авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЛ ЭТНОГРАфИ-Я 3 19 5 9 13ДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 5 ] --

В качестве соверш енно не разработанн ы х теоретических проблем В. Е. Гусев bi дел ил проблемы х у д ож еств ен н ого м етода и ж ан р а. П оскольку худож ественны й мет есть способ образн ого мышления, в ф ольклоре нет одного извечного, раз навсегда да ного м етода, а каж дой эп о х е свойственны свои худож ественн ы е методы. При этс нельзя отож дествлять м ето д как способ образного познания действительности i стилем, который является лишь способом и зобр аж ен и я действительности. П од жанре сл ед ует разум еть группу произведений, объединяем ы х сходным характером идейш. проблематики и назначением в общ ественной ж изн и н ар ода, а так ж е сходством при 1 «В сесою зн ое совещ ание фольклористов (1 958). П роблемы современной фолькл ристики». (Автореф ераты д о к л а д о в ), Л., 1958.

Хроника I V J.

ципов и средств типизации, композиции, стиля. Очень часто не разграничиваю т поня­ тия ж ан р а и вида. Н о вид — это внутриж анровая группа произведений, сходны х по идейн о-худож ественн ы м признакам, не п оддаю щ ая ся дальнейш ем у дроблению. Ж анр такж е категория историческая. Н о история фольклора не сводится к истории отдель­ ных ж анров;

она является историей худож ествен н ого познания действительности на­ родными м ассам и, т. е. историей худож ествен н ы х методов.

Д о к л а д Б. Н. П утилова был посвящ ен проблем ам изучения истории русского фольклора. В свете перспектив развития наш его общ ества, сказал Б. Н. П утилов, осо­ бенно важ н о с о зд а н и е научной истории народного творчества, обобщ аю щ ей зак он о­ мерности его развития и освещ аю щ ей его соврем енное состояние. В виду н ев озм ож н о­ сти подр обн о осветить в д о к л а д е весь комплекс вопросов, связанных с проблемой истории ф ольклора, докладчик остановился подробно лишь на историческом изучени ю ж анров и на п роблем е соврем енного народного творчества. М ногие други е важ ны е вопросы истории ф ольклора затронуты были в опубликованном автореферате, что д а ­ вало возм ож н ость их обсу ж д ен и я. Согласивш ись с положением В. Е. Гусева о том, что история ф ольклора не сводится к истории отдельных ж анров или их совокупности, Б. Н. П утилов подчеркнул, что ж ан р есть та конкретно-историческая худож ествен н ая ф орма, в которой реали зую тся различные методы и стили народного творчества. Ж анр есть оп р еделенная систем а х у д ож еств ен н ого отнош ения к действительности. П оэтом у историческое изучение ж анров м о ж ет составить прочную основу построения истории фольклора: в см ен е ж анровы х систем и в их взаимодействии получает свое проявление историко-фольклорный процесс. И стори ю ж анра следует изучать через историю отно­ сящ ихся к эт ом у ж а н р у произведений, а так ж е анализировать отдельные худ о ж еств ен ­ ные образы, мотивы, типичные ситуации и т.п.

О собо актуальна проблем а генезиса ж анров, которой много зан им алась дореволю ­ ционная наук а, но которую она, не будучи вооруж ена марксистской методологией, не могла реш ить. П р обл ем у генезиса нельзя подменять установлением хронологических границ. О сновное — исследовать процесс рож дения ж ан р а, его худож ествен н ы е истоки и ж изн ен ны е основы.

П ути и формы исторического изучения ж анров разнообр азны, но особенно много для построения общ ей истории фольклора м ож ет дать изучение состояния и развития ж анров и ж анровы х видов в п р еделах определенного исторического периода.

Д ок ладчи к коснулся т ак ж е вопроса о реконструкциях ранних форм ж анр а на ос­ нове как древн ерусск ого литературного м атериала, так и бол ее поздних записей. Опы­ ты таких реконструкций сл едует, по словам Б. Н. П ути лова, првдолж ить и распростра­ нить на ж анры, к которым они ещ е не применялись. В изучении ж анров на поздних, этапах их развития важ н о установить, что в изучаем ом явлении принадлеж ит совре­ менности, а что — традиции. В этом отнош ении научно объективное изучение тормо­ зилось утвердивш им ся полож ением, что фольклор — не только отзвук прошлого, но и громкий голос настоящ его (известный тезке Ю. М. С ок олова). Такой взгляд привел, к том у, что к а ж д о е произведение рассм атривалось п р еж д е всего как своеобразная ф орма и дей н о-худож еств ен н ого осмы сления действительности того времени, когда это, произведение было зап исано. Э том у полож ению докладчик противопоставил представ­ ление о ф ольклоре как наследии прош лого, но наследии, сложны ми нитями связанном с изм еняю щ ейся ж изнью. Тщ ательный анализ до л ж ен показать, что в этом сплаве традиции и нового является определяю щ им началом и что только элементами.

П ер ей дя к вопросу об изучении соврем енного народного творчества, Б. Н. П ути­ лов отметил, что диск усси я 1953— 1954 гг., заверш ив собою больш ой период в изучении соврем енного ф ольклора, не открыла нового пери ода, и в общ етеоретических пред­ ставлениях по данн ой проблем е фольклористы остались в основном на исходны х пози­ циях. В ви ду того, что главный недостаток в изучении современного ф ол ьк л ор а— это малое количество ф актического м атериала, ж ивы х наблю дений, сл едует всячески ак-.

тивизировать собирательскую р аботу, решительным обр азом изменить ее методику.

Экспедиции обычного типа не могут выявить всех форм ж изни фольклора в среде колхозного крестьянства;

н уж н о искать формы стационарного изучения и наблю дения.

При изучении соврем енного ф ольклора нельзя из народно-поэтической культуры отби­ рать только то, что относится к новому;

надо изучать соврем енное состояние народно­ го творчества в целом -—-в слож н ом переплетении отж иваю щ ей старины, живых тра­ диций и н ар ож даю щ егося нового.

Д о к л а д «С равнительно-историческое изучение фольклора разных народов» был прочитан В. М. Ж ирм унским. Сравнение, т. е. установление сходства и различий м еж ­ ду явлениями и историческое их объясн ен ие, ск азал В. М. Ж ирмунский, представляет обязательный элем ен т исторического исследован ия. Это методический прием, который м ож ет применяться с разными целями и в рамках разны х м етодов. Сравнение не сни­ мает специфики изучаем ого явления (индивидуальной, национальной, социально-исто­ рической), а, наоборот, позволяет установить ее с больш ей точностью. Сравнение, при­ меняемое в марксистском исследовании, ничего общ его не им еет с бурж уазн ой ком­ паративистикой.

В соответствии с различными аспектами исследования сравнение м ож ет устанав­ ливать: 1) родство м е ж д у явлениями по их п р оисхож дени ю и последую щ ие историче ски-обусловленны е различия (историко-генетическое сравнение);

2) возникновение сходства на основе сходн ы х условий общ ественного развития (историко-типологическое Х рон и ка сравнение) и 3) м еж дун ар одн ы е культурны е взаимодействия, обусловленные историч ской близостью данны х народов. В ед у щ а я роль в сравнительно-историческом изучена д ол ж н а пр ин адлеж ать историко-типологическому сравнению, предполагаю щ ему значи тельные аналогии в идеологических надстроечны х явлениях на одинаковых ступени общ ественн ого развития. При этом наличие типологического сходства не снимает во проса о м еж дун ар одн ы х взаим одействиях, так как сходст в о общ ественной ситуаця является предпосылкой подобны х взаим одействий. Н о их нельзя преувеличивать, ка] это было в р а б о т а х «ком паративистов» старой школы. М етодика историко-генетическоп сравнения н аход и т применение в фольклористике при изучении вариантов одного и то го ж е произведения, позволяя в известны х п р ед ел ах восстанавливать взаимоотноше ние м е ж д у вариантами и древнейш ие черты данн ого произведения. Н а основе ряда конкретных примеров докладчик показал возм ож н ость применения сравнительно-исто рической методики указанны х типов и те плодотворны е результаты, к которым она м ож ет привести.

В заклю чение В. М. Ж ирмунский подчеркнул больш ое значение сравнительно исторического изучения, которое д а ет возм ож н ость установить общ ие закономерности и аналогии исторического и культурного развития народов, помогая вместе с тем рас­ крытию национальной специфики нар одного творчества к аж д ого из них.

П осле док л адов слово было предоставлено зам естителю директора Института ми­ ровой литературы имени А. М. Горького (И М Л И ) А. А. П етросян для краткого сооб­ щ ения об итогах трехдневного всесою зного совещ ания в М оскве в И М Л И по пробле­ мам собирания и публикации эпоса народов СССР, проведенного 20— 22 ноября 1958 г, З ат ем развернулись прения по док л адам. Выступавш ие говорили о своевременно­ сти постановки вопросов теории и истории фольклора, приветствовали призыв к кон­ кретном у,.историческому, науч-но-объективяому изучению фольклора, его худож ест венных м етодов, специфики, путей исторического развития.

К ак показали выступления, советских фольклористов особенно волнуют вопрось соврем енного состояния народного творчества — о развитии советского фольклора с у д ь б а х традиционного ф ольклора, о новых явлениях в нем. Н екоторые из выступав ш их — В. М. Сидельников (М оск в а), В. Ф. Ш урыгин (С м оленск), Ф. И. Л авров i П. Д. П авлий (К и е в ), К. В. Ч истов (П ет р о за в о дск ), Ю. А. Самарин (Кировоград) В. К. Соколова (М осква) и д р. отмечали как недостаток организации совещ ания, чтс п роблем а соврем ен ного ф ольклора не была достаточн о выдвинута в док л ад ах и чт не был поставлен специальный до к л а д по данной проблеме.

Говоря о советском ф ольклоре, многие указы вали, что нельзя к нему подходить i меркой, привычной д л я изучения традиционного фольклора, а необходим о расширит!

область наблю дений н ад явлениями современной поэтической культуры.

С оветское творчество, ск азал В. М. Сидельников, развивается и будет развиватьо параллельно с х уд ож еств ен н ой литературой, имея свои специфические особенности С л ед ует изучать поэтическое и музы кальное творчество русских сказителей, украин еких кобзарей, казахск и х акынов, азербай дж ан ск и х аш угов и т. п., не являющеес;

ф ольклором в стар ом понимании, но основанное на традициях устной народной поэ зии. Эти произведения особен но важ н ое значение имею т в развитии социалистическое национальной культуры братских народов.

