авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«Сергей Чертопруд Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачева Сканирование: Mobb Deep, распознавание и вычитка: Black Jack ...»

-- [ Страница 4 ] --

во-вторых, Главное разведуправление Министер ства безопасности ГДР (далее – Штази) крайне редко проводило операции на территории США;

в-третьих, отсутствие необходимой инфраструктуры, – разведчи ков-нелегалов, которые могли стать связующим зве ном между Восточным Берлином и ценными агентами.

Так что Э. Ромегт была, скорее всего, просто авантю ристкой.

Любой контакт любовницы американского президен та с восточногерманскими дипломатами гарантировал международный скандал. Единственное, что просочи лось в печать, это факт участия Э. Ромегт в вечеринке организованной одним из американских подрядчиков оборонной отрасли. В любом случае точный ответ на вопрос о роли этой женщины в краже чужих технологий мы никогда не узнаем.

Из восточногерманских разведчиков-«нелегалов», работавших на территории США с 1973 по 1979 год, был арестован ФБР только один – майор Э. Люттих (Брест). Причина его провала – предательство колле ги по Штази, старшего лейтенанта А. Штиллера208. По сле ареста Бреста из США срочно отозвали всех не Там же, с. 368.

легалов. Среди них были офицер и супруги-ученые209.

Ущерб от предательства А. Штиллера был минималь ным.

Были и более весомые основания для сокраще ния разведывательной деятельности на территории США. Вот что говорил об этом руководитель Штази М. Вольфа: «Подразделения моей службы, занимав шиеся США, стремились совместно с сектором нау ки и техники распространить свои действия и на их территорию. Однако наш отработанный метод засылки агентов, снабженных документами здравствующих или умерших современников, был очень сложен и трудо емок. Кандидаты с наполовину реальной биографией в качестве так называемых двойных агентов сначала должны были выехать в Южную Африку, Латинскую Америку или Австралию, прежде чем зацепить основ ную цель – США. Даже если они благополучно устраи вались в США, проходило еще довольно много време ни, пока они могли там начать непосредственную ра боту. При благоприятных обстоятельствах они получа ли возможность добывать интересную информацию в своей профессиональной работе»210.

Тесное сотрудничество ФБР и западногерманской контрразведки значительно осложняло процесс «ин Вольф М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. – М., 1998, с. 315.

Там же, с. 301.

фильтрации» разведчиков-нелегалов.

В своей книге М. Вольф писал: «После этого пора жения (ареста Бреста. – Прим. авт.) мы больше так и не стали обосновываться в США. Наши попытки воз местить потерю терпели неудачу с самого начала. Вне дрять супружеские пары было в большинстве случа ев чрезвычайно трудно, с холостяками же мужчинами, которые посредством женитьбы получили бы желан ные документы, в США было гораздо сложнее, чем в Федеративной Республике Германии. Мы не могли за крывать глаза на то, что метод «выслеживания сетью»

ФБР был настолько эффективен, внедренные нами со трудники в США подвергались высокому риску. Наши резидентуры в Вашингтоне и в ООН в Нью-Йорке отли чались главным образом тем, что были слишком доро гими в кадровом и материальном отношениях и мало эффективными. Мы никогда не сомневались, что они находятся под неусыпным контролем ФБР. Практика показала, что наши резидентуры просвечивались не менее интенсивно, чем резидентуры СССР» 211.

А вот Западная Германия не могла эффективно про тивостоять Штази и Разведуправлению Национальной народной армии ГДР (аналог советской военной раз ведки – ГРУ). По современным оценкам на разведку ГДР работало более 20 тысяч жителей Западной Гер Там же, с. 315-316.

мании. Большинство из них дожило до объединения двух государств, а кто-то унес в могилу тайну своей «двойной жизни»212.

Только часть агентов была выявлена в начале 90-х годов, когда контрразведка ФРГ получила доступ к се кретным архивам Штази и несколько бывших восточ ногерманских разведчиков начали торговать тайнами своего ведомства, пытаясь заработать на жизнь в объ единенной Германии. Хотя и это не помогло выявить всех агентов. Не все из них стали предателями. Кто то просто рассказал об отдельных операциях, опустив детали и имена участников, ссылаясь на понятие про фессиональной этики. А кто-то продолжает до сих пор хранить верность присяге.

В начале 50-х годов десятки тысяч граждан ГДР устремились через еще открытую границу в Западный Берлин и ФРГ. После 17 июня 1953 года когда их про шла серия демонстраций и забостовок в советской зо не оккупации Германии, их стало гораздо больше, чем раньше, и до конца 1957 года Восточную Германию покинуло почти полмиллиона человек. Приятно, что в этот поток беженцев нетрудно было «запустить» аген тов Штази.

Отобранные агенты проходили индивидуальное об учение у специально выделенных для этого кадровых Хлебников И. Взлет и падение Штази. – «Независимое военное обо зрение», 2001, №5.

сотрудников. Аналогичная практика была и в СССР.

Там тоже подготовка велась на индивидуальной осно ве. Немцы избежали ошибки своих коллег из гитлеров ской военной разведки. Там агентов для заброски на территорию СССР готовили в разведшколах. Обуче ние каждого агента проходило в составе группы. По нятно, что если кто-то из курсантов был внедрен НКВД или, попав за линию фронта, сразу сдавался совет ским властям, то все его однокурсники были «засвече ны» еще до того, как приступили к выполнению зада ния. Хотя другого рецепта массового обучения никто предложить не мог. Да и задачи тогда стояли совсем другие, менее масштабные.

Агентов Штази обучали элементарным навыкам кон спирации и рассказывали о том, чем им предстоит за ниматься на Западе. Например, для завербованных студентов и научных работников восточногерманская разведка искала и иногда окольными путями находи ла рабочие места в таких организациях, как центры ядерных исследований в Юлихе, Карлсруэ и Гамбур ге, в фирмах «Сименс» и «Ай-би-эм» и на предприя тиях – преемниках концерна «И. Г. Фарбен индустри».

Не оставались без внимания и такие предприятия, как «Мессершмитт» и «Белков»213.

Нелегалам приходилось учитывать, что в лагерях Вольф М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. – М., 1998, с. 67-68.

беженцев с ними будут беседовать сотрудники за падных спецслужб. Правда, шансы выдержать такую проверку были максимальными благодаря внушаю щим доверие биографиям и мотивированным причи нам ухода на Запад. У всех были негативные эпизоды в прошлой жизни. Начиная от службы в войсках СС, членства в национал-социалистской партии Германии или, в крайнем случае, жесткой критики внутренней по литики ГДР.

Имена многих агентов Штази мы никогда не узна ем. Например, ФБР так и не смогло идентифици ровать американского инженера, который скрывается под псевдонимом Оптик. Известно только, что он на чал работать на Штази в 1985 году и передавал ценную информацию о космической программе США214.

Перебежчик В. Штиллер заявил сотрудникам за падногерманской разведки, что каждые пять миллио нов марок, затраченных на промышленный и научный шпионаж, дали возможность ГДР сэкономить на науч но-технических, разработках 300 миллионов марок. И ему поверили. Ведь старший лейтенант работал в 1-ом отделении (атомная физика, химия и бактериология) 8-го отдела сектора научно-технической разведки. Так же было известно, что технологические карты и прочая техническая документация на новые западные систе Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР. – Смоленск, 2000, с. 343.

мы вооружений попали в Восточный Берлин раньше, чем в войска стран НАТО 215.

Перед побегом 19 января 1979 года он взломал слу жебный сейф и унес множество секретных докумен тов. Среди них списки полученных материалов и опе ративные псевдонимы источников. Кроме этого, исчез ли приказы и распоряжения, служебные инструкции и доклады министра МГБ, которые считались секретны ми или конфиденциальными. А через два дня выясни лось, что контрразведка готовила его арест и этот по бег – последний шанс спастись.

По утверждению М. Вольфа, последствия были не столь катастрофичны, как это пытаются изобразить многие западные журналисты. Одна из причин – пре датель занимал низкую должность и поэтому не имел доступа ко многим секретам.

Нужно учитывать и тот факт, что у восточногерман ской разведки было достаточно времени, чтобы ото звать большинство нелегалов и предупредить об опас ности агентов из числа тех, кто фигурировал в похи щенных секретных документах. Ведь западногерман ской контрразведке требовалось время для того, что бы понять, кто скрывался под тем или иным оператив ным псевдонимом.

Одной супружеской паре из Гамбурга, которая за Там же, с. 281.

нималась исследованиями, связанными с реакторами, удалось сбежать в последнюю минуту. Когда сотруд ники криминальной полиции позвонили в дверь, то хо зяин квартиры хладнокровно сообщил, что тот, кого «незваные гости» спрашивают, живет двумя этажами выше. А когда визитеры, извинившись, начали подни маться по лестнице, супруги незаметно выскользнули из квартиры, которая чуть не стала для них ловушкой.

Сотрудник ядерного исследовательского центра в Карлсруэ по дороге в полицейский участок выпрыгнул из машины и убежал, воспользовавшись тем, что его конвоир поскользнулся на льду и упал.

Однако были и потери. Был арестован профессор Гёттингенского университета, а также физик-ядерщик, работавший во Франции и на которого восточногер манская разведка возлагала большие надежды216.

Оценить реальный ущерб для Запада от операций НТР, которые проводили восточногерманские развед чики, сложно. Ведь ГДР делилась добытой информа цией с Советским Союзом. А сколько средств уда лось сэкономить СССР – на этот вопрос не ответит уже никто. На нужды военно-промышленного комплек са (ВПК) и разведки выделялись, разумеется в преде лах разумного, любые суммы.

В 50-е годы восточногерманская разведка актив Вольф М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. – М., 1998, с. 230-231.

