авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» Л.В. ...»

-- [ Страница 4 ] --

При конструировании мифологической модели Москвы Пла тонов использует мотив «невозвращения», что противоречит арха ической мифологии и является по сути своей парадоксальным в мифологизированном тексте. Москва думала «о том, что мир дей ствительно бесконечен, и концы его не сойдутся нигде, – человек безвозвратен» [170, с.44];

Сарториус «наблюдал любимый город, каждую минуту растущий в будущее время..., отрекающийся от себя, бредущий вперед с неузнаваемым и молодым лицом» [170, с.50];

«Сталин сторожил... все открытые дороги свежего, неиз вестного социалистического мира, – жизнь простиралась в даль, из которой не возвращаются» [170, с.53]. Используя данный мотив, Платонов следует советской мифологии, которая отвергала идею вечного возвращения к истокам, корням, первоначалу.

Для старомосковской жизни – как она была воссоздана в мифе – была характерна ориентация на предшествующий опыт, традицию [21;

48]. Поэтому мифологема круга в образе старой Москвы имела также смысл, который был закреплен за этой фигурой в архаичес кой мифологии: круг, связывающий пространство и время, обладал способностью возвращать к началу, выражал идею вечного повто рения, обращения ко времени начала начал, когда совершалось тво рение вещей, были созданы земля и небо, люди, заданы природные и социальные ритмы [214, с.18]. Эта мифологема реализовывала семантику оберега, защиты от проникновения злых сил. «Заклю ченные в окружность существа, предметы и фигуры имеют двой – 100 – ное значение: изнутри это представляется как ограничение, а сна ружи – как защита их физического и психологического мира от втор жения чужеродного духа» [214, с.359]. Эта особенность круга со хранилась в образе старой Москвы: представления о Москве-ма тушке, умеющей оградить своих детей от бед, были широко распро странены в литературе. Считалось, что для Москвы характерны особые целительные свойства пространства, «умеющего или не до пустить в себя той остроты и жгучести нравственных и социальных проблем, которые так мучили петербургскую литературу, или смяг чить их, растворить в некоем поле неопределенностей» [210, с.488].

Кроме того, мифологема круга в мифе Москвы актуализирова ла архаические представления, согласно которым круг был идеаль ной фигурой, которая говорила об онтологии, бесконечности про странства, вечности и мировых законах. Круг издавна служил цен ностным ориентиром, ибо имел отношение к вечности, которая хра нила первообразы, образцы, смыслы и сущности. Архетипическое значение круга сохранилось в мифе старой Москвы, которая пред ставляла собой модель некоего идеального пространства. В интер претации мотива круга в мифе советской Москвы очевидно сохра нение архетипического значения: новая Москва предстает центром мира, где формируются общечеловеческие законы.

Новая концепция пространства, исходящая из отрицания идеи вечного возвращения, порождает безысходность, ощущение зате рянности человека в бесконечно огромном универсуме, трагизм су ществования – что имеет свою непосредственную словесную зак репленность в эпитетах и сочетаниях типа: «безвозвратное» дви жение вдаль, «пространство невозвратное», человек «безвозвратен»

и т.д. В векторах движения вдаль и ввысь заложено враждебное человеку начало – Платонов атрибутирует даль символами анти жизни: глаза Сарториуса, «отвлеченные... в далекую сторону...», «забывшие моргать» (открытые, неморгающие глаза в древней ми фологии и в системе мифологем А.Платонова выступают как сим вол смерти);

«движение вдаль, в прямое жесткое пространство» (курсив наш. – Л.Я.) [170, с.37];

«дальние легкие страны воздуха, где находится черное небо, и среди него висит немерцающее солн це с мертвым накалом своего света» [170, с.22]. Платоновские ми фологемы жесткости, твердости, темноты, погасшего «немерцаю щего» светила реализуют семантику антижизни. Наиболее отчет ливо антижизненность небесного пространства выявляется в эпи зоде прыжка Москвы с парашютом: Москва была вдалеке от земли, дикий ветер, внизывающийся в нее, обжигал кожу на ее лице «вслед – 101 – ствие жесткой, все более разгорающейся скорости ее падения вниз», «грубо драл ее тело, как будто он был не ветер небесного простран ства, а тяжелое мертвое вещество» [170, с.13].

Пространство платоновской Москвы утрачивает целительные свойства: бытийность уничтожается, пространство приобретает атрибуты небытия, хаоса.

Мифологическая традиция изображения советской Москвы превращается у А.Платонова в свою противоположность, это опре деленный миф наизнанку, антимиф. Своеобразие платоновского мифа Москвы обусловлено взаимодействием в его структуре двух культурных мифов Москвы: нового, созданного в советское время, и традиционного мифа первопрестольной столицы, соотносимых по принципу «обратной» зеркальности. Если новый миф представ лен в тексте с достаточной очевидностью, то старый миф Москвы выражен имплицитно. Он представляет собой за(вне)текстовую альтернативу официальному мифу. Так в зоне взаимоотражений двух мифов возникает третий, платоновский, парадоксальный по своей сути миф. Парадоксальность платоновского мифа выявляется как в структуре – Платонов создает антимодель по отношению и к куль турно-историческим и к архаическим мифам, – так и в семантике – писатель творит миф о людях, которые всего лишь «пустые шкурки от людей», о жизни, которая является антижизнью, о действитель ности, которой нет, поскольку она конструируется лишь в сознании людей, а не в реальном бытии.

Таким образом, материалом в романе-мифе Платонова являет ся действительность, преломленная сквозь несколько ментальных схем, порожденных различными историко-культурными традиция ми. Чтобы воплотить разные аспекты мифологизированной карти ны мира и достичь многостороннего изображения всей советской действительности, Платонов использует кумулятивную (концент рическую) сюжетную схему, представляющую собой рядоположе ние событий на пространственной оси (восхождение / нисхожде ние), «нанизывание» перемещений героини. Тенденция к нанизы ванию, являющая себя и в накоплении эквивалентных друг другу мужских образов, служит цели обрисовать всю структуру советско го общества. Действия героини являются лишь одним из воплоще ний ее имени, поэтому сюжетом является простая смена форм реа лизации имени.

Так путем последовательного присоединения событий и пер сонажей достигается многостороннее изображение всей советской действительности. Причем, образующееся целое оказывается мни – 102 – мым;

в ходе повествования происходит развенчание изображенной модели: мнимыми оказываются революция, символ революции, товарищеское семейство, советское благополучие и счастье.

Кроме того, реализуется в романе-мифе и прием парадокса, свойственный кумулятивной сюжетно-композиционной организа ции. Как выясняется в ходе развития сюжета, ничтожная причина (бунт в тюрьме, воспринятый героиней как революция) стала им пульсом для значительных событий как в жизни главной героини, так и в развитии всего мира в целом;

случай наделяется в сознании героев признаками Начала. Вместе с тем, парадоксальным пред ставляется само сочетание значительности изображенных в произ ведении событий и незначительности их участников (человек «по чти ничто», «последняя категория», «незначительный человек»).

Эффект мнимости и прием парадокса являются выражением определенного мироотношения: любой элемент изображенного бо гатства жизненных явлений может иметь большое значение, но не абсолютное и безусловное, а условное и временное. Иллюзорность «счастливой» Москвы ощущалась писателем в период создания произведения: «История будет не та, что ожидают и делают» [109, с.195] – и явилась доминантой повествования о Москве.

Архаический принцип кумуляции проявляется также в том, что в романе-мифе «Счастливая Москва» сюжет слит с языком (текст рождается из имени), «языковое» и «сюжетное» мифотворчество, распределенные в «Чевенгуре» и «Котловане» по разным уровням структуры текста, сливаются в единый мифопорождающий механизм.

– 103 – ГЛАВА 5. ТИПОЛОГИЯ РОМАНА-МИФА А.ПЛАТОНОВА КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ АВТОРА Три больших эпических произведения Платонова «Чевенгур»

(1927–1928), «Котлован» (1929–1930) и «Счастливая Москва» (1932– 1936) являются реализацией нового жанра ХХ века – романа-мифа.

Формирование жанра романа-мифа в произведениях А.Платонова происходит на разных уровнях жанровой структуры: в сюжетно композиционной организации, хронотопе, системе персонажей, субъектной организации, языке.

Вместе с тем, жанровая форма романа-мифа реализуется в «Чевенгуре», «Котловане», «Счастливой Москве» по-разному.

От «Чевенгура» к «Счастливой Москве» эволюционирует – ус ложняется и углубляется (архаизируется) – характер мифологизма.

Сюжет неомифологического романа «Чевенгур» создается из разнообразных источников мифообразования: архаических мифо логических сюжетов, мифов, порожденных «смутным» сознанием героев, и авторского – главным образом языкового – мифологизи рования. Причем использование тех или иных мифологических схем имеет фрагментарное значение: сюжетная линия путешествия ге роев ориентирована на архаические модели, «чевенгурский» сю жет организован мифами народного сознания и авторским языко вым мифотворчеством. Однако структурирующее значение для всего художественного целого имеют архаические схемы. В «Чевенгуре»

мифопорождающим началом является сюжет;

миф еще присутствует в традициях романного мифологизирования (в виде легко узнавае мых реминисценций из архаического материала) и определяет от кровенно фантастический характер отдельных ситуаций.

В неомифологической эпопее «Котлован» фактором мифопо рождения является мифологема (Вавилонская башня), архаические мотивы имплицитны.

В романе-мифе «Счастливая Москва» современность воспри нимается и конструируется как миф: во-первых, источником ми фотворчества являются мифы советской действительности, во-вто рых, имя Москва реализуется как мифологический концепт, в-тре тьих, автор моделирует свой авторский миф. В качестве мифообра зующего начала выступает имя (Москва);

весь архаический мате риал перенесен в глубь художественной структуры.

