авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||

«А. Г. Федоров Масон Аннотация "Масон" – роман, выстроенный по законам детективного жанра. Но в нем слишком много далеких ...»

-- [ Страница 14 ] --

От угла улиц Садовой и Гороховой мы с Олегом и двумя привычными сопровождающими шли сравнительно медленно. А машина с Владимиром уже давно нас обогнала и припарковалась у небольшого кафе в доме 32. Как я полагаю, в засаде поблизости стояла еще одна – две машины с оперативниками. Наши люди должны блокировать возможное прикрытие киллера – он же не работал в одиночку. Его помощников тоже необходимо арестовать. Кто-то обязательно передает ему по телефону или рации необходимые сведенья о нашем приближение, о составе группы, о моем месте нахождения в общем ряду. Вот это прикрытие после выстрела необходимо моментально блокировать.

Скорее всего под ту машину уже подложили слабый заряд, подвязанный на дистанционное управление:

сперва произойдет "шоковая терапия" взрывом, а потом уж всех повяжут. Но я не сумел вычислить искомую машину… Наша стайка двигалась довольно бодро, Олег, как всегда, принялся рассказывать мне анекдот с трехметровой бородой. Рассказчик он был неважный, но я все же выдавливал из себя улыбку. Суть анекдота сводилась к тому, что один еврей провожал жену на курорт. Жена из-за вокзального шума плохо слышала мужнее напутствие, а он-то только и тараторил:

"Сара, живи с Богом!". Женщина мотала головой, считая, что не слышит призыв мужа. Муж, истощив терпение, принялся передавать слово "Богом" по буквам: "Борис, Олег, Геннадий, снова Олег, Михаил".

Жена замахала утвердительно – "Все поняла, но почему с Олегом нужно жить два раза?"… Вдруг в голове мелькнула мысль: "А если в меня засадят две пули, будут два выстрела, но с разных точек?.. Пули пересекутся точно в моем теле"… Зачесался лоб, заныло под сердцем, в районе солнечного сплетения, икроножные мышцы напряглись словно от судороги… Кодовый замок на воротах я открыл сам, хотел шагнуть первым, но Олег меня оттер плечом и шагнул в темную неизвестность. Ребята страховали наш тыл на некоторой дистанции, при этом изображая загулявшую стайку бесшабашных мужичков. Мы шли с Олегом, как пара рысаков, – голова в голову, – резко переведенные с рыси на растянутый шаг. На расстоянии трех метров я увидел справа впереди черту и две восьмерки, нарисованные голубым мелком – видимо, девочки играли днем во дворе в какие-то свои очень важные игры и рисовали на стене.

Я подходил к той черте, гипнотизируясь ее видом и той задачей, которую успел вбить мне в голову Владимир – я двигался, как хорошо дисциплинированный "Зомби". И вдруг возникло чувство нового протеста: теперь уже именно против этого эффекта зомбирования. Я не хочу быть ни чьим рабом, игрушкой в любых руках. Но это же даже не акцентуация характера, а элементарная истерика, разворачивающаяся по женскому типу… Пусть истерика,.. пускай по женскому типу… Ноги сами понесли меня не вправо и назад, а только вперед… "Время – вперед!" – вспомнилось идиотское название, идиотского романа Валентина Катаева и фильма по нему… Вот свойственная моему темпераменту команда… Олег метнулся влево, точно выполняя установку Владимира, а я прошагал вперед так, словно двигался на параде – по Красной Площади в дни моего пребывания в Нахимовском училище. Я развернул свой собственный флаг – скорее, Знамя Победы над "зависимостью", над чужой установкой!

… Я алкал личной свободы… И мне ответили, но не так, как я себе предполагал… Выстрела я и не должен был слышать, но почему то не произошло всплеска боли. А ведь по логике вещей она должна возникать при попадании в живое существо постороннего предмета сильнейшей убойной силы. Просто мои контакты с реальным миром кто-то мгновенно вырубил!.. Тело мое, наверное, по инерции еще продвигалось вперед, но им уже не руководил мозг. Возник "эффект отрыва", он стал концентрироваться, убегать ввысь на огромной скорости. Сутью такого движения было исчезновение моего сознания, его мгновенный отрыв от тела, а затем и транспортировка за пределы Земли… Я вдруг понял, что такое душа: нет это не энергия, привнесенная в тело живого существа при рождении.

