авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |

«В. А. Золотарев И. А. Козлов ТРИ СТОЛЕТИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА Том второй XIX — начало XX вв. ПОЛИГОН ...»

-- [ Страница 13 ] --

обеспечение действий минных заградителей надежным боевым прикрытием;

за щита оборонительных минных заграждений береговой и ко рабельной артиллерией и др. При оборудовании минно артиллерийских позиций требовалось так располагать минные заграждения и батареи береговой артиллерии, чтобы обеспечивалась защита минных заграждений и в то же время создавались благоприятные условия для веде ния морского боя с противником.

Специфической особенностью вооруженной борьбы на море в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. было то, что командование Черноморского флота сумело компен сировать большую разницу в соотношении сил активны ми наступательными действиями вспомогательных крей серов и минных катеров с использованием минно-торпед ного оружия. При этом были заложены основы тактики его применения. Основные положения этой тактики сво дились к групповому использованию катеров, скрытному их сближению с противником, внезапности нападения в ночное время, нанесению одновременного удара не сколькими катерами с различных направлений и быстро му отходу после атаки.

Успешное применение миниторпед дало новый импульс развитию этого оружия и средствам борьбы с ним (табл. 5).

В ходе войны зародились первые способы борьбы с мин ной опасностью, заключавшиеся в вылавливании мин и уничтожении их подрывом фугасов.

Признавая положительную роль сил возрождавшегося Черноморского флота в войне против Турции в 1877— 1878 гг., нельзя не отметить, что отсутствие современных броненосных кораблей на Черном море не позволило развернуть на театре наступательные действия в более широких масштабах и организовать систематическое со действие армии при ведении ею боевых действий на при морских направлениях.

Отсутствие броненосных кораблей на Черноморском театре особенно остро сказалось в период мирных пере говоров с Турцией, когда англичане в целях нажима на русское правительство направили в Мраморное море свой флот. С угрозой его вторжения в Черное море пришлось считаться. Опыт русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

со всей очевидностью доказал необходимость иметь (в том числе и на Черном море) достаточно сильный броненос ный флот. К его строительству Россия приступила в нача ле 80-х годов XIX в.

Строительство мореходного броненосного флота Развитие военно-морского флота России в последней четверти XIX в. проходило в сложной внутренней и меж дународной обстановке. Стремление крупнейших импе риалистических государств разрешать назревавшие меж ду ними противоречия из-за колоний и сфер влияния во оруженным путем породило бешеную гонку вооружений, особенно военно-морских, которым в борьбе за колонии отводилась главенствующая роль. О стремительном рос те военно-морской мощи ведущих государств свидетель ствуют такие данные. За последнюю четверть XIX в. сум марное водоизмещение броненосного флота Франции уве личилось примерно втрое, Англии — вчетверо, России — впятеро, Германии — в восемь раз, Японии — в 15 раз.

На строительство военных флотов и их содержание тра тились огромные средства.

В 80-х годах XIX в. начался новый этап строительства русского военно-морского флота. Он характеризовался созданием мореходного броненосного флота, сравнитель но быстрым развитием артиллерийского и минно-торпед ного оружия, появлением минно-тральных сил и средств, радио, установлением классификации кораблей броненос ного флота и его организации и, наконец, изменением так тики военно-морского флота.

Главным оружием броненосных кораблей снова стала артиллерия, подразделявшаяся на крупнокалиберную (от 203 мм и выше), среднего калибра (75—152 мм) и мало калиберную (37—47 мм). На эскадренных броненосцах орудия главного калибра были в основном 305-мм. Бла годаря улучшению качества бездымного пороха и усовер шенствованию материальной части артиллерии темп стрель бы возрос до одного выстрела в минуту, а дальность стрель бы из 305-мм орудий увеличилась до 90 кб. Артиллерия малого и среднего калибров (от 37 до 152 мм), обладав шая большей скорострельностью, предназначалась глав ным образом для отражения атак миноносцев (табл. 6).

Широко использовалась она также на крейсерах и эскад ренных миноносцах.

К началу XX в. корабельная артиллерия располагала двумя основными видами снарядов: бронебойными и фу гасными. Кроме основных видов снарядов, имелись полу бронебойные, сегментные и др. В качестве взрывчатого вещества в снарядах использовался влажный пироксилин, обладавший сильным бризантным действием.

В 90-е годы XIX в. в русском флоте применялись два метода ведения артиллерийского огня — беглый и залпо вый. Более эффективным являлся залповый метод: он по зволял вести централизованный огонь по одной цели од новременно несколькими кораблями. Для повышения эф фективности залпового огня потребовались специальные приборы. Первый прибор автоматической стрельбы, по ложивший начало решению проблемы централизованно го управления огнем, был изобретен талантливым русским артиллеристом А. П. Давыдовым и впервые применен в рус ско-турецкую войну 1877—1878 гг. После длительных испытаний и последующих усовершенствований этот при бор был принят на вооружение флота и сыграл положи тельную роль в повышении эффективности огня морской артиллерии.

К началу XX в. в русском флоте уже были разработа ны требования к эффективности стрельбы корабельной артиллерией, изложенные в «Правилах артиллерийской службы».

Усиление артиллерии вызвало необходимость улучше ния качества брони. В 90-е годы стала применяться бро ня, изготовленная из хромоникелевой стали, специально обработанной, цементированной и закаленной. Сопротив ляемость новой брони оказалась на 16% выше, чем у бро ни из цементированных плит никелевой стали.

Большое внимание уделялось развитию торпедного оружия. Работы велись по линии увеличения скорости и дальности хода торпеды и массы взрывчатого вещества (табл. 7). К началу русско-японской войны на вооруже Таблица Тактико-технические характеристики корабельной артиллерии флота России 80—90-х годов XIX в.

Масса, кг Калибр, Начальная Число выстрелов снаряда, орудия, мм скорость, м/с в минуту мм кг 305* 55,4 325 637 0, 254 26 225,2 777,2 0, 228 22,5 123 650 0, 203 13,5 85,8 660 0, 152 6,5 40,5 645 1, 120 2,9 20,4 823 3,5— 75 0,9 4,9 823 4— 63 0,1 2,5 370 3— 47** 0,51 1,1 700 37*** 0,3 0,5 442 П р и м е ч а н и е. Таблица составлена по источнику: Павлович Н. Б.

Развитие тактики Военно-Морского Флота. Ч. I. С. 85, 166.

* Орудия были спроектированы для броненосцев «Александр II»

и «Николай I».

** Одноствольные орудия.

*** Пятиствольные орудия.

нии русского флота имелись 45-см торпеды, снабженные гироскопическим прибором управления движением тор педы по направлению, с дальностью хода 2000 м (при ско рости 36 узлов) и 1000 м (при скорости 32 узла).

На вооружении флота имелись надводные и подводные торпедные аппараты. Они устанавливались на эскадрен ных броненосцах, крейсерах, эскадренных миноносцах, миноносцах и подводных лодках. Главным носителем тор педного оружия являлись эскадренные миноносцы и ми ноносцы, на которых, как правило, устанавливались од нотрубные аппараты. В России в 1894 г. впервые были спроектированы и установлены на миноносцах двухтруб ные торпедные аппараты. К этому времени относится появление и первых поворотных торпедных аппаратов.

Таблица Тактико-технические характеристики торпедного оружия русского флота второй половины 80-х годов XIX в.

Масса, кг боевого Образец, Калибр, Скорость, Длина, м заряда год см уз орудия пирок силина Для минных катеров 1886 35,5 3,35 136 8 6, Для миноносцев и миноносок 1889 37,5 5,6 400 80 22, П р и м е ч а н и е. Таблица составлена по источнику: Кузьмин А. В.

Записки по истории торпедных катеров. М.;

Л., 1939. С. 24.

Их применение намного упростило выход надводных ко раблей в торпедную атаку.

К началу XX в. в русском флоте раньше, чем во флотах других стран, сложились вполне определенные взгляды на использование торпедного оружия с миноносцев, сво дившиеся к следующим основным положениям. Счита лось, что атаки миноносцев наиболее успешно могут про водиться в ночное время с последовательным выпуском нескольких торпед с интервалами не менее 10 с. Выпол нять атаку рекомендовалось на прямых курсах с последу ющим быстрым отрывом от противника. Использование торпедного оружия с подводных лодок не выходило за пределы опытных стрельб.

Увеличение разрушительной мощи торпедного орудия и расширение масштабов его использования в боевых дей ствиях на море вызвали необходимость повышения жи вучести корабля при повреждении подводной части кор пуса. Эта проблема решалась главным образом путем деления корпуса на отсеки, усиления прочности перебо рок и улучшения организации борьбы за непотопляемость.

Определенные успехи были достигнуты и в развитии минного оружия. В частности, изобретенный лейтенан том Н. Н. Азаровым автоматический якорь позволил ста вить мины на заданное углубление, что значительно со кращало время минных постановок1. В 1891 г. на воору жение русского флота была принята мина шаровой фор мы вместо существовавшей ранее сфероконической. Это дало возможность при тех же габаритах корпуса увели чить массу взрывчатого вещества мины с 30 до 55 кг.

Параллельно с совершенствованием мин шел поиск средств борьбы с ними. Первоначально в качестве таких средств использовались контрмины, которые ставились в районах обнаруженных минных полей противника и под рывались с помощью гальванических запалов или детона ционных шнуров. Но этот способ уничтожения мин был малоэффективным. Он мог применяться лишь днем и в хо рошую погоду, а также требовал много времени. Принци пиально новым и эффективным средством явился контакт ный трал, изобретенный в 1898 г. офицером русского фло та К. Ф. Шульцем2.

Исключительно важное значение для военно-морского флота имело изобретение в 1895 г. А. С. Поповым радио.

В условиях роста скоростей паровых кораблей и дально сти их плавания, быстроты изменения обстановки визу альные и звуковые средства связи, применявшиеся в па русном флоте, уже не удовлетворяли требованиям такти ки броненосного флота и являлись серьезным тормозом ее развития, особенно в области управления силами в бою и организации взаимодействия между ними.