но пользовалась услугами секретарш боннских ми нистров и руководителей оборонных предприятий. О многочисленных «ловушках», в которые попадали оди нокие дамы, работающие в государственных учрежде ниях и аппаратах различных политических партий – на писано много. А вот истории о том, как секс-шпионаж помог внедрению новых технологий в Советском Сою зе до последнего времени продолжали храниться в ар хивах спецслужб под грифом «секретно».

Основные объекты внимания восточногерманской разведки – предприятия ВПК на севере и юге ФРГ.

За этими компаниями очень внимательно наблюдала группа коммерческой координации («Ко-Ко»). Она бы ла учреждена генералом Штази X. Фруком и напрямую подчинялась Э. Мильке и руководству Главного разве дывательного управления МВД ГДР.

Руководил «Ко-Ко» Шальк-Голодновский. Кроме проведения разведывательных операций, эта органи зация занималась зарабатыванием валюты для режи ма руководителя ЦК СЕПГ (Социалистическая единая партия Германии – восточногерманский аналог КПСС) Э. Хонеккера – «продавала» Западу диссидентов и проводила множество финансовых операций с валю той, лежащей на зарубежных счетах СЕПГ.

Одна из успешно проведенных операций – «заброс ка» в 1958 году офицера по особым поручениям из Министерства безопасности ГДР. Главная задача, кото рая была поставлена нелегалу – вербовка сотрудников предприятий ВПК. По легенде он был беженцем, спа сающимся от преследований восточногерманских вла стей. Попав в ФРГ, он сначала обосновался в Гамбурге, а в 1963 году переехал в Мюнхен. Там он знакбмится, а через какое-то время и женится на секретарше од ного из руководителей концерна «Мессершмитт-Бел ков-Блом».

По утверждению следствия, с 1972 по 1983 год, этот человек и его жена передали разведке ГДР чертежи и подробное описание противотанковых ракет, а так же планы по стратегическому планированию НАТО до 2000 года. Весной 2000 года эта шпионская пара была арестована германской полицией217.

Другая знаменитая семейная пара – Р. Рупп и А.

Боуэн, более известные как Топаз и Бирюза. В пери од с 1977 по 1987 год они передали за «железный за навес» более 10 тысяч сверхсекретных документов. А.

Боуэн работала секретарем в британской военной мис сии при НАТО, а Р. Рупп в Управлении международной экономики НАТО. По утверждению следствия, их шпи онская деятельность могла стать причиной поражения НАТО в войне со странами Варшавского договора.

Начав работать на восточногерманскую разведку в 1968 году, Топаз прекратил свою деятельность после Бовкун Е. Покой шпионам только сниться. – «Трибуна», 2000, № 159, 2 августа.

того, как ГДР исчезла с политической карты мира. Би рюза прекратила свое сотрудничество в 1980 году, пол ностью посвятив себя воспитанию детей. Их арестова ли только в 1993 году, когда западногерманская контр разведка смогла идентифицировать агента, скрывав шегося под кличкой Топаз. Его приговорили к 15 годам тюремного заключения, ее к 22 месяцам218. В 2001 го ду Р. Рупп был переведен на свободный режим и, воз можно, скоро выйдет на свободу219.

По мнению К. Реслера – высокопоставленного офи цера Штази, внедрение Руппа в святая святых Северо атлантического союза было, пожалуй, после Г. Гийома (личный референт канцлера ФРГ В. Брандта, работав ший на восточногерманскую разведку), самой удачной операцией его управления220.

Семейный подряд был популярен среди агентов Штази. Математики Петер и Хайдрун Крауты занима лись шпионажем более двадцати лет. Зигфрид рабо тал в фирме «Мессершмитт-Белков-Блом», а Крим гильда в корпорации «Индустри Анлаген». Среди пе реданных ими материалов – чертежи новых танков и самолетов. Их арестовали только в 1991 году. Он по Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. – М., 1999, с. 546-547.

Колчанов Р. Берлин – столица шпионов, – «Труд», 2001, № 23, февраля.

Зенькович Н. А. В тени Кремля. – Смоленск, 2000, с. 473.

лучил девять лет тюрьмы, а она семь221.

В середине 50-х годов в ФРГ эмигрировала Р. Кун це. Ей достаточно быстро удалось сделать карьеру, за няв должность секретаря одного из высокопоставлен ных сотрудников Министерства обороны этой страны.

К сожалению, Ингрид (оперативный псевдоним агента) влюбилась и рассказала жениху о своей тайной жиз ни. А он сообщил куда следует о признании подруги – в контрразведку. И в 1960 году в Федеративной Респу блике Германия состоялся первый судебный процесс над нелегалом восточногерманской разведки.

Другая дама, Р. Мозер, была более осторожна в вы боре спутника жизни. Оба ее мужа поставляли секрет ную информацию в Восточный Берлин. Второй муж, например, передал огромный объем информации о танках «Леопард-2» и «Гепард».

Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР. – Смоленск, 2000, с. 283.

Подарок восточногерманской разведки – танк «Леопард-2»

А вот западногерманский журналист X. Эрнст (Ген ри) любитель женщин, попался глупо. Его автомобиль перевернулся на обледенелом автобане и Генри, едва живого, доставили в ближайшую больницу. Может, все бы и обошлось, не загляни полиция в салон автомо биля. А там пачка секретных документов и пистолет. В результате расследования выяснилась интересная по дробность из его частной жизни.

Дело в том, что он состоял в гражданском браке с дамой, которая выполняла обязанности курьера (опе ративный псевдоним Лило). В их шпионской семье жи ла разведенная дочь Лило (оперативный псевдоним Хайко), которая работала в Федеральном ведомстве по военной технике в Кобленце и добывала для Генри чертежи электронных систем оружия. А еще в семье X.

Эрнста жила его возлюбленная (оперативный псевдо ним Бланш). Она работала секретарем в бюджетном отделе Министерства обороны и снабжала его струк турными планами, списками сотрудников и документа ми по финансовым операциям между Бундесвером и США222.

В министерстве обороны ФРГ работал Г. Прель виц. Однажды знакомый бизнесмен, который любил хвастаться своими связями с богатыми французскими лоббистами, предложил чиновнику заработать. Позд нее Прельвиц заявил на суде, что у него имелись силь ные подозрения о том, что предложение исходило от агента восточногерманской разведки. Несмотря на это он согласился. За 21 год шпионской деятельности Г.

Прельвиц сфотографировал более 100 тысяч стра ниц секретнейших документов. Среди секретов, вы данных им, была подробная техническая документа Вольф М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. – М., 1998, с. 94-96.

ция на новый многоцелевой истребитель «Торнадо» и танк «Леопард-Н». Всего он заработал 512 тысяч дол ларов. Был арестован в апреле 1991 года и приговорен к 10 годам тюремного заключения 223.

Супругам Лутце удалось в конце 60-х годов добыть документацию с подробным описанием разработанной в ФРГ установки по радиопеленгации 224. Они и их друг Ю. Вигель работали в Министерстве обороны ФРГ.

Другое их достижение – чертежи танка «З» 225.

Научный сотрудник Р. Доббертин работал во фран цузском Национальном центре научных исследований и одновременно на разведку ГДР (с 1963 по 1979 год).

Существует несколько версий об объеме нанесенного им ущерба обороноспособности НАТО 226.

В 1968 году был арестован физик из атомного цен тра в Карлсруэ доктор X. Готфрид. Вина этого человека – передача ядерных секретов Восточной Европе. Про курор заявил о том, что в его доме во время обыска об наружено более 800 фотографий секретных докумен тов227.

Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР. – Смоленск, 2000, с. 381-382.

Всемирная история шпионажа. – М., 2000, с. 410.

Вольф М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. – М., 1998, с. 97.

Вольтон Т. КГБ во Франции. – М., 1993, с. 301-303.

Битвы, выигранные в постели. – М., 1999, с. 274.

Старшина военно-морских сил ФРГ Г. Вернер рабо тал на разведуправление Национальной народной ар мии ГДР. «Звездный час» в его шпионской карьере на ступил, когда он сумел украсть экземпляр шифроваль ной машины «Электротель», переправить ее за «же лезный занавес» и при этом не быть разоблаченным.

Его арестовали только в 1991 году228.

Бывший специалист по электронной разведке армии США М. А. Пери также оказывал услуги Штази. Он слу жил на территории Западной Германии в отделе раз ведки 11-го бронетанкового полка корпуса «V» армии США. В 1989 году он тайно перебрался за «железный занавес» с комплектом секретного оборудования, но через месяц вернулся обратно. В отличие от Г. Верне ра он попался.

«У меня не было четкого плана, – признался он на суде. – Мне просто хотелось стряхнуть с себя груз не взгод, с которыми я столкнулся на службе. Мне все не нравилось и я ощущал дискомфорт. Хотелось начать все сначала где-нибудь в другом месте». Вот он и на чнет новую жизнь после того, как в 2004 году выйдет из тюрьмы229.

Бывший глава штаба ВВС Восточной Германии 68 летний X. Цорн был арестован на территории Франции Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР. – Смоленск, 2000, с. 382.

Полдор Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. – М., 1999, с. 475.

19 августа 1980 года. Несмотря на преклонный возраст этот человек в течение трех лет добыл множество се кретных документов. Среди его источников – сотруд ник штаб-квартиры НАТО в Брюсселе и библиотекарь из Министерства обороны Франции. Дело так и не бы ло передано в суд. X. Цорна обменяли на нескольких граждан Западной Германии230.

В этой операции восточногерманской разведки уди вляет не только преклонный возраст агента, но и его высокий уровень профессионализма и хладнокровия.