Душа – это условное понятие, обозначающее действие программного обеспечения, исходящего с определенного сервера Вселенского Информационного Поля. Какой-то огромный компьютер задействован Высшим Разумом для собственных игр: мы для него виртуальные существа, символы которых пляшут на экране монитора того сверхумного компьютера. Но сама Вселенная и является тем физическим представительством "программного обеспечения": галактики, любые небесные тела – это точки пересечения неведомой энергии, создающие общую матрицу поведения живых и неживых объектов.

Я понял, что верна первая модель Фридмана: пространство разбегается с нарастающей скоростью!.. Да, конечно, Вселенная возникла в результате взрыва, а мы – только песчинки того страшного, быстротечного события… Принадлежащий мне ранее программный импульс, но теперь уже оторвавшийся от конкретного биологического объекта – тела Федорова Александра Георгиевича, – сейчас в том сервере перекомпануется в автоматическом режиме и отошлется новому новорожденному человеку.

Но что-то произошло – видимо, сбой команды… В районе колец Сатурна неведомые силы встряхнули мой импульс не очень деликатно:

"программный пакет", доставшийся мне свыше при рождении, называемый в простонародии "душой", крутанувшись пару раз по руслу "Делений Энка и Кассини", облагородился. Подзарядка чем-то особо значимым произошла и от маленького спутника "Пана", поджидавшего меня в "коридорах" Деления Энке: программный пакет даже вроде бы реструктуризировался и наступило некое просветление.

Квакнуло желание еще немного пожить на белом свете. Через мгновение, получив сильный обратный импульс от закрутки колец Сатурна, программный пакет плюхнулся снова в мое бренное тело, валяющееся на грязном дворовом асфальте, недалеко от помоечных баков. В теле опять затеплилась жизнь, потому что душе многое подвластно, и я решил незаметно притушить жгущее пламя восприятия сигналов извне… "И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца. Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, дерево жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой;

и листья дерева – для исцеления народов" (Откровение 22: 1-2).

Post scriptum Очнулся, видимо, я через трое – четверо суток. Скоро понял, что нахожусь в реанимации на управляемом дыхании. "Очнулся" – это было громко сказано. Вернее всего, проблески сознания начинали простреливать в мозгу. Мне было до того муторно, что я соглашался с тем, чтобы за меня дышал аппарат. Но где-то в уголке думающего участка коры головного мозга зарядилось воспоминание: "долгое пребывание на управляемом дыхании может привести к декортикации, тогда мозг уже не захочет руководить организмом, заставлять его функционировать"… Надо было что-то срочно решать самому: ведь на современную медицину слабая надежда. Теперь, если врачу не дашь на лапу, он серьезно и думать о тебе не захочет – пустит все на самотек. Желаешь – живи, а можешь и помирать, раз такая фантазия у тебя в голове появилась.

Раньше за жизнь больного боролись до конца – это тогда милосердием называлось и ценилось даже выше, чем современное диагностическое и лечебное оборудование. Целый клан научных работников с "горячими сердцами, чистыми руками и холодными головами" обосновывал принципы уникального, единственной в мире полноценной системы государственного здравоохранения. Теперь же устроили откровенный бардак в этой отрасли.

Вон министр здравоохранения – генерал-полковник в отставке, бойкий хирург-сердцегуб, академик – и тот ничего не может понять в гражданском здравоохранении, не знает как его болезни вылечить.

Ито сказать, а откуда ему знать что-либо путное про гражданское здравоохранение, если он всю жизнь в погонах проходил, в клинике Военно-медицинской академии толкался. Его к тому же страховал тесть с уровня начальника тыла всех вооруженных сил страны. Как тут не станешь восходящей звездой кардиохирургии.

В тепличных условиях человек быстро забывает обычную арифметику, а уж в высшей математике организации здравоохранения даже с помощью честных адъютантов и референтов не разберешься.

