авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Центр проблемного анализа и государственно- управленческого проектирования Партийная и политическая система России и государственное управление ...»

-- [ Страница 4 ] --

Второй быстро растущей партией после «Единой России» является «Справедливая Россия». Как заявил С. Миронов на первом внеочеред ном съезде 16 февраля 2007 г., ежемесячный прирост членов партии в первые месяцы после объединения трех партий («Родины», «Партии пенсионеров», «Российской партии жизни») составлял 30 тыс. человек.

К 2009 г. членский актив партии превысил 400 тыс. человек. За три года увеличилась и численность ЛДПР: с 90 тыс. в начале 2006 г. до 169 тыс.

членов к началу 2009 г.

Описанный способ позволяет создать крупную партию, обладающую электоральным потенциалом, без кропотливой работы по построению партийной структуры и распространению партийной идеологии. Подоб ный механизм является искусственным по своей сути: партии создаются властью, а не в результате политической активности граждан. И даже если в краткосрочной перспективе это способствует успеху партии на выборах, в долгосрочной перспективе использование данного метода вымывает из партии наиболее принципиальных членов, повышает уро вень конфликтности региональных ячеек с центром.

Среди факторов, влияющих на численность партийного членского актива, значение имеет отношение населения к партиям и, в частности, желание вступить в ту или иную партию. Результаты социологических исследований указывают на непопулярность идеи членства в партии среди населения. Данные опроса, проведенного весной 2007 г. фондом «Общественное мнение», показывают, что 82% респондентов исключают возможность стать членами какой-либо партии, 11% допускают идею вступления в партию, при этом только 1% опрошенных уже состоит в партиях.

Таким образом, непопулярность партийного института среди рос сиян убедительна. Тем более неадекватным выглядит стремление свя зать выборную систему в органы власти исключительно с партийным механизмом.

Казалось бы, что по крайней мере КПРФ должна была избежать участи партии, подконтрольной власти. Однако партийная система выстроена так, что перед партиями стоит выбор: или быть инкорпо рированной в модель партийной системы, выстроенную властью, или проявить самостоятельность, но оказаться внесистемной оппозицией, со всеми отрицательными и рестриктивными для партии последствиями.

КПРФ выбрала, хотя и не явным образом, путь политического актора, встроенного в созданную властью партийную систему.

В вопросах организационной структуры КПРФ осталась верна традициям КПСС. Хотя высшим органом КПРФ и провозглашается съезд, однако руководство партии является, по сути, несменяемым, что видно из «закрытости» выборов председателя партии. Трансфор мация КПРФ вряд ли возможна, ибо социальной базой партии про должают оставаться вчерашние члены КПСС, прежде всего бывшие члены парткомов, месткомов, профкомов и т. д., которые привыкли работать в иерархической системе, когда распоряжения спускаются сверху и инициатива четко регламентирована. В этом просматривается глубокое ментальное родство КПРФ и современных административных партий.

Динамика стратификации российского общества сужает социальную базу КПРФ, превращает ее в партию стареющей советской властной эли ты. Более того, сегодня «Единая Россия» и «Справедливая Россия» от бирают у КПРФ электорат, которому ментально близка советская эпоха и который привык видеть во власти систему патернализма. В сознании патерналистски настроенных людей власть со времени президентства В. Путина наконец стала ассоциироваться с политической системой, которая выполняет свои прямые социальные обязанности — защищает интересы населения. Эти группы граждан переносят свои ожидания с КПРФ на В. Путина и правительство.

Как результат, численность КПРФ за последние несколько лет со кратилась с 547 тыс. чел. в 1990-х гг. (тогда действовало более 20 тыс.

организаций разного уровня) до 184 тыс. членов в июне 2006 г., объеди ненных в 17 тыс. партийных организаций.

Таким образом, для КПРФ характерны политическая ригидность, неспособность партии к внутреннему реформированию, невозмож ность обретения нового конструктивизма, генерируемого руководством партии. Возможность выхода из нынешнего состояния для КПРФ пока не просматривается.

Падение поддержки КПРФ населением в последние годы видно на примере выборов в Государственную Думу. На выборах 1995 и 1999 гг.

партии удалось получить наибольшее число голосов избирателей — 22,3% и 24,29% соответственно. На выборах 2003 г. КПРФ смогла набрать только 12,8%. Во время выборов 2007 г. КПРФ получила еще меньше — 11,57% голосов избирателей. На выборах 2011 г. электорат КПРФ несколь ко увеличился: партия получила 19,19% голосов от числа избирателей, принявших участие в голосовании.

ЛДПР в новой конфигурации, выстроенной кремлевскими стратега ми, как и раньше, отводится роль представления интересов социальных групп, не принимающих коммунистические идеологемы, настороженно относящихся к проправительственным партиям и выступающих с по зиций державного патриотизма.

Другая партия патриотической ориентации — «Патриоты России».

Партия была создана на основе Российской партии труда в апреле 2005 г.

В новую партию вступила значительная часть членов Национально державной партии России, Российской партии труда и Евразийской партии — Союза патриотов России. В ноябре 2008 г. «Патриоты России»

объединились с Российской политической партией мира и единства, сохранив свое название. Председатель партии — Г. Семигин. В Думе четвертого созыва у партии была фракция из 8 депутатов. Это был мак симальный успех.

Сформировавшаяся в стране к концу первого десятилетия XXI в.

партийная система фактически привела к сужению возможностей на селения транслировать через партии свои интересы в адрес власти.

Исполнительная власть на самом верху продолжает работать в тес ном единстве с «Единой Россией», при этом члены партии явно выпол няют подчине нную роль. Информативно свидетельство известного российского публициста с многолетним стажем членства в рядах «Еди ной России», выступающего под псевдонимом Z.Z.: «Безусловно, “Единая Россия” создавалась для того, чтобы стать проводником государственной политики команды Владимира Путина… Партия не призвана стать “ру ководящей и направляющей силой” государства, а лишь проводником воли политической»14.

«Единая Россия», по мнению Z.Z., превращается, в числе проче го, в политическую и «элитную» синекуру для регионалов: «Речь… о проблемах в самой ЕР. Региональные элиты научились очень хорошо маскировать свою выгоду под государственные интересы и прекрасно пользуются статусом и благами, которые им дают членство и должности в партии власти, корочки депутатов этой партии и возможности влиять через большинство в местных советах и заксобраниях на региональное законодательство». Автор статьи дает нелицеприятную характеристику деятельности партии на региональном уровне, которая «вместо того, чтобы стать контролирующим органом для региональной исполни тельной власти… в большинстве случаев полностью подчинена ее воле.

Вместо того, чтобы дисциплинировать местное чиновничество, вы работать некое подобие нравственного кодекса, партия покрывает все их мелкие и крупные грешки и погрязла в региональном трайбализме, делит власть и бизнес не хуже, чем в постылые 1990-е». Деятельность местных организаций и их состав «…также оставляют желать лучшего.

В большинстве регионов, которые приходилось наблюдать, партячейки наполнены грустными, некомпетентными в политике людьми, больше похожими на сотрудников ДЭЗов, чем на функционеров “партии вла сти”. Пожилые женщины с замученными лицами, мужчины в потертых пиджаках с обильно посыпанными перхотью воротниками. При том, что руководство партячеек не бедствует, лихо подруливая к офисам на “мерседесах” в сопровождении “джипов” с охраной».

По мнению Z.Z., «Единая Россия» должна перестать быть сервиль ной политической организацией: «Стране не нужна слепая лояльность ко всему, что сегодня кажется силой. Стране нужна ЕР как самостоя тельная сила, как гарантия сохранения преемственности политического Русский журнал. 2009. Февр.

курса, как возможность людей напрямую обращаться к власти и самим пополнять ее кадры».

Z.Z., по сути, признает, что произошло огосударствление «Единой России». Поэтому при наличии всех партийных атрибутов «Единая Россия» теряет в функциональном смысле статус партии. «Единую Рос сию» следует рассматривать (классифицировать) как псевдопартийную административно-государственную организацию. Ее задачи — про водить необходимые исполнительной власти законопроекты через Думу, реализовывать политику правительства на региональном уровне.

В социальной плоскости — обеспечить поддержку власти в обществе.

Естественно, что одна «Единая Россия» не в состоянии выполнить эту задачу из-за невозможности представлять весь спектр политических предпочтений населения и в силу формально-административной при роды «Единой России», что нередко встречает отторжение у населения.

Партии власти настоятельным образом потребовалась хотя бы еще одна административная партия.

Кремлем была проделана существенная работа по созданию такой партии. Ею стала «левоцентристская» «Справедливая Россия».

Основой для формирования в 2006 г. партии «Справедливая Россия»

стали три политические партии: «Родина», Российская партия жизни и Российская партия пенсионеров. Предвыборная программа «Справед ливой России» формировалась вокруг идеи социальной справедливости, на которую в российском обществе существует до сих пор значительный социальный запрос. По существу же кремлевский проект имел целью занять «левую» нишу, разбавляя голоса коммунистов и имитируя кон куренцию с «Единой Россией».