В разгар «холодной войны» посещать, пусть даже под мотивированном предлогом, важные военные объекты противника и вербовать там агентов – на это способ ны не многие. Тем более, что до этого генерал не за нимался агентурной разведкой.

В. Ливер был завербован в 1976 году, когда учился в Техническом университете Западного Берлина. По сле прохождения краткого курса спецподготовки (ра диодело, тайнопись и фотографирование) он присту пил к выполнению задания.

С 1983 по 1986 год он работал в Государственном центре ядерных исследований в Карлсруэ и регуляр но передавал микрофильмы с копиями секретных до кументов. Затем его перевели в финансируемую пра вительством Ассоциацию прикладных наук в Бонне.

Вольтон Т. КГБ во Франции. – М., 1993, с. 77—78.

Он был арестован в феврале 1994 года. Приговорен к трем годам тюрьмы231.

П. Колер сумел заработать за четыре года 685 долларов. Он был простым инженером западногер манского филиала американской компании «Тексис Инструменте». Понятно, что эту сумму ему выплатил не работодатель, а восточногерманская разведка за информацию о производстве компьютерных микрочи пов. Предприимчивый инженер был арестован только в 1994 году232.

Унтер-офицер армии США Д. У. Холл так же работал на восточногерманскую разведку. Он регулярно снаб жал «работодателей» секретной информацией об аме риканских спутниках, методах и средствах радиоэлек тронного прослушивания и военных планах НАТО. Он был завербован в 1982 году, когда служил в Западной Германии233.

Почему многочисленные восточногерманские аген ты были выявлены только после того, как ГДР исчезла с политической карты мира? Одна из причин – неэф фективная работа западногерманской контрразведки.

Это не говоря о том, что в ней самой работало множе Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР. – Смоленск, 2000, с. 282-283.

Там же, с. 283.

Полмар Н., Аллен Т. Б. Энциклопедия шпионажа. – М., 1999, с.

720-721.

ство агентов Штази.

В качестве одного из примеров – история К. Гебау эра. Этот человек возглавлял отдел по организации работы с секретными документами компании «Ай-би эм Спе-шиал Системз». Фирма располагалась в пор товом городке Вильгельмсхафен на берегу Северного моря. Она тесно сотрудничала со сверхсекретным по лигоном № 71 западногерманских ВМС в Экерферде, близ Киля на Балтийском море.

В 1975 году К. Гебауэр предложил свои услуги Шта зи. В его поступке не было ничего удивительного. Ведь после окончания Второй мировой войны он провел не сколько лет в тюрьме за соучастие в убийстве амери канского солдата. По непонятной причине военно-мор ская контрразведка не знала об этом эпизоде в его био графии.

Среди переданных К. Гебауэром разведке ГДР до кументов эксперты отмечают подробную информацию о разработанной в рамках проекта «Тенне» систе му управления военно-морскими соединениями НАТО.

Другой ценный материал – описание шифровальной машины «Экрофокс». Только в течение 1976 года он передал более 13 тысяч листов секретных документов.

Его шпионская карьера закончилась арестом в году. Его приговорили к 12 годам тюрьмы 234.

Келлер Дж. Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР – Смоленск, 2000, с. 283.

В 1965 году А. Робертса, сотрудника завода компа нии «Кодак» в Уилдстоуне, и его сослуживца Д. Конуэя, которого он якобы завербовал, обвинили в том, что они продали технологию антистатического покрытия и де тали других технологических процессов, которые при менялись при производстве пленки, восточногерман ской разведке. Правда, во время судебного заседания выяснилось, что данная информация формально не относится к категории государственной тайны и поэто му нельзя квалифицировать деяние подсудимых как шпионаж. Главный свидетель обвинения химик-техно лог Ж. Супэр, который был тройным агентом (продавал информацию СССР, ГДР и Бельгии), запутался в своих показаниях и был уличен во лжи235.

В 1975 году некто Б. Хагль предложил своему дру гу инженеру-электронщику Д. Гарперу немного зарабо тать и помочь двум полякам, которые активно собира ли информацию о всевозможных технологиях и слож ных устройствах, которые использовались преимуще ственно в военной сфере. В частности речь шла о подробных описаниях и чертежах танковых ракетных установок. Д. Гарпер не разочаровал покупателей и су мел заработать 6 тысяч долларов. Потом Б. Хагль ку да-то исчез, а новые польские знакомые начали актив но склонять Д. Гарпера к сотрудничеству с иностран Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических опера ций от Ленина до Горбачева. – М., 1992, с. 521.

ной разведкой.

В 1979 году он подписал контракт и начал актив но продавать информацию об американских ракетных технологиях в страны СЭВ. В этом ему активно помо гала его подруга Р. Шулер. Она работала секретаршей в компании «Системе контроль». Фирма занималась разработкой систем противоракетной защиты для ар мии США. Главная цель ее разработок – уменьшить уязвимость американских ракет от аналогичного ору жия противника.

Джимми, под этим именем Д. Гарпер фигурировал в оперативной переписке, работал очень активно. В июне 1980 года он передал представителям польской разведки 45 кг секретных документов. Группа из 20 со ветских экспертов, специально прилетевших на сутки из Москвы, в течение ночи в гостиничном номере спеш но изучила «товар». Вердикт был кратким – «подлин ные и ценные». Агент заработал 100 тысяч долларов.

Технология добычи этих документов была проста.

Шулер каждый вечер изымала из сейфа все секретные документы и относила их домой. Ночью они с Джим ми их копировали, а утром она возвращала их на ме сто. Через проходную Р. Шулер проносила их либо в су мочке, либо спрятав под одеждой. Правда, носить ка ждый день тяжелые сумки ей быстро надоело и тогда она составила реестр содержимого сейфа и передала его своему возлюбленному. А тот отдал его польским разведчикам. Те, посоветовавшись с русскими колле гами, выбрали самые ценные. После выполнения за каза Джимми получил 20 тысяч долларов.

В декабре 1980 года он передал очередную порцию из 20 документов. На их продаже он заработал 120 ты сяч долларов. Это была последняя сделка.

Постоянное ожидание ареста и подозрительность в отношении подруги не способствовали семейной жиз ни. Джимми начал консультироваться с адвокатами и собирался явиться с повинной, но не успел. Его аре стовали в июле 1983 года. ФБР вышло на него бла годаря перебежчику – высокопоставленному офицеру польского генштаба236.

В июне 1981 года ФБР арестовало служащего кор порации «Хьюз Эйркрафт Корп» У. Белла. Он обвинял ся в продаже секретных материалов по ряду конструк торских разработок офицеру польской разведки М. За харскому.

Они познакомились осенью 1977 года. Офицер раз ведки работал под «крышей» компании «Поламко» (со вместное польско-американское предприятие). Через год инженер дал ему на одну ночь проект «Всепо годная система управления артиллерийским огнем, не поддающаяся обнаружению электронными средства ми противника», который сам и разработал. Так нача Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. – М., 1999, с. 170.

лось их сотрудничество.

Осенью 1979 года Белл посетил Австрию, где позна комился с еще одним сотрудником польской развед ки А. Иновольским. Тот продиктовал ему список обо рудования и документации которые нужно было до быть: ракетные системы ПВО;

инструкция по эксплуа тации американского военного вертолета;

проект мощ ного лазера, предназначенного для противовоздушной обороны и радиолокационной системы. Больше всего Белла поразил тот факт, что полякам известны шифры и номера документов по этой тематике, разрабатыва емых его фирмой.

На очередной заграничной встрече Белл передал информацию о ряде новейших радиолокационных и ракетных системах ПВО. В октябре того же года он пе редал набор чрезвычайно важных документов: по про екту видеокоррелятора для крылатых ракет, по усо вершенствованию систем наведения противотанковых снарядов, по электронному прицелу для самолетов и по управлению огнем всепогодной системы класса «земля – воздух».

А в апреле 1981 года У. Белл привез в Женеву очень ценную информацию – подробное описание новей шего бесшумного радара, не поддающегося обнару жению противником. Это устройство предназначалось для бомбардировщиков В-1 «Лансер» и еще более се кретного и совершенного боевого самолета, условно названного «Неуловимый». Кроме того, пленка содер жала информацию, касающуюся радиолокационного устройства для истребителя F-15 «Игл», которое по зволяет обнаруживать низколетящие самолеты и дру гие объекты и сбивать их сверху237. Поясним, что, по всей видимости, речь идет об импульсно-доплеров ской РЛС AN/APG-63.

На самом деле список секретов, которые этот че ловек передал за «железный занавес» впечатляет. В сводке для сената США, характеризуя ущерб, нанесен ный М. Захар-ским (осужден на пожизненное заключе ние) и Беллом (8 лет тюрьмы), ЦРУ констатировало:

«Была похищена и передана противной стороне следующая секретная информация, имевшая перво степенное значение для обороны Запада: радиолока ционное устройство для истребителя F-15, позволя ющее эффективно обнаруживать и уничтожать низ колетящие цели;

не поддающаяся обнаружению про тивником (бесшумная) радарная система для бом бардировщиков В-1 и „Неуловимый“;

всепогодная ра дарная система для танков;

экспериментальная ра дарная система для военно-морского флота США;

снаряды AIM-54A „Феникс“ класса „воздух—воздух“;

снаряды „Патриот“ класса „земля—воздух“;

буксируе мый сонорный локатор для подводных лодок;

усовер Баррон Д. КГБ сегодня: Невидимые щупальца. – СПб.: 1992, с.

235-236.

шенствованный снаряд „Хок“ класса „земля—воздух“ и системы ПВО, совместно разрабатываемый стра нами НАТО.

Раскрытие информации, относящейся к этой во енной технике и содержащейся в похищенных мате риалах, наносит непоправимый ущерб секретности существующих видов вооружения и перспективных систем, разрабатываемых США и его союзниками.