Ну, а где в современном мире найти честного адъютанта?.. Тут у нас тоже откровенный провал… Недавно видел по телевизору выступление заместителя министра здравоохранения: резвая женщина, но простые слова произносит с явным сельским акцентом. Знания имеет столь поверхностные, что элементарные достижения прошлых лет, знакомые каждому историку медицины, выдает за собственные откровения. С такими помошничками любого генерала подведут под монастырь… Вот и получается, что народу на шею опять посадили фантом, а не министра здравоохранения… Но, нынешний министр, надо отдать должное, хоть актер отменный, рассказчик велеречивый – все чего то сладенькими губками шепчет, обещает, поясняет, сказку сулит, словно малым детям. А сам академик по стране летает, словно коршун – кое-где поклюет, покромсает несчастное сердце, и тут же обратно в Москву. А выхаживать больного перепоручается "рыжему дядьке". С таким азартом рекламные миссии выполняются и цирковые трюки, а не в интересы пациента утверждаются. Министру-то некогда – он не заменимый человек в Москве: вдруг кто-то из верховных правителей ключицу сломает, головой стукнется во время автомобильной катастрофы, надо же тогда свое просвещенное мнение с апломбом выказать!.. Простой человек сладким речам верит, да ждет у моря погоды… Я решил выбираться потихоньку: какая-то пробирка рядом на столике стояла, мне ничего не стоило ее легонько свободной рукой на пол спихнуть.

Но почему-то на звук разбитого стекла не сбежались люди, жаждущие моего выздоровления. Кричать мне не хотелось, да и возможностей для того практически никаких не было – можно было только пошипеть немного по-змеиному… Потому решил я помечтать пока немного… Вместо мечтаний что-то прагматическое опустило меня в низину прошлого: ощутил я тот недавний шлепок пули, запущенной снайпером из "Винтореза" с высоты крыши четырехэтажного дома прямо мне в грудь. Что-то подсказывало, что пулю для меня приготовили "гуляющую", со смещенной центровкой. Вошла она несколько выше сердца, не задев даже дугу аорты, а потом вихлянула вниз, огибая сердечную сумку сзади и впиваясь в ткань легкого. Пуля пробила диафрагму и опять пощадила жизненноважный орган – печень.

Раскаленный металл, шипя и коагулируя напитанные жидкостью ткани, формирующие раневой канал, только царапнул верхне-переднюю поверхность самой большой железы в организме человека и вонзился в большой сальник. Потом пуля с азартом и злобной игривостью прорвалась к корню брыжейки и здесь порядком распотрошила петли застенчивого тонкого кишечника. Затем "разрушитель" вырвался наружу через переднюю брюшную стенку и, чикнув по асфальту, поранил ногу мусорного бака. К этому времени я уже приземлился бледным лицом на жесткую, серую мостовую и затих сокрушенно. В тот же момент до мозговых центров, проверяющих звуки, идущие от моих ушей, долетел, как мне показалось, истошный вопль Ирины. Она каким-то животным чувством поняла мое горе, а потому завалилась на диван в квартире на Гороховой и забилась в истерике, терзая себя тоской и чрезмерными переживаниями.

Не всем на пользу идет общение с телепатией!..

"Убийца" тем временем тоже схлопотал раскаленный свинец, являвшийся похвалой не его искусству, а охотничьему мастерству Анатолия Гончарова. И когда "злодей" затих на несколько минут от болевого шока, к нему по чердаку подбежали, подтянувшиеся к засаде оперативники.

Тут же грохнул маленький взрыв под автомобилем прикрытия киллера, и всех, в нем находившихся, моментально повязали. Исковерканный автомобиль расторопно погрузили на платформу автоэвакуатора.

Хозяйственные люди ополоснули поверхности, замоченные вытекшей из раненых кровью… Об инциденте забыли не только случайные прохожие, но и квартиранты дома, где состоялось приключение.

Меня – почти бездыханного, с периодически останавливающимся сердцем – везла машина скорой помощи, нагоняя страх на прохожих воем серены. Резвые лекаря передали тело с рук на руки персоналу клиники кафедры военно полевой хирургии академии. Когда-то, в годы моего ученичества в этом прекрасном медицинском учебном заведении, той клиникой, находящейся на "острие ножа смерти", заведовал блестящий хирург – профессор, генерал-майор Беркутов. Тогда дежурные врачи не филонили, а активно спасали жизни трудового народа и днем и ночью. Мы, слушатели академии даже первых курсов, с интересом дежурили здесь, тоже помогая, чем возможно, маститым хирургам. Теперь "народ в белых халатах" порядком подраспустился: многие стали манкировать своими обязанностями, брать взятки. Но я-то им, сатрапам, перерожденцам, ничего не дам, хотя бы только потому, что не собираюсь торговать своей жизнью.

