авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Адольф Гугенбюль-Крейг Брак умер – да здравствует брак! Адольф Гуггенбюль-Крейг «Брак умер – да здравствует брак!»: Когито-Центр; Москва; 2007 ...»

-- [ Страница 3 ] --

В данной главе речь шла о возможном символическом значении сексуальной жизни и ее отклонений, которые можно в полной мере понять только в рамках процесса индиви дуации. Речь идет о чувстве стыда и стремлении к тайне. Сексуальную жизнь, подлинную или воображаемую, большинство из нас хранит в тайне. Сексуальные образы, проявивши еся в сновидениях пациентов и истолкованные терапевтом, теряют, как правило, свою значи мость и силу. С точки зрения полового инстинкта, наслаждения и межличностных отноше ний, такая потребность в тайне едва ли понятна. Однако тайна и интимность суть свойства души и процесса индивидуации. Время от времени этот процесс должен приводить к буре, образно говоря, в закрытом сосуде, и никто и ничто не должно препятствовать этому.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Демонические аспекты сексуальности В предыдущей главе шла речь о том, что христианские теологи долгое время допус кали сексуальность лишь при условии того, что она служила размножению, считая чистую эротику демоническим, зловещим феноменом, с которым следует бороться и по возможно сти его нейтрализовать. Средневековые теологи были людьми неглупыми, образованными и способными к скрупулезному анализу, они искали истину и стремились познать бытие.

Поэтому нельзя пренебрегать их отрицательным отношением к сексуальности, необходимо разобраться, что послужило причиной такого отношения, в чем кроется зерно истины.

Даже в настоящее время сексуальность воспринимается многими как нечто демони ческое. Все попытки закрыть глаза на существующую проблему или представить сексуаль ность как феномен «совершенно естественный» терпят неудачу. Современный человек все еще склонен усматривать в некоторых проявлениях сексуальности зло в чистом виде, грех, вызывающий страх и неприятие.

Примером этому может служить теория первичной сцены. Последователи Фрейда и его явные и неявные сторонники полагают, что у ребенка, который случайно стал свидете лем полового акта родителей, могут развиться в качестве последствий подобного травма тического опыта неврозы, фундамент для которых вообще закладывается в младенчестве и раннем детстве.

Однако что-то в этой теории настораживает: 90% населения живут в таких условиях, что представляется решительно невозможным избежать того, чтобы дети не заметили той или иной сексуальной активности родителей. Только небольшая прослойка населения в состоянии позволить себе иметь квартиру, состоящую из более чем одной или двух комнат.

Спору нет, наблюдение за сексуальными контактами родителей или других взрослых людей производит на детей глубокое впечатление. Но означает ли это, что последствием такого впечатления, которое так или иначе получили многие дети, непременно окажется невроз?

Согласиться с этим равносильно тому, что сказать: все детские переживания травмируют человека и ведут к неврозу. Кроме того, сексуальность в данном случае приобретает опреде ленно демонические и даже магические черты, поскольку ей приписывается столь мощное воздействие.

Для того чтобы предотвратить любые недоразумения, надо отметить, что я не поддер живаю многих современных психологов, которые, увлекшись снятием табу с сексуально сти, заходят так далеко, что призывают родителей не исключать детей из своей сексуальной жизни. Наивно выглядит и мнение некоторых современных детских писателей, полагающих, что даже в детских книжках следует упоминать о сексуальной жизни родителей. Они упус кают из виду комплекс инцеста, который выражается в тотальном табу на инцест. Беспре пятственная демонстрация сексуальной активности родителей чересчур возбуждает инце стуозное желание и связанную с ним детскую ревность. Эдипальная ситуация тем самым крайне обостряется. Вместе с тем удачно и беспрепятственно продемонстрировать своим детям сексуальные аспекты жизни удается лишь очень немногим родителям, что тоже свя занно с табу на инцест. Родители инстинктивно защищаются от чрезмерной стимуляции своих инцестуозных фантазий и склонностей. Вытеснение табу, вероятно, наносит больше психических травм, чем его благоговейное принятие, поскольку великие табу, наподобие запрета на инцест, защищают нас в гораздо большей степени, чем стесняют.

Хотя в задачи этого исследования и не входит анализ табу на инцест, мне представля ется необходимым напомнить о том, что данное табу, пожалуй, не стоит понимать с биологи ческой точки зрения. Если бы люди практиковали инцест, то, несмотря на накопление небла гоприятных наследственных факторов, большинство детей, появившихся на свет по причине А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

такого рода связей, умирало бы, тем самым устраняя возможность передачи своих дефектов по наследству. Поэтому удовлетворительно объяснить табу на инцест как инстинктивное, евгеническое9 поведение невозможно. Табу на инцест связано скорее всего со стремлением к дальнейшему развитию и контакту с внешним миром, поэтому тесные половые отношения должны разворачиваться за пределами семьи, чтобы развитие индивида не застаивалось.

Следующим примером, демонстрирующим, насколько все еще распространено пред ставление о чуть ли не магически вредном воздействии сексуальности, могут служить законы и судебная практика, касающиеся эксгибиционистов. Переживания, связанные с экс гибиционистами, для многих детей и взрослых женщин, несомненно, серьезны. Но мнение о том, что этот испуг столь вреден для психики, что необходимо исключить угрозу эксги биционизма, запугав виновников перспективой долгосрочного тюремного заключения или даже кастрации, весьма спорно. Невозможно убедительно доказать, что опыт, связанный с эксгибиционизмом взрослого, наносит психике ребенка тяжелейшую травму и уж тем более, что взрослая женщина будет до предела потрясена эксгибиционистской выходкой мужчины.

Общеизвестно, что эксгибиционисты, как правило, безобидны и ведут себя таким обра зом именно потому, что боятся женского пола и не осмеливаются приблизиться к женщинам.

Проще говоря, женщине грозит гораздо большая опасность быть изнасилованной так назы ваемым нормальным мужчиной, чем оказаться жертвой эксгибициониста, который практи чески никогда не нападает.

Бесспорно, многие взрослые, страдающие от сексуальных проблем, утверждают, что они возникли в результате неприятного детского опыта, связанного со встречей с эксгибици онистом, однако это не следует расценивать как доказательство такого возникновения сек суальных проблем, поскольку перед нами частное мнение и не более того. Желание отыс кать всему причину слишком велико. Если у человека появляется расстройство желудка, то могут посчитать, что виной тому холодное пиво, забывая, что до сих пор он пил его еже дневно и без последствий. Многие гомосексуалисты, коль скоро их осуждает общественное мнение, испытывая смущение по поводу своей гомосексуальности, пытаются оправдать ее тем, что их совратили в юном возрасте другие гомосексуалисты. По аналогии с этим многие женщины объясняют свои сексуальные проблемы травмой от встречи с эксгибиционистом.

Кроме того, сексуальность регламентирована и запрещена, например, в больницах. В том случае, если пациенты пребывают в больнице короткое время, то проблем с этим не возникает, но тот факт, что и в тех медицинских учреждениях, где пациенты вынуждены жить длительное время, например, в санаториях для нервнобольных или больных туберку лезом, всякая сексуальная жизнь строго запрещена, может быть определен в качестве след ствия тенденциозного отношения к сексуальности как к демоническому феномену, абсолют ному злу. Считается, что сексуальная жизнь может каким-то зловещим, загадочным образом навредить пациентам. Но, собственно, почему? Почему пациенты в большинстве нервных клиник не имеют право на сексуальные контакты внутри заведения?

