авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Редакционная коллегия: Ю. П. П е тр о в а -А в е р к и ев а (гл а в н ы й р е д а к т о р ), В. П. А ...»

-- [ Страница 5 ] --

Н а современной лингвистической карте за п а д н а я часть границы г ~ / г проходит вдоль северного р у б е ж а Белоруссии, пересекая д алее в о д о р а зд е л З а п а д н о й Д вины, Волги и Д н еп ра. О днако, учиты вая усло­ в и я сл ав ян ской колон изац ии Восточной Европы, надо дум ать, что в П р и ­ днепровье она п ервоначальн о д о л ж н а бы ла со в п ад ать с южной гран и ­ цей археологических «кривичей» (см. карту 1). Ее позднейшее смещение к северу не м о ж ет быть связан о ни с воздействием балтийского суб стра­ та (б ал ти йски м я зы к а м известен л и ш ь смычный g ), ни с нивелировкой д и а ле кто в П олоцкого и Смоленского к н яж еств IX— X III вв., так как основное население этих зем ель состав л ял и потомки кривичей, в д и а л е к ­ те которы х не было /г (иначе он бы л бы свойствен и говорам П ско вщ и ­ ны ). С о х ран и в ш и еся тексты подтвер ж даю т, что в Смоленске ф ри кати в­ ный согласны й п ояв л яетс я только в X IV в.7;

а го л яд ь, вош ед ш ая в состав С м олен ской зем ли в середине XI в. (см. н и ж е ), явно у св а и в а л а с л ав я н ­ скую речь со смычным г, а не ф ри кати вн ы м (см. кар ту 2).

Очевидно, что смещение р ас см а тр и в ае м о й изоглоссы в северном н а­ п р ав л ен и и происходило в процессе взаи м одей ствия диалектов в составе Л и т о в с к о -Р у сс к о г о государства, северны м р у б е ж а м которого соответ­ ствует не только з а п а д н а я часть современной границы г /г, но и север­ — н а я гр ан и ц а белорусского а р е а л а вообщ е (ср. ка р т у 4).

2.1. С ледует считать д о к аза н н ы м, что в центральной лесной полосе — о т П р и п яти и С ей м а до верховьев З а п а д н о й Д ви н ы и Волги — с л ав я н ­ ск и е колонисты встретились с балтийскими п о сел ен и я м и 8, которые не б ы л и ими уничтожены, к а к не были уничтожены на севере и в П оволж ье поселения финно-угров. Это д о л ж н о у к а зы в а т ь на мирное (или не всегда мирное) сож ительство с л а в я н с автохтонами Восточной Европы, кото­ ры е в конечном счете были ими ассимилированы, коль скоро мы об н а р у ­ ж и в а е м на территории Руси в историческое в рем я только славянскую речь. С л а в я н и з а ц и я а б о р и г е н о в (преимущественно балто- и л ь е в а, Н. М. Кари-носого, Н..М. П етр о в с к о го, А. М. С ели щ ева и д р. (см. обзоры :

В. Б. В и л и я б а х о в, Н еск о л ь к о за м еч ан и й о теори и А. С тен д ер -П етер сен а, «С к ан ­ д и н а в с к и й сб.», V I, Т ал л и н, 1963, стр. 330— 333;

е г о ж е, О б одн ом асп екте истори о­ гр аф и и в а р я ж с к о й п роб лем ы, « С к а н д и н ав с к и й сб.», V II, 1963, стр. 343— 345;

сю да ж е н а д о д о б а в и т ь ;

Н. Н. Д у р н о в о, Н е ск о л ь ко за м еч ан и й по воп росу об образован и и р у сски х язы к о в, « И з в е с т и я о тд ел е н и я русск ого я зы к а и словесности», II, 1929, кн. 2, •стр. 715—716, а т а к ж е р я д н овей ш и х ч а с тн ы х и с сл е д о в а н и й ).

7 С м.: Л. В. У с а ч е в а, Я зы к см оленских г р а м о т X I I I — X IV век ов (ф о н ети к а).