Стратегия заполнения электоральных ниш управляемыми партиями привела к тому, что на 2011 г. официально зарегистрировано семь по литических партий, которые «охватывают» весь политический спектр.

1. Якобы центристская партия «Единая Россия».

2. Левые партии: КПРФ, якобы левоцентристская «Справедливая Россия».

3. Патриотическо-государственные партии: ЛДПР, «Патриоты Рос сии».

4. Либерально-правый партийный спектр: «Яблоко», «Правое дело».

Одним из важнейших каналов осуществления контролируемой по литики партийного строительства стал закон о политических партиях.

Не без его помощи был значительно сужен партийный спектр совре менной России.

Вот какова была динамика. По данным ЦИК РФ, на 20 августа 2006 г.

было зарегистрировано 35 политических партий. После проведенной перерегистрации политических партий Федеральной регистрацион ной службой в России на 26 октября 2006 г. действовало 19 партий.

20 августа 2008 г. ЦИК зарегистрировал 15 партий. На 15 августа 2009 г.

в Минюсте РФ было зарегистрировано 7 политических партий. Таким образом, за три года, с 2006 по 2009 г., количество зарегистрированных политических партий сократилось в 5 раз — с 35 до 7 партий.

Закон о партиях является лишь элементом в политической системе, которую создает высшая исполнительная власть страны. Адаптируя для своих нужд демократические институты, власть явно создает имитацию демократического режима.

Политические партии в этой модели помогают власти отстранять население от участия в политическом процессе, превращая отстаивание интересов населения в формальный процесс с заранее прописанным партией власти сценарием развития событий и обрекая население на политическую пассивность и беспомощность. Это касается и выборов, результат которых очевиден еще до конца избирательной кампании.

Современные политические партии оказались зажаты в политиче ской резервации органов представительной власти всех уровней. Партии не имеют правовых полномочий участвовать в формировании испол нительных органов власти федерального уровня, а на региональном уровне процесс жестко контролируется высшей исполнительной вла стью. Поэтому политические партии, по сути, не обладают возможно стью представлять свои интересы в федеральных и региональных орга нах исполнительной власти, хотя право партий выдвигать кандидатов на должность главы исполнительной власти закреплено в законе о пар тиях и в Федеральном законе «Об общих принципах организации за конодательных (представительных) и исполнительных органов государ ственной власти субъектов Российской федерации». В результате уча стие политических партий в государственном управлении современной России следует охарактеризовать как минимальное.

Говоря о развитии партийной системы современной России, можно выделить три этапа партийного строительства.

На первом этапе осуществлялось свободное партийное строитель ство — с конца 1980-х до середины 1990-х гг. Тогда складывались партии следующих направлений: а) демократические — «ДемРоссия», «Демо кратический выбор России», «Яблоко»;

б) вождистско-популистские — ЛДПР и Народно-республиканская партия России А. Лебедя, в) ком мунистические — КПРФ и др., г) крайне правые националистические партии и организации — Национально-республиканская партия России во главе с Н. Лысенко и «Русское национальное единство» (РНЕ) А. Бар кашова. Политический центр в партийной системе отсутствовал.

На втором этапе произошло восстановление роли государственно бюрократического аппарата, его активная самоорганизация, завоевание доминантных позиций во властных структурах и создание своих пар тий. Власть создавала центристские политические партии и движения под конкретного лидера: «Наш дом — Россия» В. Черномырдина, блок «Отечество — Вся Россия» Е. Примакова и Межрегиональное движение «Единство» («Медведь») для поддержки В. Путина.

На третьем этапе закончилась реорганизация исполнительной власти в персоналистско-административную систему. Политические партии окончательно превращаются в добавочный и вторичный механизм вла сти. Внесистемные партии подвергаются правовой, административной и другим формам дискриминации и элиминированию из политической жизни, а их сторонники инфильтруются за пределы общественной жизни.

Производится искусственное заполнение ниш политического спектра:

административные партии — «Единая Россия», «Справедливая Россия»;

системная оппозиция — КПРФ, ЛДПР;

внесистемная оппозиция — «Яблоко», «Правое дело», Национал-большевистская партия и др.

В такой системе партии не представляют интересы населения, а об служивают бюрократический механизм проведения необходимых ис полнительной власти законов через парламент. Чтобы в созданном ме ханизме не было сбоев, была осуществлена соответствующая переделка избирательной системы, законов о выборах и о партиях.

«Сверхадминистрирование» партийной системы явилось частью чрезмерного администрирования и бюрократизации всей государствен ной системы управления, что, несомненно, противоречит развитию общества. Вообще, попытка формализовать политическую систему стала де-факто контрпродуктивным действием, в такой системе политические партии вряд ли возможно признать дееспособными политическими ак торами, которые могут выполнять свойственные им функции.

Поводя итоги анализу российского партийного строительства за прошедшие более чем сто лет, нельзя не сказать, что развитие партийной системы в России зашло в тупик, хотя деятельность и развитие полити ческих партий дореволюционной России и современной России каче ственно различны. Дореволюционные партии создавались на основе свободной политической ориентации и идеологического самоопределе ния населения. Даже черносотенное движение, при всей формализации его существования и тайной поддержке правительством, являло собой процесс естественного, нестесненного обретения отдельными группами населения собственного места в политической жизни страны, ибо само державное правительство не стремилось включить политические партии в государственно-бюрократическую систему управления страной.

Модель партийности в дореволюционной России, несмотря на ряд оговорок, была началом естественного пути развития политических партий. Шел традиционный процесс партийного строительства, осно ванный на кристаллизации политических партий из движений отдель ных групп населения.

Советская политическая система прервала этот процесс на долгие десятилетия, фактически уничтожив зарождающуюся партийную си стему. ВКП(б) — КПСС в созданной системе переродилась в институт, выполнявший функции государства и потерявший свою собственно партийную сущность.

И в царской России, и в СССР функции политической агрегации и участия долгое время выполняла бюрократия, которая являлась бу фером между властью и «непредсказуемым» народом. В современной России история, похоже, вновь повторяется, только теперь в силу во левого политического выбора в строительстве государства невозможно обойтись без партий, а партийная система превращена в бюрократиче ский агрегат. В данном контексте современную российскую партийную систему следует охарактеризовать как систему переходного периода, а значит, как нестабильную. Актуален поиск альтернативной подсисте мы медиации на оси «общество — власть».

2.4. Практика участия политических партий в государственном управлении Развитость институтов представительной демократии — это один из факторов-потенциалов, влияющих на жизнеспособность страны в сег менте политической системы и государственного управления. Наряду с прямыми формами демократии институт представительства позволяет агрегировать и артикулировать интересы различных общественных групп. В то же время эффективное функционирование данной модели возможно при условии соблюдения принципа разделения властей и су ществования сильной и независимой законодательной ветви власти.

Современные российские политические практики свидетельствуют о том, что указанный принцип в современной России сводится к его деклара ции, не более того. Наиболее отчетливо это прослеживается на примере принятия нормативно-правовых решений российским парламентом.

Несмотря на то что правом законодательной инициативы наделены субъекты, представляющие законодательную, исполнительную и судеб ную ветви власти, современный законодательный процесс характеризу ется монополией федеральной исполнительной власти.

По результатам опроса экспертов, проведенного Центром про блемного анализа в 2009 г., наибольшее влияние на процесс принятия государственно-управленческих решений оказывают президент, премьер министр, крупный бизнес, иностранные силы и криминальные струк туры (см. рис. 2.8). Иные акторы, включая институты законодательной власти и партийные структуры федерального и регионального уровня, существуют номинально, фактически не участвуя в процессе принятия государственно-управленческих решений, или их влияние намного ниже.

Особенно важно отметить, что в числе «неработающих» структур оказа лись партии. Чем обусловлен этот факт и зачем тогда они нужны?

Как мы подробно описали в параграфе 2.1, специфические меры по реформированию избирательной системы и партийного строитель ства, предпринятые в 2000-х гг., привели к снижению роли законода тельной ветви власти и унификации политического пространства на федеральном и региональном уровнях, к свертыванию поля публичной политики.

Принятие закона о партиях и изменение принципов избрания в ре гиональные законодательные органы резко ограничили возможности образования региональных партий и принятия независимых решений региональными парламентами. Переход от выборов по мажоритарной системе к выборам по партийным спискам усилил зависимость ре гиональных отделений партий от Москвы и степень влияния центра на деятельность законодательных собраний. В результате судьба той или иной законодательной инициативы напрямую зависит от поддержки на федеральном уровне.

Таким образом, модель партийного строительства, внедряемая в со временной России, свидетельствует о том, что партии утрачивают свои функции, превращаясь из института представительства общественных интересов и медиации в пространстве «общество — власть» в управлен ческий инструмент по реализации решений исполнительной власти.

Данные тенденции подтверждает статистика законодательного про цесса за период с 1996 по 2007 гг., приведенная выше.