Кроме того, например, в Швейцарии уголовно преследуется сексуальная связь со сла боумными людьми, которых тем самым хотят защитить. Но спрашивается, от чего? Экс перты отталкиваются от ошибочного в принципе постулата, что сексуальная жизнь у слабо умных людей невозможна. И то обстоятельство, что такой в сущности негуманный закон не вызывает сопротивления общества, лишний раз доказывает, что сексуальности приписыва ется магическое отрицательное влияние.

Приведу еще один пример: спортсменам, участвующим в таких крупных состязаниях, как олимпиада, тренеры часто строжайшим образом запрещают иметь сексуальные отно шения в период соревнований. Бывали случаи, когда участников олимпиады отправляли Евгенический (гр. eugenes – породистый) – служащий улучшению биологической природы человека.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

домой только потому, что они пускались на поиски сексуальных приключений. При всем том известно, что на некоторых спортсменов секс оказывает благотворное влияние и способ ствует достижению хороших спортивных результатов. Однако в случае запрета срабатывает инерция древнейших представлений, поскольку у некоторых первобытных народов муж чины не имели право вступать в сексуальный контакт с женщинами перед военным походом.

Демонические аспекты сексуальности проявляются и в том, что людям трудно вос принимать сексуальную жизнь лишь как «наслаждение». Не секрет, что очень немногие люди способны «просто наслаждаться» сексуальностью, как хорошим обедом. Теория ста кана воды, согласно которой сексуальное переживание приравнивается к утолению жажды, находит своих сторонников, но объяснить таким образом этот феномен в целом и они не в состоянии.

Что означают вроде бы преодоленные демонические аспекты сексуальности для совре менной психологии? Зловещее, демоническое – почти всегда непонятный, тревожный, нуми нозный феномен. Стоит появиться чему-то, не поддающемуся осмыслению, как людей охватывает страх. Процесс индивидуации, который имеет ярко выраженный религиозный характер, во многих отношениях переживается как нуминозный. Все, что имеет отношение к сакральному, тоже носит зловещий, пугающий характер.

Подобное отношение к сексуальности объясняется ее связью с процессом индивидуа ции. Сексуальность – это не только естественная биологическая деятельность, но и символ постижения смысла жизни, стремления к божественному.

Сексуальность представляет собой совокупность символов всех аспектов индивиду ации. Контакт с родительским началом выражен в виде драмы инцеста. Тень связана с деструктивными садо-мазохистскими эротическими компонентами. Контакт с анимой и анимусом оформлен в виде полового акта между мужчиной и женщиной. Нарциссизм пере живается в сексуальных фантазиях. Соединение всех противоположностей, «unio mystica», «misterium conjunction», находит свое наиболее впечатляющее выражение на языке эротики.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Сексуальность и брак Выше уже подчеркивалось, что индивидуация может происходить по-разному,– все дороги ведут в Рим. Иными словами, счастья можно достигнуть тысячью способами. Чело век имеет возможность выбирать из разнообразных и часто диаметрально противополож ных форм индивидуации то, что подходит ему.

Процесс индивидуации, протекающий через сексуальные символы, следовало бы называть инстинктивной индивидуацией. Данная форма индивидуации навязывается чело веку, который при этом не в состоянии самостоятельно принимать важные решения. Поэтому сексуальная символика индивидуации имеет огромное значение, ведь именно она инспири рует большую часть образов всех видов индивидуации.

Принципиально иной формой индивидуации является описанная здесь конфронтация в браке. Решаясь на брак, люди совершают выбор. Индивидуацию, осуществляющуюся в браке, можно назвать индивидуацией свободного выбора. Решение вступить в брак можно сравнить с решением пройти курс психоаналитических сеансов, получить профессиональ ное образование и т. д.

Брак и сексуальность всегда были и остаются феноменами, тесно взаимосвязанными, хотя в настоящее время сексуальность может реализовываться и вне брака, в чем прежде отказывали главным образом женщинам. Девушка должна была при вступлении в брак быть девственницей. Даже сейчас, согласно законам, сексуальные отношения супругов вне брака следует рассматривать как нарушение супружеских обязательств. В браке, который прежде всего понимается как путь к счастью, сексуальность, естественно, является идеальной обла стью для поиска счастья и развития индивидуации. В данном случае сексуальность служит не размножению и не только межличностным отношениям, прежде всего, взаимной любви, но и стремлению к индивидуации.

В этом смысле не существует нормальной и ненормальной сексуальности супругов.

Позволено все, все допустимо, так как это является выражением фантазий, в которых осу ществляется индивидуация. Тем не менее пока еще существуют супружеские пары, сексу альность которых находится под прессингом «нормальности». Такие супруги полагают, что не должны выходить за определенные рамки, полностью раскрываться перед партнером и совершать то, что, по мнению большинства, недопустимо. В результате этого супруги крайне редко дополняют и удовлетворяют друг друга в сексуальном плане. Вместо того чтобы поддержать своего партнера, поделиться своими сокровеннейшими сексуальными фантази ями, супруги, скованные страхом перед перспективой показаться ненормальными людьми, бывают склонны к морализаторству и осуждению, так сказать, за компанию всего того, что не очень нравится партнеру или вызывает у него некоторые сомнения. В результате этого почва для индивидуации уходит из-под ног супругов, и они вполне закономерно начинают искать ее вне брака или же пассивно сносить ханжество партнера, что не менее драматично.

Речь идет о том, что в браке необходимо научиться разделять сексуальные предпочте ния, не отвергать с порога фантазии супруга, принимать свою вторую половину со всеми ее низменными и возвышенными устремлениями. Только так можно проложить себе путь в дебрях души, соглашаясь с тем, что, как в сказании о Куллохе, не все поступки человека поддаются объяснению.

Разумеется, в некоторых случаях поступить так очень нелегко. Допустим, супруг ори ентирован бисексуально. Как должна реагировать на это жена? Стоит ли ей поощрять рас сказы мужа о своих сексуальных фантазиях или же она должна посоветовать ему разря диться, реализовать свои гомосексуальные мечты? В данном случае не существует никаких общих правил, любой образ действия может оказаться верным, и наоборот. Хочется поже А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

лать только одного: чтобы в сложных ситуациях терпимость каждого супруга возобладала над его личными склонностями и точкой зрения. Пожалуй, можно выдвинуть одно правило:

не следует пытаться избегать друг друга в сексуальном плане, насколько бы это ни было сложно, ведь, в конце концов, с этим человеком вам жить долго, быть может, до самой смерти. Конфронтация никогда не прекращается. Как к ней относиться – дело каждой супру жеской пары. Все супруги создают внутри брака свое счастье, ищут свой неповторимый путь индивидуации. В этом смысле супруги абсолютно суверенны и не обязаны ограничивать себя какими-то привнесенными извне представлениями о нормальности. Каждый брак – это самостоятельный, самобытный и независимый мир, созданный двумя людьми для себя, а не для других, и не надо забывать, что «all is fair in love and war», «на войне и в любви позво лено все».

Независимость каждого брака проявляется не только в сексуальности, но и в любых отношениях супругов.

