авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при Отделении общественных наук РАН Семинар «Россия в историческом и мировом ...»

-- [ Страница 2 ] --

Выпуск № 2 Доклад Продолжение таблицы № Сферы государственного управления Правоохранительная политика: борьба с преступно стью Политика Правоохранительная политика: обеспечение судебно безопаснос- го процесса ти страны и Политика в сфере развития оборонно-промышленного правоохра- комплекса нительная 11 Политика в сфере компетенции служб безопасности политика Политика поддержания высокой боеспособности во оруженных сил 13 Демографическая политика 14 Политика в сфере доходов и оплаты труда Государственно-управленческая политика в сфере экологии 16 Политика в сфере бытового обслуживания населения 17 Пенсионная политика Социальная 18 Политика в сфере здравоохранения политика 19 Политика занятости 20 Политика по развитию физкультуры и спорта Политика в рекреационно-релаксационной сфере (ре ализация права на отдых) 22 Молодежная политика 23 Политика в сфере социального страхования 24 Политика в сфере культуры 25 Национальная политика Политика в гуманитар- Политика взаимоотношений с религиозными инсти ных сферах тутами 27 Политика духовного развития народа 28 Политика в сфере науки и инноваций 29 Политика в сфере информатизации и связи Иннова ционная 30 Политика в сфере образования политика Кадровая политика (для потребностей экономики, на родного хозяйства, бизнеса) 32 Региональная политика Политика обеспечения кадровой ротации (кадровая Структурно- политика) системная 34 Политика выравнивания социальных диспаритетов политика Кадровая политика (для государственного управле ния) С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий Продолжение таблицы № Сферы государственного управления 36 Бюджетная и налоговая политика 37 Денежно-кредитная и банковская политика Финансовая 38 Ценовая государственная политика политика 39 Инвестиционная политика 40 Политика управления государственным долгом Внешняя по- 41 Внешнеэкономическая политика литика 42 Международная (дипломатическая) политика Стартовый факторный набор может быть в виде инте гративных оценок собственно качества государственного управления (табл. 4).

Таблица Критерии качества государственного управления № Показатель качества государственного управления 1 Степень научной обоснованности государственного управления 2 Гуманистичность российского государственного управления Ориентированность государственного управления на требования национальной безопасности Уровень доминирования публичных целей государственного управления над теневыми 5 Результативность достижения публично объявленных целей Ориентированность государственного управления на нравственность средств и целей 7 Степень стратегичности (по временнй глубине) планирования Возможно также определять качество государственного управления по результативности достижения публично за явленных целей. Конечный выбор подхода будет результа том исследования.

В итоге, окажется возможной взвешенная по линейным членам сумма, которая будет давать наиболее интегратив ный показатель жизнеспособности страны.

Выпуск № 2 Доклад Жизнеспособность страны = Квит + К терр + Кг/у Приближенная оценка по показателям территории стра ны, демографической витальности13 и экспертно оцененно го качества государственного управления показывает, что тренд витальности страны (рис. 6) в целом действительно выглядит угрожающим. В исследовании он будет рассчитан более детально и, по возможности, на большую историче скую глубину.

отн. ед.

1, 1, 0, 0, 0, 0, год 1900 1920 1940 1960 1980 Рис. 6. Коэффициент витальности России как страны 6. Болезни России Что понимается под болезнями России? Это, во-первых и прежде всего, провал в показателях успешности страны в ее основных миссиях. Что это за миссии?

Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса / Под общ. ред.

С.С. Сулакшина. М.: Экономика, Научный эксперт. 2007 г.

С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 1.Территориальная целостность.

2. Народосбережение.

3. Эффективное и результативное по объявленным целям управление.

В связи с естественной управленческой логикой настоя щей работы, провалам в критериях успешности должны со ответствовать отвечающие за них факторы, которые явля ются практически уже почти параметрами государственного управления.

Приведем несколько примеров имеющихся в виду про валов. Подчеркнем, что это только примеры. В ряде работ Центра14 анализ проведен по многим десяткам показателей состояния потенциалов жизнеспособности страны. Предва рительный вывод, если делать его в виде укрупненной фор мулы, выглядит следующим образом.

Происходит снижение практически всех потенциалов жизнеспособности страны, не останавливающееся в усло виях управленческих действий современной власти и под водящее Россию к грани несостоявшегося государства по сценарию СССР.

О том, что этот вывод не является вкусовым и навязывае мым предпочтением автора, говорят результаты экспресс фокус группы по вопросам: «Положительно или отрица тельно текущее состояние потенциалов жизнеспособности России?» и «Положительна или отрицательна изменчивость состояния потенциалов жизнеспособности России?». Резуль таты даны в табл. 515.

См. перечень работ Центра в конце брошюры.

Оценивались 16 потенциалов жизнеспособности: обороноспособ ность, целостность территории, демография, образование, культура, вос питание, наука, здравоохранение, инновационная система, финансовый суверенитет, экономический суверенитет, промышленность, АПК, эф фективность госуправления, преступность, уровень жизни.

Выпуск № 2 Доклад Таблица Оценка состояния и динамики потенциалов жизнеспособности России, (%) Положительная Отрицательная Параметр оценки оценка оценка Состояние потенциалов 17 Динамика потенциалов 19 Это, конечно, еще не результат исследования, а только на бросок оценки на уровне ориентаций при постановке задачи.

Однако какая убедительная картина.

Итак, посмотрим на текущую демографическую картину России (рис. 7)16.

На рис. 817 показана продолжительность жизни в России в сравнении с другими странами мира.

На рис. 9 показана деградация структуры экономики Рос сии, ведущая ее к обреченному экспортно-сырьевому состо янию, не имеющему будущего ввиду исчерпаемости невос производимых ресурсов18.

На рис. 1019 показано соотношение вооружений и воен ной техники России и других государств.

Российская обороноспособность под большим вопросом, и деградация оборонно-промышленного комплекса, ухудше ние состояния вооруженных сил продолжаются.

На рис. 11 показана деградация и стагнация развития че ловеческого потенциала в России.

Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса / Под общ. ред.

С.С. Сулакшина. М.: Экономика, Научный эксперт. 2007 г.

Российский статистический ежегодник 2007. М., 2007.

Сулакшин С.С. Российская экономика: От сырья к знаниям (техноло гия перехода). М.: Научный эксперт, 2008 г.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике / Под общ. ред. С.С. Сулак шина. В 5 т. М.: Научный эксперт, 2008.

С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 1 d (ОПЖ) P C B(t ) = H + +M 1000t 1000t ОПЖ dt где В — коэффициент витальности страны, Н — численность населения, Р — рождаемость, С — смертность, ОПЖ — ожидаемая продолжительность жизни, М — сальдо миграции Рис. 7. Коэффициент витальности страны — численность прибыли или убыли населения за счет рождаемости, смертности, эффективных жизней с учетом ожидаемой продолжительности жизни и сальдо миграции. Вымирание страны исторически и ситуативно неслучайно Выпуск № 2 Доклад 82,2 80,5 80,4 80,2 79,4 79,1 77, 66, количество лет ия ия ия ия да я А ия ни СШ на н он нц ал сс та ма Ро Ит Ка Яп ра ри р Ф Ге б ко ли Ве Рис. 8. Ожидаемая продолжительность жизни Мир Спектр ВВП, % !

Россия 0,3 0,35 0,4 0,45 0,5 0,55 0,6 0,65 0,7 0, Эффективность ВЭД (по выпуску) Мировой спектр инвестиций Российский спектр инвестиций Мировой спектр (по выпуску) Российский спектр (по выпуску) Рис. 9. Сравнение российского и мирового облика экономики.

Российская экономика обречена на самый неэффективный сырьевой тип С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 1, 0, отн. ед.

0, 0, 0, Ракетные комплексы Средства Ракетные с МБР космических комплексы СВ войск и РКО Существующие отечественные Перспективные отечественные Существующие зарубежные 1, 0, отн. ед.

0, 0, 0, Средства Бронетанковое Автомобильная противовоздушной вооружение техника обороны Существующие отечественные Перспективные отечественные Существующие зарубежные Рис. 10. Сравнительное качество российских и иностранных вооружений и военной техники Выпуск № 2 Доклад 1, 0, отн. ед.

0, 0, 0, Авиационное Самолеты Вертолеты вооружение Существующие отечественные Перспективные отечественные Существующие зарубежные 1, 0, отн. ед.

0, 0, 0, Надводные Вооружение Боевые корабли и катера ВМФ подводные лодки Существующие отечественные Перспективные отечественные Существующие зарубежные Рис. 10 (продолжение). Сравнительное качество российских и иностранных вооружений и военной техники С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий Рис. 11. Деградация человеческого потенциала в России (индекс развития человеческого потенциала — ИРЧП).

Источник: UNDP. 2007/2008 Human Development Report. Russian Federation.

Социальное положение народонаселения наиболее ярко характеризуется заболеваемостью туберкулезом20 (рис. 12).

Рис. 12. Наиболее информативный показатель социального неблагополучия страны — уровень заболеваемости туберкулезом Российский статистический ежегодник 2007. М., 2007.

Выпуск № 2 Доклад На рис. 13 показан уровень потребления населением мяса и мясопродуктов21.

