авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЛ ЭТНОГРАфИ-Я 3 19 5 9 13ДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 8 ] --

К силограф «Чж акунь г у с а й м аньчж усай м у к у н ь х а л а б э у х э р и эчж эхэ битхэ!

(«О бщ ее обозр ен и е м аньчж урских родов, находивш ихся в составе восьми знамен»] был и здан правительством М аньчж урской династии в П екине в 1744 г. Один экзеМ' пляр хранится в Восточной библиотеке Л ен инградского университета под шифров М Д 22 (всего 22 книги, объединенны е в четыре т о м а ). И здан и е его было обусловлено стрем лением увековечить в пам яти потомства роды, входивш ие в знаменные войска, В некоторы х статьях, кроме названия рода и его м естонахож дения, даны биографии глав родов.

В объяснительной записке Е. П. Л еб е д ев а отмечает: 1) роль знаменных войа в п охо д а х против Китая и в объединении маньчжурских племен;

2) значение слова х а л а — «род», «плем енная группа», «народность»;

3) совпадение названий родов и M ecrJ ности;

4) совпаден ие названий некоторых маньчжурских родов с названиями родов тунгусск их народностей, расселенны х по А м уру. В конце записки д ан а справка о рас­ селении племен по А м ур у в X V II в. по русским историческим докум ентам.

В ксилограф е все 642 род а названы маньчжурскими, и Е. П. Л ебед ев а, несмотря на ук азан и е с ходст в а некоторых названий с наименованиями родов разных тунгусски народностей П риам урья, несмотря на ссылки на работы А. Р удак ов а, В. П. Васильева и В. Горского о пестром национальном составе знаменны х войск, не отходит от офи­ циального названия «м аньчж урские роды». К роме указанны х трудов, Е. П. Лебедевой следовало бы использовать труды К. Р оссохин а и А. Л еон тьева «О бстоятельное опи­ сание происхож ден и я и состояния маньчж урского нар ода и войска, в осьми знаменаз состоящ его», изданны е на русском языке (тт. I— X V I, С П б., 1784). В этой работе анализирую тся данны е м аньчж урской истории о племенном составе маньчжур с целые выяснить вопрос об их происхож дени и. О бойдены почем у-то в указателе Лебедевой и звенки-солоны с онгкорами, состоявш ие в знаменны х войсках.

И з названий «маньчж урских» родов, имею щ их аналогии в именах эвенкийски) родов, в статье указан только один (Д о л а р ). Н а сам ом д ел е их довольно много И нтересно, что некоторые из них записаны с разными оф ормителями множественногс числа, например: род М онго — М онгосо, М онгоро, М онголчж и — с тремя оформите­ лями (-со, -ро, -л + ч ж и ), что говорит о древности рода и о разны х говорах, которыми пользовались потомки этого рода в X V II в. Р о д М онго (мн. ч. М онгол) был и у эвен­ Критика и би б л и ограф и я ков. В X V II в. группы этого рода у ж е ж или на севере, в районе оз. Есей (русская з а ­ пись— М угальски й), ч асть их вышла на О ленек (русская з а п и с ь — М уганский).

По записи С. П опова, в 1794 г. отдельны е семьи (в его записи — М оггины) кочевали 8 районе Н. Тунгуски — Е р б о г о ч е н а — Чоны. В X IX в. в этом ж е районе А. М идден дорф зап и сал их в эвенкийской ф орм е м нож ественного числа (М онголи). Потомки ербо гоченских М онго, передвинувш ись на зап ад, ж ивут сейчас в Эвенкийском округе под.

фамилией М онго. И з Забай к алья и П риамурья ушли на север не все М онго, и.

И.-Г. Георги в X V III в. отметил их в районе Телембинского острога, а перепись 1897 г.

зарегистрировала их потомков в Б аргузинском и Читинском округах. В 1947— 1948 гг.

мы встретили отдельны е семьи М онго/л/ в бассейн е Бурей, сородичи их ж или в б а с ­ сейнах С ел ем дж и и Ч умикана. П о преданию, чумиканские М онго вели свое п р ои схож ­ дение от киданей. С л ед ом пребы вания их на А м ур е н и ж е Х абаровска осталось назва­ ние села — М онгол.

У к аж ем ещ е р од Е хэ, многочисленный у маньчжуров и широко расселенный. С реди названий эвенкийских родов ем у соответствует Екэ (йэкэ, мн. ч. йэкэл ~ йэкэт). Это' название у ж е в X V II в. у тунгусов зарегистрировано тремя оформителями множ ествен­ ного числа (-т, -л, - г и р ), в районе озер Еравна, И ргень, Яроклей, на реках Б ар гу­ зин, Ш илка (в русской за п и с и — _Якогирский). В 1632 г. на Л ен е различались «яколь ские» (й э к э - л ) и «якуцкие» (йэку-т) лю ди. У эвенков онгкор-солонов, в 1763 г. пере­ селенных из М анчж урии на охр ан у зап адны х границ К итая, один из родов назывался якус (тот ж е й э к э ~ й э к у ) с суф ф. мн. ч. с. П о язы ку онгкоры были близки зейским и верхнеамурским эвенкам (говоры о д н ого д и а л е к т а ). П ерепись 1897 г. отметила Д ж акутский (тот ж е йэкэ-т ~ йэкут, в огласовке зэку-т) р од на Вилю е. В 1929 г. мы встречали потомков Екэ в ср едн ей части бассей н а Витима (реки К алар, К алакан),.

кочевали они в рай оне оз. Б аун т, а отдельны е семьи их уш ли к ю гу от Амура. Н е­ сомненно, этот р од очень древний, и м есто его п р ои схож ден и я — на бассейн ах правых, верхних притоков А м ур а, отк уда в Сибирь вышли группы, оформлявш ие свое назва­ ние у ж е разны ми суф ф иксам и м н ож ественн ого числа (-л, -т, - г и р ), одно из которых стало названием нар ода саха.

И з многих названий мы привели только два как пример того, что в составе зн а­ менных войск не все роды, назы вавш иеся «маньчж урскими», были действительно* маньчжурами.

Н е отм ечает автор и того, что р я д родовы х названий (на -ча, -нга, -га) происходит от собственны х имен родоначальников.

Статья И. И. О грызко «В лади м ир А тласов» (стр. 111— 157), состоящ ая из краткого* введения и ш ести параграф ов, освещ ает хронологические этапы деятельности Атласова и ее историческое значение.

Если Ерм ак начал вековой пр оцесс присоединения Сибири, то А тласов заверш ил его. Э тот момент и продиктовал необходи м ость публикации научной биографии А тла­ сова. В статье приводятся не опубликованны е ран ее данны е из ф ондов Центрального* Г осударственного архива древни х актов (Ц Г А Д А ). Автор останавливается подробно на биограф иях отца и сына А тласовы х, которых раньш е путали, и описы вает подго­ товку к обеим камчатским экспедициям и их проведение. Статья написана несколько растянуто, встречаю тся повторы.

Статья Е. С. Н овгородовой «Н ародны е истоки творчества якутского писателя Эрилик Э ристина» (стр. 159— 179) д а ет подробны й анализ произведений этого якут­ ского прозаика и знатока ф ольклора под углом зрения их связи с якутским фольклором (характеристика лиц, сравнения, гиперболы, употребление народны х поговорок и посло­ виц, речевые харак теристи ки).

Статья 3. Н. К уприяновой «К характеристике ненецкого эпоса» (стр. 181— 214) основана на личных зап и сях автора 1948— 1949 гг. в Н енецком национальном округе и м атериалах А. М. Щ ербаковой из того ж е округа, собранны х в экспедиции 1946 г., привлечены и записи М. А. К астрена (сер еди н а X IX в.). В статье приведены образцы текстов на ненецком языке с переводом на русский. А рхаические эпические песни «сю дбабц» не исчезли из быта ненцев, хотя и нам етилось идейное переосмысление образов.

В первой части статьи автор рассм атривает песни как этнографический и истори­ ческий источник, во второй — как произведение словесно го искусства. П оскольку все бытовые картины в песнях связаны с тун дрой и оленем, автор считает, что в них описывается недалек ое прош лое ненцев. Э та мысль п од т в ер ж д ает ся и другим: описа­ ние меж плем енны х и м еж родовы х войн с целью г р а б еж а (угона оленей) свидетель­ ствует о возникновении их в период р азл ож ен и я родо-п лем ен ного строя. Олени — самое д ор огое в им ущ естве, они являю тся собственностью героев и отдельны х семейств.

Герои, кроме собственны х имен и родовы х названий, носят клички оленей. Коллектив­ ная охота и ры боловство и зобр аж аю тся лаконично. В песнях ненцы большей частью живут больш ими семьями со старш им братом во главе;

в таких семьях есть рабы «хаби», захваченны е в боях. Н а р я д у с богатыми семьями упом инаю тся и бедные.

Сравнивая записи XX в. с записями К астрена, автор отмечает, что, при сохран е­ нии общ ности тематики, современны е песни отличаю тся по композиции;

это — не о т ­ дельные эпизоды, а связанны е м е ж д у собой повествования, стоящ ие на пути слияния:

в эпопею. В вариантах XX в. введена оценка действий и зам етна более высокая и д е й 166 Критика и б и бл и ограф и я лая (направленность, чем в вариантах X IX в. М еж плем енн ая борьба, обусловлена] раньш е кровной местью, в поздних вариантах расценивается как борьба за -нарс П овествование в песнях ведется от третьего лица или от лица самой песни: «сюдба м а» (песня ск а за л а ).

Ч еты ре статьи посвящ ены загадк ам : В. И. Ц инциус, «Загадки негидальце (стр. 215— 2 2 7 ), А. П. П утинцевой, «Н анайские загадки» (стр. 227— 248), М. Г. Boci бойникова, «Эвенкийские загадк и » (стр. 249— 267), А. Н. Ж уковой, «Образцы загад коряков П ен ж и нского района» (стр. 271— 2 7 7 ). В к аж д ой статье текстам загадо пр едп ослан о предисловие. Было бы вы годнее объединить эти предисловия в обще так как классиф икация загад ок по отгадкам, худож ественн ы е приемы в основно одн и и те ж е у всех этих народов. С ю да следовало бы ввести этимологию термина «:

гад к а» у тунгусских народов;

д а ж е корякское название загадок «лымнгыл» (оно же названи е сказок) м ож но было бы сопоставить с тунгусским «нимнган» ( ~ ненгман В. И. Ц ин циус отм ечает интересный факт — разные названия для ж анр а заг в тунгусо-м аньчж урски х язы ках (нэнэвкэ, тагивка — в эвенкийском, негидальско:

эвенском;

нагбунгку — в удэгейском ;

нам бокан — в нанайском;

нгэнукэн, хэнукэн в эвенском;

ганггоу ~ г а н г г а — в ульчском и орокском ). Н о, к сож ален ию, автор !