Едва ли существуют нормальные, лишенные невротических черт люди. Каждый из нас решает проблемы и разбирается с антиномиями жизни своим способом, добиваясь в этом большего или меньшего успеха, стремясь к чувству защищенности, пытаясь быть зависи мым, как ребенок, и вместе с тем независимым, суверенным человеком, делая все, чтобы отделиться от родителей и одновременно испытывая потребность в их опеке, тоскуя по ближним и испытывая страх перед их и своей собственной агрессией, боясь боли, стараясь не представлять дикую картину ожидающего нас физического разложения, ужасаясь неиз бежности смерти и желая увековечить себя в детях и внуках, испытывая потребность во вла сти и желание подчиняться, любовь и ненависть, страх перед Богом и гордыню и т. д. В этом смысле все люди более или менее невротики. Однако психологические способности людей, сталкивающихся с необходимостью решать подобные проблемы, различны.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что супруги никогда не бывают совершенно «здоровыми» людьми, а имеют свои невротические особенности. Но в контексте брака речь идет не о том, чтобы один супруг курировал или реформировал другого – это невозможно, а о плодотворном и взаимообогащающем общении в течение всей жизни. Следовательно, для того чтобы брак функционировал, невротические симптомы обоих супругов должны быть как-то согласованы, необходимо научиться принимать свои собственные странности и неприятные, причудливые черты партнера, включая их в собственную игру. Кажется уди вительным, какие патологические крайности могут находить себе место в браке, ориенти рованном на индивидуацию. Опытный психолог обнаружит при желании почти в каждом браке достаточно невротических черт для того, чтобы поставить диагноз скорого развода.

Однако в браке, в рамках которого осуществляется индиви-дуация, невротические особен ности не являются препятствием, а скорее стимулируют развитие супругов.

Многие браки сбиваются с пути индивидуации, когда супруги пытаются облегчить свое положение, вытесняя странные сексуальные желания или невротические импульсы.

Поэтому, чем значительнее конфронтация супругов, тем интереснее и плодотворнее оказы вается их союз, их совместное движение по пути индивидуации.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Надындивидуальная природа брака На практике «отмирание» определенных психических компонентов супругов проявля ется в том, что они изолируются от остальных членов семьи, от родителей и других людей.

Вмешательство родственников в супружеские отношения всегда только усугубляет проблемы. Свидетельством тому могут служить, в частности, бесчисленные остроты по поводу медвежьих услуг тещи, которые бытуют среди мужчин. Губительное влияние родни ставит иные браки на грань развода. Да и сами родственники всегда являются проблемой:

мать слишком часто вмешивается в дела супругов со своими мерками;

отец с зятем подчас совершенно не понимают друг друга;

жена считает, что отец достоин большего восхище ния, чем ее муж;

иногда супруги стыдятся своих родителей, потому что те выросли в дру гой социальной среде или просто из-за определенных малопривлекательных черт их харак тера, например, алчности и ограниченности. Так, какой-нибудь кузен способен, быть может, только на то, чтобы отпускать непристойные шутки, которые противны одному из супругов.

Многие аналитики и консультанты по браку советуют в таких случаях ограничить или, если это необходимо, прекратить любые отношения с семьей. В отдельных случаях это может оказаться настоящим выходом из положения, но если принимать во внимание, что конфронтация в браке служит делу индивидуации, то такой совет представляется весьма спорным. С позиций теории коллективного бессознательного К. Г. Юнга, любой индивид связан на бессознательном психическом уровне со всем человечеством, что находит свое конкретное выражение в бессознательной связи с родственниками. Иначе говоря, бессозна тельное индивида включает компоненты психики близких и дальних родственников данного человека, которые являются его частью по той причине, что он – их часть.

Разрыв отношений с семьей в узком и широком смысле можно уподобить защитному механизму вытеснения. Присутствующие в душе человека образы близких и дальних род ственников перестают получать свое зримое воплощение в виде определенных людей, кото рые ежедневно сидят вместе с ним за обеденным столом.

Конфронтация в браке служит индивидуации прежде всего в том случае, когда гори зонт ее максимально широк и включает все компоненты нашей души. Таким образом, кон фронтация с семьей партнера представляет собой особый психологический процесс, специ фический путь к счастью.

Брак, в котором осуществляется индивидуация, надындивидуален. Эта мысль полу чает свое символическое подтверждение и в том, что, как правило, в церемонии бракосоче тания принимают участие близкие и дальние родственники жениха и невесты, а, по боль шому счету, эти гости и создают впечатление торжества и церемонии. Современная мода на то, чтобы отмечать свадьбу в «узком кругу» неадекватна ритуальным аспектам брака. Это – свидетельство психологической нереалистичности и индивидуализма, согласно которому индивид не связан с коллективным бессознательным, между тем как именно коллективное бессознательное объединяет человека и других людей, прежде всего индивида с членами его семьи.

Согласно моему опыту, супруги, которые отделяются от своих семей, при всем том, что часто живут относительно неплохо, становятся абсолютно «стерильными» и скучными людьми.

Приведу пример. Жена происходит из так называемой примитивной семьи. Ее отец – состоятельный мелкий промышленник, грубый и неразвитый в интеллектуальном плане человек. Мать с головой ушла в домашнее хозяйство, не имея никаких культурных запросов.

Разговор родителей, братьев и сестер жены вращается вокруг телевизионных программ и новостей из популярных журналов.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Муж вырос в буржуазной, скучноватой семье, члены которой были склонны к депрес сии. Его мать покончила с собой, когда ему было около двадцати лет. Брат постоянно мог омрачить своим пессимизмом любую радость.

После свадьбы, которая была отпразднована в очень узком кругу друзей, супружеская чета практически прекратила всякие отношения со своими семьями. Мужу надоели его уны лые родственники, а жена стыдилась своей семьи.

Брак протекал в общем вполне мирно, но действовал на супругов удручающе;

немно гочисленные друзья считали эту пару совершенно неинтересной.

Жене регулярно снилось, что она ругается со своим отцом. Когда к ним приближаются какие-то люди, ей становится стыдно и страшно, поскольку они с отцом грубо бранятся и это может привлечь незнакомцев. Тогда она толкает отца, и он падает в воду. Ей было непонятно, намеренно или нет она толкнула его в воду, но так или иначе отец, не сказав ни слова, утонул.

После этого раздался голос из толпы: «А ведь он-то (отец) знал, как надо инвестировать деньги под высокий процент».

Среди множества ассоциаций, связанных с этим сновидением, стоит для краткости упомянуть лишь одну. Инвестиции под процент ассоциировались с евангельской притчей о талантах, зарытых в землю. Кроме того, женщина интересовалась финансированием и кое что смыслила в денежных операциях.

Сновидение можно интерпретировать следующим образом. Толкнув отца в воду, женщина уничтожила единственного человека, который знал, как выгодно использовать «деньги», иными словами, свои способности, и теперь она оказалась ни на что не способной, в творческом смысле «бесплодной».

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Жертва Супружеский союз Иосифа и Марии олицетворяет брак, в котором супруги отрекаются от сексуальности, иными словами, брак асексуальный. Сейчас, когда, например, «инсти тут католичества» стал предметом ироничной критики, психиатры и психологи полагают, что если отсутствие сексуальности в браке не обусловлено органическим дефектом одного из супругов, то подобное супружество следует считать невротической связью двух лиц с серьезными нарушениями в развитии психики. От каждого человека с юных лет и вплоть до старости требуют соблюдения психической гигиены, которая по современным предста влениям заключается прежде всего в здоровой и энергичной сексуальной жизни. Сексуаль ность должна присутствовать в жизни женатого человека, равно как и в жизни холостяка, поскольку в современном обществе данный феномен является «de rigueur»10.