На протяжении рассматриваемого периода наибольшую активность по числу выдвигаемых законодательных инициатив проявляли депутаты Государственной Думы и законодательных органов субъектов РФ. Каза лось бы, все в порядке. Но процент принятия законов, инициированных Правительством и президентом, намного выше, чем процент принятия законов, инициированных другими субъектами законодательного про цесса (рис. 2.48).

На гистограмме хорошо видно, что представительные органы власти и управления, региональные власти заметно уступают структурам ис % 87, 80 73, 20 14,05 11, 10 4, Президент РФ Правительство Государственная Совет Законодательные Дума РФ Федерации органы субъектов РФ Рис. 2.48. Процент реализации законодательных инициатив в 1996–2007 гг.

полнительной власти в деле проектирования и решения общественных задач. Блокирование региональных инициатив ведет к эрозии функ ций представительной власти. Эффективность функционирования политико-партийной системы в части осуществления обратных связей системы государственного управления также падает. Результатом этого является существенное снижение эффективности законодательного процесса.

Практика участия политических партий в государственном управле нии не ограничивается только деятельностью в стенах Государственной Думы. Существуют и иные классические инструменты реализации их неотъемлемых функций. В их числе — создание общественных прием ных, проведение парламентских слушаний и расследований, заслуши вание в парламенте представителей исполнительной власти, публичные выступления в СМИ и т. п. Как в российской реальности обстоят дела с перечисленными направлениями партийной деятельности?

Выше уже говорилось о том, что возможность политических партий создавать общественные приемные не урегулирована российским зако нодательством, их создание оставлено на усмотрение самих партий.

Общественные приемные в разных форматах, как способ сбора информации и запросов населения, организованы практически все ми партиями. Они функционируют у «Единой России», КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», «Патриотов России».

Как правило, в уставах партий не говорится об общественных при емных, внутренними документами (положением, порядком и т. п.) их создание также не регулируется. Дело в том, что законодательство РФ не обязывает партии принимать внутренние документы по каким-либо вопросам, кроме тех, которые отражаются в уставе политической пар тии. Отсутствие регулирования деятельности общественных приемных приводит к многочисленным нарушениям законодательства при их соз дании и функционировании. Так, депутат Госдумы от фракции КПРФ А. Андреев направил Генеральному прокурору запрос с просьбой при нять меры против незаконного открытия в Северном государственном медицинском университете общественной приемной председателя «Еди ной России» В.В. Путина, в котором указал, что приемная размещена в здании образовательного учреждения, что запрещено законом «Об образовании». Однако Законом «Об образовании» запрещается созда вать в образовательных учреждениях структурные и организационные подразделения партий. Правомерность отнесения к таковым обществен ных приемных остается под вопросом из-за отсутствия регулирования их деятельности.

Проведение парламентских слушаний палатами Федерального Со брания предусмотрено ст. 103 Конституции РФ. Порядок проведения парламентских слушаний и «круглых столов» урегулирован Регламентом Государственной Думы и Регламентом Совета Федерации. При этом Ре гламентом Совета Федерации установлен лишь общий порядок их про ведения, Регламент Государственной Думы выглядит более полным.

В Регламенте Совета Федерации сказано, что на парламентские слушания могут приглашаться члены Совета Федерации, депутаты Госу дарственной Думы, представители органов государственной власти, ор ганов местного самоуправления, общественных объединений, научных учреждений, средств массовой информации, эксперты, другие лица.

В Регламенте Государственной Думы указано, что состав пригла шенных лиц определяется комитетом, ответственным за проведение данных слушаний.

Представляется, что обе формулировки недостаточны. Правильнее было бы указать, что на парламентские слушания должны быть пригла шены представители профильных научных учреждений, общественных объединений, эксперты, представители заинтересованных организаций (средств массовой информации, профсоюзов и т. д.). В действующей же редакции смысл парламентских слушаний утрачивается и процедура их проведения оставлена исключительно на усмотрение комитетов Го сударственной Думы и Совета Федерации.

Согласно регламентам парламентские слушания проводятся по ини циативе фракций или комитетов (комиссий) Госдумы и Совета Фе дерации. Такое положение также представляется не совсем верным.

Правильнее было бы в список субъектов также добавить группы граж дан, общественные объединения, профсоюзы и т. д. Другой вопрос, что решение о проведении слушаний в любом случае оставалось бы за комитетами Государственной Думы или Совета Федерации, хотя отказ в проведении парламентских слушаний при этом должен быть мотиви рованным.

Очевидно, правильнее всего было бы закрепить обязанность Го сударственной Думы и Совета Федерации принимать рекомендации по итогам парламентских слушаний, их обязательность для опреде ленного круга лиц, в частности для представителей исполнительной вла сти, а также обязанность организатора слушаний размещать материалы о слушаниях в открытом доступе в сети Интернет.

Проведение «круглых столов» в регламентах только упоминается, порядок их проведения не установлен, как и не определено их отличие от парламентских слушаний. Поэтому не совсем понятна необходимость такого рода мероприятий. Следует либо изъять упоминание о них из регламентов, либо ввести их законодательное регулирование, уточнив сущность этого мероприятия и порядок его проведения.

Совет Федерации, Государственная Дума вправе направить парла ментский запрос Председателю Правительства, членам Правительства, Генеральному прокурору, Председателю ЦБ, Председателю ЦИК, пред седателям других избирательных комиссий, председателям комиссий референдума, Председателю Счетной палаты РФ, руководителям иных федеральных органов государственной власти, органов государствен ной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, а также Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Феде рального фонда обязательного медицинского страхования РФ по во просам, входящим в компетенцию указанных органов и должностных лиц.

Должностное лицо, которому направлен парламентский запрос, должно дать ответ на него в устной (на заседании соответствующей па латы Федерального собрания Российской Федерации) или письменной форме не позднее чем через 15 дней со дня получения парламентского запроса или в иной установленный соответствующей палатой Федераль ного Собрания РФ срок. Однако ничто не требует качества, достовер ности, полноты ответа по существу содержания запроса и ответствен ности адресата запроса за них. Нет ответственности — нет и качества и, следует добавить, смысла. Институт запроса фактически превратился в административные отписки.

В политической практике России появилась и такая форма обмена информацией, как встреча руководителей политических партий, пред ставленных в Государственной Думе РФ, с президентом РФ. На этих встречах руководители партий имеют возможность донести до пре зидента позицию партий по определенным вопросам. Но, как и в боль шинстве рассматриваемых способов трансляции интересов, встреча с представителями политических партий не упоминается в российском законодательстве.

Представляется верным внести дополнения в Федеральный закон «О политических партиях», указав, что представители зарегистриро ванных политических партий имеют право на встречу с президентом РФ (также необходимо установить временной интервал для проведения таких встреч — раз в 6 месяцев, раз в год и т. д.). Кроме того, в этих же поправках стоило бы отметить цели таких встреч: информирование президента РФ о позиции политической партии по определенным обще ственно важным вопросам, внесение предложений по ним и т. д.

Согласно изменениям, внесенным в Конституцию РФ, председатель Правительства ежегодно отчитывается перед Государственной Думой о проделанной работе. Заслушивание этого отчета по смыслу представ ляет собой одну из форм парламентского контроля. Но Конституция РФ не предусматривает права депутатов задавать вопросы председателю Правительства РФ после его выступления. На практике, однако, после первого отчета премьер-министра каждой из политических партий, представленных в Думе, было разрешено задать по три вопроса. К со жалению, содержательный контроль в таких условиях не возможен и заслушивание отчета превратилось в формальность, не вносящую особого вклада в эффективность системы государственного управления в целом.

Законодательство РФ предоставляет политическим партиям и де путатам в период предвыборной агитации, а после выборов – партиям, прошедшим в Госдуму, льготный порядок использования средств мас совой информации.

Согласно ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Феде рального Собрания Российской Федерации» (ст. 57, 58) политическим партиям, зарегистрировавшим свои списки на выборах в Государствен ную думу, государственными телерадиовещательными и печатными изданиями предоставляется бесплатное эфирное время.

На данный момент функция по выпуску в эфир программ дебатов возложена на ВГТРК. Однако если проанализировать время эфира, фактически предоставляемое представителям правящей партии и иных партий, то говорить о праве оппозиционных партий на равную пред ставленность в СМИ не приходится. Институт политического соревно вания, свобода оппозиционного слова на деле существенно ограничены.

И это тоже «вклад» в монополизацию политического пространства и государственного управления.

Наверное, самым эффективным способом трансляции интересов партиями является законодательная инициатива. Правотворческая ак тивность партийных фракций весьма показательна (рис. 2.49).

Специфическую функциональную роль играют программы поли тических партий. Специфика заключается в том, что для того, чтобы программы стали инструментом трансляции интересов, необходимо внимание к ним тех, кому интересы транслируются, — Администрации Президента, субъекта Федерации, Правительства. Сами по себе про граммы победивших партий, фракций или депутатов лишь отражают настроения избирателей и не являются исключительным инструментом трансляции интересов. После победы на выборах партии или депутаты могут использовать и иные инструменты трансляции интересов.