пы тается объяснить причину этого ф акта, д ел ая попытку лишь этимологизирова некоторы е из названий.

Близкие связи негидальцев с эвенками, естественно, отразились и на значительнс числе общ их для них загадок. Собирательница нанайских загадок А. П. Путнице:

обрати ла внимание на бы тование стары х и появление новых загадок и на их реи в учебной работе. Н азван и е статьи М. Г. Воскобойникова — «Эвенкийская загадк а» не соответствует содер ж ан и ю, так как автор ее публикует только загадки, записанш им среди баунтовской группы эвенков Бурятии, и 33 загадки, записанные К- М. Ры новым в 1903— 1913 гг. от сымских (хоенских, по Рычкову) и илимпийских (северны по Ры чкову) эвенков.

П ри описании худож еств ен н ой формы загад ок автор распространяет черты (рифма и ал л и тер ац и я), характерны е для загадок эвенков Забайкалья (баргузинские и баун тов ск и е), на загадк и в сех др уги х групп. Т радицию коллективного потребления мяса добы ты х ж ивотны х автор почем у-то относит к праздникам «в связи с добычей круп­ ного копытного зверя» (стр. 25 4 ). Н еубедител ьно и объяснение автором причины бы тования загадок в детской ср еде, во-первых, «отмиранием обрядов, имевших связь с загадк ой », и, во-вторы х, «отмиранием р я да магических функций и запретов»!

(стр. 2 5 5 ). Основным назначением загад ок было развитие наблю дательности и сообра­ зительности как у детей, так и у подростков, у ж е принимавших участие в охоте. Хоро­ ш ий охотник д о л ж ен был очень быстро отгадать лю бую загадк у. Н а бытование в детской с р е д е загадки, как и сказки, больш ое влияние оказала советская школа. В глу­ бинны х к о л хозах загадк и и сказки бы туют д о сих пор и среди взрослого населения.

П риведение в предисловии некоторых особен ностей, свойственных всей группе ш екаю щ их диалектов, не д а е т характеристики специф ических особенностей говоров бауктовски х эвенков и здесь излиш не. Статья значительно выиграла бы, если бы при некоторы х за га д к а х на основании опубликованны х ранее материалов было указано распространение их. П ер ев од некоторых загад ок тр ебует уточнения;

например, ил эк эя д у не «на безлесн ой горе», а «на проталинке» (загадк а 27);

дояви гэлэдевки не «есть просит», а «наполнения просит» (загадк а 41). П риводя загадки, записанные Рычковым, М. Г. В оскобойникову сл едовал о бы в скобках дать их правильную транс­ крипцию и правильный перевод, так как некоторы е переводы Рычкова не соответ­ ствую т тексту;

например;

Тогонзорон? — Ш ен (Это какие рядышком сидят? — Уши;

н адо;

[что за зверь] на бок у л е ж и т ? — У х о ). Или;

А]илин? — Залш (Тот какой ум быстрокрылый? — Ум;

надо;

[Что это за] добытчик? — У м). В ответе загадки 28 Рыч­ ков записал;

дю (чум) ~ дю кун (вы дра);

надо;

дю кэ (л ед ).

В целом публикацию такого р о д а статей в серии «Ученых записок Государствен­ ного педагогического института имени А. И. Герцена» м ож но приветствовать, в осо­ б е н н о с т и — идею публикации одного ж ан р а фольклора на разны х язы ках, что очень в аж н о д л я сравнительно-исторического анализа.

Г. М. Василевич А. Ф. А н и с и м о в. Р е л и ги я э в е н к о в в историко-генетическом изучении проблемы прои сх ож д ен ия первобытных верований. И зд-во А Н С С С Р, Л., 1958, 233 стр.

П роблемы возникновения и развития религии относятся к числу наиболее слож ­ ных. Э то не только потом у, что корни религиозны х верований уходят в глубокое прош­ л о е, от которого не осталось почти никаких следов, но и потому, что данн ая отрасль человеческой культуры, не им ею щ ая четко очерченных контуров развития, д ает ши­ рокий простор различным гипотезам и построениям, опровергнуть которые часто не м ен ее трудно, чем док азать.

Советские историки, этнограф ы и философы много и весьма плодотворно работа­ ю т н ад проблемой религии. Теме происхож ден и я первобытных верований посвящ ена и новая книга А. Ф А нисимова.

Критика и би б ли ограф и я Как отм ечает автор, д ан н ое исследован ие является продолж ением его преды дущ ей работы о родовом общ естве эвенков, изданной в 1936 г. Книга написана на м атериале полевых исследован ий, проведенны х автором в 1929— 1931 и 1937 гг. в Байкитском рай о­ не Э венкийского национального округа.

Книга состоит из авторского предисловия и ш ести глав: I. «П редставления эвен ­ ков о ш ингкэнах и проблем а генезиса древнейш их верований»;

II. «Эвенкийские в оз­ зрения о д у ш е и п роблем а исторического развития анимизма»;

III. «Семейные о х р а ­ нители эвенков и проблем а генезиса культа предков»;

IV. «К ульт м едведя у эвенков и проблем а ген ези са представлений о „верховны х д у х а х 1 »;

V. «Р азл ож ен и е древних родовых культов и проблем а происхож дени я ш аманства»;

V I. «Ш аман как служ и тель религиозного культа и проблем а соотнош ения ш аманства и ж речества».

Автор последовательн о просл еж ивает генезис и эволю цию религиозных представ­ лений эвенков от пери ода м атеринско-родового строя, который он реконструирует на основании данны х ф ольклора, д о периода, непосредственно предш ествую щ его совети­ зации и коллективизации Эвенкии. С хем а автора вкратце такова: тотемистические в е­ рования (пери од «ран неродового м атриархального стр оя»);

культ природы и стихий «со. смутным представлением о личных б о ж ест в ах» («период развитого м атр и ар хата»);

политеизм («пери од патр иархально-родового общ еств а»). П о д политеизмом автор не совсем удач н о, как нам к аж ется, р азум еет множ ественность духов — хозяев природы.

Ч итатель, несомненно, почерпнет из книги немало интересного, относящ егося к старой идеологи и эвенков.

В ком плексе представления эвенков о д у ш а х —• «ханян» (тень, отраж ение) и «бэен»

(телесная душ а) исследователь п р осл еж ивает архаические черты эвенкийского общ е­ ства, восходя щ и е к м атриархату: кросскузенны й брак, о собую роль зятя и дяди по матери в религиозной ж изни сородичей, культ ж ен ск их родовы х д ухов, мифические образы старейш их ж енщ ин (стр. 64— 6 5 )..

Автор широко показы вает космогонические представления эвенков (стр. 6 8 ).

В книге приведены д в а любопытны х эвенкийских мифа о сотворении мира. В них в рели творцов Зем ли выступают мамонты, некогда обитавш ие в Сибири.

Заи нтересовы вает приводимое автором объясн ен ие свойственного в прошлом эвен­ кам и други м н ар одам Сибири стр аха п ер ед покойниками: по стар ом у представлению звенков, ум ерш ие, попавш ие в так называемый нижний мир, стрем ятся вернуться на­ зад — на «средню ю зем лю »;

если это им уд а ет ся, они превращ аю тся в злы х духов, преследую щ их лю дей и уводящ их их с собой в стр ан у мертвых (стр. 101— 102).

А втор обр ащ ается к параллелям, известным у народов Америки, Австралии, Н о­ вой Гвинеи, П ер едн ей А зии и др уги х частей света, к памятникам позднего палеолита в Европе и А зии. Э то д ел а ет его книгу интересной с точки зрения сравнительного и зу­ чения религиозны х верований различных народов.

В своих построениях автор и сходи т из принятой в н астоящ ее время многими со­ ветскими этнограф ам и концепции, согласно которой материнско-родовой и патриархаль­ но-родовой строй пр едставляю т собой различны е по социально-экономическому содер ­ жанию этапы первобы тного общ ества, причем патриархально-родовой строй — этап, переходный к кл ассовом у общ еству. Э то позволяет А. Ф. А нисимову д ат ь в общ ем пра­ вильную картину развития дохри стиан ск их верований эвенков.

О днако как преды дущ ей, так и настоящ ей работе А. Ф. А нисимова в заметной степени свойствен дедуктивны й м етод исследования, при котором материал группи­ руется и и сп ол ьзуется д л я п одтвер ж ден и я зар ан ее принятых полож ений. У казанное обстоятельство приводит автора к неудачн ой попытке конструировать общ ий процесс развития верований на примере фактов и выводов, относящ ихся непосредственно к эвенкам.

Ш ирота исторических обобщ ений автора, н ар яду со слабостью, а иногда и отсут­ ствием док азательств, вызывает у читателя чувство неудовлетворения. П оказательна в этом отнош ении концовка главы IV, где А. Ф. Анисимов д ел а ет чрезвычайно ш иро­ кие выводы относительно эволю ции эвенкийского «м едвеж ьего праздника» из м ате­ ринско-родового культа в патриархально-родовой, п оздн ее — в м еж родовой и, нако­ нец,— в м еж плем енной, д а ж е не пытаясь как-либо аргументировать это (стр. 126).

С м атри архатом автор автоматически связы вает охоту и рыболовство, а с пат­ риархатом — оленеводство (стр. 2 2 9 ). П редания, в которых бол ее или менее пол ож и­ тельно обри сован а ж ен щ и на, автор, не обинуясь, относит к пери оду м атриархата. Р а с ­ сказывая, например, о том, что м едведь в эвенкийском эп осе часто выступает как «культурный герой», одаривш ий лю дей огнем и оруди ям и производства, автор пишет:

«П олучателем этих д а р о в бы ла ж енщ ина, состоявш ая якобы в связи с м едведем, что указывает на возникновение м иф а в эп оху материнского р од а» (стр. 129).

Есть в р абот е и недостатки другого р ода.

Общ еприняты м стало мнение, что религия — результат и р р а ц и о н а л ь н о г о отражения действительности в голове человека вследствие его бессилия перед силами природы или общ ества (см. стр. 8 ). Н о автору следовало бы указать, что одновременно сущ ествовало и рациональное отр аж ен и е действительности, так как иначе неясно, как могла бы развиваться наука — результат правильного, рационального огражения мира? В работе А. Ф. Анисимова этот вопрос обой ден 'молчанием.

Возникновение родового общ ества автор объя сн яет «выгодами общ его труда», к о ­ торый, однак о, «необходим ы м обр азом » д о л ж ен был ограничиваться «узкими рам к ам »

468 Критика и би б ли ограф и я к р овного р одства». Н о, очевидно, выгоды общ его т р уда и узкие рамки кровного рож ва сущ ествовали и п р еж д е. П оэтом у мотивировка А. Ф. Анисимова по сущ еству бь мимо цели.