Пусть все будет – как будет, как определено Богом!..

Вот мое сознание и приблизилось к истине, ускользавшей от нейронов-анархистов почти четверо суток!.. Здесь, в моей первой "alma mater", ко мне вновь вернулось сознание. "Родная мать" напитала меня кислородом и медикаментами, способными возвращать к жизни, – здесь теперь я и обитаю… Ночь… Дежурный врач-реаниматолог наверняка спит, тесно обнявшись с медицинской сестрой… В условиях страховой медицины, живя на голодном пайке, – их доход смешно и назвать-то зарплатой – приходится персоналу компенсироваться за счет других естественных стимулов. Наконец, совесть заговорила в душах спящих медиков. Появились и замелькали на горизонте заспанные лица: врач и сестра прорывались сквозь туман моего нечеткого восприятия. Кто-то наступил на стекла пробирки, – хорошо, что не босой ногой. Явилась догадка, что я стал подавать активные признаки жизни, пытался оформить контакт с милосердными медиками.

Начали проверять мои реакции на свет, на боль, в чем-то разобрались и тогда освободили от интубационного устройства.

Мой организм приступил к самостоятельному жизнеобеспечению. Вспомнились слова вождя всех народов: "Жить стало лучше, жить стало веселее"… Но мне очень хотелось, чтобы вся эта медицинская свора, убрав интубационную трубку, исчезла с глаз долой. Усталое, расслабленное сердце алкало появления дорогих и приятных мне лиц… Но не шли мои друзья и родственники, и тогда вспомнилось:

"Люди умирают в одиночку!"… Словно почувствовав упадочность моего настроения, врачи впрыснули мне в канюлю капельницы какую-то умопомрачающую отраву, и мой мозг задремал. Грудная клетка спокойно и ровно дышала, сердце ритмично колотилось, не ощущая ни возраста, ни серьезность многоходового, проникающего ранения… Видения пришли сами собой, не постучавшись, не предупредив предварительно звонком по телефону:

они чувствовали себя хозяином положения, способным не только принимать самостоятельные решения, но и диктовать Вселенскую Волю!..

"Франциск Ассизский брел утомленный и спотыкающийся вместе со своим спутником братом иллюминатом среди густого кустарника в сторону дворца султана Египта Малика-аль-Камиль"… Скорее всего, видение приплыло ко мне из начала тринадцатого века: на рубеже 1218 – годов. "Как ни странно, страшный деспот султан принял маленького, тщедушного Святого человека, несущего в своих помыслах источник иной веры, и выслушал его пламенную проповедь. Конечно, он не решился откликнуться согласием на предложение Франциска Ассизского "вступить за веру свою в огонь". Смелый шаг Святого человека вполне подходил под определение "безумство веры". Но султан и не приказал отсечь голову иноверцу, а повелел бережно и осторожно вернуть Франциска в стан христиан. Скоро вокруг Святого человека начал концентрироваться новый военный орден крестоносцев".

Можно было смело делать вывод о том, что никакие не "каменщики", а военные организации явились создателями особых корпоративных отношений, в последствии названных "масонством". Англия явилась родителем масонства, а Франция – его приблудным дитем, на жизнь которого очень скоро стал покушаться Король-отец. Но все потянулось с земель загадочного Востока, от мудрой ортодоксальности веры народов, его населявших.

Они как бы покорились в некоторых частях оружию рыцарей-христиан, но только для того чтобы выстоять и вновь вернуть независимость и свободу вероисповедания.

"Исчезла звенящая зноем бескрайняя пустыня"… Новое видение перекрыло своей значительностью предыдущие картины: теперь явилось моему взору одно из заседаний творцов и последователей "Сионских протоколов". В начале тридцатых годов практически все серьезные иудейские организации во главе с "Бнай-Брит" проводят совещания с однотипной повесткой дня: "Борьба с антисемитской пропагандой". Несколько позже, как логическое продолжение, возникает некий оргкомитет по координации работы, направленной на объединение усилий на уровне международного процесса по внедрению "Сионских протоколов".