500 450 Количество законов 217 129 91 114 Фракция Фракция КПРФ Фракция ЛДПР Фракция «Единой России» «Справедливой России»

5,71 6, Количество законов на одного депутата фракции 3, 3, 2 1, 1,94 2, 1, 1, 0,94 0, Фракция Фракция КПРФ Фракция ЛДПР Фракция «Единой России» «Справедливой России»

Находится на рассмотрении Отклонено либо возвращено Подписано президентом РФ Рис. 2.49. Сравнительные характеристики законодательной активности и результативности российских партийных фракций Инструментом трансляции интересов является даже не столько сам факт участия в выборах, сколько отражение интересов избирателей в выступлениях кандидатов и в их предвыборной программе.

Правовое регулирование вопросов, связанных с программой по литических партий и предвыборной платформой депутатов, ограничи вается указанием в ФЗ «О политических партиях» о том, что политиче ская партия должна иметь программу (ст. 3, 9, 16, 22 и т. д.), в кото рой содержатся принципы, методы и цели деятельности политической партии. Но это требование увязано исключительно с процедурой ее регистрации, а вовсе не с вопросом отражения партией каких-то акту альных проблемных задач развития. Подобным образом вопрос вооб ще не ставится. Регистрационная программа может закостенеть на всегда, переставая отражать действительность. Никто с партии за это не спросит.

Программы российских политических партий, к сожалению, носят декларативный и неконкретный характер, в них говорится лишь о це лях деятельности, но при этом не упоминаются пути их достижения.

Причина в том, что в правовом и политическом механизме ничто не налагает на партию ответственности за актуальность и достоверность ее программы, за ее неисполнение или заведомо лукавый характер.

Например, программа партии «Единая Россия» предусматривает такие цели, как борьба с коррупцией, снятие демографической напря женности, проведение эффективной социальной политики, реформа здравоохранения и т. д. Но ни одна из этих целей не сопровождается указанием методов ее достижения — в программе содержатся лишь общие фразы. Задача реформирования системы здравоохранения в про грамме «Единой России» разъясняется следующим образом: «Проведе ние реформы системы здравоохранения, под которой мы понимаем существенное улучшение медицинского обслуживания населения, в том числе неработающего, по полису обязательного медицинского страхования, законодательное закрепление государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, выравнивание условий ее оказания в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях, переход на оплату труда медицинских работников по конечным резуль татам их деятельности. Цель и смысл реформы здравоохранения — по вышение качества и доступности медицинской помощи». В общем-то, все это общие слова, не вызывающие ни у электората, ни у профессио налов никакого интереса. Проблемной апелляции нет никакой, а значит, намерения повисают в воздухе.

Программа партии «Справедливая Россия» вообще не содержит ни одного метода достижения целей, да и сами цели провозглашены общи ми словами («достижение нового социализма», «построение правового государства», «бережное отношение к человеку», «достижение социаль ной справедливости»). А ведь только вопрос о социальной справедли вости является совершенно неоднозначным и дискуссионным. Что ав торы программы партии понимают под социальной справедливостью — неизвестно.

Представляется целесообразным внести изменения в ст. 22 ФЗ «О политических партиях», указав, что программа политической партии должна содержать конкретные цели партии, методы и пути их достиже ния, в том числе список предлагаемых изменений в законодательство.

Иначе программы политических партий так и будут оставаться не толь ко декларативным, но и ни к чему не обязывающим документом.

Основными субъектами разработки и принятия решений являются депутаты и политические партии. Конституцией РФ и федеральным законодательством им предоставлены полномочия на разработку и при нятие федеральных и федеральных конституционных законов. Речь идет о партиях и депутатах, представленных в законодательных органах власти (федеральных и субъектов РФ).

Несмотря на то что правом законодательной инициативы обладают именно депутаты, а не партии, правильнее рассматривать эти субъекты совместно, так как в России действует пропорциональная избиратель ная система, которая предполагает, что депутат обязательно должен состоять в какой-либо партии.

Согласно ст. 104 Конституции РФ и ст. 11 ФЗ «О статусе депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации Федерального Со брания РФ» депутаты Государственной думы обладают правом зако нодательной инициативы, т. е. правом внесения в Государственную думу РФ законопроектов и поправок к ним. Депутаты, численность которых составляет 1/5 числа депутатов Государственной думы, вправе инициировать внесение поправок в Конституцию РФ. Однако на прак тике возникают ограничения этого права.

Новеллой законодательства является объединение всех депутатов в партийные фракции, руководство которых контролирует деятельность членов фракции. Вот в этом звене и возникают антиконституционные фактически ограничения.

В России, как уже отмечалось, предусмотрен «свободный мандат»

депутатов, т. е. право депутатов действовать по своему усмотрению.

Однако на практике фракция, принимая решение о едином голосовании, нарушает принцип «свободного мандата». Более того, фракция может «запретить» депутату — члену фракции реализацию его права законо дательной инициативы.

Одной из проблем законодательного процесса является порядок принятия законов. По общему правилу, законы принимаются в трех чтениях.

Однако в Регламенте не указаны ни сроки рассмотрения законопро екта в первом чтении, ни основания его отклонения. И это действитель но порождает произвол.

Если законопроект принят в первом чтении, председатель Государ ственной Думы при наличии заключения Правового департамента Госу дарственной Думы вправе поставить вопрос о принятии законопроекта без проведения второго и третьего чтения. Решение о принятии закона принимается большинством голосов. Такое положение нарушает права меньшинства в Государственной Думе, так как во втором чтении вно сятся поправки в законопроект, а в первом принимается лишь общая концепция. Лишение права внесения поправок вряд ли можно признать оправданным.

Регламент Государственной Думы не содержит положения о сроках проведения второго и третьего чтения, что позволяет профильному комитету при желании саботировать принятие закона.

В случае отклонения закона Советом Федерации, палаты Федераль ного Собрания вправе создать согласительную комиссию. Проблема заключается в том, что ни один из регламентов не содержит сроки создания такой комиссии и порядок включения в нее представителей.

По правилам, предусмотренным регламентами, состав комиссии из бирается на заседании соответствующей палаты Федерального Со брания.

Полномочия политических партий и депутатов, избранных в пред ставительный орган, по осуществлению контроля достаточно широки.

Они имеют, например, право на обращение и получение информации от органов исполнительной власти, хотя речь идет, конечно, только о тех партиях и депутатах, которые избраны в представительный орган.

Остальные политические партии имеют не больше полномочий, чем любые другие общественные объединения.

Методы контроля деятельности органов власти депутатами и по литическими партиями зачастую ограничиваются простым сбором информации (запросы, отчеты членов Правительства). Видом контроля является обращение с депутатскими или парламентскими запросами в органы государственной власти (Правительство, правоохранительные органы, Счетную палату, Центральный банк и т. д.). Кроме того, Госу дарственная Дума или Совет Федерации вправе пригласить для отчета об исполнении определенного законодательства членов Правительства РФ и иных высокопоставленных чиновников.

Однако механизма, гарантирующего качество и своевременность ответа, достоверность информации и ответственность за них адресата запроса, не имеется. В результате на запрос чаще всего следует формаль ный ответ, а способов затянуть переписку у бюрократии достаточно.

В результате институт депутатского (партийно-фракционного) запроса серьезно девальвируется.

Что касается обращения депутатов и политических партий в право охранительные органы, то оно происходит на общих основаниях, так же как и принятие правоохранительными органами решения по существу вопроса.

Среди возможностей партийной деятельности, осуществляемой в парламентском процессе, имеется также институт парламентского расследования.

Парламентскому расследованию подлежит ряд обстоятельств. Это факты грубого или массового нарушения гарантированных Конститу цией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина (здесь формулировка не совсем корректна, так как не раскрыто понятие гру бого нарушения и говорится только о правах, гарантированных Консти туцией). Это обстоятельства, связанные с возникновением чрезвычай ных ситуаций.

Но перечень предметов, подлежащих парламентскому расследова нию, ограничен. Для него недоступны деятельность президента Россий ской Федерации, судов, органов дознания и предварительного следствия, вопросы установления виновности конкретных лиц в совершении пре ступления, вопросы, содержащиеся в обвинительном акте или заклю чении, протоколе об административном правонарушении, затрагива ющие предмет иска.

Основной вопрос действенности парламентских расследований связан с асимметрией полномочий органов и представителей исполни тельной и законодательной власти. После 1993 г., «расстрела» парламента РФ (имеется в виду «силовой» разгон Верховного Совета РФ прези дентом РФ Б.Н. Ельциным 3–4 октября 1993 г.), создания «суперпрези дентской» конституции и, главное, выстраивания режима абсолютного доминирования президента сложилось пренебрежительное отношение к парламентским процедурам. Представители исполнительной власти не несут ответственности за отписки, неявку без уважительных причин на слушания или на заседания комиссии или рабочей группы, образован ной при возбуждении парламентского расследования. Причем после довательное превращение Государственной Думы и Совета Федерации в подконтрольные и вторичные органы власти по отношению к прези дентским и правительственным институтам привело к тому, что палаты и сами не особенно возражают против такого приниженного положе ния. В результате контрольные функции парламента и, соответственно, партий, в нем представленных, практически сведены к минимуму.