А в то р еф. к а н д. дн е., М., 1954, стр. 10, 11;

ср.: Р. И. А в а н е с о в, Л ин гв и сти ч еск ая г е о г р а ф и я и и с то р и я ру сск о го я зы к а, «В опросы я зы к о зн а н и я», 1952, № 6, стр. 49.

8 С о в п а д е н и е основн ой тер р и т о р и и а р е а л а б а л ти й ск о й ги дрони м ики и ар хеол оги че­ с к и х а р е а л о в, к о то р ы е м огут бы ть с в я за н ы с древ н и м и б а л та м и, на к а р т а х, с о с т а в ­ л ен н ы х В. В. С едовы м, в ы гл я д и т очень убед и тельн о, (см. т а к ж е н овей ш ее обобщ ение:

П. Н. Т р е т ь я к о в, У и сто к о в д р ев н ер у сск о й н аро д н о сти, М И А, № 179, Л., 1970, с тр. 7, 28—30, 61— 66 и д а л е е ). В м есте с т ем след у ет п р е д п о л а га т ь, что наи бол ее усто й ­ чи вы м и и д л и тел ь н ы м и д р е в н и е этн и ч ески е гран и ц ы д о л ж н ы бы ли бы ть вд о л ь за м е т ­ ны х е стеств ен н ы х р у б е ж ей : на ю ге, нап ри м ер, в д о л ь б о л оти стого поречья П рипяти (ср. 1968, № 1, стр. 109, 110), а т а к ж е в д о л ь гран и ц ы л ес а в поречье С ейма. Р едки е б а л ти й ск и е ги д рон и м ы и о т д ел ь н ы е н а х о д к и к ю гу о т П р и п яти м огут бы ть связан ы с и зо л и р о в а н н ы м и д о с л а в я н с к и м и посел ен и ям и б а л то в, п од вергш и хся с л а в ян и зац и и еще в п ери од р а с п р о с г р а н е и и я зд ес ь ж и то м и р ск о -к о р ч а к ек и х древ н о стей (ср. к ар т у 1). Н а сев е р е и с ев е р о -в о с то к е в д о с л а в я н с к о е в р е м я б а л ти й ск и е поселения, видим о, т а к ж е з а х о д и л и д о с та т о ч н о д а л е к о, р а с п р о с т р а н я я с ь н а д а в н и е ф ин но-угорские районы, что и о т р а зи л о с ь в ги д р о н и м ах ср ед н ей О ки и верхн ей В олги (см. 1967, № 2, к а р т у на стр. 117). Н е л ь зя, од н ак о, у т в е р ж д а т ь, что н асел ен и е см еш ан н ой б ал то-ф и н ской тер ритсирии (по В. В. С ед о в у — м оск в о р ец к и х и в ер х н ев о л ж ск и х городи щ ) ко врем ени славянской к о л о н и зац и и бы ло сплош ь б а л то я зы ч н ы м (ср.: Н. Д. Р у с и н о в, Очерки по ф он ети ке и м о р ф о л о ги и д р е в н е й угли чской п и сьм енн ости в с в я з и с этнической и сто­ рией У гличского В ерхн ев ол ж ья, А в то р еф. д о к т. ди с., С а р а т о в, 1971, стр. 5, 6).

К а р т а 1. Э тнический с о став Д р е в н е р у сс к о го г о с у д а р с т в а (IX — X III вв.) А рхеологи ческие и топоним и ческие а р еа л ы В осточной Е вроп ы в обобщ ена»

В. В. С е д о в а (1967— 1970 г г.): 1 — т ер р и то р и я в о сто ч н о сл а в ян ск и х к у р ган о в с трупо с о ж ж е н и я м и IX — X вв.;

2 — а р е а л п а м я тн и к о в, п ри п и сы в аем ы х дрегов и чам ;

3 — п а м я т ­ ни ки с м о л ен ск о -п о л о ц к и х (р е д к а я ш тр и х о в к а ) и п ск овск и х (с V II в.) кривичей;

4 — а р е ­ а л п а м я тн и к о в м ощ и н ской ку л ьт у р ы ;

5 — а р е а л бал ти й ск о й гидрони м ики;

6 — ар еа л ме р я н с к и х ги дрон и м ов.