кг на душу населения 100 84,3 83 60 США Франция Италия Великобритания Германия Россия Рис. 13. Потребление мяса и мясопродуктов на душу населения в год Интегративным результатом национальной сиcтемы об разования, воспитания и, отчасти, культуры является сово купный показатель IQ22 (рис. 14).

106 102 Оценка IQ наций 98 97 ия ия я ия ия А да я ни и СШ на он нц н ал сс ма та Ро Ит Ка Яп ра ри р Ф Ге б ко ли Ве Рис. 14. Национальный уровень IQ. Как говорят в народе — приехали… Россия и страны мира. 2006: М., 2006.

Индикаторы науки: 2007. М., 2007. С. 327;

http://ru.wikipedia.org/wiki/IQ.

С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий Инновационный потенциал страны характеризуется пре жде всего изобретательской деятельностью23 (рис. 15).

Кол-во заявок в год 200 180 000 США 160 140 120 100 Южная Корея 80 Китай 60 Германия 40 Россия 20 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Рис. 15. Динамика общего количества заявок на патенты (по странам происхождения) Важнейший индикатор успешности страны — это поло жительное и отрицательное отношение к ней во внешнем мире. Российские показатели последние 20 лет устойчиво ухудшаются (рис. 16)24.

Впервые в новейшей истории неприязнь к России стала превышать положительное к ней отношение. Линейный экс траполяционный прогноз показывает, что страна превращает ся в страну-изгоя. Что именно мировое сообщество (по край ней мере, западное) сообща делает со странами-изгоями — уже хорошо известно. Россия, конечно, ракетно-ядерная страна, но эти арсеналы не предохраняют от экономической, фи нансовой, продовольственной блокады, от массированного информационно-психологического воздействия на население, что в итоге приводит к тому же, что произошло с СССР.

WIPO Statistics Database, July 2008.

http://www.gallup.com/poll/1624/Perceptions-Foreign-Countries.aspx#2.

Выпуск № 2 Доклад 66 51 49 40 44 40 33 Позитивное (%) Негативное (%) Рис. 16. Отношение в странах мира к России (пунктиром показаны тренды) Нет сомнений в том, что подобные иллюстрации указы вают, в числе прочего, на системные ошибки (назовем это так) в государственном управлении страной. Если вновь вер нуться к образу живого организма, то, очевидно, что Россия очень серьезно больна. Больна настолько, что далеко неоче виден ответ на вопрос: выздоровеет ли она?

Выявление факторов, потенциально управляемых, и ука зание, как именно надо ими управлять — цель настоящей ра боты. А поскольку предварительные работы Центра25 пока зали, что искажения и ошибки неслучайны и редко их истоки лежат в технологии, а чаще всего носят мировоззренческий характер, то оказывается, что управленческая интерпрета ции национальной идеи страны совершенно обоснована.

Сулакшин С.С. Об инфляции «не по Кудрину». М.: Научный эксперт, 2009.

С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 7. Структура исследования Страна, как сущность, обладает структурно иерархичны ми сущностными признаками, состояние которых обуславли вается факторами. Повышающий жизнеспособность страны факторный профиль (жизнетворящий факторный профиль) заставляет думать о существовании и его противоположно сти — понижающего жизнеспособность страны факторного профиля (смертетворящий факторный профиль). Начальное (верхнее) структурирование топологии исследовательского пути показано на рис. 17.

Основная Страна сущность Сущностные Территория Народонаселение Управление признаки Факторы Территориальная Человеческий Демография Кадры Обустройство (сущностные целостность капитал потенциалы) Идейно Обороноспособность Здоровье Образование Культура духовный потенциал Наука ОПК Сплоченность Армия Экономика Союзы Проблемы Решения Программа действий Конституция Рис. 17. Структура исследования (головная часть и пирамидальное развитие, которое будет итогом факторного анализа) Выпуск № 2 Доклад Особый вопрос возникает по поводу местоположения экономики. Не следует ли ее поместить в ряд трех базовых сущностных признаков? По размышлении следует ответ, что нет. Поскольку она производна и обуславливает, с другой стороны, территориальный ресурс, человеческий капитал и управление. Экономика, все-таки, по иерархии ниже.

8. Структура работы (предварительное оглавление) Национальная идея России.

Программа действий Введение В1. Что такое национальная идея В2. Идея и методология работы В3. Понятия и определения В4. Судьба и действие (трансцедентный вызов) Часть I. Жизнеспособность страны:

содержание, факторы, история Глава 1. Страна, государство, государственность 1.1. Государственность страны: Территория 1.2. Государственность страны: Народонаселение 1.3. Государственность страны: Публичная власть 1.4. Высшие ценности государственности как факторы жизнеспособности страны 1.5. Высшие ценности стран мира и их конституционное и иное нормативное закрепление 1.6. Программирующие документы стран мира и России 1.7. Цивилизационная «генная инженерия»

1.8. Традиция и изменчивость С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий Глава 2. Идентичность как особенности российской государственности 2.1 Российская (русская) цивилизационная идентичность 2.1.1. Ментальность 2.1.2. Семья 2.1.3. Этничность 2.1.4. Статусность, сословность, социальность в обществе 2.1.5. Трудовые мотивации и культура 2.1.6. Экономическая специфика 2.1.7. АПК и сельское поселение 2.1.8. Обороноспособность 2.1.9. Геополитическая судьба 2.1.10. Гуманитарный образ страны: культура, образова ние, воспитание, наука, демография, здравоохра нение 2.1.11. Вероисповедание 2.1.12. Пассионарность, пропаганда и мобилизация 2.1.13. Административно-государственное устройство, государственное управление и политическая сис тема 2.2. Катастрофы и прорывы в истории страны 2.3. Цивилизационный факторный анализ жизнеспособности России 2.4. Цивилизационный факторный анализ жизнеспособ ности иных стран и ареалов (Запад: США, Англия, Франция, Германия, Испания, Италия, Западная Ев ропа;

Восток, исламские страны, Япония, Китай, Ин дия, Бразилия) 2.5. О цивилизационной принадлежности России Глава 3. История борьбы с российской государственностью 3.1. Существуют ли «вечные» противники и противостоя ние с Россией?

Выпуск № 2 Доклад 3.2. Явная и тайная борьба с Россией 3.3. Как разрушали российскую государственность в раз ные периоды 3.4. Как разрушали российскую государственность в 1990– 2009 гг. и прогнозный сценарий 3.5. Методы, приемы и технологии разрушения цивили зационно-идентичной ментальности 3.6. Реконструкция потенциальных контр-технологий вос становления и сбережения идентичной ментальности как решение обратных задач Часть II. Угрозы жизнеспособности России Глава 4. Несиловые методы разрушения российской государственности 4.1. Войны нового типа 4.2. Россия в фокусе западного (американского) проекта 4.3. Россия — «страна-изгой» как проблема мировой изо ляции 4.4. Стратегические ловушки 4.5. «Антиценности» для государственности России Глава 5. Деградация народонаселения 5.1. Деградация человеческого капитала 5.2. Эрозия идейно-духовного состояния общества и цен ностные инверсии 5.3. Критическая этика (аборт, эвтаназия, клонирование, стволовая и генная инженерия) 5.4. Специфический российский облик в отношении (мен тальном и государственном) к: попавшему в беду, деньгам, богатству, милиционеру, труду, инородцу, молодежи, женщине, старикам, власти (государствен ному лидеру), учителю в школе, интеллигенту (учено му), могилам предков (кладбищу) С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 5.5. Разрушение демографических потенциалов 5.6. Разрушение религиозных скреп российской государ ственности 5.7. Деструкция системы национальных отношений 5.8. Официальная демографическая политика Глава 6. Проблема удержания территории 6.1. Внутренняя миграция — обезлюживание территории 6.2. Этническое замещение 6.3. Региональная дезинтеграция 6.4. Геополитическое сворачивание и геоэкономические притязания 6.5. Историческая территория, зона русскоязычного мира и национальных интересов России 6.6. Экономическая деградация 6.7. Обороноспособность России 6.7.1. Вооруженные силы России 6.7.2. Военно-промышленный комплекс 6.7.3. Доктрина безопасности страны: оборонный аспект 6.7.4. Стратегии военной реформы Глава 7. Качество и компетентность государственного управления 7.1. Законодательная пирамида 7.2. Российское государственное управление и вызовы безопасности страны 7.3. Уроки кадровой политики КПСС 7.4. Кадровый рекрутинг в новейшей истории (1992–1999, 1999–2009) 7.5. Наука и власть 7.6. Партийно-политический рекрутинг 7.7. Вертикаль власти (политико-кадровый аспект) 7.8. Коррупция и криминализация 7.9. Административная реформа Выпуск № 2 Доклад 7.10. Судебно-пенитенциарная и правоохранительная сис темы Глава 8. Клановые механизмы и устойчивость государственности 8.1. Квазибытовой и государственный уровни кланово сти (семейные, профессиональные, этнические, кри минальные, партийные, военные кланы) 8.2. Теория и опыт антиклановых технологий в мире Часть III. Что делать? Программа действий Глава 9. Безопасность страны 9.1. Система законодательного обеспечения (понятие док трины) 9.2. Доктрина безопасности страны Глава 10. Территориальная целостность 10.1. Региональное измерение государственной политики 10.2. Географическая социально-экономическая справед ливость 10.3. Транспортная скрепа 10.4. Территориальное управление миграцией 10.5. Вскрытие пространственного ресурса России 10.6. Буферная геополитическая зона 10.7. Проблемные регионы 10.7.1. Кавказ 10.7.2. Дальний Восток 10.7.3. Севера 10.7.4. Моногорода 10.8. Этнический сепаратизм С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий Глава 11. Народосбережение — демография 11.1. Демографическая политика 11.1.1. Ментальные факторы 11.1.2. Материальные факторы 11.1.3. Государственное управление 11.2. Интегративное управление миграцией населения 11.3. Социальное государство 11.4. Утечка мозгов Глава 12. Народосбережение — гуманитарное строительство 12.1. Человеческий капитал 12.2. Здоровье 12.3. Этническая проблема 12.4. Проблема русской диаспоры (зона «русского мира») 12.5. Вероисповедание 12.6. Культура 12.7. Образование 12.8. Наука 12.9. Воспитание 12.10. Семья 12.11. СМИ 12.12. Пропаганда и мобилизация Глава 13. Государственное строительство 13.1. Ближняя, дальняя и внутренняя геополитика (зона национальных интересов, зона «русского мира») 13.2. Вертикаль власти (управленческий аспект) 13.3. Административно-государственное строительство 13.4. Административно-управленческое устройство 13.5. Кадровая политика и строительство элиты 13.6. Преодоление коррупции и перерождения в крими нальное государство 13.7. Оборонная (союзническая) политика Выпуск № 2 Доклад Глава 14. Экономическое развитие 14.1. Устойчивость развития 14.2. Макроэкономический облик 14.3. Финансовая, денежно-кредитная и банковская поли тика 14.4. Собственность 14.5. Спектр ВВП 14.6. Спектр экспорта и импорта 14.7. Инновационный механизм 15.8. Инфраструктуры 14.9. Ресурсный резерв и культура рачительности 14.10. Экономическая доктрина России Глава 15. Россия в мире 15.1. Глобальные вызовы и угрозы 15.2. Геополитика XXI века 15.3. Строительство союзов: дипломатия XXI века 15.4. Оборона XXI века 15.5. Мир-экономика России XXI века 15.6. Миссия России: исторические воплощения и совре менный шанс Глава 16. Проблемно-управленческая развертка 16.1. Проблемно-управленческая матрица 16.2. Проблемно-управленческое дерево 16.3. Сетевая календарная схема возрождения Глава 17. Программа действий 17.1. Манифест «Национальная идея России»