На мой взгляд, требование это конформистское и грубо уравнительное, поскольку человека приравнивают к животным, настаивая на «естественной» жизни, под которой под разумевают в первую очередь удовлетворение сексуальных влечений.

Однако можно встретить людей, не испытывающих интереса к сексуальности и при этом вовсе не страдающих от «серьезного невроза». Так, существует много супружеских пар, которые не слишком интересуются сексом, и подобные браки совсем не обязательно бессмысленны. Вместе с тем символически значимая сексуальность может быть полностью реализована только в браке, цель которого, однако, не сексуальное удовлетворение, а сча стье, поиск индивидуации, обретение своей личности. Это может происходить и вне рамок сексуальности.

Таким образом, мы подходим к центральной проблеме брака, проблеме счастья и инди видуации. Психологи юнгианского направления часто страдают болтливостью и, вместо того чтобы стремиться к индивидуации, добиваться всеосуществления, пытаться полностью реализовать себя, ведут нескончаемые разговоры. Итог долгого пути индивидуации – чело век цельный. Например, мандала, символизирующая индивидуацию, представляет собой круг, заключающий в себе различные геометрические фигуры, объединяет противополож ности, не упуская ни одной.

Слово «счастье» безусловно не включает значение «всеосуществление» (нем. «die Ganzwerdung»), смысл которого далеко не всегда вполне ясен. Речь идет о поисках Спасения, при которых приходится постоянно приносить жертвы. Быть может, это прозвучит несколько парадоксально, но всеосуществление – удел жертвы, способной на отречение, а именно на отречение от своих личных интересов или даже от самого драгоценного – от своей личности.

В мифологии и ритуалах образу жертвы отводится весьма серьезная роль;

с одной сто роны, она восхваляется, а с другой – оказывается камнем преткновения и вызывает досаду.

Здесь уместно вспомнить странную историю Авраама и Исаака. Бог потребовал от Авраама, чтобы он принес в жертву своего сына Исаака. В последний момент Бог изменил свое реше ние, но не стоит обольщаться этой концовкой, ведь мифы имеют обыкновение утешать, подобно сказкам. Поэтому то обстоятельство, принял Бог жертву Авраама или нет – к делу не относится. Он потребовал ее, а значит, мог и был готов ее принять. В этой истории речь идет скорее не об испытании, которое уготовил Бог Аврааму, желая проверить, готов ли он пожертвовать ради Господа своим сыном, самым дорогим, что у него есть, а о самом требо вании, о самом жертвоприношении, которое Богу необходимо.

Существует также история Агамемнона и Ифигении. В кратком изложении она такова.

Греки подошли на парусных судах к берегам Малой Азии и покорили Трою только после Здесь: обязательный элемент (фр.) А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

того, как Агамемнон принес в жертву свою дочь, хотя интрига состоит в том, что в действи тельности Ифигения была не убита, а перенесена в дальние пределы.

Идея жертвы обнаруживает себя также в ритуале обрезания, символизирующем то, что, по крайней мере, какая-то часть новорожденного должна быть пожертвована Богу.

Как и любой другой фундаментальный архетипический символ, образ жертвы породил карикатуры и преувеличения. Так, по убеждению ацтеков, в жертву богам следовало прине сти десять тысяч человек. Вспомним также о миллионах молодых мужчин, которые были убиты в изнурительных сражениях Первой Мировой войны. Все это – ужасающее искажение образа жертвы. Как иначе воспринимать тот необъяснимый с логической точки зрения факт, что военачальники и политики были готовы послать на смерть сотни тысяч молодых муж чин ради приобретения нескольких квадратных километров территории, а эти люди согла сились с подобным решением. Очевидно, что речь здесь идет о демонической одержимости архетипическим образом жертвоприношения.

Нельзя обойти молчанием и факт систематического уничтожения миллионов европей ских евреев немецкими нацистами. Тысячи, сотни тысяч, миллионы людей пассивно сно сили произвол палачей.

Любой архетипический элемент становится чудовищным, если его актуальность пре увеличивается.

В последнее время люди все более резко реагируют на идею жертвоприношения и пре жде всего тогда, когда она искажается. Стремление и готовность жертвовать чем-то, а также радость от такого решения пользуются все меньшей популярностью. Однако это не отменяет того обстоятельства, что жертва имеет огромное значение для индивидуации и счастья.

Позволю себе напомнить о пути индивидуации, который вот уже две тысячи лет слу жит для Европы образцом, а именно о жизни Иисуса Христа. Христос принес в жертву все:

честь, достоинство и жизнь, чтобы соединиться со своим Отцом небесным.

В данной работе, среди прочего, идет речь о характере индивидуации и счастья в браке.

Брак требуется больших жертв. Большинство супругов должны отречься от чего-то индиви дуального, бросив это на алтарь брака. Супружество – это постоянная конфронтация, кото рой невозможно избежать и которая разрешается только смертью. Но непрерывная конфрон тация возможна лишь в том случае, если один или оба партнера по браку отрекаются от самого важного. Поначалу супруги готовы отстаивать свое мнение до конца, но затем заме чают, что их сосуществование напрямую зависит от готовности сознательно отказаться от личных, субъективных оценок.

Так, музыкально одаренной женщине приходится отказываться от музыки, поскольку без ее поддержки муж не смог бы сделать карьеру и впал бы в депрессию. Или мужу бывает необходимо отказаться от приобретения веса в обществе и зарыть в землю свой талант ради успеха жены.

Примером этого служат сновидения. Одному мужчине приснилась женщина примерно сорока лет, которая пожертвовала своими артистическими способностями ради своего мужа и семьи. Она не развила свой талант, но помогла своему мужу, работа которого требовала полной самоотдачи. В первую очередь она эмоционально поддерживала его, по вечерам часами выслушивая его рассказы о профессиональных проблемах, разочарованиях и дости жениях.

Другая женщина видела такой сон: ее ребенок, который немного похож на господина В.

(знакомого ей художника), вот-вот утонет. Женщина в панике мечется по какому-то соору жению, напоминающему плотину, состоящую из множества запруд, наподобие бассейнов, ограниченных мостками, и гибнущий ребенок все время оказывается в другой запруде. Он изнемогает, все чаще погружается под воду, и в результате женщине так и не удается его спасти. Сквозь прозрачную воду она видит его недвижимым на дне.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

У этой женщины сложилось впечатление, что она одновременно участвует в этой сцене и наблюдает ее, стоя как бы над происходящим.

Когда она пыталась вспомнить, как в деталях выглядели приснившиеся ей мостки, ее вдруг осенило, что все сооружение очень напоминает мандалу. Мостки изображали прямые линии, а запруды – пустоты.

Данное сновидение носило характер кошмара, поскольку женщина не могла спасти ребенка, но вместе с тем способность взглянуть на все происходящее как бы сверху прино сила ей глубокое удовлетворение.

Возникает вопрос, не является ли это сновидение указанием на то, что анализируемая должна была пожертвовать даже своей способностью творить ради самости. Подобные ман далы символизируют в сновидениях, как правило, динамику психического, цель и движу щую силу индивидуации. Эта мандала заключает в себе жертву.