Поскольку парламентское расследование является основополага ющим институтом системы сдержек и противовесов, целесообразно расширить круг вопросов, по которым оно может проводиться, а в по ложении, дающем право парламентской комиссии выявлять виновных лиц и вносить предложения по изменениям законодательства, форму лировку «предоставить право» изменить на «обязать».

А. Токвиль, изучая партийную систему США, сформулировал сле дующую образную формулу: «Большие партии терзают общество, не большие — развращают его»15. Насколько верно высказывание Токвиля по отношению к современным партийным системам? Рассмотрим ак сиологический аспект поставленного вопроса. Исходным является пред ставление, что именно на уровне партий формируются первоначально те политические ценности, которые, при поддержке электоратом на вы борах, принимаются в качестве управленческих стратегем.

Для обоснования выдвинутых положений была применена методи ка контент-анализа. Объектом анализа по выявлению ценностных ком понентов стали программы партий.

Генезис института партий связан с переходом от теократической к секулярной модели государственности. Появление законов о веротер пимости во многих странах хронологически совпадало с возникнове нием политических партий. Отчасти к партиям переходили функции, которые прежде принадлежали церкви. Показательно кластерное соот ношение стран с запретом или отсутствием партий со странами, в ко торых доминируют религиозные конфессии. Для большинства послед них характерно законодательное закрепление государственной или официальной религии16 (рис. 2.50).

Существует определенная тенденция кластерного распределения между различными партийными системами — однопартийными, двух партийными или многопартийными. Если социум гетерогенен, сильно дифференцирован по этническому, религиозному или имущественному параметру, то в нем прослеживается тенденция формирования одно партийной или двухпартийной системы. Нетривиальным для анализа образом партийная система в данном случае выполняет задачу инте грации разрозненных элементов. И наоборот, при гомогенном социуме задача партийной системы состоит в расширении, может быть даже www.democracy.ru/quotes.php -;

Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1996.

Мировой альманах фактов. 2008. М., 2008.

Отсутствие государственной религии 13,3 % 86,7 % Наличие государственной религии Рис. 2.50. Распространенность закрепленной законом государственной (официальной) религии в странах с запретом деятельности партий Партийно- Партийно политическая политическая система система + - - - + + + социальные этно- религиозные социальные этно- религиозные отношения национальные отношения отношения национальные отношения отношения отношения «+» — гомогенная система «-» — гетерогенная система Рис. 2.51. Генезисная схема формирования партийных систем искусственном, ценностного спектра, т. е. в стимулировании процессов идентификации (рис. 2.51).

Для однопартийного политического устройства статистический сред ний показатель представленности доминирующего этноса составляет 63,5%, для двухпартийного — 59,3% (рис. 2.52–2.53).

Аналогичная связь обнаруживается в соотношении типа партийной системы с конфессиональной структурой общества. Для однопартийных государств средний уровень преобладающей конфессии — 65,4%, для двухпартийных — 60,1% (рис. 2.54–2.55).

доля стран, % 10–20 20–30 30–40 40–50 50–60 60–70 70–80 80–90 90– удельный вес этноса, % Рис. 2.52. Роль наличия в странах доминирующего этноса в формировании однопартийной системы доля стран, % 10–20 20–30 30–40 40–50 50–60 60–70 70–80 80–90 90– удельный вес этноса, % Рис. 2.53. Роль наличия в странах доминирующего этноса в формировании двухпартийной системы доля стран, % 10–20 20–30 30–40 40–50 50–60 60–70 70–80 80–90 90– удельный вес религии, % Рис. 2.54. Удельный вес доминирующей религии в странах с однопартийной системой доля стран, % 10–20 20–30 30–40 40–50 50–60 60–70 70–80 80–90 90– удельный вес религии, % Рис. 2.55. Удельный вес доминирующей религии в странах с двухпартийной системой Вначале был проведен контент-анализ программ политических пар тий дореволюционного периода. Измерялась частотность употребления таких ценностных понятий, как «государство», «русские», «право», «де мократия», «нация», «свобода». В результате обнаружилось точное со впадение данных частотного анализа с представлениями о политическом спектре России начала XX в., которые сложились в исторической науке.

Соответствующие ценностные понятия чаще употреблялись в докумен тах тех партий, от которых это и ожидалось (рис. 2.56)17. Следовательно, контент-анализ применим и для характеристики политического спектра современной России.

«государство» «право»

«русские»

50 10 44 40 31 20 3 11 0 0 Октябристы Кадеты РСДРП Эсеры Октябристы Эсеры Кадеты РСДРП Кадеты Октябристы РСДРП Эсеры «демократия» «свобода»

«нация»

20 10 30 10 5 0 0 РСДРП Эсеры Кадеты Октябристы Эсеры Октябристы Кадеты РСДРП Октябристы Кадеты Эсеры РСДРП Рис. 2.56. Частота употребления ценностных понятий в программах политических партий России начала ХХ в.

Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1962;

Полный сборник платформ всех русских политических партий. С приложением высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. и всеподданейшего доклада графа Витте. М., 2001;

От абсолютизма к демократии. Политическая жизнь капиталистической России (1861 — февраль, 1917).

Документы и материалы к семинарским занятиям по отечественной истории / сост.:

Богатырева О. Н., Попов Н. Н. Екатеринбург, 1991;

Российские партии, союзы и лиги:

Сб. программ, уставов и справочных сведений о российских партиях, всероссийских профессионально-политических и профессиональных союзах и всероссийских лигах / сост. В. Иванович. СПб., 1906;

Законодательные проекты и предположения партии на родной свободы. 1905-1907 гг. / под ред. Н.И. Астрова, Ф.Ф.Кокошкина, С.А. Муромцева, П.И. Новгородцева, кн. Д.И. Шаховского. СПб., 1907.

«государство» «право»

«русские»

50 10 44 40 31 20 3 11 10 2 0 0 Октябристы Кадеты РСДРП Эсеры Октябристы Эсеры Кадеты РСДРП Кадеты Октябристы РСДРП Эсеры «Единая «Единая «Единая Россия»

Россия»

Россия»

«демократия» «свобода»

«нация»

9 20 10 30 10 5 4 0 0 РСДРП РСДРП РСДРП Эсеры Кадеты Октябристы Эсеры Октябристы Кадеты Октябристы Кадеты Эсеры «Единая «Единая «Единая Россия»

Россия»

Россия»

Рис. 2.57. Частота употребления ценностных понятий в программах политических партий России начала ХХ в. и в программе «Единой России»

Интересен мысленный эксперимент с переносом партии «Единая Россия» в ряд партий начала XX в. По частоте употребления ценностных индикаторов «Единая Россия» имела бы совершенно различных в идео логическом плане соседей. В отличие от партий начала XX в. «Единая Россия» ценностно не идентифицируется. Общее современное эксперт ное представление об отсутствии идеологии и ценностном флуктуиро вании «Единой России» подтверждается и на системно-аналитическом уровне (рис. 2.57).

Такое же сопоставление было проведено и для программы КПРФ, при этом, конечно, было особенно интересно сравнить ее с программой РСДРП.

В целом идеологическая близость между ними прослеживается.

Исключение составляют ценностные индикаторы, связанные с нацио нальной идентичностью (рис. 2.58). В программе КПРФ, если сравнить ее с программой «Единой России», прослеживается также бльшая устойчивость идеологических ориентиров.

«государство» «право»

«русские»

50 10 40 31 29 20 3 11 10 1 0 0 Октябристы Кадеты РСДРП Эсеры Октябристы Эсеры Кадеты РСДРП Кадеты Октябристы РСДРП Эсеры КПРФ КПРФ КПРФ «демократия» «свобода»

«нация»

20 30 30 20 10 11 9 5 5 10 3 0 0 РСДРП Эсеры Кадеты Октябристы Эсеры Октябристы Кадеты РСДРП Октябристы Кадеты Эсеры РСДРП КПРФ КПРФ КПРФ Рис. 2.58. Частота употребления ценностных понятий в программах политических партий России начала ХХ в. и в программе КПРФ Показательно сопоставление частотности употребления ценностных индикаторов в программах современных партий, представленных в Го сударственной Думе РФ18.

В первый из проанализированных блоков были включены понятия, связанные с идейно-духовными потенциалами общества. Важно, какое место занимает «Единая Россия». Ни по одному из рассмотренных цен ностных индикаторов она не обнаруживает лидерства (рис. 2.59).


Следующий проанализированный блок ценностных индикаторов связан с фактором цивилизационной русской (российской) идентич ности. Здесь «Единая Россия» устойчиво занимает последние места (рис. 2.60).

Предвыборная программа политической партии «Единая Россия». М., 2003;

Пред выборная программа Всероссийской политической партии «Единая Россия» / План Путина — достойное будущее великой страны. М., 2007;

www.budgetrf.ru/.../ldpr2001000.

htm;

Программа Либерально-демократической партии России (ЛДПР). М., 2001;

www.

spravedlivo.ru/.../section.../section_54/;

kprf.ru/party/program/.