7 — Г р ан и ц а р а н н е сл а в я н ск и х п а м я тн и к о в ж и то м и р ск с -к о р ч а к с к о го ти п а V I— V II вв.

(по И. П. Р у с а н о в о й );

8 — а р е а л р о м ен ск и х го р о д и щ V I I I — IX вв. (по И. И. Л яп уш ки н у );

9 — с о в р е м ен н а я г р а н и ц а п р о т и в о п о с та в л ен и я ( а ~ / г ) ;

10 — гр ан и ц а региона, в п р е­ д е л а х к о то р о го с л а в я н и з а ц и я б а л т о в м о гл а о с у щ е ст в л ят ьс я в V I I I — X вв. (р екон струк­ ц и я ).

Э тн и ч ески е группы Д р е в н е й Р у с и по « П о в ести в р ем ен н ы х лет»: И — б а л то -, финно и с л а в я н о я зы ч н ы е п л ем ен а, во ш ед ш и е в с о с т а в Д р е в н е р у сс к о го го су д а р с тв а н е позднее X в.;

12 — за п а д н о б а л т и й с к и е этн и ч ески е группы, не в х оди вш и е в с остав Д р ев н ей Р у си в п е р и о д Д р е в н е й ш е го л етоп и сн ого с в о д а (п е р в а я пол. X I в.);

13 — б ал тоязы ч н ы е пле­ м ен ны е о б ъ ед и н е н и я в а р е а л е с л а в я н и за ц и и б а л т о в (см. пп. 2.3— 2.4 и примеч. 20) ф инноязычны х) с о с т а в л я е т основное содержание этни­ ческой истории народов Восточной Европы в период образования и укрепления Древнерусского государ­ с т в а, сл ож и в ш его ся к а к политическое, экономическое и культурное объединение не только славяноязы чн ы х, но и неславянских п л е м е н 9, П р и этом о б ласть с л а в я н и за ц и и б алтов п ро сти р ал ась значительно д а л ь ­ ше восточной границы белорусов по Е. Ф. К ар ск о м у (см. карту 4), о х в а­ т ы в а я ед ва ли не всю территорию балтийской гидронимики (может бытьг кром е ее окраин — см. сноску 8). П р а в д а, в ответе оппонентам В. В. Се­ дов несколько р аз упоминает, что к востоку от белорусов о собственно б алти йском субстрате не м ож ет быть речи (см. 1969, № 1, стр. 106, 107).

Н о из с о д е р ж а щ и х с я здесь ж е р азъ ясн ен и й очевидно, что имеются в виду территории, ныне зан я ты е носителями средне- и северновеликорус­ ских говоров (В ерх н евол ж ье),0;

и почему-то ни р а зу автор не о б р а щ а е т ­ ся к старей ш ем у ю ж новел ико русско м у ар е ал у, где о балтийском суб 9 См.: А. А. Н о в о с е л ь ц е в, В. Т. П а ш у т о, Л. В. Ч е р е п н и н, В. П. Ш у ш а н и н, Я- Н. Щ а п о в, Д р е в н е р у сс к о е го су д а р с тв о и его м еж д у н а р о д н о е значение, М., 1965, стр. 88— 92;

П. Н. Т р е т ь я к о в, У и сток ов д р ев н ер у сск о й н аро д н о сти, стр. 4 — 5, 10 Ср. т а к ж е ;

В. В. С е д о в, С л а в я н е В ерхн его П о д н еп р о в ья..., стр. 192.

К а р т а 2. А р е а л с л а в я н и з а ц и и б а л то в в эп о х у ф е о д а л ьн о й раздр о б л ен н о сти А рхео л о ги ч еск и е а р е а л ы н а тер р и то р и и Д р е в н е й Р у с и (см. к а р т у 1): 1 — с л а в я н ­ ские к у р га н ы IX — X вв.;

2 — п а м я тн и к и д р его в и ч ей и 3 — см ол енско-полоцких к р и в и ­ чей;

4 — г р ан и ц а а р е а л а р ан н е д р е в н ер у с ск о й (до X I в.) с л а в я н и зац и и б ал тов.