Появление радио на военных кораблях открыло широ кие перспективы в резком повышении оперативности уп равления силами военно-морского флота при ведении бо евых действий на морских и океанских театрах на боль ших удалениях от баз. В начале XX в. на русских кораблях были установлены радиоприемники и передатчики, обе спечивавшие связь на расстоянии до 100 миль.

Россия в развитии броненосного флота отставала от других морских держав. Ее броненосные корабли, по Развитие минного оружия в русском флоте: Документы. М., 1951.

С. 224—225.

Павлович Н. Развитие броненосного флота и взглядов на его такти ку // Морской сборник. 1953. № 11. С. 63.

строенные в 60—70-е годы для Балтийского флота, замет но устарели, а на Черном море вообще не было совре менного броненосного флота. Морское министерство в отчете за 1879 г. писало: «С грустным чувством дґолжно сознаться, что “Петр Великий” есть наш единственный сильный боевой корабль. Все прочие суда наши не спо собны к борьбе с первоклассными броненосцами, кото рыми располагают другие морские державы, да и самое значение их как передвижной силы, обороняющей наши берега, весьма сомнительно»1.

Появление на Балтийском море нового вероятного про тивника — германского броненосного флота, а на Даль нем Востоке — японского, заставило царское правитель ство обратить серьезное внимание на строительство мо реходного броненосного флота.

В 80—90-е годы XIX в. во всех капиталистических стра нах, в том числе и России, продолжались поиски наибо лее рациональных типов и классов кораблей.

В связи с тем, что морской бой рассматривался как наиболее эффективный и единственный способ решения всех задач в вооруженной борьбе на море, а артиллерия — в качестве основного оружия флота, то вполне естествен но, что во всех странах предпочтение отдавалось строи тельству крупных броненосных кораблей, имевших силь ное артиллерийское вооружение и мощное бронирование.

Эти корабли, созданные на базе двух основных типов бро неносцев предшествующего периода: башенного и казе матного, — получили, согласно одной из первых класси фикаций, наименование эскадренных броненосцев. Как и парусные линейные корабли, они составляли боевое ядро флота и предназначались для ведения эскадренного мор ского боя.

Наряду с эскадренными броненосцами строились бро неносные и бронепалубные крейсеры для действия на морских коммуникациях и ведения морского боя в соста ве эскадры.

Огородников С. Ф. Исторический обзор развития и деятельности Морского министерства за сто лет его существования (1802—1902 гг.).

СПб., 1902. С. 218.

Развитие минно-торпедного оружия привело к появле нию в последней четверти XIX в. новых классов кораб лей — минных заградителей и миноносцев, предназначен ных для постановки минных заграждений и использова ния торпедного оружия.

Началом создания мореходного броненосного флота в России считается 1881 г., когда при Морском министер стве под председательством великого князя Алексея Алек сандровича состоялось специальное совещание с участи ем военного министра и министра иностранных дел по вопросу дальнейшего развития военно-морского флота. На совещании были определены мероприятия по наращива нию морской мощи на театрах и задачи флотов.

На Черноморском театре «первою заботой по восста новлению морских сил должно быть возрождение Черно морского флота, а затем уже развитие флотов и на других морях». В качестве главной задачи ставилось создание такого флота, который по своей силе превосходил бы флот Турции и при наступлении благоприятной обстановки мог обеспечить занятие Босфора, т. е. достижение заветной цели России на Черном море.

На Балтийском театре «основной задачей для Балтий ского флота является доведение его до первенствующего значения сравнительно с флотами других держав, омы ваемых тем же морем, обеспечив его надежными база ми в наименее замерзающих частях Финского залива»

[РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 35382. Л. 9—11]. По мне нию участников совещания, Балтийский флот должен был располагать мореходными броненосными кораблями, спо собными не только успешно оборонять побережье Рос сии на Балтике, но и при определенных условиях вести активные наступательные действия.

На Тихоокеанском театре ставилась ограниченная за дача — «оборона важнейших пунктов побережья» бере говой артиллерией и постановкой оборонительных мин ных заграждений. Для защиты морских сообщений и ве дения разведки на театре совещание признало необходимым иметь на Тихом океане небольшую Сибир скую флотилию. В случае возникновения войны на Даль нем Востоке с Японией или Китаем намечалось «отко мандирование в воды Тихого океана эскадры из состава Балтийского и Черноморского флотов» [РГА ВМФ.

Ф. 417. Оп. 1. Д. 35382. Л. 12].

В соответствии с решениями, выработанными специ альным совещанием, Морское министерство разработа ло основные требования к кораблям создававшегося мо реходного броненосного флота. Они сводились к следую щему:

ядром флотов на Балтийском и Черном морях должны являться броненосцы, способные вести боевые действия не только на внутренних ограниченных морских театрах, но и в удаленных районах Мирового океана;

броненосцы должны иметь водоизмещение не менее 8400 т, обладать большими наступательными и оборони тельными возможностями и иметь осадку, позволяющую кораблям проходить через Суэцкий канал;

крейсеры должны быть эффективной силой для нане сения ущерба торговым интересам и колониям противни ка. На канонерские лодки и миноносцы возложить задачу обороны рейдов, портов и шхер на морских театрах.

Морское министерство обращало внимание на скорей шее оборудование Владивостока, так как он являлся един ственным военным портом открытого моря, способным стать базой крейсерских сил российского флота, и его планировали использовать для дислокации крупных эс кадр, перебрасываемых сюда при необходимости с Бал тийского и Черного морей.

Таким образом, в отличие от 60—70-х годов, когда в России строился оборонительный флот, в начале 80-х го дов было решено строить мощный мореходный флот, способный вести активные наступательные действия у берегов противника не только на Балтийском и Черно морском театрах, но и далеко за их пределами. Броне носный флот по своей силе должен был превосходить на Балтике германский, а на Черном море — турецкий флоты.

К этому времени в России, благодаря быстрому разви тию капитализма, большим успехам в области науки и тех ническому прогрессу, была создана необходимая матери ально-техническая база, обеспечившая строительство мо реходного броненосного флота. Накопленный же опыт постройки броненосных кораблей оборонительного фло та и крейсерских сил позволял решать эту сложную зада чу собственными силами и средствами на отечественных судостроительных заводах.

Таблица План строительства основных классов кораблей Российского флота в 1881—1900 гг.

Балтийский Черномор- Сибирская флот ский флот флотилия Классы Всего Имеются в Имеются в Имеются в постройке постройке постройке Подлежат Подлежат Подлежат строю строю строю кораблей в 1900 г.

Броненосцы 2 16 — 8 — — Крейсеры ранга (броне 5 4 — — — — носные и бро непалубные) Крейсеры ранга (небро- 12 9 — 2 — — нированные) Канонерские 9 11 — — — 8 лодки Миноносцы — 100 — 19 6 6 Итого 28 140 — 29 6 14 П р и м е ч а н и е. Таблица составлена на основании данных: РГА ВМФ.

Ф. 417. Оп. 1. Д. 14788. Л. 38—40.

На основании поставленных задач и вышеизложен ных требований Морское министерство разработало кораблестроительную программу (табл. 8), рассчитан ную на 20 лет (1881—1900). В докладе, представлен ном царю вместе с судостроительной программой, го ворилось: «Россия не может играть на море такой же роли, как и в последнюю русско-турецкую войну. Она должна быть готова встретить неприятеля за предела ми своих вод, у его берегов, будь это в Балтике или в Чер ном море» 1.

Из таблицы видно, что, вопреки решению специально го совещания о первоочередном строительстве флота на Черном море, главный упор в судостроительной програм ме 1881 г. был сделан на наращивании сил Балтийского флота. Смена приоритетов произошла главным образом по причине быстрого усиления германского флота на Бал тийском море, а также из-за необходимости иметь здесь резерв кораблей для посылки их на Дальний Восток.

Реализация новой судостроительной программы нача лась в 1883 г., когда на верфях Санкт-Петербурга были заложены для Балтийского флота броненосец и два крей сера (табл. 9), а на верфях Николаева и Севастополя — три броненосца и четыре миноносца для Черноморского флота (табл. 10). Но не успели вступить в строй первые корабли, как судостроительная программа подверглась существенному изменению.

В связи с тем, что Германия опережала Россию по на ращиванию морской мощи, Морское министерство в 1885 г. поставило вопрос об ускорении строительства броненосного флота. Однако положительное его решение не было возможным из-за финансовых трудностей и огра ниченности мощностей судостроительных заводов. Поэто му начальник Главного морского штаба адмирал Н. М. Чи хачев предложил ускорить строительство минного флота (миноносцев, эскадренных миноносцев и минных крейсе ров) за счет некоторого сокращения численности заплани рованных к постройке броненосцев.

Весной 1885 г. на межведомственном совещании было принято решение изменить программу 1881 г.: число бро неносцев уменьшить на восемь единиц (шесть — за счет Балтийского флота и два — за счет Черноморского);

чис ло миноносцев сократить до 65;

одновременно улучшить качество миноносцев и ускорить время их постройки. Та ким образом, судостроительная программа 1881 г. под верглась существенному сокращению.

Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море. М., 1926. С. 27.

В 1890 г. в связи с дальнейшим усилением германско го флота судостроительная программа вновь была пере смотрена с целью ускорить постройку кораблей для Бал тийского флота в ближайшие пять лет (1890—1895). Пре дусматривалось построить шесть эскадренных броненосцев водоизмещением по 7500 т, четыре эскадренных броне носца водоизмещением по 5600 т, три броненосных крейсера, пять канонерских лодок, 50 миноносцев во доизмещением по 120 т [РГА ВМФ. Ф. 147. Оп. 1.

Д. 43865. Л. 22].

Одновременно решено было восстановить первона чальный состав эскадренных броненосцев, предусмотрен ный программой 1881 г. для Черноморского флота. Од нако и эта программа ускоренного судостроения из-за недостатка средств также не была выполнена. К 1896 г.

