авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр проблемного анализа и государственно-

управленческого проектирования

С.С. Сулакшин

Теория и феноменология

успешности сложной

социальной системы

Москва

Научный эксперт

2013

УДК 316.423(063)

ББК 60.500.2я431

С 89

Сулакшин С. С.

С 89 Теория и феноменология успешности сложной социальной

системы. М.: Научный эксперт, 2013. 232 с.

ISBN 978-5-91290-194-2 В монографии вводится понятие успешности сложной социальной системы: сообщества, страны, цивилизации. Успешность как ориентир в государственном и общественном управлении, в политике часто объ ект манипуляции, но при научном подходе — это объективное и устойчивое понятие. Предложен подход в виде единого обобщенного показателя успешности, корреспондирующего с представлением о жизнеспособности для живых субъектов. Сложная социальная система выступает при этом как аналог живой системы. Получены прикладные следствия и результаты, позволяющие квалифицировать либеральную космополитическую модель постсоветской России как неуспешную и тупиковую. Даны альтернативные постлиберальные экономические решения, способные привести страну к успешности и отвечать посто янному критерию позитивного развития.

Для специалистов в государственном управлении, политических и общественных лидеров, студентов, аспирантов и преподавателей.

УДК 316.423(063) ББК 60.500.2я Издание осуществлено при поддержке ГК «Ростехнологии»

ISBN 978-5-91290-194-2 © Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования, Оглавление Введение................................................................................................................ Глава 1. Феноменологический шаг к понятию успешности................. Глава 2. О максимизации бытийной способности.................................. Глава 3. Успешность сложной социальной экономической системы.............................................................................................. Глава 4. Модель экономической успешности России........................... Глава 5. О модернизации экономической модели России.................. Глава 6. Переходные процессы модернизации...................................... Глава 7. Цивилизационная специфичность экономической успешности страны........................................................................ Заключение....................................................................................................... Список литературы........................................................................................ Введение Успешность сложной социальной системы. Что это такое?

Очевидно, что речь идет о некоем объекте, под которым под разумевается сложная система, сформированная и связанная человеческими отношениями. В современном либеральном док тринерстве, в рамках социал-дарвинизма чаще всего говорят о конкурентоспособности страны и даже отдельного гражданина.

Мало того, что это понятие не универсально, а локально по смыс лу и относится к экономике рынка, оно игнорирует важнейшее свойство человеческого сообщества не только конкурировать внутри себя, но и кооперироваться в социальной организации, отличающей его от иной живой и животной природы.

Определение «сложная» здесь отчасти избыточно, поскольку социальность сама по себе подразумевает множественность лю дей, вступающих во взаимодействие. Робинзон Крузо не пред ставлял собой социальной системы, пока на острове не появился Пятница. Именно в этот момент возникли сложности. Вместе с тем можно говорить об успешности и одного человека, в этом примере Робинзона, но уже как живого организма. Есть ряд свойств, которые роднят две задачи: задача успешности человека и задача успешности его общества. И в том и в другом случае имеет место главная компонента — жизнь. Если представление о жизни человека очевидно, то что такое жизнь общества может вызывать вопросы. Легче всего представить себе, что общество, так же как человек, может рождаться, развиваться, обретать идентичность, «болеть», проходя через кризисы развития, и на конец распадаться, т. е. «умирать». Общество может «заражаться»

опасными вирусами, в обществе может работать или быть по давленной «иммунная» система. Общество может быть в своей идентичности жизнеспособным или, наоборот, слабым и стре мящимся исчезнуть. Под обществом здесь следует понимать страну, цивилизацию. Более подробно представление о так на зываемом витальном подходе к сложной социальной системе изложено в следующей работе1.

Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Витальный подход к сложной социальной системе. М.: Научный эксперт, 2012.

Соответственно, главная и первичная составляющая успеш ности сложной социальной системы заключается в том, что че ловеческая (индивидуумная и коллективная) субъектность долж на быть. Если нет человека и его сообщества, то нет и вопроса об успешности. Это условие является необходимым. Вопрос о степени (как количественной мере) успешности относится, таким образом, к требованиям в пространстве достаточности.

Второе соответствие заключается в том, что в процессе бытия («быть») и человека, и сообщества возникает множество отдель ных требований к условиям, факторам, обстоятельствам бытия, включая управляемые самим человеком, с тем чтобы бытие было бы максимально устойчивым, продолжительным и надежным.

Это значит, что имеют место не одна, не единицы, а десятки и сотни различных потребностей, удовлетворение которых влечет за собой максимизацию способности быть. Отсюда и возникает необходимость в ключевом обозначении — «сложная социальная система». По сравнению с ситуацией единичного человека в со циуме набор потребностей приумножается, поскольку включает, как минимум, столкновение интересов и кооперативные, или комбинаторные, эффекты (рис. В.1).

Именно конфликт интересов отдельных индивидуумов и групп делает проблему успешности очень сложной. Как опреде лить успешность социума, если в нем есть и продавец, и покупа тель. Для одного успех — продать дороже, для второго — купить дешевле. В социуме есть селяне и горожане, молодые и пожилые, собственники-работодатели и наемные работники, сильные и сла бые, производители и потребители. Есть трудящиеся, в смысле Рис. В.1. Условная структура сложной социальной системы. Каждый элемент активен в своих потребностях создания блага, а есть присваивающие себе эти блага — то бандит или мошенник, то агрессор, то ростовщик. Лейтмотивом всей предлагаемой читателю работы является стремление найти еди ный агрегированный показатель, обобщенную меру успешности сложной социальной системы, несмотря на ее внутреннюю не однородность. Это возможно, поскольку система сама по себе является идентичной сущностью, относительно которой вопрос о ее жизнеспособности вполне правомочен. А этот вопрос сам по себе единичен. Если речь идет об одной сущности, одном обществе (несмотря на внутреннюю сложность), то значит и кри терий его успешности может быть единым.

Применительно к практике, например, всегда существует во прос: правильной ли дорогой идет в своем развитии страна? Это вопрос не только избирателя, оценивающего результаты деятель ности политического руководства, это вопрос и самого этого руководства в связи с тем, что оно управляет развитием страны.

Очевидно, что власть всегда себя хвалит за успехи и соответствен но как-то их предъявляет. Именно в этом моменте возникает необходимость в показателе успеха. Причем власть естественно пытается предъявить комплиментарные ее деятельности показа тели. Но нужен объективный показатель. Вопрос поэтому обращен и к управленческой парадигме, к политическому пространству и процессу, отягощен политическим релятивизмом, но с очевид ностью относится к числу актуальных практических вопросов.

Что понимается под успехом, успешностью? Очевидно, что это понятие субъектно: должен быть интересант, живой субъект, носитель потребностей, о которых говорилось выше. Успешность присуща только активному субъекту, который может делать вы бор своих действий для достижения тех или иных целей. Успеш ности без целей не бывает. Собственно успешность и понимает ся как степень достижения целей деятельности субъекта. Успеш ность — это времення характеристика. Если ее нет сегодня, то мы стремимся достигнуть ее завтра, поэтому неотъемлемо тече ние времени, процесс развития. Субъект в виде человека управ ляем, рефлексивен к текущему результату и внешним средовым условиям, и поэтому понятие успешности приобретает черты активности. В поле анализа попадает процесс действия, процесс достижения, устремленности управления. Любое управление предполагает «ручки управления», конкретные параметры на стройки, факторы, от значения или состояния которых зависит общий результат. Здесь важен вопрос: как определить эти фак торы, как их взвесить по значимости и главное — какие конкрет ные оптимальные значения факторов, поддающихся управлению, отвечают максимальному успеху? Поэтому в управленческом контексте вопрос об оценке успешности развития как таковой смыкается с вопросом о ее достижении.

Заметно, что постановка задачи практически тождественна задачам на оптимизацию в многомерном факторном простран стве некоей (в математическом смысле слова) функции цели развития. Так намечается путь к формализации задачи достиже ния успешности, в отличие от зачастую вкусовых (типа «поверь те мне»), лукавых и корыстных (говорю одно, думаю о другом, а делаю третье), путаных и бесконечных политических «дебатов»

об успешности или неуспешности развития. Коммунисты говорят, что правящий режим неуспешен и его нужно менять. Предста вители правящей группировки говорят, что они организовали прохождение кризиса 2008 г. в России «неплохо». Кто прав? От ответа иногда зависит политическая стабильность или, напротив, срыв политического процесса и возникновение, например, рево люционной ситуации.

Успешность обязательно предполагает понятие цели. Соб ственно, с одной стороны, успешность и есть достижение цели развития. Но чтобы так подойти к успешности, необходимо по ставить цель. Откуда она берется? Обычно считается, что из знания потребностей. Но это легко на уровне простых первичных потребностей в еде, питье, материальных обстоятельствах. Одна ко же человек иногда объявляет голодовку, приходит к аскезе, пренебрегая потребностью в пище. Человек может жертвовать своей жизнью, отвергая даже потребность в самой жизни.