А. Ф. Анисимов в данн ом случае, по-видимому, излагает точку зрения М. О вена в его «О черках истории первобы тной культуры». У М. О. К освена сказано: «Р;

вити е производительны х сил обусловило и потребовало прочного и постоянного, тес спаянного производственного коллектива, который одновременно обеспечивал бы неп] рывность хозяй ства, преемственность опыта и навыков. Н аступивш ая теперь извести обесп еч ен ность человека средствам и сущ ествования созд ал а и возм ож ность возник] вения такого постоянного коллектива. Ф орму и связь, объединивш ую этот коллект д а л о естествен ное родство» С Э то о д н а и та ж е мысль, но вы раж ена она А. Ф. Ai симовым не совсем четко.

А втор, дум ается, неправильно, механически связы вает с культом м уж ских предк свойственны м патр иархал ьно-р одовом у строю, более ранний, м ож ет быть один из мых древни х, культ огня-очага (стр. 9 3 ). П онятия «род» и «очаг» у эвенков выраже одним словом «того» с незначительными отклонениями в его произношении. Это yi зы вает на то, что данный культ скорее связан с периодом возникновения рода, чел пери одом его р асп ада. Сам автор (на стр. 94) признает, что д у х огня понимается эв' ками в о б р а зе ж енщ ины. Тем не м енее на стр. 97 он утвер ж дает, что «патриарха, ным чертам культа предков в прошлом предш ествовали матриархальные черт (стр. 9 7 ). К аки х-либо д оказательств в пользу этого утверж дени я в книге нет. Ссы.т автора на нанайских д ухов-п р едк ов «дж уоли н » неправомерна, так как в них не об:

р у ж и в а ет ся связей с огнем.

А. Ф. Анисимов пишет, что болезни и смерть насылали на человека, по мн эвенков, д у х и ш ам анов вр аж дебн ы х родов (стр. 13). Так как это д у х и, являвшиеся!

прош лом д ухам и -тотем ам и, автор пы тается объяснить их враж дебную деятельной!

тем, что в условиях родового строя д ух-т отем одного рода всегда оказывается враж дебны м представителям др угого р ода (стр. 2 1 4 ). Автор ссы лается при этом на то мест у Э нгельса, где говорится, что в древнем общ естве, при отсутствии мирного договора м е ж д у племенам и царила война, которая велась с ж естокостью, отличающ ей человек!

о т ж ивотны х 2. Н о ведь зд есь речь идет о п л е м е н а х, а не о родах. Если следовал за автором, то внутри племени д о л ж н а была царить непрерывная война, так как люби несчастье в ж изн и человека могло быть расценено как враж дебны й акт со стороны со сед н и х р одов. И стория не д а е т нам фактов, п одтверж даю щ их это.

М ногие простые и естественны е явления в ж изни эвенков выглядят в изложена!

ав тор а сложны ми и запутанны м и, получаю т символическое значение.

«К огд а собран н ое пастухом оленье стад о подгоняли к чуму, навстречу ста д у выхо д и л а хозяй ка чум а с головешкой, взятой из костра чум а»,— пишет А. Ф. Анисимо!

(стр. 9 5 ). Н е останавливаясь на том, сущ ествовал ли в действительности «обря^ встречи оленьего стада» (непонятно, какой встречи, зачем и когда, ибо оленеводы постоянно «встречаю тся» со своими оленям и ), сл ед ует отметить, что и теперь пастухи «встречаю т» п р иходящ ее к чумам с ночной пастьбы стадо оленей заж ж енны м и ко­ стр ам и, возле которых ж ивотны е спасаю тся летом от комаров и мошки. «От той же головеш ки разводили летом ды мокуры, а зимой костер, подле которого грелись люди и броди ли олени»,— п р од ол ж ает автор (9 5 ). Н о откуда ж е было брать головешку, как не из костра, за ж ж ен н о го в чуме? Это было обычное практическое действие.

В ш ироко распространенном раньш е у эвенков праздничном обр я де, посвященном п оедани ю м едв еж ь его м яса, автор находи т тотемический смысл. И звинения охотников п ер ед убитым м едв едем, их попытки изобрази ть свою непричастность к убийству, выте­ каю щ ие из опасения мести со стороны зверя, автор трактует как «тотемическую предо­ стор ож н ость». Он ссы лается при этом на «родовой характер» м ед веж ьего праздника (стр. 119— 120). Н о д а ж е если и признавать родовой характер праздника (хотя для этого нет никаких осн ован и й ), то придется признать, что м едведь является тотемом чуть ли не всех эвенкийских родов (не говоря у ж е о други х н ар одах С ибири), а это­ го не только не бы ло, но не известно д а ж е, сущ ествовал ли хоть один эвенкийский род, носивш ий название, п р оизводн ое от слова «м едведь» и имевший этого зверя своим то­ темом.

Автор преувеличивает роль ш ам анства в ж изни эвенкийского родового общества.

В излож ен и и А. Ф. А нисимова ш ам анство выступает как культ, который имел родовой и чуть ли не официальный харак тер у эвенков. «П раво ш аманить с новым шаманским б убн ам,— сообщ ает автор,— признавалось за всеми сородичам и ш амана и носило ха­ рактер обычной правовой нормы р од а, а осущ ествление эт о го права являлось обяза­ тельным, священным обы чаем и имело ф орму массовой родовой церемонии» (стр. 165).

В результате начинает казаться, что религия, особен н о ее обрядовая часть (ша­ м ан ст в а), зан им ала в ж изн и эвенков очень значительное м есто. Н а сам ом д ел е ничего подобн ого, конечно, не было. Больш инство архивных и литературны х источников сви­ 1 М. О. К о с в е н, Очерки истории первобы тной культуры. И зд -в о А Н СССР, М., 1957, стр. 119.

2 Ф. Э н г е л ь с, П р ои схож д ен и е семьи, частной собственности и государства, М, 1952, стр. 100.

Критика и ои ол и ограф и я 1Ь детельствует о весьм а слабом влиянии эвенкийских шаманов на хозяйственную и о б ­ щественную ж изн ь общ ества;

чащ е всего шаманы выполняли функции зн ахар ей, а не служ ителей культа.

Говоря о ш ам анстве, автор настойчиво упом инает о роде, об участии р о д а в р а з ­ личных религиозны х церем ониях. У читателя с о зд а ет ся впечатление, что эвенки ещ е недавно ж или классическим родовы м строем с родовы ми празднествами и други м и ат­ рибутами. В это т ак ж е трудно поверить, учитывая распыленное состояние эвенкийских родов в условиях кочевого об р а за ж изни, д а и вообщ е свойственное патриархату з а ­ метное ослаблен ие сам остоятельного значения родовой организации, экономическое обособление семей. К ак известно, сородичи у эвенков собирались все вместе обы чно только на так назы ваем ы х сугланах (« я р м а р к а х » )— в м естах, согласованных с р у с ­ ской адм инистрацией, к уда они прибывали для сдачи ясака, торговли и других целей.

Кроме того, за д ол го д о Великой Октябрьской социалистической революции родовая о р ­ ганизация эвенков распалась, уступив место объединениям на территориально-соседской основе, и А. Ф. А нисимов, б ез сомнения, зн а ет об этом. Н аконец, автор полностью иг­ норирует такое в аж н ое собы тие в ж изн и сибирских народов, как крещение их, про­ веденное православной церковью в X V III— X IX вв., и бор ь бу церкви с шаманством, что не могло не отразиться на общ ественном сознании коренного населения.

К артина, которую нарисовал автор, и зо б р а ж а я идеологию эвенков в прошлом, п равдоподобна в том отнош ении, что. описанны е явления имели место у различных или у всех групп эвенков, и не соответствует действительности, поскольку частные, разроз­ ненные явления приведены им в стройную систем у, которой на самом дел е не сущест­ вовало. И наче говоря, в книге наш ла отр аж ен и е сконструированная автором, а не реаль­ ная, объективно сущ ествовавш ая картина. Э том у, несомненно, в значительной степени способствовало то, что автор основы вался главным обр азом на м атериалах фольклора, собранны х им сам им, и не использовал им ею щ ихся по дан н ом у вопросу архивных и литературных источников.

В целом книгу все ж е м ож но характеризовать как полезную : она довольно верно трактует вопросы возникновения и развития различны х анимистических верований.

Н едостаткам и книги являю тся ее схем атизм, недостаточно убедительная аргументация некоторых полож ений, отсутствие исторического п од ход а к излож ению материала.

Книга написана тяж елы м, перегруж енны м специальной терминологией языком и читается с трудом.

В. А. Т у г о л у ков К а в к а з с к и й этнографический сборник, II. Труды И нститута этнографии имени Н. Н. М икл ухо-М аклая, Н овая серия, т. XLV I, М, 1958, 275 стр.

Б ол ее трех лет н а за д вышел из печати первый выпуск К авказского этнографиче­ ского сборника, вызвавший весьм а полож ительны е отклики. И зданны й теперь второй выпуск этого сборника безусл овн о б у д ет встречен советским читателем столь ж е поло­ жительно.

Сборник откры вается обстоятельной статьей С. Ш. Г адж и евой «К аякентские к у ­ мыки». Автор — природная кумычка — с больш им знанием д ел а описывает старый и новый быт своего н ар ода. О бл адая больш ой наблю дательностью, С. Ш. Г адж и ева со з­ дала хорош ий этнограф ический очерк кумыков, безусл ов н о лучший из известных в ли­ тературе.

Д а в а я общ ую полож ительную оценку р абот е Г адж и евой, отметим и некоторые не­ достатки.

К огда С. Ш. Г ад ж и ев а говорит о старом быте, то сплош ь и рядом у читателя ис­ чезает историческая перспектива. Н еобходи м ы е хронологические указания обычно под­ менены маловыразительными «раньш е», «п р еж де», «в прош лом» и т. д. Свой рассказ о каякентской группе кумыков автор часто дополн яет м атериалам и о кумыках вообще, и п ер еход этот не всегда уловим для читателя. Н апример, на стр. 14 упоминается ка­ нал имени О ктябрьской револю ции б ез указания на то, что он не проходит по терри­ тории каякентских кумыков.

В р я д ли правильно утв ер ж д ен и е автора, б уд т о накануне Великой Октябрьской со­ циалистической револю ции у кумыков «господствую щ им был феодальный способ про­ изводства» (стр. 6) Н е с л ед у ет забы вать, что у кумыков, как и у многих других на­ родов С еверного К авк аза, накануне О ктябрьской револю ции ф еодальны е отношения тесно переплетались, с одной стороны, с патриархальными, а с другой — с капитали­ стическими.

Встречаю тся иногда противоречия. Так. на стр. 56 говорится: «В прошлом при го стях-м уж чинах ж енщ ина д о л ж н а была только готовить....В настоящ ее время этот обычай соверш енно исчез. В се члены семьи едя т теперь совместно, за одним столом.