5 — Ю ж н а я г р ан и ц а [г] (гр а н и ц а п р о ти в о п о с та в л ен и я [г — h ] ;

6 — а р е а л р а зн о в и д ­ ностей а к а н ь я -я к а н ь я, с в я зан н ы х с д и сси м и л яти вн остью ;

7 —• п р ед п о л агаем ы й очаг в о з­ н и кн о в ен и я а к а н ь я -я к а н ь я ;

8 —-п о л и ти ч еск и е гран и ц ы основны х д р ев н ер у сск и х ф е о д а л ь ­ ны х зе м е л ь (по А. Н. Н а с о н о в у ) страте м о ж но говорить с полным п равом (ср. 1967, № 4, стр. 115) и где,, м е ж д у прочим, наход ил ся очаг возникновения ак а н ь я -я к а н ь я (см. к а р ­ ту 2), впоследствии ставш его одной из зам етн ы х белорусских особен­ ностей.

2.2. Автор «П овести временны х лет» специально о б р ащ а ет внимание на разн о п л ем ен н ы й состав государства, и нициатива в котором п рин ад ле­ ж а л а с л ав я н о я зы ч н о м у населению ;

« Н а Б ел ео зер е седять весь, а на Р остовьском озере м ер я, а на К лещ ине озере меря же. А по Оце реке, где втечеть в Волгу, м у р о м а язы к свой, и черем иса свой язык, м оръдва свой язы к» и. Чудь, м е р я и весь н а р я д у со сл а в я н а м и фигурируют в л е ­ генде о «п ризван и и варяго в», в перечне участников походов Олега, в со­ общ ениях о заселении новооснованных городов при В ладим ире I 12;

вдоль ю ж н ы х гран и ц П олоц кой зем ли вплоть до тюрко-монгольского н аш ествия сохр ан я л и сь ком пактн ы е поселения восточных балтов, име­ нуемы х в «П овести временны х лет» литвой 13 (см. карты 1 и 2). В связи с этим со ставитель этногеографического очерка средневековой Восточ­ 11 С м.: « П о в е ст ь в р ем ен н ы х л ет», ч. I, М.— Л., 1950, стр. 13.

12 С м. т ам ж е, стр. 18, 23, 83 и др.

13 С в о д к у и сто р и ч еск о го и а р х ео л о ги ч еск о го м а т е р и а л а, обзор п редш ествую щ их и ссл е д о в а н и й и к а р т у см.: Н. И. Е р м о л о в и ч, Г д е б ы л а л ето п и сн а я Литва'?, «Тезисы д о к л а д о в к к он ф ерен ц и и по а р х ео л о ги и Б ел ор у сси и », М инск, 1969, стр. 293— 298.

ной Европы в ы н уж д ен разъясн и ть, что население Русского государства говорит на р азн ы х язы к а х : «Се бо токмо словенеск язы к в Руси: п о л я ­ не, д ер е вл я н е, ноугородьци, полочане, дреговичи, север, бужане... А се суть и н и и я з ы ц и, и ж е д а н ь д а ю т ь Руси (т. е. входят в состав Русского г осу д арства!— Г. vY.);

чюдъ, м еря, весь, мурома, черемись, м о ръ два, пермь, печера, ямь, литва, зим и го ла, корсь, норома, либь: си суть свой я зы к имуще...» 14.

Ц и ти рован н ы е р азъ ясн ен и я, вероятно, характери зую т этнический со­ став Р усц периода Д р евнейш его свода (начало XI в.), ибо в списке «иных язы ков, иже д ан ь д аю ть Руси» отсутствует, например, голядь, терр и тор и я которой долгое в р ем я п р ед став л я л а балтоязы чны й «остров»

среди сл ав я н с ки х поселений (ср. 1967, № 4, стр. 113) и которая лишь в 1058 г. (т. е. после составления свода 1039 г.) вош ла в состав Смолен­ ской земли, з а н и м а я ее восточную о к р а и н у 15 (см. кар ту 2). Но свод мог н а зв а т ь л иш ь те этнические группы, которые ославянились (зачастую, наприм ер, меря, м уром а, м ещ ера, го л я д ь и др.— полностью) после XI в., и если в нем отсутствуют н азв ан и я приднепровских балтов (кроме ли твы), то это д о л ж н о к а к будто означать, что их сл ав я н и зац и я в XI в. уж е за в е р ш а л а с ь, и летописцы, к а к п о л а гает П. Н. Третьяков, «ничего не зн ал и о б а л т а х в зем ле дреговичей, кривичей, радимичей и вятичей»

(1967, № 4, стр. 113 и сл.).