17.1.1. Что для России жизненно важно и ценно?

17.1.2. Что в России плохо?

17.1.3. Что делать? (Программа действий) С.С. Сулакшин. Национальная идея России. Программа действий 17.2. Проект Конституции РФ 17.3. Проекты ключевых нормативно-правовых актов го сударственного строительства и общественного раз вития Заключение Список литературы Выступление оппонента-рецензента Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России В.М. Межуев, доктор философ ских наук Вопрос о русской идее — далеко не новый. При его обсуждении не стоит ломиться в открытую дверь, делать вид, что никто и ничего до сегодняшнего дня не говорил на эту тему. Полемика вокруг того, что по нимать под русской идеей, шла на протяжении большей части ХIХ в., приводя к разным резуль татам. Иное дело, когда тот же вопрос поднимается в связи с нынешней Россией. В таком виде он вызывает к себе раз ное отношение, вплоть до резко отрицательного. Так, акаде мик Д.С. Лихачев сказал как-то: «Общенациональная идея в качестве панацеи от всех бед — это не просто глупость, это крайне опасная глупость». В том же духе высказываются и некоторые другие деятели культуры, принадлежащие, как правило, к либерально-демократическому лагерю. Русская идея для них — чуть ли не синоним русского национализма, сталкивающего Россию с другими странами Запада.

Но вот другое мнение: «Без высшей идеи не может суще ствовать ни человек, ни нация». Оно принадлежит Досто евскому, а вслед за ним было поддержано многими выдаю щимися русскими мыслителями и писателями, коих никак не заподозришь в узко понятом национализме. Кто здесь прав?

Русскую идею часто трактуют как национальную. Но что следует понимать под национальной идеей? Ее, видимо, не В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России следует смешивать с тем, что принято называть националь ным интересом, играющим, действительно, важную роль в современной политической практике, в частности, в обла сти межгосударственных отношений. У каждого государства есть свои национальные интересы, защита которых — преоб ладающий тип политики в современном мире. Россия здесь не исключение. Никто не станет отрицать наличия у нее на циональных интересов — даже самые ярые противники на ционализма. Чем же в таком случае является национальная идея?

Различие между идеей и интересом трудно установить в границах существования одной нации, но оно становится очевидным, как только мы ставим вопрос о принадлежности данной нации к более широкой исторической общности — цивилизации. При всем несходстве своих национальных интересов разные нации, принадлежа к одной цивилиза ции, выражают свою общую принадлежность к ней в идее.

Идея, следовательно, — это осознание народом, страной, нацией своей цивилизационной идентичности. Невозмож но, на мой взгляд, сказать, в чем состоит национальная идея французов, англичан, шведов или голландцев;

но любой ев ропеец — независимо от своей национальности — знает, что он еще и европеец. Когда-то Константин Леонтьев удив лялся тому, что чем больше европейские народы обретают национальную независимость, тем больше они становятся похожими друг на друга. Подобная «схожесть» позволяет говорить о присущем им определенном цивилизационном родстве, которое и нашло свое выражение в «европейской идее».

Об этом родстве писали многие выдающиеся мыслите ли Запада. По словам, например, Э. Гуссерля, «как ни были враждебно настроены по отношению друг к другу европей ские нации, у них все равно есть внутреннее родство духа, пропитывающее их всех и преодолевающее национальные различия. Такое своеобразное братство вселяет в нас созна Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента ние, что в кругу европейских народов мы находимся «у себя дома»»1. Подобное «родство духа» Гуссерль и называл идеей.

При всех своих национальных особенностях народы Евро пы мыслят себя как некое единое целое, суть которого евро пейские мыслители и пытались выразить в идее, расходясь, конечно, в ее интерпретации. Важно даже не то, как они по нимали эту идею, а само признание ее наличия.

Идея, следовательно, — это система ценностей, имеющая более универсальное значение, чем национальный интерес.

Интерес — это то, что каждый хочет для себя, идея — то, что он считает важным, нужным не только для себя, но и для других, в принципе — для всех. Каждый народ, как и каж дый человек, имеет свой интерес, но далеко не каждый имеет идею. Для Европы таким народом стали древние римляне.

Рожденная ими «римская идея», воплощенная в римском праве, и легла в основу того, что затем было названо евро пейской идеей.

Поиск такой идеи характерен и для России. После победы над Наполеоном, когда Россия оказалась втянутой в гущу ев ропейской политики, мыслящая часть российского общества задумалась над тем, как Россия связана с Европой и что ее от личает от нее. Тогда-то впервые и заговорили о русской идее.

Спор о ней в России стал своеобразным ответом на европей скую идею, вылившись либо в ее прямую поддержку, либо в оппонирование ей. Это был спор об отношении России к Европе, за которым нетрудно увидеть мучительно решаемый русской мыслью вопрос о том, чем является сама Россия, ка ково ее место среди других европейских народов.

Почему-то Европа, а не какая-то другая часть света, инте ресовала Россию больше всего. Интерес этот не объяснишь несхожестью России с Европой (как будто другие части света более схожи с ней). В мире есть много стран, которые, даже вступив на путь модернизации, не проявляют особого бес покойства по поводу того, как они выглядят на фоне Европы, Культурология. ХХ век. Антология. С. 302.

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России похожи или не похожи на нее. Для России же этот вопрос почему-то основной: она всегда судила о себе, глядя в сторо ну Европы, сравнивая себя с ней. Но чтобы сравнивать себя с Европой, надо в каком-то смысле уже быть Европой, осо знавать свое родство с ней. Подобное сознание и рождало вопрос: какова степень этого родства (родства, разумеется, цивилизационного), кто она Европе — мать, дочь, сестра или более отдаленный родственник?

И сейчас с этим вопросом не все ясно. Многие в России и Европе отрицают факт такого родства. Если, согласно од ним, Европе и России нечего сказать друг другу, каждая из них идет своим особым путем, то другие исходят из прямо обратного предположения: Россия без Европы — еще не вся Россия, как и Европа без России — не вся Европа. Ответом на этот вопрос и стала русская идея. Во всяком случае, своим происхождением она была обязана желанию русских мысли телей выявить различие и сходство (различие в сходстве или сходство в различии) между Россией и Европой. Вне этого вопроса само существование национальной идеи теряет вся кий смысл. Здесь нет возможности прокомментировать об ширную литературу по этой теме, но попытаемся хотя бы в самом общем виде уяснить ее суть.