по судостроительной программе 1881 г. было построено 15 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, 10 крейсеров 1 и 2 рангов, 14 канонерских ло док и 72 миноносца1.

Три однотипных броненосца («Императрица Екате рина II», «Чесма» и «Синоп»), предназначенных для Чер номорского флота, были заложены в Николаеве и Севасто поле в 1883 г. Постройка этих кораблей положила начало мореходному броненосному флоту в России и возрождению морской силы на Черном море.

Корабли «Император Александр II» и «Император Николай I», заложенные в Санкт-Петербурге в 1887— 1889 гг., представляли собой башенные броненосцы с мень шим водоизмещением, чем у кораблей типа «Императрица Екатерина II». Их боевые качества оказались невысокими, и в дальнейшем постройку броненосцев водоизмещением менее 10 тыс. т прекратили.

В 1891 г. в Санкт-Петербурге на верфи Галерного ост рова был спущен на воду броненосец «Наварин», послу живший прототипом других русских эскадренных броне носцев, строившихся вплоть до русско-японской войны 1904—1905 гг. Орудия главного калибра (305 мм) были Моисеев С. П. Список кораблей русского парового и броненосного флота. С. 24.

установлены в двух двухорудийных башнях, а 152-мм ору дия — в казематах, расположенных в средней части ко рабля. Вооружение, бронирование и тактико-технические элементы «Наварина» наиболее оптимально отвечали требованиям, предъявлявшимся к кораблям данного клас са. Броненосцы последующей постройки отличались от него в основном числом и расположением артиллерии среднего калибра. Так, на однотипных броненосцах «Пол тава», «Севастополь» и «Петропавловск» орудий средне го калибра было на четыре единицы больше, чем на «На варине», и установлены они были в четырех двухорудий ных бортовых башнях и на открытых площадках средней палубы, а не в казематах. Единственным броненосцем, значительно отличавшимся от «Наварина», являлся «Рос тислав»: он имел не 305-мм, а 254-мм орудия главного калибра, толщину брони борта на 50—100 меньше и по чти вдвое меньшую дальность плавания.

Существенным недостатком большинства русских бро неносцев постройки 80—90-х гг. являлась сравнительно не большая дальность плавания — в среднем около 4500 миль, затруднявшая выполнение межтеатрового маневра, как это предусматривалось планами Морского министерства в слу чае обострения международной обстановки.

Некоторым отходом от идеи создания мореходного флота стала постройка для Балтийского флота в 90-х го дах трех однотипных броненосцев береговой обороны «Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин» и «Генерал-ад мирал Апраксин». Эти корабли имели водоизмещение вдвое меньше, чем эскадренные броненосцы, и более сла бое артиллерийское вооружение (254 мм — главный ка либр и 120 мм — средний). Бронирование кораблей со стояло из узкого броневого пояса толщиной до 254 мм, проходившего по ватерлинии борта корабля. Корабли типа «Адмирал Ушаков» предназначались для усиления защиты побережья на Балтийском море.

Для обеих баз, портов, рейдов и действий в шхерах пред назначались канонерские лодки. За 15 лет были построены 14 кораблей этого класса, из них восемь — для Балтийско го флота и шесть — для Черноморского. Канонерские лод ки, особенно типа «Кореец» и «Донец», при сравнительно Корабли, построенные для Балтийского Вооружение Водоизмещение Артиллерия: число ное/полное, т Скорость, уз Год спуска орудий/калибр, мм стандарт на воду Корабль противо главный средний минный Броненосцы, эскадренные броненосцы «Император 2/305 10/ 1887 8440/9244 15,3 8/ Александр II» 4/229 8/ «Император 2/305 16/ 1889 8440/9672 15,5 8/ Николай I» 4/228 2/ 1/ «Гангут» 1890 —/6592 15 4/152 — 4/ 18/ «Наварин» 1891 9476/10 206 15,9 4/305 8/ 12/ 18/ «Полтава» 1894 10 960/— 17 4/305 12/ 28/ «Сысой Вели- 12/ 1894 8800/10 400 16 4/305 6/ кий» 12/ 12/ «Севастополь» 1895 10 960/— 17 4/305 12/ 28/ «Петропав- 10 960/ 10/ 1894 17 4/305 12/ ловск» 11 354 28/ Броненосцы береговой обороны «Адмирал Уша- 6/ 1893 4126/4648 16 4/254 4/ ков» 18/ «Адмирал Се- 6/ 1894 4126/4792 16 4/254 4/ нявин» 18/ «Генерал 6/ адмирал Ап- 1896 4126 16 3/254 4/ 18/ раксин»

Крейсеры 1 ранга «Владимир 16/ 1882 —/5754 17,5 5/152 6/ Мономах» 4/ «Дмитрий Дон- 6/ 1883 —/5800 17 6/152 10/ ской» 22/ Таблица флота в 1881—1896 гг.

Бронирование, мм Мощность машин, Дальность плава ры/нижние чины Экипаж: офице артиллерии ные/ подводные параты надвод ния, мили Торпедные ап палубы л.с.

борта среднего главного калибра калибра Броненосцы, эскадренные броненосцы 102— 0/5 60 254 76—152 8500 2100 31/ 102— 0/6 60 254 76—152 8000 4500 31/ — — — — — 600 — 28/ 0/6 305/406 47—76 305 127 9000 6000 28/ 229— 4/2 51—76 254 127 11255 4500 — 203— — 51—76 254 127 8500 4000 27/ 229— 4/2 51—76 254 127 10600 4500 27/ 203— 4/2 51—76 254 127 11213 4500 27/ Броненосцы береговой обороны 21— 0/4 152/254 38—63 203 — 5769 — 21— 0/4 152/254 38—63 203 — 5327 — 21— 0/4 152/254 38—63 203 — 5000 — Крейсеры 1 ранга 100— 3/0 12,7 — — 7000 6200 24/ 100— 5/0 12,7 — — 7000 7000 23/ Вооружение Водоизмещение Артиллерия: число ное/полное, т Скорость, уз Год спуска орудий/калибр, мм стандарт на воду Корабль противо главный средний минный «Адмирал На- 12/ 1885 7782/8524 17 8/203 10/ химов» 6/ «Память Азо- 7/ 1886 6000/6734 17 2/203 13/ ва» 8/ «Адмирал 6/ 1887 5540/5880 17,5 — 14/ Корнилов» 10/ 16/152 10/ «Рюрик» 1892 10936/11930 19 4/ 6/120 12/ 12/ «Россия» 1896 12195/13675 19,7 4/203 16/152 20/ 16/ 10/ «Витязь» 1884 2950/3200 14 — 10/ 16/ 2/ «Рында» 1885 2950/3508 14,4 — 4/152 2/ 6/ Канонерские лодки «Грозящий» 1890— 4/ 1492/1627 14 1/228 1/ (4)* 1895 4/ 2/ «Кореец» (4) 1886 1213/1334 13 2/203 1/ 4/ Миноносцы 1886— 15— 67,5/120 — — 2/ (50) 1896 * В скобках указано число кораблей данного типа.

Окончание таблицы Бронирование, мм Мощность машин, Дальность плава ры/нижние чины Экипаж: офице артиллерии ные/подводные параты надвод ния, мили Торпедные ап палубы л.с.

борта среднего главного калибра калибра 3/0 254 51—76 203 — 8000 4200 23/ 100— 3/0 37—63 — — 6000 3190 23/ 6/0 — 38—60 — — 6000 5000 24/ 203— 6/0 51—76 — — 13250 7800 27/ 127— 6/0 45—50 127 — 17000 5700 28/ — — 38 — — 3000 — 25/ 1/0 — 38 — — 3000 1200 25/ Канонерские лодки 2/0 82—127 19—38 — — 2000 990 11/ 1/0 — 10 — — 1500 — 11/ 450— До 2—3/0 — — — — 2000 Корабли, построенные для Черноморского Вооружение Водоизмещение Артиллерия: число ное/полное, т Скорость, уз Год спуска орудий/калибр, мм стандарт на воду Корабль противо главный средний минный Броненосцы, эскадренные броненосцы «Императрица 8/ 1886 10150/11048 15 6/305 7/ Екатерина II» 4/ 8/ «Чесма» 1886 10100/11396 15,5 6/305 7/ 4/ 8/ «Синон» 1887 10100/10930 16,5 6/305 7/ 4/ «Двенадцать 12/ 1890 8113/8709 16 4/305 4/ апостолов» 14/ «Георгий По- 8/ 1892 10280/11940 17 6/305 7/ бедоносец» 10/ «Три Святите- 8/152 10/ 1893 12480/13318 17 4/ ля» 4/120 40/ 12/ «Ростислав» 1896 8800 16 4/254 8/ 14/ Крейсеры 1 ранга «Память Мер- 4/ 1882 2997 14 — 6/ курия» 4/ Канонерские лодки «Донец» 1887 1224 13,5 2/203 1/152 6/ «Запорожец» 1887 1224 12 2/203 1/152 6/ «Кубанец» 1887 1224 13,5 2/203 1/152 6/ «Терец» 1887 1224 11,0 2/203 1/152 6/ 3/ «Уралец» 1887 1224 14,3 2/203 1/ 2/ «Черноморец» 1887 1224 12 2/203 1/152 6/ Миноносцы 1883— 15— 66—120 — — 2/ (22)* 1896 * В скобках указано число кораблей данного типа Таблица флота в 1881—1896 гг.

Бронирование, мм Мощность машин, Дальность плава ры/нижние чины Экипаж: офице артиллерии ные/ подводные параты надвод ния, мили Торпедные ап палубы л.с.