Для человека, отличного от простого биологического суще ства, чтобы быть именно человеком в категориальном2 смысле, важны некие особые цели, которые называются ценностями3.

Категориальный, т. е. завершенный, совершенный в истинном смысле дан ного понятия.

Категориальная сущность и эволюция человечества // Материалы научного семинара. Вып. № 1. М.: Научный эксперт, 2011.

Именно такие ценности-цели мотивируют человека в его деятель ности, именно они подводят к понятию нравственности и оче ловеченности, социального гуманизма.

Таким образом, мы подходим к тому, что говорить об успеш ности, не определив цели развития, критерии формулирования этих целей, невозможно.

Все дальнейшее изложение связано с главной смысловой фор мулой, характерной для любой живой системы. Напомним, что сложная социальная система может быть представлена как аналог живого организма4. Первичная цель сложной социальной систе мы состоит в том, что она должна быть, а чтобы быть именно социальной (очеловеченной), чтобы быть в точном категориаль ном, сущностном смысле, ей необходимо быть вполне определен ной. Из этого требования, как будет показано в дальнейшем, вытекает алгоритм управленческого продвижения к успешности.

Именно отсюда будут вытекать вполне операциональные решения в части значений факторов и параметров управления в простран стве действия. Вся настоящая работа, таким образом, связана не только с теоретико-методологическим, но и с активно-деятель ностным практическим подходом. Не просто констатация и объ яснительные схемы, а стремление действовать и управлять раз витием на основе понимания законов данного развития — вот что характерно для активно-деятельностного подхода.

Возникают и другие важные вопросы в рамках поставленной в исследовании задачи.

1. При наличии множества факторов успешности сложной социальной системы могут ли быть совместимы их оптимальные (одномерные) значения в общем факторном ансамбле, когда об щий максимум успешности ищется в многомерном пространстве и должен бы достигаться для всех факторов одновременно? Ины ми словами, существует ли «резонанс успешности»? Или, как в дальнейшем он будет именоваться, «витальный резонанс»? 2. Если говорить на языке множества факторов успешности, языке факторного пространства, то существует ли максимум успешности как один единственный (унимодальная зависимость) Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Витальный подход к сложной социальной системе. М.: Научный эксперт, 2012.

Авторские термины.

или есть разные наборы факторов, которые дают сопоставимую успешность, и при этом существует максимум максиморум успеш ности? (рис. В.2).

3. Можно ли, установив критерий успешности, определить набор конкретных значений факторов для осознанного управле ния развитием в направлении успешности?

Эти и многие другие сопряженные вопросы получают часть ответов в предлагаемой монографии.

Автор благодарит Д. Вознюк, Н. Авинову за помощь в рас четах, профессора И. Б. Орлова, своих коллег по Центру про блемного анализа и государственно управленческого проектиро вания за многочисленные стимулирующие мысль дискуссии Рис. В.2. Возможные конфигурации успешности в факторном пространстве: (а) — индифферентный тип успешности, (б) — расходящийся тип, (в) — унимодальный тип, (г) — мультимодальный тип успешности и обсуждения. Особенно ценной в компьютерном моделировании и сессиях экспертной оценки была творческая поддержка и уча стие А. Р. Бахтизина и В. Э. Багдасаряна, которым автор безмерно признателен.

Бльшую часть сопряженных этой книге материалов можно найти на сайте www.rusrand.ru.

Глава 1. Феноменологический шаг к понятию успешности В практической деятельности человека всегда присутствует оценка им результатов своей активной деятельности. Самая про стая оценка результатов — это их фиксирование в виде каких-то показателей развития и затем интерпретация. Оценки — хороши они или плохи в соответствии с каким-то выбранным критерием.

Например, почему-то необходимо, чтобы показатели развития росли. Тогда оценка заключается в ответе на вопрос: растут ли показатели?

В политической и государственно управленческой практике таких примеров много. Например, в последние годы научное со общество проявляет заметный интерес к разработке методологии оценки развития и дифференциации стран. Рядом мировых на учных центров1 разрабатываются индексы, оценивающие конку рентоспособность, инвестиционную привлекательность, даже уровень счастья населения стран2. Как правило формируются индексы (количественные показатели успешности), которые со стоят из небольшого числа показателей, в среднем из 5–6, причем часть показателей может составлять экспертная оценка, т. е. мне ние группы экспертов о величине какого-либо показателя, кото рый не представлен статистически. В результате получается ин декс, зависящий от мнений подобранной группы экспертов и их предпочтений, следовательно, такие индексы содержат опреде ленный уровень произвола. Это существенный недостаток, кото рый может влиять на формирование неправильного или мани пулятивного мнения о стране.

Кроме того, такие индексы всегда отражают какую-либо узкую сферу жизнедеятельности сложной социальной системы. Оцени вается качество отдельных сторон развития соответствующей страны, экономическое качество, социальное, политическое, военно-политическое и т. п.

Попова С.М., Шахрай С.М., Яник А.А. Измерение прогресса. М.: Наука, 2011.

Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С., Орлов И.Б., Строганова С.М.

Качество и успешность государственных политик и управления. М.: Научный эксперт, 2012.

Однако значимая практическая задача, поставленная в на стоящей работе, заключается в том, чтобы оценивать ситуацию и качество сложной социальной системы и ее управления в це лом — насколько успешно или неуспешно развивается и управ ляется страна. Тем не менее рассмотрим примеры ряда известных оценок той или иной успешности развития.

Одно из оцениваний традиционно представляется в виде международных рейтингов. В соответствии с большинством из них современная Россия занимает крайне низкое место в миро вой иерархии. Отводимая ей роль, если называть вещи своими именами, это роль аутсайдера.

Создается впечатление о некоей приговоренности России к нахождению на периферии. Конечно, положение России край не тяжелое, но далеко не безнадежное, как это преподносится в мировых рейтингах. Безусловно, политика государства должна базироваться на реалистических оценках ресурсных возможно стей страны. Но вместе с тем неприемлема недооценка исходно го состояния в планировании управления. Комплекс неполно ценности — худший союзник для экономического развития. Ведь даже в современном своем состоянии Россия остается потенци ально мощной мировой державой. Для нее в глобальной перспек тиве мирового развития еще ничего не потеряно.

Целый ряд индексов и рейтингов прямо или косвенно связа ны с оценками качества государственного управления. В своей массе ниже приведенные индексы опираются на показатели эко номического, политического и отчасти социального развития, а также административного потенциала властных институтов.

В меньшей степени (если не сказать, что совсем не представлены) в индексах учтены нематериальные факторы развития общества и государства, особенно духовные аспекты.

Один из наиболее распространенных и общепринятых (с 1996 г.) индексов представляет собой интегральный показатель государ ственного управления (GRICS — Governance Research Indicator Country Snapshot), разработанный Институтом Всемирного Бан ка, который с 1996 г. рассчитывается почти по 200 странам. Он включает в себя шесть различных параметров, каждый из кото рых отражает тот или иной аспект государственного развития (рис. 1.1).

Право голоса и подотчетность Контроль Политическая коррупции стабильность GRICS Верховенство Эффективность закона управления Качество нормативного регулирования Рис. 1.1. Составные элементы интегрального показателя государственного управления (GRICS) При этом «право голоса и подотчетность обществу» означают готовность правительства к внешней подотчетности через меха низмы обратной связи с гражданами, демократические институ ты и конкурентную прессу. Важна также степень возможности участия граждан в выборе правительства и независимости прес сы. Что касается политической стабильности, то здесь оценива ется вероятность дестабилизации правительства и вынужденной его отставки в результате применения насилия, включая терро ризм. С точки зрения эффективности государственного управ ления принимаются во внимание качество государственных услуг и бюрократии, компетенция государственных служащих, уровень независимости государственной службы от политического дав ления и доверия к политике правительства. Верховенство закона включает в себя показатели отношения граждан к преступлению, эффективности и предсказуемости законодательной системы, а также приверженности контрактной системе. В свою очередь, противодействие коррупции учитывает многие стороны данного явления, начиная от влияния коррупции на развитие бизнеса до существования «большой коррупции» на высоком политическом уровне3.

Барциц И.Н. Показатели эффективности государственного управления (субъективный взгляд на международные стандарты) // http://www.pvlast.ru/ archive/index.433.php;

Governance & Anti-Corruption // The World Banc http:// www.worldbank.org/wbi/governance/bycountry.html.

Поставщиком данных являются вторичные источники (прес са и законодательные акты) и целевые опросы общественного мнения.

Таким образом, данный индекс оценивает весьма узкий набор показателей развития. Его целевое предназначение достаточно специально. На основе полученной информации формируется рейтинг государств, носящий подчеркнуто международный ха рактер: различные страны сравниваются друг с другом. Исходным ориентиром для разработки индекса были первоначально эконо мические соображения, и прежде всего возможность свободного развития бизнеса в той или иной стране. Но поскольку эти во просы тесно связаны с политической системой государства, в ин декс были включены не всегда корректные с научной точки зрения «политические» пункты. Кроме того, в методике практически от сутствуют такие нематериальные факторы, как оценка качества с точки зрения справедливости, социального гуманизма и т. п.