Н аш а советская ж изн ь такова, сказал К- В. Чистов, что нельзя в химически чи стом виде вы делить только устн ое, только коллективное, только индивидуальное. В о переплетено д р у г с др угом, н ад о изучать это сплетение. Н едостатком методики соби пания и изучения соврем енного ф ольклора является то, что ищ ут тексты, не связыва;

их со всей л и тературн о-худож ествен н ой культурой советского села, поселка, и т. д Те ж е мысли проводил в своем выступлении Г. Д. Гачев (М осква). Поскольк;

соврем енная эп о х а хар ак тер и зуется взаимными переходам и фольклора в литератур!

и обратно, сл ед ует фиксировать и изучать все смеш анные, «гибридные» формы — ош явятся неоценимым материалом д л я изучения специфики литературного и фольклор ного сознания. О новых и бол ее слож ны х ф орм ах взаимодействия литературы и фоль клора в настоящ ее время говорил так ж е П. С. Вы ходцев (Л ен и н гр ад), иллюстрир-yi это полож ени е на конкретном примере «Василия Теркина». С одной стороны, поэм;

А. Твардовского как бы выросла из ф ольклора, с другой —она вызвала ряд худ о ж е ственных откликов, лирических, эпических, сатирических, которые являются в то!

или иной ф орм е вариациями «В асилия Теркина». Э т о — авторские произведения, теь не м енее относящ иеся к фольклору.

Вы ступавш ие по вопросу о современном фольклоре указы вали на суж ение за по следние годы работы по изучению советского фольклора и отмечали необходимост!

развернуть ее самым широким фронтом — Р. М. Сельванюк (К остром а), К. В. Чи стов (П етр озаводск ) и др.

Вопрос о советском ф ольклоре и зад ач а изучения современного состояния народ ио-поэтической культуры зак оном ерн о связывались в выступлениях с вопросом о ро ли и значении фольклорного наследия, с общ им вопросом о фольклоре и современ пости.

П ризнав правильным п ол ож ени е Б. Н. П утилова о том, что народное творчестве лю бой из предш ествую щ их эп ох по отнош ению к лю бой из последую щ их являете;

худож ественны м наследием прош лого, которое в качестве именно прошлого и живее в сознании н ар ода, Р. Р. Гельгардт (М олотов) отметил, что сам по себе факт сохра Х рон и ка нения ф ольклорного наследия свидетельствует об определенны х чертах общ ественного сознания лю дей. П оэтическая культура прош лого не сл уж и т музейным экспонатом, а п р од ол ж ает сохранять идейно-воспитательное значение. В этом смысле тезис о фольклоре как о «голосе настоящ его», м ож ет быть, не тер яет своего значения д а ж е в применении к героическом у эп осу, исчезаю щ ем у из устного бытования. Речь идет о возм ож н ости идейного созвучия фольклорного наследия наш ей современности.

Ту ж е мысль развил в своем выступлении Б. П. К ирдан (М оск ва). Т радицион­ ные пр оизведения, ск азал он, ж ивут не только как наследие, но и говорят живым го­ лосом, подним ая на б ор ь бу за с в о б о д у и счастье народа, как это было, например, в годы Великой О течественной войны. П о мнению Б. П. К ирдана, одной из важ нейш их торон деятельн ости советских фольклористов до л ж н о быть всестороннее изучение бщ его ф ольклорного репертуар а, бы тую щ его в народе, включая и произведения ли­ тературны е, ставш ие достоян ием народа. В ообщ е сл едует интенсивнее изучать те роцессы, которые п р оисходят в современном фольклоре.

О б этом ж е говорил и X. Т. Зариф ов (Т аш кент). Систематические наблю дения над процессам и, происходящ им и в ф ольклоре в настоящ ее время, сказал он, много д а д у т для реш ения больш их теоретических вопросов. Во многих национальных р ес­ публиках фольклор и сейчас — «громкий голос настоящ его». X. Т. Зариф ов привел чрезвычайно интересны е факты в области взаим одействия литературы и фольклора — различные проявления ш ирокого устн ого бытования у узбеков стихов поэта Физули.

В. К- А рхангельская (С аратов) и некоторы е други е из выступавш их в прениях го­ орили о том, что часть ж анр ов таит в себе возм ож ности связи с ж изнью в новых словиях и что не сл едует ограничивать понятие соврем енного фольклора только про­ зведениями с советской тематикой.

Больш ое внимание участники совещ ания уделили проблем е специфики фольклора, в частности, соотнош ения в нем начал коллективного и индивидуального. П о л о ж е­ ие В. Е. Г усева о коллективности как ведущ ем признаке фольклора и об устности как торичном признаке вы звало у некоторых возр аж ени я. Устность в фольклоре, говорил. И. К равцов (Т а м б о в ), н ад о понимать не как ф орм у бытования, а как использова­ ие выразительны х средств устного слова д л я создани я обр аза и образного от р аж е­ ия действительности. П оэтом у устн ое слово — важ нейш ий признак фольклора как ида искусства. О сновные худож еств ен н ы е средства фольклора и такие особенности, ак традиционность, вариантность, и дут от устности. В таком ж е плане высказывался В. Ф. Ш урыгин (С м ол ен ск ). Устность в качестве одного из главнейш их критериев ольклорности отмечали Ф. В. Тумилевич (Р ост ов -н а-Д он у) и Б. Ф. Егоров (Тарту);

оследний рассм атривал устность в комплексе с коллективностью бытования, с распро траненностью в народны х м ассах.

П ол ож ен и е о коллективности как основном признаке фольклора поставили под сомнение с др уги х позиций, чем Н. И. К равцов, А. В. П о зд н еев (М осква) и Т. С. Выз 'о (Т аш кент). А. В. П оздн еев указал, что проявления коллективности наблю даю тся и в древнерусск ой ли тературе, и в ли тературе X V III в. (рукописные песенники).

Г. С. Вы зго, и сходя из наблю дений н а д развитием народного музы кального творчест­ ва в У збеки стане, отм етила, что новые песни, получаю щ ие хож д ен и е в народе, со зд а ю т ­ ся там народны ми музы кантами, не имеющими специального музы кального обр азов а­ ния и не заним аю щ им ися сочинением музы ки как основной проф ессией.

Б ольш ая часть вы ступавш их, однако, п о д д ер ж а л а тези с В. Е. Гусева. Были сд ел а ­ ны попытки дальнейш его раскрытия понятия коллективности. Говорить о фольклоре как об едином виде искусства нельзя, сказала Е. Б. В и р сал ад зе (Тбилиси). Эта — о с о ­ бая, и именно коллективная, ф орм а, сопутствую щ ая различным видам искусства — поэтическому, музы кальному, хореогр аф и ческ ом у и д р. Устность не м ож ет считаться основным признаком, так как не свойственна всем видам фольклора. Ведущ ий приз­ нак — коллективность, вы раж аю щ аяся не только в сотрудничестве класса, но и в со ­ трудничестве поколений.

О разны х проявлениях коллективности — и в процессе создани я произведений, и в процессе бытования, когда многие поколения вносят свой вклад, говорил такж е А П. М оцкус (В и л ьн ю с), основывавш ийся на м атериале литовского фольклора. Часть выступавших указы вала на н еобходи м ость уточнить понятие коллективности в фоль­ клоре. В. П. Аникин обратил внимание на то, что коллективные формы, характерные для ф ольклора в прош лом, хотя и не исчезаю т в современности, но уступаю т место ин­ дивидуальному творчеству (формы сам одеятельн ого и ск усства), и к нему необходим о применять новые критерии. П. Г. Богаты рев подчеркнул важ ность собирания у всех на­ родов СС СР конкретного м атериала, который раскрывал бы проявления коллективно­ сти, устности, синтетичности, особен ностей бытования и т. п. Р. Р. Гельгардт указал, что с л ед у е т уточнить отличия м е ж д у соответствую щ им и фактами в области литера­ туры и ф ольклора. И ли тература зн ает диалектическое единство массового и индиви­ дуального творчества, например создан и е литературны х произведений, разрабаты вае­ мых на основе ф ольклора. Т ак ж е сл едует установить эстетические различия м еж ду тра­ диционностью в народно-поэтическом творчестве и в письменной литературе.

Ж и вой отклик вызвал у членов совещ ания тези с о синтетической природе фолькло­ ра. Ф. А. Р убцов (Л ен ин град) приветствовал то, что в д ок л ад ах признано противоесте­ твенным односторонн ее изучение фольклора — в отрыве слова от музыки. М ногие в о­ просы теории и истории ф ольклора (специфика ж анр а, классификация, генезис и д р.) 104 Х ро н и ка никак не могут быть решены б ез всестороннего рассмотрения явлений народного и с­ кусства. Такие случаи, как бы тование поэтического текста с напевами разного тищ или, наоборот, одн ого напева с поэтическими текстами различного содерж ан ия и наз­ начения, могут помочь правильному освещ ению поднимаемы х вопросов. Ввиду суще­ ствую щ его ещ е разры ва м е ж д у изучением слова и музыки в фольклоре целесообраа но собрать чисто д ел о в о е совещ ание для о бсуж д ен и я вопросов согласованного изуче ния ф ольклора.

Н. И. Гагон-Торя (Л ен ин град) отметила, что специфика фольклора как особо| формы искусства заклю чается в том, что исполнитель воздействует не одним тольи словом, а целым комплексом средств. О том ж е говорил и В. Н. Всеволодский (Мосф в а ), выразивш ий сож ален и е, что н ар одное сценическое и хореограф ическое искусств^ было затр он уто В. Е. Гусевым лишь м и м оходом.

В ы ступавш ие указы вали так ж е на необходим ость тесного сотрудничества фол^ клористов и этнограф ов в р азр абот к е теории и истории фольклора (И. С. Гурвич В. Ю. К рупянская;

М оск ва).

О б суж д ен и ю подвергался и вопрос о худож ествен н ом методе фольклора. В. К. Apt хангельская признала очень важным и правильным полож ение В. Е. Гусева о много!

обр ази и и изменчивости м етодов худож еств ен н ой изобразительности. О днако схем| развития и смены в ф ольклоре различных худож ественн ы х методов, предложенная В. Е. Гусевы м, по мнению В. К. А рхангельской, выглядит искусственной;

за ней н( видишь определенны х худож еств ен н ы х явлений.

В. П. Аникин т о ж е отм етил необходи м ость уточнения выдвинутых в доклад^ В. Е. Г усева полож ений о м етод е. Р еали зм как м етод, сказал Б. П. К ирдан, нельзи смеш ивать с реалистическими тенденциями и элементам и, которые в фольклоре, несом­ ненно, присутствую т, отр аж аясь д а ж е в волш ебны х сказках. Н. Ф. Бабуш кин (Томск)| настаивал на том, что п роблем у реали зм а в ф ольклоре сл едует реш ать в том плане, в каком ставил ее ещ е Горький, а в дальнейш ем — Ф адеев в отнош ении Пушкина, Го­ голя и Тургенева — как п р облем у синтеза реализм а и ром антизм а. В противополож-' ность ем у В. М. Сидельников ут в ер ж д ал, что история фольклора есть история борь бы реалистических тенденций с антиреалистическими. У тверж дение это вызвало, од­ нако, справедливы е возр аж ени я. Больш ое внимание участников совещ ания привлекли так ж е вопросы изучения исто-| рии ф ольклора, поставленны е в д ок л ад е Б. Н. П утилова.