борта среднего главного калибра калибра Броненосцы, эскадренные броненосцы 203— 0/7 57 305 — 9000 4600 26/ 203— (бар 0/7 57 305 9000 4600 26/ беты) 203— 7 57 305 — 12600 2430 26/ 229— 254— 0/6 50—60 127 8113 1540 26/ 356 203— 0/7 57 305 — 10600 2160 26/ 406— 0/6 76—229 406 — 10600 2380 26/ 203— 0/6 51—76 127 — 8500 3050 26/ Крейсеры 1 ранга 4/0 — — — — 3000 1560 Канонерские лодки 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 10 — — — 1500 4750 11/ 2/0 450— До — — — — 2—3/0 2000 небольшом водоизмещении имели довольно сильную ар тиллерию: два орудия 203 мм и одно — 152 мм. Строи тельство канонерских лодок в последней четверти XIX в.

явилось следствием тенденции наращивания как наступа тельных, так и оборонительных сил флота на Балтийском и Черном морях.

Россия продолжала занимать ведущее место в разви тии броненосных крейсеров. В соответствии с идеей «крей серской войны» и согласно судостроительной программе 1881 г. в России продолжалось строительство броненос ных крейсеров, предназначавшихся для действий на мор ских и океанских коммуникациях, а также для ведения морского боя совместно с эскадренными броненосцами.

Первыми броненосными крейсерами, построенными по программе 1881 г., были «Владимир Мономах» и «Дмит рий Донской», зачисленные в списки Балтийского флота.

Вооружение и бронирование этих кораблей почти ничем не отличались от их предшественника — броненосного крейсера «Минин», по образцу которого они строились.

В 1885 г. на Балтийском заводе был спущен на воду броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» водоизмеще нием свыше 8000 т и со скоростью 17 узлов. Этот ко рабль, по праву считавшийся сильнейшим крейсером того времени, имел на вооружении восемь 203-мм орудий в четырех двухорудийных башнях и десять 152-мм, уста новленных по бортам, броневой пояс толщиной 225 мм.

Стремление к дальнейшему усилению боевой мощи бро неносных крейсеров привело к постройке в 90-х годах двух кораблей этого класса — «Рюрика» и «России» — водоиз мещением свыше 11—12 тыс. т со скоростью 19 узлов и даль ностью плавания около 8000 миль. Их вооружение состо яло из четырех 203-мм и шестнадцати 152-мм орудий, а так же шести надводных торпедных аппаратов. Толщина брони борта достигала 203 мм, палубы — 51—76 мм.

Существенным недостатком программы развития крей серских сил являлось то, что мало внимания уделялось постройке крейсеров для Черного моря, где они, как по казал опыт русско-турецкой войны 1877—1878 гг., могли играть значительную роль в боевых действиях на комму никациях противника.

Появление и развитие минно-торпедного оружия во второй половине XIX в. настоятельно требовали создания специальных кораблей для его использования. Такими кораблями явились минный заградитель и миноносцы, впервые (как и эскадренный броненосец и броненосный крейсер) появившиеся в русском флоте. Первый в России минный заградитель «Гальванер» был построен в 1874 г.

На нем имелись специальные устройства для хранения 30 мин и постановки их. Однако из-за ограниченной даль ности плавания он мог действовать лишь на небольшом удалении от баз. Для постановки активных минных за граждений в 1892 г. были построены «Буг» и «Дунай», несколько позже — «Амур» и «Енисей».

Первыми носителями торпедного оружия были, как изве стно, паровые катера, вооруженные самодвижущейся ми ной (торпедой), пришедшей на смену шестовой мине и бук сируемой мине-крылатке. Однако, не обладая достаточны ми дальностью плавания, мореходностью и скоростью, они не могли обеспечить широкое использование торпедного оружия в вооруженной борьбе на море. Поэтому возникла необходимость в создании более крупных кораблей — но сителей торпедного оружия. Ими стали миноносцы.

Первый в России мореходный миноносец «Взрыв» был построен в 1877 г. Он имел водоизмещение 160 т, скорость 12,3 узлов и один носовой торпедный аппарат. В дальней шем миноносцы как в России, так и в других странах, не прерывно совершенствовались. Лучшие русские минонос цы 90-х годов типа «Сокол» имели водоизмещение 220 т, скорость 27,5 узлов, два поворотных носовых торпед ных аппарата, 75-мм, и три 47-мм орудия. Дальность пла вания превышала 600 миль. Они сыграли важную роль в развитии кораблей класса миноносцев и появлении эс кадренных миноносцев не только в России, но и в дру гих странах.

Стремление к созданию мореходных кораблей преиму щественно с торпедным вооружением привело к постройке в России в конце 80-х и начале 90-х годов минных крейсе ров. Головной корабль этого класса «Лейтенант Ильин», построенный на Балтийском заводе в 1886 г., имел водоиз мещение около 700 т, скорость 20 уз., вооружение — пять ОРГАНИЗАЦИЯ МОРСКОГО МИНИСТЕРСТВА в конце XIX в. (1885 г.) ГЛАВНЫЙ НАЧАЛЬНИК ФЛОТА И МОРСКОГО Главный ВЕДОМСТВА Адмиралтейств Военно-морской суд совет Главное Военно-морское Управляющий судное управление Морским министерством Главное управление кораблестроения и снабжения Главное Гидрографическое управление Морской ученый Морской техничес- Главный Морской комитет кий комитет Канцелярия штаб Морской Морского строительный комитет министерства Редакция журнала Военно-морской «Морской ученый совет Морской архив Морской музей сборник»

Отделение по делам Морская Отдел личного Комиссия морских эмеритальной кассы библиотека состава артиллер. опытов однотрубных торпедных аппаратов, пять 47-мм и десять 37-мм орудий. Дальность плавания экономическим ходом превышала 1000 миль. В последней четверти XIX в. было построено семь минных крейсеров, из них четыре — для Бал тийского и три — для Черноморского флотов. С появлени ем и развитием эскадренных миноносцев с артиллерийским и достаточно сильным торпедным вооружением в конце сто летия от постройки минных крейсеров отказались.

Эскадренные миноносцы (истребители) предназнача лись для действий в составе эскадр. Первые русские эс кадренные миноносцы типа «Бдительный» появились так же в конце XIX в. Они имели водоизмещение 350 т, ско рость 27 узлов;

вооружение — три поворотных торпедных аппарата, одну 75-мм и пять 47-мм пушек. Дальность пла вания составляла 1200 миль. Эскадренные миноносцы этого типа могли использоваться не только для оборони тельных, но и активных наступательных целей в пределах Балтийского и Черноморского театров, а также прини мать участие в эскадренном бою.

Во второй половине XIX в. в России продолжались ра боты по созданию подводного корабля, способного вести боевые действия на море. Наиболее совершенная для того времени подводная лодка была построена в 1866 г. по про екту И. А. Александровского. Она имела следующие разме ры: длину около 33 м, наибольшую ширину 4 м, высоту 3,6 м, водоизмещение 335 т. В качестве двигателя использовалась машина, работавшая на сжатом воздухе, хранившемся в бал лонах. Сжатый воздух пополнялся компрессором высокого давления. Для погружения подводной лодки служила бал ластная цистерна, в которую принималась забортная вода.

Всплытие осуществлялось продуванием водяного балласта сжатым воздухом. Изменение курса и глубины погружения производилось с помощью вертикального и кормового го ризонтального рулей. Вооружение состояло из двух мин, связанных между собой тросом и обладающих положитель ной плавучестью. По идее Александровского, подводная лодка должна была подныривать под неприятельский корабль и заводить мины под его днище так, чтобы они могли охва тить киль корабля. Первые испытания, проводившиеся в Фин ском заливе, дали положительные результаты. Морской уче ный комитет сделал следующее заключение: «Главный воп рос о возможности подводного плавания решен: лодка, сде ланная Александровским, удобно и легко опускается в воду и всплывает...»1. Однако эта лодка не получила дальнейше го развития, поскольку Морское министерство, скептиче ски относившееся к идее создания подводного флота, не от пустило изобретателю необходимые средства для продол жения работ над ее усовершенствованием.

Существенный вклад в развитие подводных лодок внес также известный русский инженер С. К. Джевецкий, по проекту которого в России в 1879—1881 гг. было постро ено 50 подводных лодок с педальным двигателем, предназ наченных для обороны Кронштадта и Севастополя. Лодка вооружалась двумя минами. В 1880 г. С. К. Джевецкий разработал проект подводной лодки с электродвигателем.

До конца XIX в. во всех странах мира продолжались поиски наиболее рационального типа боевой подводной лодки. Первая русская подводная лодка под названием «Дельфин», способная вести боевые действия на море, была построена на Балтийском заводе в 1903 г. Автора ми ее проекта были талантливый русский кораблестрои тель профессор И. Г. Бубнов и капитан 2 ранга М. Н. Бек лемишев. Подводная лодка «Дельфин», по праву считав шаяся одной из лучших для своего времени, имела следующие тактико-технические данные: водоизмещение — 113 т надводное, 124 т — подводное;

мощность двигателей над водного хода 300 л. с., подводного — 120 л. с.;

скорость надводная 10 узлов, подводная — 5—6 узлов;

вооруже ние — два торпедных аппарата;

дальность плавания над во дой 243 мили, под водой — 28 миль;

глубина погружения 50 м;

экипаж — два офицера и 20 нижних чинов.

Подводная лодка «Дельфин» положила начало строи тельству в России боевых подводных лодок, оформивших ся в начале XX в. в самостоятельный класс кораблей во енно-морского флота.

К концу XIX в. длительный процесс поисков наиболее целесообразных типов боевых кораблей завершился на Трусов Г. Подводные лодки в русском и советском флоте. Л., 1963. С. 63.

конец установлением твердой классификации кораблей парового флота. В России классификация была введена приказом по Морскому ведомству от 1 февраля 1892 г.

Она устанавливала следующие классы кораблей: броне носцы эскадренные и береговой обороны, крейсеры 1 ран га (броненосные и бронепалубные) и 2 ранга, минные крейсеры, канонерские лодки мореходные и береговой обороны, пароходы, яхты, транспорты, миноносцы, ми ноноски, учебные суда, портовые суда.

В начале XX в. было введено еще несколько классов:

минный транспорт, эскадренный миноносец, госпиталь ное судно, посыльное судно, подводная лодка. Такая клас сификация кораблей в России просуществовала до 1907 г.