Помимо международных рейтингов, аналогичные индексы строятся и рядом стран. В частности, с 2005 г. правительство США развернуло программу оценки качества управления, целью которой был сбор информации о качестве общественных услуг в различных штатах. С тех пор отчеты по этой программе публи куются ежегодно. В рамках этого рейтинга существует четыре базовых группы критериев: «инфраструктура», «финансы», «ин формация» и «люди», каждая из которых содержит несколько детализированных индикаторов.

Первая группа критериев («инфраструктура») фиксирует спо собность штата к реконструкции и развитию собственного «фи зического потенциала» (фабрик, мостов, шоссе и жилищного комплекса). Вторая («финансы») рассматривает возможности вести экономическую политику, включая банковскую сферу, кре дитную политику и отношение к дотациям из федерального центра. Третья группа («информация») оценивает способность к введению инноваций и совершенствованию своей технологи ческой базы. Наконец, четвертая группа («люди») изучает соци альный климат, включая отношение людей к местному прави тельству, способность и желание людей объединяться в нефор мальные ассоциации и вообще поддерживать доверие в обществе.

Однако серьезным ограничением этой рейтинговой модели яв ляется ее специфичность: ведь изначально она была разработана для оценки штатов по американским стандартам.

Аналогичный недостаток присущ и другой американской си стеме оценок (GPP — Government performance project), характе ризующей качество и эффективность выполнения правитель ственных проектов4 (рис. 1.2).

Именно по этим критериям сравнивались администрации штатов и графств. Но этот проект не носил прикладного харак тера. Его целями было, скорее, привлечение внимания к пробле ме повышения качества исполнительной власти, выработка критериев «лучшей практики» и создание банка данных для об мена информацией об организационных инновациях.

Свою социально ориентированную специфику имеют и рос сийские оценочные программы. В частности, речь идет о так на зываемых ДРОНДах (Доклад о результатах и основных направ лениях деятельности органов исполнительной власти) (рис. 1.3) и оценках качества административной реформы.

Указ Президента РФ № 825 от 28 июня 2007 г. «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» установил методику оценки эффективности, перечень показателей для оценки эффективно сти, требование доклада высшего должностного лица субъекта Система управления по результатам Управление Уровень капитальными финансового расходами менеджмента GPP Управление Управление информационными персоналом технологиями Рис. 1.2. Критерии качества и эффективности выполнения правительственных проектов по GPP Government performance // The PEW Center on the States http://www.pewcen teronthestates.org/initiatives_detail.aspx?initiativeID= ДРОНДы Соответствие Способность Обеспеченность планов ведомств обеспечить ресурсами и правительства обязательства Рис. 1.3. Оценки основных направлений деятельности органов исполнительной власти по Докладам о результатах и основных направлениях деятельности органов исполнительной власти в России РФ о достигнутых значениях показателей за год и их планируемых значениях на 3-летний период5.

Оцениваются эффективность расходования бюджетных средств;

динамика изменения показателей, характеризующих качество жизни;

уровень социально-экономического развития региона;

степень внедрения методов и принципов управления, обеспечивающих переход к более результативным моделям ре гионального управления. В социально-экономической сфере оценка осуществляется по направлениям, выбор которых обу словлен наибольшим объемом расходов консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации и их влиянием на ка чество жизни населения (рис. 1.4).

Развитие экономики Государственное Уровень доходов и муниципальное населения управление Политика в сфере Жилищная обеспечения политика безопасности ЖКХ Здоровье Образование Рис. 1.4. Сферы и оценки качества регионального управления http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/archive/2008/09/30/ Значения показателей анализируются в динамике за опреде ленный период. А оценка того или иного показателя произво дится путем сравнения его значения со средним российским уровнем, с нормативным значением показателя и со значением предыдущего периода.

Индекс «КАФКИ», применяемый в Бельгии Государственным Секретариатом по административной оптимизации, отражает уровень неэффективности государственной бюрократии. Он определяется на основе специального теста, в ответах на который нужно дать описание административных процедур, указать их периодичность, объем и характер запрашиваемых данных и до кументов, а также способ передачи информации (рис. 1.5).

Секретариат и действующая при нем служба анализируют законодательные акты и административные процедуры на пред мет наличия в них избыточной административной нагрузки на граждан и бизнес-структуры. Особое внимание при этом уделя ется новым законопроектам и полномочиям6.

Уровень неэффективности государственной бюрократии Административные процедуры и их периодичность Объем и характер запрашиваемых данных и документов Способ передачи информации Рис. 1.5. Критерии неэффективности государственной бюрократии (Индекс «КАФКИ») Миронюк М.Г., Тимофеев И.Н., Ваславский Я.И. Универсальные сравнения с использованием количественных методов анализа // http://www.politstudies.

ru/fulltext/2006/5/4.htm;

http://www.kafka.be/showpage.php?iPageID=150.

Индекс восприятия коррупции (ИВК) разработан основанной группой бывших сотрудников Всемирного Банка международной неправительственной организацией «Transparency International»

в 1994 г. для независимой оценки стран с точки зрения воздей ствия коррупции на их государственное управление и на поли тический процесс в целом (рис. 1.6).

17 опросов, проведенных 13 независимыми организациями Предприниматели Аналитики Местное население Рис. 1.6. Экспертные группы при составлении Индекса восприятия коррупции В рамках идеологии индекса коррупция определяется как любое злоупотребление служебным положением в целях личной выгоды. Единственным надежным источником информации, по мнению инициаторов исследования, выступают мнения и сви детельства тех, кто непосредственно сталкивается с коррупцией или профессионально занимается ее изучением: представителей бизнеса, местных аналитиков и аналитиков международных организаций. В 1995 г. уровень восприятия коррупции рассчи тывался для 41 страны, а 2006 г. — уже для 163 стран7. Посколь ку заметные изменения уровня коррупции происходят доста точно медленно, в основе ИВК лежат усредненные данные, со бранные за три последних года. Балл ИВК для той или иной страны не всегда отражает реальную динамику, поскольку его колебания могут быть обусловлены корректировкой выборки, методологии и источников информации. Применительно к ис точникам информации следует заметить, что не все они обнов ляются на ежегодной основе. В силу вышесказанного баллы ИВК Миронюк М.Г., Тимофеев И.Н., Ваславский Я.И. Универсальные сравнения с использованием количественных методов анализа // http://www.politstudies.

ru/fulltext/2006/5/4.htm;

http://www.transparency.org/policy_research/surveys_ indices/cpi могут оказаться не вполне адекватными. Зачастую восприятие коррупции оказывается выше в странах, где с ней открыто бо рются, а не в тех, где о ней предпочитают умалчивать. Кроме того, один и тот же уровень коррупции может по-разному вос приниматься в зависимости от законодательства, традиций, культуры и этики государственной службы. Характерна и пси хологическая модальность — «восприятие». Индекс не претен дует на объективность замера реального уровня коррупции. Это существенно иная задача.

Эта же организация разработала барометр мировой корруп ции, который, в отличие от ИВК, формируемого в большей сте пени на основе экспертных оценок и «замеряющего» коррупцию в высших эшелонах власти и в среде крупного бизнеса, опира ется на массовые опросы, которые позволяют фиксировать кор румпированность на «нижних этажах» власти. Этот проект стал результатом сотрудничества с Институтом общественного мне ния «Gallup International». Если исследование 2003 г. основыва лось на результатах опроса 41 тыс. человек в 47 странах мира, то Барометр-2005 охватил 69 стран и 55 тыс. респондентов8. Недо статком барометра является нечувствительность к различению типов коррупции и ее эффектов.

Деидеологизация не спасла Россию от навешивания на нее на Западе ярлыков. Взамен коммунизма для ее дезавуирования был найден новый негативный образ, каковым стало «крими нальное государство». Во многом искусственно создается пугало «русской мафии». Различного рода рейтинги коррум пированности работают на эту же задачу. По индексу Trans parency International место, занимаемое Россией в 2000-е гг., устойчиво ухудшается (рис. 1.7). Ее положение сравнимо с ме стом государств Африки и Латинской Америки. Менее крими нальной оказывается в этом рейтинге даже Колумбия, часть территории которой контролируется, как известно, наркокар телями. В то же время индекс коррумпированности Грузии, обозначившей проамериканские ориентиры развития, устой чиво «улучшается».

Выше уже указывалось, что индексы часто используются для политического манипулирования.

http://www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/gcb 160 133 124 120 % к предыдущему году 100 80 Россия Грузия 2006 2002 год Рис. 1.7. Динамика политически определяемого уровня коррупции в России и Грузии Помимо частных социально-экономических и административ ных критериев качества государственного управления на Западе активно разрабатывается система ранжирования стран, каса ющаяся отношения к идеолого-политическому конструкту либе рализма. В частности, одним из основных проектов созданного в октябре 2004 г. Центра изучения демократического управления Университета Иллинойса стал проект «Либеральные институты», тремя целями которого являются следующие:

1) изучение взаимосвязи между либеральными реформами, национальным контекстом и социально-экономическим развитием государств;

2) анализ стратегий, которые способствуют консолидации демократии и успеху институциональных реформ;

3) выявление индикаторов, которые позволяли бы заранее отслеживать появление факторов, дестабилизирующих раз вивающиеся страны.