Если супруги не соглашаются на жертвоприношение, то брак терпит фиаско, поэтому многие методики анализа и психотерапии приводят к разводу. В данном случае брак, в рам ках которого осуществляется индивидуация, приносят в жертву собственному развитию и раскрытию личности. По не вполне понятным причинам нарциссическое стремление к рас крытию собственной личности и нежелание жертвовать чем-либо ради брака – догмы совре менной психотерапии. Вероятно, психотерапевтические группы могут становиться бессо знательным орудием модных коллективных веяний.

Супруги среднего возраста часто обращаются к психологам, психиатрам и консультан там по браку с жалобами: «Я не могу реализовать себя;

я не могу развивать свою личность;

я вынужден оставлять невостребованными многие свои способности;

я хотел бы вырваться из тисков и найти, наконец, самого себя». Желание «вырваться из тисков» – излюбленная тема многих романов, новелл и кинофильмов.

Но часто речь идет только об осознании необходимости пожертвовать частью своей личности. И именно этого аспекта индивидуации пытаются избежать. Психологи, которым неизвестен индивидуационный характер брака и которые не хотят ничего слышать о необ ходимости жертвы, которые преклоняются перед современным культом индивидуальности, являются служителями блага, а не счастья и могут неправильно ориентировать клиентов.

Жертвоприношение отвергают по догматическим соображениям.

Само собой разумеется, здесь речь идет не о мученичестве, а о добровольной жертве, которая не влечет за собой упреков и ведет к счастью.

Поэтому в некоторых браках можно пожертвовать даже сексуальностью. Поговорим о фригидности и импотенции. Люди, которых настигли свинцовые стрелы Эроса, часто могут поправиться благодаря психотерапии, но не всегда. К сожалению, в этом случае психологи советуют способному к сексуальной жизни партнеру давать выход своей сексуальной энер гии «на стороне». Однако так просто данную проблему не решить, поскольку дилемма, сто ящая перед подобными супругами такова: либо один из них жертвует своей сексуальностью, либо другой приносит в жертву чувство собственного достоинства, принимая измену близ кого человека как нечто допустимое и неизбежное. Однако нередко отказ от сексуально сти не менее захватывающее чувство, чем ее реализация. Фригидный же партнер должен пожертвовать ради своей половины отвращением к сексуальности и принять ее. В этом смы сле самые серьезные сексуальные отклонения, фригидность и импотенция, могут оказаться в браке путем, ведущим к счастью.

Мы назвали сексуальность инстинктивной индивидуацией, а брак охарактеризовали как индивидуацию свободного выбора, решения.

Данные формы индивидуации тесно связаны и часто переживаются одновременно, взаимно поддерживая и обогащая друг друга. Но их тесная связь может приводить к дра матическим обстоятельствам и недоразумениям. Один путь индивидуации не гарантирует А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

автоматически другого, и не нужно путать их друг с другом. С психологической точки зре ния оба пути нужно познать по отдельности.

Очень многие люди вступают в брак на основании сексуальной страсти. Эротическое упоение – состояние столь захватывающее, что в данный момент человек теряет способ ность отдавать себе отчет в том, что он делает, поэтому брак бывает почти неизбежным.

Однако многие молодые люди все же способны интуитивно понимать, что сексуальное упо ение, которое принято именовать любовью, отличается от решимости пройти вместе с буду щим супругом долгий путь индивидуации в браке, от решимости, которая имеет больше оснований для того, чтобы называться любовью. Многие партнеры по браку полагают, что могут рассчитывать не только на индивидуацию, но и полное сексуальное удовлетворение, которое обеспечит супруг. Вместе с тем существуют и такие супруги, в отношении кото рых верно как раз обратное: они на пути сексуальной, инстинктивной индивидуации, а сами напрасно требуют, чтобы такой союз выполнял задачи, свойственные браку, связанному с индивидуацией свободного, сознательного решения.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Развод и дети Разберем подробнее проблему развода, расторжения брака.

Брак длится до самой смерти и заключается именно с этим намерением. Неизбежная пожизненная конфронтация является его глубинным смыслом. Путь индивидуации в браке подразумевает невозможность уклониться от столкновения с партнером даже в том случае, если это оказывается очень трудной и неприятной перспективой.

Однако это означает отнюдь не то, что развод не имеет права на существование и все гда препятствует индивидуации, а то, что, пожалуй, было бы лучше, если бы поменьше людей вступало в брак и что положение холостяка следует уважать. В современном обществе холостяцкая жизнь, к счастью, уже не обязательно асексуальна. Появляются новые формы совместной жизни, такие, как коммуны или другие сообщества, которые не обладают харак терной для брака жесткой регламентацией. Следует только приветствовать желание женщин становиться счастливыми матерями вне замужества, поскольку решение вступить в брак только из-за желания иметь детей может принести большой вред. Людям, которые, вступая в брак, заинтересованы лишь в том, чтобы иметь потомков, этот институт противопоказан.

«Errare humanum est».11 Супругам рано или поздно может стать ясно, что они не под ходят друг другу в качестве партнеров по индивидуации. Тогда они вправе развестись, даже если в общем-то неплохо понимали друг друга. Критерий развода не следует искать в мас штабе трудности и патологии брака;

он вполне может зависеть и от того, представляет ли брак для обоих партнеров путь к счастью или нет.

К тому времени, когда супруги замечают, что ошиблись, они подчас уже становятся родителями. Тогда возникает вопрос: должны ли они оставаться вместе ради детей?

Мое мнение таково: в случае развода принимать во внимание детей не нужно, поскольку чрезвычайно сложно наверняка определить, что больше вредит психике ребенка, жизнь в семье, где родители разыгрывают перед ними комедию, или жизнь с одним из роди телей в атмосфере открытости и честности? Принесет ли пользу детям зрелище того, как их родители жертвуют собой ради их блага и отказываются от собственной индивидуации?

В данном случае можно только предполагать и искать подтверждения своим догадкам на практике. Мой опыт убеждает меня, что детям нелегко видеть, как родители отказываются из-за них от своего счастья и индивидуации, поэтому у детей возникают стойкие, хрониче ские угрызения совести по отношению к родителям, что ведет к патологической агрессии.

Кроме того, мысль о том, что безусловно необходимо сохранять брак ради детей, даже если известно, что брак не является их путем индивидуации, чересчур многим обязана идее житейского блага. Брак не является институтом блага не только для взрослых, но и для детей.

Задача тех, кто заботится о детях, состоит не в том, чтобы помочь им достигнуть блага, а скорее всего в том, чтобы показать им на примере своей жизни возможность осуществле ния индивидуации. Мы должны доказать детям важность счастья, а не блага. Поэтому вряд ли пример родителей, которые ради блага ведут ханжескую совместную жизнь, подвигнет ребенка на индивидуацию. Наша цель – счастье детей, а не благо. Различие этих понятий играет решающую роль в отношениях с детьми.

Мне хотелось бы предостеречь читателей от выбора неверного пути для счастья, поскольку это часто имеет драматические последствия вне зависимости от рода занятий дан ного человека. Аналитик, психолог или просто уважаемый друг нередко дают ошибочные советы, поскольку люди никогда не бывают объективны, и психологи здесь не исключение.

Человеку свойственно ошибаться (лат.).