Основные классы кораблей имели следующие предназ начение и тактико-технические элементы:

эскадренные броненосцы — наиболее мощные артил лерийские корабли для ведения главным образом эскад ренного боя;

имели водоизмещение 10—15 тыс. т;

воору жение: артиллерийское — четыре 305-мм, до двенадцати 152-мм, до двадцати 75-мм и до тридцати 47—37-мм ору дий;

торпедное — до четырех надводных и двух подвод ных торпедных аппаратов;

бронирование 406—250 мм;

скорость 17—18 узлов;

дальность плавания до 8 тыс. миль;

броненосцы береговой обороны — артиллерийские корабли для ведения боя в прибрежном районе;

имели водоизмещение до 5000 т, скорость— до 16 узлов;

артил лерийское вооружение — четыре 254-мм, четыре 120-мм и до двадцати четырех 47- и 38-мм орудий, четыре тор педных аппарата, бронирование до 203 мм;

крейсеры 1 ранга — для ведения артиллерийского боя вместе с эскадренными броненосцами, а также для само стоятельных действий на океанских коммуникациях;

их водоизмещение достигало 12 тыс. т, скорость — 20 уз лов, дальность плавания — 8000 миль;

вооружение: ар тиллерийское — четыре 203-мм, шестнадцать 152-мм, до тридцати 37-мм орудий, торпедное — до четырех надвод ных торпедных аппаратов;

бронирование — до 203 мм;

крейсеры 2 ранга — для ведения тактической (ближ ней) разведки, несения дозорной службы, нарушения ком муникаций противника и защиты своих коммуникаций, отражения атак миноносцев;

имели водоизмещение от 3000 до 6000 т, скорость до 25 узлов, дальность плавания до 4000 миль;

вооружение: артиллерийское — восемь 152-мм, двадцать четыре 75-мм, восемь 37-мм орудий;

тор педное — до четырех торпедных аппаратов;

канонерские лодки — небольшие артиллерийские ко рабли для ведения боя вблизи берегов;

имели водоизме щение до 1500 т, скорость до 15 узлов и по два орудия калибром от 152 до 225 мм;

эскадренные миноносцы и миноносцы — торпедные корабли для действий в открытом море и прибрежных районах соответственно;

водоизмещение эскадренных миноносцев до 350 т, скорость до 27 узлов, одно 75-мм и пять 47-мм орудий, три торпедных аппарата;

у миноно сцев водоизмещение до 180 т, скорость до 24 уз., три 37-мм орудия, два торпедных аппарата;

минные транспорты (заградители) — для постанов ки минных заграждений;

водоизмещение достигало 2800 т, скорость — до 17 узлов, вооружение состояло из пяти 75-мм и семи 47-мм орудий;

могли принимать до 300—400 мин;

подводные лодки — для защиты фарватеров и рейдов в районах прибрежных крепостей;

по мере технического совершенствования возникла идея использовать их в от крытом море.

Одновременно с развитием классификации кораблей постепенно складывалась и новая организация броненос ного флота, соответствовавшая характеру изменений во енно-морских сил и средств. Однако ни одному из флотов к началу XX в. не удалось выработать такие организаци онные формы соединений кораблей, которые полностью соответствовали бы новой материально-технической базе.

В русском флоте в конце XIX в. основной формой орга низации корабельного соединения были отряды, состоя щие из кораблей одного или разных классов. Командиры отрядов подчинялись главному командиру портов на те атре, а последний — непосредственно управляющему Морского министерства. Должности командующего фло том в то время не существовало. Главный командир пор тов занимался в основном вопросами административно го управления, комплектования, ремонта и снабжения, а боевой подготовкой сил флота он не руководил. Не было специальных органов по руководству боевой подготовкой, а также оперативно-тактического использования морских сил и в Главном морском штабе.

Таким образом, в России фактически не было единого органа, который координировал бы боевую подготовку сил флота, или лица, непосредственно отвечавшего за боевую готовность флота в целом. Только накануне рус ско-японской войны вопрос об организации корабельных сил и их подготовке был несколько упорядочен. Корабель ные отряды — формирование низшего тактического уров ня — стали комплектовать кораблями одного класса. Не сколько отрядов объединялось в эскадру, состоящую из кораблей различных классов — эскадренных броненосцев, крейсеров и миноносцев, т. е. эскадра представляла со бой довольно мощное оперативно-тактическое объедине ние, способное наносить по противнику и артиллерийские, и торпедные удары.

«Рассуждения по вопросам морской тактики»

К концу XIX в. в связи со строительством броненосных кораблей и дальнейшим совершенствованием артиллерий ского и минно-торпедного оружия тактика таранного удара окончательно утратила свое значение. Необходима была новая тактика, соответствовавшая современному уровню развития боевых сил и средств флота. Разработка ее велась как в России, так и за рубежом. Однако большинство работ по тактике флота конца XIX в. во многом по-прежнему ба зировались на опыте парусного флота. Лишь незначитель ная часть их учитывала принципиальные изменения матери ально-технической базы и имела практическую ценность.

Среди таких работ особое место занимал классический труд вице-адмирала С. О. Макарова «Рассуждения по воп росам морской тактики» — результат многолетней научной и практической деятельности выдающегося русского учено го и флотоводца. С. О. Макаров, как и Г. И. Бутаков, такти ку флота рассматривал как науку. Он писал: «Морская так тика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу судов и способы наивыгодней шего их употребления в различных случаях на войне».

Научный подход С. О. Макарова к разработке тактики броненосного флота нашел свое выражение в следующем.

Во-первых, в том, что он всесторонне исследовал «эле менты, составляющие боевую силу судов» — маневрен ные и мореходные качества кораблей, их вооружение и сред ства защиты, т. е. материально-техническую базу броне носного флота, обусловливающую развитие тактики.

Во-вторых, развитие тактики увязал с человеческим фак тором, который наряду с техникой оказывает решающее влияние на формирование способов ведения боевых дей ствий на море. В-третьих, в основу развития военно-мор ского искусства С. О. Макаров положил не принципы воо руженной борьбы, а разумные действия, вытекающие из кон кретной обстановки и с учетом этих принципов. «Я лично не сторонник раболепного поклонения принципам», — не однократно подчеркивал С. О. Макаров [4. С. 405].

Дав впервые наиболее полное научное определение так тики флота, С. О. Макаров вместе с тем определил ее содер жание и взаимосвязь с другими отраслями военной науки.

Для разработки военно-морской тактики необходимо было правильно оценивать роль и значение боевых средств, находившихся на вооружении броненосного флота в кон це XIX в. В отличие от многих иностранных специалис тов, увлекавшихся тараном и продолжавших придавать ему исключительное значение в бою, С. О. Макаров глав ным оружием броненосных кораблей считал артиллерию, а таран — второстепенным. «Тараны, — писал Макаров, — надо, однако же, считать, как холодное оружие, лишь вто ростепенным средством, ибо для нанесения удара необ ходимо сойтись с неприятелем вплотную, тогда как это му в значительной мере будет препятствовать артилле рийская и минная стрельба».

Исследуя вопрос поражающего воздействия огня артил лерии, С. О. Макаров пришел к выводу о влиянии харак тера боевого маневрирования корабля на пробиваемость его бортовой и палубной брони снарядами. Этот вывод в дальнейшем послужил исходной предпосылкой для по строения диаграммы пробиваемости борта и палубы ко рабля в зависимости от курсового угла и дистанции стрельбы нарезной артиллерии.

Большой вклад С. О. Макаров внес также и в разработ ку тактики использования минно-торпедного оружия, ко торое он ставил на второе место после артиллерии. Во многих флотах в то время оно еще недооценивалось. На торпеду, в частности, смотрели как на своего рода прида ток тарана. С. О. Макаров уже в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. убедительно доказал, что торпеда и мина — вполне самостоятельные боевые средства флота, способ ные эффективно решать задачу уничтожения кораблей противника. Правильно оценивая возможности торпедно го оружия, С. О. Макаров первым высказал мысль о це лесообразности торпедной стрельбы с больших (по тем временам) дистанций — до 13 кб [4. С. 243]. Им же впер вые был поставлен вопрос о залповой стрельбе торпедами, что повышало вероятность попадания их в цель, и о прове дении групповых атак миноносцев.

В «Рассуждениях по вопросам морской тактики» вице адмирал С. О. Макаров большое внимание уделил анали зу факторов, обусловливающих боеспособность корабля при боевых и аварийных повреждениях. К ним он отно сил неуязвимость, живучесть техники и непотопляемость.

Под неуязвимостью С. О. Макаров понимал защиту воен ного корабля от артиллерийского огня, минно-торпедно го оружия и таранного удара;

в соответствии с этим ана лизировал существующие средства и способы защиты корабля от различных видов оружия и давал им оценку с точки зрения надежности, эффективности и перспектив их развития.

Интересную мысль высказал С. О. Макаров в отноше нии повышения живучести двигателя корабля. «Относи тельно двигателя, — писал он, — цель достигается рас пределением двигательной силы между несколькими ма шинами и размещением этих машин таким образом, чтобы повреждение одной не мешало бы при посредстве других сообщить кораблю движение. Двухвинтовые суда пред ставляют в этом отношении усовершенствование против судов одновинтовых, но следует увеличивать число дви гателей, прибавляя, если можно, третий винт,... для живучести весьма важно, чтобы каждая машина имела свою группу котлов» [4. С. 32].

Под непотопляемостью С. О. Макаров понимал способ ность корабля оставаться на воде и продолжать бой, имея подводные пробоины. Из трех основных средств, обеспе чивающих непотопляемость корабля — приспособления и материалы для заделки пробоин, помпы и непроницае мые переборки, — главнейшим он считал переборки и на основании разработанной им теории внес ряд ценных пред ложений о принципах деления корабля на отсеки, сфор мулировал требования к конструкции и содержанию пе реборок, люков и горловин.