В вы ступлениях В. К. А рхангельской, В. К. Соколовой, Н. М. Элиаш (Старый Ос] кол) и д р. п од д ер ж и в ал ся тези с докладчика о том, что без истории ж анров, а 1в пре­ д ел а х ж ан р а — циклов, сю ж етов, отдельны х вариантов, нельзя создать истории русско( го ф ольклора. О б су ж д а л с я вопрос о том, как исторически изучать ж анр. К. В. Чистов признал законными и возмож ны ми как путь исторической реконструкции ранних видов ж ан р а, так и выявление в произведениях данного ж ан р а отраж ений более позднего времени;

за д а ч а состоит в сочетании обеих линий исследования. Пра определении бол ее п оздних элем ентов в ф ольклоре многое делалось примитивно, была поиски отдельны х детал ей, тогда как важ ен идейно-худож ественны й смысл образов. Но­ вое в ф ольклоре сл ед ует соотносить с м ировоззрением, с эстетическими взглядами. Сле­ довательно, историческое изучение фольклора не м ож ет обойтись без углубленного изу­ чения истории общ ественны х идей. И зуч ен ие истории ж анров, сказала В. К. Соколова, с л ед у ет сочетать с изучением общ ей истории фольклора, в которую дол ж н о войти исто­ рическое изучение поэтики, важ н ое дл я истории народного мировоззрения. Болыно значение при историческом изучении фольклора имеет критика фольклорных текстов, анализ основы произведения и позднейш их привнесений. Н о методика критики текстов ещ е не вы работана.

В. Я- П ропп (Л ен и н гр ад) обратил внимание на то, что история народа и исторш фольклора м огут не совпадать, а это не учитывалось в долж ной мере при опытах по­ строения истории ф ольклора. В области изучения ж анров нужны монографические ис­ следован ия. П о мнению Г. А. Гачева, основная зад ач а исторического изучения фоль­ клора сводится к том у, чтобы установить и реконструировать последовательность типо­ логически разны х стадий внутри ф ольклора. Е. А. А лександрова (Даугавпилс) в Л. С. Ш ептаев (Л ен и н гр ад) на примере изучения исторической песни коснулись во­ просов методики исследования конкретных материалов. Е. А. А лександрова предложи­ ла использовать анализ типических м ест для выявления исторической основы, так как им енно типические м еста сохранили и донесли д о наш их дней черты ж изни давно ми­ нувш его времени. Л. С. Ш ептаев поделился своим опытом изучения песен Разинскогс цикла, в котором м ож н о наметить исторически развиваю щ иеся типы худож ественной обобщ ен ия.

В связи с док л ад ам и В. Е. Гусева и Б. Н. П утилова выступающими были затрону­ ты и некоторы е др уги е вопросы. Б. Ф. Егоров согласился с данным В. Е. Гусевьш определением народности как исторической категории. Н еравномерно, сказал он, за рам­ ки изучения выносить явления ф ольклора, не отвечаю щ ие пониманию народности в на­ ш е время. С. Г. Л азут и н (В ор он еж ) говорил о необходим ости глубокого и всесторон­ него изучения языка народной поэзии, которое пом ож ет в решении многих теоретиче­ ских и исторических проблем — генезиса, худож ествен н ого метода, национальной специфики, проблемы традиции и новаторства. Р я д положений докладчиков вызвал воз­ раж ения, поправки, дополнения. Ф. И. Л авров (К иев) оспаривал тези с В. Е. Гусева Х рон и ка о том, что при быстрой см ене одной эстетической системы др угой в озм ож ен кризис х у ­ дож ественности;

в п од тв ер ж д ен и е он приводил народное творчество эпохи граж данской войны. В. Н. Кнейчер (Харьков) в озр аж ал против полож ения П утилова о б ессозн а­ тельном в ф ольклоре. А. П. М оцкус отметил, что вопрос о влиянии литературы на создание новых произведений не наш ел дол ж н ого отраж ен ия в д ок л а д а х.

Д о к л а д В. М. Ж и рм ун ск ого т ак ж е вызвал ож ивленны е прения. С критикой поло­ жений докладчика выступили В. М. Гоцак и К. С. Д авлетов (М оск ва). Вы деление срав­ нения в о с о б о е направление, по мнению В. М. Гоцака, объективно откры вает в озм ож ­ ность для проникновения в наук у чуж ды х нам м етодологических полож ений. Так, в докладе предм етом типологических сравнений являются искусственно вы деляемы е сю ­ жеты, мотивы, темы;

таким обр азом, идейное содер ж ан и е не учиты вается, и в основу кладется принцип формальны х совпадений. О бъективно-идеалистический смысл срав­ нительной м етодологии подчеркивал и К. С. Д авлетов, говоря, что она в едет к отрыву искусства от конкретной исторической почвы. Н апример, путь сравнительной типоло­ гии н е и збеж н о приводит к отож дествлени ю мифа и эпоса, так как с формальной сто­ роны в них много сходн ого, а м е ж д у тем это д в е разны е формы сознания.

Вы ступления В. М. Гоцака и К. С. Д ав л ет ов а не встретили поддерж ки. Е. М. М е летияский (М осква) указал, что сравнительно-историческое изучение в постановке В. М. Ж и рм ун ск ого как р аз не «м етод», а лишь научная м етодика, которая не предпо­ лагает за р а н ее никаких выводов. Она принципиально отличается от сравнительной м е ­ тодологии на З а п а д е, которая действительно проводит формальные сравнения и яв­ ляется м етодологией ползучего эмпиризма. Е. Б. В и р сал ад зе (Тбилиси) отметила, что сравнительно-историческому м етод у зар убеж н ы х ученых н адо противопоставить срав­ нительно-историческое изучение с марксистских позиций. В. Я- Евсеев (П етрозаводск) сказал, что н ад о приветствовать такое сравнительное изучение, подчиненное марксист­ ско-ленинской м етодологии, о котором говорил В. М. Ж ирмунский. Н о необходи м о при его применении полное владение м атериалом. Р. Р. Гельгардт заявил, что нуж н о пол­ ностью принять в се те аспекты сравнительно-исторического исследования, которые намечены в д ок л аде В. М. Ж ирм унского. С опоставив фольклор русских и чехословац­ ких горняков, Р. Р. Г ельгардт показал плодотворность такого исследования.

И нтересны е факты из грузинской словесности, относящ иеся как к типологическим, так и генетическим схож д ен и я м, аналогичные приведенным в док л ад е, сообщ ила К. А. С и хар ул и дзе (Т бил иси). Т. С. Вы зго отметила правильность полож ения В. М. Ж и рм ун ск ого о том, что к а ж д а я творческая версия произведения народно-п оэ­ тического творчества прин адлеж и т создав ш ем у ее нар оду независим о от более о т д а ­ ленного п р ои схож ден и я ее основы. Так, известная по обработк ам Глинки и Ш трауса персидская м елодия распространена в самы х различных версиях во многих странах В остока (У збекистан, Туркменистан, И ран) и всю ду приобрела национальную специ­ фику. X. Т. Зар и ф ов напомнил, что только путем сравнительного изучения м ож но объя­ снить источники ряда явлений.

В о б су ж д ен и и поставленны х в д о к л а д а х вопросов приняли такж е участие М. Г. Китайник (М оск в а), Л. Л. Х ристиансен (С вердловск ), А. В. Р удн ева (М оск ва), В. М. П отявин (Горьк ий), Эрнитс (Т а р т у ), Е. В. Баранникова (У лан-У дэ) и др.

Участниками совещ ания был выдвинут ряд конкретных мероприятий, осущ ествле­ ние которых могло бы содействовать дальн ей ш ем у развитию и углублению фольклор­ ной работы;

с о зд а н и е оперативного печатного органа по фольклору, выявление архив­ ных ф ондов, составление м етодической записки по собиранию и публикации фольклор­ ных м атериалов. Было реш ено ход атайствовать перед П резиди ум ом А Н СССР об о б о ­ рудовании институтов, зан им аю щ ихся ф ольклором, необходим ой м атериально-техни­ ческой ба зо й. Вновь была отмечена потребность в организации единого центра по и зу ­ чению ф ольклора СССР — И нститута народного творчества.

С овещ ание еди нодуш но приняло п р едл ож ен и е заведую щ его сектором фольклора И нститута искусствознания, ф ольклора и этнограф ии А к адем и и наук УССР — посвя­ тить сл ед ую щ ее всесою зн ое совещ ание по ф ольклору специально вопросам соврем ен­ ного народного творчества, организовав его в К иеве силами трех институтов: Й Р Л И,.

И М Л И и И нсти тута искусствознания, ф ольклора и этнограф ии АН УССР.

П осл е ответны х слов докладчиков с заключительным словом выступила А. М. А с­ тахова (Л е н и н г р а д ). О тметив н аи более интересны е и важ ны е высказывания по п од ­ нятым вопросам, А. М. А стахова ук азал а на общ ее значение проведенного совещ ания.

Ни на одной конф еренции, ск азал а она, не могут быть разреш ены все поднятые вопро­ сы. Н о сам о о б с у ж д е н и е, критика, споры, высказанные размыш ления всегда являют­ ся хорош ей зар ядкой д л я дальнейш ей работы. Н а совещ ании был дан большой и цен­ ный м атериал для р аздум ья, и это сам ое важ н ое. О бщ ение на почве совместной рабо­ ты —н еобходи м ое условие плодотворного развития науки.

Закры вая совещ ание, В. Г. Б азан ов выразил благодарность его участникам и по­ ж елан ие, чтобы высказывания и споры превратились в хорош ие научные труды.

Н а д р угой ден ь после конференции, 27 ноября, состоялось расш иренное заседан ие К оординационной комиссии О тделения литературы и языка АН СССР. На заседан и и был о б су ж д ен составленны й в комиссии проект методической записки по разверты­ ванию фольклорной работы. В обсуж д ен и и приняли участие многие из участников кон­ ф еренции, внесш ие сущ ественны е поправки и дополнения.

А. А ст ахова 106 Х рон и ка С О Д Р У Ж Е С Т В О РУ М Ы Н СК И Х И СОВЕТСКИХ УЧЕНЫ Х ” г, -с С каж ды м годом крепнут научные связи м е ж д у советскими и румынскими архе логами и этнограф ам и. Э то вполне понятно, так как все основные вопросы античной] с средневековой археологии и этниграфии ю го-зап ада СС СР и Румынской Народи^ Р есп убл и к и могут быть решены лишь совместными усилиями ученых оОеих стран.