Если учесть, что балты о к а зал и сь в самом центре древнерусских по­ селений, то они, естественно, могли быть ассимилированы ранее, чем окр аин н ы е народы. О д н ако следует о ж и д ать, что «их этнические следы в той или иной форм е сохранялись не только в IX—X вв., в период воз­ никновения Д ревнерусск ого государства, но и в последующие столе­ тия» 1б;

п ам я т ь о балтийском происхождении древнерусского населения ц ен тральной лесной полосы могла сохраниться и в восточнославянских этн он и м ах соответствующ его региона.

2.3. В а р е а л е с л ав я н и зац и и балтов, если исключить область давни роменско-борш евских городищ — древнейш их славянских памятников на п ер в оначальн о балтийской территории, «Повесть временных лет» л о к а ­ л и з у ет племенные объединения (?), которые в Киеве были известны под н а з в а н и я м и с суфф иксом -ич-\ дрегов-ич-и, к р ив-и ч-и, радим-ич-и, вят ич-и (см. к а р ту 1). О б щ ее «патронимическое» (генеалогическое) значе­ ние т ак и х о б р азо в ан и й (ср. Я р о сл а в -и ч -и — «потомки Ярослава», Моно м а х о в и ч и — «потомки М о н ом аха» и др.) настолько очевидно, что лето­ писцы возвод и ли их к именам «основателей родов»: «Бяста бо 2 брата в Л я с е х,— Р ад и м, а другий В ятко,— и приш ед ъш а седоста Р ад и м на С ож ю, от него ж е п р о зв а ш а с я радимичи, а В ятко седе с родом своим по Оце, от него ж е п р о зв а ш а с я вятичи» 17. Очень характерны е д л я средне­ векового мировоззрения, «этимологии» эти, разумеется, фантастичны 18;

но суф ф икс -ич- здесь, безусловно, за к л ю ч ал указан ие на какую-то г е н е т и ч е с к у ю связь.

14 « П о в е ст ь врем ен н ы х лет», ч. I, стр. 13;

р а н ее бы ли н азв ан ы ещ е в о л ъ х в а, угра, лет ьгола (стр. 10), а в Н о в го р о д с ко й летоп и си — водь, к о р е л а и др., входивш ие в с о с т а в Н о в го р о д с ко й р е сп уб л и к и (ср.: А. А. Н о в о с е л ь ц е в и др., У к аз. раб., стр. 92— 9 3 ).

15 О м.: А. Н. Н а с о н о в, «Ружеская зе м л я » и о б р а зо в а н и е тер ри тори и Д р е в н е р у с ­ ского го с у д а р с т в а, М., 1951, стр. 159. В « П овести врем енны х лет» г о л я д ь потом у и не у п о м я н у т а при х а р а к т е р и с т и к е этнического с о с т а в а Д р е в н е й Р уси, что до середи­ ны X I в. он а с о х р а н я л а с а м о с то я т ел ь н о ст ь и в Р у с с к о е г о су д а р с тв о не в х о д и л а (ср.:

П. Н. Т р е т ь я к о в, Ф инно-угры, б а л ты и сл ав ян е..., стр. 280).

16 П. Н. Т р е т ь я к о в, Ф инно-угры, б а л ты и славян е..., стр. 280. В прочем, летопи с­ цы, види м о, в се -та к и зн а л и о б ал ти й ск о м насел ен и и В ерхн ед н еп ровского п р ав о б ер еж ья, к о то р о е они и м ен о в ал и, к а к с п р ав е д л и в о п о л а га ет В. В. С едов, общ им терм ином литвя (см.: В. В. С е д о в, С л а в я н е В ерхнего П о д н еп р о в ья..., стр. 2 5 ), х о т я сам и балты от Н е м ан а д о Д н е п р а м огли н а зы в а т ь с еб я п о -р азн о м у (см. н и ж е — п. 2. 4 ).

