открытости деятель ности органов государственной власти, т. е. при реализации принципа обратной связи между властью и обществом. Вертикаль власти россий ского типа в существующей ныне конфигурации с этим принципом несовместима.

2.2. Теория политического спектра в прогнозировании социально-экономического и политического развития для государственного управления Выдвинутое авторами положение о том, что состояние политической и сопутствующей партийной системы ответственно, в числе прочего, за показатели развития страны, интуитивно понятно. Однако если бы была построена теория такой связи, то анализ эмпирических данных и доводы в пользу этого положения выглядели бы более убедительно.

Основой для теоретического построения выступает постулат о том, что развитие тем более эффективно относительно прогрессивных его критериев, чем выше качество государственного управления и, соответ ственно, чем более мобилизован профессиональный и интеллектуаль Чирикова А. Политика централизации: «вертикаль власти» в оценках регионов // Два президентских срока В.В. Путина: Динамика перемен. М., 2008. С. 207.

ный потенциал общества и чем точнее власть осведомлена о состоянии объекта управления. Понятно, что первичным звеном в этих цепочках является состояние активности самого общества. Если общество фру стрированное, если свобода мысли отсутствует, а господствует навя занная тоталитарной властью идеология, то повышается риск провала развития. В обратной ситуации общество погружается в анархию, в со циальное безумство. В этом случае говорить о созидательном вкладе общества в управление развитием затруднительно. Таким образом, фор мулируется базовое представление о том, что для успешности развития необходимо оптимальное состояние общества в плане его активности и связи с властными механизмами.

Для установления связи между состоянием упомянутой генерирую щей функции социума и политических институтов и эффективностью государственного управления9 введем понятие количественного полити ческого спектра10. Опираясь на известное деление политических сил на правые, левые и центристские, зададим некую ось, которая в принципе может быть описана количественно. Поэтому политический спектр, характеризующий при своем формировании содержательные проблемы, волнующие общество и государство, естественно связан с объемом дис курсивного пространства социума, эффективностью его коммуникаций с властью (рис. 2.26).

Решения Власть Оптимальность решений власти Генерация запросов и идей Успешность государственного управления и устойчивость развития Социум Политический спектор как показатель дискурсивного пространства Рис. 2.26. Политический спектр как показатель объема дискурсивного пространства в системе «социум — власть — решения — результат в развитии страны»

Любимов А.П. Лоббизм как конституционно-правовой институт. М., 1998.

Сулакшин С.С., Бабченко О.С. Мониторинг и прогноз политического процесса мето дами спектрального анализа. М.: Научный эксперт, 2005.

Политический спектр не одномерен (его составляют не только ле вые и правые), он многомерен, поскольку вызовов и проблем у страны достаточно много. Он количественно измерим, социологическая наука дает способы его измерения (рис. 2.27).

Предлагаемый теоретико-методологический прием эффективен для построения объяснительных моделей, прогнозирования будущего11 и ре комендаций, адресуемых государственной власти. Очевидно, что если спектр бесконечно узок, что означает нулевой объем дискурсивного пространства в обществе и власти, то возникает слом системы, о кото ром говорилось выше, или, в лучшем случае, стагнация и утрата воз можности эффективного развития. При бесконечно широком спектре общество распадается, атомизируется, исчезает как консолидированный субъект исторического движения, способный предлагать власти идеи и программы действий, и в этом случае также может произойти раз рушение системы.

Простейший модельный политический спектр очевиден: правые — левые, в частности, это случай противоположения проправительствен ных и (или) пропрезидентских сил и оппозиционных сил.

Количественный замер Революция — обвал Стагнация t Ось значимых состояний Политический процесс (например, левые — правые) Состояний может быть много (многомерный спектр) Рис. 2.27. Понятие количественного политического спектра Сулакшин С.С., Бабченко О.С., Строганова С.М. О возможностях прогнозирования и управления развитием общества и государства (конструирования будущего). Ч. II. М.:

Научный эксперт, 2006.

Рис. 2.28. Эволюция российского политического спектра, по модели Государственной Думы РФ (Верховного Совета РФ) По результатам электронного голосования Государственной Думы, Верховного Совета РФ (предполагалось, что позиции, представленные в парламенте, согласуются с позициями в обществе, по крайней мере на определенном этапе, до того как российская политическая деволюция достигла гипертрофированного вида) были выполнены расчеты и по строена картина эволюции политического спектра России в новейшее время (рис. 2.28).

Существует важная интегративная характеристика политического спектра, а именно — его эффективная ширина (рис. 2.29). Если она нулевая — нет мысли, нет дискурса, общество «замерзает», снижается эффективность государства, возникает кризисообразующая ситуация, которая и проявляет себя в соответствующий исторический момент вре мени. Соответственно, возможна и обратная ситуация: когда общество «перегрето», градус политической активности доходит до предельных значений, возможность консолидации исчезает, происходит генерация всякого рода безумия, что влияет и на власть. Это второй тип кризисо образующего состояния социума.

Наконец, важно представление об упомянутом выше оптимальном коридоре ширины политического спектра. В чем в данном случае вы ражается оптимальность? Можно привести ряд таких регрессионных картин, которые связывают ширину политического спектра с важней шими характеристиками развития страны — экономическими (инфля ция и темпы роста ВВП) и демографическими (рождаемость, смерт Генерация отн. ед.

безумия Оптимальный с точки зрения развития страны коридор Выборы президента РФ Дефолт «Триумф»

«Единой России».

Политическая 400 монополия Приход Путина Развал СССР Нет мысли год 1988 1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 Рис. 2.29. Эволюция эффективной ширины политического спектра России (0 — отсутствие политической дискуссии или самого общества, 1000 — атомизация общества, утрата единства) ность, продолжительность жизни), а также с социальными девиациями (преступность, алкоголизм, суицидальность и т. п.). Здесь важно отме тить, что политический процесс (или событийный исторический про цесс) важен не только сам по себе. Он важен с широкой точки зрения, а именно — в своей связи со многими показателями развития, актуаль ными для общества, человека и государства. Реальное развитие страны характеризуется вполне конкретными показателями. Они иллюстриру ют связь состояния политической системы, характеризуемого шириной политического спектра, с успешностью развития страны. Общий вывод получен следующий. В оптимальном коридоре ширины политического спектра «черные», или негативные, показатели развития страны мини мизируются и одновременно максимизируются «белые», или позитив ные, показатели развития. Некоторые примеры приведены на рис. 2.30– 2.35.

Разумеется, факторов, влияющих на успех страны в различных сфе рах ее жизнедеятельности, много. Однако есть самый главный фактор, и он взвешивается количественно, — фактор качества государственного управления. Ниже будет показано, что если государственное управление осуществляется в режиме системного игнорирования национальных интересов страны, то только этим одним может перекрываться действие всех иных факторов и результат развития будет отрицательным.

9, Количество браков, на 1000 чел. в год 8, 8, 7, 7, 6, 6, 5, 200 300 400 500 600 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.30. «Белый» маркер развития — количество браков 6, Количество разводов, на 1000 чел. в год 5, 5, 4, 4, 3, 3, 300 200 400 500 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.31. «Черный» маркер развития — количество разводов Количество родившихся, на 1000 чел. в год 300 200 400 500 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.32. «Белый» маркер развития — рождаемость Количество умерших, на 1000 чел. в год 200 300 400 500 600 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.33. «Черный» маркер развития — смертность 1, 1, Объем производства, трлн руб.