– 104 – Для «Чевенгура» характерна масштабность, дискретность и цикличность строения текста. Сюжет путешествия порождает эк стенсивный тип сюжетно-композиционной организации, смену хро нотопов, многогеройность. Актуализация мифологического образа в «Котловане» определяет тенденцию к интенсификации сюжетно композиционной организации текста. Мифологические парадигмы, привнесенные в романную структуру «Котлована», локализуют и интенсифицируют повествование так, что создается иллюзия сход ства с повестью. Текст «Счастливой Москвы», в котором из имени рождается художественный мир в целом, отличается концентриро ванностью и изоморфностью всех уровней. Этому роману-мифу свойствен интенсивный тип построения, вертикальная ось переме щений героини (воздухофлот, шахта метро), «вложенность» хроно топов, унификация системы персонажей.

Таким образом, в жанровой эволюции платоновского творче ства намечается тенденция к «сворачиванию» художественной мо дели мира. Реализация свернутых знаков-заместителей целостных мифологических сюжетов (образов, имен), актуализирующих по тенциально заложенные в них программы сюжетного развертыва ния ситуаций и поведения героев, является характерной приметой неомифологического искусства.

Эволюция платоновского романа-мифа: переход от масштаб ного чевенгурского полотна с его дискретно-линейным построени ем к компактному тексту «Котлована» и изоморфно-цикличному, герметичному и замкнутому в себе художественному миру «Счаст ливой Москвы» – демонстрирует перспективу, обратную формиро ванию повествовательного искусства. Ю.М.Лотман указывал на то, что становление повествовательного искусства было связано с раз рушением циклически-временного механизма мифологических тек стов и переводом их на язык дискретно-линейных систем [126].

Во-первых, в жанровом движении платоновского романа-мифа происходит переход от мифа-сюжета к мифу-имени. Известно, что архаическая мифология развивалась от мифа-имени на самой ран ней стадии к мифологическому образу и, наконец, к мифу-сюжету:

«Древнейшие мифологические структуры до-сюжетны и даже еще до-образны, их мифологическое содержание исчерпывается их ми фологическим именем» [97, с.93]. Миф-имя есть концентрирован ный вариант мифа, так как в нем в «свернутом» виде содержатся и образ, и сюжет.

Во-вторых, в эволюции платоновского романа-мифа происхо дит смена сюжетной схемы: в «Чевенгуре» – циклическая, в «Кот – 105 – ловане» – совмещение циклической и кумулятивной (концентричес кой), в «Счастливой Москве» – кумулятивная (концентрическая), что также свидетельствует об архаизации повествовательных струк тур. Эти два типа сюжета разностадиальны: исторически первич ным был кумулятивный тип сюжета, вторичным – циклический [27, с.62]. Кумулятивный принцип не играл существенной роли в «Че венгуре» и «Котловане», т.к. характерный для кумулятивного сю жета способ художественного освоения жизни – не подчиненное никакой заданной цели изображение мира в его многообразии, сти хийности, неупорядоченности и случайности – не был актуален для автора;

Платонов в тот период творческой и мировоззренческой биографии был одержим целью найти ответы на «больные вопро сы». Во время работы над «Счастливой Москвой» авторской зада чей явилось отразить жизнь людей, «составляющих этот новый, принципиально новый и серьезный мир», «работать среди них и для них» [109, с.194].

В «Чевенгуре» в зарождающуюся романную форму проника ют мифологические структуры. Причем в этом произведении ро манная и мифологическая структуры проявляются в аутентичном, непосредственном и автономном виде.

В «Котловане» происходит гармонизация, взаимопроникнове ние романного и мифологического начал. Жанровые структуры мифа настолько органично преобразуют романную форму, что создается иллюзия сходства с повестью, о чем свидетельствуют: небольшой объем текста, интенсивный тип сюжетно-композиционной органи зации, концентрированность и локальность хронотопа, тенденция к монологичности.

В «Счастливой Москве» первичной парадигмой моделирова ния художественного мира является миф, в него как бы «врезается»

романное начало. В этом романе-мифе выявляются приметы тра диционной романной фабулы1, которые выполняют роль минус приема. Повествование вызывает у читателя представления о тра диционной структуре романа, затем последовательно разрушает сложившийся горизонт ожиданий. В этом произведении Платонов уже не использует готовые мифо-фольклорные схемы, а творит свой оригинальный авторский миф. Можно отметить и свободное обра щение с жанровыми принципами романа. Романные структуры Записные книжки Платонова 30-х свидетельствуют, что писатель рефлек сирует над проблемами поэтики романа ХХ века как жанра [107, с.8].

– 106 – выполняют особую функцию – они остраняют мифическое пове ствование, преобразуют его в своего рода антироман.

Итак, от «Чевенгура» к «Счастливой Москве» романные при меты угасают, в последнем романе-мифе выступают в иной – анти значной – функции, а мифотворчество переходит на иной уровень:

характер мифологизма усложняется и архаизируется.

Соотношение романного и мифологического начал является основой для выделения модификаций жанра романа-мифа. На наш взгляд, можно выделить следующие модификации романа-мифа в творчестве Платонова: «Чевенгур» – неомифологический роман, «Котлован» – неомифологическая эпопея, «Счастливая Москва» – собственно роман-миф. Эта типология является концептуальной, т.к., во-первых, находит подтверждение в мировой литературе ХХв.

и, во-вторых, позволяет ввести произведения Платонова в опреде ленный контекст.

Основными признаками неомифологического романа являют ся следующие: актуализация структуры и семантики архаического мифа (мифологическая топика и сюжетика, символизм, поэтика мифологем, лейтмотивные повторы);

поликультурность, ориента ция на разнообразные тексты (отсюда поэтика цитат, реминисцен ций, аллюзий);

соприсутствие планов современности и мифа, при котором миф выступает в функции «языка», «шифра-кода»;

ярко выраженное игровое начало;

акцентированное авторское присут ствие в тексте;

двойственность, синтез романного и мифологичес кого начал, выступающих как равноценные и равноправные ком поненты. Как правило, миф в неомифологическом романе приоб ретает признаки вторичности – выступает как форма вторичной художественной условности: мифологические структуры предста ют не столько как онтологические – миф как действительность, сколько как способ ее осмысления. Поэтому мифологизация выра жается в языковой игре, иронии, использовании заведомо невоз можных в реальности ситуаций.

Неомифологическая эпопея воссоздает бытийные аспекты ро дового существования. Для нее характерно «тотальное» освоение действительности народного бытия, которое включает в себя ми фологизированное народное сознание. Мифологизация достигает ся благодаря обращению к народному миросозерцанию;

миф в нео мифологической эпопее является частью народного жизненного опыта и объектом изображения. Неомифологической эпопее свой ствен «общинно-родовой» характер мифотворчества: происходит сопряжение типологически сходных сюжетов и образов, порожден – 107 – ных разными историко-культурными эпохами;

приоритетной ста новится социальная судьба героя;

редуцируется субъективная сфе ра человеческой психики;

индивидуальная авторская рефлексия отодвинута на второй план. Источником мифологизма являются общеизвестные архаические сюжеты, являющиеся священным пре данием для народа. Своеобразие неомифологической эпопеи (в от личие от классической) определяется новым характером эстетичес кого мышления и организующей ролью мифа в структуре текста.

Неомифологическая эпопея выступает как переходный этап между неомифологическим романом и романом-мифом.

В романе-мифе как жанровой модификации мифологизация представлена не как простое сосуществование и взаимодействие романного и мифологического начал – в жанровой форме романа мифа происходит взаимная трансформация романной и мифологи ческой структур. Миф в такой жанровой форме выступает не как параллель современности, а как ее парадигма, онтологическое ос нование, поэтому роман-миф основывается на собственно авторс ких мифах, в которых модель мира создается по аналогии с мифо поэтическими представлениями и структурой мифа, а присутствие архаической образности, сюжетики и поэтики в романе-мифе не обязательно. В этой модификации миф предстает в своем аутентич ном качестве – как реально данная и сейчас длящаяся действитель ность, мифологические структуры реализуются и на уровне пред мета (сознание персонажей), и на уровне способа изображения (по вествовательные механизмы). В романе-мифе представлена не столько рефлексия над мифом, сколько бытие в мифе.

Правомерность выделения данных модификаций и их харак теристики подтверждается наблюдениями ученых над произведе ниями Дж.Джойса «Улисс», «Поминки по Финнегану», Т.Манна «Доктор Фаустус», «Волшебная гора», «Иосиф и его братья», Дж.Ап дайка «Кентавр», В.Брюсова «Огненный ангел», А.Ремизова «По солонь», «Подстриженными глазами», Д.Мережковского «Христос и Антихрист», Г.Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества», Ф.Соло губа «Мелкий бес», А.Белого «Петербург» [23;

101;

129;

141;

222].

Наличие модификаций жанра романа-мифа у Платонова обус ловлено процессом кристаллизации авторского понимания действи тельности и эстетической эволюцией1. Кроме того, каждое из произ ведений фиксирует определенный этап идейной эволюции писателя.

Исходя из периодизации творчества Платонова, предложенной Н.В.Кор ниенко [106, с.288], «Чевенгур», «Котлован» и «Счастливая Москва» принадлежат разным периодам творчества писателя, соответственно: второму, чевенгурскому (1927–1928), третьему, постчевенгурскому (без четких хронологических границ) и четвертому (1933–1937).

– 108 – «Чевенгур» был задуман как автобиографическое произведе ние;

в первой редакции повествование велось от первого лица и содержало параллели с жизнью Платонова [43]. Не случайно воз ник замысел именно автобиографического повествования: в ходе работы над текстом писатель стремился разобраться в себе, оце нить адекватность своих взглядов на происходящие события, а так же понять, «извинить и вобрать в себя весь внеположный ему мир с его противоборствующими идеологическими началами» [208, с.75]. Собственные мысли и поиски были затем доверены писате лем главному герою, сохранившему параллели с Платоновым. Ав тобиографичность, определившая характер замысла и рудиментар но присутствующая и в окончательной редакции «Чевенгура», вы являет исходную романную тенденцию произведения. Внимание к судьбе одного – главного – героя, к формированию и становлению его характера и общественной позиции также является приметой романного мышления, так как именно «произведения романичес кие осмысляют становление отдельных характеров в частных отно шениях» [173, с.207].