То, что Россия многими своими чертами отличается от других европейских стран и народов, понятно и без вся кой идеи. Можно до бесконечности перечислять эти отли чия — они очевидны при любом эмпирическом сравнении России с Европой и никогда не были секретом ни для са мих русских, ни для иностранцев, приезжавших в Россию или наблюдавших за ней со стороны. Первым по времени и главным своим отличием от Европы Россия всегда счита ла православие, которое она восприняла от Византии. Уже одним этим она обособляла себя от романо-германской (ка толической и протестантской) христианской культуры. И в своей богословско-догматической, и в церковно-обрядовой части православие сразу же придало Московской Руси ха Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента рактер самодостаточного духовного мира, не нуждавше гося в особом общении с западной (римско-католической) церковью. Подобное общение не только не поощрялось, но в какой-то мере даже осуждалось, подменяясь обвинения ми в отступлении от подлинно христианской веры. То, что все христианские вероисповедания — суть ответвления от единого религиозного корня — исходят из общей, пусть и по-разному трактуемой религиозной истины, не то чтобы не осознавалось, но не принималось в расчет, не служило до водом в пользу их сближения, примирения и согласия. Даже малейшие попытки отойти от традиционного православ ного канона в исполнении религиозных обрядов вызывали яростное сопротивление со стороны священнослужителей и мирян, как о том свидетельствует, например, вся история русского старообрядчества.

Более открытой к Европе оказалась царская власть. Петр I был, действительно, первым, кто увидел в Европе источник новых идей в области промышленности, военного дела, го сударственного управления, образования и науки. С Петра начинается история модернизации России, которую в какой то мере можно назвать и историей ее европеизации. Многое в этой истории объясняется интересами Российского госу дарства, которое в своей политике не могло руководство ваться чувством религиозной нетерпимости ко всему, что исходит из Европы.

Созданная Петром империя со столицей в Санкт-Петербурге явилась шагом вперед по пути европеи зации если не всей страны, то, по крайней мере, ее высше го слоя — российской власти и ее ближайшего окружения в лице дворянства. В качестве империи Российское государ ство превратилось в частичное, хотя, конечно, во многом по верхностное подобие просвещенного абсолютизма европей ских монархий. При Екатерине II любовный роман русской власти с идеями французского Просвещения достиг высшей точки, чтобы затем — к концу ее царствования — навсегда прерваться под впечатлением от страшных картин Пугачев В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России ского бунта и Великой французской революции. Но зерно европейского вольномыслия и свободолюбия было уже бро шено в российскую почву и дало быстрые всходы, породив в среде образованных дворян, так называемых западников (от Радищева до Чаадаева и Герцена). Они и взяли на себя мис сию обличения и критики российских порядков с позиции просветительских идей.

Россия для западников — при всей их любви к ней — не более чем отставшая от Европы страна, не способная ни к чему другому, как только учиться у нее. В лице западников она как бы лишена собственного голоса, демонстрируя сво им существованием только то, чем не надо быть. Главное, в чем западники отказывали России, — это в ее праве счи таться современной страной. Эталоном современности слу жили для них Англия или Франция (как сейчас США). Но ведь и Европа не была единодушной в оценке своей совре менности. Главным оппонентом просветителей, на чьих иде ях взросла эта современность, получившая название «эпохи модерна», выступили романтики. Их русским подобием и стали ранние славянофилы (Хомяков, братья Киреевские, Ю. Самарин и др.). Просветительскому «проекту модерна»

славянофилы противопоставили свой проект устроения земной жизни, который можно назвать «русским проектом модерна» или «другим модерном»: выраженный в нем обще ственный идеал и получил впоследствии название русской идеи. В таком виде он предназначался не только для России, но и для всей Европы, заключал в себе вселенское, общече ловеческое начало. В своей универсальности, пусть и огра ниченной рамками христианского мира, он ничем не уступал просветительскому проекту. Спор между славянофилами и западниками и был спором о природе той универсальности, которая может служить основой будущей мировой (не толь ко русской) цивилизации. В этом споре славянофилы были не меньшими «европейцами», чем западники, но только на свой, особый лад.

Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента Ранние славянофилы не столь национально ограничены, как принято думать. Делая упор на своеобразии России, они не отрицали и ее общности с Европой, хотя понимали ее не так, как западники. Для западников таким общим являлся «разум», для славянофилов — «дух», понимаемый как «Свя той дух». Западники искали общее, универсальное в науке и праве, славянофилы — в религии. Россия, по мнению славя нофилов, если в чем-то и сходится с Европой, то прежде всего в истоках своей религиозной веры, в духе христианства, пи тающем собой в равной мере и европейскую, и русскую куль туры. Общность России с Европой западники относили к бу дущему, полагая его в разуме, славянофилы — к прошлому, усматривая ее в сошедшем на землю вместе с пришествием Христа Святом духе. В статье «Вечное и преходящее в учении русских славянофилов» Георгий Флоровский, подчеркивая именно эту, универсальную сторону их учения, писал: «По существу, их идеал лежал вне исторических пределов, отно сясь к вечной правде человеческой природы, говоря о Боге и его благодати. По существу, он был общечеловеческим, пре вышая все расовые и национальные отличия, переходя все хронологические грани»2.

В своем первоначальном виде русская идея не заключала в себе никакого национализма, не призывала к обособлению России от Европы, к ее изоляционизму. Наоборот, величие России она связывала с преодолением ею своего националь ного эгоизма во имя сплочения и спасения всех христиан ских народов. В этом смысл знаменитого определения «идеи нации», данного Владимиром Соловьевым. Эта идея есть не то, что нация «думает о себе во времени, но что Бог думает о ней в вечности»3. Россия, по его мнению, уже сложилась как мощное национально-государственное образование и не нуждается в таком качестве ни в какой идее. Русская идея — отражение не существующей реальности, а стоящей перед Георгий Флоровский. Из прошлого русской мысли. М. 1998. С. 42.

Русская идея. С. 187.

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России Россией религиозной и нравственной задачи, смысл кото рой в том, чтобы жить в соответствии не только со своим национальным интересом, но с теми моральными нормами и принципами, которые общи всему христианскому миру, составляют суть христианства. Она есть осознание Россией своей ответственности перед Богом, своей необходимости быть не только национальным, но и христианским государ ством.

В том же духе высказывался и Бердяев. В книге «Русская идея» он писал: «Меня будет интересовать не столько во прос о том, чем эмпирически была Россия, сколько вопрос о том, что замыслил Творец о России, умопостигаемый образ русского народа, его идея»4. В эмпирической истории Рос сии можно найти и много такого, что вызывает возмущение, но есть ведь и духовная Россия. У нее и надо спрашивать, чем она является на самом деле. Правда, судить о стране на основании не ее реальной истории, а идеи может показаться странной затеей, но ведь идея выражает не то, что было и есть в России (это дело историков и социологов), а какой она видит себя в своих духовных исканиях. А оправдаются эти искания или нет — покажет время.

Не стану излагать здесь всю историю русской идеи, но попытаюсь выявить, что она предлагала для России в каче стве ее цивилизационного выбора. И первое, что необхо димо понять, так это то, что, как любая идея, она претен довала на роль универсальной идеи, т. е. была обращена не только к России, но ко всем христианским народам. В от личие, однако, от европейской идеи, укорененной в разуме, русская идея исток этой универсальности искала в христи анской вере. Религиозное происхождение русской идеи не отрицалось ни одним из русских философов, писавших на эту тему.

За противоположностью России и Европы славянофилы, по мнению Флоровского, видели не этническую, расовую или О России и русской философской культуре. М. 1990. С. 43.

Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента национальную несовместимость, а антитезу «принуждающей власти и творческой свободы» и еще глубже — антитезу «раз ума и любви». Суть данной антитезы состоит в разном ре шении проблемы, внутренне расколовшей европейский мир, ставшей в нем источником глубочайшего конфликта. Мир этот, как известно, распадается на романский и германский.

Романское начало выше всего ставит авторитет светской и церковной власти, германское — свободное самоосущест вление человеческого духа. Первое ратует за рациональную организацию всей общественной жизни в рамках «всеобще го законодательства», второе — за неограниченную индиви дуальную свободу. В этих началах легко угадывается разница предпочтений просветителей и романтиков. Она заставляет западного человека постоянно метаться между законом и личной свободой, переходить от принуждающей власти го сударства к анархии (революции) и обратно. «От этого ряда противоречий в сфере разума исхода нет»5. Пытаясь совме стить порядок и свободу на чисто рациональных основани ях, посредством одного лишь разума, придать этим началам характер отвлеченных начал — абстрактных логических по стулатов, Европа так и не смогла примирить их в своей жиз ни. В таком раскладе всегда приходится жертвовать либо порядком, либо свободой. Славянофилы предложили иное решение этой проблемы, основанное на духовном опыте христианства и превосходящее, как они думали, первое сво ей разрешающей силой.

Спор славянофилов с западниками (а в их лице — с Евро пой) был, следовательно, в высшей степени принципиальным спором (спором о принципах), ведущимся в границах обще го им христианского мира, но с разных позиций. Каждая из сторон пыталась по-своему ответить на вопрос о том, как в границах этого мира люди, не жертвуя своей свободой, мо гут жить в любви и согласии друг с другом, что может стать основой этого согласия. Свобода для славянофилов — не О России и русской философской культуре. С. 39.

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России меньшая ценность, чем для западников, хотя трактуется ими преимущественно в духовно-религиозном смысле.