1, 1, 0, 0, 0, 0, 200 300 400 500 600 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.34. «Белый» маркер развития — объем производства сельскохозяйственной продукции 9, Объем производства, трлн руб.

8, 7, 6, 5, 4, 3, 200 300 400 500 600 700 Средневзвешенная ширина спектра, отн. ед.

Рис. 2.35. «Белый» маркер развития — объем промышленного производства Ширина политического спектра max Оптимальный коридор optimal политического спектра t деструкция гармоничное развития развитие Рис. 2.36. Оптимальный коридор и опасные зоны политического спектра Пока остается неясной природа причинно-следственной связи ши рины политического спектра и показателей развития страны. Во всяком случае, верным является утверждение, что оптимальный политический спектр является необходимым условием успешности государственного управления. Вопрос о его достаточности требует дополнительного ис следования.

Наличие оптимального коридора ширины политического спектра позволяет предложить следующую схему (рис. 2.36). Социальная энер гия народа, которая может быть направлена как на цели созидания, так и на цели разрушения, должна находиться в оптимальном коридоре.

Если по ходу исторического времени вид политического спектра отклоняется от оптимального в сторону нижней кризисообразующей области, неизбежен «кризис безмыслия». Если он приходит к виду, ха рактерному для верхней кризисообразующей области, то кризис также неизбежен, но это уже «кризис безумия».

Посмотрим на полученный методом экспертной оценки истори ческий тренд ширины политического спектра или, как еще ее можно назвать, политической температуры российского общества, начиная с самых ранних этапов его развития (рис. 2.37).

Сопоставляя исторические события, для которых вопрос об успеш ности развития страны по разным значимым показателям довольно уверенно интерпретируется, с шириной политического спектра (по литической температурой общества), нетрудно заметить вполне оче видную связь. Она прослеживается в годы революций и смуты, в годы отн. ед.

привилегий Дмитрия Булгара Ивана Ивана части Ивана Рис. 2.37, а. Ширина политического спектра России и исторические события отн. ед.

Михаила Убийство царевича Дмитрия Рис. 2.37, б. Ширина политического спектра России и исторические события отн. ед.

Избрание президентом Избрание Избрание президентом Д.А. Медведева о н в Рис. 2.37, в. Ширина политического спектра России и исторические события авторитаризма и тоталитаризма, в годы стагнации, в годы успешного развития. Видно, как влияет на этот показатель тот или иной лидер или политический режим. Такой качественный анализ позволяет даже почувствовать пульс исторического развития страны в связи с со стоянием общества и политических институтов, которые организуют взаимодействие общества и власти, влияя на качество властного или государственного управления.

Отсюда естественно вытекает вывод, что государственное управ ление должно быть направлено на такое политическое строительство, которое вводило бы социум, его институты и механизмы, политические институты в оптимальную с точки зрения состояния политического спектра зону успешности (см. рис. 2.36). К сожалению, в современной России усилия по политическому и партийному строительству направ ляют страну в противоположную сторону — в кризисную область, очень быстро минуя оптимальную. Динамика политического спектра, который позволяет, в том числе, прогнозировать развитие, выглядит для России следующим образом (рис. 2.38).

Ширина Кризис спектра, отн. ед.

800 Кризис 300 Оптимальный коридор 1990 1995 2000 2005 2010 2015 Рис. 2.38. Прогноз политического развития на основе модели политического спектра Обратим внимание на коридор оптимальности состояния полити ческого спектра. Кризис 1, который возник в 2008 г., был предсказан в 2004 г. Для России этот кризис не является следствием мирового кризиса, как это пытаются представить. В Китае нет кризиса, в Индии нет кризиса, в маленьком Сингапуре нет кризиса. Там есть адекватное государственное управление, основанное на приоритете суверенности национальной экономики, национальном интеллекте, обратных связях и роли общества в государственном управлении, за что, в частности, от вечает как раз политическая и партийная система. В России также могло бы не быть кризиса при ее ресурсных возможностях, но, к сожалению, страна находится в условиях действительно низкого качества государ ственного управления и политической системы и неостановимой пока деградации этих институтов.

Прогнозируется следующий кризис, но уже в другой зоне неустойчи вости развития. Причина заключается в низкоэффективном современ ном государственном управлении экономикой и финансами (рис. 2.39), качество которого также определялось методом экспертной оценки.

В этой оценке использовались следующие управляемые государством макроэкономические параметры (перечислены только основные):

1. Коэффициент монетизации экономики.

2. Доля государственного имущества в структуре собственности.

3. Ставка рефинансирования ЦБ.

4. Доля государственных расходов в ВВП.

5. Доля оплаты труда в ВВП.

Ошибочность государственного управления, % Ширина политического спектра, отн. ед.

Оптимальная ширина политического спектра Ряд 1 Ряд Рис. 2.39. Величина ошибочности государственного управления экономикой как отклонение в процентах от оптимального значения управляемых государ ством экономических параметров (кривая 1) и ширина политического спектра (кривая 2) 6. Объем внешнеторгового оборота.

7. Отношение экспорта к импорту.

8. Доля госбюджета, идущая на военные расходы, науку, здраво охранение, культуру, образование, субсидирование сельского хозяйства.

9. Соотношение платного и бюджетного образования.

10. Доли населения, занятого в силовых структурах и армии.

11. Соотношение налоговых доходов федерального бюджета и регио нальных бюджетов.

12. Соотношение расходов федерального бюджета и региональных бюджетов.

Поразительно выглядят резкие скачки вверх кривой ошибочности управления экономикой в 1985 г. — с приходом Горбачева, в 2000 г. — после ухода правительства Примакова, показавшего на коротком от резке, что эффективное управление в России все-таки возможно. Корот кое время работы правительства Примакова привело к существенному, хотя и временному, оздоровлению экономики страны. Именно тогда рост ВВП достиг 10% в год, и не за счет экспортных цен на нефть. Имен но тогда совпали наиболее грамотное управление экономикой и поли тическое состояние общества, полученное в обсуждаемой модели.

Этому отрезку времени соответствует относительно оптимальный по литический спектр.

Несмотря на гуманитарную и политическую неприемлемость тота литарной модели, которая в итоге все равно привела к слому системы, в период правления Сталина (1927–1953 гг.) экономические решения были близки к оптимальным, страна развивалась самыми высокими темпами в истории и выиграла тяжелейшую войну.

В современной России наблюдается крайне невыгодное для раз вития страны сочетание: предельно негодные экономические решения государства и подавленное общество. Становится очевидным, что такое сочетание неизбежно ведет к очередному кризису, и есть вероятность, что он может стать самым тяжелым из всех произошедших за последнее время.

В целом, обсуждая вопрос о связи политического спектра, качества государственного управления и успешности развития страны, на основе приведенных результатов можно достаточно уверенно утверждать, что такая связь существует.