З а последние годы научное сотрудничество м е ж д у советскими и румынскими а • ;

хеологам и и этнограф ам и приняло особенно конкретные, деловы е формы и стало ваэ НЫ'М ф актором плодотворного реш ения указанны х вопросов. С 1957 г. вошли в пра] тику совместны е полевы е исследования, осущ ествляемы е путем обмена специалистам, м е ж д у экспедициями, работаю щ им и на территории М олдавской ССР и Румынской Н ! а род н ой Р еспубли ки, а т ак ж е проведение совместны х советско-румы нских семинаров д( археологи и и этнограф ии.

В ию ле 1958 г. в полевы х р абот ах П рутско-Д иестровской археолого-этнографич] ской экспедиции И нститута истории материальной культуры, И нститута этнографа и М олдавск ого филиала А Н СС СР приняли участие пять румынских археологов— со| трудников И нсти тута археологии А кадем ии наук Румынской Н ародной Республика проф. Р. Вульпе, Н. К онстантинеску, Т. М артинович, сотрудник К луж ского филиал] А Н Р Н Р проф. К. Х ор ед т и сотрудник Ясского филиала Д. Марин. В свою очеред( пять советских специалистов — сотрудников П рутско-Днестровской экспедиций.

Г. Б. Ф едоров (И И М К А Н С С С Р ), Г. Д. Смирнов и И. Г. Хынку (М ФАН СССР) М. Я. С алманович (И нсти тут этнограф ии А Н СССР) и А. Л. Осипенко (Одесски!

археологический м узей) в сен тябре 1958 г. приняли участие в полевых археоло^ гических и этнограф ических исследован иях на территории Румынской Народно!

Р еспубли ки.

С 24 д ек абр я 1958 по 5 января 1959 г. в Б ухар есте находилась делегация Акаде( мии наук СССР в составе Г. Б. Ф едорова, Н. Я- М ерперта (И И М К ), Г. Д. Смирнова я П. П. Бырни (М Ф А Н С С С Р ) и М. Я- Салманович (И нститут этнограф ии), прибывшая д л я участия в третьем советско-румы нском сем инаре, посвящ енном проблемам антич­ ной и средневековой археологии и этнограф ии Румынской Н ародной Республики и юго зап ада СССР.

Семинар открылся 26 дек абр я 1958 г. в актовом зал е П резидиум а Академии наук Р Н Р речью главы отделения исторических наук акад. К онстантинеску-Яш.

Н а пленарны х и секционных за сед ан и я х-— античной археологии, ф еодальной ар­ хеологии и этнограф ии было засл уш ан о и о б су ж д е н о 53 д ок л ада, посвященных различ­ ным проблем ам археологии и этнограф ии Румынии и ю го-зап ада СССР. Советские де легаты выступили со -следующими д окладам и. Г. Б. Ф едоров сообщ ил об итогах и за д а ч а х археологии 1 тысячелетия н. э. в ю го-западн ой части СССР. Им были обобщень результаты девяти летн их полевых работ П рутско-Д нестровской археолого-этнографиче ск ой экспедиции, особен но в области изучения славянских памятников, на территорш М олдавск ой ССР и О десск ой области У С С Р. В д ок л ад е Н. Я- М ерперта были изложе ны результаты изучения советскими археологам и древнейш ей истории болгарских пле мен и путей их продвиж ения к Д ун аю. О некоторых итогах этнографических исследо •ваний на территории М олдавской ССР расск азала в своем д ок л ад е М. Я. Салманович Н а секции ф еодальной археологии Г. Д. Смирнов выступил с докладом, посвященнык археологическом у изучению средн евекового м олдавского города. О б археологически изучении м олдавской средневековой деревн и р ассказал в своем док л аде П. П. Бырня З д е сь ж е были зачитаны тезисы док л ада советского археолога М. А. Тихановой, по свящ енного о б зо р у вопроса о населении лесостепной полосы Ц ентральной и Восточжи Европы в 1-й половине I тысячелетия н. э. Н а секции античной археологии был зачи тан д о к л а д советского археолога В. Д. Блаватского об имущ ественном положени] боспорцев в V I— II вв. д о н. э. и тезисы д о к л ад а М. И. Л еви о раскопках Ольвийско!

агоры.

С интересными и содерж ательны м и докладам и выступили на семинаре румынски учены е. Н а секции античной археологии, работавш ей под председательством акад Э. К ондураки, были заслуш аны сообщ ени я, посвящ енные итогам археологического изу ч ен ия таких вы даю щ ихся античных памятников на территории Р Й Р, как Истрия, Су ч идава и Томис. К ром е того, были заслуш аны доклады, посвящ енные исследования ф рак о-гетского населения в западнопонтийских колониях, а так ж е изучению эпиграфи ческих, керамических, архитектурны х и др уги х античных материалов на территорш РНР.

Н а пленарных за сед а н и я х и за сед ан и я х секции ф еодальной археологии, работав ш ей п од руководством чл.-корреспондента А Н Р Н Р Г. Ш теф ана, были заслуш аны до клады об изучении археологических памятников последних веков д о и. э. и первых ве ков н. э. на территории Р Н Р, в частности памятников Черняховской культуры. Р я д до кладов был посвящ ен изучению ю ж н ославянски х и восточнославянских памятников н:

территории зап ад н ой М олдовы, Трансильвании и д р у ги х областей Р Н Р. О собое внима ние было уд ел ен о влиянию славянской материальной культуры на формирование и раз витие материальной культуры местного населения во 2-й половине I тысячелетия н. э бол ьш ой интерес вызвали доклады ч л.-коооеспондента А Н Р Н Р Г. Ш теф ана о началь ном пери оде истории зам ечательного памятника в низовьях Д ун ая — Диногеции i М. К омш а об изучении поселения IX— X вв. у с. Буков, принадлеж авш его к протору Х р он и ка мынской культуре И сключительно интересен пещерный монастырь X в., вырытый в м е­ ловой скале у с. Б асар аб, на стен ах которого обн ар уж ен о свыше 100 надписей и ри­ сунков. В нескольких д о к л а д а х были подведены итоги изучения молдавских средн еве­ ковых крепостей (Б ы р лада, Сучавы, Я сс и д р у ги х ), им ею щ его больш ое значение для «свещения истории румынского н ар ода.

Н а пленарны х за сед а н и я х и за сед ан и я х этнографической секции, работавш ей под руководством проф. В уйя, было заслуш ан о 16 докладов, посвящ енны х вопросам этн о­ графии Румынии и ю го-зап ада СССР. Д ок лады были посвящены таким проблема1, М как «И тоги и задач и румынской этнограф ии» (проф. Р. В у й я ), «П роблемы изучения скотоводства на территории Р Н Р » (И. В л эдуц и у) и конкретным вопросам изучения ру­ мынской народной культуры: подзем ного и назем ного ж илищ а, занятий населения, различных особен ностей погребальны х обрядов у румын и т. п.

С оветские и румынские этнограф ы, в отличие от археологов, встретились на таком семинаре впервые. С удя по этнограф ической литературе, выходившей в Румынии в по­ слевоенные годы, по р я ду вопросов м етодологического характера часть румынских э т ­ нографов п р идерж ивается ещ е взглядов, господствовавш их в дореволю ционной румы н­ ской этнограф ии. В основном это сводится к том у, что они не рассматриваю т этногра­ фию как историческую науку, а связы ваю т ее теснейш им образом с географией, ф изи­ ческой антропологией и т. п., и в этом их отличие от советской этнографической ш ко­ лы. Э та точка зрения прозвучала и на сем и нар е и особенно отстаивалась профессором Вуйя, д о к л а д которого был посвящ ен изучению нар одного ж илищ а. О днако следует отметить, что больш инство румынских ученых у ж е не придерж ивается указанны х по­ зиций, р а зд ел я ет взгляды советской этнограф ической школы. Вы разителем этой части этнографов на сем инаре был И. В л эдуц и у, выступивший с док ладом об изучении проб­ лем скотоводства на территории Румы нской Н ародной Республики.

С л ед ует подчеркнуть, что на сем инаре с больш им успехом выступили молоды е р у ­ мынские учены е (М. К омш а, Г. Дьяконы, И. В л э д у ц и у ), показавш ие, что они способны ставить и реш ать важ нейш ие научные проблемы археологии и этнографии. П о всем д о ­ кладам развернули сь ож ивленны е прения, в которых приняли активное участие и чле­ н советской делегац ии.

ы П о д в о д я итоги работы сем инара, директор И нститута археологии и этнографии А Н РНР акад. Э. К ондураки и ряд др уги х ученых отметили его плодотворность, н ео б х о ­ димость укрепления дальнейш его сотрудничества м е ж д у советскими и румынскими ар­ хеологами и этнограф ам и и вы работали конкретный план этого сотрудничества на 1959 г.

П осл е окончания теоретической части сем инара его участники ознакомились с ар­ хеологическими и этнограф ическими м атериалам и и памятниками в Б ухар есте, Сибиу « Куртя д е А р дж еш.

Труды сем инара, в частности доклады советских дел егатов, приняты к опублико Еанию в и здан и я х А кадем ии наук Р Н Р.

Г. Б. Ф ед оров, М. Я С алм анович П О Е ЗД К А К ТУ РК М ЕН А М -С А КА Р В 1956— 1958 гг. по задан и ю И нститута этнограф ии А Н СССР проводилось сплош ­ ное этнограф ическое обследован и е населения Ч ар дж оуск ой области. В связи с этим иною дв аж д ы была соверш ена п оездк а к туркм енам -сакар. ж ивущ им на территории сельсоветов Г ар ам ахм ут, Х ож аи н абек и С'ыядагсакар К уйбы ш евского района и сельсо­ ветов Гы зан и имени Тельмана С аятского района.

Сакары в прош лом — одна из многих племенных групп туркмен Б ухарского х а н ­ ства, ныне входят в состав туркменской социалистической нации.

По свидетельству А бульгази, сакары ведут свое п р ои схож ден и е от родоначальни­ к по имени К абад ж ы к, отцом которого был К ара-Г ази -бек ;

генеалогическое родство а последнего через 14 поколений (имен предков) прослеж ивается д о Салор-кагана и д а ­ лее через д в а пиколения д о О гуз-хан а, леген дарн ого предка туркмен *. П о приводимым Н Г. Галкиным л еген дам, сакары п р оисходят от С ею н-хана, сына У зу н -х а н а 2. К апи­.

тан Н. Н. М уравьев, посетивш ий Хиву в 1819 г., при перечислении туркменских пле­ мен назы вает и «сахкар» численностью 20 тыс. кибиток, ж ивущ их вблизи «Бухарин» 3.