Из довольно большого круга вопросов, исследованных С. О. Макаровым в труде «Рассуждения по вопросам мор ской тактики», центральное место занимает, пожалуй, эскадренное сражение. «...Все относящееся к эскадренно му бою, — писал он, — должно быть изучаемо самым тщательным образом, и все меры должны быть приняты к тому, чтобы управление эскадрами как в мирных плава ниях, так и в бою было доведено до высокой степени со вершенства» [4. С. 32].

Многие специалисты того времени исходя из опыта парусного флота утверждали, что соединение, предназ наченное для ведения эскадренного боя, должно состо ять исключительно из крупных броненосных кораблей, вооруженных мощной артиллерией и хорошо защищен ных броней. Однако вице-адмирал С. О. Макаров придер живался иной точки зрения. Он считал, что в состав эс кадры наряду с крупными броненосцами должны включать ся также крейсеры и миноносцы, т. е. корабли различных классов, чтобы можно было вести разведку в интересах эскадры и наносить по противнику удары с использова нием артиллерийского и торпедного оружия.


Другой, не менее важный, вопрос тактики эскадренно го боя броненосных кораблей — выбор целесообразных боевых порядков кораблей для наиболее эффективного использования артиллерийского и торпедного оружия.

Если в иностранных флотах многие военно-морские спе циалисты долгое время увлекались боевыми построения ми кораблей, удобными для нанесения таранного удара, то С. О. Макаров исходя из всесторонней и глубокой оцен ки боевых средств флота наиболее выгодным боевым по рядком броненосных кораблей считал кильватерную ко лонну. Этот строй обеспечивал, по его мнению, наилуч шее использование артиллерийского и торпедного ору жия и в то же время отражение минных атак противника.

Однако, в отличие от старой формы боя в строю кильва терной колонны, применявшейся в парусном флоте и ос нованной на принципах линейной тактики, С. О. Макаров на первый план выдвигал идею использования этого строя для создания тактическим маневром превосходства про тив части сил противника и занятия выгодной позиции для атаки. «Маневрирование эскадрой для артиллерийского боя, — указывал Макаров, — должно быть таково, чтобы иметь преимущество в силе над некоторой частью атаку емой эскадры. С этой целью полезно сосредоточить свои силы или на голове неприятельской колонны, или на хво сте, или на одном из флангов, если неприятель находится в строе фронта» [4. С. 309]. К наиболее выгодным манев рам он относил охват головы или хвоста кильватерной колонны противника, охват флангов при строе фронта или отрезание и окружение части сил противника.

В парусном флоте, как известно, способ охвата головы эскадры противника в бою широко применяли Ф. Ф. Уша ков и Д. Н. Сенявин. Заслуга С. О. Макарова состояла в том, что он развил этот маневр применительно к эскадренному бою паровых судов с использованием крупных артиллерий ских кораблей и миноносцев. Предложенный С. О. Макаро вым маневр охвата головы или хвоста эскадры противника был принят во многих флотах, в том числе и в японском, и долгое время рассматривался в качестве единственного спо соба, ведущего к достижению успеха.

Большой вклад в тактику ведения эскадренного сраже ния броненосного флота внесла разработка С. О. Мака ровым основ взаимодействия в бою артиллерийских и минных кораблей. Различные виды оружия на боевых кораблях разных классов, входивших в состав эскадры, позволяли организовывать бой с таким расчетом, чтобы положительные свойства каждого из видов оружия и клас сов кораблей могли восполнять недостатки других или способствовать еще большей эффективности их примене ния. Этому вопросу С. О. Макаров в своем труде посвя тил специальный раздел «Роль миноносцев в эскадренном сражении», в котором указывал, что главная задача мино носцев в бою — нападение на неприятельские суда и от ражение атак миноносцев противника [4. С. 315—317].

Разработав основные способы ведения эскадренного боя броненосного флота, вице-адмирал С. О. Макаров вместе с тем предупреждал, что изложенные им такти ческие приемы ни в коем случае не могут рассматривать ся в качестве рецепта на все случаи боевой обстановки.

«...Нет возможности, — писал он, — дать точные указа ния, как вести эскадренные сражения. Многое зависит от образа действия противника, но в общем надо сказать, что следует стремиться к тому, чтобы превосходящими сила ми обрушиться на некоторую часть эскадры противника и, уничтожив ее, заняться остальной частью» [4. С. 317].

Далее С. О. Макаров пишет: «Из всего этого выходит не оспоримое правило о необходимости преследования и унич тожения разбитого неприятеля. Невзирая на собственные потери, надо продолжать атаку, пока неприятель не бу дет вполне уничтожен или не спустит флага» [4. С. 318].

С. О. Макаров занимался исследованием и ряда других проблем морской тактики, возникших с появлением и раз витием новых боевых сил и средств флота. Он первым пред сказал возможность использования подводных лодок в эс кадренном бою совместно с надводными кораблями, поло жил начало противоминной и противолодочной обороне, использованию радио для ведения разведки на театре и дал рекомендации о способах борьбы с разведкой противника.

Будучи сторонником активных наступательных дей ствий флота, С. О. Макаров вместе с тем уделял должное внимание и обеспечению обороны кораблей на переходе морем и при стоянке в базе. В частности, им были теоре тически разработаны вопросы организации корабельного охранения и несения дозорной службы, отражения атак миноносцев и обеспечения тральных работ.

С. О. Макаров был сторонником активных наступа тельных форм борьбы на море. Вопросы тактики флота С. О. Макаров рассматривал в неразрывной связи с мо ральным фактором, которому он всегда придавал боль шое значение. Он считал, что «дело духовной жизни ко рабля есть дело самой первостепенной важности, и каж дый из служащих, начиная от адмирала и кончая матро сом, имеет в нем долю участия».

В труде «Рассуждения по вопросам морской тактики»

значительное место посвящено мероприятиям по органи зации и проведению боевой подготовки, поддержанию боеспособности отдельного корабля и флота в целом 1.

Макаров считал, что в целях наилучшей морской выучки моряки должны как можно больше плавать в самых раз нообразных условиях. «...Мы готовим офицеров и матро сов для войны, — писал Макаров, — и надо, чтобы они знали главнейшим образом то, что для войны нужно».

Вышеизложенные принципы боевой подготовки флота С. О. Макаров образно выразил в двух известных деви зах: «Помни войну» и «В море — значит дома».

Система боевой подготовки флота, выработанная С. О. Макаровым, отличалась продуманностью и последо вательностью. «При разработке тактических занятий, — писал он, — обстановку задач я старался постепенно услож нить так, чтобы упражняющиеся имели дело первоначально с легкими условиями и только постепенно переходили к бо лее трудным».

Анализ теоретических положений и практической дея тельности вице-адмирала С. О. Макарова на посту коман дующего эскадрами флота показывает, что он целиком воспринял основы боевой подготовки парового флота, разработанные Г. И. Бутаковым, и развил их применитель но к требованиям броненосного флота конца XIX в.

С. О. Макаров не только глубоко изучал и разрабаты вал тактику флота, но и серьезно занимался вопросами стра тегии, в частности, стратегического использования флота в войне. С этой точки зрения большой интерес представля ет его отношение к теории «морской силы», разработан ной в конце XIX в. военно-морскими теоретиками, истори ками — американским контр-адмиралом А. Т. Мэхэном и английским вице-адмиралом Ф. Х. Коломбом. Суть ее зак лючалась в том, что решающая роль в вооруженной борь Вопросы боевой подготовки флота подробно рассмотрены С. О. Ма каровым в работе «Без парусов».

бе принадлежит вооруженным силам, а завоевание господ ства на море является главным условием победы в войне.

С. О. Макаров одним из первых на основе опыта Япо но-китайской войны 1894—1895 гг. показал гипотетич ность утверждений, что военно-морской флот может ус пешно решать поставленные задачи только после уничто жения неприятельского флота и достижения господства на море. «Коломб и Мэхэн проповедуют, — писал С. О. Ма каров, — что раньше, чем предпринимать десантную эк спедицию, нужно уничтожить военный флот противника.

Руководствуясь этим принципом, адмирал Ито (японский адмирал. — Авт.) должен был сначала уничтожить китай ский флот, а потом уже приняться за содействие армии фельдмаршала Ямагато... Ито, вероятно, понимал, как важно уничтожить китайский флот, но обстоятельства заставили Ито поступить иначе» [4. С. 359].

Японский флот без предварительного достижения господ ства на море приступил к содействию своим сухопутным войскам и добился существенного успеха. «Отсюда мы мо жем вывести заключение, — рассуждал далее С. О. Мака ров, — что Наполеон был прав, когда сказал, что на войне обстановка повелевает» [4. С. 359].

Основными средствами завоевания господства на море Мэхэн и Коломб считали линейные корабли, отводя ос тальным силам второстепенную роль. Однако и это ут верждение авторов теории «морской силы» являлось спор ным, так как даже в эпоху парусного флота линейные ко рабли далеко не всегда могли решать задачи без помощи судов других классов.

Основными формами достижения господства на море Мэхэн и Коломб считали генеральное сражение или блока ду. Если в эпоху парусного флота генеральное сражение и блокада в некоторых случаях приводили к желаемым результатам, то с появлением нарезной дальнобойной ар тиллерии и брони, минно-торпедного оружия и их носите лей, а в дальнейшем подводных лодок и авиации они уже не могли обеспечить выполнение флотом разнообразных задач в самостоятельных и совместных с армией действиях.