«Чевенгур» является переходным этапом в платоновском твор честве, и не только потому, что вместил в себя прошлые темы и предвосхитил будущие, – он стал переходным и в жанровой эволю ции, т.к. явился начальным звеном в перспективе становления но вой жанровой формы в творчестве А.Платонова. «Чевенгур» стано вится «промежуточным итогом» (Е.А.Яблоков) [257, с.7]: главным «предметом изображения», метатемой... оказывается постоян ная «внутренняя» готовность художественной формы к «самопрео долению», к выходу в «доэстетическое» (точнее, в «постэстетичес кое») состояние, то есть стремление к гармонии более высокого по рядка..., законы «новой» гармонии остаются недоступными, а все попытки «уловить» их (и тем более осуществить на практике) заведомо безрезультатны» [257, с.13].

Специфика структуры «Чевенгура» определяется тем, что это первое большое произведение Платонова являет собой жанровую форму в процессе становления. «Чевенгур», задуманный как по весть и скроенный из отдельных рассказов и повестей [44], поды тожил процесс романизации жанрового мышления писателя [187] и знаменовал зарождение жанра романа в его творчестве. Вместе с тем, неомифологическое мышление ХХ века определяет процесс внедрения мифологических структур в романную форму. Так, в «Чевенгуре» в зарождающуюся романную форму проникают ми фологические структуры. Своеобразие жанровой формы определя – 109 – ется тем, что автор, с одной стороны, мыслил традиционными жан ровыми (в данном случае – романными) стереотипами, с другой стороны, ощущая мифологизм мышления современников, вопло щал его, ориентируясь на известные мифо-фольклорные образцы1.

Своеобразие художественного мира «Чевенгура» обусловлено неопределенностью мировоззренческой позиции, состоянием «не устойчивого равновесия» (Е.Яблоков), «блужданием точки зрения»

(Е.Толстая-Сегал). В этом произведении Платонов выступил ско рее «собирателем камней», нежели их «разбрасывателем»: сплавил в причудливом синтезе весьма разнообразные, порой противореча щие друг другу концепции и точки зрения, причем... сумел не отказаться ни от одной из них» [257, с.12]. Позиция автора – это «позиция человека, не знающего ответа» [257, с.83], поэтому в «Че венгуре» сосуществуют «попытка глубинного оправдания идеалов Революции», «насильственное вживление» их в ткань повествова ния [257, с.55] и скепсис по отношению к существующему миропо рядку. Двойственное эмоциональное впечатление, которое вызыва ет «Чевенгур», было отмечено М.Горьким [54], Е.Толстой-Сегал [208]. Неукорененность автора и героя в мире, неустойчивость и нестабильность их позиции, а также скептическое и релятивистс кое миросозерцание – характерные признаки жанра романа [277], ибо роман – это повествование «о человеческой душе, заблудившейся в пустой и мнимой действительности» [277, с.96].

При создании «Котлована» Платонов был движим иной уста новкой: им руководило желание разобраться в мире, предугадать судьбу общества: «Погибнет ли эсесерша подобно Насте или выра стет в целого человека, в новое историческое общество? Это тре вожное чувство и составило тему сочинения, когда его писал автор.

Автор мог ошибиться, изобразив в смерти девочки гибель социали стического поколения, но эта ошибка произошла лишь от излиш ней тревоги за нечто любимое, потеря чего равносильна разруше нию не только всего прошлого, но и будущего» [166, с. 327]. Инте рес к жизни общества, анализ его прошлого, настоящего и будуще го, познание жизни в аспекте становления общества – все эти уста новки автора определяют организующую роль эпопейного компо нента2 в структуре произведения. Характерно, что в рукописи Пла Внимание писателя к архаическим традициям подтверждается тем, что он на протяжении всей жизни писал авторские сказки и «пересказывал» русские на родные сказки [19;

39;

165;

167;

168].

Об эпопейном характере художественного мышления автора «Котлована»

было вскользь замечено Г.В.Филлиповым в докладе «Проблемы академического издания «Котлована» (совместно с Т.М.Вахитовой) [237, с.270].

– 110 – тонов зафиксировал время создания произведения (при том, что он редко датировал свои тексты), этими датами привязал «Котлован»

к историческим и политическим реалиям «года великого перело ма» [240, с.276–279];

в содержании «Котлована» более, чем в «Че венгуре» и «Счастливой Москве», акцентирована связь с социаль но-политическими идеями времени [77;

240].

Ко времени работы над «Счастливой Москвой» Платонов за нимает макро- и метаисторическую позицию, видит изображаемый мир «наряду с другими странами, другими мирами» и понимает, что «всемирным, универсально-историческим этот новый мир не будет, и быть не может» [109, с.193–194]. Новый – глобальный – масштаб писательского видения и осмысления проблем современ ности, перевод их в регистр метаисторических и вечных задает мифическую логику организации текста.

«Счастливая Москва» не является отражением поиска исти ны, но служит выражением слова писателя о мире и моделирует сложившуюся в сознании писателя картину мира. Уже в период формирования замысла Платонов определенно отмечает: «История будет не та, что ожидают и делают» [109, с.195]. В «Счастливой Москве» миф выступает «как внешний покров, в который облечен Логос» [205, с.72].

Таким образом, по мере прояснения своих мировоззренческих позиций Платонов создавал новый текст, призванный наиболее адек ватно отразить писательское видение мира. Специфика замысла каждого произведения отчасти объясняет его организацию и то ме сто, которое занимает в нем романное, эпопейное и мифологичес кое начала.

Эволюция романа-мифа в творчестве А.Платонова обнаружи вает свободу этого жанра в способах художественного синтезиро вания романных и мифологических жанровых структур.

– 111 – ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1. Роман-миф является новым синтетическим жанром ХХ в., презентирующим философскую картину мира ХХ в.

Конституирующим принципом структуры жанра является син тез романного и мифологического начал.

Жанровая специфика романа-мифа реализуется на всех уров нях художественной структуры (в типе героя, системе персонажей, сюжете, хронотопе, субъектной и словесно-речевой организации):

а) принципами создания персонажа являются редукция соб ственно личностного компонента, иконичность персонажа, изомор физм микро- и макрокосма, субъективно-объективная природа пер сонажа, закон партиципации, парадигматизм, нивелирование час тной жизни;

б) система персонажей организуется с помощью принципа двойничества, представленного в виде простой «дупликации» еди ного образа;

в) для сюжетной организации характерно введение символи ко-мифологического слоя в качестве аналога фабульных событий, гетерогенность ассоциативного плана, акцентирование глубинно психологического уровня действия, преодоление конкретно-истори ческой и пространственно-временной закрепленности, доминиро вание кумулятивной схемы, техника монтажа;

сюжетообразующим фактором является реализация языковых элементов: имен, тропов, фигур, идиом;

г) специфика хронотопа определяется совмещением разных модусов времени, наложением пространственных локусов, спатиа лизацией (превращением времени в пространство);

д) на субъектном уровне воспроизводится субъектная нерасч лененность, неразличение «я» и «другого»;

е) словесно-речевая организация характеризуется тенденцией к монологизму.

Сущность жанра романа-мифа не сводится к одному призна ку;

образ героя, система персонажей, сюжет, хронотоп, субъектная и словесно-речевая организации взаимосвязаны и взаимообуслов лены, их единство и определяет жанровую форму [259, 264].

2. «Чевенгур», «Котлован», «Счастливая Москва» представля ют жанр романа-мифа, так как синтез романного и мифологическо го начал является конституирующим принципом данных художествен ных произведений и осуществляется на всех структурных уровнях, мифологическая парадигма реализована не только в плане содержа ния, но и в плане выражения – как способ организации художествен ного мира [258;

261;

262;

263;

265;

266;

267;

268;

269;

270].

– 112 – 3. Жанровая специфика произведения «Котлован» определя ется тем, что, с одной стороны, мифологические парадигмы, при внесенные в романную структуру: редуцированность частной жиз ни, «стертость» конфликта между героем и окружающим миром, интенсивный тип сюжетно-композиционной организации, концен трированность хронотопа, тенденция к монологизму – локализуют и интенсифицируют повествование так, что создается иллюзия сход ства с повестью. С другой стороны, миф с его вниманием к бытию макрокосма, постановкой глобальных проблем, онтологизацией хронотопа и языка сообщает этому произведению свойства боль шой эпической формы [260].

4. В творчестве Платонова представлены различные модифи кации романа-мифа: неомифологический роман («Чевенгур»), нео мифологическая эпопея («Котлован»), собственно роман-миф («Сча стливая Москва»).

Критериями для выделения модификаций романа-мифа явились:

а) специфика источников мифологизации:

– для «Чевенгура» материалом мифологизации послужили раз нообразные источники, главным образом архаические, в «Котлова не» – библейская легенда о Вавилонской башне, в «Счастливой Москве» современность воспринимается и конструируется как миф:

источником мифотворчества являются мифы советской действитель ности, прежде всего миф Москвы;

б) характер мифообразования:

– в «Чевенгуре» миф присутствует в традициях романного ми фологизирования (в виде легко узнаваемых реминисценций из арха ического материала), в «Котловане» архаические мотивы имплицит ны, архаический материал перенесен вглубь художественной струк туры, в «Счастливой Москве» автор моделирует свой авторский миф;

в) соотношение романного и мифологического начал:

– в «Чевенгуре» романная и мифологическая структуры про являются в аутентичном, непосредственном и автономном виде, они равноценны и равноправны;

в «Котловане» происходит гармониза ция, взаимопроникновение романного и мифологического начал, в «Счастливой Москве» первичной парадигмой моделирования ху дожественного мира является миф, в него как бы «врезается» ро манное начало, миф и роман функционируют как взаимопротиво речащие и взаимоисключающие жанровые структуры.

При том, что синтез романных и мифологических структур – константа жанровой формы романа-мифа, способы художествен ного синтезирования многообразны и порождают различные моди фикации романа-мифа, что дает основания для построения внут рижанровой типологии романа-мифа.