В истории русской мысли славянофилы были первыми, кто сказал, что лежащие в основе европейской цивилизации принципы «отвлеченного разума» недостаточны, даже не пригодны для достижения подлинной свободы и основанно го на ней согласия. Отсюда не следовало отрицания ими все го европейского. Европейская культура основывается ведь целиком не только на традиции античного рационализма, но и на духовной традиции христианства. К ней, по мнению славянофилов, и следует апеллировать в первую очередь.

Короче, ранние славянофилы ценили Европу не за то, за что ценили ее западники. У каждого из них была своя Европа.

Какую из них следует считать примером и образцом — вот предмет их спора.

Поднятая славянофилами тема превосходства религи озного духа над «отвлеченными началами» европейской цивилизации, зазвучав впервые у славянофилов 40-х гг., была продолжена затем выдающимися представителями русской религиозной философии. Что же в их лице Рос сия хотела сказать Европе? Не только, повторим еще раз, что она — другая, не похожая на нее. Это и без того ясно.

Скорее, она хотела призвать Европу к совместной защи те духовных (христианских) начал человеческой жизни от обездуховляющего и обезличивающего зла чисто матери альной цивилизации, которая, как уже тогда было ясно, все более распространяется по европейскому континенту. Не приятие этой цивилизации русскими мыслителями стало отправным пунктом для всех их идейных построений. Не то чтобы они были против европейской науки, образова ния, гражданских прав и свобод (никто из них не защищал крайних проявлений самодержавия или крепостного пра ва), но все эти институты, по их мнению, сами по себе не могут служить основой общественного мироустройства, не могут возвысить человеческую жизнь до ее истинного Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента предназначения. И искать эту основу следует не в каких-то «особых началах» русской жизни, а, опять же, в общем для всех христиан «духе» христианства6.

Собственно, русская идея ставила вопрос о том, как жить не только «по разуму», но и «по совести», как сочетать в общественном бытии закон и порядок с моральными за поведями христианства. Если Европу вдохновляла идущая от первого Рима идея универсальной цивилизации, способ ной объединить народы мира системой «всеобщего законо дательства» с равными для всех правами и обязанностями (ее потому и называют «римской идеей»), то русская идея предлагала положить в основу человеческого общежития принципы христианской морали. Заключенный в ней обще ственный идеал воспроизводил не гражданские структуры античной демократии, а изначальные формы христианской «духовной общины», связующей всех узами братской люб ви. Идущая из раннего христианства идея ответственности каждого не только за себя, но и других, — ответственности, разумеется, не юридической, а моральной — и легла в осно ву русской идеи. Подобная идея не позволяет человеку быть счастливым в мире, в котором еще так много горя и страда ний. Если целью христианина является спасение души, то в ее русском — православном — понимании ни один не спасется, если не спасутся все. Нельзя спастись в одиночку, когда каж дый только за себя. Спасение каждого зависит от спасения всех. Этика православия строится не просто на идее справед «Славянофилы хорошо чувствовали и сознавали общее коренное зло русской жизни, которым держались и рабовладельческие насилия, и бю рократические неправды, и многое другое, — именно зло всеобщего бес правия, вследствие слабого понятия о чести и достоинстве человеческой личности. Этому злу они должны были противопоставлять и противопо ставляли принцип человеческих прав, безусловного нравственного зна чения самостоятельной личности — принцип христианский и общечело веческий по существу, а по историческому развитию преимущественно западный европейский и ни с какими особенными «русскими началами»

не связанный» (В.С. Соловьев. Сочинения в 2-х т. Т. 1. М. 1989. С. 434).

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России ливости — каждому по делам его (такая справедливость есть и в аду) — а на любви и милосердии ко всем «униженным и оскорбленным».

В этом смысле «русская идея» была продолжением «рим ской», но только в ее особом прочтении и понимании. Обе идеи суть вариации на одну и ту же тему универсального устроения человеческой жизни, хотя по-разному трактуют то начало, которое должно лечь в его основу. Если римская идея делала упор на формально-правовое устроение гражданской и частной жизни, то русская идея апеллировала к духовно му единению людей в лоне христианской Церкви («собор ность»), возлагающему на каждого личную ответственность за судьбу всех. В отличие от формально-правовой идеи За пада, русская идея — духовно спасающая и нравственно возвышающая. Она отстаивает верховенство сердца над от влеченным рассудком, правды над истиной, сострадания над справедливостью, соборности над гражданским обществом, духовного подвижничества над прагматикой частной жизни.

Ее противником является утилитаристская мораль с ее прин ципом частной пользы, индивидуальный и национальный эгоизм, приносящий в жертву своим интересами интересы других. Основанием для такой универсальности является не абстрактный и безличный разум с его формальными пред писаниями, а сверхличная божественная мудрость, откры вающаяся человеку в личном опыте его религиозной веры, в данном ему свыше откровении.

Как можно согласовать законы разума, не знающие в своей формальной всеобщности никаких исключений, с уникаль ностью и свободой человеческой личности? Европейская ци вилизация, по мнению славянофилов, так и не нашла выхода из этого дуализма. Его следует искать только в Церкви, под которой понимается, однако, уже не жестко регламентиро ванная уставом и обрядами религиозная организация, а «ду ховная община», созданная свободным волеизъявлением и духовным подвижничеством самих мирян. Церковь и общи Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента на, при всей, казалось бы, противоположности этих инсти тутов, предельно сближались друг с другом. При этом непра вильно видеть в таком сближении умаление или принижение личностного начала. Отсутствие формально-юридической регламентации жизни не отменяет ее организацию, но пре вращает из внешней во внутреннюю, органически склады вающуюся организацию. Подобная «внутренняя организо ванность» возможна только «в союзе свободных и творчески активных лиц», какими и должны быть члены христианской церкви.

Из идеи церковно-общинной организации народной жизни, свободной внутри себя от любой власти, как это ни парадоксально, прямо вытекала идея самодержавной госу дарственной власти. Народ, отказываясь от власти внутри общины, передавал ее вне общины другим — даже инопле менникам, т. е. сохранял за собой лишь «свободу мнения», но не решающего голоса. Именно в этом пункте инициатива в вопросе о будущем России переходит к западникам, пола гавшим, что самодержавие все-таки есть прямое следствие не свободы, а рабства русского народа, и указывавшим на Европу как на образец такой свободы.

Кому в этом споре принадлежит истина? Не будем спешить с ответом, ибо спор этот не завершен до сих пор. Западники (как и все европейские просветители) были во многом пра вы, отождествляя самодержавие с «поголовным рабством», видя путь к свободе в переходе от самодержавия к республи ке или хотя бы конституционной монархии. Политическая свобода дается человеку все же не Библией, а Конституцией.

Однако и славянофилы (подобно романтикам) были недале ки от истины, когда указывали на ограниченность свободы, регламентируемой исключительно абстрактными нормами формального права. Правовое государство, освобождая лю дей от власти деспотов и тиранов, не освобождает их от вла сти тех, кто движим в своем поведении корыстным расчетом и частным интересом, кто, делая себя целью, во всех осталь В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России ных видит только средство (таково гражданское общество, согласно Гегелю). Можно ли посредством одного лишь права и Конституции, не считаясь с требованиями христианской морали, сделать людей подлинно свободными? Церковь, по мнению славянофилов, намного ближе к идеалу нравствен но свободной жизни, чем любая Конституция. Она делает человека личностью, тогда как Конституция — всего лишь частным лицом со своим весьма узко понятым интересом.

И все же, на вопрос о форме государственного устройства у славянофилов не было четкого ответа, как у западников не было ответа на вопрос о том, как сочетать право с моралью, общий порядок — с индивидуальной свободой.

Разработка русской идеи получит совершенно новое на правление после того, как большинство стран Европы вста нет на путь капиталистического развития. В 1830–1840-е гг.

проблемы перехода России к капитализму еще просто не существовало. Свое видение России и живущего в ней на рода западники и славянофилы того времени ограничивали в основном миром крестьянства, мечтая лишь об его осво бождении от крепостного права. Соответственно и Европа для них — это, прежде всего, просвещенный и политически свободный народ, не терпящий над собой власти деспотов и тиранов. Со второй половины ХIХ в. внимание русских мыс лителей все более привлекает рождающаяся в Европе новая реальность с ее промышленными городами, заводами и фа бриками, с бурным развитием науки и техники, с усиливаю щейся властью финансового капитала и массовой пролетари зацией населения. Уже в 1860-х гг. эта реальность станет для них наиболее адекватным воплощением идущей из Европы цивилизации. С этого момента русская идея обретет новое содержание и направленность.

Начиная со знаменитой книги Н.Я. Данилевского «Россия и Европа», поздние славянофилы отвергнут не только буржу азную, но вообще всю Европу как чуждый России культурно исторический тип. Владимир Соловьев оценил эту книгу как Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента «вырождение славянофильства», не отрицавшего при своем возникновении духовной близости России и Европы7. Бер дяев объяснял такой поворот прямым влиянием западного национализма, ответной реакцией России на него. С его точ ки зрения, русский национализм стал своеобразным про должением европеизации России. «Национализм новейшей формации есть несомненная европеизация России, консер вативное западничество на русской почве»8. Бердяев хотел сказать этим, что национализм в России, хотя и чужд ей по духу, является отражением европейской ментальности с ее приверженностью ко всему национальному — «консерва тивным западничеством».