О сакарах, обитавш их в окрестностях С тарого Ч а р д ж у я в 1822— 1823 гг. и имевших 1 А б у л ь - Г а з и Б о г а д у р - х а н, Р од осл ов н ая туркмен, А с х а б а д, 1897, стр. 64, 66.

2 Н. Г. Г а л к и н, Э тнограф ические и исторические материалы по Средней Азии и О ренбургскому краю, С П б., 1849, стр. 5.

3 Рукописный экзем пляр таблицы туркменских поколений, составленны й Н. Н. М у ­ равьевым в 1819 г.

108 Хрони ка свою крепость, сообщ аю т и хивинские источники4. А. Борис, посетивший Чард) в 1831 г., в числе обитавш их зд е сь туркмен отметил и 2 тыс. семейств сакаров5.

сведениям ж е Н. Г. П етрусевич, племя сакаров обитало по левому берегу Аму-Да| в 25 верстах выше Ч ар дж уя, в числе 3 тыс. ки би ток 6. О пребывании здесь в серед X IX в. сакаров сообщ ает и А г е х и 7. Численность сакаров в 1925 г. составл 11 431 ч е л.8.

Л еген ды, записанны е нами во время пребывания среди сакаров, подтверждая которые сведен и я приведенны х литературны х источников, связываю т происхожде дтой группы с именем Э р сар и -баба. П о преданию, их предки бол ее 300 лет назад npi ли в м еста соврем енного расселени я из северо-зап адной Туркмении.

В леген де, рассказанной нам в кол хозе «Большевик» Куйбыш евского района летним Ш ам ур адом Бакиевым и Т ач баба Арыковым, приводятся интересные фан п одтв ер ж даю щ и е вероятность образовани я в XV I в. обособленной группы сакаров и !

в х о ж д ен и е в Э сенхановский сою з туркменских племен, занимавш их почти д о ко( X V I в. обш ирную территорию от низовьев А м у-Д ар ьи д о восточного берега Каспийй го моря, включая М ангыш лак, Сарыкамыш и У збой. Литературны е данные и свц тельства стариков-сакаров позволяю т заключить, что их предки, как и предки туркм эрсари, салоров и др уги х групп, в связи с прекращ ением стока воды А м у-Д арьи в I рыкамыш скую впадину, обусловивш им прекращ ение там зем леделия и разорение ту менских поселений,— вы нуж дены были уйти на ю го-восток, в Хорезмский оазис и д ол и н у средн его течения А м у-Д ар ьи, т. е. в м еста их современного расселения.

О давности обитания сакаров к ю гу от Старого Ч ар дж уя (ныне Комсомоль свидетельствует довольно густая старинная ирригационная сеть, носящ ая большей стью названия их родовы х подр аздел ен ий, а так ж е выстроенная ещ е в X V II в. в ра не их постоянного обитания крепость Сакар. З д е сь они составляли особую племен»

группу, в которую входили четыре рода (уруг) —• хож)аинабек, гарам ахм ут гызан-ме и еы ядагсак ар. К аж ды й из них в свою очередь расчленялся на более мелкие подраз ления — тире (ом. с х ем у ). В их состав, кроме родственных подразделений, b x o j небольш ой по численности этнический компонент из других иноплеменных гр;

тю ркоязы чного населен ия, например п одр азд ел ен и е чагатай;

потомки его в нашей с ед е, причисляя себя к сакарам, указы вали, что их предками были узбеки и жили i на заним аем ой территории за д ол го д о поселения зд есь родовых подразделений са ров, а так ж е, что чагатайцы в культуре и быту имели некоторые особенности, но в стоящ ее время у ж е ничем не отличаю тся от их соседей туркмен-сакаров 9.

К ром е чагатайцев и хорасанлы, в состав сакаров, видимо, входили на основе п обретен ия зем ли в личное пользование, и др уги е небольш ие обособленны е группы отдельны е хозяй ства. В дальнейш ей совместной ж изни эти мелкие группы постепе приобщ ались к общ ем у языку, культуре и быту сакаров. П роцесс формировани слияния отдельны х племенны х групп туркменского нар ода заверш ился лишь в годы циалистического строительства.

От 87-летнего Х а л б а б а М ер едова и некоторых други х лиц из колхоза имени Ле иа К уйбы ш евского района мы узнали о давни х историко-культурных связях сака с эрсаринцам и и д а ж е с салорам и С ерахса. О казалось, что общ ение сакаров подраз ления Л е б а б с эрсари нц ам и киш лака (арыка) Л еб а б, расположенного в пределах временного К арабекаульск ого района, в течение более пяти поколений было посте ным. Эти связи п од т в ер ж даю т ся общ ностью некоторых элементов материальной к туры, в первую оч ер едь ж ен ск ой о д еж д ы и вышивок на тю бетейках. Т есное общение пр од ол ж ает ся и поныне: представители названных групп практикуют взаимные брг часто посещ аю т д р у г д р у га и т. д.

К ром е этнической пр ин адлеж н ости и истории расселения сакаров, нас особе:

интересовали их исконные хозяйственны е занятия, формы владения зем лей и во, в прош лом, их традиционны е оруди я и приемы труда, характер расселения, типы жи щ а, его убранство-, особен ности о д еж д ы, украш ений и некоторые други е вопросы kj туры и быта.

П о литературны м данны м, туркмены долины А м у-Д арьи (следовательно и сака[ заним ались преимущ ественно скотоводством. В действительности их основным зан»

ем со времени расселени я на зан им аем ой территории было поливное земледелие;

е р ое по значению м есто в их хозяй стве занимало отгонное скотоводство. Земледе.:

сочетаю щ ееся с отгонным скотоводством, и ремесло, связанное с переработкой прод тов сельского хозяй ства, а так ж е с изготовлением различных предметов домашн о б и х о д а и оруди й т р уда (рис. 1 ),— исконные и основные отрасли хозяйства сакаров второй половине X IX в. В настоящ ее время эти отрасли получаю т все большее f 4 «М атериалы по истории туркмен и Туркмении» (в дальнейш ем цит. М И ТТ), т.

М.— Л., 1938, стр. 422.

5 А. Б о р н е, П утеш естви е в Б ухар у, ч. III, М., 1849, стр. 349.

6 Н. Г. П е т р у с е в и ч, Туркмены меж(ду стары м руслом А м у-Д арьи (Узбоем] северными окраинами П ерсии, «Записки К авказского отдела Р усского географичес го об-ва», ян. XI, вып. 1, Тифлис, 1880, стр. 3.

7 А г е х и. З у б д ет-у т -т а в а р и х, М ИТТ, т. II, стр. 524.

8 Государственны й архив Ч ар дж оуск ой области, ф. 55, on. 1, д. 156, лл. 56—57.

9 П олевая запись автора 1956 г., № II.

X рон и ка пространение и зн ачение в хозяйственной ж изн и туркмен. Они по своему удельном у весу в различных районах и на разны х исторических этапах имели не одно и то ж е соотношение, хотя в целом зем ледельцы (чомур) всегда численно преобладали н ад ско­ товодами (чар-ва). О б этом убедительно свидетельствую т чрезвычайно густая д ей ст ­ вовавшая д о револю ции ирригационная сеть и оседлы й образ ж изни всех сакаров. Е с­ ли бы п р еобл адал о скотоводство, требовавш ее значительно меньшей затраты труда, чем зем л едел и е, то вряд ли основная м асса сакаров так стойко д ер ж алась бы за зем ­ лю, дл я орош ения которой каж ды й зем леделец — чомур затрачивал еж егодн о по 59, 80 и д а ж е по 125 рабочих дней на тяж елы е работы по очистке и поддерж ани ю м ест­ ной ирригационной сети.

Р ис. 1. И зготовлен ие камышовой циновки Н ек отор ое число дай хан, к ром е того, дополнительно с помощью чигиря орош а­ л о свою зем лю, расп ол ож ен н ую выше уровня воды в арыке.

К ак показы ваю т данны е бю дж ет н ого обследован ия 1925 г., чисто земледельческие хозяй ства — чомур по своей хозяйственной мощ ности стояли гор аздо ниж е смешанных зем ледельческ о-ск отоводч еск их. Б ю д ж ет скотоводческих хозяйств тож е значительно отставал от смеш анны х хозяй ств, получавш их в предреволю ционны е годы все больш ее р а с п р о ст р а н е н и е 10. Так как условия хозяйственной деятельности дайхан ства и его ор у­ дия т р у д а, по словам стариков-сакаров, оставались в течение столетий неизм ен­ ными, то очевидно, что результаты обсл едован и я 1925 г. отраж али в известной мере пол ож ени е, сущ ествовавш ее не только в начале XX или во второй половине X IX в., но v в б о л ее раннее время. Н екоторы е сдвиги в стор ону интенсификации зем ледели я на­ блю даю тся лишь в конце X IX — начале XX в. п од влиянием проникновения товарно ден еж н ы х отнош ений и развития хлоп ководства, ш елководства и каракулеводства.

В систем е поливного зем л ед ел и я сакаров, как и др уги х групп туркмен долины А му Д арьи, господствовали парцелярность и чересполосица. П о сведениям больш инства по­ жилых колхозников, с которыми мы проводили беседы и, свыше половины крестьян имели зем ли от четверти д о д в у х танапов (0,1— 0,7 г а ), располож енны х нередко в р а з­ ных м естах. Э ти сообщ ени я п од тв ер ж д аю тся и данными статистического обследования 1925 г., согласн о которым 46% туркменского крестьянства имели зем лю в двух-трех, а 17% — в четы рех и д а ж е ш ести м естах 12.

З ем л ед ел и е сакаров, носивш ее натуральны й харак тер, было основано на амляко вой подворно-н аследственной ф орм е владения зем лей и на такой ж е примитивной т ех­ нике, как и у др уги х групп туркмен приам ударьинских районов. О бщ ими были у них приемы обработк и земли, состав возделы ваем ы х культур (пш еница, д ж у га р а, люцерна и т. д.), употребляем ы е зем ледельческ ие орудия: деревянны й омач — «сахты» с ж елез 10 Ц ентральны й государственны й архив Туркменской СС Р, ф. 167, on. 1, ед. хр. 152, л. 103.

11 П олевы е записи автора 1956 г., № 4, 6, 8;

1957 г., № 108, 109.

12 Гос. архив Ч ар дж оуск ой области, ф. 66, on. 1, д. 4, лл. 500— 501.

110 Х р он и ка ным л ем ехом без отвала, «чаянпаза», борона «мала», представлявш ая собою мао ную доску с зубьям и, лопата «пиль», мотыга «кетмень», серп «орак» и др. Малой с помощью быков, лош адей или ослов, которых гоняли на току по колосьям. Зерно t лоли на ручных или приводимых в дви ж ен и е ослом мельницах (рис. 2 ).