Однако в некоторых семьях ж енщ ины по-п реж нем у принимают пищу отдельно, если в доме присутствую т посторонние муж чины ». Спраш ивается: м ож но ли говорить, что этот вредный обычай исчез «соверш енно»? Н а стр. 45 сказано, что «преж де большинство женщин носили зимой ту ж е о д е ж д у, что и летом. О пальто вообщ е не имели понятия», 12 Советская этнография, № 170 Критика и би б ли ограф и я ъ на стр. 49 узн аем, что и теперь «пальто, за исключением школьниц и женщин-ии лигенток, почти никто не носит». А втор у т в ер ж дает, что «при разделении т р у д а м е ж д у женщ инами и мужчин!

в колхозны х бр и гад ах и сходя т из ц елесообр азности использования мужчин на ба тяж елы х работ ах, в то время как п р еж д е основные работы выполняли женщины. овцеводческие и коневодческие фермы в настоящ ее время почти целиком обслужив!

муж чины, а у х о д за птицей и за м олодняком, доен ие коров, переработка молока ш ю тся д ел ом ж енщ ин» (стр. 16— 17). М ож н о подумать, что раньше у кумыков чабг ми, табунщ икам и и коню хам и работали женщины, а мужчины доили коров и ухаж ли за птицей.

О писание «чутку» (ж ен ск ого головного убор а у кумыков) сопровож дается следя щим заявлением : «В годы ш амилевского реж им а женщины стали тщательно прям волосы п од чутку» (стр. 4 6 ). Н о известно, что власть Ш амиля не распространялась] территорию кумыков. Говоря о привозных тканях, автор без ссылки на источники п| бавляет: «Е щ е в X V в. русские купцы торговали ими на территории равнинного Да:

стан а» (стр. 3 8 ). С. Ш. Г ад ж и ев а, очевидно, допустила ош ибку, так как в источник об этом ничего не говорится.

С больш им интересом читается статья М. В. П окровского «Адыгейские племен!

конце X V I I I — первой половине X IX века». Значение этой работы в том, что она ® четкую характеристику общ ественны х отнош ений, сущ ествовавш их в Ады гее в указ:

ное время;

в частности, автором обращ ено о собое внимание на расслоение так на:

ваемы х «тфокотлей», часть которы х (старшины) постепенно шла по пути превранда в ф еодальную знать, а др угая, больш ая, часть закрепощ алась. И з работы М. В. I кровского мы впервые узн аем об «институте старож ильства» (стр. 124) как об одк из источников пополнения кадров ады гейских крепостных. Автор д а ет глубокий анал] зем левладен и я и зем лепользования в ады гейской общ ине, которую он убедительно а носит к р азр я д у не родовы х, а сельских. Н ельзя не согласиться с его выводом, и «ф еодал ь н ая собственность на зем лю у ж е, несомненно, сущ ествовала у черкесов в ра см атриваем ое время, но в скрытой ф орме. Она была опутана переж итками родсвд общ ества» (стр. 121). Больш ой интерес представляю т страницы, относящ иеся к Б а кж ской битве, к отсутствию вассалитета у адыгейцев, к путям комплектования адыге ских крепостны х, хозяй ству, торговле и делению адыгейских племен на «аристократ ческие» и «дем ократические». Выводы, сделанны е на основании этого анализа, и больш ой эруди ции автора заставляю т признать настоящ ую работу М. В. Покровско:

вм есте с недавно изданной его книгой («Р усско-ады гейски е торговые связи», Маша 1957), крупным вкладом в изучение истории ады гейского народа.

О днако и в статье М. В. П окровского им еется р я д неточностей. Н а стр. 112 ска:

но, что ады гейское «племя» делилось на хабли, каж ды й из которых состоял из сую сельских общ ин — «нсухо». Это неверно. Х абль ( х ь а б л ) — название.не объединен сельских общ ин, а мелких территориальны х групп у са д е б, из которых состояла се.

ская общ ина,— примерно то ж е, что в дагестанских селениях именуется «мехле» и:

реводится обычно словом «квартал». П ри разбросанн ом типе поселения в горах Ai геи н ередк о встречались сельские общины, территория которых совпадала с ущель одной какой-либо реки. В этом случае адыгейский термин «псухо» (правильнее п сы х ъ у э), означаю щ ий «река», допустим о было распространить на сельскую общи Н о в ады гейском и кабардинском язы ках сущ ествовало особое слово д л я обозначен сельской общ ины, именно «к ъ у а д ж » (кабардин ск ое к ъ уаж ь э). В дальнейш ем, с на| ш ением усад еб н о го принципа расселения адыгов и созданием укрупненных насел ных пунктов, термин этот в А ды гее потерял свой смысл, а в К а б а р д е стал синоним слова «селение». Что к асается термина «хьабл» (кабардинское «хь абл э»), то он А ды гее стал обозн ачать и селение, и квартал, а в К абарде — только «квартал».

М. В. П окровский пишет, что «несколько родов, которые отделились от общ:

корня, составляли братство, или тл еух» (стр. 114). Это неправильно. В первой поло не X IX в. ады гейские тлеухи (описанные Б елем, Л ю лье и Васильковым) не бь кровнородственны ми объединениям и. Это были преимущ ественно военные союзы нер:

ственных ф амилий, которые дл я укрепления связей м е ж д у собой вступали в искус венное родство путем м ассового о б р я да усыновления (см. об этом обряде у Васи, н ова).

П оследн яя работа сборника — вторая часть исследован ия проф. М. О. Косвен!

«М атериалы по истории этнограф ического изучения К авказа в русской науке» (пер­ вая часть опубликована в «К авказском этнограф ическом сборнике», I, М., 1955). Она включает весьма сущ ественны е дополнения к первой части (доведенной до 1850-х го­ дов) и сам остоятельное исследован ие по истории этнограф ического изучения Кавказа б русской наук е 1860— 1870-х годов. Т руд М. О. К освена является такж е ценным спра­ вочным пособием. О собое внимание уд ел ен о автором исследованию этапов изучения социального строя нар одов К авказа.

Очень трудн о дать всесторонню ю оценку грандиозной по замы слу работе М. О. К освена. Чтобы собрать биограф ические сведения об огромном числе зачастую м алоизвестны х или совсем забы ты х исследователей, об их работах, напечатанных s многочисленных периодических и непериодических изданиях, а такж е о работах, по разным причинам не увидевш их света, автору пришлось проделать поистине титани­ ческий тр уд, на который м ож ет реш иться лишь тот ученый, который накопил огром­ Критика и би бли ограф и я ные знания, а главное — по-н астоящ ем у лю бит свое дел о. И мя М. О. К освена широко известно советск ом у и за р у б еж н о м у читателю как имя крупного историка первобы тно­ го общ ества и столь ж е крупного к авк азоведа. М ож но сказать, что его «М атериалы по истории этнограф ического изучения К авказа в русской науке» станут настольной книгой для многих поколений кавказоведов. П ож ел аем, чтобы автор скорее издал у ж е подготовленное им окончание этого ценного исследования.

В работе имею тся некоторые упущ ения, но они неизбеж ны при таком широком охвате м атериала. Принятый автором принцип отбора сочинений, содерж ащ их только этнограф ические материалы, весьма условен, так как трудно бывает определить, где кончается этнограф ия и начинается экономика, история, археология или лингвистика.

У словность принятого автором принципа нередко чувствуется при чтении этой работы.

В торой выпуск «К авказского этнограф ического сборника» — безусловно удачная и пол езн ая дл я советского читателя книга. Ж елательно, чтобы в дальнейшем не было столь длительны х за д е р ж ек в издании следую щ и х выпусков этой серии.

О тм етим, наконец, сл едую щ ее непонятное обстоятельство. Первый выпуск «К ав­ казского этнограф ического сборника» был напечатан тираж ом в 2000 экземпляров и очень бы стро полностью был распр одан. Второй выпуск и здан тираж ом в 1200 экзем­ пляров. Таким образом, 800 обл адат ел ей первого выпуска лишены возможности приоб­ рести второй выпуск этого крайне нуж н ого пособия.

Л. И. Лавров НАРОДЫ ЗАРУБЕЖНОЙ АЗИИ Н О В Ы Е И ЗД А Н И Я О ТИБЕТЕ И ТИ БЕТЦ А Х В 1954— 1958 гг. в разны х странах было издан о несколько альбом ов, посвященных Тибету: Д о последнего времени иллюстрированных изданий об этой далекой и д о сих пор малоизученной стране не было, а иллюстративный м атериал в книгах о Тибете никогда не заним ал больш ого м е с т а 1. Авторы данны х альбомов — в основном участни­ ки научных экспедиций, ф отокорреспонденты и кинооператоры. Эти издания даю т не­ посредственн ое и конкретное представлен ие о стране, ее населении, архитектуре ее г о ­ родов и дер евен ь, в них отраж ены важ нейш ие собы тия в ж изни Тибета последних лет.

В 1954 г. в К итае был издан альбом « Т и б е т » 2. В веден ие и текст «Соглашения о м ероприятиях по мирному освобож ден и ю Тибета» даны на китайском и тибетском язы ­ ках. И ллю стративная часть альбом а состоит из нескольких разделов, каж ды й из которых откры вается небольш им вступлением. О сновная цель альбома — отразить в и л лю страциях мирное осв обож д ен и е Т ибета, то новое, что внесло оно в ж изнь тибет­ ского н ар ода после его воссоединения с братской сем ьей народов Китая. Эта цель со ­ ставителями альбом а дости гнута. В иллю страциях о т обр а ж ен а ж изнь Тибета послед­ них лет. Н а ф отоснимках запечатлены моменты друж еск ой встречи населением всту­ паю щ их в Тибет частей Н ародно-О свободи тельной армии К итая. Совместный труд тибетцев и китайских солдат на пол ях зем ледельцев, на работах п о подъ ем у целинных зем ель, на строительстве новых сооруж ен и й т ак ж е достаточн о полно отраж ен в аль­ бом е. Н а ф отосним ках мы видим китайских воинов, беседую щ и х с местным населе­ нием, китайцев, изучаю щ их тибетский язык.

Н аш ла от р аж ен и е в альбом е ж изн ь тибетского нар ода — прием больных в л хас­ ской народной больнице, сценки из ш кольной ж изн и Л хасы, строительство новых д о ­ мов в гор оде. М ногие иллюстрации этого р а зд ел а интересны в этнографическом отно­ шении: на них запечатлены соврем енная о д е ж д а и прически тибетцев различных райо­ нов, процесс кустарного производства ковров в Гьянцзе, традиционном центре этого рем есла, работа тибетских ткачей и т. п. И нтересны снимки ш ироко известных в Ти­ бете монасты рей, играю щ их значительную роль в его ж изни,— Б р айбуна, Сэры, Гал дана, Д аш и й хл ун бо, а т ак ж е общ ий вид гор ода Гьянцзе.

Таким обр азом, в альбом е «Тибет» отображ ен ы главным образом мирное освобож ­ дение Т ибета, первые ш аги тибетского нар ода на пути экономического и культурного строительства и д р у ж б а китайского и тибетского народов.