Можно ли воздействовать на выявленные серьезные угрозы совре менной России? Представляется, что да.

В социальной ситуации борются две социальные энергии: боль шинства с одной стороны (интересы, идеология и практика которого маркируются как социализированные или, в определенных случаях, национальные, патриотизм) и меньшинства с другой стороны (инте ресы, идеология и практика которого маркируются как либерализм или, тоже в определенных случаях, как пренебрежение национальными интересами). Иногда итогом этой борьбы может быть системное целена правленное игнорирование национальных интересов страны, с которым в новейшей истории столкнулись и СССР, и Россия. Можно предложить аналог — модель, в которой также борются две качественно противопо ложные энергии — магнитная и электрическая (рис. 2.40).

В оптимальный коридор политический спектр вводит управление — сфера ответственности государства, которое должно выступать арби тром в столкновении конфликтующих социальных интересов. Управле ние социальными энергиями в случае их переизбытка требует дисси пации (потери на активном сопротивлении в модели колебательного контура), в случае их замораживания — ответственного разогрева (сни жения уровня диссипации) В контексте задачи управления страной есть единственная сила, способная погасить опасные колебания состояния общества, — это го сударство. Каковы направления приложения этой силы? Они очевидны.

Это состояние СМИ, институтов пропаганды, воспитания, образования, политических механизмов и партийной системы. Не нужно много слов для убеждения — имея пример российского телевидения, наблюдая ак тивно форматируемое совершенно определенным образом ментальное пространство, можно понять, в рамках предложенной объяснительной модели, в какую именно сторону сегодня направлены усилия государ ственного управления.

Оптимальный коридор развития L R C Управление — третья сила Рис. 2.40. Это колебательный контур. Размах колебаний в нем может быть снижен, а процесс введен в оптимальную по амплитуде зону при воздействии третьей силы, а именно — аналога управляющей силы Ширина политического спектра, отн. ед.

Неуправляемые колебания Включение управления Анализируемые колебания Рис. 2.41. Текущая и прогнозируемая ширина политического спектра в России.

Модельная кривая колебательного вида в отсутствие управления (пунктир) хорошо совпадает с анализируемой Попробуем применить понятие политического спектра для построе ния футурологической модели российского политического развития.

При этом использовалась уже упомянутая методика экспертной оценки, которая специальным образом верифицировалась, когда это оказыва лось возможным сделать (рис. 2.41).

Совпадение результатов, полученных независимыми методами, в интервале 1990–2006 гг., является одним из косвенных научных кри териев достоверности результатов. Соответствующим образом можно относиться и к оценкам будущего развития, хотя это отношение явля ется полностью волевым выбором исследователя и интерпретатора. Но такова участь любых прогнозов.

Колебательный характер будущего развития без должного управле ния государством (пунктир на рис. 2.41), который наследует имеющийся на сегодня процесс, в данном случае подтверждается. В промежутке 2020–2021 гг. прогнозируется новый кризис, в результате которого, од нако, экономическая и политическая модель может смениться на более эффективную и страна может получить шанс на оздоровление. Обращая внимание на год перелома — 2021, можно предположить, что он будет связан не с очередными выборами, а, скорее всего, с нестационарными событиями.

На рис. 2.41 стоит также обратить внимание на точку перегиба — 2008 г. — начало этапа политического развития страны в условиях обра зования властного тандема. Существенно хуже стали решаться пробле мы страны, возникло так называемое «ручное управление». В ход идут такие методы, как обеспечение монопольного положения «Единой Рос сии», организация движения «Наши», манипуляции на выборах, давле ние на СМИ и т. п. Соответственно, разогрев политической температуры общества как ответная реакция неминуем, что прогнозируется многими исследователями12. Проблемы, по существу, не решаются, давление со циального пара — социальной энергетики сопротивления — нарастает, в 2020–2021 гг. кризис неизбежен. Подобное развитие событий, правда, может иметь и положительную сторону: если кризис будет носить оздоравливающий характер, то состояние социума и государственных механизмов в результате может быть оптимизировано.

Вопрос о политическом спектре связан не только с качеством го сударственного управления, он связан и с наиболее важным, обощаю щим показателем — жизнеспособностью государства (точнее, страны) в целом. Очевидно, что распад России как в 1917 г., так и в 1991 г. был обусловлен стечением ряда факторов. Возникает вопрос — а не синхро низируются ли соответствующие факторы в очередной раз? Для ответа на него было проведено исследование так называемого коэффициента жизнеспособности России начиная с 1750 г. (рис. 2.42).

1200 Ширина политического спектра, отн. ед.

Ширина политического спектра Коэффициент КЖС, отн. ед.

жизнеспособности государства 0 1700 1750 1800 1850 1900 1950 2000 2050 2100 — Деструкция государства Рис. 2.42. Коэффициент жизнеспособности России и ширина политического спектра Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы исто рии и перспективы мирового развития в первой половине XXI века. Дубна: Феникс+, 2006.

Видна существенная связь ширины политического спектра и жиз неспособности страны. В 1905 г. суперпозиция революционного расша тывания и военной мобилизации общества, вероятно, компенсировала их противоположные действия, поэтому заметного изменения жизне способности не наблюдается. Однако и в 1917 г., и в 1991 г. связь между показателями очевидна. Страна дважды разваливалась в условиях «пере грева» общества. Казалось бы, прямой вывод таков: политическая элита имеет основания для «замораживания» российского общества. Как, возможно, в рамках этого предположения были правы Иван Грозный, Петр Первый, Сталин (рис. 2.43).

Однако такие периоды подавления социальной энергии бесследно не проходят. Они, как реализация неоптимальной ширины политического спектра, вызывают последствия, которые проявляют себя, например, в виде перехода от «замороженного» общества к «сверхперегретому», за чем следует революция и развал страны. Именно в этом заключается большая опасность для современной России.

Вместе с тем на рис. 2.43 видно, как исторически общество «стремит ся» в своей эволюции приблизиться к оптимальному состоянию. И, про гнозируя развитие исторического тренда, можно довольно уверенно сказать, что у него есть шанс прийти к такому состоянию после 2020 г.

Таким образом, ни политическая, ни партийная система современ ной России с точки зрения их влияния на качество государственного управления оптимальными не являются. Более того, они продуцируют большие угрозы устойчивости развития страны и даже определенные возможности для ее очередного развала.

Что же в таком случае можно предложить в порядке модификации не вполне удачной модели? Например, что может заменить партии? На рис. 2.44 представлены результаты опроса Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, которые показы вают, что следующим по влиянию за партийным институтом является институт так называемых цеховых союзов. Иначе их еще называют отраслевыми объединениями. К этому же классу относятся саморегу лируемые организации.

В ФРГ, например, такие организации являются частью механизма принятия государственных решений, что закреплено в законодатель стве. В отличие от партий, интересы которых смещаются во всем мире от общественно значимой опции 2 к узкогрупповой опции 1 (см. рис. 1.4), интересы цеховых союзов вполне устойчивы, конкретны и профессио нализм их предъявления гораздо выше. Из рис. 1.3 также следует, что партии вовсе не являются естественной монополией в пространстве медиации «социум — власть».