Специфична была систем а эксплуатации сакаров, обусловленная социальн природой ф еодального государства, каким было Б ухар ск ое ха-нство, с неогращ ченной властью эм ира. П равящ ая верхуш ка ханства — крупные феодалы и купц беки и амлякдары, д ар га, раисы, торгово-ростовщ ические элементы города и кга лака, местная родоп лем ен ная знать и байство — нещ адно эксплуатировала труд!


вое дайхан ство. О дной из н аи более тяж елы х форм эксплуатации трудовы х масс бм налог-рента « х ер а д ж », взимавш ийся за н аходящ ую ся в подворно-наследственном вл| дении зем лю «эмлек ер». Зем л я эм лек ер, говорится в «Истории Узбекской CCPi «в X V III— X IX вв. им ела характер расчлененной собственности: распоряж алось земл и соби р ал о налоги государство, ренту получали ф еодалы, а обрабаты вали землю и н :

следственн о владели ею мелкие крестьяне» 13.

Р ис. 2. М ельница, приводимая в движ ение ослом С истем а с бор а х е р а д ж а ч ерез амлякдаров (чиновников Б ухарского ханства, ве­ давш их этим дел ом ) и их помощников «дарга» была разорительной для непосредст­ венных пр оизводителей. А млякдары и дарга при обязательном участии аксакалов, эминов, а иногда и мирабов, как представителей от того или иного родового подразде­ ления, о б ъ е зж а л и участки или харм аны (ток) дай хан и произвольно, «на глазок» оп-;

редел яли р азм ер п од л еж ащ его уп л ате х е р а д ж а, нередко достигавш его половины соб-' ранного у р о ж а я 14. В т ех случаях, когда амлякдар называл особенно высокий размер х е р а д ж а, эмин или аксакал «защ ищ ал» интересы отдельных дай хан и если добивался сокращ ения налога, то за такие услуги дай хан, кроме уплаты полож енной сороковой доли у р ож ая «защ итнику», отрабаты вал известное время в его хозяйстве. К роме херад­ ж а, д а й х а н е платили ренту с посева люцерны и хлопка, с садов и виноградников. Если к этом у добавить и други е.поборы духовен ства, эмина (старш ины ), аксакала (стар ей -j шины р одового п одр аздел ен и я ) и прочих представителей низш ей местной администра­ ции, то станет ясной чудовищ ная эксплуатация ими сакаров и други х родоплеменных групп.

Эмины и аксакалы, находясь в формальной зависимости от ф еодалов Бухары, под-* дер ж ивали с ее представителям и — беками, амлякдарами, д ар га и другими чиновника­ ми — постоянную связь, вы ступая вм есте с тем в роли «покровителей» своих сородичей.

И х пол ож ен и е в туркменском общ естве и тесная связь с чиновничьим аппаратом Бу­ харского ханства позволяли им систематически эксплуатировать сородичей и членов соседн и х зем ельно-водны х общ ин, маскируя это переж иткам и патриархально-родовых отнош ений.

13 «И стория Узбекской С С Р», т. 1, кн. 2, Таш кент, 1955, стр. 16.

14 Т а м ж е, стр. 40;

полевые записи автора 1956 г., № 4, 6, 8, 10;

195/ г., № 103, 108, 109, 113 и др.

111.

Х рон и ка С казанное п од т в ер ж д аю т сообщ ения 78-летнего колхозника А ннабаба Клычева из.

колхоза имени Сталина К уйбы ш евского района, 87-летнего И м ам баба Пирнепис — а-;

ителя сельсовета Гызан С аятского района и д р. 15.

П ереж итки патриархально-родовы х отнош ений стойко сохранялись в общ ествен­ ной ж изни сакаров, в систем е управления, во взаимоотнош ениях членов зем ельн о-вод­ ных общ ин, при организации работ по выполнению натуральной повинности, связан Р ис. 4. К ум без-к еп бе ной с очисткой ирригационной сети, и т. д. О собенно устойчивыми они оказались в о б ­ ласти семейных отнош ений, религиозны х представлений, в различных обр я дах и обы­ чаях.

Завоевания Великой О ктябрьской социалистической революции навсегда ликви­ дировали всякую возм ож н ость эксплуатации. Н е останавливаясь на характеристике произошедших коренных изменений в хозяйственной деятельности сакаров, как и всего туркменского н ар ода, ук аж ем, что в настоящ ее время почти все они работаю т в кол­ хозах с многоотраслевы м высокомеханизированны м сельским хозяйством, где зем ле­ 1 П олевые записи автора 195G г., № 4— 10, 1G57 г., № 5 113.

112 Х рон и ка д ел и е, в частности хлопководство, заним ает в едущ ее место. Современный ypoi сельскохозяйственной техники в кол хозах, где ж и вут и работаю т сакары, достаи высок, а стары е ор уд и я т р у д а использую тся кое-где лишь на небольш их приусадеб уч астк ах.

П о б ед а социалистической системы хозяйства обусловила коренное изменение в рак тер е поселений не только сакаров, но и других групп местного населения. С по 1940 г..почти все они переселились в колхозны е поселки, которые по внешнему i и планировке у сакаров м ало отличаю тся от соседних поселений туркмен — эски, Рис. 5. Ховлы сакаров Рис. 6. Современный ж илой дом тов, сал ор ов и д р уги х групп. Современные поселения в большинстве имеют нескольк прямы х, довольно хорош о озелененны х улиц. В центре поселка обычно находится шн щ адь, возле которой располож ены административны е, общ ественные и культурно-быи вые здан и я. Больш ие изменения произош ли и в области ж илищ ного строительства.

И зуч ен и е ж илищ и дом аш ней утвари сакаров позволяет не только охарактериз( вать коренные изменения их быта в р езуль тате социалистического строительства, н и воссоздать типы их ж илищ а, его убран ства в прошлом, помогает выяснению образ ж изни, культурно-исторических связей сакаров с другими группами туркмен. Жилищ их было р азн о о б р а зн о как по времени возведения, так и по типам построек. Во второ Х рон и ка ИЗ половине X IX — начале XX в. основным видом ж илищ а бедняков-сакаров было «там кепбе» прямоугольной, иногда круглой формы. П рямоугольный там -кепбе, состоявш ий из деревянного каркаса, покрытого камышом и обм азан ного глиной, включал иногда две комнаты (рис. 3 ). Круглы й ж е там -кепбе, называемый «кум без-к еп бе», соор уж ал ся целиком из камыша. Стены его обмазы вали снаруж и глиной на высоту 120— 130 см до куп олообразной его части (рис. 4 ). Т ам-кепбе имел отверстие в крыше или гон­ чарного изготовления вм азан ную т р убу дл я вы хода ды ма из очага;

кум без-к еп бе ж е таких отверстий не им ел, и дым выходил через приоткрытую дверь или пробивался через куп ол ообразн ую камыш овую крышу.

В отличие от эти х ж илищ больш ее распространение имел небольшой одно- или двухкомнатный из пахсы (слоев битой глины) дом «там», с плоской земляной крышей, держ авш ейся по обы чаю обязательн о на нечетном числе деревянны х, нередко кривых балок, полож ен яых прямо на стены. Ж и лищ е этого типа имело обычно примитивного устройства дер евянную дверь, проем в стене, чащ е всего разм ером 20— 30 см, з а ­ менявший окно, и чуть больш его р азм ер а отверстие в кровле для вы хода ды м а из очага.

К третьем у типу ж илищ а, который бытовал у состоятельной части населения, относится «там», также глинобитной кладки, имевший ф орм у вы тяну­ того прямоугольника и состоявш ий из д в ух, трех, а иногда и более комнат, нередко разделенн ы х у з ­ ким коридором или навесом, заменявш им «айван»

(тер расу). К таком у ж и л и щ у иногда примыкал двор с хозяйственны ми постройками, огорож енны й глино­ битным д увалом.

Ж и лищ е заж иточны х сакаров располагалось вну­ три обнесенной высоким дувал ом усадьбы, известной в ли тературе п од названием «ховлы» (рис. 5 ).

Ж илы е дом а колхозного дай хан ства значительно отличаются от дореволю ционны х. К олхозники, п ере­ селившиеся, как у ж е отмечалось, в поселки, строят себе новые, просторны е, высокие, в больш инстве благоустроенны е д ом а из дв ух, трех, четы рех и б о ­ лее ком нат, с довольно больш ими окнами, дверьми, иногда с деревянны м и полами. Эти д ом а в значи­ тельной степени сохраняю т традиции туркменской архитектуры и быта, но отличаю тся от пр еж н их ж и ­ лищ тщ ательной внутренней и внеш ней отделкой Рис. 7. П ож и лой сакар в тра­ стен, потолка, кровли и т. д. (рис. 6 ). К омнаты, как диционном костюме правило, ош тукатурены, окрашены и отделены от хозяйственны х построек. П оследни е, как и раньш е, сооруж аю тся из камыша и обм азы ваю тся глиной.

В сю д у широко распространилась новая система отопления с ж елезны м и или чу­ гунными печами и плитами. В м есто пр еж н их тесны х, грязны х и темных ж илищ, в кото­ рых многие семьи сакаров ж или вм есте со скотом, сакары -колхозники ж ивут в просторных, светлы х, теплых и ую тны х дом ах.

Элементы нового зан им аю т довольно зам етн ое место в убран стве дом а и дом аш ­ ней утвари. Н абл ю д ает ся тенденция все больш ей замены предм етов старого типа но­ вы м и— кустарны ми или фабричными вещ ами. Н а р я д у с этим в д ом ах колхозников широко распространены предметы традиционного убран ства, как, например, узорчатые кошмы и паласы или ковры, которыми обычно покрывают пол ж илого помещ ения и ком­ наты д л я гостей. В и дн ое м есто в убран стве ж или щ а зан им аю т плакаты, карты, ф ото­ графии членов сем ьи, родственников и знакомы х. Н аличие почти во всех ж илых поме­ щ ениях колхозников этого нового элем ен та убран ства свидетельствует о зажиточности и росте культуры сельского населения. В м есте с тем оно вы раж ает новую его идеоло­ гию и способствует формированию социалистического сознания у населения.