– 113 – Итак, роман-миф представлен такими жанровыми модифика циями, как:

неомифологический роман, специфика которого заключается в а) актуализации структуры и семантики архаических мифов, поли культурности, ориентации на разнообразные тексты (отсюда поэтика цитат, реминисценций, аллюзий);

б) соприсутствии планов совре менности и мифа, при котором миф выступает в функции «языка», «шифра-кода», игровой поэтике (языковой игре, иронии, использо вании заведомо невозможных в реальности ситуаций), акцентиро ванном авторском присутствии в тексте;

в) двойственности, синте зе романного и мифологического начал, выступающих как равно ценные и равноправные компоненты художественной структуры;

неомифологическая эпопея, основными признаками которой являются: а) использование общеизвестных сюжетов, являющихся священным преданием для народа, «тотальное» освоение действи тельности народного бытия, которое включает в себя мифологизи рованное народное сознание;

б) «общинно-родовой» характер ми фотворчества, при котором происходит сопряжение типологически сходных сюжетов и образов, порожденных разными историко-куль турными эпохами, акцентирование социальной судьбы героя, реду цирование субъективной сферы человеческой психики, отсутствие индивидуальной авторской рефлексии;

в) сопряжение и взаимопро никновение романной и мифологической жанровых парадигм, что делает неомифологическую эпопею переходным этапом между нео мифологическим романом и романом-мифом;

роман-миф (как жанровая модификация), в котором а) миф выступает не как параллель современности, а как ее парадигма, онтологическое основание, поэтому роман-миф основывается на собственно авторских мифах, в которых модель мира создается по аналогии с мифопоэтическими представлениями и структурой мифа, а присутствие архаической образности, сюжетики и поэтики не обязательно;

б) миф предстает в своем первозданном, аутентич ном качестве – как реально данная и сейчас длящаяся действитель ность, мифологические структуры реализуются и на уровне пред мета (сознание персонажей), и на уровне способа изображения (по вествование);

представлена не столько рефлексия над мифом, сколь ко бытие в мифе;

в) взаимная трансформация романной и мифоло гической структур [271;

272].

5. Внутрижанровая типология платоновского романа-мифа выявляет становление жанра романа-мифа в творчестве А.Плато нова, обусловленное процессом кристаллизации авторского пони мания действительности и эстетической эволюцией.

– 114 – Становление платоновского романа-мифа выявляется в про цессах:

а) нивелирования и трансформации романной парадигмы: от «Чевенгура» к «Счастливой Москве» романные приметы угасают, в последнем романе-мифе выступают в иной – антизначной – фун кции: они остраняют мифическое повествование, преобразуют его в своего рода антироман;

б) архаизации повествования, в увеличении роли мифа в струк туре текста: мифологизацируются персонаж и хронотоп;

осуществ ляется переход от мифа-сюжета («Чевенгур»), к мифу-образу («Кот лован») и мифу-имени («Счастливая Москва»);

изменяется сюжет ная схема: в «Чевенгуре» – циклическая, в «Котловане» – совмеще ние циклической и кумулятивной (концентрической), в «Счастли вой Москве» – кумулятивная (концентрическая);

происходит моно логизация и унификация дискурса, онтологизация языка, архаиза ция механизмов словотворчества.

Становление жанровой формы романа-мифа является отраже нием мировоззренческой и эстетической эволюции писателя:

а) синтез романных и мифологическиз парадигм в «Чевенгуре»

обусловлен, во-первых, переходным характером произведения: ав тор, с одной стороны, мыслил традиционными жанровыми (в дан ном случае – романными) стереотипами, с другой стороны, ощущая мифологизм мышления современников, воплощал его, ориентиру ясь на известные мифо-фольклорные образцы;

во-вторых, замыслом создать автобиографический роман, стремлением писателя разобрать ся в себе, оценить адекватность своих взглядов на происходящие со бытия, вниманием к судьбе одного – главного – героя, к формирова нию и становлению его характера и общественной позиции, что ха рактерно для романного мышления;

в-третьих, неопределенностью мировоззренческой позиции, свойственной жанру романа;

б) эпопейная доминанта «Котлована» определяется интересом Платонова в момент написания произведения к жизни общества, попыткой проанализировать его прошлое, настоящее и будущее, познать жизнь в аспекте становления общества, отразить в тексте социально-политические идеи времени;

в) «тотальная» мифологизация в «Счастливой Москве» обус ловлена, во-первых, макро- и метаисторической позицией, которую занимает автор, новым – глобальным – масштабом писательского видения и осмысления проблем современности, во-вторых, стрем лением писателя сказать уже найденное, отрефлексированное, го товое слово о мире, отразить сложившуюся в авторском сознании картину мира [271;

272].

– 115 – СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 1. Аверинцев С.С., Эпштейн М.Н. Мифы // Литературный энцик лопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1987. – С. 222–225.

2. Автухович Т.Е. Трансформация коммуникативной функции слова в прозе С.Кржижановского и А.Платонова // Література в кон тексті культури: Зб. наук. праць. – Дніпропетровськ: АРТ-ПРЕС, 2002. – Вип. 7. – С.110–117.

3. Агеносов В.В. Идейно-художественное своеобразие рома на-мифа А.Платонова «Чевенгур» // Агеносов В.В. Советский фи лософский роман. – М.: Прометей, 1989. – С.127–145.

4. Андрей Платонов: Воспоминания современников: Материа лы к биографии. / Сост. Н.В.Корниенко, Е.Д.Шубина. – М.: Совре менный писатель, 1994. – 496 с.

5. Андрей Платонов: Исследования и материалы: Сб. тр. / Под ред. Т.А.Никоновой. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1993. – 196 с.

6. Андрей Платонов: Проблемы интерпретации: Сб. тр. / Под ред. Т.А.Никоновой, Е.Г.Мущенко. – Воронеж: Траст, 1995. – 126 с.

7. Ахметшин Р.Б. Проблема мифа в прозе Чехова: Дис.... канд.

филол. наук / Моск. гос. ун-т. – М., 1997. – 180 с.

8. Баак Ван Йоост. Парадокс и псевдологика у Платонова // Парадоксы русской литературы: Сб. ст. / Под ред. В.Марковича и В.Шмида. – СПб.: ИНАПРЕСС, 2001. – С. 284–298.

9. Бальбуров Э.А. Космос Платонова // «Вечные сюжеты» рус ской литературы: «Блудный сын» и другие: Сб. науч. тр. / Под ред.

Е.К.Ромодановской и Ю.В.Шатина. – Новосибирск: Институт фи лологии СО РАН, 1996. – С. 120–127.

10. Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика / Сост., общ.

ред. Г.К.Косикова. – М.: Прогресс, 1989. – 615 с.

11. Баршт К.А. Поэтика прозы Андрея Платонова. – СПб: Фи лол. фак. СпбГУ, 2000. – 320 с.

12. Бахматова Г.Н. Концептуальность орнаментального стиля русской прозы первой четверти ХХ века // Филологические науки. – 1989. – №5. – С. 10–18.

13. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / Сост. С.Г.Бочаров. – 2-е изд. – М.: Искусство, 1986. – С. 9–122.

14. Бахтин М.М. Из предыстории романного слова // Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975. – С. 408–447.

– 116 – 15. Бахтин М.М. Слово в романе // Бахтин М.М. Вопросы ли тературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975. – С. 72–234.

16. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная куль тура средневековья и Ренессанса. – М.: Худож. лит., 1990. – 541 с.

17. Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Бах тин М.М. Эпос и роман (О методологии исследования романа). – СПб.: Азбука, 2000. – С. 11–193.

18. Бахтин М.М. Эпос и роман (О методологии исследования романа) // Бахтин М.М. Эпос и роман. – СПб: Азбука, 2000. – С. 194–233.

19. Башкирские народные сказки / Лит. обраб. А.Платонова. – М: Детгиз, 1949. – 80 с.

20. Белая Г. К проблеме романного мышления // Советский роман. Новаторство. Поэтика. Типология. – М.: Наука, 1978. – С. 179–197.

21. Белинский В.Г. Петербург и Москва // Петербург в русском очерке XIX в. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. – С. 81–107.

22. Бирюкова А.С. Миф, диалог и сравнение как доминанты образного мышления Велимира Хлебникова: Автореф. дис.... канд.

филол. наук / Моск. пед. гос. ун-т им. В.И.Ленина. – М., 1995. – 16 с.

23. Блищ Н.Л. Автобиографическая проза А.М.Ремизова (про блема мифотворчества). – Минск.: ЕГУ, 2002. – 116 с.

24. Богданов В.А. Роман // Краткая литературная энциклопе дия: В 9 т. Т. 6. – М.: Сов. энциклопедия, 1971. – С. 350–353.

25. Бочаров С.Г. «Вещество существования»: Выражение в прозе // Проблемы художественной формы соцреализма: В 2 т.

Т. 2. – М.: Наука, 1971. – С. 310–350.

26. Брель С.В. Диалектика духовного и материального начал в прозе Андрея Платонова: (категории «живого» – «неживого» в жан рах научной фантастики и антиутопии): Дис.... канд. филол. наук– М., 1999. – 218 с.

27. Бройтман С.Н. Историческая поэтика: Учеб. пособие. – М.:

РГГУ, 2001. – 320с.

28. Бройтман С.Н. К проблеме субъектного синкретизма в ус тной народной поэзии // Литературное произведение и литератур ный процесс в аспекте исторической поэтики: Межвуз. сб. науч.

тр. / Кемеров. гос. ун-т. – Кемерово, 1988. – С. 45–67.

29. Бройтман С.Н. Субъектная структура русской лирики ХІХ – начала ХХ в. в историческом освещении // Изв. АН СССР. Сер. лит.

и яз. – 1988. – Т. 47, №6. – С. 12–24.

– 117 – 30. Вайскопф М. Писатель Сталин. – М.: Новое литературное обозрение, 2001. – 384 с.

31. Вайскопф М. Сюжет Гоголя. – М.: Радикс,1993. – 592 с.

32. Васильев В.В. Андрей Платонов: Очерк жизни и творче ства. – М.: Современник, 1990. – 287 с.

33. Васильева М.О. Религия и вера в творчестве А.Платонова:

Дис...канд. филол. наук. – М., 1997. – 138 с.

34. Верин В.А. Газетная публицистика А.Платонова (1918– 1925) и ее значение для художественного творчества писателя: Дис.