Сталин Оптимальная ширина Путин политического спектра Петр I Иван Грозный Ширина политического спектра, отн. ед.

Заморозка общества Рис. 2.43. Периоды «заморозки» активности общества (уменьшения ширины политического спектра) в истории России.

Неоптимальная технология общественного развития в итоге приводит к кризису Институты, оказывающие наиболее результативное влияние на процесс принятия проектов федеральных нормативных правовых актов Криминальные сообщества Затруднились ответить Институты, оказывающие наиболее результативное влияние на процесс принятия решений федеральных органами исполнительной власти Криминальные сообщества Затруднились ответить Институты, оказывающие наиболее результативное влияние на процесс принятия решений органами исполнительной власти субъектов РФ Криминальные сообщества Затруднились ответить Рис. 2.44. Институты, оказывающие влияние на принятие государственных решений Скорее всего, процесс эволюции общества пойдет по пути специали зации медиаторов на предметах своей профессиональной деятельности, по пути отказа от партий, которые ныне выполняют в политическом процессе лишь одну функцию — воспроизводство себя во власти. Дви жителем предполагаемой эволюции партийных и политических систем будут неизбежные и самостоятельные реакции социума, неудовлетво ренного состоянием дел в государстве, не решающем его проблемы.

Надо помнить, что манипуляции массовым сознанием всегда имеют предел.

2.3. Эволюция современной российской партийной системы и ее историческое прошлое Современная российская партийная система, хотя и копирует во многом западные образцы, не лишена также черт, унаследованных от советской эпохи и короткого, но бурного периода партийного строи тельства до 1917 г.

В России ко времени формирования политических партий в конце XIX — начале XX в. сложилась авторитарная политическая система.

Участием населения в политической и социальной жизни управляло государство. Население было практически отстранено от создания общественных институтов, инициатором их формирования выступало также самодержавное государство. Характерной чертой политической культуры в России было неразличение «политического» и «государ ственного», свойственное феодальному обществу. На Западе это было уже в прошлом. В России же «политическое» стало составной частью «государственного», в результате был создан имманентный императив самодержавия как патерналистско-вассальной политической системы.

Выражением сущности этой системы стала уваровская формула «Право славие, самодержавие, народность», которая и на рубеже веков остава лась основным регулятором общественно-политических отношений в России.

Важно заметить, что российское государство и система «государ ство —общество» принципиально отличны от структур западного типа.

Природно-климатические и социально-исторические условия вывели разные формулы наибольшей цивилизационной успешности для Запада и России. Математическая теория убедительно доказала, что существует два типа государств: так называемые Х-тип и Y-тип (рис. 2.45)13.

Малков С.Ю. Социальная самоорганизация и исторический процесс. М.: URSS, 2009.

Х-структура (Восток) Y-структура (Запад) 1. Регулируемая экономика 1. Либеральая экономика 2. Директивная централизованная 2. Адаптивная (демократическая) система система управления управления 3. Примат коллективизма в социально- 3. Примат индивидуализма в социально психологической сфере психологической сфере Условия формирования: Условия формирования:

– недостаток ресурсов;

– много разнообразных ресурсов;

– сильный внешний враг – слабый внешний враг Конкуренция социумов Конкуренция индивидов Цель: выживание социума Цель: независимое развитие индивидов Способ достижения цели: Способ достижения цели:

– объединение слабых вокруг сильного – объединение слабых против сильного (сильная центральная власть) (слабая центральная власть) Приоритеты: Приоритеты:

– улучшение управления;

– иницирование внутренней конкуренции, – обеспечение единства общества плюрализма, экономической активности Этическая система № 1: «запрет Этическая система № 2: «декларация зла» (свобода действий в рамках добра» (идеалогическое единство) закона) Угрозы системе:

Угрозы системе:

– дезинтеграция (потеря единства – монополизация власти;

общества);

– имущественное расслоение – бюрократизм, коррупция Объект защиты: Объект защиты:

– социальная организация (государство) – индивидуальные права и свободы Рис. 2.45. Два типа систем «государство — общество»

Их различия носят фундаментальный характер, и особенностью России как системы «государство — общество» является более зна чимая и доминирующая роль государства. При этом государство как институт больше напоминает социальную оболочку самого общества, чем противопоставляется обществу. В фазовом пространстве типов го сударства на рис. 2.46 (результаты моделирования Малкова С.Ю.) видно, что существуют два устойчивых состояния, характерных для этих типов системы «государство — общество». Они разные. Не хуже и не лучше одно другого. Это две различные цивилизации. И если проецировать это различие на политическую систему страны, то для России партийный институт менее органичен, чем для западных государств.

u a1/b I a2/c a2/b21 a1/c1 u а u a2/c II I a1/b a2/b21 a1/c1 u б Рис. 2.46. Системы «государство — общество» имеют два различных состояния устойчивости, соответствующие западной (а) и российской (б ) цивилизации Первые политические партии в России появились в конце XIX — на чале XX в., что стало закономерным следствием пореформенного разви тия. Буржуазные реформы Александра II модернизировали экономику страны, но в политической сфере прежний феодально-авторитарный, рестриктивный характер самодержавия сохранился. Сломать традици онную для России патерналистскую политическую культуру в результате реформ также не удалось. Социальная модернизация общества проходи ла несравненно более медленными темпами, чем экономическая модер низация. Россия по национальному менталитету и социальному составу населения оставалась крестьянской страной, что не могло не сказаться на программах и деятельности формирующихся политических партий.

В то же время в России продолжали формироваться новые социальные классы, прежде всего буржуазия и рабочий класс.

Новая для тогдашней России модель капиталистического обще ства должна была инкорпорироваться в самодержавно-авторитарный строй царской России при упорном сопротивлении двух последних российских императоров политической и социальной модернизации.

Неспособность помещичье-дворянского слоя изменить свое мышле ние порождала в этих кругах отторжение новых российских реалий.

В результате российскую правящую элиту на рубеже XIX–XX вв. сковал психологический консерватизм, отодвигавший ее на периферию исто рического процесса преобразований. Она постепенно утрачивала свое доминирующее положение.

Российская буржуазия формировалась в условиях абсолютистского режима и феодальной, по существу, системы. Ее политическое само сознание и поведение целиком зависели от этих условий. Это сдержива ло развитие ее социальной активности, обретение символов и ценностей буржуазности. Всё это тормозило буржуазную стратификацию в стране, консервировало изжившие себя феодальные отношения, превращая их в опасный балласт, в скрытую угрозу социальной стабильности.

Отношения российской интеллектуальной среды с самодержавием со времени активного проникновения идей Просвещения в Россию в XVIII в. начали приобретать характер иррационального противо стояния. К концу XIX — началу XX в. оно имело уже вековую традицию и привело к их окончательному взаимному отчуждению. Опасность такого отчуждения для России крылась в разрушении мировоззренче ского фактора российской исторически гомогенной среды. Во многом для российской думающей публики XVIII–XIX вв. идеи, приходившие с Запада, были инокультурными идеологическими символами. Они вно сили перемены в её представления, но эмпирического — исторического и повседневного — опыта для осознанного восприятия этих идей недо ставало, российской интеллектуальной среде были незнакомы традиции работы демократических институтов, как и западный уровень свободы личности.