Еврейство и масонство переплелись в страстном акте политического совокупления. Программным выступлением была речь Н.Д.Авксентьева, представителя руководства Великого Востока Франции, члена Ареопага, 33о, руководителя лож "Северная Звезда" и "Свободная Россия".

Надо помнить штрихи истории: как только в масонство внедрился еврейский радикализм, оно перестало быть организацией "воспасение", а переродилось в организацию "нападения". Такое положение кардинально изменило суть самого масонства: "Там где появляется еврей, начинается революция"!..

Почему-то выглянула из-за стенда, уставленного мигающей аппаратурой, следящей за жизнью тел пациентов отделения реанимации, нахальная и, вместе с тем, сильно сосредоточенная на курсе доллара физиономия рыжего администратора.

Последний наблюдал за тем, кто еще жив в "глупой стране" и сколько еще можно "откачать подпитки", скажем кошельку миллиардера Ходорковского, или другого "несчастного и обиженного сиволапыми славянами".

Видение не стало мучить меня прослушиванием всей выспренней речи оратора-масона: ловкий администратор защелкал кнопками и лапками выключателей на мигающем стенде, меняя программу жизнеобеспечения и политического курса огромной страны, называемой Россией… Появился рядом с маститым масоном некто П.А.Крушеван – человек с типичным еврейским холеным лицом, лысым черепом. Он подытожил сказанное:

"Программа завоевания мира евреями не бред душевнобольного, а строго обдуманный жестким умом евреев план, часть которого, как не трудно заметить, уже осуществлена"… Теперь из разных темных углов и закоулков криминала полезли "черносотенцы", "глоболисты", "скинхеды" и прочие. Они настойчиво и навязчиво просили евреев покинуть "славянское отечество" – как будто речь шла о примитивной аренде земель, принадлежащих Богом избранным хозяевам… И тут мой мозг вспомнил расхожее у англичан заявление:

"Не надо быть хуже евреев"… Все встало на свои места: не стоит размахивать кулаками перед лицом представителей любой нации, ты лучше обгони их интеллектом, организованностью, деловым темпераментом. А когда кто-нибудь пытается навязывать тебе иную веру, спокойно ухмыльнись и продолжай дуть в свою дуду… Так делали ордена крестоносцев, военные масонские ложи, оставляя на щитах своих искрящиеся святые слова: "Итак подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное" (К Ефесянам 5: 1-2).


Дверь скрипнула, явилась женщина – невысокого роста, слегка полноватая, волосы черные, с подкрашенной сединой, глаза карие и быстрые, бегающие – она куталась в белый халат не по росту, из чего я сделал заключение, что это не местный медицинский кадр, а пришлое существо. Женщина заговорщицки оглянулась – никто не мог встать ей на пути – рыжий маргинал к тому времени уже исчез…И вольная женщина направилась к капельной системе, связанной с одним из сосудиков моей левой ноги. Она быстро достала из кармана одноразовый пятиграммовый шприц, уже наполненный какой-то опалесцирующей жидкостью, проколола острой иглой резинку трубопровода и все выдавила прямым ходом в мой организм… Сволочь кареглазая!..

Медленно нарастали явления помутнения рассудка, но появилось и избирательное прояснение деталей: я узнал женщину – то была одна из моих прошлых жен. Ее звали Валентиной – хорошая тетка, врач, но в некотором роде "без царя в голове". Кто то же нашел ее, мобилизовал скрытую неприязнь к бывшему "проказнику-мужу", и она выполнила особую миссию. Что так долго оказывалось не по силам здоровым мужикам, вооруженным совершенным огнестрельным оружием, стало выполнимо хрупкой женщиной… А я то, болван, еще испытывал к ней неподдельную страсть… Однако – Бог ей судья!..

Странно, но через некоторое время я почему то почувствовал благодарность за действия этой женщины… Муть прибывала и прибывала, все глубже заполоняя мое сознание… Я жалел только об одном: не успел попрощаться с дорогими моему сердцу людьми. Не обнял Олега, Владимира и, самое главное, не успел трахнуть на прощанье мою несравненную Ирину Яковлевну… Я даже не подозревал, что весь искалеченный выстрелами мужик, задурманенный неизвестной отравой, на смертном одре тянется из последних сил к таким прозаическим деяниям… Все же каждый масон – рыцарь, а у рыцаря должна быть и дама сердца!..