... канд. филол. наук. – М., 1987. – 238 с.

35. Веселовский А.Н. Поэтика сюжета // Веселовский А.Н.

Историческая поэтика. – Л.: Наука, 1940. – С. 45–89.

36. Веселовский А.Н. Синкретизм древнейшей поэзии и нача ла дифференциации поэтических родов // Веселовский А.Н. Исто рическая поэтика. – Л.: Наука, 1940. – С. 14–32.

37. Владимирова Н.Г. Миф в жанровой структуре современно го западного романа // Жанровое своеобразие художественных форм в литературе ХХ века. – Ташкент: Фан, 1992. – С. 3–19.

38. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка // Бахтин М.М.

Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка: Ст. – М.: Лабиринт, 2000. – С. 350–486.

39. Волшебное кольцо: Русские народные сказки. / Пересказал А.Платонов, Под общ. ред. М.Шолохова. – Калининград: Калинин градское книжное издательство, 1985. – 159 с.

40. Воронежский край и зарубежье: А.Платонов, И.Бунин, Е.За мятин, О.Мандельштам в культуре ХХ в. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. – 267 с.

41. Вуд Г. «Котлован» А.Платонова: перевод и рецепция в Ан глии // Платоновский вестник: Информационно-справочный бюл летень. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2000. – №1. – С. 44–50.

42. Вьюгин В.Ю. «Чевенгур» Андрея Платонова: (К творческой истории романа): Дис.... канд. филол. наук. – СПб, 1992. – 223 с.

43. Вьюгин В.Ю. Из наблюдений над рукописью романа «Че венгур» (от автобиографии к художественной обобщенности) // Твор чество Андрея Платонова: Исследования и материалы. Библиогра фия. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1– С. 128–146.

44. Вьюгин В.Ю. Финал «Чевенгура» (К творческой истории произведения) // Творчество Андрея Платонова: Исследования и материалы. – СПб.: Наука, 2000. – Кн.2. – С. 166–254.

45. Гаджиев А. Национально-эпические корни художника // Вопросы литературы – 1981. – № 9. – С. 242–247.

– 118 – 46. Гальцева Р., Роднянская И. Помеха – человек: Опыт века в зеркале антиутопий // Новый мир. – 1988. – №12. – С. 217–231.

47. Геллер М.Я. Андрей Платонов в поисках счастья. – М.:

МИК, 1999. – 432 с.

48. Герцен А.И. Москва и Петербург // Петербург в русском очерке XIX в. – Л.: Изд-во Ленинг. ун-та, 1984. – С. 51–59.

49. Гин Я.И. Поэтика грамматического рода. – Петрозаводск:

Петрозаводск. гос. ун-т, 1992. – 247 с.

50. Глебкин В.В. Ритуал в советской культуре. – М.: Янус-К, 1998. – 168 с.

51. Гоголь Н.В. Петербургские записки 1836 г. // Петербург в русском очерке XIX в. – Л.: Изд-во Ленинг. ун-та, 1984. – С. 40–51.

52. Гончарова-Грабовская С.Я. Комедия-памфлет: генезис, ста новление, поэтика. – Минск: БГПУ – ИСЗ, 2002. – 164 с.

53. Гончарова О. Ритуал и миф в тексте советской культуры (1920–1940 гг.) // Русский текст: Российско-американский журнал по русской филологии. – СПб.;

Лоуренс;

Дэрем, 1996. – №4. – С. 62–79.

54. Горький М. Письмо Платонову от 18 сентября 1929 г. // Литературное наследство. – Т.70. Горький и советские писатели.

Неизданная переписка. – М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1963. – С. 312–313.

55. Грачев А.Ю. Философско-эстетические концепции А.Пла тонова и их художественное воплощение: Дис.... канд. филол. наук. – Самара, 1996. – 143 с.

56. Гринцер П.А. Две эпохи романа // Генезис романа в лите ратурах Азии и Африки: Национальные истоки жанра: Сб. ст. – М.:

Наука, 1980. – С. 132–143.

57. Грознова Н.А. Наброски к замыслу неизвестного романа? // Творчество Андрея Платонова: Исследования и материалы. Библио графия. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1. – С. 146–153.

58. Гулыга А.В. Миф и современность // Иностранная литера тура. – 1984. – № 2. – С. 167–174.

59. Гюнтер Х. Жанровые проблемы утопии и «Чевенгур»

А.Платонова // Утопия и утопическое мышление: Антология зару бежной литературы / Сост. В.А.Чаликова. – М.: Прогресс, 1991. – С. 252–276.

60. Гюнтер Х. Котлован и Вавилонская башня // «Страна фи лософов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров.

лит. им. А.М.Горького;

Под ред. Н.В.Корниенко. – М.: Наследие, 1995. – Вып. 2. По материалам второй Международной научной – 119 – конференции, посвященной 95-летию со дня рождения А.П.Плато нова, Москва, 17–19 октября 1994 года. – С. 145–151.

61. Гюнтер Х. Любовь к дальнему и любовь к ближнему: По стутопические рассказы А.Платонова второй половины 1930-х // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН.

Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвертой Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 19–22 октября 1999 года. – С. 304–313.

62. Гюнтер Х. «Счастливая Москва» и архетип матери в совет ской культуре 30-х г. // «Страна философов» А.Платонова: Пробле мы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ Наследие, 1999. – Вып.3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвя щенной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября года. – С. 170–176.

63. Деррида Ж. Эссе об имени. – М.: Ин-т экспериментальной социологии;

СПб.: Алетейя, 1998. – 192 с.

64. Дмитровская М.А. Антропологическая доминанта в этике и гносеологии А.Платонова (конец 20-х – середина 30-х гг.) // «Стра на философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Под ред. Н.В.Корниенко. – М.: На следие, 1995. – Вып. 2. По материалам второй Международной на учной конференции, посвященной 95-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 17–19 октября 1994 года. – С. 91–101.

65. Дмитровская М.А. Макрокосм и микрокосм в художествен ном мире А.Платонова. – Калининград: Калининградский гос. ун-т, 1998. – 61 с.

66. Дмитровская М.А. Язык и миросозерцание А.Платонова:

Дис.... д-ра. филол. наук – М., 1999. – 230 с.

67. Дронова Т. Мифологема «конца истории» в творчестве Д.Мережковского и А.Платонова // «Страна философов» А.Плато нова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горь кого;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвертой Международной научной конфе ренции, посвященной 100-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 19–22 октября 1999 года. – С. 209–218.

68. Друбек-Майер Н. Россия – «пустота в кишках» мира: «Сча стливая Москва» А.Платонова как аллегория // Новое литературное обозрение. – 1994. – № 9. – С. 251–268.

– 120 – 69. Евангельский текст в русской литературе XVIII–ХХ в.: Ци тата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр. – Петрозаводск: Петро заводск. гос. ун-т, 1994. – 453 с.

70. Евдокимов А.В. Книга «Размышления читателя» в контек сте творчества Платонова: Дис.... канд. филол. наук. – М., 1997. – 217 с.

71. Елтышева Е. Роман И.С.Шмелева «Лето Господне» как ро ман-миф // Русский язык и литература. – 2000. – №4. – С. 34–36.

72. Ефимова Е.С. Священное, древнее, вечное... Мифологи ческий мир «Лета Господня» // Литература в школе. – 1992. – №3/4. – С. 36–41.

73. Ефимова Н.М. Русский космизм о природе жизни и смер ти: Федоров, Циолковский, Платонов: Дис... канд. филос. наук. – Киров, 1996. – 176 с.

74. Жолковский А.К. Морфология и исторические корни рас сказа Толстого «После бала» // Жолковский А.К. Блуждающие сны:

из истории русского модернизма: Сб. ст. – М.: Советский писатель, 1992. – С. 109–129.

75. Замятин Д.Н. Империя пространства: Географические об разы в романе А.Платонова «Чевенгур» // Вопросы философии. – 1999. – № 10. – С. 82–90.

76. Затонский Д.В. Искусство романа и ХХ век. – М.: Наука, 1975. – 312 с.

77. Золотоносов М. Усомнившийся Платонов: «Чевенгур», «Котлован» // Нева. – 1990. – № 4. – С. 176–191.


78. Иваницкий А.И. Архетипы Гоголя // Литературные архе типы и универсалии / Под ред. Е.М.Мелетинского. – М.: Рос. гос.

гуманит. ун-т, 2001. – С. 248–293.

79. Иванов В.В. Категория времени в искусстве и культуре ХХ в. // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. – Л.: Наука, 1974. – С. 39–67.

80. Иванов В.В., Топоров В.Н. Исследования в области сла вянских древностей. Лексические и фразеологические вопросы ре конструкции текстов. – М.: Наука, 1974. – 284 с.

81. Иванов В. К вопросу о кризисе романа // Современный запад. – 1923. – Кн. 2. – С. 211–212.

82. Иванов Вяч.Вс. Андрей Платонов и Чапек: фантастичес кий реализм // Иванов Вяч.Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры.. – М.: Языки русской культуры, 2000. – Т. III. – С. 645–649.

– 121 – 83. Исупов К.Г. А.Платонов: философия исторического твор чества // Исупов К.Г. Русская эстетика истории. – Спб.: Изд-во ВГК, 1992. – С. 98–118.

84. Исупов К.Г. Петербург и Москва: спор об эстетическом приоритете в истории // Исупов К.Г. Русская эстетика истории. – СПб.: Изд-во ВГК, 1992. – С. 144–154.

85. Калениченко О. Мифологема строительной жертвы в пове сти «Котлован» // «Страна философов» А.Платонова: проблемы творчества. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып 4. – С. 600–605.

86. Каманина Е.В. Роман Леонида Андреева «Сашка Жигу лев» // Филологические науки. – 2000. – №4. – С. 22–31.

87. Каневская М. История и миф в постмодернистском рус ском романе // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. – 2000. – №2. – С. 37–48.

88. Каракулов В.В. Первые греческие философы о роли языка в познании // Уч. зап. Душанбинского гос. пед. ин-та им. Шевчен ко. Сер. Филологичская. – 1963. – Т.40, Вып. 16. – С. 17–24.