Оппозиционная интеллектуальная элита, уверовав в свою непогре шимость, видела свое историческое предназначение в переустройстве России по своему плану, в котором самодержавию отводилась роль по литического статиста и (или) аутсайдера, а народу — статус послушно го и управляемого объекта политической системы, который должен был принять предложенную ему модель развития страны. Особенно этим отличались представители социалистических партий. Именно подобный «прогрессизм» был доминантой мышления русских интеллектуалов, которые стали главным идейным генератором партийного строитель ства в России на рубеже XIX–XX вв., при политической инерции боль шинства населения страны, в основном крестьянского по составу. Рос сийские партии рождались как натужный, привнесенный в Россию, несвойственный ей проект.

Благодаря политическому отчуждению, ставшему характерной чертой российского авторитарного режима, население страны вообще к началу XX в. не имело опыта обладания политическими правами и свободами. Но быстрый рост численности рабочего класса и городско го населения вызывал к жизни процессы, характерные для буржуазного общества начала XX в. Рабочие начали вести борьбу за свои экономи ческие права, еще не до конца осознавая политические аспекты этой борьбы.

Дореволюционный период российского партийного строительства показал, что, несмотря на рестриктивно-терминальные меры прави тельства против формирующихся политических партий, происходил закономерный процесс становления партийной системы, хотя он и был прекращен после революции 1917 г. с утверждением однопартийной системы в СССР.

Политические партии дореволюционной России можно типологизи ровать по двум признакам: территориально-национальному и идеоло гическому. По территориально-национальному признаку политические партии в России делились на: общероссийские, региональные, нацио нальные. По идеологическому признаку выделяются партии социали стического направления, либеральные партии, правомонархические партии и союзы.

На первом этапе развития российской партийной системы возникали в основном национальные политические партии. До 1905 г. в империи действовало 56 национальных партий и движений (9 либерального и кон сервативного направления и 47 социалистической ориентации). В этот же период заявили о своем создании только две общероссийские партии.


Первой в 1898 г. возникла Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП), впрочем, активно действовать она начала только с 1903 г.

Партия социалистов-революционеров де-факто появилась в 1902 г., де юре — в конце 1905 г., когда прошел ее учредительный съезд.

Волна партийного строительства пришлась на период революции 1905–1907 гг. Тогда действовало не менее 125 партий, союзов и движений.

Всего же в России в разные годы существовало до 300 общероссийских, региональных и национальных партий.

После окончания революции 1905–1907 гг. число партий резко пошло на спад, большинство из них распались или прекратили существование из-за полицейских репрессий.

Крупнейшими общероссийскими партиями социалистического на правления были Российская социал-демократическая рабочая партия и партия социалистов-революционеров (эсеры);

либерального — «Союз 17 октября» и Конституционно-демократическая партия (партия каде тов);

в правом движении крупнейшей организацией был «Союз русского народа».

Не успев образовать единую партию, российские социал-демократы размежевались на большевиков и меньшевиков. Во главе большевиков стоял В.И. Ленин, во главе меньшевиков — Ю.О. Мартов и другие.

Впрочем, вплоть до свержения самодержавия эти фракции уживались в РСДРП, не испытывая полного идеологического отчуждения, а ведя диалог.

Своей ближайшей целью РСДРП объявляла свержение самодержа вия и установление в России демократической республики (программа минимум). Конечной целью партия провозглашала осуществление пролетарской революции и построение в России социалистического общества (программа-максимум).

История партии социалистов-революционеров берет свое начало в 1890-х гг., когда появились первые организации эсеров. В них входили радикалы, считавшие себя представителями революционного народ ничества и последователями народовольцев. В начале 1902 г. было объ явлено о создании партии.

Программа и устав партии были приняты на первом съезде эсеров 29 декабря 1905 г. — 4 января 1906 г. У истоков партии стояли Е.К. Бреш ко-Брешковская, Г.А. Гершуни, М.Р. Гоц, Н.И. Ракитников, В.М. Чернов.

Программа партии социалистов-революционеров, также как и про грамма РСДРП, заявляла о необходимости свержения самодержавия в России и установления демократической республики с последующим построением социализма. Отличие заключалось в идеологии партий.

Социал-демократы выступали с позиций марксизма, эсеры — с пози ций неонароднического социализма. Поэтому главным для эсеровской партии был аграрный вопрос. В программе его предлагалось решить посредством социализации земли, под которой эсеры понимали от мену частной собственности на землю и передачу ее в общенародное достояние. При всей вертикальной структурированности партия эсеров не отличалась организационной монолитностью. В нее входили и ав тономные организации: «Крестьянский союз партии эсеров» (возник в 1902 г.), «Союз народных учителей» (сложился в 1903 г.), рабочие союзы (оформились в 1903–1904 гг.).

Членами обеих партий социалистического направления до револю ции 1905–1907 гг. были в основном интеллигенты. Во время революции социальный состав изменился: в партии эсеров стали преобладать ра бочие и крестьяне, в РСДРП — рабочие.

До революции 1905–1907 гг. партия эсеров заявляла о себе в основ ном террористической деятельностью. Ее осуществляла небольшая, численностью от 10 до 30 человек, «боевая организация», обладавшая в партии автономными правами. Численность эсеровской партии не превышала в этот период 2–2,5 тыс. человек.

Организации обеих партий социалистического направления (со циалистов-революционеров и РСДРП) формировались по принципу «сверху вниз». Сначала из профессиональных революционеров созда валось ядро организации, потом в нее вербовались рядовые члены. Это было одним из слабых мест социалистических партий, потому что как только профессиональный революционер покидал организацию, она обычно распадалась.

Революция 1905–1907 гг. характеризовалась неслыханной для Рос сии политической активностью масс. Протестное движение охватило всю империю и приняло различные формы: классовые, социально групповые, национальные, религиозные. Движение носило не только протестный, но и контрсистемный характер, поставив самодержавие как исторически сложившийся конструкт российской государствен ности на грань распада. Требовались решительные и быстрые действия не только по наведению порядка в стране, но и еще в большей степени по проведению реформы политической системы, по преодолению се рьезных структурных диспропорций, иначе распад государственной и социальной ткани страны грозил перерасти в коллапс системы само державия.

Только перед очевидной угрозой гибели самодержавия Николай II пошел на реформы в империи. Манифестом от 17 октября 1905 г. зако нодательно закреплены общегражданские свободы, в 1906 г. была обра зована Государственная дума. Но это были уступки, а не политически осознанная позиция. Новая система не была создана.

Либеральные партии сложились уже в ходе революции 1905–1907 гг.

Общероссийский масштаб приобрели «Союз 17 Октября» и Конститу ционно-демократическая партия.

«Союз 17 октября» был образован в конце ноября 1905 г. как право либеральная партия. Его создание было политическим ответом на ре волюцию тех российских страт, которые, с одной стороны, испугались революционных потрясений, с другой — видели возможность объеди ниться в политическую партию с целью постепенного реформирования самодержавного режима в конституционную монархию.