Важнейшее направление реализации этих целей — ежегодный расчет трех индексов: демократии, верховенства закона и свобо ды предпринимательства. Главная особенность при расчете ин дексов — комбинирование различных подходов и методов. В ходе их составления используются данные международной статистики (Всемирного Банка, ООН и др.), национальные правовые доку менты, постоянный мониторинг национальных новостных бло ков, публикуемых в сети Интернет, а также регулярные опросы экспертов в изучаемых странах. Собранные данные подвергают ся процедурам многомерного статистического анализа.

Например, индекс демократии рассчитывается на основе 13 групп переменных (рис. 1.8).

Суверенное представительное государство Традиции Открытость элит элиты Структура Гражданские электорального традиции процесса Ограничения Включенность граждан в отношении в электоральный исполнительной Индекс процесс власти демократии Потенциал Свобода законодательных выборов органов Честность Соревновательность выборов выборов Информационная Потенциал открытость бюрократии выборов Рис. 1.8. Составляющие индекса демократии В этом контексте в суверенном государстве предполагается наличие демократических институтов. При этом оценивается не только потенциал законодательных органов (финансирование, размер и независимость) и бюрократии (расходы на управление и уровень коррупции), но и существующие законодательные и гражданские ограничения в отношении исполнительной власти, а также гражданские традиции (патриотизм, доверие к власти и др.). Открытость элиты подразумевает требования к кандида там, партийное и избирательное законодательство, уровень при теснения оппозиционных партий и т. п. А традиции элиты вклю чают приверженность демократическим ценностям, терпимость и другие качества.

Подобных индексов в мировой практике многие десятки. Их принципиальной особенностью является то, что они представ ляют собой линейную свертку (простую сумму) набора показа телей:

I = Фi.

Иными словами, индекс учитывает только те показатели, рост которых соответствует представлению о прогрессивной измен чивости. Вопрос о том, что делать с показателями, рост которых отражает негативный ход событий, не рассматривается. Однако это умалчивание существенно ограничивает общую оценку успешности развития, поскольку изначально сужает возможность фиксации негативных тенденций. Они связаны не только с не возрастанием позитивных изменений, но и с возрастанием не гативных. Для сложной социальной системы наличие этих так называемых негативных показателей очень значимо, поскольку они уменьшают общую успешность системы. В дальнейшем эта существенная задача в настоящей работе будет решена.

В числе показателей, кроме прямых статистических данных, присутствуют персональные оценки. Вторая группа показателей является уязвимой относительно целей манипуляции. Особенно это имеет значение для оценок в области политического раз вития.

Например, с 1973 г. негосударственная международная орга низация Freedom House, учрежденная в 1941 г. в США для про движения либерально-демократических идей в мировой полити ке, выпускает ежегодные отчеты о состоянии свободы в мире, оценивая различные страны с точки зрения степени политиче ской свободы и участия народа в управлении9.

С 1980 г. Freedom House оценивает степень свободы печатных, вещательных и онлайновых средств массовой информации в каждой стране мира.

Методика подсчета рейтинга основана на комплексном под ходе. Оцениваются два базовых параметра — «политические права» и «гражданские свободы», каждый из которых содержит внутренние градации. Политические права определяются как воз можность действовать в рамках легального политического поля для каждого отдельно взятого гражданина страны, а также из бирать себе представителей в системе власти. Гражданские свобо ды представляют собой комплекс правовых установок, допуска ющих и защищающих свободу мысли, самовыражения и убежде ний. Следует особо подчеркнуть, что сами работники организации позиционируют свой рейтинг и методологию, как не связанную с политическими, экономическими, социальными и культурными особенностями, а основанную на универсальных принципах, из ложенных во Всеобщей декларации прав человека10.

При создании страновых отчетов используются материалы прессы, данные неправительственных организаций, исследова тельских центров и социологических опросов. Система рейтин гования, созданная в годы Холодной войны для того, чтобы оценивать страны мира, исходя из стандартов, принятых в раз витых демократических (преимущественно западных) государ ствах, несет на себе отпечаток субъективизма и «идеологизации».

Пример тому вопросы типа: «Существует ли в стране справедли вое избирательное законодательство, равные возможности для ведения предвыборной борьбы, честное голосование и подсчет голосов?»11. А между тем модель демократического устройства, с соответствующим избирательным законодательством, принята далеко не повсеместно. Например, совершенно иначе выстраи вается государственность арабских королевств, что само по себе еще не делает их менее успешными.

Значим в ряду известных по литературе индексов со всей очевидностью подстроенный под ценности западного общества индекс глобализации, являющийся продуктом начатого в 2001 г.

совместного проекта консалтинговой компании «A.T. Kearney»

и журнала «Foreign Policy». Создатели называют свой индекс http://freedomhouse.org/template.cfm?page=15&year=2006.

Миронюк М.Г., Тимофеев И.Н., Ваславский Я.И. Универсальные сравнения с использованием количественных методов анализа // http://www.politstudies.

ru/fulltext/2006/5/4.htm «первым всеобъемлющим эмпирическим инструментом измере ния глобализации и ее влияния», позволяющим выявить уровень экономической, политической, технологической и личностной интеграции в глобализирующийся мир для 62 стран, чье сово купное население составляет 85% от мирового и которые произ водят 96% мирового ВВП.

Индекс основан на 12 переменных, объединенных в четыре группы: экономическая интеграция, личные контакты, техноло гическая включенность и политическая включенность (участие в политических процессах). Экономическая интеграция оцени вается через статистические данные об объемах торговли и пря мых иностранных инвестиций. Личные контакты рассчитывают ся по статистике о международных поездках и туризме, объеме международной телефонной связи и международных перево дах денежных средств. О технологической включенности судят по количеству пользователей сети Интернет, Интернет-хостов и безопасных серверов. Политическая включенность определя ется через данные о членстве страны в международных органи зациях, кадровом и финансовом вкладе в миротворческие миссии ООН, ратификации ряда многосторонних соглашений и т. п. Ис точниковой базой для исчисления индекса служат специализи рованные данные Всемирного Банка, Международного валютно го фонда, ООН, Международного телекоммуникационного сою за, Университета Катона, а также информация национальных статистических органов12. Индекс, своей экономической состав ляющей тесно связанный с инвестиционной привлекательностью страны, а политической — с весом страны на международной арене, фактически позиционируется его составителями в качестве ориентира успешности.

Степень включенности в глобализационные процессы весомо влияет и на индекс мировой конкурентоспособности, разрабо танный по инициативе Всемирного экономического форума (ВЭФ) — международной организации, нацеленной на создание http://www.atkearney.com;

http://www.foreignpolicy.com;

http://www.atkearney.

com/main.taf?p=5,4,1,127;

Згуровский А. Войны глобализации // http://www.zn.

ua/1000/1600/54652/;

Миронюк М.Г., Тимофеев И.Н., Ваславский Я.И. Универ сальные сравнения с использованием количественных методов анализа // http:// www.politstudies.ru/fulltext/2006/5/4.htm условий для сотрудничества между мировыми лидерами по клю чевым вопросам мирового и регионального развития. Этот рей тинг представляет собой оценку конкурентоспособности раз личных стран мира, проводимую на регулярной основе с 1979 г.

Индекс строится на основе «новых опорных элементов»13, пред ставленных на рис. 1.9.

Институционная база Развитость деловых Инфраструктура операций Технологическая Макроэкономика готовность Новые опорные элементы Инновационные Здравоохранение процессы Образование Эффективность и профессиональная рынка подготовка Рис. 1.9. Индекс глобальной конкурентоспособности Термин «новые опорные элементы» связан с расширением круга показате лей по сравнению с двумя предыдущими индексами ВЭФ — индекса конку рентоспособности для роста (ИКР) и индекса конкурентоспособности пред приятий (ИКП). Кроме того, в новом индексе отражена идея, что с учетом различных этапов экономического развития не все факторы имеют равное значение для всех стран. В данном случае проводится различие между от дельными стадиями развития национальной конкурентоспособности. Эти различия между этапами определяются факторами производства (конкурент ные преимущества, обусловленные обеспеченностью факторами производ ства), инвестиционной составляющей (эффективность производства стандарт ной продукции) и инновациями (способность производить инновационную продукцию с использованием самых передовых методов).

Выбор именно этих переменных обусловлен теоретическими и эмпирическими исследованиями, причем ни один фактор, по мнению составителей, не в состоянии в одиночку обеспечить конкурентоспособность экономики. Согласно выводу ВЭФ наи более конкурентоспособными являются экономики тех стран, которые в состоянии проводить всеобъемлющую политику, учитывать весь спектр факторов и взаимосвязи между ними.