С этнограф ической точки зрения больш ой интерес представляет альбом «Путь в Л х а с у » 3, составленны й д вум я чешскими кинооператорами — В. Сисом и И. Ванишем.

Авторы находились в Т ибете с 1953 по 1955 г. и вм есте с китайскими кинооператора­ ми работали там н ад создан и ем фильма о Тибете. В больш ом предисловии к альбому авторы в эмоциональны х тонах повествую т о своем путеш ествии по Сикан-Тибетскому 1 В русской ли тературе одни из первых ф отограф ий Л хасы д ал О. М. Норзунов в работе « Л х а са и главнейш ие монастыри Тибета в ф отограф иях» (см. «Изв. Русского географ ического общ ества», т. X X XIX, вып. I— V, 1903, стр. 219— 227).

2 «Сицзан хуац зи », П екин, 1954, 139 стр.

8 V. S i s, J. V a n i s, D er W eg nach L hasa, P ra g, 1956, 55 с т р.+ 223 илл.

172 Критика и б и б л и ограф и я ш оссе, строительство которого было закончено к 1954 г., о посещении Л хасы и др районов Т ибета. И ллю страции в альбом е, как цветные, так и черно-белые, отличак высоким качеством. В 1958 г. этот альбом был издан в Л он дон е в переводе на ащч ский язык 4.

А льбом «П уть в Л х а су » ценен п р еж д е всего тем, что в нем представлены оден головные уборы и украш ения различных слоев населения Тибета (снимки 57, 64, 173, 205, 218— 2 2 0 ). В некоторых случаях, что такж е важ но, авторы давали отделы д етал ь о д еж д ы или украш ения бол ее крупным планом. Снимки городов, деревуц монасты рей, отдельны х дом ов тибетцев знакомят с основными особенностями тиб ской архитектуры. В этом р а зд ел е так ж е даны крупным планом снимки ( в o c h o b v цветные) архитектурны х деталей тибетских домов, преимущ ественно храмовых строек и П оталы (украш ения на углах крыши, детали фронтонов, входов, окон и т.;

Н а снимке 177 видна общ ая планировка тибетского дом а центральных районов ст| ны — замкнуты й четы рехугольник с открытым двором в центре и выходящ ей на »

верандой. О собенн о больш ую ценность представляю т снимки стенной росписи и р ных архитектурны х детал ей внутренних помещ ений Поталы. Снимки выполнены, i смотря на технические трудности, с больш им мастерством. Если общий вид Поталы фотоснимкам был давн о хорош о известен, то снимки внутренних помещений двор в таком количестве даны впервые. В этом альбом е ш ироко отраж ены повседневн ж изн ь и обычные занятия различных слоев населения Тибета. Мы видим на них ск товодов на пастбищ ах, зем ледельцев во время пахоты и уборки урож ая, тибетских же щ ин, заняты х приготовлением чая или сушкой аргала на топливо.

М ногочисленны и иллюстрации альбом а, на которых показаны связанные с л маизм ом обряды, танцы «чам» (в монгольском произнош ении «цам») и т. п. Особь разд ел издания посвящ ен новым явлениям в ж и зн и тибетцев после мирного освобожд ния Т ибета. Н а одной из иллюстраций запечатлен исторический момент, как бы зн меную щ ий наступление новой эры в истории Т ибета,— первый автомобиль 25 дека!

ря 1954 г. в ъ езж а ет в Л х а с у под приветственные возгласы населения города.

В целом этот альбом, в известной мере от р аж ая повседневную ж изнь тибетцев пр винций Уй и Ц зан, представляет больш ую ценность для всех интересую щ ихся быто* хозяйством тибетцев, архитектурой их ж илищ.

В 1957 г. был и здан альбом П.-Ф. М еле « Т и б е т » 5. Автор его — участник тибетско экспедиции 1948 г., которой руководил один из виднейш их ученых, занимаю щ ихся свя занными с Т ибетом проблем ам и, проф ессор Р имского университета Д. Туччи. Экспеди ция, в которой М еле выполнял, н ар я ду с другой работой, такж е и обязанности фото граф а, обсл едов ал а районы долины Ц ангп о (за исключением Л хасы ). Н аиболее пол»

в альбом е от р аж ен а религиозная ж изнь Т ибета. З д е сь интересны фотоснимки (34— 37’ масок, употребляем ы х тибетцам и во время чама. Значительное место в альбоме зани маю т портретные снимки лю дей различного социального полож ения. В разд ел е архи тектуры м ож н о отметить снимок одн ого из древнейш их монастырей страны — Самъе И нтер есна деревянная лодка, вм ещ аю щ ая д о десяти человек и десяти лош адей, кото­ рой пользую тся на Ц ангпо н ар яду с обычной кож аной. Отдельно, крупным планом дав ее нос, украш енный вырезанным из дер ева изображ ен ием головы лош ади, типичным для такого род а лодок. А льбом П.-Ф. М еле во многом полезен для этнопрафов.

В иллюстративном отнош ении известный интерес пр едставляет такж е книга И. П атко и М. Р ев «Тибет», изданная в 1957 г. в Б у д а п е ш т е 6. Е е авторы, по нацио­ нальности венгры, в 1956 г. побывали в Л х а се, и их впечатления о поездке по Цин хай-Т и бетском у ш оссе и о центральных районах Тибета обобщ ены в данной книге, в которой пом ещ ено больш ое количество черно-белы х и цветных иллюстраций. Н о, к сож ал ен и ю, зач астую качество их оставляет ж елать лучш его. К тому ж е известной небреж ностью м ож но объяснить то, что иллюстрация на суп ер-облож к е издания была напечатана с перевернутого негатива, чем обусловлен о обратн ое и поэтому неверное и зо б р а ж ен и е старик а-ти бетца с обнаж енны м левым плечом, тогда как ти оетцы, спу­ стив рукав верхней од еж д ы, обн аж аю т только правое плечо (ф ото 89 дает нор­ мальное и зобр аж ен и е этого ж е стар ик а). В иллю страциях книги отраж ен в основном у ж е довольно хорош о известный по другим изданиям район центрального Тибета, а иллю страции по северным районам страны, к сож ален ию, немногочисленны. Д л я этно­ гр аф а зд е сь интересны снимки ж ен ск их украш ений, типичных для северных, скотовод­ ческих, районов Тибета (ф ото 184, 186). В се ж е дан н ая книга благодаря обилию иллю­ стративного м атериала является приятным исключением из ряда вышедших в послед­ ние годы книг о Тибете, где, как правило, иллюстрации зан им аю т незначительное место.

Б ол ее интересен для этнограф а альбом Е. Сяо и X. Х а узер а, проведш их в Тибете лето и осень 1956 г. 7. В о введении авторы сообщ аю т краткие сведения по истории Ти­ бета и^происш едш их за последние годы перем енах в стране. Они прибыли в Тибет по Ц ин хай-Т ибетск ом у ш оссе и ч ерез Ш игацзе, Гьянцзе д оехал и д о Я дуна. В прекрасно выполненных черно-белы х и цветных фотоснимках отраж ены природа и быт населе­ 4 V. S i s, J. V а п i s, O n the road through Tibet, tran slated by 1. U rw in, London, 1958, 51 с т р.+ 224 илл.

5 P. F. M e l e, Tibet, L ondon, 1957, 80 илл.

6 Imre P a t k о, M ik los R e v, Tibet, B ud apest, 1957, 147 стр.+ 210 илл.

7 E. S i а о, H. H a u s e r, Tibet, L eip zig, 1957, 38 стр. текста + 143 стр. илл.

Критика и б и б л и ограф и я ния посещ енны х авторами районов страны. Д л я специалиста-этнограф а в этом альбо­ ме важ ны снимки значительно различаю щ ихся м е ж д у собой головных уборов и украш е­ ний тибеток Ц ин хая, провинций Уй и Ц зан, а так ж е портретные снимки тибет­ цев различных районов страны. М ож н о отметить такж е несколько иллюстраций, по­ священных р абот е ткачей в Гьянцзе. К сож ален ию, фотоснимки, сделанные в районе Я дун а, не отличаю тся особой выразительностью, и крайние ю жны е районы Тибета, в отличие от центральны х, не отображ ен ы в альбом е достаточно полно. Р а зд ел, отр а­ ж аю щ ий строительство новых д ор ог, больниц, электростанций, труд ветеринаров и сельскохозяйственны х работников на опытных полях, д ает сам ое непосредственное представлен ие о новых явлениях ж изн и Тибета.

Н есколько особняком среди рецензируем ы х изданий стоят два альбома. В обш ир­ ном предисловии к альбом у Л. И сл а, В. Сиса и И. Ваниш а «Тибетское искусство» сообщ аю тся некоторы е сведения о л ам аи зм е — о пантеоне его бож еств, о его отно­ шении к древней религии тибетцев — бон, а т ак ж е о традиционных культурных свя­ зях Т ибета с И ндией и К итаем и об их преломлении в искусстве. Хорошие черно-белые и цветные фотоснимки п р ед м етоз искусства тибетцев снабж ены подробными поясне­ ниями, что ещ е более повышает ценность издания.

Альбом д а е т относительно полное представление об искусстве тибетцев. Большой раздел отведен архитектуре дом ов, храм ов, различных сооруж ен и й религиозного на­ значения, в том числе столь многочисленных в Т ибете монастырей и т. д. Интересен снимок 15 — вид с П оталы.на ж илы е помещ ения дворцовы х слуг, ограж денны е камен­ ной стеной. Н а иллю страции видна харак терная дл я тибетских домов-крепостей общая планировка. Особый интерес представляю т снятые крупным планом отдельные архи­ тектурные дет ал и — капители колонн, консольные и архитравные балки зданий, об­ рамления оконных и дверны х проемов, которы е тибетские м астера, как правило, б о ­ гато украш аю т. Авторы отмечаю т, что в резь бе по д ер ев у сказы вается влияние Индии.

П о-видим ом у, зд е сь т ак ж е м ож н о говорить и о наличии некоторых черт непальского искусства. И звестно, что в Т ибете с давн и х пор работали непальские ремесленники различных специальностей.

С ледую щ ий р а зд ел альбом а посвящ ен о д е ж д е, прическам и украш ениям тибет­ цев. С л ед у ет отметить, что, взяв в совокупности иллюстрации всех рассматриваемых альбомов, мы у ж е м ож ем получить довольн а полное представление о бытующ ей в н а ­ стоящ ее время, преим ущ ественно в центральны х районах Тибета, о д е ж д е различных слоев населения.