Получение этой информации СССР и Польшей по зволяет им сэкономить сотни миллионов долларов на исследовательской и проектно-конструкторской работе по созданию аналогичных видов вооружения, поскольку этим странам оказались представлены разработки, созданные в США и доказавшие свою эф фективность в ходе испытаний. Кроме того, пред ставление СССР этой информации позволит ему не только с меньшими затратами, но и значитель но быстрее разработать соответствующие сред ства противодействия новейшей американской бое вой технике»238.

По мнению западных экспертов, документы добы тые Беллом, позволили сэкономить Советскому Союзу десятки миллионов долларов и несколько лет, необхо димых для разработки новой военной техники239.

Там же, с. 244-245.

Ричелсон Джеффри Т. История шпионажа XX века. – М., 2000, с. 485.

Во время следствия У. Белл согласился сотрудни чать с американской контрразведкой и содействовать аресту с поличным польского разведчика. Очередная встреча двойного агента и Захарского прошла под кон тролем ФБР. Их беседа была записана на диктофон и фигурировала на суде в качестве одной из улик. При говор был суров. Польский разведчик был приговорен к пожизненному заключению, а двойной агент получил восемь лет тюрьмы240.

В сфере научно-технической разведки пыталась ра ботать и венгерская спецслужба. Хотя ее успехи бы ли незначительными. Например, в декабре 1977 года была предпринята попытка вербовки унтер-офицера армии США Я. Шмолка. Он приехал в Будапешт на Рождество повидать свою мать. Парень служил в во енной криминально-следственной службе, дислоциро вавшейся в Майнце на территории Западной Герма нии.

Американцу предложили поработать на венгерскую разведку. В противном случае у его матери и замуж ней сестры возникнут большие проблемы. Шантаж – не самый оптимальный стимул заставить человека стать предателем. Тем более, о возможности такого вариан та развития событий унтер-офицер был заранее пре дупрежден военной контрразведкой.

Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. – М., 1999, с. 132.

Когда он вернулся в Западную Германию, то обо всем сообщил куда следует. Его срочно перевели в США и военная контрразведка начала свою игру. Сна чала Шмолк передавал несекретные документы. По том наступил черед дезинформации, «создание» кото рой оплачивало венгерское правительство.

В 1981 году за 16 пленок этот двойной агент полу чил 3 тысячи долларов. А данные по вооружениям и шифровальной технике были оценены в 100 тысяч.

«Бумажная мельница», может, работала бы еще про должительное время, если бы венгерская разведка, по труднообъяснимой причине, не решила «познако мить» двух агентов. В поле зрения контрразведки по пал некто О. Гильберт, венгр по происхождению, при ехавший в США в 1957 году. В отличие от Я. Шмол ка, этот человек добросовестно соблюдал взятые на себя обязательства и не поставлял дезинформацию.

На первой встрече, при попытке передачи секретных документов двойному агенту, Гильберт был арестован.

Его приговорили к 15 годам тюрьмы. А «заказчик» – венгерская разведка – оценил материалы всего в 4 ты сячи долларов241.

Старались не отстать и сотрудники чехословацкой внешней разведки. Среди завербованных ими агентов – инженер-атомщик К. Ситта. Этот человек родился и Там же, с. 182.

вырос в Чехословакии и был женат на еврейке. Во вре мя Второй мировой войны этого было достаточно, что бы отправить молодого ученого в концлагерь. Он вы жил и добавил к математическому факультету Праж ского университета диплом британского ученого-ядер щика. Затем он преподавал в одном из американских вузов.

В 1955 году его пригласили прочитать курс лекций в «Технионе» в Хайфе, (израильский аналог Массачу сетско-го технологического института). К. Ситта занял там пост директора департамента физики^. Его аре стовали за два дня до того, как первый израильский экспериментальный реактор в Нахль-Сорек был запу щен на полную мощность. Выяснилось, что в течение пяти лет он регулярно поставлял информацию в Прагу.

На суде он сообщил, что коварные и циничные чехо словацкие разведчики шантажировали его жизнью от ца, живущего за «железным занавесом» 242.

На чехословацкую разведку работал Н. Прагер. Его завербовали в 1959 году и присвоили оперативный псевдоним Маркони. В 1961 году он представил по дробное техническое описание систем глушения РЛС «Блю Дай-вер» и «Ред Стиер», которые устанавлива лись на стратегических бомбардировщиках класса «V»

– ударных ядерных сил Великобритании. В течение Дайчман И. «Моссад». История лучшей в мире разведки. – Смо ленск, 2001, с. 368-369.

последующих десяти лет Прагер работал в компании «Бритиш Электрик» и был связан с секретными воен ными заказами. Его арестовали в 1972 году 243.

Другая история более запутана. Детали ее продол жают тщательно храниться в тайне заинтересованны ми организациями и в наши дни. Кратко она звучит так. В феврале 1968 года вице-министр обороны Че хословакии генерал Я. Сейна сбежал в ФРГ и пред ложил свои услуги ЦРУ. Он рассказал массу интерес ных подробностей о специфичных методах работы во енной разведки и службы военной безопасности сво ей бывшей родины. На основе сообщенных перебеж чиком данных был арестован высокопоставленный ту рецкий офицер Н. Имре, который одновременно слу жил и в НАТО.

Поиск иностранных агентов на этом не закончился.

Одним из его результатов стала труднообъяснимая ги бель нескольких высокопоставленных западногерман ских военных. Первым, в октябре 1968 года, застре лился контр-адмирал Г. Людке, руководивший отделом материально-технического обеспечения НАТО в Евро пе. Затем последовало еще несколько смертей 244.

Говорить о том, что в годы холодной войны науч Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических опера ций от Ленина до Горбачева. – М., 1992, с. 523– 524.

Фалиго Р., Коффер. Р. Всемирная история разведывательных служб.

Т. 2. Со времен холодной войны до наших дней. – М., 1998, с. 191.

но-техническая разведка стран Варшавского блока ра ботала исключительно на Советский Союз, – не совсем корректно. Дело в том, что ГДР пыталась решить с по мощью НТР проблему отставания от ФРГ в области ис следований в атомной сфере.

В начале 90-х годов некоторые службы внешней раз ведки восточноевропейских стран пытались произве сти впечатление на свое новое руководство, сосредо точив все усилия на сборе информации по тем запад ным технологиям, которые с успехом могли применить для модернизации собственной промышленности 245.

И только стремление интегрироваться в систему НА ТО заставило их умерить свой пыл. Хотя, высока ве роятность того, что мероприятия в сфере научно-тех нической и военно-технической разведки продолжа ют проводиться, только с меньшим размахом и менее дерзко.

Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических опера ций от Ленина до Горбачева. – М., 1992, с. 626.

Глава 8. ИНОСТРАННЫЙ СЛЕД В ВОЕННОЙ СФЕРЕ Порой отдельные сюжеты истории повторяются. Яр кий пример этому – сотрудничество России и Герма нии в военно-технической сфере. Немецкий след яр че всех остальных прослеживается в истории развития отечественного оружия в XX веке. И два раза эти дер жавы сходились в смертельной схватке, когда победи тель становился хозяином половины Европы.

В царской России невозможно было найти отрасль, где не было бы германских технологий или специали стов, говоривших по-немецки. Особенно ярко это про явилось в военно-промышленном комплексе. Боль шинство иностранных подданных во время Первой ми ровой войны так и не стали диверсантами, саботажни ками или шпионами, хотя об опасности «пятой колон ны» активно писали российские и французские газеты.

Зато никто не отрицает, что против германских войск использовалось оружие и боеприпасы, создан ные немцами. Нет, эти люди не были предателями сво ей нации. Просто они были профессионалами – про мышленниками, инженерами, техниками. И работать в России им было выгоднее, чем у себя на родине. По разным причинам, чаще всего экономическим. Понят но, что когда началась Первая мировая война, кто-то из них попытался уехать, кто-то стал солдатом тайной войны, а большинство продолжало жить по-прежнему.

У них, правда, пытались отобрать заводы и фабрики, выслать их в глубь страны, но это происходило крайне редко.

Большинство из германских подданных к 1917 году вернулись на родину, где приняли активное участие в возрождении собственной промышленности. Они на деялись, что трагедия Первой мировой войны, когда из собранного ими оружия убивали их земляков, не по вторится.

28 июня 1919 года обескровленная Германия подпи сала Версальский мирный договор. Среди прочих уни зительных для нее условий – запрет иметь подводный флот, военную и морскую авиацию, дирижабли и т. п.

Казалось бы, наступили мирные дни, но это было за блуждение.

Большинство аполитичных бюргеров, политиков и промышленников еще не знали, что новая трагедия для них уже началась. Вот фрагмент одного очень лю бопытного документа:

«Рейхсбанк, № 12378. Берлин Циркуляр, написан ный по-русски (копия) РЕЗОЛЮЦИЯ Совещание Председателей германских коммерче ских банков, созванное и предложенное германской делегацией в Петербурге, дирекцией Имперского банка для обсуждения резолюций Рейнско-Вестфаль ского синдиката и Гандельстага.

28-го декабря 1917 г., Берлин.

4. Упраздняются и в течение пяти лет со дня заключения мирного договора между Россией и Гер манией не допускаются английские, французские и американские капиталы в следующие предприятия:

каменноугольные, металлургические, машинострои тельные, нефтяные и химические.

7. Германия и Австро-Венгрия получают неограни ченное право ввоза в Россию своих техников и квали фицированных рабочих.

8. Другие иностранные техники и рабочие в тече ние пяти лет после заключения мира с Германией во все не должны быть допущены»246.