«духовность» «нравственность» «воспитание»

и «мораль»

10 10 10 4 5 5 4 2 1 1 0 0 0 «Справедливая Россия»

«Справедливая Россия»

«Справедливая Россия»

«Единая «Единая «Единая «Единая «Единая «Единая Россия» Россия» Россия» Россия» Россия» Россия» ЛДПР ЛДПР ЛДПР КПРФ КПРФ КПРФ «культура» «труд»

60 46 40 17 16 14 20 8 0 «Справедливая Россия»

«Справедливая Россия»

«Единая «Единая «Единая «Единая Россия» Россия» Россия» Россия» ЛДПР ЛДПР КПРФ КПРФ Рис. 2.59. Частота употребления понятий, характеризующих идейно духовные потенциалы общества Третий блок ценностных индикаторов выявляет отношение к исто рическому прошлому. По частоте их употребления «Единая Россия»

занимает средние позиции. По комплексу понятий, несущих в себе ре лигиозную окраску, несмотря на декларируемое толерантное отношение к религии, в программе «Единой России» фиксируется нулевое значение (рис. 2.61).

Но, может быть, программа правящей партии ориентирована в боль шей степени на категории будущего? Блок соответствующих понятий должен отражать управленческую активность и нацеленность партии, ее интенции относительно проектирования и конструирования будущего.

Эти характеристики для партии, имеющей большинство в парламенте, являются необходимыми квалификационными признаками профес сионализма и функциональной дееспособности. Однако и по группе футурологических ценностных индикаторов «Единая Россия» не демон стрирует лидерства (рис. 2.62).

КПРФ ЛДПР КПРФ Справед ЛДПР ливая КПРФ Россия»

«Единая «Справед Россия»

ЛДПР ливая Россия»

«русские»

«Справед ЛДПР «Единая «Единая ливая Россия» Россия»

«история», «прошлое»

Россия»

«Родина», «Отечество»

«Единая «Единая «Единая Россия»

КПРФ Россия» Россия»

2007 «Справед ливая Россия»

«Единая Россия»

ЛДПР ЛДПР ЛДПР «Справед «Единая ливая «Справед Россия» Россия»

ливая КПРФ русской (российской) идентичностью «Единая «религия», «церковь», «святой», «священный»

к историческому прошлому и к религии Россия»

Россия»

Справед КПРФ ливая «традиция»

Россия»

«нация»

КПРФ «патриотизм»

«Единая «Единая Россия»

Россия»

«Единая Россия»

Рис. 2.61. Частота употребления понятий, выявляющих отношение 2003 «Единая «Единая Рис. 2.60. Частота употребления понятий, связанных с цивилизационной «Справедливая ЛДПР КПРФ ЛДПР Россия»

«Справедливая ЛДПР КПРФ КПРФ Россия»

«Единая «Справед Россия»

ливая ЛДПР КПРФ «цель»

Россия»

«свобода»

«Единая «Справед «демократия»

«Единая «Единая Россия» ливая Россия» 2007 Россия» «развитие», «прогресс»

2007 Россия»

«Единая «Единая «Единая «Единая Россия» Россия»

Россия» 2003 Россия» 2003 2003 либерализма «Справед «Справедливая ЛДПР ливая КПРФ Россия»

Россия»

«Справед «Справедливая КПРФ ливая КПРФ Россия»

Россия»

«Единая «Единая ЛДПР ЛДПР Россия»

Россия» «право»

«наука»

«будущее»

«равенство»

«Единая «Единая «Единая КПРФ Россия» Россия»

Россия» 2003 Рис. 2.63. Частота употребления понятий, связанных с идеологией «Единая «Единая «Единая ЛДПР Россия»

Россия» 2007 Россия» Рис. 2.62. Частота употребления понятий, связанных с программой развития Возможно, «Единая Россия» имеет иную, неклассическую идео логию? Быть может, она не ориентирована на ценности, связанные с консервативными аксиологическими платформами, хотя и утверждает свою приверженность парадигме консерватизма? Возможно, ей ближе либеральные ценности? Для проверки этого предположения была рас смотрена частотность употребления ценностных индикаторов «свобо да», «право», «демократия», «равенство», но результаты показали, что «Единая Россия» и в этом случае находится в положении аутсайдера (рис. 2.63). Слово «равенство», очень популярное в партийных докумен тах начала XX в., вовсе отсутствует в программе «Единой России».

Таким образом, причина низкой частотности ценностных инди каторов в программе «Единой России» заключается не в переориента ции на какую-то другую идеологическую платформу, а в ценностно мировоззренческой пустоте программы.

Была измерена также частотность употребления понятий, характе ризующих субъекты государственности: «государство», «народ», «чело век». В этот же блок было включено слово «единство» как выражающее их интеграционную связь. И по данным индикаторам «Единая Россия»

занимает последнее место. «Единство» упоминается трижды в связи с названием партии, а не с идейной платформой (рис. 2.64).

«государство» «народ»

114 120 60 28 29 40 20 10 0 «Справедливая Россия»

«Справедливая Россия»

«Единая «Единая «Единая «Единая Россия» Россия» Россия» Россия» ЛДПР ЛДПР КПРФ КПРФ «человек» «единство»

30 15 3 10 6 5 0 «Справедливая Россия»

«Справедливая Россия»

«Единая «Единая «Единая «Единая Россия» Россия» Россия» Россия» ЛДПР ЛДПР КПРФ КПРФ Рис. 2.64. Частота употребления понятий, связанных с субъектами государственности Из приведенных данных следует вывод: правящая и доминирующая в России партия обладает этим доминированием не в силу соответствия ее программы ценностным предпочтениям россиян, не по причине генерации каких-либо идей вообще, а в силу совершенно иных обстоя тельств.

В качестве общего итога оценки ценностной ориентации современ ных российских политических партий приведем рейтинг ценностных понятий, содержащихся в их программах (рис. 2.65). Обращает на себя внимание то, что мало употребляются слова, связанные с идейно духовным позиционированием России. В трех партийных программах из четырех понятие «государство» по употребимости находится на «Единая Россия» ЛДПР 0 10 20 30 0 40 80 Государство Государство Развитие Народ 16 Развитие Культура Народ Право Русская История, прошлое 11 идентичность Нация Демократия 9 КПРФ «Справедливая Россия»

0 40 80 0 20 40 60 Государство Народ Культура Труд Труд Государство Право Развитие Народ Человек История, прошлое Человек Рис. 2.65. Рейтинг ценностей политических партий России первом месте, но государство, не опирающееся на другие ценности, — это в большей степени чиновничий аппарат.

Интересен ценностный анализ программ и тех политических партий, которые в разные исторические периоды играли доминирующую роль на выборах в представительные органы власти.

По большинству рассматриваемых ценностных индикаторов об наруживается сходство исторической динамики. Максимум ценност ной насыщенности показывает программа КПСС. Даже все вместе взятые программы партий, входящих в современную Думу, не могут превзойти ее по целому ряду показателей (рис. 2.66–2.71). Таким об разом, оказывается, что однопартийная система СССР является более аксиологически зрелой моделью, чем современная многопартийная система.

«духовность» «нравственность»

и «мораль»

20 10 10 0 0 0 Кадеты Кадеты «Единая Россия»

«Единая Россия»

Постсоветские партии Постсоветские партии КПСС КПСС Дореволюцион ные партии Дореволюцион ные партии «воспитание»

70 1 1 Кадеты «Единая Россия»

Постсоветские партии КПСС Дореволюцион ные партии Рис. 2.66. Частота употребления понятий, характеризующих идейно духовные потенциалы общества Дореволюци Дореволюци Дореволюци- онные партии онные партии онные партии Кадеты Кадеты Кадеты КПСС КПСС КПСС «русские»

Постсоветские Постсоветские партии партии Постсоветские Дореволюци «Родина», «Отечество»

партии онные партии «история», «прошлое»

«Единая «Единая Россия»

Россия»

«Единая Кадеты Россия»

КПСС Дореволюци Дореволюци идентичностью Дореволюци Постсоветские онные партии онные партии онные партии партии Кадеты «Единая Кадеты Кадеты Россия»

КПСС КПСС к историческому прошлому и к религии КПСС «религия», «церковь», «святой», «священный»

«традиция»

«нация»

Постсоветские «патриотизм»

Постсоветские Постсоветские партии партии партии «Единая «Единая «Единая Россия»

Россия»

Россия»

Рис. 2.68. Частота употребления понятий, выявляющих отношение Рис. 2.67. Частота употребления понятий, связанных с национальной Дореволюци Дореволюци Дореволюци Дореволюци онные партии онные партии онные партии онные партии Кадеты Кадеты Кадеты Кадеты КПСС «цель»

КПСС КПСС КПСС «человек»

Постсоветские «государство»

Постсоветские партии Постсоветские Постсоветские партии «развитие», «прогресс»

партии партии «Единая Россия»

«Единая Россия»

«Единая Россия» «Единая Россия»