89. Карасев Л.В. Движение по склону: О сочинениях А. Пла тонова. – М.: РГГУ, 2002. – 140с.

90. Касаткина Е. «Прекращение вечности времени», или Страшный Суд в котловане (Апокалиптическая тема в повести «Кот лован) // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. – М.: Наука, 1995. – Вып. 2. – С. 181–191.

91. Кеба А.В. А.Платонов и Ф.Кафка: к проблеме типологии художественных форм в литературе ХХ века // Осуществленная воз можность: А.Платонов и ХХ век. – Воронеж: ВГУ, 2001. – С. 229–240.

92. Кедровский А.Е. От идеи к человеку: Утопическое и анти утопическое в творчестве А.Платонова // Андрей Платонов: Про блемы интерпретации. – Воронеж: Траст, 1995. – С. 75–81.

93. Кириллова О.Л. Между мифом и игрой: О поэтике Андри ча. – М.: РАН Ин-т славяноведения и балканистики, 1992. – 122 с.

94. Киселев А. Одухотворение мира: Н.Федоров и А.Платонов // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. – М.:

Наука, 1994. – Вып. 1. – С. 237–249.

95. Киселева Л. Художественные открытия советского класси ческого романа-эпопеи // Советский роман. Новаторство. Поэтика.

Типология. – М.: Наука, 1978. – С. 243–280.

96. Кларк К. Советский роман: История как ритуал / Пер. с англ.;

Под ред. М.А.Литовской. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2002. – 262 с.

– 122 – 97. Ковалева И. Миф: Повествование, образ и имя // Литера турное обозрение. – 1995. – № 3. – С. 92–95.

98. Коваленко А.Г. Конфликт и характер (мотив двойничества от Достоевского до Набокова) // Славянскія літаратуры ў кантэксце сусветнай: Матэрыялы Міжнар. навук. канф.: У 3 ч. / Рэдкал.:

С.Я.Ганчарова-Грабоўская і інш. – Мiнск: БДУ, 2001. – Ч.3: Рус ская литература в контексте мировой. Достоевский и мировой ли тературный процесс. – С. 206–210.

99. Коваленко В.А. «Демиурги» и «трикстеры» в творческой вселенной А.Платонова // Андрей Платонов: Проблемы интерпре тации. – Воронеж: Траст, 1995. – С. 68–75.

100. Кожевникова Н.А. О типах повествования в советской прозе // Вопросы языка современной русской литературы. – М.:

Наука, 1971. – С. 97–163.

101. Козлов А.С. Мифологическое направление в литературо ведении США. – М.: Высш. шк., 1984. – 175 с.

102. Козубовская Г.П. Русская поэзия первой трети XIХ века и мифология: (Жанровый архетип и поэтика) / Самар. гос. пед. ун-т;

Барнаул гос. пед. ун-т – Самара, Барнаул, 1998. – 213с.

103. Колотаев В.А. Мифологическое сознание и его простран ственно-временное выражение в творчестве Платонова: Дис.... канд.

филол. наук. – Ставрополь, 1993. – 182 с.

104. Коновалова Ж.Ф. Миф в советской истории и культуре. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1998. – 140 с.

105. Корман Б.О. Изучение текста художественного произве дения. – М.: Просвещение, 1972. – 110с.

106. Корниенко Н.В. Вопросы эволюции в свете текстологии А.Платонова // Творчество Андрея Платонова: Исследования и ма териалы. Библиография. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1. – С. 265–307.

107. Корниенко Н.В. О некоторых уроках текстологии // Твор чество Андрея Платонова: Исследования и материалы. Библиогра фия. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1. – С. 4–23.

108. Корниенко Н.В. «Пролетарская Москва ждет своего ху дожника» (К творческой истории романа) // «Страна философов»

А.Платонова: Проблемы творчества. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып.3. – С. 357–373.

109. Корниенко Н.В. История текста и биография А.Платоно ва (1926-1946) // Здесь и теперь. – 1993. – № 1. – 320 с.

110. Косиков Г.К. К теории романа (роман средневековый и роман нового времени) // Диалог. Карнавал. Хронотоп. – 1993. – №1 (2). – С. 21–51.

– 123 – 111. Крохина Н.П. Миф и символ в романтической традиции (В русской поэзии и эстетике начала ХХ в.): Автореф. дис.... канд.

филол. наук / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького. – М., 1990. – 23 с.

112. Кузнецов М.М. Советский роман. – М.: Сов. писатель, 1986. – 413 с.

113. Кузнецова В.А. Художественное пространство и время в советском искусстве // Пространство и время в искусстве. – Л.:

ЛГИТМиК, 1988. – С. 111–118.

114. Кузьменко О.А. Андрей Платонов: Призвание и судьба:

Очерк творчества. – Киев: Лыбидь, 1991. – 231 с.

115. Купина Н.А. Язык тоталитарной системы в повести «Кот лован» // Филологические записки: Вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 1999. – Вып.13. – С. 162–172.

116. Кутейникова А. Рождение нового эпоса // Советский роман. Новаторство. Поэтика. Типология. – М.: Наука, 1978. – С. 298–319.

117. Лангерак Т. Андрей Платонов: Материалы для биогра фии. 1899-1929 г. – Амстердам: Пегасус, 1995. – 274 с.

118. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. – М., 1930.

119. Левин Ю. И. От синтаксиса к смыслу и дальше (О «Кот ловане» А.Платонова) // Вопросы языкознания. – 1991. – №1. – С. 170–173.

120. Леви-Стросс К. Структурная антропология. – М.: Наука, 1983. – 536 с.

121. Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Лосев А.Ф. Самое само:

Сочинения. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – С. 205–405.

122. Лосев А.Ф. Миф – развернутое магическое имя // Лосев А.Ф.

Самое само: Сочинения. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – С. 405–423.

123. Лосев А.Ф.Ономатодоксия// Вопросы философии. – 1993. – № 9. – С. 52–60.

124. Лосев А.Ф. Философия имени // Лосев А. Самое само:

Сочинения. – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – С. 29–205.

125. Лотман Ю.М. Культура и взрыв // Лотман Ю.М. Семиос фера. – СПб.: Искусство-СПб., 2000. – С. 12–148.

126. Лотман Ю.М. О типологическом изучении литературы // Проблемы типологии русского реализма. – М.: Наука, 1969. – С. 123–133.

127. Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении // Лотман Ю.М. Статьи по типологии культуры: Мате – 124 – риалы к курсу теории литературы. – Тарту: Тартуский гос. ун-т, 1973. – Вып. 2. – С. 9–41.

128. Лотман Ю.М. Сюжетное пространство русского романа ХIХ столетия // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пуш кин. Лермонтов. Гоголь: Книга для учителя. – М.: Просвещение, 1988. – С. 325–345.

129. Лотман Ю.М., Минц З.Г., Мелетинский Е.М. Литература и мифы // Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. Т.2. / Гл. ред.

С.А.Токарев. – М.: Сов. энциклопедия, 1992. – С. 58–65.

130. Лотман Ю.М., Успенский Б.А. Миф – имя – культура // Уч. зап. Тартуского ун-та. – 1973. – Вып. 308. Труды по знаковым системам. – Т.VI. – С. 282–303.

131. Лысов А. Андрей Платонов и Леонид Леонов: конститу циональное родство или полемическое единство? // «Страна фило софов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит.

им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, На следие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвертой Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 19–22 октября 1999 года. – С. 230–239.

132. Малыгина Н. Роман Платонова как мотивная структура // «Страна философов» Андрея Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниен ко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып 3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвященной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26-28 ноября 1996 года. – С. 212–222.

133. Малыгина Н.М. Художественный мир А.Платонова. – М.:

Изд-во пед. ун-та, 1995. – 186с.

134. Мандельштам О. Конец романа // Мандельштам О. Сло во и культура. – М.: Советский писатель, 1987. – С. 263–264.

135. Манн Т. «Иосиф и его братья» // Манн Т. Собр. соч.: В 10 т.

Т.9. – М.: Гос. изд-во худож. лит., 1960. – С. 172–192.

136. Манн Т. Введение к «Волшебной горе // Манн Т. Собр.

соч.: В 10 т. Т.9. – М.: Гос. изд-во худож. лит., 1960. – С. 153–172.

137. Мароши В.В. Роль мифологических оппозиций в мотив ной структуре прозы А.Платонова // Эстетический дискурс. – Но восибирск: НГПИ, 1991. – С. 144–152.

138. Медведева Н.Г. Взаимодействие мифа и романа в литера туре // Современный роман: Опыт исследования. – М.: Наука, 1990. – С. 57–68.

139. Меерсон О. «Свободная вещь»: Поэтика неостранения у Андрея Платонова. – Berkeley Slavic Specialties, 1997. – 137 с.

– 125 – 140. Мелетинский Е.М. О литературных архетипах. – М.: РГГУ, 1994. – 136 с.


141. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. – 3-е изд., репринтное. – М.: Восточная литература РАН, 2000. – 407 с.

142. Мечковская Н.Б. Язык и религия: Учеб. пособие. – М.:

Агентство «ФАИР», 1998. – 352 с.

143. Микулашек М. Миф как парадигма сознания и бытия // Litteraria humanitas: Roman Jakobson. – IV – Brno: Masarikova univerzita v Brne, 1996. – С. 95–106.

144. Минакова А.М. Мифопоэтика писателя ХХ века как про блема современного литературоведения // Проблемы эволюции рус ской литературы ХХ века. – М., 1995. – Вып.2. – С. 132–136.

145. Минакова А.М. Мифопоэтика М.Горького: К постановке проблемы // Неизвестный Горький: Докл. и сообщ. науч. конф. на тему «Наследие М.Горького в контексте времени». – М., 1995. – С. 34–38.

146. Минакова А.М. Поэтический космос М.А.Шолохова: О мифологизме в эпике М.А.Шолохова. – М., 1992.

147. Минц З.Г. О некоторых «неомифологических» текстах в творчестве русских символистов // Учен. зап. Тарт. гос ун-та. – 1979.

Блоковский сборник. 3. – С. 76–120.