Н аи бол ее ценен в научном отнош ении р аздел, в котором представлена стенная роспись внутренних помещ ений П оталы. Д о сам ого последнего времени эта область худож ествен н ого м астерства тибетского нар ода не была широко известна. В альбо­ ме помещ ены репродукции настенной росписи, где, в частности, изображ ен о строи­ тельство сам ого дворца. Мы благодарны авторам альбом а за то, что они дали нагляд­ ное представлен ие о худож ествен н ы х богатствах сокровищницы тибетского народа — Поталы.


Р а б о т а тибетских резчиков по камню т ак ж е наш ла отраж ен ие в альбоме, наря д у со скульптурой и з глины и различных пластических масс с примесью глины.

Скульптурные портреты известны х в истории Тибета лиц выполнены в традиционной манере, как бы подчеркиваю щ ей отреш ение от всего зем ного. Б олее реалистичны не­ которые и з бронзовы х статуэток;

так, и зо б р а ж а я настоятеля монгольского монастыря (фото 7 2 ), неизвестны е м астера сум ели передать в вы ражении его лица целую гамму человеческих чувств, характер этого человека.

Зак лю ч ает альбом р а зд ел прикладного искусства тибетцев: чеканные изделия из металла (чайники, сосуды и ящички различного н азнач ен ия), и здели я из дер ева с на­ кладками из позолоченной латуни и красной м еди и т. д. С л ед ует отметить, что самые лучшие издели я тибетских ремесленников издавн а бесплатно поступали в монастыри, являвшиеся в силу этого своеобразны м и хранилищ ам и предм етов народного при­ кладного искусства. Э тот р азд ел, как и весь альбом, д а е т яркое представление о х у ­ дож ественном м астерстве талантливого тибетского н ар ода.

Влияние бу д д и зм а на тибетское искусство с достаточной полнотой отраж ен о в аль­ боме Л ю И -сы «Б уд д и й ск ое искусство Т и б е т а » 9. А льбом составлен из фотоснимков, сделанных в 1955 г. в разны х районах Тибета членами экспедиции, изучавш ей буддий­ ское искусство страны. В альбом е, что очень важ но, приведены точные данные о ме­ стонахож дении того или иного пр едм ета искусства, а так ж е его размеры и время его создания. Н едостатк ом альбом а является то, что его составитель не дал подробных по­ яснений к репродукциям. Вы полнение их к том у ж е часто оставляет ж елать лучшего.

В альбоме даны три разд ел а: по архитектуре, ж ивописи и скульптуре;

во всех этих разделах есть нем ало новых материалов, что составляет главную ценность издания.

Таким обр азом, за последние годы появился ряд иллюстрированных изданий о Ти­ бете, в которых наш ли отр аж ен и е исторические перемены, происходящ ие в ж изни ти­ бетского н ар ода, а т ак ж е его традиционный быт, архитектура, искусство.

Значение данны х изданий усугубл я ется тем обстоятельством, что с течением вре­ мени в Т ибете б у д е т все бол ее и б ол ее расш иряться экономическое и культурное 8 L. J i s l, V. S i s, J. V a n i s, T ibetisch e K unst, P ra g, 1968, 46 с т р.4- 112 илл.

9 Л ю И - с ы, Сицзан ф оцзяо иш у, Пекин, 1957, 8 стр. + 81 илл.

Критика и б и бл и ограф и я строительство, что приведет к большим изменениям в общ ественной структуре Тибет!

в ук л аде ж изн и его населения. П оэтом у как м ож н о бол ее ш ирокое отображ ение в фо тограф ии и кинематограф ии различных сторон ж изни Тибета наших дней приобретае о со б о в аж н ое значение.

С другой стороны, Тибет — труднодоступны й район земного ш ара, систематик ский иллюстративный м атериал по которому почти полностью отсутствовал. Это пробел лишь теперь начинает заполняться. У ж е на основании имеющихся в наше распоряж ен ии альбом ов м ож н о получить наглядное представление об архитектурны особен н остях ж или щ а центрального и ю ж н ого Тибета, о единстве типа одеж ды t всей территории страны и о м ногообрази и типов головных уборов и украшений, 6i тую щ их в различны х районах. К сож ален ию, в этих изданиях освещены только uei тральны е и отчасти северо-восточны е и ю ж ны е районы стпаны. Но несомненно, ч с течением времени появятся альбомы и по остальным районам.

В аж н ость иллю стративного м атериала по Тибету определяется ещ е и тем, ч' в этнограф ическом отнош ении он практически почти не изучен и представление об от-* д ельны х стор он ах его материальной культуры в науке д о сих пор довольно нечеткое,1" что д а е т повод к всевозм ож ны м умозрительны м построениям. В связи с этим необхо­ дим о отметить сл ед ую щ ее. И зданн ы е альбомы построены авторами в основном по од­ ном у и том у ж е принципу — от обр аж ен и е всех доступны х д л я наблю дения сторон жиз­ ни тибетцев. Э тот принцип им еет несом ненное достоинство — он д а ет возможность) показать повседневную ж изн ь населения страны во всем ее многообразии. Выпуск та­ ких альбом ов не только по Т ибету, но и по всем труднодоступны м районам мира, был I бы очень ж ел ател ен. Н о теперь у ж е бол ее ж елательны ми были бы издания иллюстра­ ций по отдельны м сторонам материальной культуры тибетцев или ж е их искусства.

В этом отнош ении вы годно вы деляю тся альбомы «Тибетское искусство» и «Буддий­ ское искусство Т ибета», которые м ож но считать первыми изданиями подобного рода.

М атери ал д л я таких тематических изданий в некоторой мере у ж е, очевидно, есть;

объ ем его б у д ет увеличиваться и в дальнейш ем, по мере все более широкого знаком­ ства с этой областью зем ного ш ара, и, несомненно, что с течением времени подобные альбомы (или атласы ) б у д у т созданы. П ока ж е м ож но с удовлетворением констати­ ровать появление соверш енно не известного ран ее особого рода изданий, посвященных Т ибету, расш иряю щ их наш и представления об этой стране. Эти альбомы могут быть полезны не только специал исту-этногр аф у и искусствоведу, но и лектору, пропагандисту, преп одавателю и ш ирокому кругу читателей, ибо они д аю т наглядное представление об этой области Китайской Н ародной Республики.

* * * В ли тературе по этнограф ии Тибета встречается сравнительно немного сведений о тибетц ах др уги х районов К итая. О тдельны х работ на эту тем у такж е очень мало.

П оэтом у появление книги Г. Ш тубеля об одной из групп тибетцев провинции Ганьсу м ож но только приветствовать 10. Н елиш не б у д ет вспомнить, что большинство всех тибет­ цев К итая расселен о вне Тибета: из 2 775 600 тибетцев в собственно Тибете и районе Ч ам до прож ивает примерно только 1 274 ООО, а остальны е — в провинциях Сычуань, Ю ньнань. Ц ин хай и Ганьсу, причем в последней более 204 600.

Г. Ш тубель одним из первых д ал этнограф ическое описание населения района бли з Л иньтаня. М арш руты известны х русских исследователей Ц ентральной Азии и се­ верных районов Т ибета в конце X IX — начале XX в. пролегали северо-восточнее этого района. Б ли ж е всех от него прошли Г. Н. П отанин в 1885 г. и П. К. К озлов во время своего путеш ествия 1889— 1901 гг. Э тнограф ическое описание тибетцев этой части Гань­ с у привлекает внимание так ж е тем, что, по сообщ ению китайских летописей, предки тибетцев (цян) населяли области к востоку от оз. Кукунор. Восточные районы Ганьсу и зап ад н ая часть Ш эньси, будуч и древнейш ей этнической территорией тибетцев, вхо­ дили в область расселени я цян, которые на протяжении длительного периода своей истории сталкивались зд есь с племенам и ч ж оу, сюнну, ю эчж и и с китайцами. Это обстоятельство д ел а ет этнограф ическое изучение современны х тибетцев Ганьсу особен­ но важ ны м.

Р ец ен зи р уем ая книга написана на основе собранны х автором полевых материалов во время его пребы вания в Г аньсу летом и осенью 1936 г. М атериал, конечно, частично устар ел, но почти полное отсутствие этнограф ических описаний отдельных групп тибетцев Г аньсу заставл яет считать целесообразны м остановиться на нем. К сож ал е­ нию, автор не см ог в условиях войны в К итае сохранить собранны е им этнографиче­ ские коллекции и ф отом атериалы, которые теперь трудн о восстановить, и это отрази­ лось на работе.

Г. Ш тубель побы вал у одн ого из тибетских племен, которое он называет меву, 10 H a n s S t u b e l, The M e w u F a ntzu. A Tibetan tribe of K a n s u, N ew H aven, 1958, 66 стр.

Критика и б и бли ограф и я расселенного к востоку от Линьтаня п. Он д а л краткие сведения об антропологическом гапе и языке м еву, описал хозяй ство, различные стороны материальной и духовной культуры и обы чное право этой группы тибетцев. Социально-экономические отношения освещены автором в меньш ей степени. К нига является добросовестной, хотя и не сов­ сем полной сводкой этнограф ических данны х о тибетцах-м еву. М атериал располож ен по кратким р а зд ел а м, но несколько бессистем но.

П о р о д у занятий м еву в годы пребы вания у них автора четко делились на зем л е­ дельцев и скотоводов, связанны х м е ж д у собой прочными экономическими отношениями.

Скотоводы д ер ж а л и яков, овец, лош адей. К оличество скота, принадлежавш его в 1936 г.

отдельным сем ьям, резко колебалось: богаты е скотоводы владели стадами более чем в 100 голов яков и 700 овец, в то время как други е меву не имели ни одной головы скота и были вы нуж дены арендовать его на тяж елы х условиях. Автор отмечает, что семье в пять человек н еобходим о было иметь стадо в десять яков, чтобы обеспечить себе прож иточны й минимум (стр. 18). Скотоводы объединялись для перекочевок в группы от 4 д о 40 сем ей, в средн ем ж е по 20— 25 (стр. 14). О бъединения были непо­ стоянными;

состав семей в к а ж д о м из них еж егодн о опр еделял глава племени. За год скотоводы-меву, входивш ие в од н о объедин ен ие, соверш али три перекочевки, сменяя два летних пастбищ а и од н о зим нее. К а ж д а я семья из года в год пользовалась одним и тем ж е зимним пастбищ ем, тогда как летние пастбищ а периодически менялись. Зим­ ние пастбищ а были как бы центрами, вокруг которых объединялись постоянные группы соплеменников, распадавш иеся на лето на б ол ее мелкие объединения с переменным составом участников. Н а зимних пастбищ ах скотоводы засевали овсом участки земли и ж али его зелены м, заготовляя на зи м у как корм лош адям. (Скотоводы ж е Тибета, наоборот, никогда не заготовляли кормов для ск от а). П оля овса принадлеж али главе племени, котор ом у все скотоводы -м еву долж ны были уплачивать за пользование ими ежегодную натуральную ренту, преимущ ественно маслом (стр. 55 ). Это обстоятельство говорит о том, что у ж е вся зем ля фактически находи л ась в руках вож д я племени.