Источниками информации для индекса выступают как специа лизированные статистические базы данных, так и опросы пред принимателей. Методика расчета индекса, которая постоянно «совершенствуется»14, представляет собой многоуровневый ком плекс из более чем 90 переменных, треть из которых исследует ся экспертными службами ВЭФ, а две трети данных поступает из международных организаций (прежде всего от ООН). Одна ко в этих расчетах нет сравнений стран по уровню произво дительности труда и фондоотдачи. Среди факторов не значатся природные ресурсы, национальные и глобальные транспортные коридоры и даже инновационный и предпринимательский климат.

Индекс также включает в себя индикаторы, полученные на основе как статистики, так и экспертных оценок. Вклад в сум марный показатель не прямых статистических, а экспертных оценок может быть значительным. Субъективно, экспертно опросным путем, определяется зачастую и выбор весовых коэф фициентов оцифрованных факторов15 (рис. 1.10).

Компоненты индекса сначала используются для расчета 3 субиндексов, каждый из которых имеет решающее значение на определенной стадии раз вития (факторной, стадии становления эффективной экономики и инноваци онной стадии). Субиндекс основных требований объединяет компоненты, имеющие решающее значение на факторной стадии — институты, инфра структуру, макроэкономику, здравоохранение и начальное образование. Суб индекс интенсификаторов развития включает компоненты, играющие опре деляющую роль на стадии становления эффективной экономики: высшее образование и подготовку персонала, рыночную эффективность и технологи ческую готовность. И наконец, субиндекс инноваций и усложненности под разумевает степень сложности бизнес-процессов и масштаб инноваций.

Дорогов В.А., Миронов В.В., Смирнов С.В. Анализ возможностей исполь зования рейтингов конкурентоспособности WEF и IMD для выработки рекомендаций в сфере экономической политики // http://www.hse.ru/ data/726/667/1234/20060405_mironov.doc 100 % 0 20 40 60 Индекс инноваций Индекс трансферта технологий Опросные Индекс ИКТ Количественные Индекс «контракты и законы»

Индекс коррупции Индекс макроэкономической стабильности Кредитный рейтинг страны Индекс эффективности госрасходов 0 2 4 6 8 10 12 14 16 4, Индекс инноваций удельный вес, % 12, Индекс трансферта технологий 16, Индекс ИКТ Индекс «контракты и законы» 16, Индекс коррупции 16, Индекс макроэкономической 16, стабильности 8, Кредитный рейтинг страны Индекс эффективности 8, госрасходов Рис. 1.10. Соотношение опросных и количественных данных в различных индексах, входящих в совокупный индекс конкурентоспособности и их удельный вес в сумме Из приведенного краткого обзора следует, что методика оце нивания успешности развития в отдельных сферах жизнедеятель ности является обычным и распространенным делом. Однако в числе существенных ограничений этой практики следует от метить ряд методологических проблем.

Во-первых, оценивается отдельная, можно сказать частная сфера жизнедеятельности. Вопрос об агрегированной успешности сложной социальной системы в целом не ставится.

Во-вторых, учитываются только положительные характери стики, рост которых тождествен прогрессу. Что делать с негатив ными характеристиками, рост которых ведет к регрессу, не гово рится.

В-третьих, кроме объективных статистических показателей развития при суммировании индекса используются еще и опро сы, и субъективные оценки, которые проще, чем статистические данные, использовать для подтасовок и манипуляций, включа ющих политические цели влияния.

В-четвертых, если составные части суммарного индекса вы ступают как факторы успешности в данной конкретной сфере жизнедеятельности, то их вклад в общий успех вовсе не обяза тельно одинаков (т. е. веса сомножители не равны), а показатель степени вовсе не обязательно равен единице (т. е. связь фактор успех может носить и нелинейный характер). В общем случае связь фактор-успех может иметь любой функциональный вид (см. рис. В.2). Возникает задача определения вида этой связи.

И в-пятых, существует проблема размерности. Действительно, как складывать килограммы добываемого угля, % индекса инфля ции и количество чел./1000 в год рождаемости в стране?

В настоящей работе поставленные вопросы в первом при ближении решены.

Интересно, что даже под распространенным в рыночной риторике термином конкурентоспособность исследователи по нимают существенно разные вещи, причем набор компонентов слагаемых конкурентоспособности носит практически произ вольный характер. На каком основании в ее состав включают те или иные показатели, остается за кадром. Например, рос сийский экономист Р. Фархутдинов предложил собственную методику оценки конкурентоспособности государств16, выделив 10 принципов оценки конкурентоспособности государства (рис. 1.11).

Фархутдинов Р. Проблемы оценки и повышения конкурентоспособности России // Стандарты и качество. 2000. № 7.

Оценка конкуренто способности органами ООН Комплексный Системный подход подход Использование Независимость статистических показателей данных страны от размера страны и международных и численности организаций населения Принципы оценки конкуренто способности Применение Установление преимущественно международных количественных знаков методов отличия Включение показателя, отражающего естественные Идентичность конкурентные преимущества оценок государства Временной ряд Рис. 1.11. Альтернативная система оценок конкурентоспособности Р. Фархутдинова Выдвинут следующий перечень частных показателей конку рентоспособности.

1. Расходы из государственного бюджета на НИОКР (% ВВП).

2. Расходы из государственного бюджета на развитие чело века (образование, здравоохранение и социальную сферу (% ВВП)).

3. Показатель, характеризующий политическую систему и ста бильность в стране (баллы).

4. ВВП на душу населения (тыс. долл.).

5. Средняя продолжительность жизни (лет).

6. Показатель эффективности использования ресурсов.

7. Экспорт (% ВВП).

8. Уровень инфляции (%).

9. Место страны по запасам природных ресурсов на душу на селения.

10. Место страны по удельному весу самых крупных конку рентоспособных фирм мира17.

Как видно, первые три показателя являются затратными, а остальные семь — результатами, зависимыми от эффективности реализации инвестиций и факторов производства в первых трех.

Но при этом остаются вопросы о степени интегративности пред ложенной системы оценок, об обоснованности именно такого набора показателей и о сопоставимости ее с иными междуна родными рейтингами.

Как уже не раз отмечалось, многие из популярных рейтингов представляют собой, кроме прочего, инструмент идеологической пропаганды. К таковым, например, относится упоминаемый выше индекс экономической свободы (рис. 1.12).

Целью составления этого индекса было рассмотрение нацио нальных экономик на предмет их соответствия принципам ли берализма. В основе лежит сугубо идеологический концепт о за висимости уровня успешности страны от степени экономической либерализации. Авторы рейтинга утверждают даже о его про гностической способности, в том смысле, что чем более либера лизована экономика сегодня, тем выше будут результаты ее роста завтра. Простая расходящаяся факторная линейная модель — на лицо. Но ведь очевидно, что если либерализацию довести до предела, т. е. уничтожить кооперативность, само государство, то понятие успешности просто исчезает, поскольку исчезает слож ная социальная система. Значит, факторная связь не линейна, а экстремумна, и задача управления становится оптимизационной задачей. Но известные индексы, включая анализируемый, в силу своей природы так вопрос поставить не позволяют.

Кроме того, их состав можно было бы пополнить и такими показателями, как производительность труда в промышленности, расходы на образование, бедность населения, импорт, государственный долг, дефицит бюджета, валют ные резервы страны, уровень образованности населения страны, коэффици ент детской смертности и др.

2,5 3 3,5 4, 0 0,5 1 1,5 Вторая Первая группа группа 1, 6. Эстония 2, 22. Литва 2, 29. Латвия 3, 79. Молдавия 3, 91. Грузия Третья группа 3, 106. Азербайджан 114. Россия 3, 3, 117. Украина 3, 131. Казахстан Четвертая группа 4, 145. Белоруссия 4, 146. Таджикистан 149. Узбекистан 4, 4, 150. Туркменистан Рис. 1.12. Индекс экономической свободы ряда бывших республик СССР (2004 г.) Страны мира на основании полученных экспертных оценок дифференцируются по четырем группам: «свободной экономи ки», «преимущественно свободной экономики», «преимуществен но несвободной экономики», «репрессивной экономики». Россия оказалась отнесена к третьей категории. В одной с ней группе разместился и Китай. Более либерализованными, в сравнении с российской, представились экспертам экономики прибалтий ских государств, Молдавии, Грузии, Азербайджана. А вот эконо мическая система Республики Беларусь была охарактеризована ими в качестве «репрессивной».


Индикаторы экономической свободы трактуются экспертами весьма произвольно. Так, по критерию торгового протекциониз ма Россия, несмотря на существенное снижение таможенных пошлин в сравнении с общими мировыми показателями (в сред нем с 11,3 до 8,4%), получила довольно плохую оценку — 3. Уди вительно, что при установлении в РФ единого низкого подоход ного налога в 13% она была отнесена экспертами к числу стран со значительным налоговым бременем. Такие «недоразумения»

обнаруживаются фактически по каждому из рассматриваемых индикаторов18.

На роль альтернативы традиционной ранжировке стран по ВВП претендует система оценки уровня конкурентоспособности.