Дореволюци Дореволюци Дореволюци онные партии Дореволюци государственности онные партии онные партии онные партии Кадеты Кадеты Кадеты Кадеты КПСС КПСС КПСС «народ»

«наука»

КПСС «единство»

«будущее»

Постсоветские Постсоветские Постсоветские Постсоветские партии партии партии партии «Единая Россия»

«Единая Россия»

«Единая Россия» «Единая Россия»

Рис. 2.70. Частота употребления понятий, связанных с субъектами Рис. 2.69. Частота употребления понятий, связанных с программой развития «свобода» «право»


91 100 80 60 44 40 19 20 Дореволюци онные партии Кадеты КПСС Постсоветские партии «Единая Россия»

Дореволюци онные партии Кадеты КПСС Постсоветские партии «Единая Россия»

«демократия» «равенство»

120 35 40 4 1 0 Дореволюци онные партии Кадеты КПСС Постсоветские партии «Единая Россия»

Дореволюци онные партии Кадеты КПСС Постсоветские партии «Единая Россия»

Рис. 2.71. Частота употребления понятий, обозначающих институты гражданского общества Обращают на себя внимание некоторые заметные контрасты. Так, понятие «наука» в программе КПСС употребляется 118 раз, в программах всех четырех современных думских партий — 45 раз, из них у «Единой России» только 2 раза. Можно ли говорить о каком-либо инновацион ном прорыве при такой системе ценностного целеполагания у правящей партии? Исследователь вправе квалифицировать такие декларации правящего режима, как не ориентированные на реальное управление и результат.

По частоте употребления слова «народ» обнаруживается трех кратное преимущество КПСС перед современными партиями, вместе взятыми.

Приведенное исследование вызывает вопрос о том, что за люди стоят за риторикой, программами партий и их деятельностью. Что представляет собой политическая элита, на которую возлагается роль генератора национальных ценностей? Для анализа был взят перечень из ста ведущих политиков современной России. Метод исследования заключался в выявлении устойчиво совпадающих деталей их биогра фий, опубликованных в открытых источниках. Полученные результаты обнаруживают определенную тенденцию. «Жили и работали в Петер бурге» — 33%, «работали за границей» — 23%, «имеют знаменитых родственников» — 14%, «работали в различных органах, связанных с безопасностью и правоохранительной деятельностью» — 27%. Осо бенно показательно: «работали в управлении банков» — 50%. При этом минимальным, особенно в сравнении с советским временем, оказалось число военнослужащих (рис. 2.72).

Работали в управлениях банков Жили и акционерных и работали компаний в Петербурге Жили и работали Работали в службах в государствах 23 безопасности дальнего и правоохранительных зарубежья органах Родились за пределами РФ Работали в сферах науки и образования Родились в Москве Имеют Военнослужащие знаменитых родственников 0 10 20 30 40 0 20 40 Рис. 2.72. Детали биографии и карьеры представителей российской политической элиты Интересно, что более половины диссертаций российскими поли тиками защищено после их вхождения в состав политической элиты.

Ученая степень выступает в данном случае как имиджевый компонент (рис. 2.73).

Показательными для характеристики представителей политической элиты являются обстоятельства, связанные с обучением и трудоустрой ством их детей. В специальных школах обучаются 57% детей пред ставителей политической элиты, 12% — в частных, 14% — за рубежом, в обычных российских средних школах — лишь 14% (рис. 2.74).

В шести российских ведущих вузах учатся 70% детей элиты, 16% — за рубежом (больше, чем во всех остальных вузах России) (рис. 2.75).

В числе вузовских специальностей самые популярные — экономика и юриспруденция, их выбрали 82% (рис. 2.76).

Доктора наук Кандидаты наук 17 % 37% из них защитились из них защитились после того, как стали после того, как стали чиновниками чиновниками защищенная диссертация защищенная диссертация расходилась с базовой расходилась с базовой специальностью специальностью % % 0 50 100 0 50 Рис. 2.73. Наличие ученых степеней у представителей российской политической элиты и детали научной карьеры Рис. 2.74. Дети представителей российской политической элиты: получение среднего образования МГУ, МГИМО, ГУ-ВШЭ, Академия ФСБ, Дипломатическая академия МИД, РАГС Зарубежные вузы Другие российские вузы Рис. 2.75. Дети представителей российской политической элиты: учеба в вузах ИТ-специальности Рис. 2.76. Дети представителей российской политической элиты:

специальности, получаемые в вузах Выбор вариантов трудоустройства выглядит следующим образом:

34% работают в банках, 25% — на государственной службе, 25% — ме неджерами в акционерных обществах и корпорациях, 8% — за рубежом.

На все остальные места работы, вместе взятые, остается 8% (рис. 2.77).

Представляется вполне уместным вспомнить здесь бессмертные слова классика: «Вельможа в случае, тем паче, не как другой, и пил и ел иначе».

Рис. 2.77. Дети российской политической элиты: трудоустройство Как народ воспринимает сформировавшееся в России партийно политическое пространство? Ответить на этот вопрос отчасти позволя ют данные международного социологического опроса. По всем показате лям политической активности современная Россия занимает последние позиции19. Зато уровень недоверия к партиям — один из самых высоких (рис. 2.78). На суррогатизацию партийной системы современной России народ ответил ростом политической апатии.

Таким образом, результаты ряда исследований, представленные в настоящей монографии, позволяют констатировать отсутствие в Рос сии дееспособной партийной системы. Политическая ниша, в которой http://www.worldvaluessurvey.org/.

% % 12, 5,, % % 26, 27, Мировой уровень Рис. 2.78. Отношение населения стран мира к партийно-политической системе она функционирует, изолирована от народа. Большинство существую щих партий имеют искусственное происхождение и представляют собой политические конструкты, инициированные властью, а не по литической активностью граждан. Все это приводит к непопулярности партийного института, низкому уровню доверия населения к нему и неэффективности системы «партии — государственное управле ние».

2.5. Цеховые союзы в политической системе и государственном управлении Обнаружив низкую пригодность современных российских партий для выполнения роли медиатора (посредника) между социумом и вла стью, участника сложного процесса государственного управления, естественно задаться вопросом — что может быть предложено взамен или наряду с ними, чтобы эта функция выполнялась более эффек тивно?

Субъектами, которым принадлежит заметная роль в политическом процессе страны, являются так называемые цеховые союзы. Эти орга низации на протяжении российской истории фигурировали под раз личными названиями: промышленные союзы, предпринимательские союзы, производственные союзы, отраслевые союзы, цеховые союзы, корпоративные союзы. Однако природа данных организаций не изме нялась — они представляют собой объединения различных хозяйствую щих субъектов по профессиональному признаку ради представления их общих интересов на уровне общества и государственного управления.

Подобные объединения весьма эффективны за рубежом, например в Германии.

Действующее законодательство Российской Федерации в правовом отношении цеховые союзы отдельным образом не легализует. На них, как на некоммерческие организации, распространяется более общий статус ассоциаций (союзов).

Однако цеховые союзы, конечно, выделяются из общего массива не коммерческих ассоциаций своей ориентированностью на участие в по литической жизни и государственном управлении. И это очень важное отличие, которое могло бы быть усилено и использовано в правовом и практическом государственно-управленческом смысле. Чтобы мак симизировать роль и возможности цеховых союзов, требуется более конкретное закрепление статуса, прав и обязанностей цеховых союзов в законодательстве.

Таким образом, представляется целесообразным ввести понятие «цеховой союз», под которым следует понимать объединение пред приятий и предпринимателей по профессиональному признаку в це лях координации деятельности, представления и защиты общих ин тересов.

В настоящем исследовании были рассмотрены уже существую щие де-факто цеховые союзы, включающие в себя отраслевые союзы, объединения предпринимателей и т. д. К отраслевым союзам относятся «Общероссийское отраслевое объединение работодателей электроэнер гетики», Союз российских судовладельцев, Союз машиностроителей, Союз авиапромышленности, Союз строителей, Российский союз хими ков, Всероссийский союз страховщиков и др. К крупным объединениям предпринимателей относятся Торгово-промышленная палата России, Российский союз промышленников и предпринимателей, Общерос сийское объединение среднего предпринимательства «Деловая Россия», Общероссийская общественная организация малого и среднего пред принимательства «Опора России» и др.

Сами некоммерческие союзы (ассоциации), в свою очередь, также могут объединяться для формулирования общих интересов, выра ботки согласованных предложений от бизнес-сообщества. Примером объединения некоммерческих союзов (ассоциаций) является Коор динационный совет предпринимательских организаций, в который входят представители от РСПП (крупный бизнес), «Деловой России»

(средний) и «Опоры России» (малый и средний). Назначение Коорди национного совета видится не столько в организационном, сколько в идеологическом и программном объединении крупного, среднего и малого бизнеса.

В большинстве развитых стран цеховые союзы глубоко интегриро ваны в политическую систему, их взаимоотношения с органами государ ственной власти четко урегулированы законодательством.