У сакаров широко распр остр анена покупная м уж ск ая, детская, в меньшей сте­ пени — ж ен ск ая о д е ж д а. О днако традиционны е формы, особенно ж енской одежды, пр одолж аю т сохраняться. М уж ск ой и ж енский костю м сакаров по комплексу, покрою и терминологии, имея общ ие черты с костю мом многих др уги х групп туркмен (рис. 7 ), в то ж е время отличается некоторыми деталям и. Э то зам етно в традиционном ж ен ­ ском костю м е, в частности в головном убор е. Ж енский костю м, изменяясь в деталях, п р одол ж ает сохранять некоторые особен ности, идущ ие из отдаленного прошлого. Это туникообразного покроя р у б а х а «койнек» и хал ат «дон», штаны «балок» с широким ш агом, узк и е у икр, вышитые цветными нитками. Головной убор женщин из бывших родовы х групп гар ам ахм ут, хож аи н абек и сы ядагсакар включает тюбетейку, два ц вет­ ных платка и белый марлевый платок «хаса», а головной убор ж енщ ин-сака рок из группы гы зан-м ейре состоит из вышитой тю бетейки «кештели тайха», красного личека, красного платка, повязанного спереди узлом, и белого марлевого покрывала «хаса». П р осл еж и ваю тся некоторы е особен ности и в вышивках муж ских и девичьих С о ве т ск а я э т н о гр а ф и я, N° 114 Х рон и ка тю бетеек. О рнаментальны е мотивы вышивок у группы гыза.н-мейре находят нешо| аналогии в вышивках атинцев и текинцев, с их мелким геометрическим узором «и д е», «ак-гайм а» и др. Х арактерной особенностью костюма девуш ек и молодых * щ ин — сакарок, как и п р еж д е, является многообразие серебряны х украшений, зи тельно п р еобл адаю щ их н ад вышивками, выполненными шелковыми нитками (рис.


Как было сказан о выше, во время поездки к сакарам мы знакомились с их про!

водственным бытом, семейны ми отнош ениями и культурой колхозного крестьяне] Были выявлены огромные преобразования и в этой области. Организационно-хозя!

венное укрепление колхозов, повышение уровня механизации производства, развш всего общ ественного хозяй ства содействовали успеш ном у производственному, полип ском у и культурном у развитию сакаров. И з их среды выросли многочисленные ш фицированны е кадры колхозны х работников. И зм енилось общ ественное отношенш ж ен щ и нам, которые в настоящ ее время играю т огромную роль в колхозном произз стве и п од влиянием хозяйственны х дости ж ени й, роста материального благососто* Рис. 8. Сакарки в современной о д еж д е и общ его подъ ем а культурно-политического уровня обрели полную св ободу и фа™ ческое равноправие. О бращ ает на себя внимание рост сознательности и активности k o j хозников, их социалистическое отнош ение к т р у д у и общ ественной собственности. { О днако рост культуры сакаров ещ е отстает от темпов развития их производствен ной ж изн и и роста м атериального благосостояния. Н е во всех ещ е поселках достато« но удовлетворяю тся все возрастаю щ и е культурные запросы колхозников, особенно то их части, которая ж и вет не в центральном поселке колхоза, а в так называемых уч»

стковых поселках. Так, культурно-просветительны е учреж дения колхозов «Большевик!

имени Калинина и имени Сталина плохо обеспечены квалифицированными кадрами Этим отчасти объ я сн яется отставание культурно-м ассовой работы. Н екоторые из куль турно-проезетительны х уч реж дени й, школы и т. п., не стали ещ е центрами пропагандь культуры и нередко со дер ж а т ся в антисанитарном состоянии. j П ер ед партийными и советскими организациями республики стоит неотлож ная за д ач а значительного улучш ения и расш ирения партийно-политической и массово-разъяс нительной работы. В основу до л ж н о быть полож ено улучш ение воспитания учащихс:

привитие им н еобходим ы х санитарно-гигиенических навыков, трудолю бия, правдиво сти, культурного поведения, лю бви к Р оди н е, уваж ен и я к старшим и т. д. О собое внв мание сл ед у ет удел ить борь бе с сохранивш имися патриархальными и религиозно-бь товыми переж иткам и.

Р еш ения XX I с ъ е зд а К П С С, несомненно, п ослуж ат мощным стимулом не тольк к ликвидации отставания в быту и культуре, но и к дальнейш ем у, ещ е больш ему п о д ъ е му производственной ж и зн и, материального благосостояния и культуры сакаров, ка и всего туркменского народа.

Я. Р. Виннико Х р он и ка ВЫ СТАВКА Д Е К О Р А Т И В Н О Г О ИСКУССТВА КАЗАХСКОГО Н А РО ДА 13— 25 дек абря 1958 г. в М оскве, в связи с д ек ад ой искусства и литературы К а за х ­ стана, в пом ещ ении вы ставочного за л а С ою за Советских худож ник ов С С С Р была от­ крыта выставка Декоративного искусства казахск ого народа. Н еобход и м о отметить, что это бы ла первая из выставок, организованны х в М оскве во время д ек а д национального искусства и литературы, которая была специально посвящ ена нар одн ом у декоратив­ ному творчеству. Р а зд е л прикладного искусства обычно являлся д о сих пор небольшой частью общ ей выставки изобразительного искусства той или иной республики.

Н а выставке были представлены худож ествен н ы е изделия преим ущ ественно из коллекций Ц ентрального м узея К азахстан а. Д ем онстрировались почти все виды тра­ диционного н ар одного искусства казахов: ковры войлочные, ворсовые, безворсны е и вышитые;

орнаментированны е издели я из войлока и ш ерсти;

образцы узор ного ткаче­ ства и плетения;

м ебель и различные бытовые предметы из дер ев а, украш енны е р езь ­ бой, росписью и костью;

конская сбруя с тиснением по кож е и металлическими нак лад­ ками;

старинны е костюмы;

ж ен ск ие ювелирные украш ения и други е произведения народного творчества, связанны е с убранством ж илищ а, утвари и одеж ды.

В ним ание посетителя выставки привлекала п р еж д е всего больш ая, из восьми реш е­ ток (к ан ат), покрытая белыми кош мами ю рта (рис. 1а) *. Ч ерез дверь юрты, украш ен­ ную р езь бой и яркой росписью, посетители могли войти внутрь юрты. У стены напро­ тив в х о д а, как обычно в казахск ом ж илищ е, были установлены сундуки, окованные ж е ­ стью или украш енны е резьбой и росписью, на которых л еж ал и сложенны е орнаменти­ рованные кошмы, од ея л а и поверх них подуш ки в вышитых чехлах (рис. 16).

С правой стороны стояла к азахск ая кровать типичной для К азахстан а формы, с пологими спинкам и;

-лицевая стенка ее покрыта тонким узором из кости. У кровати ви­ сел шелковый полог (шымылдык) с вышивкой гладью в национальном стиле, а в углу юрты стоял обычный в к аж д ом казахском хозяй стве кожаный с о су д для сбивания ку­ мыса (с а б а ) с деревянной мутовкой (испек), ручка которой украш ена костяными ор­ наментированными пластинками. В левой частя юрты была развеш ена старинная на­ рядная о д е ж д а. В ним ание привлекали оригинальные вешалки (адал бакан) для сбруи и о д еж д ы в виде стоячих ш естов с крючками, украш енны х рельефной резьбой, рос­ писью и насечкой по м еталлу.

Р азн ообр азн ы е по узор ам тканые полосы (б а у, баскур) скрепляли остов юрты, с купола свисали яркие ш ерстяны е кисти (аяк б а у ), на стенах висели орнаментирован­ ные сумки из войлока (аяк к ап ). П ол был устлан войлочными коврами (сы рмак).

В ю рте каж ды й пр едм ет им еет свое традиционное место;

кроме утилитарного зн а­ чения, он является произведением народного искусства. Х удож ествен ны е изделия, вхо­ дящ ие в убранство юрты, составляли гармоничный национальный комплекс.

О см атривая ю рту, москвичи, не бывавш ие в К азахстан е, наглядно знакомились с назначением предм етов, представленны х на выставке, с традиционными формами д е ­ коративного искусства, слож ивш имися в течение веков в условиях скотоводческого х о ­ зяйства и полукочевого об р а за ж изн и н ар ода. С л едует напомнить, что ю рта, являясь в прош лом основным видом народного ж илищ а, в настоящ ее время п р одол ж ает быто­ вать как врем енное летн ее ж илищ е колхозников-ж ивотноводов.

Н ебольш ой вводный р азд ел выставки знакомил зрителя с древними истоками со­ временного нар одного искусства К азахстан а.

Больш ой бронзовы й котел на трех н ож к ах, им ею щ их вид горных козлов с загн у­ тыми рогам и, и др уги е культовые предметы из бронзы, найденны е в Семиречье и от­ носящ иеся к культуре древни х саков I тысячелетия д о и. э., отличаются тем, что в их ф орм ах и скульптурны х украш ениях п р еобл адаю т образы ж ивотны х, реальных и ф ан­ тастических. И зобр аж ен и я ж ивотны х, типичные дл я искусства саков Семиречья — древни х обитател ей территории К азахстан а, наш ли отраж ен и е в сильно стилизованных орнам ентальны х мотивах различны х видов казахск ого народного искусства более п оздн его времени.

О сновное м есто среди экспонатов выставки заним али, соответственно их роли в быту, орнаментированны е и здели я из войлока: постилочные ковры (сырмак и тек ем ет), настенные ковры (туск и и з), сумки д л я о д еж д ы и посуды, подвеш иваемые к реш етча­ тым стенам юрты (аяк к ап ), а так ж е чехлы для сундуков (санды к кап ).

Н аи бол ее полно на выставке были представлены войлочные ковры — сырмак с вшитым узор ом из цветного войлока, аппликацией тканями, нашивкой цветного шнура и узорной строчкой.

Д л я к азахск и х кошм харак тер но сочетание белого и коричневого войлока на цен­ тральном поле, красной ткани и белого войлока в кайме. В м естах соединения вой­ лока д в у х цветов проклады вается ш нур, чащ е красного цвета, подчеркивающий узор.

Больш ое количество выставленных об р а зц о з кош м, относящ ихся преимущ ествен­ но к северным и восточным областям К азахстан а, позволяет выделить несколько ти­ пов, отличаю щ ихся вариантами построения орнам ента и техники выполнения. Д л я о д ­ ного типа харак тер на еди ная свободн ая композиция узор а, развиваю щ егося по о б е * П ублик уем ы е в статье снимки — работы 3. А. Зеликмана (рис. 1, 10— 12) и Ю. А. А ргиропуло (рис. 2 — 9 ).

116 Хрони ка Рис. 1 Ю рта, экспонированная на выставке: а — внешний вид;

б внутреннее убранство — in Х рон и ка стороны вертикальной оси. Н а ковре из белого войлока (рис. 2) узор выполнен корич­ невым войлоком;

изящный мелкий орнамент каймы, выполненный аппликацией из коасной ткани, контрастирует с крупным узором центрального поля. Д р угой образец ковра д а е т яркое представление об одном из основных законов построения казахской орнаментики, который состоит в том, что мотивы ф она и узор а повторяют друг друга;

при выделке ковра д анн ого типа это дости гается тем, что из кошм д вух цветов выре­ зают по тр аф ар ету узоры одинаковой формы и разм ера и сшивают их, чередуя м е ж ­ ду собой. О рнамент ковра представляет собой сочетание затейливых коричневых и Р ис. 2. Войлочный ковер «сырмак» из Восточно-К азахстанской обл.