По этому индексу в 2007 г. Россия заняла лишь 64-е место. При чем, несмотря на рост показателей ВВП, ее конкурентоспособ ность за последние годы снижалась синхронно экономическому росту — 54-я позиция в 2005 г. и 63-я — в 2006 г. Вниз ее потя нули, прежде всего, показатели распространенности отмывания денег через банки (78-е место из 80 стран), охраны прав собствен ности (75-е место), аудиторских стандартов (74-е место), здоровья банковской системы (73-е место), бизнес-этики (73-е место)19.

Но почему при снижении уровня конкурентоспособности наблюдалось (во всяком случае, в докризисный период) опере жение Россией в темпах экономического роста стоящих выше ее в указанной ранжировке государств? Получается, что конкурен тоспособность и экономический рост (т. е. успех) не связаны друг с другом.

Даже при поверхностном ознакомлении со страновой дина микой ВВП обнаруживается, что данное противоречие индексов касается не только России20.

При наложении показателей роста ВВП на индекс мировой конкурентоспособности обнаруживается явное несоответствие.

Чем выше оказывается место, занимаемое государством в рей тинге его конкурентных преимуществ, тем ниже темпы прироста валового внутреннего продукта. Таким образом, для разрешения выявленного противоречия какую-то одну из двух систем под счета уровня развития следует признать неадекватной.

Уязвимость индексов связана с их субъективностью. Если речь идет не о количественных, а о качественных характеристиках Мир в цифрах — 2007. М., 2007. С. 19;

Индекс экономической свободы // lenta.ru Выводы доклада о мировой конкурентоспособности // click.begun.ru.

Дорогов В.А., Миронов В.В., Смирнов С.В. Анализ возможностей использо вания рейтингов конкурентоспособности WEF и IMD для выработки реко мендаций в сфере экономической политики // http://www.hse.ru/data/726/ 667/1234/20060405_mironov.doc («развитие», в отличие от роста, — понятие, отражающее каче ство), элемент релятивизма существенно повышается. От чистой статистики современные рейтинги все более переходят к экс пертным оценкам и опросным мнениям. А как еще можно оце нить, например, такой показатель, как эффективность государ ственных расходов или фаворитизм в решениях правитель ства? Методологическая уязвимость представленных систем оценок видится в стремлении к их универсализму. На самом деле единой проторенной дороги развития не существует (табл. 1.1). Специфи ка национальной экономики определяет идентичную иерархию и конфигурацию ансамбля факторов успеха. Например, граждан ские права и свободы часто коррелируют с экономическим ро стом. Однако известно множество случаев, когда он достигался посредством совершенно иных механизмов.

Таблица 1. Соотношение показателей роста ВВП и индекса мировой конкурентоспособности Место по индек Место по индек су микроэко № су перспектив- Прирост ВВП Страна номической п/п ной конкурен- в 2006 г., % конкурентоспо тоспособности собности 1 США 1 1 3,2 Для первого десятка конку 2 Тайвань 3 16 4, рентоспособ 3 Австралия 7 14 2,7 ности в сред 4 Канада 8 10 2,7 нем 3,17 % 5 Англия 11 3 2, 6 Япония 13 11 2, 7 Германия 14 4 2, 8 Корея 21 23 4, 9 Испания 22 25 3, 10 Франция 30 15 2, Там же.

Окончание табл. 1. Место по индек Место по индек су микроэко № су перспектив- Прирост ВВП Страна номической п/п ной конкурен- в 2006 г., % конкурентоспо тоспособности собности 11 Китай 33 38 10,7 Для второго де 1,9 сятка конкурен 12 Италия 39 тоспособности 13 Мексика 45 55 4,8 в среднем 6,06 % 14 Бразилия 46 33 3, 15 Индия 48 37 9, 16 Аргентина 63 65 8, 17 Россия 64 58 6, 18 Индонезия 67 64 5, 19 Турция 69 54 5, 20 Иран В индексе В индексе 4, конкуренто- конкуренто способности способности отсутствует отсутствует Многие используемые в традиционных рейтинговых системах индикаторы базируются на стереотипах неолиберальной теории.

При применении иных подходов некоторые из них меняют знак на противоположный. Так, например, обстоит дело с индикатором дефицитности бюджета, используемого, в частности, при опреде лении индекса конкурентоспособности. Согласно монетаристской теории его возрастание отрицательно действует на показатели экономического развития. Соответственно, индекс для бюджетно дефицитной национальной экономики понижается, что противо речит кейнсианскому подходу. Соответственно, имеющая перма нентный дефицит бюджета КНР недополучает значительную часть возможных баллов при оценивании показателей ее конку рентоспособности.

Индикаторы не являются нейтральными величинами не толь ко в концептуальном (привязка к определенной теории), но и в ценностном значении (привязка к определенной аксиологической шкале). Фактически все на сегодня тиражируемые индексы ори ентированы на либеральную модель человека. Показателен в этом отношении индекс развития человеческого потенциала. За его основу была взята трехкомпонентная модель — ВВП на душу населения (материальный индикатор), продолжительность жизни (биологический индикатор) и уровень знаний, формируемый из показателей длительности обучения и грамотности взрослого населения (социальный индикатор)22. Субъективность состави телей индекса проявляется на трех уровнях расчета: выбор эле ментов, характеризующих развитость человеческих потенциалов;

выбор показателя их описания;

выбор весового множителя (зна чимости индикаторов) (рис. 1.13).

Долгая Достойный 1-й уровень: Знание и здоровая жизнь уровень жизни выбор элемента Ожидаемая Общий показатель Уровень 2-й уровень: ВВП на душу продолжитель- поступивших грамотности выбор показателя населения ность жизни в учебные взрослого при рождении заведения населения Индекс грамотности Индекс (ОППУВ) взрослого населения 3-й уровень: Индекс весовой множитель Индекс ВВП Индекс образования продолжитель индекс по элементу ности жизни Индекс развития человеческого потенциала Выбор элементов и выбор показателей определяется субъективно Рис. 1.13. Схема расчета индекса развития человеческого потенциала Духовная сторона человеческого развития, подразумевающая исторически накопленную цивилизационно-идентичную, циви лизационно-значимую для человека информацию, из данного Плюскин Ю.М. Понятие человеческого потенциала в концепции устой чивого развития // Человек. Труд. Занятость. Новосибирск, 1998. Вып. 2.

С. 86–89.

варианта формирования индекса исключена. В качестве образца для подражания предлагается общество сытости. Нравственное совершенствование человека выводится за скобки.

В результате возникает поразительный в своем роде эффект.

Страны, первенствующие по индексу развития человеческого потенциала, занимают первые места и по степени распростране ния человеческих пороков. Достаточно сравнить рассматривае мый индекс со страновой статистикой числа совершаемых пре ступлений на 100 тыс. человек населения (табл. 1.2). Состав первых двух двадцаток корреспондирует (совпадение составило 55% от списка). Так о каком именно развитии человеческого потенциала говорит рассчитываемый ООН индекс?23 Еще более диссонирует положение группы стран, лидирующих по показателю развитости человеческого потенциала, с показателями суицида.

Таблица 1. Сопоставление показателей индекса развития человеческого потенциала со статистикой преступлений на 100 тыс. человек Индекс развития человеческого Общее число преступлений потенциала на 100 тыс. человек Величина Количество Место Страна Место Страна индекса преступлений 1 Норвегия 96,3 1 Новая Зелан- 11 дия 2 Исландия 95,6 2 Финляндия 10 3 Австралия 95,5 3 Великобри- 9 тания 4 Канада 94,9 4 Дания 9 5 Люксембург 94,9 5 Чили 9 6 Швеция 94,9 6 Нидерланды 8 7 Швейцария 94,7 7 Канада 8 8 Ирландия 94,6 8 ЮАР 7 9 Бельгия 94,5 9 Германия 7 Мир в цифрах–2007. М., 2007. С. 87;

Индекс развития человеческого по тенциала // http: // ru.wikipedia Окончание табл. 1. Индекс развития человеческого Общее число преступлений потенциала на 100 тыс. человек Величина Количество Место Страна Место Страна индекса преступлений 10 США 94,4 10 Норвегия 7 11 Япония 94,3 11 Франция 6 12 Нидерланды 94,3 12 Свазиленд 4 13 Дания 94,1 13 Венгрия 4 14 Финляндия 94,1 14 Эстония 4 15 Великобри- 93,9 15 Барбадос 4 тания 16 Франция 93,8 16 Италия 3 17 Австрия 93,6 17 Чехия 3 18 Италия 93,4 18 Швейцария 3 19 Новая Зе- 93,3 19 Португалия 3 ландия 20 Германия 93,0 20 Словения 3 Каждый из рассмотренных индексов соотносится с опреде ленной номинированной целью (целями). Однако применение к ним разработанной в исследованиях Центра проблемного ана лиза и государственно-управленческого проектирования катего рии ценностной цели позволяет говорить о неявных целевых ориентирах проектов. По сути, речь идет о наличии идеологиче ских парадигм международных индексов страновой успешности.

Каждой публично заявленной гносеологической цели соответ ствует, как правило, неявная идеологическая ценностная цель.