Такое объяснение содержит в себе долю истины, но не исчерпывает ее целиком. В глазах любого европейца нацио нальное своеобразие не отменяет того общего, что характе ризует Европу в целом. В противоположность такому пони манию Н.Я. Данилевский отстаивал идею не национального своеобразия славянской культуры в рамках общего с Европой культурно-исторического типа, а ее полной чуждости этому типу. А это уже не европейский, а исключительно русский национализм. В отличие от европейского, он возвел отноше ние к России до уровня религиозного культа, а естественное Между прежними славянофилами и Данилевским есть то различие, пишет Вл. Соловев в статье «Россия и Европа», что «те утверждали, что русский народ имеет всемирно-историческое призвание, как носитель всечеловеческого окончательного просвещения;

Данилевский же, от рицая всякую общечеловеческую задачу, считает Россию и славянство лишь особым культурно-историческим типом, — однако наиболее со вершенным и полным…, совмещающим в себе преимущества прежних типов… Должно, однако, заметить, что коренные славянофилы (Хомя ков, Киреевские, Аксаковы, Самарин), не отвергая всемирной истории и признавая, хотя лишь в отвлеченном принципе, солидарность всего человечества, были ближе, чем Данилевский, к христианской идее и мог ли утверждать ее, не впадая в явное внутреннее противоречие» (Соло вьев В.С. Собрание сочинений в 2-х т. Т. 1. С. 336–337).

Бердяев Н. Душа России // Русская идея. М. 1992. С. 300.

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России для русского человека чувство любви к ней превратил едва ли не в мистическое чувство9.

С этого момента «русская идея» обретет характер не столько вселенской, сколько национальной идеи, пред назначенной исключительно для России. На первый план в ней выйдет не сходство России с Европой, а ее отличие от нее. Из проекта «другого модерна» она постепенно пре вратится в «антимодерн» с его критикой всего западного и современного, с возвеличиванием допетровской Руси и во обще всей русской старины. В этот период с новой силой возродится дух «византизма» (Константин Леонтьев), чуж дый всему западноевропейскому. «Антимодерн» в идеоло гии не отвергал, конечно, промышленной модернизации России, ее научно-технического развития, но не допускал ее в сферу государственного управления и религиозно духовной жизни. Под знаком идеологического «антимодер на» сплотится вся официальная Россия эпохи Александра III, сменившая собой относительно либеральные 1860-е гг., а главным ее идеологом станет обер-прокурор Святейше го Синода Константин Победоносцев. «Национализм эпохи Александра III, — писал Г.П. Федотов, — уже не имел в себе ничего культурного, превратившись в апофеоз грубой силы и косного быта»10.

С.Л. Франк называл русский национализм «мистической националь ной самовлюбленностью». В письме к Г.П. Федотову он писал: «Русский национализм отличается от естественных национализмов европейских народов именно тем, что проникнут фальшивой религиозной восторжен ностью и именно этим особенно гибелен. Славянофильство есть в этом смысле органическое и, по-видимому, неизлечимое нравственное забо левание русского духа (особенно усилившееся в эмиграции). Характер но, что Вл. Соловьев в своей борьбе с этой национальной самовлюблен ностью не имел ни одного последователя. Все, на кого он имел в других отношениях влияние, — и Булгаков, и Бердяев, и Блок, — свернули на удобную дорожку самовлюбленности. Бердяева это прямо погубило…».

(Франк С.Л. Русское мировоззрение. СПБ. 1996. С. 99).

Федотов Г.П. Судьба и грехи России. М. 2005.

Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента Превращение изначально заключенного в учении славя нофилов вселенского, общечеловеческого начала в начало исключительно национальное, касающееся только одного народа, а именно русского, Г. Флоровский назвал «фило софским «грехопадением» славянофильства». В результате такого превращения русский народ из народа, подобного всем, предстал «высшим народом», первым среди других, единственным носителем божественной мудрости и прав ды. «В каждой мелочи, в каждой особенности русского быта отыскивалось некоторое высшее содержание, и отсюда с не избежностью вытекала идеализация старины как старины, и своего именно как своего»11. Если Данилевский еще при знавал в какой-то мере «всечеловечность» славянского типа культуры, то его последователи (например, Н.Н. Страхов) вообще отвергали общечеловеческое в славянстве, настаи вая на приверженности каждого народа своей системе цен ностей. Между народами нет ничего общего, каждый из них существует сам по себе. На этом пути диалог с Европой об рывался, сменяясь неприятием всего европейского как вну три, так и за пределами России12.

Флоровский Г. Из прошлого русской мысли. С. 43.

Примером подобного неприятия может послужить мнение В.Ф. Эрна, который в статье, посвященной только что открывшемуся журналу «Ло гос», попытался поставить под сомнение какую-либо ценность всей евро пейской философии Нового времени, противопоставив ей в качестве об разца подлинно философской мысли русскую религиозную философию.

«Такого огульного и безмерного национального самомнения в области философии, — пишет Франк об этой статье, — нам до сих пор не прихо дилось встречать» (Франк С.Л. Русское мировоззрение. С. 104). «Конечно, прискорбно, — завершает он свою полемику с Эрном, — когда молодые русские философы поклоняются каждому слову Риккерта или Когена и не читают Вл. Соловьева и Лопатина, или не замечают их философского значения. Но, быть может, еще более прискорбно то националистическое самомнение, которое в оценке национальной философии не знает меры и перспективы и дерзостно попирает вечные ценности европейской мыс ли» (там же. С. 112).

В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России Подобное направление мысли найдет продолжение в уче нии евразийцев, в частности, в работах одного из его осно воположников Н.С. Трубецкого. В статье «Мы и другие» он со всей определенностью скажет: «Евразийство отвергает безапеляционнный авторитет европейской культуры»13. Ло зунгом для евразийцев является русская национальная куль тура, основу которой составляет православие в его изначаль ном — допетровском — понимании.

Можно называть подобный слом славянофильства его «вырождением» или «грехопадением», но общая его суть со стоит в переходе от универсальной (этической, прежде всего) перспективы развития России к перспективе ее национально обособленного существования. Этическое заменяется этни ческим. Сам Флоровский называет этот слом переходом от «этического национализма» к «антропологическому»: пер вый апеллирует к общей идее, второй — к эмпирическому факту, к тому, что лежит на поверхности явления. Ведь раз личия более очевидны, чем сходства. Идеализм первых как бы пал под натиском позитивизма вторых. Но именно отсюда берет начало история русского национализма новейшей фор мации, который, при всех своих внутренних расхождениях и размежеваниях, сходится в одном — в отторжении не только европейской цивилизации, но и европейской культуры.

Национализм, отрицающий всякую универсальность в истории России и признающий только ее уникальность, яв ляется по существу этноцентризмом. Свое он ставит выше чужого, отдает безусловный приоритет особенному в про тивоположность всеобщему. Подобная абсолютизация осо бенного получила сегодня право считаться единственно верным воззрением на исторический мир. Так, теория «ло кальных цивилизаций» явно потеснила все исторические построения, основанные на признании единства человече ского рода, наличия в истории универсального начала. По добное противопоставление локального универсальному Русский узел евразийства. М. 1997. С. 102.

Выпуск № 2 Выступление оппонента-рецензента служит питательной почвой для крайних проявлений наци онализма. Этноцентризм националистов и европоцентризм западников — два главных препятствия на пути выработки национальной идеи, способной служить России верным ори ентиром в ее историческом развитии.

Чем же может быть эта идея, если судить о ней с позиции цивилизационного выбора России? Уже в дореволюционный период она во многом определялась обозначившимся к тому времени вектором движения западной (капиталистической) цивилизации. Если в начальной фазе своего существова ния эта цивилизация двигалась в направлении преодоления оппозиции «варварство-цивилизация», то на стадии капи тализма она оказывается в острой оппозиции к природе и культуре. По отношению к первой оппозиции у России, ви димо, нет иного выбора, как идти по пути Запада;

тогда как по отношению к двум последним она вынуждена вместе с За падом или без него искать новые пути развития, которые по зволили бы снять или как-то ослабить их напряженность и остроту. В поиске этого пути, собственно, и состояла русская идея. В своем наиболее продуманном варианте она звала не назад, а вперед, была устремлена не в прошлое, а в будущее.

Этот поиск далеко еще не завершен, но именно он придал России ее культурное своеобразие и величие. Универсализму западного типа русская идея противостоит не как его анти под, а как особый тип, стремящийся сочетать материальные достижения цивилизации с духовно-нравственными осно вами человеческой культуры.

Я вовсе не считаю русскую идею панацеей от всех бед. Воз можно, она даже более утопична, чем европейская, но в лю бом случае не менее универсальна, хотя трактует эту универ сальность на свой лад. Вот почему Россия — не просто одна из многих западноевропейских стран, а страна, равновеликая Западной Европе, тоже Европа, но Восточная. Она — часть большой Европы, которая состоит из двух половин — запад ной и восточной, одна из которых тяготеет к правовому фор В.М. Межуев. Русская (национальная) идея как цивилизационный выбор России мализму, рациональной организации общества, а другая — к поиску моральных, духовных оснований общественной жиз ни. Каждая из них по-своему необходима и нуждается в дру гой. Откажись от одной из них, и вся Европа рано или позд но окажется в тупике. На Западе этот тупик переживается как «закат культуры», у нас — как недостаток цивилизации.