Вот так начался процесс технической помощи Гер мании Советской России. Он продлился до начала 50 х годов. До войны немецкие специалисты приезжали добровольно. Большинство процессов контролирова ли РККА и правительство. После мая 1945 года – в до бровольно-принудительном порядке под руководством и контролем НКВД.

Сейчас уже вряд ли возможно установить точную да ту и инициатора сотрудничества между РККА и рейхс Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Сви детельства. – М., 1999, с. 244-245.

вером. Процитированный выше документ – пример то го, что эта идея витала в воздухе и нужен был человек, который воплотит ее в жизнь.

Западные историки единогласно сходятся на том, что ее автор – главнокомандующий рейхсвером гене рал X. фон Зект, который, по воспоминаниям одного из своих подчиненных майора Ф. Чунке, еще в 1919 году настаивал на налаживании таких связей247.

В мае 1921 года нарком внешней торговли Л. Красин и член ЦК РКП(б) К. Радек начали переговоры с груп пой руководящих сотрудников Министерства обороны Германии. В эту группу входили: генерал-лейтенант X.

фон Зект, генералы К. фон Шпейхер и И. Хасс, пол ковник Г. фон Лиц-Томсен, майоры О. Риттер, фон Ни дер-майер и Вит-Фишер. Тема переговоров – укрепле ние советской военной промышленности с помощью Германии.

О том, что в итальянском городке Рапалло 16 апре ля 1922 года во время Генуэзской конференции было подписано советско-германское межправительствен ное соглашение, факт известный. А вот о том, что августа того же года был заключен договор о развитии военной авиации двух стран, советские историки пред почитали не вспоминать. А, между тем, этот договор Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва – Берлин, 1920 – 1933.

Военно-политические отношения между СССР и Германией, – М., 1999, с. 16.

послужил одной из стартовых точек для развития оте чественной авиационной промышленности.

Дело в том, что руководствуясь этим соглашением в целях развития контактов между германским военным ведомством и РККА, в феврале 1923 года Германия на правила в Москву делегацию, возглавляемую генера лом Хассом, руководителем войскового отдела Мини стерства обороны Германии. В состав делегации был включен специалист по авиационной технике из отде ла вооружения и технического оснащения германской армии.

Через несколько дней после отъезда гостей в Мо скве было открыто представительство рехйсвера под безликой вывеской «Московский центр». Его возгла вил полковник германской армии Томсен. Сначала он проживал по документам, оформленным на имя неко го фон Лица, а потом «превратился» в отставного май ора фон Нидермайера. Среди вопросов, которыми за нимались сотрудники этого учреждения:

– реконструкция заводов подводных лодок в городе Николаев концерном «Блом и фосс»;

– создание в России самолетостроительного завода фирмами «Юнкере» и «Фоккер»;

– направление на работу в советские конструк торские бюро (в первую очередь самолетостроитель ные, моторостроительные, артиллерийские, танковые и боеприпасов) немецких специалистов248.

Другая делегация, которая прибыла в Москву в се редине мая 1923 года, подписала договор о строитель стве химического завода по производству отравляю щих веществ. Он был подписан сроком на 20 лет. Со гласно этому документу советская сторона для строи тельства обязалась «предоставить химический завод б. Ушакова» на станции Иващенково под Самарой (Са маро-Златоустов-ская железная дорога), а немецкая – организовать производство не позднее 15 мая 1924 го да серной кислоты, каустической соды, хлорной изве сти, суперфосфата, а также иприта и фосгена (отра вляющие вещества – ОВ). Правда, до конца 1925 года производство не достигло заданного объема249.

Планы немцев так и не были реализованы в полном объеме. В письме от 21 января 1927 года начальни ку Главного военно-промышленного управления ВСНХ СССР А. Толоконцеву, председатель комиссии Полит бюро ЦК ВКП(б) по спецзаказам Уншлихт писал: «В за воде „Берсоли“ мы получили первую и пока единствен ную базу производства ОВ в крупном масштабе. На нем исключительно придется базироваться в ближай Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Сви детельства. – М., 1999, с. 458-459.

Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва – Берлин, 1920 – 1933.

Военно-политические отношения между СССР и Германией, – М., 1999, с. 104.

шем будущем».

Дальнейшую судьбу этого объекта было предуга дать нетрудно, даже не зная о том, что 12 января 1927 года комиссией политбюро по спецзаказам было утверждено постановление (протокол № 40), в котором говорилось, что «на основании письма немцев от 11/ – 27 г. считать, договор по „Берсоли“ расторгнутым»250.

Случай с заводом «Берсоли» – типичный пример то го, что происходило в конце 20-х годов в СССР. Тогда началось массовое вытеснение иностранных концес сионеров и инвесторов из страны. Это происходило как путем создания им различных трудностей, откры тых провокаций ОГПУ, судебного преследования ино странных специалистов – в ходе поисков внутренних и внешних врагов, так и путем организации забастовок советского персонала с требованием о двух– или трех кратном повышении зарплаты. В итоге концессионные договоры, заключенные, как правило, на длительный (20—30 лет) срок, расторгались. Оборудование, вве зенное и смонтированное концессионерами, выкупа лось по бросовым ценам советской стороной251.

С 25 по 30 марта 1926 года в Берлине прошла тай ная встреча руководителей военных ведомств СССР и Германии. Главный обсуждаемый вопрос – какие еще Там же, с. 117.

Там же, с. 114-115.

необходимо предпринять меры по усилению сотрудни чества между двумя странами в военно-технической сфере. Ответственными за реализацию были назначе ны: в Берлине – генерал-майор фон Зект, а в Москве – заместитель председателя ОГПУ И. С. Уншлихт 252.

И сотрудничество действительно активизирова лось. Правда, теперь речь шла скорее о проведении научно-исследовательских работ и обучении. Понятно, что инвестировать деньги в производство, которое в любой момент могут национализировать, нет смысла.

А вот с КБ и учебными центрами проще. Самое ценное – это персонал, а его можно всегда вывезти.

Например, для проведения мероприятий в сфере создания химического оружия и средств защиты от него был создан спецобъект «Томка». Он находился близ города Вольск (Саратовская область). Здесь не мецкие специалисты отрабатывали опыт применения отравляющих веществ (ОВ) авиацией и артиллерией, а также способы дегазации и действия на зараженной местности. Здесь же проводились испытания ОВ и но вых моделей противогазов.

Сотрудничество не ограничивалось только научны ми изысканиями. Например, в 1927 году наконец был запущен завод «Берсоли» на проектную мощность.

В сутки он мог производить 6 тонн ОВ. А на заводе Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Сви детельства. – М., 1999, с. 460.

«Полимер», расположенном по соседству, изготовляли боеприпасы для корабельной артиллерии. Там же не мецкие специалисты создавали взрывчатые вещества малой гигроскопичности для артиллерии военно-мор ского флота и других военных целей 253.

В авиационной школе в Липецке (объект функциони ровал с 1927 по 1933 год) не только обучали летному мастерству германских военных летчиков, но и прово дили испытания различной авиационной техники (по дробнее об этом рассказано в главе 9). Другой учеб ный центр – танковая школа в Казани (функционирова ла с 1929 по 1933 год). И там не только готовили тан кистов, но и испытывали современную немецкую тех нику. И одна из задач этих центров – познакомиться с германскими технологиями в этой сфере. Хотя это не всегда удавалось.

Об этом свидетельствует, например, письмо началь ника Разведуправления штаба РККА Я. К. Берзина К. Е.

Ворошилову, датированное 1931 годом. В нем руково дитель советской военной разведки писал, что «итоги работы в Казани (в немецкой танковой школе. – Прим.

авт.) и Липецке (авиационной школе. – Прим. авт.) не совсем удовлетворяют Управление механизации и моторизации (УММ) и Управление Военно-воздушны ми силами (УВВС) РККА, т. к. «друзья» слабо завозят Там же, с. 462.

новейшие технические объекты, подлежащие испыта ниям, иногда ограничиваясь устаревшими типами (са молетами «Фоккер» Д-ХШ) и не всегда откровенно де лятся своими материалами и сведениями, полученны ми в результате исследовательских и учебно-опытных работ»254.

Несмотря на претензии со стороны руководства со ветской военной разведки, одну из задач (ознакомле ние отечественных специалистов с немецким опытом) германские специалисты выполняли. В качестве при мера можно указать, что в советских танках Т-26, Т-28, Т-35 и БТ были применены разработки германских кон структоров. В частности можно назвать подвеску, свар ной корпус, внутреннее размещение экипажа, стробо скоп и наблюдательный купол, перископический при цел, спаренный пулемет, электрооборудование башен средних танков, радиооборудование, а также техниче ские условия оборудования и настройки.

А вот фрагмент отчета заместителя начальника УММ РККА И. К. Грязнова о работе курсов «Теко» (тан ковая школа в Казани. – Прим. авт.). Этот документ был подготовлен в марте 1932 года. В нем отмечалось, что «в целом работа „Теко“ до сих пор представляет большой интерес для РККА как с точки зрения чисто Соболев Д. А. Немецкий след в истории советской авиации. Об участии немецких специалистов в развитии авиастроения в СССР. – М., 1996, с. 38.

технической, так и с тактической. Новые принципы кон струкции машин и в особенности отдельных агрега тов, вооружение и стрелковые приборы, идеально раз решенная проблема наблюдения с танка, практически разрешенная проблема управления в танке и танко вых подразделениях представляет собой область, ко торую необходимо изучать и переносить на нашу ба зу». О примерах реализации на практике этого поже лания было рассказано выше255.

Концерн «Крупп» помог Советскому Союзу наладить производство фанат и снарядов. Немецкие специали сты трудились на 6 объектах:

Тульский патронный завод (гильзы);

Златоустовский сталелитейный завод (стаканы);


Казанский пороховой завод (порох);

Ленинградский трубочный завод им. Калинина (трубки);

Богородский взрывной завод (снаряжение снаря дов);

Охтинский пороховой завод (сборка трубки и снаря жение).