Откуда-то сбоку, скорее всего слева от окна, приплыла сперва точеная головка, а потом и все стройное тело Ольги – сестры моего друга Олега. У меня с ней были свои, старые счеты, так и не разрешившиеся, к сожалению, постелью:

я оставлял ее нетронутой и нецелованной всем остальным кобелям, густо населяющим материк Евро-Азии. Она сама виновата в том, ибо вместо женского обаяния вдруг от великого гонора стала выводить на авансцену, как незаконнорожденных дочерей – плохоньких актрис в виде незатейливых фантазий. Суть ее новых мифов заключалась в том, что она, грешница, возомнила себя великим литературным критиком и учителем Вещего Баяна. Я-то, по доброте душевной, когда-то намекнул Ольге, чтобы готовилась быть моим биографом и литературоведом. Дурак пошлый я, конечно! Женщина дорога нам своей заурядностью, эксплуатируемой как раз в сексе, а не в играх ума. Зачем я взялся напрягать мой физиологический соблазн непосильными задачами: Богом был отпущен Ольге только талант неплохого орфографа, а я принялся тянуть ее в исследователи изощренных душ. Здесь был нужен совершенно иной полет мысли, необходимость сравняться по уму и писательской технике с тем, о ком задумал писать.

Помнится у Набокова была аналогичная история:

Зинаида Шаховская была решительно отринута поэтом, так и не поняв – "За что?! О, горе!" Да только за то, что пыталась обтаптывать ноги метру.

Не надо выдумывать сказки, отводя в них себе главенствующую роль, дабы потом увлекаться верой в несуществующее!.. Каждый сверчок – знай свой шесток!.. Скорбь сизым киселем полилась в еще теплящуюся в стынувшем теле душу: вечный это вопрос для мужчины, приходящий даже на смертном одре – "трахнуть, не трахнуть?"… Мысленно я попрощался и с Ольгой.

Снова добавилось мути… Я увидел обобщающий образ моей жизни: лысый мудрец с длинной седой бородой в окружении своих детей – мыслей, сильно похожих на похабных кикимор. Они держат его под белы рученьки и куда-то несут, кто-то даже ласково чешет ему височек и затылок, как бы примеряясь для нанесения окончательного удара по интеллекту… Тут же вспомнился еще один мой друг, давно сгинувший, – Сергеев. То был отличный парень.

Мы, пожалуй, были чем-то похожи. Как выразилась одна моя дотошная читательница, а его явная "наперсница разврата". Мы, оставаясь "героями нашего времени", были оба "лишними людьми". Что то похожее на лермонтовского Печорина мерещилось читательнице! Нечего сказать, умная баба: может быть, потому я ее и не трахнул. Хотя чего ж теперь об этом сожалеть, когда и ноги стынут и уже предсмертная блевотина подтягивается к горлу:

"Каждый свечек – знай свой шесток!"… Милая, милая Нюрка замелькала хвостом – вот, оказывается, от какой нечести она меня всегда защищала и уведомляла о возможном пришествии неожиданностей!.. Черный камень (Gagеs) и Белена черная (Hyoscyamus niger) – все это ее предупреждение, оно сбылось в самом коварном виде… Я не сопротивляюсь явлению Черной Женщины, потому что сам ввел ее когда то в свою жизнь и теперь должен платить по счетам… Мне только хотелось сказать остающимся на Земле людям: "Обязательно заводите в доме ручных домашних животных – кошку, крысу, хомяка или собаку. Они защитят вас от наветов даже самой "верной жены". Мужики, вы всегда останетесь масонами даже в собственной семье, так будьте бдительны!" Тут какой-то маленький пузыречек лопнул в моем сознании. И теперь, уже никем не удерживаемая, Душа полетела на встречу с Сатурном – на перековку пакета программного обеспечения для существа следующего за мной поколения… Нет сомнения:

душа всасывается расширяющимся пространством, формируется на небесах и переселяется в тело очередного испытуемого Богом… Все мы только объекты игр Высших Сил, но не стоит паниковать и рефлексировать по этому поводу. Лучше заблаговременно исполнять все Десять Заповедей Божьих – уже здесь, на Земле… Помните: Сшибка программы наказуема!..

"Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе:

поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине;

испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте" (К Ефесянам 5: 8-11).



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.