148. Михеев В.А. Язык тоталитарного общества // Вестник АН СССР. – 1991. – № 8. – С. 130–137.

149. Михеев М.Ю. Мифология вместо причинности у Андрея Платонова // Вопросы философии. – 1999. – № 10. – С. 54–80.

150. Мороз О.М. Историософская концепция Андрея Платоно ва: Вселенная – человек – техника. – Краснодар: Кубан. гос. ун-т;

Виноградов-фонд, 2001. – 276 с.

151. Мущенко Е.Г. Поиски «четвертого измерения» // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т ми ров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып 3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвященной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября 1996 года. – С. 143–152.

152. Мущенко Е.Г. Путь к новому роману на рубеже XIX–ХХ веков. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1986. – 185 с.

153. Нагибин Б. Еще о Платонове // Андрей Платонов: Воспо минания современников. Материалы к биографии. – М.: Современ ный писатель, 1994. – С. 74–79.

154. Найдорф М.И. Очерки европейского мифотворчества – Одесса, 1999. – 215с.

155. Найман Э. Сексуальная патология как идеологический ка ламбур // Новое литературное обозрение. – 1998. – № 32. – С. 60–77.

– 126 – 156. Нефагина Г.Л. Русская проза второй половины 80-х нач.

90-х ХХ в.: Учеб. пособие. – Минск: НПЖ «Финансы, учет, аудит», «Экономпресс», 1997. – 231 с.

157. Нуйкин А. Взлеты и просчеты // Литературное обозре ние. – 1980. – № 2. – С. 45– 158. Нямцу А.Е. Миф и легенда в мировой литературе. – Чер новцы: ЧГУ, 1992. – Ч.1. – 318 с.

159. Огибенин Б.Л. Замечания о структуре мифа // Уч. зап.

Тартуского ун-та. – 1965. – Вып. 5. Труды по знаковым системам. – № 2. – С. 194–198.

160. Осповат Л. Обаяние мифа, бесстрашие смеха (Заметки о новом латиноамериканском романе семидесятых годов) // Литера турное обозрение. – 1981. – №12. – С. 24–33.

161. Павловский А.И. Яма (О художественно-философской концепции повести Андрея Платонова «Котлован») // Русская лите ратура. – 1991. – №1. – С.21–42.

162. Паперный В. Культура «Два». – М.: Новое литературное обозрение, 1996. – 384 с.

163. Пастушенко Ю.Г. Мифологические основы сюжета у А.Плато нова (роман «Чевенгур»): Дис.... канд. филол. наук. – М., 1998. – 175 с.

164. Перхин В.В. Литературная критика А.Платонова. – СПб.:

СПбГУ, 1994. – 55 с.

165. Платонов А. Избушка бабушки // Наш современник. – 1966. – №3. – С. 2–12.

166. Платонов А. Котлован // Платонов А. Избранное. – М.:

«Гудьял-Пресс», 1999. – С. 223–329.

167. Платонов А. «Мне приснился голос...» (притчи, были, сказки из записных книжек) // Россия. – 1996. – Декабрь. – С. 65–68.

168. Платонов А. Отец-мать, Солдат-труженик: Киносценарий // Искусство кино. – 1967. – №3. – С. 120–158.

169. Платонов А. Письма А.И.Вьюкову // Андрей Платонов:

Воспоминания современников. Материалы к биографии. – М.: Со временный писатель, 1994. – С. 434–436.

170. Платонов А. Счастливая Москва // «Страна философов»

А.Платонова. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып.3. – С. 7–107.

171. Платонов А. Чевенгур // Платонов А. Избранное. – Минск:

Университетское, 1989. – С. 3–367.

172. Полтавцева Н.Г. Критика мифологического сознания в творчестве А.Платонова. – Ростов-н/Д: Изд-во Ростовск. ун-та, 1977. – 36 с.

173. Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литера туры. – М.: Просвещение, 1972. – 271 с.

– 127 – 174. Приходько И.С. Мифопоэтика Александра Блока: Автореф.

дис.... д-ра филол. наук / Воронеж. гос. ун-т. – Воронеж, 1996. – 42 с.

175. Пропп В.Я. Морфология сказки. Исторические корни вол шебной сказки: Сб. тр. – М.: Лабиринт, 1998. – 512 с.

176. Проскурина Е.Н. Поэтика мистериальности в повести Андрея Платонова «Котлован»: Дис.... канд. филол. наук. – Ново сибирск, 1999. – 158 с.

177. Радбиль Т.В. Мифология языка А.Платонова / Нижегор гос. пед. ун-т. – Н.Новгород, 1998. – 114 с.

178. Ристер В. Имя персонажа у А.Платонова // Russian literature. – Amsterdam. – 1988. – V.23, № 2. – С. 27–39.

179. Руднев В.П. Неомифологическое сознание // Руднев В.П.

Словарь культуры ХХ в. Ключевые понятия и тексты. – М.: Аграф, 1997. – С.184.

180. Рымарь Н.Т. Поэтика романа. – Куйбышев: Изд-во Сарат.

ун-та, Куйбыш. филиал, 1990. – 254 с.

181. Рымарь Н.Т. Реалистический роман ХХ века: поэтика нравственного компромисса // Поэтика русской литературы:

К 70-летию профессора Ю.В.Манна: Сб. ст. – М.: РГГУ 2001. – С. 9–21.

, 182. Рымарь Н.Т. Романное мышление и культура ХХ века // Литературный текст: Проблемы и методы исследования: Аспекты теоретической поэтики: К 60-летию Н.Д.Тамарченко: Сб. науч. тр. – М.;

Тверь: РГГУ, 2000. – Вып. 6. – С. 88–103.

183. Савельзон И.В. Структура художественного мира А.Пла тонова: Дис.... канд. филол. наук. – М., 1992. – 310 с.

184. Свительский В.А. Андрей Платонов вчера и сегодня: Ста тьи о писателе. – Воронеж: Полиграф, 1998. – 156 с.

185. Селезнев А.В. Языковые средства обозначенных мысли тельной деятельности и их функционирование в прозе А.Платоно ва: Дис....канд. филол. Наук. – М., 1997. – 214 с.

186. Серафимова В. Образ музыки в романе А.Платонова «Сча стливая Москва» // «Страна философов» Андрея Платонова: Про блемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып. 3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвя щенной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября 1996 года. – С. 273–276.

187. Скобелев В.П. «Романное мышление» в рассказах и пове стях Андрея Платонова 20-х годов // Russian Literature, ХХХII – 1992. – С. 6–12.

188. Скобелев В.П. Поэтика рассказа. – Воронеж: Изд-во Во ронеж. ун-та, 1982. – 215 с.

– 128 – 189. Скобелев В.П. О народном характере в прозе Платонова 20-х годов // Творчество А.Платонова: Статьи и сообщения. – Во ронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1970. – С. 56–74.

190. Скороспелова Е.Б. Жанровые аспекты развития русской со ветской прозы 20-30-х гг.(Судьбы романа): Дис....д-ра филол. наук – М., 1985. – 392с.

191. Смирнов И.П. От сказки к роману // Труды отдела древне русской литературы. – Л: АН СССР, 1972. – Т.27. – С. 284–320.

192. Солдаткина Я.В. «Тихий Дон» М.А.Шолохова и «Чевен гур» А.П.Платонова: попытка сопоставления // Славянскія літара туры ў кантэксце сусветнай: Матэрыялы Міжнар. навук. канф.:

У 3 ч. / Рэдкал.: С.Я. Ганчарова-Грабоўская і інш. – Мiнск: БДУ, 2001. – Ч.3. Русская литература в контексте мировой. Достоевский и мировой литературный процесс. – С. 114–119.

193. Софронова Л. Миф и драма барокко // Миф – фольклор – литература. – Л.: Наука, 1978. – С. 67–81.

194. Спасский К. Кризис романа // Накануне. – 1923. – 5 авг. – С. 3 –4.

195. Стеблин-Каменский М.И. Миф. – Л.: Наука, 1976. – 258 с.

196. «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества.

По материалам первой Международной научной конференции, по священной 90-летию со дня рождения А.П.Платонова, 20–21 сен тября 1989 года / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Под ред.

Н.В.Корниенко. – М.: Наследие, 1994. – 368 с.

197. «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Под ред. Н.В.Корниенко. – М.: Наследие, 1995. – Вып. 2. По материалам второй Международ ной научной конференции, посвященной 95-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 17–19 октября 1994 года. – 336 с.

198. «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творче ства. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Кор ниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып. 3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвященной твор честву А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября 1996 года. – 512с.

199. «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творче ства. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Кор ниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвертой Международной научной конференции, посвященной 100 летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 19–22 октября года. – 960 с.

200. Сучков Б. Роман-миф // Манн Т. Иосиф и его братья:

В 2 т. Т.1. – М.: Правда, 1987. – С. 3–26.

– 129 – 201. Тамарченко Н.Д. Автор, герой и повествование (к соотно шению «эпопейного» и «романного» у Гоголя) // Поэтика русской литературы: К 70-летию профессора Ю.В.Манна: Сб. ст. – М.: РГГУ, 2001. – С. 22–29.

202. Тамарченко Н.Д. Принцип кумуляции в истории сюжета // Целостность литературного произведения как проблема историчес кой поэтики: Сб. науч. тр. / Ред. Т.А.Зенкина. – Кемерово: Изд-во Кемеровск. гос. ун-та, 1986. – С. 47–54.

203. Тамарченко Н.Д. Роман // Литературоведческие термины (Материалы к словарю) – Коломна: КПИ, 1997. – С. 33–36.

204. Тамарченко Н.Д. Типология реалистического романа. – Красноярск, 1988. – 260 с.

205. Тахо-Годи А.А. Миф у Платона как действительное и во ображаемое // Платон и его эпоха: К 2400-летию со дня рождения. – М.: Наука, 1979. – С. 58–83.

206. Творчество Иво Андрича: Миф, фольклор, история, лит.:

Симпозиум к 100-летию со дня рождения писателя. Тез. и материа лы / Ред. – сост. О.Л.Кириллова. – М., 1992. – 234 с.