Другой проект концерна «Крупп» – строительство за вода по производству 30-мм орудий для сухопутных Горлов С. А. Совершенно секретно: Москва – Берлин, 1920 – 1933.

Военно-политические отношения между СССР и Германией, – М., 1999, с. 221-222.

войск (завод № 8) в Мытищах256.

Существует устойчивое мнение, что сотрудничество между СССР и Германией в военно-технической сфе ре прекратилось в 1933 году, с приходом к власти А.

Гитлера. Почти все отечественные руководители и ис полнители этого проекта были расстреляны, а основ ное бремя добычи необходимой информации легло на органы внешней разведки. Хотя их боеспособность по сле массовых «чисток» резко снизилась.

На самом деле сотрудничество в военно-техниче ской сфере продолжалось до июня 1941 года. В Со ветский Союз регулярно легально ввозились образцы немецкой военной техники. А наши специалисты ре гулярно выез-жати в Германию для приема закуплен ного оборудования. События, которые происходили в тот период, далеки от мероприятий научно-техниче ской разведки.

Хотя советские специалисты, выехавшие за грани цу, занимались сбором секретной информации, но из за привычки к доносительству, культивируемой органа ми НКВД в Советском Союзе, часто нарушались про стейшие требования конспирации. Традиция, зародив шаяся в середине 20-х годов ни только не умерла, но и приобрела массовый размах.

В 1941 году в секретном послании в Наркомат внеш Там же, с. 108.

ней торговли СССР заместитель руководителя НКАП (Народный комиссариат авиационной промышленно сти. – Прим. авт.) А. И. Кузнецов писал:

«В последнее время имеют место случаи, когда находящиеся за границей наши работники (приемщи ки оборудования, работники по техпомощи, работ ники торгпредства) в письмах, без грифа „секретно“, сообщают сведения, которые должны передаваться только секретным порядком.

Так, отдел «Промсырьеимпорт» торгпредства в Германии направил без грифа «секретно» (№ 61/1II от 4. III. с. г.) письмо тов. Платова о сварных кон струкциях. В письме тов. Платова рассказывается о производстве в Германии 200-местных планеров, причем приводятся подробности и умозаключения о размерах планера, местоположении завода «Мессер шмитт», об ответственных лицах фирмы, прогово рившихся как о самих планерах, так и месте их про изводства.

…В письме освещаются такие вопросы, как:

1. Отношение руководящих работников фирмы к нашим приемщикам и работникам по техпомощи.

2. Результаты знакомства приемщиков с произ водством.

3. Сообщение приемщиков о невозможности вы полнения полученных в Москве спецзаданий.

4. Сообщение о приемах и методах, способствую щих выполнению спецзаданий…»257.

А к каким именно немецким технологиям имели до ступ советские специалисты, кроме авиастроения?

12 июня 1940 года нарком внешней торговли СССР А. И. Микоян направил в ЦК ВКП(б) И. В. Сталину и СНК СССР В. М. Молотову набор из пяти документов.

Текст сопроводительной записки заслуживает дослов ного воспроизведения.

«Направляю вам при этом представленные народ ным комиссаром Военно-Морского Флота, судостро ительной промышленности и вооружений следую щие проекты:

1. Список заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией, реализуемых для НКВ.

2. Список заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией, реализуемых для НКСП.

3. Список заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией, реализуемых для НКВМФ.

4. Список заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией, реализуемых для Наркомата элек тропромышленности.

5. Положение о контрольно-приемном аппарате по реализации заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией.

Соболев Д. А. Немецкий след в истории советской авиации. Об участии немецких специалистов в развитии авиастроения в СССР. – М., 1996, с. 55-56.

Считаю эти предложения приемлемыми и прошу их утвердить»258.

Странный документ. Еще большее недоумение вы зывает список того, что именно и в каком количестве заказал Народный комиссариат вооружений.

1941 год. В 2-х кн. Кн. 1. – М., 1998, с. 27-28.

В тот период в Красной Армии шло активное перево оружение. При этом основной упор делался на органи зацию собственного массового производства военной техники, а не на закупку ее за рубежом, тем более у по тенциального противника. Даже если допустить мысль о том, что Сталин и Гитлер были партнерами, которые договорились о разделе Европы, то все равно объемы поставок были явно недостаточными, чтобы удовле творить потребности Красной Армии. Вот если бы на территории Германии было налажено массовое произ водство, как это было в 20-е годы в Советском Союзе, то это было бы понятно.

Обычно минимальные закупки делают только в двух случаях. Для апробации и совместимости с уже име ющейся техникой или организации собственного про изводства с учетом достоинств и недостатков предста вленного образца. Собственно, для этих целей и заку пались отдельные экземпляры. В дальнейшем плани ровалась организация их массового производства на территории Советского Союза. Ведь германская про мышленность была перегружена собственными воен ными заказами. Даже, если бы СССР присоединился к союзу Германии, Италии и Японии в качестве четвер того полноправного участника, то производство при шлось бы организовывать на собственных заводах.

Косвенно эту версию подтверждают отдельные пункты «Положения о контрольно-приемном аппарате по реализации заказов в счет хозяйственного соглаше ния с Германией». Процитируем лишь некоторые из них:

«1. Для выполнения решения правительства №138сс о порядке реализации заказов в счет хо зяйственного соглашения с Германией создается Контрольно-приемный аппарат (КПА) НКВМФ и кон структорское бюро (КБ) НКСП и НКВ в Германии, воз главляемое старшим уполномоченным НКВМФ.

8. Все принятые материалы старший уполномо ченный через соответствующие наркоматы напра вляет в конструкторские бюро СССР, где они пере водятся, размножаются и рассылаются заинтересо ванным наркоматам, сообщая об этом в ОВЗ (отдел военных заказов. – Прим. авт.) НКВМФ.

9. Уполномоченные АУ (артиллерийское управле ние. – Прим. авт.), а также старшие приемщики КБ и ЦУ ВМФ несут полную ответственность за ком плектность проектного материала, чертежей, тех нических условий и сертификатов по своей отра сли»259.

Само внедрение немецких технологий могло быть реализовано по следующей схеме. Вся полученная до кументация переводилась на русский язык с учетом отечественной специфики. Например, единицы изме Там же, с. 28-29.

рения – миллиметры, а не дюймы. Затем документа ция попадала в соответствующие наркоматы, а там уже определяли, какой завод может освоить выпуск то го или иного узла или сборку готового изделия. Тем бо лее, для этого имелось достаточное количество квали фицированных кадров, необходимое оборудование и инструменты. Об этом в Советском Союзе «позаботи лись» заранее (более подробно об этом в главе 17).

Таким образом, Германия продолжала делиться с Советским Союзом своими военно-техническими се кретами. Не следует забывать, что обескровленная сталинскими репрессиями советская разведка продол жала работать по линии «X» в этой стране и любой це ной пыталась получить максимум информации. Анало гичные попытки предпринимала и немецкая разведка в отношении СССР. Странная получается картина. С одной стороны, дружба, а с другой – взаимное недове рие. Причина этого легко объяснима.

В мире бушует пожар второй мировой войны. И. В.

Сталин рассматривает Германию в качестве вероятно го агрессора или объекта захвата. Аналогичная точка зрения и у А. Гитлера. Все боевые действия в Европе – всего лишь подготовка к финальной схватке двух ре жимов. И тут один из противников просит другого раз работать оружие, которое он будет использовать про тив «конструктора». И самое интересное, что потенци альная жертва соглашается. Причина?

Если Советский Союз остро нуждался в новых тех нологиях, то Германия – в сырье: зерно, уголь, цветные металлы, лес и т. п. Без них страна не могла воевать.

Именно это и заставило Германию продавать свои тех нологии потенциальному противнику. Если предполо жить, что нападение 22 июня – лишь упреждающий удар для защиты от Красной Армии, то выбор поку пателя секретных технологий был оптимальным. Кто еще, кроме США или Канады, мог реально предложить сырье в необходимом объеме? Понятно, что эти дер жавы не согласились бы на такой обмен.

Хозяйственное соглашение между СССР и Герма нией, на которое ссылаются авторы документов, бы ло подписано 11 февраля 1940 года. Этому событию предшествовал обмен письмами между В. М. Моло товым и И. фон Риббентропом 28 сентября 1939 го да о развитии экономических отношений между СССР и Германией. При заключении соглашения Советский Союз придавал особое значение немецким поставкам промышленного оборудования и военных материалов.

Этот вопрос с 1939 года находился под постоянным контролем самого И. В. Сталина.

Еще до момента согласия немецкой стороны на советские требования оборонные наркоматы должны были срочно составить «…список абсолютно необхо димых станков и другого вида оборудования, могущих быть заказанными по германскому кредиту. Учесть при этом требования турбостроительных и химических за водов». (Из решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 21 янва ря 1939 года, п. 137). А 4 сентября 1939 года Политбю ро ЦК ВКП(б) направило авторитетные комиссии для определения возможностей советских заводов. Ровно через месяц был подготовлен список, включавший бо лее 500 позиций260.

Утверждать о том, что Советский Союз в полном объеме получил заказанное оборудование и матери алы – не совсем верно. На протяжении всего пери ода действия соглашения наблюдался торговый дис баланс. Стоимость поставляемого сырья значительно превысила отпускную цену оборудования и материа лов. Несколько раз СССР был готова приостановить поставки, в первую очередь зерна. А на тот момент это был единственный крупный внешний источник.