Больш ую часть времени Ш тубель провел у скотоводов, и поэтом у о земледельцах он пишет очень мало. Зем ледельцы -м еву, по его сообщ ению, выращивали главным образом цинко (сорт яч м ен я), пш еницу, овес, бобы, репу.

М еву заним ались т ак ж е охотой, но она не имела для них больш ого значения.

Охотились на сурков, оленей, лисиц, рысей, волков. Р ем есл а были развиты слабо. М уж ­ скими рем еслам и считались изготовление о д еж д ы и производство седел, женскими — производство пряж и (в кочевых рай он ах) и ткачество (в зем ледель ческ и х).

К ак видно из приводимы х автором данны х, у меву господствовали общ ественные отношения ран неф еодального типа с сильными переж итками родоплем енного строя.

У них ещ е сохранились некоторые формы взаимопомощ и. Так, если у какой-либо семьи в результате бескормицы или эпидемии п адал весь скот, то соседи и друзья п ер еда­ вали в собственность пострадавш ей семьи по нескольку голов ж ивотны х (стр. 2 6 ). Эта обязанность пом огать пострадавш им сородичам или соседям, по-видимому, у ж е схо­ дила на нет, так как среди м еву было довольно много арендаторов, не имевш их ни одной головы скота. Т рудовая взаим опом ощ ь соседей в. широких м асш табах осущ е­ ствлялась при стриж ке овец (стр. 2 0 ). У меву, по сообщ ениям автора, были особые общества, известны е п од название «тзаова» (стр. 56) 12. Главная их зад ач а состояла в обеспечении безоп асн ости своих членов. Т заова объеди н яла д о ста семей;

во главе стоял избиравш ийся всеми ее членами вож дь. О на дел илась обычно на четыре группы;

каждую возглавлял выборный вож дь, по имени которого и назы валась данн ая группа.

Тзаова различались по общ ественн ом у весу, и некоторые семьи старались перейти в более влиятельное общ ество, за что в ож дю его делали ценный подарок, а членам тзаова, с чьим им енем считалось общ ество, дари ли овец и устраивали для них уго­ щенье. Группа в целом несла ответственность за преступление, соверш енное ее чле­ ном. Виновный уплачивал ш траф;

если ж е он не мог выплатить его целиком, то платила вся группа, а долж ни к потом расплачивался с ней. Т заова имела право изгнать пре­ ступника из своей среды, причем в этом случае его могла принять в свои члены другая тзаова.

Автор, говоря о материальной культуре тибетц ев-м еву, отм ечает некоторые в а ж ­ ные особенности. Скотоводы ж или в обычной тибетской палатке 13, разделенной на две половины очагом, имевш им прямоугольную ф орм у. П равая половина от входа и очага считалась м уж ской, левая — ж енской, и мужчины и женщ ины б ез особой на то не­ обходимости не заходи л и на противополож ную сторону палатки. У меву сохранялись следы почитания огня: строго зап рещ алось переступать ч ерез очаг или открытый огонь, что-либо п ередавать ч ер ез него. Автор упом инает об особенности очага у меву. Правая часть очага, вы ходящ ая на м уж ск ую половину, была устроен а по типу простейшего 1 Сейчас этот район входит в Ганьнаньский тибетский автономный округ провин­ ции Ганьсу, в котором в конце 1956 г. прож ивало 178 397 тибетцев.

12 О подобны х ж е общ ествах упом инал и Эквалл. См. R. В. Е k v а 11, Cultural Relations on the K ansu-Ti,betan Border, C h ic a g o — llim o is, 1939, стр. 69.

13 Тибетская палатка имеет прямоугольную ф орму. Она состоит из д вух полотнищ, натянутых на два вертикальны х ш еста, соединенны х перекладиной. От углов крыши и от середин ее сторон протянуты ш есть оття ж ек, прикрепленных к земле кольями.

В середине крыши почти во всю ее дл и н у оставлено узк ое отверстие для выхода дыма от очага и д л я освещ ения.

176 Критика и би б л и ограф и я кана: пламя, пр оходя через два коротких колена в виде труб, нагревало их (стр, 1 S О стается только пож алеть об отсутствии в книге рисунков или фотоснимков, ибо * полное описание не д а ет возм ож ности решить, действительно ли это простейший п кана, как у т в ер ж д а е т автор (в таком случае он скорее всего заимствован у китайца ибо остальны е тибетцы кана никогда не зн ал и ), или ж е — один из вариантов очага тибетцев-кочевников Д э г э и северного Т ибета. Х орош ее описание и рисунки этих тигш очагов д ал ещ е А. Н. К азнаков и.

Зи м н ее ж илищ е кочевников по своем у устройству было неслож но. Это глинобитш( двухкам ерны й дом с плоской крышей (деревянны е горизонтальные балки клали на сте ны и затем покрывали несколькими слоями хвороста и зем л и ). В одной из комнат, ik свидетельству автора, был устан овлен кан, который топили с улицы. Это такж е моха объяснить только заим ствованием у китайцев. Д о м был располож ен в центре Двора) окр уж ен глинобитной стеной, за которой на ночь укрывали скот.

О д еж д а тибетцев-м еву была близка к общ ем у типу од еж д ы тибетцев Китая. 0со( бенностью ее являлось то, что к п од ол у м уж ской чубы 15 подш ивали несколько ярм разноцветны х полосок ш елка, которые долж ны были изображ ать как бы нижние кран нескольких чуб, надеты х одн а на другую, что у тибетцев-м еву являлось признано!

богатства. П рическа тибеток этой группы — две-три ниспадаю щ их вдоль спины толсты) косы в обрам лении 80— 100 тонких кос (стр. 11)— типична для тибеток в болынинств) районов кочевого скотоводства Т ибета. Первый р аз такую прическу девочке делал| в ш есть-семь лет;

примерно с этого ж е в озр аста она начинала носить украшения обыч­ ного для тибеток типа: серьги, ож ер ел ь я, ладанк у и т. п.

П ищ ей скотоводов были в основном различные молочные продукты: масло, сы р и пр., ц зам ба (мука из разм олоты х подж аренн ы х зерен я ч м ен я ). М ясо ели сравнитель­ но редко, причем его не ж ари ли 16, а только варили, что было характерно для болыиия ства групп тибетцев. Обычно употребляли баранину;

если ж е забивали яка, то сообща одного на несколько сем ей. П од Новый год скотоводы покупали у земледельцев-меву свиней, так как свинина у них бы ла обязательны м блю дом новогоднего стола;

в обыч­ ное ж е время тибетцы не употребляли ее в пищу (стр. 2 4 ). Отметим, что тибетцы-ското­ воды вообщ е в редки х случаях едя т свинину, и появление этого необычного для нм обязательн ого праздничного бл ю да объ я сн яется, по-видим ом у, такж е тем, что тибетцы этого района К итая у ж е с древнейш их времен тесно соприкасались с китайцами. Много­ численные пищевые запреты у скотоводов-м еву были освящены ламаизмом;

они, в от­ личие от некоторы х сосед н и х народов, не ели мяса лош адей, мулов, ослов,, собак, сур­ ков (на них охотятся только и з-за ш курок), а так ж е рыбы, птиц и яиц. П ищ у прини­ мали три раза в ден ь, муж чины и женщ ины отдельно.

П реобладаю щ ей формой брака у м еву была моногамия;

в редких случаях встре­ чались полигамия и полиандрия. Был распространен кросскузенный брак. Если в семье не было сыновей, то в дом принимали зятя. С вадебны е обряды у меву были очень просты, р ож д ен и е ребенка особы ми празднествам и не отмечали. Ж енщ ина в семье во многих случаях имела реш ающ ий голос.

П о религии м еву — ламаисты;

у них сохранялась такж е вера в д у х о в земли, р е ж е —] воды, но более всего почитали дух о в гор, которым приносили ж ертвы перед началом охоты. Скотоводы верили, что к аж д ая семья имеет д у х а — хранителя ж илищ а. Место­ пребы ванием его считали пучок ш ерсти, висевший в левом дальнем углу палатки (стр. 3 5 ). В этот пучок д обавляли шерстинки из шкур животных, которых забивали в этом хозяйстве. П осл е еды пучок смазы вали остаткам и чая, масла, молока, что счи­ талось ж ертвой д у х у — хранителю ж илищ а. В районе расселения тибетцев-м еву сохра­ нилась и религия бон, ж рецы которой занимались такж е изгнанием болезней (стр. 36).

Л етом скотоводы -м еву соверш али коллективный обр я д с целью обеспечить процветание с т а д (стр. 4 8 ). О бр я д длил ся пять дней, в течение которых пост чередовался с обиль­ ными пирш ествами и обращ енны ми к д у х а м молитвами о благоприятны х ветрах и не­ обходим ы х д о ж д я х. О собы х ж ертвопринош ений не было. К а ж да я семья д олж на была дат ь хотя бы одного представителя для участия в этом обр я де, в противном случае вож д ь племени налагал на нее ш траф. О писанием духовной культуры автор заканчи­ вает свою историко-этнограф ическую работу.

Таким обр азом, основное достоинство книги состоит в том, что в ней дано этно­ граф ическое описание небольш ой и пока малоизученной группы тибетцев. Н о сведени­ ями, приводимыми автором, м ож но пользоваться, только учитывая коренные изменения п оследних лет в ж изн и тибетцев Ганьсу, как и в ж изни всех национальностей Китая.

З а п оследн и е годы в Ганьнаньском тибетском автономном округе выросла своя про­ мыш ленность, построены за в о д сельскохозяйственны х машин в Л абр ан е, авторемонтный, стекольный и химический заводы, кож евен ная ф абрика, молочный и пищевой комби­ наты 17. С р еди скотоводов округа развернулось движ ени е за повсеместное создание кооперативов высшего типа, за сплош ное кооперирование. Скотоводы районов Мацюй и Л уцю й намерены в бл и ж ай ш ее время перейти к оседлости и создать постоянные по­ 14 См. А. Н. К а з н а к о в, М ои пути по М онголии и К ам у, СП б., 1907, стр. 100— 103.

15 Ч уба — национальная о д е ж д а тибетцев. Это длинная распаш ная о д еж д а со сто­ ячим воротом и длинными рукавами. В талии ч убу перехваты вают поясом так, чю н а д ним о б р а зу ет ся напуск, к уда кл адут различные мелкие вещи.

,в П о некоторым сообщ ениям, сейчас у ж е употребляю т в пищу и ж ареное мясо.

17 Ж ур н а л « Д р у ж б а », 1959, № 3, стр. 25.