Ввиду того что наиболее известные индексы страновой успеш ности разрабатывались главным образом в экспертных кругах Запада, арсенал ценностей состоит преимущественно из идеоло гем, связанных с утверждением преимуществ современной за падной модели государственности.


Объективное содержание, необходимое для государственно управленческих задач выбора оптимальных значений факторов успешности, для ее достижения в целом такие индексы миними зирует.

Выше была проанализирована структурно-методологическая сторона расчета международных индексов успешности. Речь шла главным образом о качественных показателях, связанных с цен ностным выбором разработчиками соответствующих проектов и привлекаемых экспертов. Важен при расчетах индексов и ма тематический инструментарий. Проиллюстрируем его примене ние на ряде примеров наиболее известных оценочных систем.

Интегральные показатели государственного управления (WGI) Интегральные показатели государственного управления раз рабатываются Всемирным банком с 1996 г. Выделяют шесть агре гированных показателей, каждый из которых отражает опреде ленный аспект государственного управления.

При вычислении показателей используются данные по вос приятию качества государственного управления, полученные из опросов фирм, населения, данные коммерческих агентств, оцен ки рисков, неправительственных и международных организаций.

В 2008 г. для анализа использовалось более 400 отдельных пере менных из 35 различных источников, предоставляемых 33 орга низациями.

Статистический подход, который используется для вычисле ния интегральных показателей, предполагает, что каждая отдель ная переменная представляет собой несовершенный, зашумлен ный сигнал одного из шести основных показателей, которые нельзя наблюдать непосредственно. Чем больше имеется отдель ных переменных, относящихся к определенному интегральному показателю, тем точнее можно будет определить его значения.

Задача, таким образом, ставится как выделение истинного сиг нала (интегрального показателя) из множества зашумленных измерений. Данный подход реализуется с помощью статистиче ской модели с ненаблюдаемыми компонентами. Основное пред Kaufmann D., Kraay A., Mastruzzi M. Policy Research Working Paper 4978 // «Governance Matters VIII Aggregate and Individual Governance Indicators 1996– 2008», 2009.

положение модели состоит в том, что наблюдаемая корреляция между двумя различными переменными, измеряющими тем или иным способом, например, уровень коррупции, связана с общим для них, но ненаблюдаемым сигналом коррупции. Отсюда следу ет, что источники данных, которые более скоррелированы между собой, дают более надежную информацию и получают при агре гировании больший вес.

В модели с ненаблюдаемыми компонентами предполагается, что сигнал yjk наблюдаемого индикатора k (k = 1…K ) в стране j выражается через ненаблюдаемый показатель качества государ ственного управления gj следующим образом:

yjk = k + k(gj + jk), (1) где k и k — неизвестные параметры, отображающие влияние ненаблюдаемого показателя на наблюдаемую величину yjk, а jk — ошибка, имеющая нормальное распределение со средним значе нием 0 и стандартным отклонением k.

Среднее значение и дисперсия агрегированного показателя вычисляются по формулам (2) и (3), где веса wk выражаются по формуле (4):

;

(2) ;

(3). (4) Оценки параметров k, k и k проводятся методом макси мального правдоподобия с использованием имеющихся данных по всем переменным.

Полученные оценки агрегированного показателя качества государственного управления масштабируют так, чтобы среднее по всем странам значение было равно нулю, а стандартное от клонение — единице. Вследствие этого агрегированные показа тели не отражают мировых трендов изменений качества государ ственного управления, хотя по сообщениям авторов индексов эти тренды отсутствуют. В отсутствие глобальных трендов из менение относительного положения страны в рейтинге по соот ветствующему агрегированному показателю показывает измене ние в абсолютном качестве этого показателя в стране.

Интегральные показатели государственного управления по лучили широкое распространение и используются бизнес-со обществом для принятия инвестиционных решений, междуна родными организациями для распределения финансовой помощи развивающимся странам, а также в академических исследовани ях. Однако эти индексы имеют ряд существенных недостатков, о которых пользователи часто не задумываются25.

Во-первых, это непрозрачность индексов. Для построения ин декса используются данные многочисленных и разнообразных источников, многие из которых сами являются композитными индикаторами. Значительная часть источников не находится в от крытом доступе, что приводит к невоспроизводимости расчетов индексов. По словам авторов индексов, агрегирование информации из большого количества источников позволяет избежать система тических ошибок и пристрастности в оценке стран. Однако отбор конкретных переменных из источников и их интерпретация осу ществляются без опоры на четко обозначенную теорию качества государственного управления, на явно выраженные нормы, от личающие «хорошее» государственное управление от «плохого».

Пользователи индексов часто не вникают, какие именно перемен ные из взятых источников входят в расчеты, поэтому авторы индексов неявно навязывают свои взгляды на государственное управление, с которыми пользователи могут быть и не согласны.

Методика вычисления индексов WGI делает их несопостави мыми во времени.

Индексы WGI полезны как резюме экспертных мнений, по могающее получить первое представление о стране. Однако пере численные выше проблемы снижают ценность индексов WGI для определения качества государственного управления в стране, а также не позволяют использовать их для измерения последствий предпринятых мер в сфере государственного управления.

Arndt C. The politics of governance ratings // International Public Management Journal, 2008, V. 11, N 3, p. 275–297.

Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, Transparency International) Индекс восприятия коррупции (ИВК) — агрегированный по казатель, источником исходных данных для которого служат измерения уровня восприятия коррупции в различных странах.

В 2009 г. ИВК вычислен для 180 стран. Использованы материалы 13 исследований, выполненных 10 организациями. В итоговый индекс включались только те страны, информация о которых доступна как минимум в трех исследованиях.

Источники данных подразделяются на два типа. Первый пред ставляет собой опросы предпринимателей, а второй — оценку коррупции в стране группой экспертов-аналитиков. В 2009 г. 6 из 13 источников принадлежали к первому типу и 7 — ко второму.

Из источников-опросов для вычисления ИВК берутся усреднен ные данные за последние два года. В случае экспертных оценок — только последний год.

Индекс восприятия коррупции лежит в пределах от 0 до 10, где 10 означает наименьший уровень коррупции, 0 — наивысший.

Вычисление ИВК происходит в несколько шагов. На первом шаге для каждой страны проводится усреднение данных по каждому источнику, в случае если релевантных вопросов в исследовании несколько.

На втором шаге данные стандартизируются и приводятся к единой шкале. Для приведения данных к общей шкале приме няют метод совпадающих процентилей. Этот метод использует не сами значения оценок коррупции по данным источника, а толь ко ранги стран, т. е. их порядковые номера в списке, выстроенном по возрастанию уровня восприятия коррупции согласно источ нику.

Метод действует следующим образом.

1. Выбирают мастер-список, на основе которого странам будут присвоены стандартизованные баллы. В 2009 г. в качестве мастер списка использовали ИВК–2008.

2. Выбирают страны, которые присутствуют одновременно в мастер-списке и в источнике.

«Transparency International Corruption Perceptions Index 2009», Metho dological Brief.

3. Ранжируют выбранные страны согласно их баллам в ис точнике, начиная со страны с наименьшим уровнем восприятия коррупции и заканчивая наибольшим. Сохраняют информацию о странах и их рангах в источнике.

4. Сортируют оценки стран в мастер-списке от наименьшего к наибольшему уровню восприятия коррупции и проставляют ранги стран. Сохраняют информацию о рангах и соответствую щих им баллах в мастер-списке (информация о странах из мастер списка далее не используется).

5. Каждой стране, имеющей определенный ранг в источнике, присваивается столько баллов, сколько этому рангу соответству ет в мастер-списке.

После этого проводится преобразование сопоставленных баллов, которое компенсирует уменьшение стандартного откло нения в наборе данных, возникающее в результате применения метода совпадающих процентилей.

После второго шага по каждому источнику имеются стандар тизованные оценки, выраженные, как и ИВК, в шкале от 0 до 10.

Итоговое значение ИВК по стране получают простым усредне нием преобразованных данных из всех источников.

Доверительные интервалы вычисляются бутстреп-методом, вследствие чего точность индекса несколько переоценивается, т. е. реально доверительные интервалы шире, чем приведен ные.

Следует отметить, что метод вычисления индекса восприятия коррупции не предполагает хронологической сопоставимости результатов для отдельной страны. Несопоставимость усугубля ется также частыми изменениями в методологии как отдельных исследований, служащих исходными данными, так и самого индекса. Тем не менее в СМИ изменение этого индекса часто трактуют как улучшение или ухудшение ситуации с коррупцией в стране.

Вторая проблема с индексами восприятия коррупции заклю чается в использующихся наборах исходных данных. В методо логии вычисления индексов явно или неявно предполагается независимость отдельных источников исходных данных, тогда как на мнения экспертов и других респондентов во многом ока зывают влияние одни и те же факторы (например, значения того же самого индекса восприятия коррупции за прошлые годы).

Широко известный индекс может в этом смысле отчасти «фор мировать сам себя».