Причин, по которым немецкая сторона не полностью выполняла взятые на себя обязательства, было не сколько. Основные из них:

– нежелание Германии вооружать потенциального противника. Только реальная угроза голода заставила эту страну содействовать модернизации вооружения Советского Союза;

– загруженность заводов собственными военными заказами. А использование производственных мощно Там же, с. 69.

стей расположенных на территории оккупированных стран, не всегда было возможным;

– активное использование приемов из арсенала промышленного шпионажа. Не следует забывать, что НКВМФ в 1940 году обзавелся собственной разведкой.

Сотрудники этого подразделения вместе с коллегами из НКВД и ГРУ активно участвовали в добыче чужих технологических секретов. И порой совершенно слу чайно всплывали 'занимательные истории.

Например, во время беседы наркома внешней тор говли СССР А. И. Микояна с зав. сектором восточ ноевропейских стран отдела экономической политики МИД Германии К. Шнурре 2 сентября 1940 года выяс нилось, что «отказ советской стороны от покупки про екта линкора „Бисмарк“ и проекта эсминца с 15-см ар тиллерией вызвал в Берлине большой шум». Дело в том, что «германская сторона предоставила (возмож ность. – Прим. авт.) подробно ознакомиться и вник нуть во все тайны производства военного корабля типа «Бисмарк». По поводу покупки проекта линкора разго воры шли в течение нескольких месяцев, и после все го этого был объявлен отказ ввиду высокой цены, хотя цена была известна советской стороне давно»261.

Хотя говорить о том, что программа в сфере оте чественного судостроения не выполнялась, – нельзя.

Там же, с. 213.

В конце 1939 года СССР купила у Германии крейсер «Люцов», вернее корпус без вооружения и механиз мов. Весной 1940 года немецкий буксир доставил по купку в Ленинград. Чуть позднее прибыла группа из немецких инженеров и механиков во главе с контр-ад миралом Фейге, которая и должна была выполнить все необходимые работы по его укомплектованию. Свою задачу она выполнить не успела – началась война 262.

Несмотря на периодически возникающие трудности процесс обмена технологий на сырье непрерывно про должался до начала Великой Отечественной войны.

Так, 10 января 1941 года было подписано соглашение о взаимных товарных поставках на второй договорный период по хозяйственному соглашению от 11 февраля 1940 года между СССР и Германией 263.

А вот что было поставлено в СССР по хозяйствен ному соглашению от 11 февраля 1940 года по состо янию на 11 февраля 1941 года. Поставки делились на 4 группы: военные заказы, промышленное обору дование, металлы и каменный уголь. Первая – са мая многочисленная: морское судостроение;

матери алы для судостроения;

морская артиллерия;

машин но-торпедное оборудование;

гидроакустическая аппа ратура;

гидрографическое вооружение;

авиация;

поле Там же, с. 211-213.

Там же, с. 527.

вая артиллерия;

приборы для оборудования лаборато рий;

радиооборудование;

химическое имущество;

ин женерные вооружения;

элементы выстрела;

автотан ковое вооружение и прочее военное имущество264.

Нужно учитывать и тот факт, что кроме поставок по хозяйственному соглашению от 11 февраля 1940 го да, огромный объем оборудования ввозился на терри торию СССР по коммерческим контрактам между гер манскими фирмами и Наркомвнешторгом. «Различные технологические способы производства». На это ука зал в своей Записке № 21125 от 16 июня 1941 года А.

И. Микоян. Документ был направлен им в СНК СССР и ЦК ВКП(б) – И. В. Сталину265.

О зависимости накануне Великой Отечественной войны советской промышленности от германского обо рудования свидетельствует множество фактов. Напри мер в Постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О про изводстве танков Т-34 в 1941 году» № 1216-502 ее от 5 мая 1941 года указывалось:

«Выделить импортный контингент для закуп ки по импорту металлорежущих станков, кузнеч но-прессовального оборудования, приборов, аппара тов и особо дефицитных материалов заводу № 183 – на 2,16 млн. рублей, СТЗ на 2 млн. руб. и обязать Нар Там же, с. 761-762.

Там же, с. 367-374.

комтяжпром – т. Микояна разместить на импорт в течение 1941 года для заводов № 183, СТЗ и № оборудование, приборы и материалы согласно прило жению № 3.1».

Отдельной строкой в смете расходов указывалась сумма затрат на «перезаказ оборудования с США на Германию» в сумме 1 миллион рублей266. По всей ви димости, речь шла об оплате услуг посредников. Дело в том, что во время советско-финляндской войны —1940 годов взаимоотношения между СССР и США в сфере торговли резко ухудшились и почти все крупные контракты, связанные с поставкой техники, были рас торгнуты.

Если отсутствие необходимого отечественного обо рудования можно объяснить, то равнодушие военно го ведомства к вопросам изобретательства выглядит странным. В акте Наркомата обороны Союза ССР, да тированном 7 ноября 1940 года, говорилось:

«Военное изобретательство, выделенное в само стоятельный отдел Наркомата обороны, оторвано от управлений, ведающих вопросами вооружения и технического снабжения. Вследствие этого ценные изобретения задерживаются с внедрением в армию и своевременно не определяются.

Отдел изобретений занимается только рассмо Там же, с. 162-167.

трением поступающих изобретений, не имея воз можности реализовывать их.

Управления НКО по своей специальности не уделя ют должного внимания представляемым изобрета телями предложениям» 267.

Советско-германское сотрудничество в военно-тех нической сфере с 1918 по 1941 год – феномен, ко торый ждет своих исследователей. С одной стороны, Германия стала той страной, которая помогла Совет скому Союзу создать мощный военно-промышленный комплекс. Во всех сферах, начиная от авиации и за канчивая химическим оружием, мы можем обнаружить яркий немецкий «след». При этом сотрудничество шло на легальной основе. Партнер не только поставлял в СССР (разумеется, в пределах разумного) новейшие технологии и единичные образцы для исследования, но и старательно не замечал того, как активно копи ровались немецкие наработки. Причины, заставившие Германию все эти годы следовать такой политике, те ма для отдельного разговора.

С другой стороны, в Советском Союзе активно ис пользовали весь арсенал средств научно-технической разведки, воровали даже то, что немцы могли бы пре доставить на законной основе, если бы их об этом по просили. И такую политику, правда в меньших масшта Там же, с. 631.

бах, можно было наблюдать по отношению к Франции, Великобритании и США.

Дело в том, что эти три западные страны в 30-е го ды охотно продавали СССР лицензии на производство отдельных видов вооружения, хотя масштаб техниче ской помощи был значительно меньше, чем от Герма нии. И здесь тоже порой трудно отделить мероприятия научно-технической разведки от легальной помощи в модернизации производства и освоении новых техно логий.

Даже во время Второй мировой войны Советский Союз старательно использовал немецкие достижения в военной сфере. Правда, приходилось рассчитывать только на свои силы, внимательно изучая трофеи.

В 1943 году Красная Армия захватила на Восточном фронте образцы первых немецких механических кара бинов (Maschinen-karabiner). Технические идеи, реали зованные в этом прообразе автомата, заинтересовали русских конструкторов, еще в конце 30-х годов экспе риментировавших с оружием и использовавших увели ченный пистолетный патрон.

Немецкий автомат МП- Изучив немецкий автомат и 7,9-мм короткий патрон, советские конструкторы сразу же поняли, какое пре имущество дает это оружие танковому десанту: ав томат, обладавший скорострельностью пистолета-пу лемета, за счет использования увеличенного патро на имел эффективную дальность выстрела, прибли зительно в 8 раз превосходящую ту, которую давал оружию стандартный пистолетный патрон 7,62x25. В срочном порядке были закончены работы по созданию «промежуточного» патрона 7,62x39 образца 1943 года;

в августе 1944 года начальник отдела артиллерийского вооружения Главного артиллерийского управления ге нерал-майор Талакин докладывал начальнику ГАУ ге нерал-лейтенанту Чечулину о «необходимости… уве личения боевой эффективности пистолетов-пулеме тов и повышения дальности выстрела… приблизи тельно до 500 метров с соответствующим увеличени ем точности».

Российский «промежуточный» патрон 7,62x39, из вестный как «патрон образца 1943 года» (М43 по за падной классификации), был создан на основе немец кого короткого патрона калибра 7,9 мм. Созданный в конце Второй мировой войны в больших количествах он стал выпускаться только начиная с 1946 года.

Автомат Калашникова Другой пример. 122-мм гаубица Д-30 впервые появи лась в начале 60-х годов. Судя по всему, конструктор ское бюро под руководством Ф. Ф. Петрова восполь зовалось трофейными немецкими разработками: трех станинный лафет позволял менять угол горизонталь ной наводки в пределах 360°, не передвигая станины.

Гаубица Д-30 была одной из самых распространенных артиллерийских систем в армиях государств – бывших членов Восточного блока;

кроме того, она широко экс портировалась и выпускалась по лицензии в некото рых странах.

«Немецкий след» в отечественной артиллерии. 122-мм гаубица Д- За шесть месяцев на отечественной элементной ба зе под руководством П. Н. Куксенко по чертежам, по лученным разведкой, был изготовлен так называемый прибор ночного видения.

Бортовую радиолокацию мы «позаимствовали» у англичан. Во время обороны Москвы бортовой радио локацией были оснащены две или три авиаэскадри льи. Аналогичная ситуация – с морскими локационны ми системами268.

Сотрудничество с Германией в военно-технической сфере возобновилось в середине 1945 года. Хотя те перь условия партнеру как победитель диктовал ис ключительно Советский Союз. В марте при ГКО (Госу дарственный Комитет Обороны) был организован Осо бый комитет под председательством Г. М. Маленкова.