Показательны примеры Германии и Франции. В Германии участие заинтересованных союзов предусмотрено Единым положением о фе деральных министерствах. Важно изучить опыт деятельности Феде рального союза германской промышленности. В его состав входят все крупные отраслевые союзы Германии, а его представители являются постоянными членами различных структур в правительственных ор ганах.

Во Франции существует так называемая третья палата Законода тельной ассамблеи, включающая в себя аналоги российской Торгово промышленной палаты и отраслевых союзов. Данная палата обладает правом вето на принятие любого закона.

Анализ исторического развития ансамбля политических институтов показывает, что цеховые союзы уже более века играют заметную роль.

На рубеже XIX–XX вв. можно выделить ряд институтов, через которые осуществлялось реальное взаимодействие власти и общественных ин ститутов. Среди таких субъектов были и предпринимательские (про мышленные) союзы.

Основной целью создания предпринимательских союзов было содействие развитию определенной отрасли промышленности или торговли. Организации были легализованы правительством. Наиболее влиятельными союзами России на рубеже XIX–XX вв. были «Общество содействия развитию промышленности и торговли», «Императорское русское техническое общество», «Общество за экономическое воз рождение России», «Всероссийский союз торговли и промышлен ности».

В начале XX в. сложился определенный хорошо отлаженный меха низм взаимодействия российских деловых кругов и государства. Про цесс продвижения интересов предпринимательства был регламентиро ван через представительство интересов предпринимательских союзов, и эти интересы действительно учитывались при принятии правитель ственных решений20. По существу, практически не было законопроекта, имевшего даже косвенное отношение к интересам буржуазии, который бы не передавался на предварительное обсуждение предприниматель ским союзам21.

В СССР в условиях исключительного приоритета общегосудар ственных целей, тем не менее, были сформированы достаточно мощные «лоббистские» структуры. Были образованы три крупных блока, пред ставлявшие интересы важнейших отраслей: военно-промышленный, топливно-энергетический и агропромышленный. Главную роль в про цессе разработки планов играла сложная процедура согласований ведомственных и отраслевых интересов. Впоследствии данная система была названа «экономикой согласований», чем подчеркивалась ее не схожесть с административно-командной системой22.

Отраслевые группы были одними из ключевых групп давления на власть. Государственная политика проводилась зачастую в их ин тересах. Ряд отраслевых групп к концу 1970-х гг. был не полностью подконтролен Политбюро, а к 1980-м гг. именно они были «основными субъектами власти, которые фактически подмяли под себя партийные Толстых П.А. Практика лоббизма в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. М., 2006. С. 27.

Ильичева Л.Е. Лоббизм и корпоративизм. М., 2002. С. 54.

Толстых П.А. Указ. соч. С. 29.

органы»23. Это мнение эксперта, конечно, слишком категорично, но тенденция в какой-то степени имела место. Эффективность продвиже ния интересов союзов зависела от важности данной производственной отрасли в СССР. Наиболее сильными лоббистами поэтому являлись предприятия ВПК, космической и тяжелой промышленности. Для более эффективной координации интересов отдельных отраслей, министерств и местных властей создавались специальные комиссии по согласованию отдельных вопросов. Например, Комиссия по объектам «группы 100», Комиссия по военно-промышленному комплексу и др. Фактически они представляли собой институты, координирующие действия различных министерств, ведомств, отраслей и местной власти для реализации тех или иных задач.

Следует отметить, что законодательство РСФСР предусматривало включение общественных организаций, имеющих республиканский статус (в первую очередь промышленных союзов), в перечень субъектов, обладающих правом законодательной инициативы.

В настоящее время политические функции цеховых союзов не раз виты, хотя сама сеть союзов больше, чем в советское время. Каких-либо реальных правомочий они не имеют. Исключениями являются Торго во-промышленная палата России, Российской союз промышленников и предпринимателей, «Деловая Россия» и «Опора России», которые не являются цеховыми союзами, так как сформированы не по профессио нальному признаку. Однако они имеют те же цели и также являются посредниками (союзами), созданными для выявления и отстаивания ин тересов различных промышленных и предпринимательских секторов.

Российской союз промышленников и предпринимателей (образован в 1990 г.) является представителем интересов крупного бизнеса, хотя изначально задумывался как представитель общих интересов всей про мышленности в целом и науки.

Торгово-промышленная палата России — одна из старейших лоб бистских организаций, так как является преемницей Торгово-промыш ленной палаты СССР. Ее целью было установление цивилизованного диалога между властью и бизнесом. Организация получила официаль ный статус благодаря принятию Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5340-I «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации». В соот ветствии со ст. 1 закона Торгово-промышленная палата является него сударственной некоммерческой организацией, объединяющей россий ские предприятия и российских предпринимателей. Одной из ее задач является организация взаимодействия между субъектами предприни Лепехин В.А. Общественно-политические процессы в среде предпринимателей. М., 1994. С. 38.

мательской деятельности, их взаимодействия с государством в лице его органов, а также с социальными партнерами (абз. 4 п. 2 ст. 3).

Опрос экспертов, проведенный Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования в 2009 г., позволил оценить реальное место цеховых союзов в современной России (рис. 2. и 2.80).

Почти половина экспертов считают, что целью современных цеховых союзов является отстаивание узкокорпоративных интересов входящих в них отдельных компаний. При этом 74% ответов респондентов ука зывают, что основными целями цеховых союзов являются «антиобще ственные» цели: узкокорпоративные интересы отдельных компаний (47%), собственников компаний (19%), криминального сообщества (5%), иностранного бизнеса (3%).

Несмотря на достаточно негативную оценку деятельности цеховых союзов общество склоняется к тому, что союзы все-таки должны быть привлечены к процессам выработки государственных решений.

10% узкокорпоративные 5% интересы отдельных 47% компаний 19% всей отрасли промышленности общегосударственные иностранного бизнеса 2% наемных работников 3% 2% 12% собственников компаний криминального сообщества затрудняюсь ответить Рис. 2.79. Ответы экспертов на вопрос «Чьи интересы сегодня отстаивают цеховые союзы?»

16% 60% Да Нет Затруднились ответить 24% Рис. 2.80. Ответы экспертов на вопрос «Должна ли учитываться позиция цеховых союзов при принятии государственных решений?»

Для того чтобы определить, каковы возможности цеховых союзов по воплощению в государственные решения интересов представляемых ими субъектов, необходимо рассмотреть способность цеховых союзов выполнять основные шесть функций по осуществлению посредничества между социумом и властью. Напомним их: выявление интересов и про блем групп граждан;

трансляция данных интересов в адрес органов власти;

разработка проектов управленческих решений;

участие в про цедурах принятия решений;

реализация решений;

контроль за ходом реализации решений.

Правовое регулирование в отношении форм представительства интересов экономических субъектов в целом и некоммерческих союзов в частности неполно. Положения о возможностях и механизмах участия названных субъектов в принятии публично-властных решений по отдель ным фрагментам необходимо собирать и систематизировать из целого ряда нормативных правовых актов. Прямо права экономических субъ ектов в указанной сфере в законодательстве не установлены. При этом анализ законодательства РФ позволяет сделать некоторые выводы.

Функция выявления интересов и проблем субъектов у цеховых союзов достаточно сильно развита, так как союзы создаются именно с целью выявления интересов входящих в них предприятий, хотя сбор и анализ данных по отраслям в союзах (в том числе анкетирование) законодательно не урегулированы и осуществляются в соответствии с внутрикорпоративными установлениями.

Возможности для трансляции интересов субъектов в адрес вла сти у цеховых союзов (особенно крупных) также достаточно высоки.

В первую очередь следует отметить возможность обращения в органы публичной власти с заявлениями, предложениями, жалобами. Данное правомочие урегулировано Федеральным законом от 2 мая 2006 г.

№ 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В соответствии с ним граждане вправе направлять в госу дарственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам коллективные обращения (п. 1 ст. 2). Это единственная форма в действующем российском законодательстве, которую могут исполь зовать граждане для представления интересов юридических лиц. То есть законодательство дает больше возможностей гражданину, чем организации.

Из всех названных видов предложения являются обращениями, по средством которых экономические субъекты могли бы оказывать воз действие на принятие государственных управленческих решений, за являть о своих интересах в деятельности соответствующих органов.

Предметом предложений могут быть пожелания о проведении полити ческих, социально-экономических реформ, об усовершенствовании государственного порядка. Следует отметить, что раньше законодатель ство предусматривало такую форму обращений, как петиция, предметом которой (правотворческой инициативы о ней) являлись конкретные проекты нормативных правовых актов, варианты изменения действу ющего законодательства. Впоследствии такая форма была отменена.

Предложения представляют собой каналы обратной связи, через которые, во-первых, могут вскрываться еще не замеченные властью проблемы в функционировании государства и указываться пути их решения, во-вторых, может выражаться реакция общества на прини маемые и уже принятые решения. Таким образом, эффективный меха низм рассмотрения предложений, если бы он был, позволил бы при нимать адекватные запросам общества государственные решения и тем самым способствовал бы преодолению отчуждения между обществом и государственными органами, установлению баланса в их взаимоотно шениях.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.