207. Телегин С.М. Философия мифа: Введение в метод мифо реставрации. – М.: Община, 1994. – С. 40–87.

208. Толстая-Сегал Е. Идеологические контексты Платонова // Андрей Платонов: Мир творчества. – М.: Современный писатель, 1994. – С. 47–83.

209. Толстая-Сегал Е. «Стихийные силы»: Платонов и Пиль няк: 1928-1929 // Slavica Hierosolymitana. – Ierusalem, 1978. – V 3. – S. 8–26.

210. Топоров В.Н. «Минус»–пространство С.Кржижановско го// Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. – М.: Прогресс-Культура, 1995. – С. 476–575.

211. Топоров В.Н. О ритуале: Введение в проблематику // Ар хаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятни ках. – М.: Наука, 1988. – С. 7–60.

212. Топоров В.Н. О структуре романа Достоевского в связи с архаическими схемами мифологического мышления («Преступле ние и наказание») // Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ:

Исследования в области мифопоэтического: Избранное. – М.: Про гресс – Культура, 1995. – С. 193–259.

213. Топоров В.Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы» // Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Иссле дования в области мифопоэтического: Избранное. – М.: Прогресс Культура, 1995. – С. 259–368.

– 130 – 214. Топоров В.Н., Мейлах М.Б. Круг // Мифы народов мира:

Энциклопедия: В 2 т. Т.2. / Гл. ред. С.А.Токарев. – М.: Сов. Энцик лопедия, 1992. – С. 18–19.

215. Тюпа В.И. Модусы художественности (конспект цикла лекций) // Дискурс. – 1998. – №5/6. – С. 163–173.

216. Уайт Х. Платонов и теория относительности: Заметки о временной структуре повести «Котлован» // «Страна философов»

А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им.

А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвертой Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.П.Пла тонова, Москва, 19–22 октября 1999 года. – С. 246–252.

217. Урбан А. Сокровенный Платонов // Перечитывая заново: Ли тературно-критические статьи. – Л.: Худож. лит., 1989. – С. 147–183.

218. Урнов Д.М. Разрушение истории: Неомифологические концепции в англо-американском литературоведении // Идеологи ческая борьба и современная культура Запада. – М.: Наука, 1988. – С. 128–144.

219. Успенский Б.А. История и семиотика (восприятие време ни как семиотическая проблема) // Успенский Б.А. Избранные тру ды.. – М.: Гнозис, 1994. – Т.1. Семиотика истории. Семиотика куль туры. – С. 9–30.

220. Успенский Б.А. Поэтика композиции. Структура художе ственного текста и типология композиционной формы. – М.: Ис кусство, 1970. – 224 с.

221. Фараджев К.В. Человек и культурно-историческая реаль ность в произведениях Ф.Кафки и А.Платонова (Сравнительный анализ): Дис...канд. культурол. наук. – М., 1998. – 133 с.

222. Федоров А.А. Томас Манн: Время шедевров. Т.Манн в пе риод тврческого расцвета. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. – 348 с.

223. Федоров В.В. Диалог в романе. Структура и функции: Дис.

... канд. филол. наук. – Донецк, 1975. – 215 с.

224. Флоренский П.А. Имена. – Харьков: Фолио;

М.: ООО Изд во АСТ, 2000. – 448 с.

225. Флоренский П.А. Строение слова // Контекст 1972: Литера турно-теоретические исследования. – М.: Наука, 1973. – С. 348–375.

226. Фойт В. Иконичность ранних форм искусства // От мифа к литературе: Сб. в честь 70-летия Е.М.Мелетинского. – М.: РГГУ, 1993. – 352 с.

227. Фоменко Л.П. Краски и звуки «Счастливой Москвы» // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН.

– 131 – Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 1999. – Вып. 3. По материалам третьей Меж дународной научной конференции, посвященной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября 1996 года. – С. 176–186.

228. Фоменко Л.П. Человек в философской прозе А.Платоно ва. – Калинин: Изд-во КГУ, 1985. – 71 с.

229. Фрай Н. Анатомия критики // Зарубежная эстетика и тео рия литературы XIX–XX вв.: Трактаты, статьи, эссе / Сост., общая ред. Г.К. Косикова. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. – С. 232–264.

230. Франк-Каменецкий И. К генезису легенды о Ромео и Юлии (III. Сюжет и метафора) // Русский текст. – 1996. – №4. – С.178–203.

231. Фрейд З. Толкование сновидений. – Киев: Здоровье, 1991. – 224 с.

232. Фрейденберг О.М. Методология одного мотива // Уч. зап.

Тартуского ун-та. – 1987. – Вып. 746. Труды по знаковым систе мам. – Т.20. – С. 120–131.

233. Фрейденберг О.М. Образ и понятие // Фрейденберг О.М.

Миф и литература древности. – М.: Наука, 1978. – С. 206–218.

234. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. – М.: Лаби ринт, 1997. – 448 с.

235. Фрэнк Д. Пространственная форма в современной литера туре // Зарубежная эстетика и теория литературы ХIХ–ХХ вв: Трак таты, статьи, эссе. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. – С. 190–197.

236. Хайлов А. Роман в типологии повествовательных жанров // Советский роман. Новаторство. Поэтика. Типология. – М.: Наука, 1978. – С. 320–348.

237. Харитонов А.А., Колесова Д.В. I – VI Платоновские се минары в Пушкинском Доме // Творчество Андрея Платонова: Ис следования и материалы. Библиография. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1. – С. 265–307.

238. Харитонов А.А. Система имен персонажей в повести А.Платонова «Котлован» // «Страна философов» А.Платонова: Про блемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Под ред. Н.В.Корниенко. – М.: Наследие, 1995. – Вып. 2. По материа лам второй Международной научной конференции, посвященной 95-летию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 17–19 октября 1994 года. – С. 152–157.

239. Харитонов А.А. Способы выражения авторской позиции в повести А.Платонова «Котлован»: Дис.... канд. филол. наук. – СПб, 1993. – 271 с.

– 132 – 240. Харитонов А.А. Троцкий и троцкизм в повести А.Плато нова «Котлован» // Творчество Андрея Платонова: Исследования и материалы. Библиография. – СПб.: Наука, 1995. – Кн.1. – С. 265–307.

241. Хелимский Е.А. Чередование глагольных шифтеров в сель купском фольклорном повествовании // Структура текста-81. – М.:

Наука, 1981. – С. 103–113.

242. Цвейг Ст. Замечания к «Улиссу» // Вопросы литературы. – 1990. – №11/12. – С. 206– 243. Цурганова Е.А. Современный роман и особенности лите ратуры второй половины ХХ в. // Современный роман: Опыт ис следования. – М.: Наука, 1990. – С. 3–25.

244. Чалмаев В.А. Андрей Платонов: К сокровенному челове ку. – М.: Советский писатель, 1989. – 448 с.

245. Чепурнова Л.М. Мифологизм – один из способов художе ственной типизации в литературе социалистического реализма // Вопросы литературы народов СССР. – Киев-Одесса, 1987. – Вып.13. – С. 59–71.

246. Чичерин А.В. Возникновение романа-эпопеи. – М., 1958. – 336 с.

247. Шимонюк М. Деструкция языка и новаторство художе ственного стиля (по текстам Андрея Платонова). – Katowice, 1997. – 212 с.

248. Шталь И.В., Попова Т.В. О некоторых приемах построе ния художественного образа в поэмах Гомера и византийском эпо се XII в. // Античность и Византия: Сб. ст. / Отв. ред. Л.А.Фрей берг. – М.: Наука, 1975. – С. 53–90.

249. Шубин Л. Поиски смысла отдельного и общего существо вания: Об А.Платонове: Работы разных лет. – М.: Советский писа тель, 1987. – 368 с.

250. Щукин В. «Град срединный, град сердечный». Образ Москвы в русском литературном сознании // Wielkie miasto: Czynniki integrujace i dezintegruj№ce. – Јуdџ,1995. – Cz. 1. – P. 167–181.

251. Эйдинова В. «Счастливая Москва» как модификация стиля и слова А.Платонова: Структура подмены // «Страна философов»

Андрея Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит.

им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниенко. – М.: ИМЛИ, На следие, 1999. – Вып. 3. По материалам третьей Международной научной конференции, посвященной творчеству А.П.Платонова, Москва, 26–28 ноября 1996 года. – С. 222–233.

252. Элиаде М. Миф о вечном возвращении. Архетипы и по вторяемость. – СПб.: Алетейя, 1998. – 250 с.

– 133 – 253. Элиот Т. «Улисс»: Порядок и миф // Вопросы литерату ры. – 1990. – №11/12. – С. 198–200.

254. Эпельбоин А. Проблемы перспективы в поэтике А.Плато нова // «Страна философов» А.Платонова: Проблемы творчества. / РАН. Ин-т миров. лит. им. А.М.Горького;

Ред. – сост. Н.В.Корниен ко. – М.: ИМЛИ, Наследие, 2000. – Вып. 4. По материалам четвер той Международной научной конференции, посвященной 100-ле тию со дня рождения А.П.Платонова, Москва, 19–22 октября года. – С. 358–361.

255. Эпштейн М., Юкина Е. Миф и человек: (К вопросу о ху дожественных возможностях современной литературы) // Новый мир. – 1981. – №4. – С. 236–248.

256. Эсалнек А.Я. Типология романа (теоретический и исто рико-литературный аспекты). – М.: Изд-во МГУ, 1991. – 159 с.

257. Яблоков Е.А. На берегу неба (Роман Андрея Платонова «Чевенгур»). – СПб.: Petropolis, 2001. – 376 с.

258. Ярошенко Л.В. Бинарные оппозиции в прозе А.Платоно ва // Осуществленная возможность: А.Платонов и ХХ век: Матери алы III Международных Платоновских чтений./ Под ред. Е.Г.Му щенко. – Воронеж: Полиграф, 2001. – С. 122–127.

259. Ярошенко Л.В. Жанр романа-мифа в литературе ХХ в. // Веснiк Гродзенскага дзяржаўнага унiверсiтэта iмя Янкi Купалы. – Серыя 1. Гуманiтарныя навукi. – 2003. – № 4.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.