Программа «Союза 17 октября» была принята на первом съезде партии, проходившем в феврале 1906 г. В программе декларировались новые, по мнению октябристов, формообразующие реалии, которые были введены в общественную жизнь России после опубликования Манифеста от 17 октября 1905 г. К ним октябристы относили переход российской государственности в «новое начало — начало конституци онной монархии». «Отныне, — также говорилось в программе, — народ наш становится народом политически свободным, наше государство — правовым государством». Цель государственного переустройства октябристы видели в создании в России дуалистической монархии с преобладанием монархического элемента. Управлять страной должны император и двухпалатный парламент (Государственная дума и Госу дарственный совет), но основополагающие и приоритетные права должны принадлежать царю. Программа «Союза 17 октября» заявляла о необходимости сохранения «единой и неделимой» России, обеспече ния основных гражданских и политических прав (свободы совести, свободы слова, неприкосновенности личности, жилища и собствен ности граждан и т. д.). Взгляды на решение крестьянского вопроса у октябристов в основном совпадали с положениями столыпинской аграрной реформы.

Наибольшей численности «Союз 17 октября» достиг в 1906 г., когда в его рядах состояло около 80 тыс. человек. По своему социальному со ставу он являлся партией служилого дворянства и крупной финансовой и торгово-промышленной буржуазии. Все попытки руководства партии создать устойчивые рабочие и крестьянские организации потерпели неудачу.

Идеологическая и организационная аморфность «Союза 17 октября»

сказалась уже в ходе революции 1905–1907 гг. Провал октябристов на выборах в I Государственную думу, а также изданный министерством внутренних дел циркуляр от 14 сентября 1906 г., запретивший участие государственных служащих в деятельности политических партий, при вели к распаду местных организаций. Третьеиюньский государственный переворот еще ускорил этот процесс.

Введение нового избирательного закона позволило октябристам провести в III Государственную думу 110 своих представителей, а вместе с примкнувшими к ним депутатами октябристская фракция составила 154 депутата. В Думе октябристы тесно сотрудничали с правительством Столыпина и считались проправительственной партией.

После убийства в 1911 г. Столыпина союз октябристов с правитель ством потерял свою значимость. В декабре 1913 г. фракция октябристов в IV Государственной думе раскололась, что ознаменовало конец «Союза 17 октября», претендовавшего на то, чтобы стать политическим центром российской партийной системы. Он не смог естественным образом объединить две разновекторные политические парадигмы: либерально умеренный реформизм и монархический консерватизм. К 1915 г. партия прекратила свое существование.

Левый фланг либерального движения занимала Конституционно демократическая партия, о создании которой было объявлено на ее первом съезде, проходившем 12–18 октября 1905 г. В партию кадетов входили в основном либеральные помещики, представители цензовой интеллигенции и средних городских слоев. Руководителем партии был П.Н. Милюков.

Манифест 17 октября был воспринят кадетами с удовлетворением и надеждой на то, что самодержавие начало трансформироваться в кон ституционную монархию. Программа Конституционно-демократической партии, принятая на ее первом съезде, была программой переустройства России на началах конституционной монархии. Она постулировала необходимость введения в стране общегражданских свобод и прав, институциализации принципа разделения властей, развития парламен таризма, создания правительства, ответственного перед парламентом, проведения аграрной реформы с наделением крестьян землей за счет общегосударственного земельного фонда, введения рабочего законода тельства. К весне 1906 г. действовало около 360 партийных организаций различного уровня, в которых насчитывалось до 70 тыс. членов. Боль шинство организаций находилось в городах, но в деревнях они также существовали.


Решение радикальных социалистических партий бойкотировать выборы в I Государственную думу позволило кадетам привлечь на свою сторону левый электорат. В результате в Думе первого созыва оказа лось 179 представителей Конституционно-демократической партии, они стали самой большой думской фракцией. Это позволило кадетам приступить к проведению через законодательный орган своих проек тов и инициатив. Первоочередными задачами признавались осущест вление аграрной реформы и принятие нового избирательного закона.

Кадетами были внесены также законопроекты об отмене смертной казни, об основных положениях гражданского равенства, о непри косновенности личности и др. Но, как известно, I Государственная дума просуществовала всего 72 дня.

Во II Государственной думе представительство кадетов сократилось до 98 депутатов, тем не менее они по-прежнему играли определяющую роль в работе Думы. Кадеты продолжали критиковать действия прави тельства, проголосовав, в числе прочего, против столыпинского аграр ного законодательства.

Партия социалистов-революционеров бойкотировала выборы в I Го сударственную думу. В выборах во II Государственную думу эсеры уча ствовали и смогли провести в нее 37 своих депутатов. Важнейшей за дачей парламентской деятельности депутаты-эсеры, как уже говорилось, считали проведение земельной реформы. В поддержку своего аграрного проекта им удалось заручиться подписями 104 депутатов. Роспуск II Го сударственной думы и установление в стране третьеиюньского режима изменило отношение эсеров и к Думе, и к новой ситуации в России.

Эсеры считали, что третьеиюньский переворот вернул Россию в само державно-авторитарный режим и поэтому необходимо возобновить борьбу с царизмом революционными методами. Поэтому эсеры бойко тировали выборы в III и в IV Государственные думы.

Социал-демократы, как и эсеры, выборы в I Государственную думу бойкотировали. В выборах в Думы следующих созывов РСДРП прини мала участие. Во II Думу социал-демократы смогли провести 65 своих депутатов. Связь фракции социал-демократов с военной организаци ей РСДРП послужила поводом к роспуску II Государственной думы.

27 членов социал-демократической фракции в декабре 1907 г. были приговорены за участие в революционном сообществе к 4–5 годам каторжных работ. Количество социал-демократов, избранных в III и IV Государственные думы, было незначительным: 19 и 14 депутатов соответственно. Социал-демократические фракции видели в думской трибуне удобное место для пропаганды своих идей и критики прави тельственной политики (во II Думе, например, они выступали за за конопроект об упразднении военно-полевых судов, отмену указов об усилении репрессий и т. д.).

Правомонархические формирования — черносотенцы — начали складываться в ходе революции 1905–1907 гг., что понятно, ибо само державному строю в рамках авторитарно-патерналистского режима была не нужна партия или организация, защищавшая, по сути, устои государственной власти. Возникновение правомонархического движе ния являлось естественной реакцией растерявшегося от революционных событий консервативного обывателя, боявшегося атмосферы «радикаль ной неопределенности» революции 1905–1907 гг.

Правомонархические формирования за все время существования так и не смогли объединиться в единую партию. Крупнейшей право монархической организацией стал «Союз русского народа».

Организационные структуры других правомонархических органи заций были во многом идентичны структуре «Союза русского народа».

Это относится и ко второму по численности и значимости формирова нию правых — «Русскому народному союзу имени Михаила Архангела», который был создан в начале 1908 г. В.М. Пуришкевичем и его сторон никами, отколовшимися от «Союза русского народа».

К причинам быстротечного развала правомонархических перифе рийных организаций следует отнести политический просчет правых идеологов в отношении «низших» слоев общества. Их несколько идеа листическое и одновременно попечительское отношение к «низам» (пре жде всего к крестьянству, в меньшей мере к рабочим) как к якобы вер ным сторонникам самодержавия приводило к тому, что они не видели необходимости вести последовательную агитационную работу в массах.