Россия с ее культурой отнюдь не является примером благо получной и процветающей страны, но и интеллектуальный Запад испытывает явное беспокойство по поводу своей куль туры. Сейчас европейский Запад теснит европейский Восток, подминает под себя, пытается интегрировать в себя, но, как знать, не наступят ли времена, когда и там придется не только вспомнить, но и вернуться к тому, о чем постоянно твердила русская идея, к чему она звала и на что надеялась.

Вопросы к докладчикам и ответы Вопрос (А.В. Шубин):

Степан Степанович, Вы поделили периоды развития Рос сии на успешные и неуспешные и связали их с демографией.

К какому периоду Вы относите правление Петра I? И на ка кие демографические данные Вы при этом опираетесь? К оп поненту у меня такой вопрос: Вы сказали, что общества в России, скорее всего, нет. Соответственно, вопрос к Вам как к философу: что такое общество?

Ответ (С.С. Сулакшин):

Первое. Не надо представлять так, что историческая шка ла России может быть разбита на отрезки исключительной успешности, перемежающиеся с исключительной неуспеш ностью. Тот метод, который мы хотим применить, позволяет выявить в сплошном наборе событий (иногда невооружен ным глазом не различить в этом потоке событий признаков успешности и неуспешности) отдельные составные части.

Для этого и придумана декомпозиция верхнего интегратив ного потенциала жизнеспособности в пирамиде на десятки различных факторов. Например, в демографическом иссле довании в качестве критерия успешности выступали такие показатели, как рождаемость, смертность, продолжитель ность жизни, миграционное сальдо. Мы исследовали более 70 факторов, из которых значимыми оказались не все. Наи более значимыми оказались четыре, которые представляют собой идейно-духовное состояние общества, которое мы нашли способ оцифровывать, в том числе адресуясь в исто рическую глубину. Цивилизационная идентичность стра ны — неформализуемый параметр, но мы тоже предложили способ ее оцифровывать, и далее — качество государствен ного управления. Уровень жизни — материальный фактор демографического успеха. С ним проще, это вычисляемые, Вопросы к докладчикам и ответы статистические вещи. В истории статистические ряды, к со жалению, небесконечны в глубину. Наши попытки показы вают, что глубже XVIII в. мы, возможно, чего-то не найдем.

Поэтому трудно сейчас ответить Вам, удастся ли нам до эпо хи Петра дать не вкусовые оценки — Петр сломал самоиден тичность России, и это фактор вроде бы разрушительный.

Он приговорил ее к бесконечному поиску западного облика, и за это его надо осуждать, но это не значит, что нужно вер нуться к лаптям — такого вывода мы пока не делаем. Какой вывод мы сумеем сделать, увидим из того набора статистики, до которого дотянемся.

Второе, в этой связи также важное. Тот факторный про филь или образ успешности страны на сегодня, который мы хотим актуальным образом получить как руководство к действию, конечно, складывался исторически. Тот, который имеется на сегодня, не совпадает, вероятнее всего, с тем, ко торый был в XIX в. и ранее. Будет очень интересно увидеть его генезис, что мы и надеемся получить.

Ответ (В.М. Межуев):

Вы задали вопрос, на который можно ответить по разному. Профессиональные историки и философы исто рии порой расходятся между собой в определении многих категорий, в том числе и таких, как общество, цивилизация, культура и пр. Так большинство современных историков насчитывают в истории определенное множество цивили заций, тогда как философы склонны употреблять это поня тие в единственном числе. Это касается и понятия общества.

Обычно обществом принято называть любое сообщество людей — первобытное общество, средневековое общество, современное общество, восточное и западное общество, сельское и городское общество, аграрное и индустриальное общество, сословное и гражданское общество и т. д. Все они, конечно, отличаются друг от друга, но в равной степени мо гут именоваться обществом. История, с этой точки зрения, Выпуск № есть либо сосуществование разных обществ, либо смена одного общества другим. И против такого употребления это го понятия трудно что-то возразить. Но если первобытное общество — это общество, как и все остальные, в чем тогда состоит общественный прогресс, что, собственно, меняется с переходом от одного общества к другому? И зачем тогда вообще нужна история? Не все ли равно, в каком обществе жить, если все они в равной степени общество? Философ же называет обществом лишь ту систему отношений, которая, с его точки зрения, наиболее предпочтительна для человека, в наибольшей степени выражает его сущность. Если человек в любом обществе чувствует себя полноценным обществен ным существом, в чем тогда смысл происходящей в истории общественной эволюции? Не является ли сам факт такой эволюции указанием на то, что общество, позволяющее че ловеку быть самим собой, еще не сложилось, находится в процессе своего становления? И тогда все существовавшие и существующие общества следует рассматривать, как только подготовительные ступени к такому обществу, как его не зрелые, не полностью развившиеся формы, которые только условно можно называть обществом. Иными словами, фило софы употребляют понятие общества не в описательном (де скриптивном), а в нормативном смысле, не во множествен ном, а в единственном числе (то есть говорят об Обществе с большой буквы), фиксируя в этом понятии не то, что есть, а что должно быть с точки зрения существования человека как личности.

Вопрос (Г.Г. Малинецкий):

У меня вопрос к С.С. Сулакшину. Я не вполне понимаю дискурс нашего обсуждения и цель нашего исследования.

Допустим, что обсуждение было глубоким и плодотворным, исследование выполнено, мы все поняли. Есть рекоменда ции, есть понимание. Спрашивается, а кто же это будет во площать? Кто тот субъект, которому мы адресуемся?

Вопросы к докладчикам и ответы Ответ (С.С. Сулакшин):

Спасибо, что Вы включились в работу нашего семинара.

И Ваш вопрос ожидаем. Поверьте, этот вопрос задавался уже раз сорок, не меньше. Этот вопрос, вроде бы, может перечер кивать все наши усилия: «Зачем вы все это изобретаете? Кому вы это в руки дадите? Кто в этом разберется и поймет?» Тем более «кто это будет воплощать в жизнь?» Если посмотреть наверх, то там таких героев пока не видно. Не видно божьего промысла, по которому такой просвещенный, просветлен ный, эффективный, профессиональный и т. д. лидер появит ся в нашей стране. Да, есть серьезное сомнение, которое под рывает и нашу энергетику и нашу уверенность в намерениях и в работе, но не до конца. Шанс повлиять на дела в Отече стве есть. Материалы, которые мы производим, передаются в первые руки, и не просто безмолвно, а сопровождаясь не кими усилиями по просвещению, убеждению, разъяснению, влиянию. Могу привести последний пример, может быть, вы его заметили в прессе, когда наши работы были артикулиро ваны по поводу политики ЦБ, Минфина и Кудрина, по его монетаристской парадигме, то срочно были мобилизованы контрусилия, спичрайтеры, запущены в прессу и в интернет контртехнологии, для того чтобы дезавуировать это влияние на лиц, принимающих решения. Как вы понимаете, таких лиц у нас два — Медведев и Путин. Позиция монетаристов уже начала расшатываться. Это уже результат, в том числе и наших усилий. Образ у нас такой: капля за каплей будем долбить камень.

Вопрос (Е.В. Балановская):

У обоих докладчиков, несмотря на различия их мнений, есть общая черта — они рассматривают народ, население, как единообразное. Тем не менее, мы знаем, что народ, насе ление многообразно. Что я имею в виду? Если национальная идея — это устойчивое представление индивида о прошлом, настоящем и будущем, то оно различно у татар сибирских Выпуск № или, скажем, казанских татар. В целом у татар это мнение бу дет отличаться от мнения русского народа. Вопрос: это мно гообразие является, чем? Оно к несчастью или к счастью?

Кого предпочтительнее иметь — социально единообразного клона или иметь такое многообразие при реализации нацио нальной идеи? Т.е. у нас это многообразие является досадной помехой для реализации национальной идеи или русской идеи? Или это является нашим богатством, нашим внутрен ним ресурсом для сохранения жизнеспособности нашей страны?

Ответ (С.С. Сулакшин):

Вообще-то говоря, своим вопросом Вы справедливо раз виваете нашу постановку, пирамиду факторных оснований в части этнического состава. Действительно, многоэтничное, многокультурное народонаселение в стране, добавлю еще, в очень большой стране, это наша специфика, добавлю еще гео графически привязанное, не мобильное по территории насе ление, добавлю еще этнически перемещаемое в пограничных областях, этнически замещаемое, в отдельных республиках этнически сепаратизируещееся и т. д. Это есть то фактическое многоцветие, в условиях которого, объявляя нашу цель, стра на должна быть жизнеспособной. Мы обязательно должны исследовать и делать исходной точкой идентификацию про блем и находить их решение. Хорошо это или плохо? Когда то это хорошо. Например, известно, что сложная система до определенной степени усложнения более устойчива, чем про стая система. В этом смысле культурное, этническое много цветие — это наше богатство. Это историческое накопление, которое формирует явление, как мы называем, матрешечной идентичности. Идентичность этничная, культурная, языко вая, идентичность местная, российская. Целый вложенный ряд. С большим уважением, выписывая Закон о взаимоот ношениях органов государственной власти с религиозны ми организациями, относимся к местным верованиям. Это Вопросы к докладчикам и ответы ценность. Так же как этничность региональная. Этничность цивилизационно русская. Мы не располагаем их по горизон тали, сталкивая друг с другом, мы видим это как вложенную матрешку. Это данность. Поскольку это данность, то это наша ценность, и мы ее обращаем в силу нашего государства. Точ но также мы видим, как ее обращают в слабость нашего го сударства. Это сложное устройство страны, ее территории, ее населения, сложность системы государственного управле ния — данность, которая является исходной точкой и порож дает сложные синтетические управленческие решения.