Рис. 3. Войлочный ковер «сырмак» из Семипалатинской обл.

белых завитков, как бы входящ их д р уг в д р уга. В кайме мы видим те ж е завитки в других вари антах, выполненные той ж е техникой инкрустации (рис. 3 ). В данном ковре использованы войлоки только д в ух цветов, с окантовкой узор а красным шнуром.

На выставке были т ак ж е представлены войлочные ковры, в которых цвета распре­ делены по принципу негативного и позитивного и зображ ен ия. Сырмак вдоль короткой 113 Х р он и ка стороны дел ится на д в е равные части: в одной белый узор располож ен на коричнево ф оне, в другой — коричневый узор на белом фоне.

i Р ис. 4. Войлочный настенный ковер «тускииз» из П авлодарской обл.

Р ис. 5. Н астенны й ковер из цветного сукна «мауты текем ет». Р абота современ­ ных мастериц Х адичи Бекм ухам м едовой и М убины Н иязовой (Зап адн о-К азахстан ск ая обл.) В коврах ю го-восточны х районов К азахстан а встречается сочетание красного и синего войлока, что типично так ж е для соседних киргизских районов. Узорные вой­ лочные ковры, выполненные в иной технике, так называемые «текемет», в которых узор обр азуется в результате валяния войлока с налож енной в соответствую щ их местах окраш енной ш ерстью, были, к сож ален ию, показаны лишь несколькими образцами, не даю щ ими полного представления об этом виде орнаментированны х кошм.

Х рон и ка Производство войлочных ковров сырмак и текем ет, являю щ ееся одним из наи золее древних в К азахстан е, повсем естно распространено там и теперь. Н евозм ож н о ийти жилищ е, особен н о в сельской местности, где бы эти прекрасные и здели я не вно :или в его убран ство особы й национальный колорит. В советское время, с переходом сазахов на оседлы й об р а з ж изн и и переселением в благоустроенны е дом а, войлочные ;

овры не утратили своего практического значения.

Своеобразный вид декоративны х изделий из войлока — больш ие настенные ковры тускииз» 1 с аппликацией и з ткани. Н а выставке были представлены два прекрасных Рис. 6. Ворсовы й ковер «туктмклем». Р а б о т а современной мастерицы Бибайш и Р ум ановой (Ю ж н о-К азахстан ск ая обл.) аринных о б р а зц а этих издели й. В се поле их р аздел ен о на небольш ие квадраты из iyx цветов войлока, ч ер едую щ и хся в ш ахм атном порядке, в к аж д ом из которых рас шожен фигурный мотив из завитков. Н а ковре из П авлодарской области узор в квад !тах одинаков;

он выполнен аппликацией из красной ткани по бел ом у и коричневому йлоку (рис. 4 ). Тускииз отличается тонкостью узо р а и строгой расцветкой. Второй скииз, из К окчетавской области, п ор аж ает разн ообр ази ем мотивов узор а, богатством [сцветки, сочетанием различной техники выполнения (золотош вейная и тамбурная шшвка, аппликация).

Среди современны х тускиизов особыми худож ественн ы м и достоинствами отличают работы известной народной мастерицы Р ы м ж ан Барлы баевой.

С воеобразны худ ож ествен н ы е и здел и я из зап адны х областей К азахстан а. В преж е время зд е с ь изготовляли декоративны е полосы д л я украш ения юрты, так называе je «салм а», выполненные техникой инкрустации и з тонкого сукна ярких цветов — леного, красного, ж ел того, синего, черного. И сп ользуя стары е традиции, народные ютерицы Х ади ча Б екм ухам м едова и М убина Н иязова выполнили в 1958 г. два пар IX настенных ковра «м ауты -текемет» с однотипным растительным узор ом, но разной сцветкой. В одном ковре ж елты е стебли вы деляю тся на ярко-синем ф оне, в дру м — синий с красным узор р аспол ож ен п а ж ел том ф оне (рис. 5 ). Очень удачно, ганично в сер еди н у центральной растительной розетки вписан на одном ковре герб азахской С С Р, на другом — пятиконечная зв е з д а с серпом и молотом.

1 Н астенны е ковры (тускииз) встречаю тся в К азахстан е д в ух видов: войлочные аппликацией тканью и вышитые ш елками по ткани. В некоторых тускиизах вышивка четается с аппликацией. В X IX в. бывали и тускиизы кож аны е с тиснением.

120 Х рон и ка Н еобы кновенно разнообразны по орн ам енту и технике исполнения тканые и казахск и х мастериц. С реди них вы деляю тся паласы «такы р-килем»2 из Кзыл-( ской и Ю ж н о-К азахстан ск ой областей с характерны м чередованием широких и орнаментированны х полос, а так ж е имею щ ие повсеместное распространение пестры е безворсны е ковры «алаш а». Такыр-килем и алаш а обычно вешают на ин огда засти лаю т ими пол в парадной части ж илищ а.

Очень красивы ш ирокие тканые полосы «баскур», служ ащ и е для скреплен ревянных частей юрты и д л я ее декоративного оф ормления. Техника их выполнен вает различной. О собенно интересны полосы с ворсовым узором по гладкому ф ону, напоминаю щ ие подобны е издели я туркмен и каракалпаков.

Рис. 7. С таринное ж ен ск ое седло «аель ер токым»

(С емипалатинская обл.) Д о настоящ его времени очень мало изучены ворсовые ковры К азахстан а. Поэте особы й интерес представляли выставленные образцы таких ковров. Н а одном из ш З относящ ем ся, вероятно, к X IX в., и зображ ен ы три крупных ступенчатых медальо красного и синего цвета. П о всей поверхности ковра располож ен узор в виде горизя тальны х стерж ней с отходящ им и от них по обе стороны роговидными завитками. О о бое своеобр ази е придает ковру игра различны х оттенков красного цвета поперечщ полос поля ковра. В хорош их традициях выполнен ковер современной работы молод мастерицы из Ю ж н о-К азахстан ск ой области Бибайш и Румановой (рис. 6), П о теми красн ом у ф ону его располож ены крупные ступенчатые медальоны с многоцветны!

деталям и.

Оригинальны узорны е плетены е циновки из степной травы «чий». Такими уз( ными циновками ок р уж ает ся реш етчатый остов юрты. С наруж и их закрывают кош изнутри их красочны е узоры видны через просветы реш еток юрты. Ц и н ое ми, а меньш ей длины сл у ж а т ш ирмой, отделяю щ ей хозяйственную часть юрты (ашхан Техника изготовления циновок заклю чается в том, что каждый стебель травы оплм таю т в отдельности цветной ш ерстью с таким расчетом, чтобы при скреплении их вме| сте получился определенны й узор. Обычно пр еобл адает геометрический орнамент, г особен ности мотив ром ба со спиральными завитками. Узор выполняется шерстью сине­ го, коричневого, бел ого и ж ел того цвета по красному фону. Яркие циновки придаю!

к азахск ом у ж или щ у праздничны й вид. Ц иновки описанного типа бытуют и в Киргизии Н а выставке было показано несколько хорош их образцов циновок современной рабо ты. В современном бы ту к азахов, когда основным их ж илищ ем стал обычный дом, про изводство циновок значительно сократилось. М еж д у тем традиции этого оригинальной искусства, которые живы и поныне, могли бы быть использованы и теперь в примене нии к пр едм етам, приспособленны м к новом у, современному быту (ж алю зи на окна настенны е ковры, ширмы и д р.). При этом возм ож н а зам ен а ш ерстяны х ниток шелке выми или бум аж ны м и.

Вышивка различных видов издавна известна у к азахов. Ею украшали предмет!

убран ства ж или щ а и о д еж д ы. Н а выставке м ож но было познакомиться с типичным д л я К азахстан а настенными коврами тускииз, вышитыми там буром по бархату. Бол!

2 Термин «такыр-килем» — название безворсного ковра — происходит от тюркске го слова «такыр» — ровный, гладкий.

Хроника шой интерес пр едставляю т показанны е на выставке старинные богаты е муж ские и ж ен ­ ские костюмы и головные уборы, украш енные золотош вейной вышивкой. П омимо ста­ ринных предм етов золотош вейной работы, были экспонированы изделия известных современных народны х мастериц-вы ш ивалы вдц Халимы Есереповой и Н урзады Той киной.

В настоящ ее время вышивка ш елками является одним из наиболее распространен­ ных видов нар одного творчества в К азахстан е. П омимо традиционных швов — там бу­ ром (6 1 3 -кесте) и гладью (б а см а -к ест е), там за последние десятилетия ш ирокое рас­ пространение получила вышивка крестом (д ж ер м ем е-к ест е). Этим швом вышивают по белой ткани пологи и подзоры для кровати, наволочки и полотенца, занавеси на окна и други е бытовые предметы. Вышивка крестом, заимствованная у русского и украин­ ского населения, получила в К азахстан е своеобр азн ую национальную интерпретацию.

Значительной областью народного искусства казахов искони являлась х у д о ж ест ­ венная обр аботк а м еталла и кож и. Н а выставке были представлены парадные ж енские Р ис. 8. Н астенны й ковер тускииз. Тиснение по к ож е (Талды -К урганская обл.) и м уж ские седл а и пр инадлеж ности сбруи, покрытые фигурными посеребренны ми бля­ хами, украш енными гравировкой, насечкой, ш тамповкой и цветными камнями (рис. 7).

Были показаны так ж е м уж ские и ж ен ск ие кож аны е пояса с бляхам и аналогичной ра­ боты.

Ю велирные издели я были представлены больш им количеством экспонатов. Н ацио­ нальным своеобр ази ем отличаю тся ш ирокие браслеты, соединенны е цепочками с дву мя-тремя перстнями, массивные нагрудны е украш ения из нескольких фигурных ме­ дальонов (онир ж и е к ), больш ие двойны е перстни, соединенны е м е ж д у собой и н аде­ ваемые на два пальца, прикрытые свер ху общ им овальным щитком, накосники, пуго­ вицы оригинальной формы, пряж ки д л я ж енской о д еж ды и др. Эти изделия украшены рельефными узор ам и в виде зубц ов и треугольников, выполненных зернью, с вставка­ ми сер дол ика или цветного стекла.

В условиях полукочевого о б р а за ж изни казахи-скотоводы выделывали самые раз­ нообразны е предметы из кож и, украш ая их тиснением: различной формы сосуды для кумыса (торсы к), потники (ток ум ), сун дук и (ж а г л а н ). Особый интерес посетителей выставки вызывал уникальный кож аны й тускииз с прекрасным рельефным тисненым узором и металлическими накладкам и (рис. 8 ).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.