Будучи выходцами из обеспеченных слоев российского общества, идео логи правых были знакомы с жизнью народа более понаслышке, прямо линейно и механистически оценивали мировоззрение, мироощущение и психологию «низов». В результате черносотенное «хождение в народ»

окончилось (и не могло не окончиться) таким провалом.

Тем не менее установленная по формальному признаку на основе архивных и других репрезентативных источников численность черно сотенцев к концу 1907 г. достигала 500 тыс. чел. А количество зареги стрированных организаций — 2229. На выборах в I Государственную думу правомонархические организации выступали под лозунгами сохранения самодержавного строя и не смогли провести в Думу ни одного депутата, набрав всего 9,2% голосов выборщиков. На выборах во II Думу черносотенцы объединились с октябристами, выставив общих кандидатов. Список правых получил 25% всех голосов выборщиков. Тем не менее черносотенцем не удалось создать во II Думе самостоятельную фракцию.

Выполнив задачу по содействию правительству в подавлении ре волюции, черносотенное движение в целом и его лидеры в 1907–1917 гг.

оказались не способными не только воспринимать, но даже осознавать новые политические реалии. К 1917 г. правые монархисты были полно стью дезорганизованы. И даже не попытались выступить на защиту императорской власти во время Февральской революции.

После революции 1905–1907 гг. партии социалистического направле ния как главные и непримиримые противники российского самодержа вия подверглись масштабным политическим репрессиям со стороны правительства. Это привело к прогрессирующему разрушению их орга низационных структур. В течение всего межреволюционного десятиле тия репрессивные органы последовательно во всех регионах империи наносили удары по организациям РСДРП и партии эсеров: арестовыва лись агитаторы, руководители и рядовые члены местных организаций (рабочие, крестьяне, интеллигенция). Количество партийных организа ций всех уровней к 1917 г. уменьшилось в разы: у РСДРП с 233 в 1907 г.

до 39, у партии социалистов-революционеров с 287 в 1907 г. до 18. В ре зультате к февралю 1917 г. деятельность двух общероссийских социали стических партий на местах была парализована.

Свержение самодержавия привело к возрождению РСДРП, партии социалистов-революционеров и кадетской партии.

После Февральской революции в ряды партий хлынули десятки тысяч новых членов. В члены эсеровской партии принимали целыми де ревнями, полками и заводами. В результате численность партии эсеров в 1917 г. составляла около миллиона человек, а число организаций — 436.

Новых членов партии стали называть «мартовскими эсерами», подчер кивая недостаточность их представлений о теории и идеологии партии.

Численность РСДРП также росла быстро, хотя и не достигла столь больших цифр, как у эсеров. Численность меньшевиков возросла до максимальных значений в августе 1917 г. — 193 тыс. членов, численность большевиков к октябрю 1917 г. составляла от 350 до 400 тыс. членов.

Деятельность и динамика численности партийных рядов РСДРП и эсеров с 1905 по октябрь 1917 гг. убедительно показывают, что эти партии находили достаточно широкую поддержку у населения, что они представляли интересы различных социальных страт.

Конституционно-демократическая партия, пришедшая к власти сразу после свержения Николая II, не смогла не только вывести страну из глубочайшего кризиса, но даже стабилизировать ситуацию. Испыта ние властью вылилось в горькое разочарование для кадетских кругов.

Видимо, именно поэтому на проходившем в августе 1917 г. расширенном заседании центрального комитета руководство партии дало согласие на установление в стране военной диктатуры Л.С. Корнилова, что являлось, по существу, признанием в политическом бессилии, в неспособности восстановить порядок в стране правовыми методами, удержать ее от сползания к хаосу.

Кадеты, по сути, признавали свою беспомощность в сложившихся условиях. Их неспособность управлять была вызвана отсутствием опы та, поскольку до XX в. они вообще не участвовали в управлении стра ной. Эта особенность является очень симптоматичной и перекликается с российскими обстоятельствами последних десятилетий.

Ко времени крушения самодержавия в феврале 1917 г. для России были характерны неразвитость институтов гражданского общества, аграрный тип экономики, низкий уровень жизни населения, массовая неграмотность. Все это мешало появлению такой черты, как потреб ность участвовать в общественной жизни страны, характерной для менталитета буржуазных обществ. Власть большевиков после 1917 г., затем коммунистов была фактически продолжением российского само державия как системы управления страной без участия институтов гражданского общества, зачатки которого, возникшие при самодержа вии, были ликвидированы. Партийное строительство, едва начавшись, было свернуто. Слой буржуазии был уничтожен. Интеллигенция как системный компонент, способствующий формированию свободомыс лия, во времена коммунистической диктатуры находилась под жесто чайшим контролем. Советское общество было превращено партийной диктатурой в политически однородное образование. Единственная партия стала выполнять функции государства и в итоге стала партией государством.

Хрущевская «оттепель» привела к появлению во второй половине 1960-х гг. диссидентства — первой политической оппозиции в обществе.

Возникшие в это время объединения клубного типа не имели программ и четко очерченной идеологии. В этой среде бытовал широкий спектр идей — от протестных до антикоммунистических, были популярны общие положения либеральной доктрины, поверхностно понимаемые интеллигенцией из-за продолжительного отсутствия традиций либера лизма в России.

В момент разрушения коммунистического государства оппозицион ная интеллигенция смогла генерировать только «программу разруше ния», но не сумела выработать «программу созидания». Демократиче ским формированиям были присущи отсутствие четкой организацион ной структуры и осознанной программы, не окончившийся процесс артикуляции политических интересов внутри движения. О профессио нальной готовности к управлению страной не было и речи. Отсутствие широкой социальной базы и устоявшихся идеологических императивов, эндогенная слабость формирующегося демократическо-либерального спектра не позволила создать либерально-демократической оппозиции сильной профессиональной партии. Рождающиеся партии так и не преодолели стадии дискуссионных клубов. Правда, уже через 10–20 лет к этому добавилось почти «пожизненное» устройство в депутаты вместе с возможностями депутатского иммунитета, а также колоссальная кор рупция. К сожалению, именно эти явления в формирующейся в конце XX — начале XXI в. природе нового российского партийного строитель ства стали доминирующими. Прогнозирование основывается на этой тенденции.

В мае 1988 г. первой среди демократической оппозиции объявила себя политической партией группа во главе с В. Новодворской и Е. Де брянской. Был образован «Демократический союз», но уже к концу года он распался на отдельные организации. Новым поводом к активизации партийного строительства стала отмена в марте 1990 г. 6-й статьи Кон ституции. Сформировались две партии демократического направле ния — Социал-демократическая партия России (СДПР) (май 1990 г.) и Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ) (ноябрь 1990 г.). Последняя была создана членами реформистского движения «Де мократическая платформа в КПСС». Обе партии в своих программных документах выступали с социал-демократических позиций. Руководство партиями осуществлялось на основе коллективного принципа. Во главе Социал-демократической партии России стоял совет из трех сопредсе дателей: П. Кудюкина, А. Оболенского и О. Румянцева. Республиканской партией Российской Федерации руководил Координационный совет в составе В. Лысенко, С. Сулакшина и В. Шостаковского. Численность каждой партии не превышала в то время нескольких тысяч человек.