Уязвимость путей достижения цели боевых действий на море, предложенных Мэхэном и Коломбом, была оче видна еще до проверки их боевой практикой, и некоторые прогрессивные военно-морские специалисты того време ни вполне обоснованно критически их анализировали. Так, С. О. Макаров писал: «Два авторитета по стратегии — Мэхэн и Коломб — говорят, что главной целью флота во время войны должно быть командование морем. До сих пор это понималось таким образом, что флот, командую щий морем, беспрепятственно и совершенно открыто в нем плавает, в то время как его разбитый противник не смеет показаться из своих портов. Так ли это будет в на стоящее время? Инструкции, имеющиеся по сему пред мету, советуют этому победоносному флоту избегать ночью встреч с миноносцами своего противника и поэто му тщательно скрывать свои огни и ходить хорошим хо дом. … Если бы все это изложить перед посторонним человеком, то он был бы поражен, … что грозный флот должен прятаться от остатков разбитого неприятеля. … Есть много других несообразностей, … теперь же мы хотим лишь указать на шаткость в самих основаниях» [РГА ВМФ. Ф. 417. Д. 18329. Л. 213—214.]. На примере Япо но-китайской войны 1894—1895 гг. Макаров показал, что и второй метод достижения господства на море путем бло кады неприятельского флота в базах также невозможен.


«Самое блокирование Порт-Артура и Вэйхайвэй, — пи сал Макаров, — могло стоить больших потерь, ибо нет ничего легче, как ночью атаковать блокирующий флот миноносцами. Миноносцами … лишают возможности держать ночью тесную блокаду, а при нетесной блокаде блокируемый флот может прорываться незаметно и на делать беды в тылу» [4. С. 404].

Отмечая большие заслуги вице-адмирала С. О. Мака рова в области развития русского военно-морского ис кусства и особенно тактики парового флота, вместе с тем необходимо отметить, что он в ряде военно-теоретиче ских вопросов допускал ошибки и неправильные толко вания, в частности, неправильно оценивал роль полко водцев и флотоводцев в истории, приписывая им решаю щую роль в достижении победы в боях, сражениях и на войне в целом. Он недооценивал крупные броненосные корабли, предпочтение отдавал небронированным бы строходным судам, полагая, что преимущество в скоро сти может обеспечить им успех в бою с большими бро неносными кораблями. Нельзя согласиться и с его пред ложениями по выбору главного объекта артиллерийской атаки в эскадренном бою. С. О. Макаров рекомендовал «стрелять в тот корабль, в который легче попасть, т. е.

в ближайший» [4. С. 397—398]. А такие цели, как голов ной корабль или флагманский противника, он относил к второстепенным. В труде «Рассуждения по вопросам морской тактики» имеются и другие ошибочные теоре тические положения. Однако в целом этот труд представ лял собой наиболее выдающееся исследование в обла сти тактики броненосного флота конца XIX в.

Теоретическая деятельность С. О. Макарова, основан ная на глубоком понимании бурно развивавшейся мате риально-технической базы и задач парового броненосного флота, оказала большое влияние на дальнейшее развитие во енно-морских сил и внесла ценный вклад в военно-морское искусство. Многие мысли и предложения, высказанные С. О. Макаровым, значительно опередили эпоху, в кото рую жил и трудился выдающийся русский ученый-моряк, и были реализованы только в период Первой мировой войны, а некоторые из них не утратили своего значения и поныне.

Труды С. О. Макарова были переведены на многие язы ки мира и получили широкую известность и признание не только в России, но и далеко за ее пределами. Однако официальные круги Морского ведомства России относи лись к ним более чем сдержанно и почти ничего не сдела ли для их пропаганды и распространения в качестве руко водства для тактической подготовки офицерского состава военно-морского флота.

Литература Аренс Е. И. Роль флота в войне 1877—1878 гг. СПб., 1903.

Березин Е., Де-Ливрон А. Адмирал Бутаков. СПб., 1883.

История русской армии и флота. Т. 12. М., 1913.

Макаров С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. Пг., 1916.

Морской атлас. М., 1959. Т. III. Ч. 1: Описания к картам.

Павлович Н. Б. Развитие тактики Военно-морского Флота. Ч. 1. М., 1979.

Русско-японская война 1904—1905 гг.

Русско-японская война началась в результате ожесто ченной борьбы, развернувшейся в конце XIX — начале ХХ в. между крупнейшими государствами за раздел по луфеодального Китая и господство в бассейне Тихого оке ана. В этой борьбе принимали участие США, Англия, Франция, Германия и другие страны. В развернувшемся соперничестве их на Дальнем Востоке наибольшую ак тивность проявляла Япония, стремившаяся захватить Ко рею и Маньчжурию, а затем развернуть наступление про тив Китая. Но захватническая политика Японии на мате рике натолкнулась на противодействие России, которая также рассчитывала на территориальные приобретения в Корее и Маньчжурии.

Русское правительство, уверенное в легкой победе, шло на разрыв отношений с Японией, полагая, что небольшая победоносная война укрепит политическое положение России на Дальнем Востоке, поднимет пошатнувшийся престиж самодержавия и, конечно, принесет новые коло нии и рынки сбыта.

Вооруженное столкновение Японии с Россией было в ин тересах Соединенных Штатов и Великобритании, и они приложили немало усилий в его провоцировании. Цель их политической игры — ослабить обе державы, чтобы беспрепятственно реализовать свои захватнические пла ны в Тихоокеанском регионе. Суть этой империалисти ческой политики откровенно выразил президент США Теодор Рузвельт: «Япония ведет нашу игру»1. Важными причинами обострения противоречий на Дальнем Восто ке в последние годы XIX в. явились отмена под давлени ем России, Франции и Германии статей японо-китайского договора 1895 г. о передаче Японии Квантунского п-ва (Гуаньдун), а также захват впоследствии (в 1897 г.) войс ками и флотом России Квантуня и создание базы русских кораблей в Порт-Артуре (Люйшунь), сданном в 1892 г.

Китаем в аренду России на 25 лет.

Япония усиленно стала готовиться к войне. На предо ставленные англо-американскими монополиями крупные Добров А. Дальневосточная политика США в период русско-япон ской войны. М., 1952. С. 143—144.

займы она создала современные армию и флот. В 1902 г.

Япония и Англия подписали союзный договор, направлен ный против России.

Поддерживая Японию, правительства США и Англии старались не допустить, чтобы другие страны оказывали помощь России. Рузвельт недвусмысленно заявил: если Франция и Германия попытаются помогать России, то Соединенные Штаты немедленно станут на сторону Япо нии и пойдут «так далеко, как это потребуется в ее инте ресах» 1.

Япония, начав подготовку к войне против России, учи тывала превосходство русского флота и большую роль морских сил в будущей войне. Именно поэтому она осо бое внимание уделила усилению своего флота. «После войны 1894—1895 гг. наши морские власти, тщательно взвешивая современное международное положение Япо нии и в особенности будущую политическую обстановку на Дальнем Востоке, с особым вниманием выработали планы увеличения морских сил и в то же время энергич но принялись за подготовку и обучение личного соста ва» [2. Т. I. С. 21], — говорилось в официальном труде, подготовленном морским генеральным штабом Японии по окончании войны 1904—1905 гг.

В 1895 г. японское правительство приняло первую про грамму усиления своего флота. Она была рассчитана на постройку к 1902 г. кораблей всех классов и прежде всего эскадренных броненосцев, броненосных крейсеров и ми ноносцев, предназначенных для ведения активных насту пательных действий. Не имея собственной достаточно развитой судостроительной промышленности, японцы разместили заказы на постройку новых кораблей за гра ницей, главным образом в Англии. Кроме того, накануне войны были закуплены два современных броненосных крейсера, «Ниссин» и «Кассуга», построенных в Италии для Аргентины.

В 1896 г. японское правительство посчитало судостро ительную программу 1895 г. недостаточной и дополнило ее. Предусматривались постройка главным образом крей Сорокин А. И. Оборона Порт-Артура. М., 1947. С. 34.

серов и значительного количества истребителей-минонос цев, а также оснащение оборудованием военно-морских баз и портов, предназначавшихся для обеспечения боевой деятельности флота в Желтом и Японском морях.

Для реализации намеченных судостроительных про грамм было выделено 213 404 894 иен сроком на 10 лет.

Причем финансирование их было распределено с таким рас четом, чтобы строительство кораблей закончить в основном в 1903 г. На 1896 — 1903 гг. выделялось 212 798 618 иен, т. е. 99,7% всей суммы ассигнований на строительство флота [РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 25100. Л. 16]. Что касается последних двух лет, то они являлись маскиров кой сроков выполнения судостроительных программ с целью ввести правительство России в заблуждение отно сительно сроков окончания подготовки к войне.

Японцам удалось достичь поставленной цели. Русское правительство исходя из распределения военных ассигно ваний по годам считало, что приготовления к военным действиям на море Япония закончит не ранее 1905 г., и, основываясь на этих неправильных выводах, вело свои при готовления к войне на Дальнем Востоке.

В 1903 г. Япония полностью выполнила судостроитель ные программы 1895 и 1896 гг. Ее корабли, особенно эс кадренные броненосцы и броненосные крейсера, отлича лись высокими тактико-техническими элементами и пре восходили по их показателям русские корабли соответствующих классов.

Россия, внимательно следившая за ростом японского флота, также принимала меры к усилению своих морских сил на Дальнем Востоке. Однако эти меры не отвечали требованиям складывавшейся обстановки, и русский флот в итоге оказался неподготовленным к противоборству с сильным противником.

В конце XIX в. русскому правительству при строитель стве флота приходилось считаться с двумя основными факторами: усилением германского флота на Балтийском театре и нараставшей угрозой со стороны Японии. Пер вый фактор требовал усиления Балтийского флота, вто рой — создания достаточно сильного флота на Тихом оке ане. Из-за экономической отсталости и отсутствия необ ходимых средств Россия не могла строить флот, который по своей силе не уступал бы военно-морским флотам Гер мании и Японии, вместе взятым. Встал вопрос: кому из флотов отдать предпочтение — Балтийскому или Тихоо кеанскому?

Среди высших военных руководителей российского флота были сторонники как одного варианта, так и друго го. Группа адмиралов во главе с великим князем Алексан дром Михайловичем, связанная с придворными кругами, заинтересованными в захвате колоний на Дальнем Вос токе, настоятельно требовала создания постоянной и дос таточно сильной эскадры на Тихом океане. Управляющий же Морским министерством адмирал Н. М. Чихачев вы ступил против переброски крупных сил на Дальний Вос ток, считая, что главным противником России является Гер мания, и, следовательно, основное внимание должно быть сосредоточено на усилении Балтийского флота. Эта борьба, закончившаяся отставкой в 1896 г. адмирала Н. М. Чихаче ва, задерживала строительство русского военно-морского флота и крайне отрицательно сказывалась на подготовке к войне на Дальнем Востоке.