Членами комитета были представители Госплана, нар коматов обороны, иностранных дел, внешней торговли и различных отраслей промышленности. Его основная задача – координация мероприятий по использованию потенциала военно-промышленного комплекса Герма нии и подвластных ей государств – Румынии, Австрии, Берия С. Мой отец – Лаврентий Берия. – М., 1994, с. 153.

Венгрии и Чехословакии, оказавшихся в советской ок купационной зоне269.

В 1945-1947 годах в Берлине работало конструктор ское бюро Военно-морских сил. Оно занималось про ектными, опытно-конструкторскими и научно-исследо вательскими разработками в области кораблестрое ния и военно-морского оружия с привлечением немец ких морских специалистов – конструкторов270.

Среди тем, которыми занималось это КБ, было ре активное оружие. Его появлению предшествовал ряд событий.

Начнем с того, что кратко расскажем о причинах, за ставивших СССР обратить пристальное внимание на использование реактивной техники в качестве одной из систем оружия в военно-морской сфере.

Успешное применение реактивных снарядов типа М-13 и М-8 в годы Великой Отечественной войны с ко раблей ВМФ СССР, ознакомление с образцами немец кой и японской трофейной ракетной техники, а также интенсивное развертывание работ по ракетам и реак тивным комплексам бывшими союзниками по антиги Соболев Д. А. Немецкий след в истории советской авиации. Об участии немецких специалистов в развитии авиастроения в СССР. – М., 1996, с. 58.

Центральный военно-морской архив. Справочник по фондам (1941-1960). Органы управления военно-морским флотом, части и учре ждения центрального подчинения. – СПб.: 1998, с. 125.

тлеровской коалиции, а позднее вероятными против никами, способствовали бурному развитию ракетной техники в Советском Союзе в первые послевоенные годы.

Для изучения и обобщения немецкого опыта в обла сти военно-морской техники и вооружения в году была образована подкомиссия, возглавляемая вице-адмиралом Л. Г. Гончаровым, которая входила в состав правительственной комиссии, работавшей под руководством Н. Э. Носовского. Первоначально в ВМС заказчиками и организаторами работ по ракетно му оружию были артиллерийское и минно-торпедное управления, в 1948 году на их базе создали специаль ное Управление ракетного вооружения ВМС, немного позже НИИ-4, ведавший ракет-но-артиллерийским во оружением ВМС.

К этому времени КБ-2 Минсельхозпрома провело ис пытания немецкой радиолокационной системы наве дения «Кельн – Страсбург», применявшейся во время Второй мировой войны для управления авиационны ми ракетами «Хеншель» Hs-293A, а в НИИ-1 началось создание нового вида ракетного оружия – реактивных торпед.

На основании данных, переданных в январе—сентя бре 1947 года заводом № 51 Министерства авиацион ной промышыленности (МАП), научно-исследователь ские институты и конструкторские бюро Министерства судостроительной промышленности (МСП) приступи ли к работам по размещению самолетов-снарядов на боевых кораблях. Для этой цели собирались исполь зовать самолеты-снаряды типа Фау-1 – 10Х (тема «Ла сточка») и 10НХ (тема «Волна»).

Параллельно в 1947—1948 годах по исходным дан ным завода № 51, проводились работы по размеще нию на кораблях другого варианта самолета-снаряда типа Фау-1 – 16Х (тема «Прибой», главный конструктор В. Н. Чело-мей), оснащенного двумя маршевыми пуль сирующими воздушно-реактивными двигателями (Пу ВРД).

Проектные проработки размещения ракет на ко раблях проводились в рамках особо закрытой темы СК-17. По ней ЦКБ-17 под руководством главного ин женера В. В. Аши-ка и начальника отдела новой тех ники Д. И. Зачайневича выполнило проработки по над водным кораблям с управляемым ракетным оружием на базе артиллерийских крейсеров: проекты 82, (недостроенный крейсер «Таллин», бывший герман ский крейсер «Лютцов»), 68 бис, и предложили вариант специального ракетного корабля нового типа Ф-25. В этих проектных исследованиях рассматривались раз личные варианты корабельных установок для запуска самолетов-снарядов 10ХН и 16Х.

Самолеты-снаряды типа 19ХН предназначались для поражения движущихся морских и стационарных береговых целей.

Несмотря на то, что результаты первых исследова ний проблемы установки ракетного оружия на кора блях ВМС не вызывали особого оптимизма, работы по внедрению на отечественном флоте ракетного воору жения были продолжены. В последующих научно-ис следовательских и проектных проработках рассматри вались для установки на кораблях немецкие трофей ные самолеты-снаряды «Блом и Фосс», БР Фау-2, зе нитные управляемые ракеты «Вас-серфаль» и «Флю ге-бООА». Эти работы выполнялись организациями Минсудпрома в течение всего 1947 года. Но их ре зультаты также оказались неудачными, в частности ре активный снаряд «Флюге-бООА» не был рекомендо ван для размещения на кораблях ВМС из-за недоста точной мощности боевого заряда. Реактивные самоле ты-снаряды «Блом и Фосс», несмотря на возможность размещения большего их количества на кораблях по сравнению с ракетами Фау-1 и на возможность пораже ния ими корпусов кораблей противника, были призна ны неэффективными из-за малой дальности действия.

В том же 1947 году под руководством главного ин женера В. В. Ашика в ЦКБ-17 выполнили предэскиз ный проект по теме СК-17, в рамках которой преду сматривались варианты размещения ракетного воору жения на тяжелых крейсерах с бронированием. Вари ант Ф2-40 предусматривал размещение БР Р-1 (ракета типа Фау-2) с 16 пусковыми установками. И этот про ект был признан нецелесообразным из-за больших га баритов и необходимости обеспечения вертикального взлета 271.

Это не значит, что использование немецкого опы та оказалось тупиковым направлением в развитии ра кетных систем оружия ВМС СССР. Во-первых, отече ственные конструкторы смогли познакомиться с пере довыми технологиями в этой сфере. Тем самым были сэкономлены время и деньги на наработку научно-тех нической базы в этой сфере. Во-вторых, они выявили недостатки в существующих системах и избежали оши бок германских конструкторов. В-третьих, активно ис пользовали отдельные узлы и детали в собственных разработках. Не все же в трофейных образцах было неудачным.

Однако правду о том, как в годы холодной войны разработки западногерманских конструкторов повлия ли на развитие отечественных ракетных систем ору жия ВМС, мы узнаем лет через пятьдесят.

Кроме морских ракет советские конструкторы изуча ли и немецкие зенитные неуправляемые реактивные снаряды (ЗНУРС). Для этого в 1947 году был создан отдел в СКВ НИИ-88 (начальник и главный конструктор Костин). Например, этим подразделением был прове Карпенко А. В. У истоков создания ракетных кораблей. – «Гангут»

Сб. ст. Вып. 16. СПб., 1998, с. 71-74.

ден весь комплекс мероприятий по изучению ЗНУРС «Тайфун» (индекс Р-103).

При этом в распоряжении сотрудников отдела име лись:

1. Краткое описание снаряда, составленное инже нером – капитаном Удовиченко. Прилагались чертежи, которые были неясны и неправильны.

2. Краткие сведения из сборника материалов по не мецкой реактивной технике (том 1).

3. Чертежи и описание вариантов, восстановленных по памяти немецким инженером Ватцулем.

4. Чертежи и описание стартовой установки, смонти рованной на лафете немецкой 88-миллиметровой зе нитной пушки.

Плюс к этому различные детали и заготовки 272. По остальным трофеям была похожая ситуация. Вот и приходилось восстанавливать, используя помощь гер манских специалистов, фрагменты чертежей и готовых изделий. Нужно учитывать тот факт, что работы по из учению трофейной техники начались еще в Германии, в многочисленных совместных конструкторских бюро, и только потом этой проблемой стали заниматься на территории Советского Союза.

Оценить другие направления работы совместных НИИ и ОКБ в советской оккупационной зоне Герма Евтифьев М. Д. Из истории создания ракетного щита России. – М., 2000, с. 40—41.

нии позволяет информация, которой осенью 1946 го да располагали аналитики американской Центральной разведывательной группы (предшественник ЦРУ). По их данным, в СССР активно изучали трофейные ра кеты типа «земля – воздух» «Вассерфаль» и «Шмет терлинг» для нужд ПВО, а также проявляли интерес к ракетам типа «воздух—земля» Hs-293 и подводным лодкам типа серии XXL273. Более подробно о том, чем именно занимались немецкие специалисты и об их дальнейшей судьбе, рассказано в главах 10 и 17.

Часто владельцы технологий совершенно случай но узнавали о том, что их ноу-хау тайно использова лись в СССР. Например, начиная с 1937 года в совет ской военной промышленности стали применять за клепки, аналогичные тем, которые использовались на итальянских танкетках «Ансальдо» (их образец был незаконно вывезен из Италии). А по германскому ти пу производились конические башни к колесно-гусе ничному танку БТ-7. При усовершенствовании совет ской 20-мм пушки 2-К отечественные конструкторы ис пользовали описание и чертежи германского комбини рованного 20-мм противотанкового зенитного орудия системы «Боффе»274.

Батюк В. И. Опасный самообман. – Военно-исторический журнал, 1997, № 5, с. 66—69.

Рыбалкин Ю. Операция «X». Советская военная помощь республи канской Испании (1936 – 1939). – М., 2000, с. 117.

В сфере танкостроения активно использовались чу жие новинки еще в 20-е годы. Отметим, что до года в Российской империи не существовало серийно го производства танков. Хотя и предпринимались не однократные попытки создать такую технику, но даль ше опытных образцов дело не пошло. Осенью 1919 го да Совет военной промышленности РСФСР принял ре шение начать выпуск отечественных танков по образ цу французских машин «Рено» FT.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.