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Счастье достижимо и в браке, и вне его. «Приверженцы» того или иного пути сча стья пытаются наставлять друг друга на путь истинный, доказывать правоту своих взглядов и тем самым часто наносят вред. Разведенная женщина, которая на своем горьком опыте убедилась, что брак – это не ее путь индивидуации, охотно будет давать советы подруге, испытывающей сложности в отношениях с супругом, но советы эти будут тенденциозны, поскольку данная женщина настроена против брака и ориентируется на индивидуацию вне рамок супружества. Результатом может оказаться развод супругов, которым, быть может, следовало бы помочь как раз сохранить брак. Было бы прекрасно, если бы терапевты и кон сультанты по браку отдавали себе отчет в том, что и они имеют собственные предпочтения в выборе пути индивидуации, который пропагандируют, и сами нуждаются в точно такой же помощи, как и их клиенты. Тогда люди, которые обращаются за помощью к таким спе циалистам, были бы в какой-то мере защищены от их сознательного или бессознательного миссионерства.


Хотелось бы надеяться, что в скором будущем аналитик, для которого брак не является предпочтительным путем индивидуации, сможет сказать своему пациенту, жалующемуся на супружеские проблемы: «Должен вас предупредить, что я не очень-то жалую брак, поэтому следите за тем, чтобы я не стал незаметно обращать вас в сторону холостяцкой жизни».

В заключение следует упомянуть о том, что сущность брака, в рамках которого проис ходит индивидуация, заключается уже по определению в том, что партнеры живут вместе до самой смерти. Развод же не всегда означает, что брак не подходит этим людям как путь инди видуации, поскольку велика вероятность того, что партнер просто оказался трудным, равно душным или больным человеком, однако брак в принципе полезен данным супругам. Напри мер, католическая церковь трактует понятие «нерасторжимости брака» чересчур буквально.

Ступив на путь индивидуации в браке, мы выражаем готовность никогда не разлучаться с нашим партнером, и, даже если дело дойдет до развода и в нашей жизни появится новый, более подходящий для совместной индивидуации человек, идея брака все равно останется идеей столкновения, которое длится до тех пор, пока смерть не положит ему конец.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Счастье, благо и индивидуация:

только для избранных?

Когда идет речь о счастье, благе и индивидуации, вполне закономерно возникает вопрос: может ли обычный, средний человек разобраться в таких сложных понятиях, а тем более руководствоваться ими в жизни? Действительно ли существует много супружеских пар, которые задумываются о том, нашли ли они в браке свой путь счастья, индивидуации или, напротив, считают брак цитаделью блага?

Будучи психологом, я далек от того, чтобы пытаться навязать кому-нибудь свою точку зрения. Психология исследует влечения людей и мотивы человеческого поведения, стремясь определить и назвать психологические феномены. Между тем большинство людей пережи вают психологические феномены образно, а не интеллектуально. До последнего времени такие образы «поставляла» в основном церковь. Однако сущность понятий счастья и блага ясна каждому человеку даже в том случае, если он не может определить их терминологи чески, интеллектуально. Поэтому образованные и необразованные супруги способны зада ваться вопросом, служит ли их брак счастью или в гораздо большей степени – благу. Под тверждение этого мы находим в сновидениях супругов любого социального происхождения и уровня образованности.

Например, двадцатидвухлетняя итальянка, подсобная работница, рассказала мне сле дующее: «Мой отец оставил нас, когда мне было десять лет. Он регулярно присылал моей матери деньги и только один-два раза в год виделся с нами, детьми. Я очень любила свою мать и в душе упрекала отца за то, что он нас бросил. Нам приходилось нелегко, жили мы очень бедно, детям пришлось оставить школу после двенадцати лет. Но, несмотря на все упреки в адрес отца, я очень его любила. Почему собственно, я не знала, ведь, вообще говоря, бросив мать, он бросил и меня. Когда я его встречала, а это происходило достаточно редко, он не очень-то интересовался моими делами, а всегда рассказывал о своей работе – это было единственное, что его интересовало. Он был прядильщиком. Хотя моя бабушка говорит, что он прял немного. Бабушка тоже, несмотря ни на что, любила его. И должна сказать, что я не хотела бы иметь другого отца».

Мне кажется, что данный рассказ итальянской подсобной работницы демонстрирует, по крайней мере, общее положение дел с психологической точки зрения. Отец искал счастья, реализации и индивидуации вне брака. Судя по всему, он обрел их в профессии. Дочь поняла и приняла это, не отказалась от отца, она даже по-своему восхищалась им. Ей казалось, что отец оставался верен ей, но каким образом, она не понимала и объяснить не могла.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Брак умер – да здравствует брак!

В начале книги речь шла о бурном божественном браке Зевса и Геры. У них не было так называемого счастливого супружества, они не только любили друг друга, но и жесточайшим образом боролись друг с другом. Зевс и Гера могут проиллюстрировать новую точку зрения на брак.

Нет недостатка в попытках понять феномен современного брака, а также помочь супру гам путем проведения психологических консультаций. Однако, на мой взгляд, не делается никаких попыток точно уяснить, под какой звездой, среди каких образов находится практика и теория брака. Для того чтобы понять психологию других людей, необходимо прежде всего определить, каким «богам» они служат.

Бывает так, что человек служит двум господам, руководствуется противоречивыми образами и поэтому запутывается все больше и больше.

Большинство исследований современного брака ориентировано на благо, счастье и биологию, что отчасти соответствует состоянию сегодняшней психологии, страдающей недоверием ко всему трансцендентному.

Многие специалисты, занимающиеся вопросами брака, будь то психологи или консуль танты по браку, берут за эталон так называемый нормальный, счастливый брак, т. е. лишен ные невротических аспектов отношения между двумя психически здоровыми партнерами.

Для того чтобы достичь такой цели, делается очень многое. Разрабатываются технические приемы, призванные помочь супругам лучше понять друг друга, делаются попытки объяс нить и раскрыть невротические механизмы отношений между партнерами, а затем изме нить или устранить их. Брак считается примером отношений, которые можно улучшить при содействии специалистов.

Но все эти усилия ничего не дают, разводы не прекращаются, а существующие браки подчас ужасающе больны. Поэтому некоторые отчаянные головы часто требуют упраздне ния или радикального изменения этого института. Многие люди считают, что будут жить в счастливом браке, но только единицы оказываются способны на это. Закономерно возни кает вопрос: не лучше ли поступить радикально и уничтожить институт брака? Это было бы тем более верно, что многие внешние факторы, которые до сих пор поддерживают брак, постепенно исчезают. Только некоторые супруги сообща ведут сегодня крестьянское хозяй ство или управляют общим делом, а следовательно, могут понимать и строить свой брак как деловое партнерство. Более 90% трудоспособного населения Швейцарии служат по найму.

Забота о детях объединяет супругов в течение примерно двадцати лет, но ведь большинство из них живет вместе гораздо дольше – пятьдесят-шестьдесят лет.

К этому следует добавить, что многие психологи полагают, что, по существу, роди тели не способны правильно воспитывать своих детей, особенно в рамках проблематичного брака, а таких большинство. И только для очень немногих людей еще сохраняется возмож ность использовать бракосочетание в политических целях. Кажется, что на счету у брака остается все меньше экономических, социологических и политических факторов.