Критика и би б ли ограф и я селки в м естах кочевий, осущ ествить м еханизацию и электрификацию хозяйства. Уж е сейчас многие скотоводы переселяю тся в новые д ом а. В округе проводятся работы по улучш ению пастбищ и создани ю более продуктивных пород скота. Неизмеримо вырос и культурны й уровень населения этого округа. Г. Ш тубель пишет, что грамотными в то время были в основном ламы и лица, соприкасавш иеся с монастырями по роду своей деятельн ости. Теперь ж е в Л абр ан е с оздан университет культуры, в Хэцзо ад — министоативном и хозяйственном центре округа — открыты университет, кинотеатр, больница, начато строительство политехникума и ж ивотноводческого института. Эти перемены в хозяй стве и культуре населения округа не могли не привести к изменениям в бы те тибетцев. С ейчас, к огда в условиях осущ ествлени я «больш ого скачка» буквально с каж ды м днем м еняется лицо Китая, особен но бы стро идет ломка старого, отжива­ ющего. Э тот ж е процесс происходит и в Ганьнаньском тибетском автономном округе, и поэтом у к тибетц ам современного Л иньтаня нельзя п одходи ть с меркой 1936 г.

К н едостаткам работы м ож но отнести то, что автор при описании материальной культуры п одч ас механически использует у ж е давн о опубликованны е материалы, осо­ бенно работы У. Р окхиля, и не всегда отм ечает локальны е различия. Композиционная ры хлость в р я де случаев обусловила повторы. К нига носит исключительно описатель­ ный харак тер, и бы ло бы тщ етно искать в ней каких-либо выводов автора. Тем не менее, она б у д ет полезн а этнограф у как сводк а материалов, использование которых по­ зволит сравнить прош лое и соврем енное пол ож ен и е тибетцев Ганьсу, сравнить этногра­ фические особенности меву и др уги х групп тибетцев Китая.

Ю. Ж ур а в л е в НОВАЯ Л И Т Е Р А Т У Р А ПО И РА Н У НА П Е Р С И Д С К О М Я З Ы К Е (Аннотированный список) А б е д и, Х асан. Э с ф а х а н а з л е х а з е эджтемаи ва эгтесади (И сф аган с общ ествен­ ной и экономической точек зр ен и я ). И сф аган, 1955, 244 стр., табл.

И сторическое, экономическое и географ ическое описание города И сф аган а и его окрестностей. С одер ж и т сведения о гор одах, рай онах, численности населения, селениях, ср едств ах связи, транспорте, промыш ленности, сельском хозяйстве, орош ении, рем еслах и торговле, исторических пам ятниках, административны х уч реж ден и ях и их функцио­ нировании, годовы х д о х о д а х и р а с х о д а х И сф аган а и его округа, числе жилых домов и магазинов, просвещ ении, здр авоохранени и, религиозны х меньш инствах и т. д. Книга' сн а б ж ен а таблиц ам и, иллю стрирую щ ими статистический м атериал о населении И с­ ф агана.

«А йн э-йе ф а р х а н г - е И р а н в а д ж а х а н » (К ультура И рана и мировая кул ьтура), под ред. Ш ехаб-н ур А таолла. Тегеран, б/г., 284 стр.

С борник статей, посвящ енных различным вопросам культуры и педагогики. Книга имеет харак тер справочника для работников просвещ ения. С одер ж и т сведения об о б у ­ чении и воспитании детей, о соврем енном образовани и, музы ке и искусстве, краткой истории культуры И ран а, об А рхеологическом и Антропологическом м узеях, о научной работе Т егеранского университета, -с перечнем его изданий.

А м и н и, Амир Голи. Г о з и д э - й е а с а р (П равдивы е р асск азы ), И сф аган, 1954, 330 стр.

Сборник рассказов и стихов о ж и зн и иранского н ар ода. Авторы — средневековые и современны е персидские историки, ф илософы, филологи.

« Б а н у е И р а н » (Ж енщ ин а И р а н а ). Тегеран, 1956, 48 стр. илл.

И ллю стрированное и здание на трех язы ках (персидском, английском, ф ран цуз­ ском) пропагандистского характера. В есьм а лаконично сообщ ается о древнем и совре­ менном свадебн ом об р я д е в И ране, ковроткацком искусстве, персидской миниатюре, спорте, образовани и ж енщ ин и т. д. И ллю страции показы ваю т о д е ж д у и танцы неко­ торых народов И ран а.

Б а х р а м и, Таги. Д ж о г р а ф и а -й е-к е ш а ва р зи -й е И р а н (Сельскохозяйственная гео­ графия И р а н а ). Тегеран, 1954, 680 стр., табл., илл.

К нига, состоящ ая из 30 глав, охваты вает различны е вопросы сельского хозяйства И рана. Р ассм атри ваю тся сельскохозяйственны е области, посевные площ ади и пастоищ ные участки, продукция зем л едел и я и скотоводства, выращивание скота и уход за ним, породы различны х видов скота. О собое внимание привлекает описание различных районов И рана (А зер б а й д ж а н, Гилян, М азан деран, Горган, Х орасан, Сеистан и Б елуд­ ж истан, К ерм ан, Ф арс, И сф аган, Х узистан, Л ури стан, К урди стан и т. д.) с точки зре­ ния их сельскохозяйственны х показателей. И м ею тся цифровы е данны е о лесных мас­ сивах, о пастбищ ах в И ран е, перечислен 21 пастбищ ный район.

Б е й а т, А зизолл а. Асар-е-бастани-йе К ер м а н ш а х (Д р евн ие памятники Керман ш аха). К ерм анш ах, 1952, 52 стр., илл.

К раткое описание древни х памятников района К ерм анш аха в различные истори­ ческие периоды, п од властью мидийцев, А хем енидов, Аш канидов, Сасанидов, Б е х р у з, 3. Т а гв и м ва тарих д а р И р а н (К ален дарь и летосчисление в И ране) Тегеран, 1952, 139 стр.

К ром е описания истории появления кален даря вообщ е, книга содерж ит сведения об истории кален даря в И ране и летосчислении с древнейш их времен до ут в ер ж д е­ 178 Критика и би б ли ограф и я ния ислам а. О собая, 7-я, глава посвящ ена описанию древней религии И рана — зороф астризм а.

Г р и г о р ь я н, Р. и Х а л а ф ь я н, С. Таранэха-йе-зиба-йе-руст аги-йе-И ран (Кра-| сивые дер евенски е песни И р а н а ). Тегеран, 1958, 16 стр.

Р а б о т а содер ж и т песни народов И рана: мамасени, гилянцев, м азандеранцев, кур-i дов. Ко всем песням даю тся ноты.

Д а м г а н и, М охам м ед Таги. А х в а л е шахси-йе зардоштиан-е И р а н (Правовое| п ол ож ен и е иранских зор оастри й ц ев). Тегеран, 1955, 92 стр.

Автор рассм атривает современны е семейны е отнош ения зороастрийцев Ирана с| позиции зороастрийских законов, сравнивая их с граж данским кодексом законов| (К ан ун е м ад ан и ). В области семейного права зороастрийцев автор затрагивает такие j вопросы, как бр ак и его оф орм ление, брак м е ж д у родственниками, сватовство, обруче-| ние, р а зв о д и его условия, права и обязан ности супругов, права и обязанности!

родственников, наследствен ное право, категории наследников и их доля в наслед­ стве и т. д.

Д ж а з и р и, Г и ас-эд-ди н. Э д ж а зв - х о р а к и х а (Ч у д ес а пищ и). Т. 1, Тегеран, 1957, 240 стр.;

т. 2, Тегеран, 1957, 240 -стр.

В первом том е автор обосновы вает значение пищи для человека с медицинской точки зрения. Он указы вает, что и при каких бол езн я х надо употреблять. При этом даю тся рецепты приготовления тех или иных блю д, характеристика разных видов витаминов и т. д. Во втором том е автор подробно останавливается не только на национальны х б л ю д а х отдельны х народов (азер бай д ж ан ц ев, туркмен, гилянцев, кур дов и т. д.), но и на куш аньях, характерны х для отдельны х местностей Ирана.

Д ж а н н а т и - А т а и, А буль-Г асем. Бон иа д-е -не м ай еш д а р И р а н (С оздание теат­ р а в И р а н е). Ч. 1, Тегеран, 1955, 278 стр.

В п одр обном введении п р осл еж ивается история театра в И ране, начиная с его основания д о настоящ его времени. Э тнограф ический интерес представляет фактиче­ ский м атеои ал, касаю щ ийся религиозны х мистерий, появления и роли гражданского т еа т р а в И ран е, декораций, отдельны х зарисовок, костюмов, украшений. Приводится перечень названий пьес, их авторов и краткое содер ж ан и е. Пьесы указываются как национальны е, так и переводны е.

Д ж а х а н - с у з. Р еза. Тарих-е-бон ий ан-е Г а д ж а р (И стория возникновения каджа р ов ). Тегеран, 1954, 65 стр., илл., карта.

О писание переселений и расселения различных древних племен на территории И р ан а, и в частности соврем енного Горгана, т. е. района обитания каджаров.

С ообщ ается об истории племени к а д ж а р и д а л ее о господстве в И ране династии К а д ж а р о в. Автор пы тается обосновать арийское происхож дени е кадж аров.

3 а р р а б и, А б д -о р -Р а х и м. Т ар и х-е Кашан (И стория К аш ан а). Тегеран, 1956, 318 стр., илл.

Книга, вклю чаю щ ая 6 глав, с одер ж и т исторические, географические, экономи­ ческие и этнограф ические сведения о К аш ане. Э тнографическое описание населения К аш ан а (антропологический тип, язык, о д е ж д а, пища, свадебны й и похоронный обряды, семейны е отнош ения, религия) н аи более сконцентрировано в четвертой главе.

3 о к а, Яхья. Г у й е ш - е К е р и н га н (Д и ал ек т К ер ин гана). Тегеран, 1954, 70 стр..

карта.

С ообщ ается о д иалекте татского языка;

приводятся краткие сведения о тэтах, ж и вущ и х в И ранском А зер бай дж ан е. Автор останавливается на особенностях этого д и ал ек та, отм ечая наличие в нем больш ого количества тюркских слов.

И е к-p а н г и й а н, М ир-Х осейн. Д ж огра ф иа -й е тарихи-йе Р ей -Т е х р а н (Историко­ географ ический очерк Р ей -Т егер ан а). Тегеран, 1953, 97 стр.

И сторико-географ ический очерк Т егерана и его окрестностей. Р абота имеет справочный характер. С одерж и т сведения о гор одах, у е зд а х, промышленности, здр авоохран ен и и, образовани и и просвещ ении, театрах и кино, о средствах транспорта.

О писы ваю тся пом ещ ения для религиозных мистерий (т эк ь е).

К а р е н г, А бд-ол-А ли. Тати ва х ар з а н и до ла х е д ж е а з з а б а н е бастане А зерб а й­ джан (Д иалекты древн его азербай дж ан ск ого языка, тати и ха р за н и ). Тебриз, 1954, 160 стр., карта.

И ссл едую т ся д в а д иалекта древнего азербай д ж ан ск ого языка — тати и харзани.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.