Сторонники создания сильной эскадры на Тихом океа не поставили вопрос о пересмотре судостроительной про граммы 1895 г., составленной с учетом дальнейшего уси ления флота на Балтике. В ноябре 1895 г. было сорвано особое совещание под председательством великого князя Александра Михайловича, которое пришло к заключению о необходимости иметь на Тихом океане достаточно силь ную броненосную и крейсерскую эскадры, а также неза мерзающий порт в Желтом или Японском морях на тер ритории иностранных государств. До приобретения та кого порта совещание рекомендовало часть кораблей, предназначенных для Тихого океана, держать в Средизем ном море с тем, чтобы в случае необходимости перебро сить их на Дальний Восток. На докладе, представленном на утверждение царю, Николай II наложил резолюцию:

«По-моему, лучше было бы содержать в Средиземном море часть эскадры Балтийского флота, чем ослабить хотя на одно судно эскадру в Тихом океане» [РГА ВМФ. Ф. 417.

Д. 43865. Л. 14].

Эскадренный броненосец «Цесаревич»

В соответствии с указанием царя руководство Мор ского министерства в 1896 г. приступило к усилению флота на Тихом океане. Одновременно в Средиземном море по стоянно держалась резервная эскадра, предназначавшая ся для посылки на Тихий океан. Проведенные мероприя тия позволили русскому командованию в 1898 г. уравнять силы своего флота с японским на Дальнем Востоке.

Однако в дальнейшем, по мере выполнения японца ми судостроительных программ, соотношение морских сил на Дальнем Востоке с каждым годом становилось все более и более неблагоприятным для России. В свя зи с этим Морское министерство поставило перед пра вительством вопрос о разработке дополнительной судо строительной программы, ориентированной исключитель но на нужды Дальнего Востока. Такая программа «для нужд Дальнего Востока» была разработана и в 1898 г.

утверждена. Предусматривалось построить (сверх про граммы 1895 г.) 5 эскадренных броненосцев, 16 крейсе ров, 2 минных заградителя и 36 эскадренных миноносцев и миноносцев [1. С. 7]. Выполнение этой программы дол жно было закончиться в 1905 г.

В связи с тем, что русские судостроительные заводы были перегружены и не могли в намеченный срок обес печить постройку всех кораблей для Дальнего Востока, часть их была заказана за границей, в том числе эскад ренные броненосцы «Ретвизан» (США) и «Цесаревич»

(Франция). Пять эскадренных броненосцев типа «Боро дино», наиболее мощных кораблей этого класса в рус ском флоте, было заложено на судостроительных вер фях в Санкт-Петербурге.

Морское министерство рассчитывало к 1905 г. дове сти численность флота на Дальнем Востоке до следующе го состава: 10 эскадренных броненосцев, пять броненос ных крейсеров, 12 крейсеров, два минных заградителя, 20 эскадренных миноносцев (водоизмещением по 350 т) и 24 миноносца (водоизмещением по 240 т). Однако вы полнить план наращивания сил флота на Тихом океане не удалось.

Япония, закончив к лету 1903 г. строительство кораб лей согласно судостроительной программе, в ночь на 27 января 1904 г. начала войну против России внезапным нападением флота. В это время большинство русских ко раблей, заложенных по программе 1898 г., в том числе и эскадренные броненосцы типа «Бородино», все еще на ходились в достройке.

Броненосец «Ретвизан»

Броненосный крейсер «Россия»

Даже и при этих неблагоприятных условиях русский военно-морской флот в целом был сильнее японского.

Однако это превосходство сводилось на нет распылен ностью русского флота. В то время как японские кораб ли в полном составе были сосредоточены на театре во енных действий, русские были рассредоточены на трех морских театрах: Балтийском, Черноморском и Тихо океанском. Усилить же эскадру на Тихом океане до на чала военных действий, как предполагалось планом, не удалось. Направленный с этой целью отряд кораблей контр-адмирала А. А. Вирениуса (броненосец, 2 крей сера 1 ранга, крейсер 2 ранга, 11 эскадренных мино носцев и 3 парохода) в конце января 1904 г. находился только еще на выходе из Красного моря, на подходах к порту Джибути. В Джибути А. А. Вирениус получил указание Главного морского штаба «не отсылать ни одного корабля в дальний путь». Морское министер ство посчитало дальнейшее движение отряда на Даль ний Восток рискованным вследствие возможной встре чи с превосходящими силами японского флота. И, как показали дальнейшие события, опасения были не на прасны.

2 февраля корабли получили приказание вернуться в Россию. 5 февраля они вышли в обратный путь. На пе реходе один миноносец (№ 22) погиб во время шторма, четыре остались в портах Средиземного моря;

остальные корабли в апреле прибыли в Либаву и впоследствии во шли в состав 2-й Тихоокеанской эскадры [1. С. 27—28].

Таким образом, из-за грубых просчетов русского пра вительства в определении сроков начала войны межтеат ровый маневр сил военно-морского флота заблаговремен но выполнить не удалось. Это позволило противнику, имевшему превосходство в силах (табл. 12), вначале зав ладеть инициативой, затем установить господство на море и тем самым оказать коренное влияние на оперативно стратегическую обстановку на Дальневосточном театре.

Морские силы на Дальнем Востоке из-за отсутствия раз ветвленной системы базирования находились в крайне за труднительном положении и не могли реализовать в долж ной мере свой боевой потенциал.

Таблица Состав морских сил России и Японии на Дальнем Востоке к началу войны Ч бй Кы бй Р Я Эы бы 7 Бы йы 4 8* Кйы 1 2 7 К 7 Эы ы 25 Мы 10 Мы йы 2 — Мы ы 2 П ч. Тб ч ы ч: Павлович Н. Б. Рз В-М Ф.

М., 1979. Ч. II. С. 11;

Быков П. Д. Ру-яя й 1904— 1905.: Дйя. М., 1942. С. 13.

* Броненосные крейсеры «Ниссин» и «Кассуга» вступили в строй в конце марта 1904 г.

На Дальнем Востоке Россия имела две военно-морские базы — Порт-Артур и Владивосток, отстоящие одна от другой на расстоянии почти 1200 миль, а соединявший их путь через Корейский пролив полностью контролировал ся флотом Японии. Кроме того, оснащение военно-мор ских баз оборудованием велось без достаточного учета потребностей корабельного состава флота и явно отста вало от темпов строительства новых кораблей и увеличе ния их числа на Дальнем Востоке.

Порт-Артур как главная база флота имел серьезные недостатки и поэтому не мог обеспечить нормального базирования кораблей. Сооружение оборонительных ук реплений крепости с моря и суши к началу войны не было закончено. Из 25 береговых батарей долговременного типа и 16 временного, предусмотренных планом, была установ лена только 21. Всего в Порт-Артуре к началу войны име лось 116 орудий разных калибров, из которых 108 были развернуты на приморском фронте. База имела 6-месяч ный запас угля и недостаточный резерв снарядов.

Владивосток представлял собой более оборудованную базу, но порт замерзал на длительное время и был слиш ком удален от главного морского театра военных дей ствий — Желтого моря.

Японский флот базировался в более благоприятных условиях, чем русская Тихоокеанская эскадра. К обору дованию своих военно-морских баз японцы приступили в 1895 г., т. е. к началу войны они закончили не только реализацию судостроительной программы, но и строитель ство системы базирования флота. Основные базы япон ского флота — Сасебо и Куре — были хорошо оборудова ны и защищены. Опираясь на них, японский флот мог дей ствовать как в Желтом, так и Японском морях, а также контролировать в Корейском проливе сообщение между русскими базами Порт-Артур и Владивосток. Кроме того, японцы имели оборудованные военные порты и стоянки флота в Нагасаки, Такесики, Симонесеки, Майдзуру, Йо косука и Хакодате. Они создавали для японского флота выгодные условия как для ведения боевых действий на любом из направлений, так и для обеспечения своих пе ревозок на материк по кратчайшему расстоянию.

Броненосный крейсер «Громобой»

Степень боевой готовности русской Тихоокеанской эскадры совершенно не отвечала требованиям напряжен ной обстановки, сложившейся на Дальнем Востоке к мо менту разрыва дипломатических отношений с Японией.

Особенно плохо обстояло дело с тактической подготов кой офицерского состава. В морском корпусе, где гото вились строевые офицеры, тактику как самостоятель ный предмет в то время не преподавали. В 90-х годах XIX в. в русском флоте не было тактики как науки, ко торая отвечала бы требованиям броненосного флота.

Научный труд вице-адмирала С. О. Макарова, посвя щенный вопросам морской тактики, не получил офици ального признания со стороны Морского министерства и не был положен в основу обучения и воспитания офи церского состава.

В морском корпусе и в офицерских классах главное внимание обращалось на техническую сторону обучения, и в этом отношении русский военно-морской флот нака нуне русско-японской войны имел достаточно хорошо подготовленные кадры офицеров. Созданные при Морской академии курсы военно-морских наук, которые, по идее, должны были служить основой для тактической подготов Броненосец «Победа»

ки высших офицеров флота, не пользовались популярно стью среди морских офицеров, и желающих учиться на этих курсах было немного.

Недооценка важности тактической подготовки в это время наблюдалась и на кораблях. Стремление командо вания экономить средства на боевой подготовке приводи ло к тому, что корабли мало плавали. В течение года толь ко четыре месяца они числились в плавании, а остальное время находились на рейдах и в гаванях в состоянии так называемого «вооруженного резерва». Даже в период четырехмесячного плавания корабли больше времени про водили на якоре, чем были на ходу. Отрабатывались, в частности, маневрирование и огневые задачи.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.