Поэтому люди судорожно цепляются за последний, еще оставшийся защитный фак тор, а именно за сексуальность, которой посвящено огромное количество книг, обучающих супругов, как можно вести счастливую, наполненную энергией сексуальную жизнь. Мате риал для латания прорех в рушащемся здании брака хотят позаимствовать у статуи Афро диты. Разумеется, именно в браке можно реализовать многие сексуальные возможности. Но в последнее время он теряет свое монопольное положение и в этом смысле. Молодые люди становятся сексуально раскованными и все чаще могут наслаждаться сексуальной жизнью, не заключая брак. Натужные попытки ограничить внебрачную сексуальную жизнь запре А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»


тами на сожительство и тому подобными вещами терпят неудачу. Появляется все больше возможностей для представителей абсолютно всех социальных слоев на свободную сексу альную жизнь вне брака. То, что казалось невозможным еще двадцать лет назад, сегодня произошло. Даже так называемые порядочные юноши и девушки из стабильных семей могут жить вместе без церемоний столько, сколько им заблагорассудится.

Даже более того: признается, что брак может ограничивать сексуальные возможности и символизировать не раскованность, а сексуальную фрустрацию. Таким образом, видимо, медленно расшатывается и фундамент последнего после детей сдерживающего фактора.

Брак, замыкающийся на образе блага, разочаровывает ожидания многих людей.

Можно сказать, что так называемый счастливый брак однозначно проиграл. Брак как институт пользы и благополучия не может больше оправдываться, доводы исчерпаны. Пси хологи, ориентирующиеся в своих исследованиях и практике на благо, поступили бы куда разумнее, если бы предложили людям другие формы совместной жизни, вместо того чтобы понапрасну растрачивать энергию на сложный технически, дорогостоящий и бесполезный уход за смертельно больным, обреченным институтом, которому можно пожелать только скорейшей смерти.

Однако вместо этого начинают вести речь уже о межличностных отношениях, кото рые предстают в современной психологии как своего рода идол, бог. Существуют даже тео логи, которые утверждают, что бог являет себя в человеческих отношениях, которые, однако, могут строиться вне брака, который представляет собой не самое удачное место для меж личностных отношений, ведь чем ближе люди, тем резче задевают они друг друга.

В процессе своей врачебной практики я сделал следующее примечательное наблюде ние: степень трудности брака, сумма страданий, досады, гнева и фрустрации, невротических аспектов и элементов перверсии вовсе не пропорциональны тенденции к расторжению дан ного союза. Следовательно, в высшей степени неудачные браки часто являются чрезвычайно жизнеспособными и фактически длятся вплоть до смерти одного из партнеров, а менее про блематичные и менее патологические браки нередко проявляют тенденцию к расторжению и, кажется, распадаются чаще, нежели трудные браки. Наблюдателю, поднявшему над своим кораблем знамя блага стоит большого труда понять это, поскольку он склонен прогнозиро вать дурные последствия бракам, в которых резко проявляются неврозы и сексуальные пер версии и т. п.

Понятие блага не может дать ответ на вопрос, почему институт брака, несмотря на страдания, которые он зачастую причиняет, все еще очень популярен.

В браке главная роль отводится не просто мужчине и женщине, которые любят друг друга и воспитывают детей, а двум людям, которые пытаются совместно найти свое счастье, пройти процесс индивидуации. Быть может, такое мнение звучит резонерски, старомодно.

Пониманию психики мешает страх затуманить и исказить научный подход элементами рели гии, и современный образ человека – одно из многих представлений. Люди ориентированы не только на благо, которое заключается прежде всего в стремлении выжить, быть доволь ным, хорошо отдыхать и получать удовольствие, подобно легендарным феакам. Именно такая ориентация превращает брак в больной институт. Если оценивать брак по критериям блага, то всегда останешься в убытке.

Следует отметить, что фраза «Только смерть разлучит нас» не имеет ничего общего с благом и житейским счастьем, поскольку с точки зрения блага образное выражение «до самой смерти» бессмысленно. Если ориентироваться по благу, то выходит, что брак неизле чимо болен. Поэтому усилия по вскрытию и устранению невротических аспектов брака и каждого из супругов не имеют особого значения;

многое из того, что рассматривается апо столами благополучия как патология, вовсе не является таковой, например, принесения в жертву своих личных творческих перспектив.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

В понимании людей, которые поклоняются благу, брак болен, но не только для них.

Путей счастья много;

возможностей индивидуации столько же, сколько людей на планете.

Брак – путь счастья многих, но и он неоднороден, и он может быть разным.

Поэтому в начале данной книги я рассказывал о всевозможных формах, которые спо собен принимать брак, а именно супружество вроде союза Зевса и Геры, Святого семейства и т. д. Супружеская чета по образу и подобию Святого семейства считает приверженцев Геры и Зевса людьми ненормальными. Люди с иными взглядами в свою очередь полагают, что Святое семейство – жалкое зрелище.

Пути счастья всегда были очень своеобразны. Я вспоминаю в этом контексте о святых, долгие годы живших на своих столпах для того, чтобы найти свое счастье, или о средневе ковых монахинях, которые целовали раны прокаженных.

Кроме того, существует множество путей для индивидуации в браке, среди которых можно назвать брак «принцессы и пажа», когда жена решает все, а муж ведет незамет ное, покорное существование, «мафиозный брак», когда гангстер живет с женой и детьми подобно Иосифу из Святого семейства, и т. д.

Для того чтобы понять людей и социальные проблемы, требуется четко разглядеть образы, действующие на заднем плане;

феномен брака не будет понят как следует, если исследователи упустят из внимания формирующие его образы. Каждое психологическое явление следует сличать с его подлинным образом, а не с другими, чуждыми ему образами.

Готические соборы выглядят в сравнении с памятниками античной архитектуры как сим волы вырождения. Инерция неадекватного образа размножения мешает понять сексуаль ность.

Индивидуацию в браке обеспечиваем себе мы сами как участники культурных, рели гиозных и национальных сообществ и партнеры по браку. Образы, стоящие за современным браком, символизируют индивидуацию и счастье.

Брак умер – да здравствует брак!

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Эпилог Реакция читателей на мою книгу показала, что она вызвала больше вопросов, нежели дала ответов. В предлагаемом эпилоге мне хотелось бы подробно остановиться на социо логических и политических следствиях отстаиваемого мною понимания брака. Индивидуа ция всегда является, кроме всего прочего, процессом политическим, как я уже подчеркивал выше. В этом смысле и брак – проблема отчасти политическая. Речь идет не об обществе – это, на мой взгляд, чересчур общее понятие,– а о государстве, которое как в хорошем, так и в дурном смысле является конкретным выражением более крупного сообщества людей.

Кроме того, государство определяет формальную и законную структуру брака, возможности воспитания детей и т. д. На мой взгляд, государство – это не только необходимое зло, но и свидетельство того, что у людей есть и индивидуальная, и коллективная душа, коллектив ное бессознательное. Его следует понимать не только как контракт между волками, которые договорились впредь не пожирать друг друга, но и как произведение коллективной души.

В этом смысле, пожалуй, можно говорить о здоровом, невротичном, психопатичном и даже психотическом государстве, не воспринимая все эти термины буквально.

Швейцарское государство, гражданином которого я являюсь, я считаю государством здоровым, но в какой-то степени невротичным, обладающим некоторыми психопатиче скими чертами. Кроме того, развитие этого государства меня очень беспокоит.