Индекс глобальной конкурентоспособности (ВЭФ) Для расчета индекса в 2009 г. учитывались значения 111 пере менных, 34 из которых представляют собой статистические дан ные из мировых источников, а 77 — результаты экспертного опроса.

Индекс глобальной конкурентоспособности измеряется по шкале от 1 до 7, где 7 отвечает максимальной конкурентоспособ ности, 1 — минимальной. Значение индекса получают методом последовательного агрегирования значений отдельных индика торов, входящих в индекс. При этом индикаторы, взятые из статистических источников, перед агрегированием приводятся к шкале от 1 до 7 таким образом, что страна с максимальным значением показателя получает 7, с минимальным — 1, а про межуточные значения определяются линейной интерполяцией.

В случае неблагоприятных факторов (например, детская смерт ность или государственный долг) 7 соответствует минимальному значению, а 1 — максимальному. Исключение составляет такой индикатор, как инфляция: за значения инфляции в интервале 0,5–2,9% страна получает 7 баллов, а при больших или меньших значениях количество баллов линейно убывает. Это редкий при мер учета негативных факторов в свертке как убывающего при их росте вклада в суммарный индекс. Однако выбор зависимости практически произволен. При расчете влияния фактора заболе ваний (малярии, туберкулеза, ВИЧ) комбинируются статистичес кие данные по заболеваемости и ответы экспертов о восприни маемой стоимости для бизнеса.

Все переменные разделены на три большие группы, относи тельные веса которых зависят от стадии развития страны, кото рую определяют по уровню ВВП на душу населения по паритету The Global Competitiveness Report 2009–2010. 2009 World Economic Fo rum.

покупательной способности. Предполагается, что для развитых стран большее значение приобретает инновационный потенциал, а для бедных стран важнее работать над инфраструктурой и ма кроэкономической стабильностью. Три группы делятся далее на 12 «колонн», каждая из которых состоит из разделов, включающих отдельные переменные. Таким образом, индекс глобальной кон курентоспособности представляет собой взвешенную сумму значений отдельных индикаторов. Веса имеют волевой характер, от чего конечный индекс может зависеть существенно. Во всяком случае, его устойчивость к произволу выбора весов, по крайней мере, в открытой литературе не изучалась.

Мировая конкурентоспособность (рейтинг IMD) Как и индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ, рей тинг Международного института менеджмента и развития пред ставляет собой сводный показатель, вычисленный на основе нескольких сотен отдельных индикаторов. В 2009 г. для расчета были использованы 329 индикаторов, из которых 84 представля ли собой вводную информацию о стране, а 245 вошли в вычис ление итогового рейтинга. Из 245 критериев 135 представляли собой статистические данные, а 110 — результаты экспертного опроса. Исследование было проведено для 57 стран мира.

В рейтинге IMD каждый индикатор подвергается предвари тельному масштабированию. Для этого вычисляется среднее значение и стандартное отклонение каждого индикатора по все му ансамблю стран, после чего каждый индикатор xi представля ется в стандартизованном виде Si:

. (5) То есть среднемировому значению соответствует стандарти зованное значение 0, а измеряется каждый индикатор в единицах своего стандартного отклонения. В случае отсутствия данных по некоторому индикатору в стране стандартизованное значение «IMD World Competitiveness Yearbook 2009».

принимается равным 0, т. е. фактически заменяется среднемиро вым. Авторы методики не уточняют, как проводится обработка «выпадающих» экстремальных значений индикаторов, которые при таком подходе могут внести существенные искажения в ре зультаты.

IMD выделяет четыре фактора конкурентоспособности (эко номическая деятельность, эффективность государства, эффектив ность бизнеса, инфраструктура), каждый из которых в свою очередь разбивается на пять подфакторов. Каждый из двадцати подфакторов вносит в итоговый индикатор равный вклад в 5%.

Для вычисления значений каждого подфактора усредняются от носящиеся к нему индикаторы, причем индикаторы, полученные из статистических данных, имеют вес, равный 1, а вес индикато ров — результатов опросов подбирается таким образом, чтобы в значение итогового рейтинга эти индикаторы внесли вклад в одну треть. В 2009 г. вес опросных индикаторов был равен 0,55.

Для рейтингов IMD и ВЭФ характерны схожие проблемы — недостаток обоснования выбора факторов и произвольное на значение весов29. Выбор факторов и весов проведен субъективно и не обоснован эконометрическими моделями. Отсутствует раз работанная теория, на которой могли бы основываться веса индикаторов. Вследствие этого используют равные веса факторов или они назначаются из субъективных соображений. От значений весов факторов результаты страны зависят тем сильнее, чем бо лее поляризованы ее оценки по отдельным факторам, т. е. если присутствуют одновременно высокие оценки по одним факторам и низкие по другим.

Использование равных весов вместе с линейным суммирова нием предполагает, что все факторы идеально взаимозаменяе мы — снижение оценки на один пункт в одном индикаторе компенсируется увеличением на один пункт в другом. Индексы конкурентоспособности предполагают, что экономическое раз витие подчиняется одинаковым законам во всех странах и ре гионах (хотя в индексе ВЭФ и сделано различие между стадиями развития стран по уровню ВВП по ППС на душу населения).

Ochel W., Rhn O. Ranking of countries — the WEF, IMD, Fraser and Heritage Indices // CESifo DICE Report 2/2006.

Географическое положение страны, ее культурные и исторические особенности не принимаются во внимание.

Оба индекса конкурентоспособности широко используют информацию, полученную из экспертных опросов. Опросы могут дать информацию по сложно измеримым понятиям при условии качественно составленной анкеты и привлечения компетентных экспертов. Опросы для индексов конкурентоспособности сосре доточены на представителях бизнеса и не охватывают других важных акторов (политиков, ученых и т. д.). Кроме того, экспер ты отвечают на вопросы, исходя из обстановки в своей стране, и могут не учитывать или не знать ее относительное положение среди других стран. Каждый эксперт подходит к оценке страны, опираясь на свои стандарты, и от страны к стране эти стандарты могут существенно отличаться, что дает искажения в рейтинге стран.

К ряду проблем может приводить линейное преобразование данных к единой шкале, если среди значений индикаторов име ются экстремальные значения, которые существенно больше или меньше, чем у основной массы стран. В этом случае происходит «сжатие» шкалы и небольшие, но важные различия внутри основ ной группы стран игнорируются. Эта проблема сильнее выраже на в индексе конкурентоспособности ВЭФ, но характерна и для индекса IMD. Связь между индексами конкурентоспособности и экономическим ростом проверялась в ряде работ30 и была при знана очень слабой.

Политический атлас современности Из отечественных проектов построения индексов междуна родной успешности выделяется разработка авторского коллекти ва под руководством А. Ю. Мельвилля «Политический атлас современности»31. Целью проекта является получение многомер ной классификации политических режимов и политических си Ochel W., Rhn O. Ranking of countries — the WEF, IMD, Fraser and Heritage Indices // CESifo DICE Report 2/2006;

Vartia P., Nikinmaa T. What do competitive ness comparisons tell us? // The Finnish Economy and Society, 2004, V. 4, p. 74–79.

Политический атлас современности: Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. М., 2007.

стем 192 современных государств. Построение такой классифи кации представляет собой многоэтапный процесс, состоящий из ряда шагов: конструирование индексов с учетом весов перемен ных;

факторный анализ пространства индексов, выделение глав ных компонент;

кластеризация стран на основе полученных данных.

В работе построено пять комплексных индексов: индекс го сударственности, индекс внешних и внутренних угроз, индекс потенциала международного влияния, индекс качества жизни, индекс институциональных основ демократии.

Комплексный индекс представляется как линейная взвешен ная сумма входящих в него переменных. Веса переменных опре деляют с помощью дискриминантного анализа. Для этого по каждому индексу формируют «обучающую выборку» — набор стран, относящихся к полюсам данного индекса (например, стра ны с достаточной или недостаточной государственностью, стра ны с высоким или низким уровнем жизни). На каждом полюсе выбирается примерно по 20 стран. После этого дискриминантная функция, которая и будет формулой для расчета индекса, стро ится таким образом, чтобы максимально разделить страны, от несенные к разным полюсам, на основе информации о значени ях отдельных переменных в этих странах. Результатом процеду ры дискриминантного анализа являются весовые коэффициенты в формуле расчета комплексного индекса. С использованием этой формулы вычисляются значения индекса для всех стран и со ставляется их рейтинг.

Индексы рассчитываются на основе 54 переменных, взятых из международной статистики, а также заполненных на основе национальных конституций и данных международных организа ций. Часть переменных представлена непосредственно в виде статистических данных, часть приведена к пятибалльной шкале 0–4 или к бинарной шкале (да/нет).

Характерной особенностью расчета индексов в этом проекте является отказ от использования экспертных оценок в качестве источника данных. Знания экспертов используются при выделе нии переменных, входящих в каждый индекс, при приведении некоторых переменных к пятибалльной шкале, а также для фор мирования обучающих выборок стран в дискриминантном ана лизе. Но в непосредственном наполнении переменных экспертные оценки не применяются.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.