В это же время формируются идейно-политические движения на ционалистов. В начале 1990 г. была создана Национально-республикан ская партия России во главе с Н. Лысенко и организация «Русское на циональное единство» (РНЕ) А. Баркашова. Идеологически обе органи зации вышли из общества «Память». Обе партии пропагандировали не только антикоммунизм, но и неприкрытый национализм, отягощенный различными фобиями.

Крупнейшей организацией в демократическом движении в начале 1990-х гг. стала «Демократическая Россия». Союзником демократической оппозиции стала часть партийно-государственного чиновничества, которая стремилась освободиться от опеки КПСС и под флагом оппози ции реализовать свой шанс на карьерный рывок. Именно в союзе с этой частью чиновничества и партийной номенклатуры демократическая оппозиция взяла под контроль сначала законодательную (Верховный Совет), а затем и исполнительную (президент) власть в России.

Таким образом, изначально процесс партийного строительства в посткоммунистической России оказался связан с бюрократическо-го сударственным аппаратом. Первыми секретарями новых демократиче ских партий и «выдвиженцами» в органы государственной власти стали бывшие секретари КПСС. Отсутствие в рядах демократической оппо зиции сложившихся партий с характерной для них организационной структурой, программными установками, широкой и постоянной со циальной поддержкой, традициями политического участия и партий ного существования в политико-правовом поле привело к достаточно быстрому восстановлению и реваншу бюрократии как системного и определяющего элемента в государственном управлении России.

Для бюрократии настоящее политическое движение масс представ ляет угрозу из-за возможности трансляции «наверх» политических требований населения помимо нее самой — расширение границ участия населения в политическом процессе ведет к сужению власти бюрокра тии. Поэтому создание независимых политических партий бюрократия допустить не могла. И это стало второй фундаментальной причиной поворота процесса партийного строительства в России на путь создания суррогатных формирований.

Третьей причиной стало преобразование структуры финансовых потоков в государстве. Профессиональная партийная система без них недееспособна ни на выборах, ни в текущей деятельности. В 1990-е и 2000-е гг. шло формирование олигархии. Олигархи сколотили свои со стояния во многом благодаря связям, часто коррупционного характера, в высших эшелонах власти. Имея прямой доступ к верховной власти или влияние на нее, олигархи, естественно, не видели смысла в создании своих политических партий. Тем более они не были заинтересованы в появлении оппозиционных сил. Заставить КПРФ сдать позиции не составило труда из-за ее догматизма и негибкости, унаследованных от КПСС, а также возрастного фактора. А такие потенциально привле кательные для масс направления, как патриотические, центристские, были заполнены подставными и управляемыми суррогатами. По мере исчерпания эффекта новизны, потенциала обещаний и посулов уже су ществующая структура заменялась следующим кремлевским проектом.

То есть как только наступал момент ответа за деятельность и посулы, происходила смена вывески. Череда подобных партий-проектов стала системным явлением. Первым таким проектом была ЛДПР, первона чально созданная в недрах КПСС и КГБ, правда, потом превратившаяся в личный бизнес-проект ее лидера. Впоследствии она стала лояльным административным отростком бюрократического механизма.

«Демократическая Россия» — «Выбор России» — «Наш дом Россия»

«Отечество — вся Россия» — Межрегиональное движение «Единство»

(«Медведь») — «Единая Россия» — ее клон, псевдооппонент «Справед ливая Россия». Разбавление проектного ансамбля для создания види мости широкого политического спектра и демонстрации Западу рос сийского плюрализма и демократизма такими партиями, как «Союз правых сил», «Яблоко», «Правое дело», а также манипуляции с «Роди ной» окончательно обозначили искусственную природу процесса пар тийного строительства в России. Модификация избирательной системы, предусматривающая отказ от мажоритарных выборов, нанесла еще один сильный удар по естественному потенциалу партийной подсисте мы как элементу системы «государство — общество». Суррогатный тип российского партийного строительства к 2011 г. лишил общество аль тернативы.

Партийный монополизм при формальной многопартийности про грессирует, а профессиональная функциональная нагрузка на правящую партию в связи с ее классическими функциями продолжает деградиро вать. Несмотря на принятые партией программные документы: Про граммное заявление партии (VII съезд партии, Екатеринбург, декабрь 2006 г.), Предвыборная программа «Единой России» (VIII съезд партии, Москва, октябрь 2007 г.), — «Единая Россия» так и не обрела сложив шейся идеологии. Программные заявления партии де-факто формиру ются исполнительной властью, ее стратегическим видением проблем, стоящих перед страной, и путей их решения в виде «плана Путина», коррекции «Стратегии 2020».

В первом пятилетии XXI в. окончательно оформились персона листский тип правящей партии и институт имитационной демократии и многопартийности.

Для понимания природы деградации партийной системы целе сообразно рассмотреть основные механизмы приема новых членов в партию на основе формальных процедур приема, описанных в уставах официально зарегистрированных партий, а также проанализировать состав партийных фракций в Государственной думе пятого созыва.

В зависимости от условий приема в партию, закрепленных в партий ных уставах, можно выделить три группы партий.

Первую группу составляют партии с минимальным количеством ограничений при приеме. Так, согласно уставу ЛДПР членом партии можно стать с момента приема анкеты и удостоверения данных коор динатором регионального отделения. В партиях «Патриоты России», «Правое дело» и «Яблоко» достаточно написать заявление и ожидать решения руководящего органа первичного, местного или регионального отделения партии о приеме в члены партии.

В КПРФ процедура принятия более сложная. Уставом предусмотрена необходимость рекомендаций двух партийцев, для чего, как правило, от кандидата требуется активная работа в местной партийной ячейке. Обо значенные условия воспроизводят принципы КПСС. Рекомендации яв ляются фильтром, ограничивающим возможность вступления в партию.

Одним из результатов действия данного механизма является снижение притока молодых кадров в КПРФ, т. е. ее «старение» (рис. 2.47).

49 50 47 Возраст, лет «Патриоты «Справедливая «Правое дело»

«Яблоко»

«Единая ЛДПР КПРФ Россия»

России»

Россия»

Рис. 2.47. Средний возраст членов руководящих органов политических партий Наиболее сложна процедура вступления в партию «Единая Россия».

Для вступления в партию необходимо иметь шестимесячный стаж в институте сторонников, рекомендацию Совета сторонников партии, пройти собеседование в первичном партийном отделении и подать за явление о вступлении. Союз сторонников существует также у «Справед ливой России», но членство в нем не является условием для вступления в партию.

Наиболее распространенный способ создания новых партий — слия ние нескольких партий под запланированную предвыборную конфигу рацию (расстановку сил). В «Единой России» в момент ее основания путем слияния «Единства» и «Отечества» в декабре 2001 г. численность составляла 60 тыс. человек, в марте 2006 г. партия, по утверждению ее лидера Б. Грызлова, насчитывала более 1 млн человек. К началу 2009 г.

количество членов составило уже более 1,7 млн человек.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.