В кругах, поддерживающих государство, существует мнение о том, что брак и семья – фундамент нашего государства. Люди, отвергающие государство, воспринимают это утвер ждение в негативном смысле: коль скоро дело обстоит так, считают они, то семья – это ору дие порабощения, которое использует больное государство.

Я считаю, что брак – это особый путь индивидуации, который, как и любой другой путь индивидуации, может быть пройден отнюдь не всеми людьми и даже, возможно, мень шей их частью. По этой причине желательно, чтобы современный брак не обладал монопо лией на оформление отношений между мужчиной, женщиной и детьми;

это подразумевает определенные общественные изменения, часть которых происходят уже сегодня. Простое сожительство, к примеру, пользуется все большим признанием, однако официальной фор мой связи между мужчиной и женщиной считается пока еще только брак. На мой взгляд, законодатели в скором будущем обязательно отрегулируют в законном порядке различные формы совместной жизни мужчины и женщины. Соответственно этому должно измениться отношение закона и общества к внебрачным детям. Подлинная потребность иметь одного или нескольких детей, по моему мнению, есть у большинства людей, подобно стремлению к индивидуации в браке. Часто приходится слышать от молодых девушек: «Я выйду замуж только для того, чтобы родить детей. Сам по себе брак для меня ничего не значит». Люди, вступающие в брак с этой целью, зачастую не обладают никакими способностями, необхо димыми для этого особого пути индивидуации. Таким образом, во-первых, общественное мнение не должно рассматривать факт рождения внебрачных детей как нечто постыдное, а, во-вторых, забота о детях и их воспитание вне брака следует поддерживать морально и материально. Этот пункт, кажется, идеально подходит для того, чтобы расшатать фундамент свободного швейцарского государства. Классическая семья представляет собой серьезное препятствие для толпы, стремящейся поглотить личность. Семья до сих пор воспитывает детей и формирует их личность. Возникновение все большего числа вспомогательных педа гогических учреждений для внебрачных детей, например, приютов, яслей и т. д., показывает, что влияние государства в области воспитания чересчур возросло. В маленьком коллективе семьи отдельной душе легче найти свой путь, чем под прессом могучего государства.

А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

Впрочем, лично я убежден, что дети и их родители имеют все возможности для того, чтобы создать и поддерживать нетрадиционную семью, стимулируя индивидуальное разви тие. Нет никакой необходимости доверять воспитание детей государственным служащим.

Посредством особых целевых мероприятий, финансируемых из государственного бюджета, можно было бы материально поддержать отца или мать, в одиночку воспитывающих детей, предоставляя им тем самым достаточно свободного времени для полноценного воспитания ребенка. Разумеется, оплачивать это будут фактически налогоплательщики, не имеющие детей, однако в конечном счете и государству выгодно поддерживать все пути индивидуа ции своих граждан, а не только традиционный брак. Но важнее экономических мероприя тий представляется сам факт признания, уважения и высокой общественной оценки самого факта рождения ребенка вне брака. Матерей-одиночек следует уважать и почитать никак не меньше, чем замужних женщин. Существует очень много путей индивидуации, и ува жения заслуживает каждый. Рождение все большего числа внебрачных детей не потрясет основы нашего свободного государства, а напротив, при условии, что государство будет всеми силами защищать подобных детей и их родителей, не пытаясь при этом грубо вме шиваться в их воспитание, подчеркнет ценность этого общественного института, вызовет у людей симпатию и веру в государство. Дети, вне зависимости от того, рождены ли они в браке или нет, имеют для многих людей огромное значение. И хотя дети могут и должны отделиться от родителей, сами родители отделяются от детей крайне редко.

Иметь детей – означает сталкиваться в течение жизни с родными людьми, со своей плотью и кровью, которые, однако, относятся уже к следующему поколению, принадлежат будущему. Это бесконечно сложно и во многом требует активного психологического разви тия. Индивидуация в рамках отношений родителей с детьми – процесс еще более сложный, чем столкновение между супругами. Вместе с тем отношения с детьми могут идти вразрез с требованиями индивидуации. Родители могут считать детей своей собственностью, про должением своей личности, материалом для заполнения пустоты и бессмысленности жизни.

Любая биологическая деятельность способна помочь нам избежать хронического, депрес сивного чувства бессмысленности. Кажущаяся пустота бытия с легкостью девальвируется пьянством, сном, детьми. Но родители, которые слишком рано отделяются от детей, также мешают индивидуации. Мы заботимся о них (хорошо или плохо – это другой вопрос) до тех пор, пока они не станут самостоятельными, а затем перестаем ими интересоваться. Жен щинам советуют как можно раньше, например, как только ребенок пошел в школу, возвра титься к профессиональной деятельности, что ведет к уклонению от интенсивного контакта с ребенком. А ведь именно через детей, через родительское чувство человек переживает таинство смерти и бытия. Дети подобны родителям, они происходят от них и, однако, явля ются совершенно особенными, самостоятельно мыслящими людьми. Глядя на детей, роди тели начинают понимать, что они «уже принадлежат не настоящему, а скорее прошлому»

и «не понимают современного мира», что они сами постепенно становятся историческими персонажами. Так перед внутренним взором человека встает его собственный душевный предел, грядущая смерть. Все это происходит между родителями и детьми, причем совер шенно безразлично, женаты родители или одиноки. Поэтому выбор родителей, не вступив ших в брак, заслуживает всяческого поощрения.

Ведь может быть и так, что неполные семьи предлагают множество возможностей для душевного развития матери или отца. Здесь, однако, могут возразить, что детям это все несо мненно приносит значительный ущерб. Дети из неполных семей более запущены, они нев ротичнее, им труднее проявить себя в жизни, как показывают бесчисленные исследования.

Поистине чудовищно тяжело жить вне общества или даже вопреки господствующим культурным канонам. Индивидуальный образ жизни, выбор пути индивидуации должны встречать хотя бы минимальную поддержку у окружающих. Только гении могут проходить А. Гугенбюль-Крейг. «Брак умер – да здравствует брак!»

индивидуацию вне коллектива. А в Швейцарии коллективное мнение не особенно одобряет идею неполной семьи. В каком-то смысле над этими семьями тяготеет что-то вроде прокля тия. Подобное отношение общества осложняет положение ребенка и его родителя. Если бы неполные семьи вызывали симпатию у окружающих людей, как нечто легитимное и есте ственное, то дети, растущие в них, безусловно, были бы здоровее.

Кроме того, если мужчины и женщины женятся лишь для того, чтобы воспитывать детей, то атмосфера, царящая в этих, по-видимому, несчастливых семьях, принесет ребенку значительно больше вреда, чем жизнь с одним из родителей вне брака.

Если бы лет двадцать назад кто-нибудь сказал, что уже в 1979 г. очень многие отпрыски приличных семей с благословения своих родителей будут жить в простом сожительстве, которое станет общепризнанным стилем совместной жизни мужчины и женщины, то этого человека назвали бы болтуном и фантазером. Однако сегодня самые смелые прогнозы сбы ваются. Поэтому можно надеяться, что изменения коснутся и так называемых неполных семей. Что ж, люди постоянно создают новые возможности для индивидуации, и чем разно образнее культура, тем больше путей для данного процесса она способна предложить. Речь идет не о разрушении, а о созидании, поскольку, чем больше предлагается путей индиви дуации, тем более интересным и творческим становится выбор. Брак станет гораздо более авторитетным союзом, если миллионы людей перестанут вступать в него только для того, чтобы иметь детей.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.