Ответ (В.М. Межуев):

Очень хорошо, что наше народонаселение обладает эт ническим многообразием, включает в себя множество этни ческих видов. Но таксономической единицей человеческого рода является все же не вид, а индивид. Этим человечество и отличается от растительного и животного мира, также об ладающего видовым многообразием. Оно характеризуется не только видовым, но и индивидуальным многообразием.

Общество в отличие от просто народонаселения объединяет людей не по признаку их принадлежности к тому или ино му этносу (не говорим же мы о русском, татарском, якутском обществе), а в качестве индивидов, обладающих равными и одинаковыми для всех правами. Пока человек не осознал себя индивидом, не отличает себя от племени, общины, эт носа, к которому принадлежит по факту своего рождения, говорить об обществе можно лишь в условном смысле. «Об щественная история людей есть всегда история их индиви дуального развития, сознают они это или нет», писал когда то один умный человек. И только в качестве такого индивида человек нуждается в обществе, является общественным су ществом. Короче, индивид появляется только в обществе, и только в обществе человек может сохранить многообразие своих видовых — культурных и национальных — различий, не сталкивая их между собой в непримиримом конфликте.

Выпуск № Ведь дружат не сами по себе народы, а люди, представляю щие разные народы, и, следовательно, осознавшие свою лич ную, индивидуальную причастность не только к своему соб ственному виду, но и к роду в целом, ко всем другим людям.

Все межэтнические конфликты объясняются тем, что чело век еще не обрел сознание своей индивидуальности, не от личает себя от своей группы, полностью слит с нею и потому воспринимает представителей другой группы как чужаков и даже врагов. Замечательно, конечно, что у нас много наро дов, но хорошо бы, если бы представители каждого из этих народов осознавали свою не только этническую, но и инди видуальную идентичность, делающую их не только народом, но и гражданами своего государства.

Вопрос (Д.С. Чернавский):

У меня конкретный вопрос. Фактором вы считаете при знак или выбор предпочтения? Пример. Можно сделать вы бор, что права человека, индивида важнее, чем общества.

Это будет один выбор. Можно выбрать наоборот — это будет другой выбор. Это уже характеризует и человека и, если он найдет единомышленников, то и общество. Вы включили в признак смертность. Да, смертность — важный признак, но факторы, о которых я говорю, они формируют факторный портрет общества, а смертность может относиться и к сме шанному обществу. Итак, вопрос: как Вы, разделяете или не разделяете эти вещи?

Ответ (С.С. Сулакшин):

Да, это важный методологический вопрос. Мы часто сталкиваемся с проблемами междисциплинарных барье ров, даже на уровне тезаурусов. Поэтому я уточню, как у нас выстраивается классификация. Фактор, с одной сто роны, и критерий успешности или неуспешности, с другой стороны, — это причинно следственная пара. Фактор — это причина, следствие — это некоторый показатель. Конечно, Вопросы к докладчикам и ответы они в пирамидальной иерархии с этажа на этаж иногда ме няются друг с другом местами. Фактор по отношению к вы шележащему этажу становится критерием по отношению к нижележащему этажу. Факторы — это характеристика, об стоятельства, условия, состояния. Выбор предпочтения, на наш взгляд, опасная вещь, поскольку он очень подвержен вкусовым оценкам, вкусовым основаниям для этого выбора.

Мы научились и надеемся, что у нас получится в этом ис следовании, определять величину причинно-следственной связи. Скажем, определять разность влияния предпочтения индивидуалистической психологической поведенческой мо дели или коллективистской психологическая поведенческая модель на конечное формируемое состояние. Какая из них более эффективна для некого критерия, к примеру, для той же рождаемости? Это возможно установить на некой объ ективной основе, используя динамические временные ряды.

Поскольку мы уже этим занимались, более эффективна кол лективистская модель для российского случая. Для западно го — ровно наоборот.

Вопрос (С.Г. Кара-Мурза):

Степан Степанович, Вы говорите о России как о стране, а о жизнеспособности государства, почему? Второй вопрос:

национальная идея относится к кому — к русским или Вы имеете в виду российскую нацию? И третий вопрос: вот Вы очень многие параметры определяете как жизнеспособность, они между собой хорошо коррелируют. Вы их интегрируете, хотя основания для этого очень слабые. Зачем интегриро вать, когда можно разные стороны этого организма, страны, представить 5–6 хорошо взаимосвязанными, ясно связанны ми индикаторами?

Ответ (С.С. Сулакшин):

Страна и государство — два термина, соотносящиеся следующим образом: государство в широком смысле тож Выпуск № дественно стране, оно включает и народ, и территорию, и управление. Государство в узком смысле — это система управления, институт управления, это публичная власть.

Чтобы не путаться в этих разных содержаниях, мы пришли к решению использовать обозначение государства в широ ком смысле — «страна», а «государство» использовать толь ко как институт управления. Поэтому мы, конечно, говорим о жизнеспособности страны или государства в широком смысле. А особенности и качество государственного управ ления — это касается институционального понимания тер мина. Второй вопрос: кому адресуется национальная идея?

К русскому народу, ядру этническому, или к российской гражданской нации, которая еще не сложилась? Здесь тоже есть сложная диалектика взаимоотношений. В демографи ческом исследовании мы убедились, что тема «русскости», русских цивилизационно-ценностных накоплений являет ся фактором демографической жизнеспособности. Напри мер, там, где больше всего русских сейчас, в условиях со временной русофобской политики, культуры, телевидения и т. д., атак вполне очевидных, там выше смертность. Из бирательный характер ударов по русским цивилизационно ценностным накоплениям имеет результатом повышенную факторность или причинность в демографическом сокра щении. Русский народ в структуре населения составляет бо лее 80%. Мы убедились по истории, что когда этот процент снижался по каким-то причинам ниже каких-то критиче ских значений, страна разваливалась. Это 1917 г., это 1991 г.

и сейчас этот процент идет вниз, что является фактором угрозы. Национальная идея, конечно же, касается всего на родонаселения страны, многоэтничного, при русском ядре, в том числе касается и тех членов нации, которые являются высокими руководителями, самыми высокими руководите лями. Это — их замысел. Но ядро решений, ядро подходов к обратным задачам заключается в понимании, что русская цивилизационно-ценностная тематика здесь доминирует.

Вопросы к докладчикам и ответы Эта та самая первая матрешка, в которую вся остальная муль тикультурная, мультиэтничная идентичность вкладывается.

Здесь есть естественные угрозы и опасности, которые очень активно сейчас разыгрываются, гипертрофируются. По пытки карикатуризации этой непростой мультиценностной проблематики в виде «русского фашизма», лозунга «Россия для русских» и т. д. — это вполне отчетливые провокацион ные технологии, цель которых — снижение жизнеспособно сти России как страны.

И третий вопрос: нужно ли такое количество факторов, параметров при описании, хорошо коррелирующих меж ду собой? Не целесообразно ли было бы их сагрегировать?

Абсолютно правильный методологический взгляд на вещи.

Действительно в демографическом исследовании от более 70 гипотетически предложенных параметров для изучения причинно-следственных связей мы в итоги пришли к че тырем агрегированным. Это идейно-духовное состояние, цивилизационная идентичность, качество госуправления и материальные условия. Получены величины их связей и т. д.

Разложение по большому количеству параметров позволяет понять инфраструктуру влияния, позволяет вести атомизи рованную диагностику, выписывать точечные рецепты. Это управленческая технология, которая необходима.

Вопрос (В.Э. Багдасарян):

Уточняющий вопрос к Вадиму Михайловичу для более четкого понимания его позиции. В докладе прозвучало, что признаками любой страны являются территория, народо население и управление. Вы этот подход назвали геополи тическим. Хотелось бы понять, в чем геополитичность это го подхода, хотя, казалось бы, это классика характеристики страны? Может, какие-то из компонентов, обозначенных, в Вашем понимании, в определении сущности страны, уходят?

Может, какие-то новые существенные компоненты крайне важны, которые не учел докладчик?

Выпуск № Повторю. В качестве сущностных признаков страны ука зывались территория, народонаселение и управление. Пафос выступления докладчика — без этих признаков страны не может быть. Вы назвали этот подход геополитическим. В чем это состоит?

Ответ (В.М. Межуев):

Геополитика, как я ее понимаю, — это соединение геогра фии с политикой. Геополитика — это политика, мыслящая в географических (пространственных) понятиях, или в по нятиях государственного управления, распространенного на определенную территорию. Но именно так определил понятие страны наш докладчик, добавив к этому еще демографическую характеристику — народонаселение. Россия для него — это, прежде всего, страна. А для меня Россия — это в первую оче редь общество, определенный общественный организм. Без понимания того, как устроен и функционирует этот организм, нельзя вообще разобраться в том, что происходит в России.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.