17 « П о в е сть вр ем ен н ы х л ет», ч. I, стр. 14.

18 С р.: С. Р о с п о н д, З н ач ен и е д р ев н ер у сск о й он ом асти ки д л я истории (К эти ­ м ологи и то п о н и м а К и е в ), «В опросы язы к о зн а н и я », 1968, № 1, стр. 110.

Э та связь о б н а р у ж и в а е т с я в летописном этнониме беренд-ич-и, кото­ р ы й в записи под 1097 г. использован д л я обозначения ославянивш ихся потомков тю ркоязы ч н ы х б ер е н д е е в, селивш ихся (в числе других «чер­ ных клобуков») вдоль ю ж н ы х границ собственно Киевской земли 19.

З д е с ь явно о т р а ж е н а тр ад и ц и я п рисваивать термин на -ич- сл ав ян о­ язычной группе, генетически связанной с племенным объединением, н а­ зван ие которого сл уж и т п роизводящ ей основой нового наименования.

От н азв ан и й пред ш ество вавш и х с л а в я н а м этнических групп долж ны быть о б р а з о в а н ы 5и о стальн ы е летописные этнонимы с суффиксом -ич-.

П р и гаком п редполож ении хорошо известная этн ограф ическая о б щ ­ ность р а д и м и ч е й и вятичей легко об ъясняется единым источником с л а в я ­ низации (из об ласти севера, которых летописец сб л и ж ает с ними) б ли з­ кородственного балтийского населения м еж д у Д непром и верховьями Оки. А р ас су ж д ен и я Н е ст о р а (XII в.) о появлении радим ичей и вятичей «от Л я х о в » (Л я х и — н азв ан и е страны, а не н ар о д а!), свидетельствуя об этнограф ической близости населения Д непровско-О кского междуречья населению русско-польского пограничья (например, я т в я га м 20), у к а з ы ­ ваю т на н езаверш ен ность сл ав я н и зац и и местных балтов (которая в а р ­ хеологических п ам я т н и к а х н ачинает п рояв л ять ся лиш ь с IX в.) 21 и сов­ сем не требую т поисков того региона, откуда якобы «пришли» радим ичи в Русь. И н ы м и словами, древнерусские этнические группы Верхнего По д н еп ро в ья — это преимущ ественно сл ав я н и зи р ован н ы е балты, т. е. ав ­ тохтоны Восточной Европы (а не п р иш ел ьц ы ), утративш ие язы к своих физических предков в р е зу л ь тат е ассимиляции основным населением государства. П одобны е случаи неоднократно отмечались в этногенети ческих иссл ед ован и ях 22 и обычны в истории многонациональны х госу­ д арств ен н ы х объединений;

в частности, сибирские диалектологи уж е об рати л и внимание на неуклонное увеличение русского населения С иби­ ри и Д а л ь н е г о В остока в X V I I I — XIX вв. не столько за счет притока но­ вых колонистов из Европы, сколько за счет обрусения аборигенов 23.

2.4. Если п ризнать, что этнонимы на -ич- были о б разован ы от н а зв а ­ ний п ред ш ество вавш и х их носителям иноязычных племенных союзов, то не только легко о б ъ яс н я ется у тв ер ж д ае м о е летописью и фиксируе­ мое арх ео логам и этнограф ическое единство древнерусского населения Д непр овско-О кско го м еж д у речья, но и о казы вается, что и вдоль правого берега верхнего Д н е п р а в досл авян ск о е в р ем я селились близкородствен­ ные этнические группы с однотипными н азв ан и ям и *krieva (слав, к р и в ­ 19 См.: Б. А. Р ы б а к о в, Д р е в н и е русы, «Сов. а р хеол оги я», X V II, 1953, стр. 39;

см. ещ е о с л а в я н и зи р о в а н н ы х тю р к а х П о р о с ь я : С. А. П л е т н е в а, Т. И. М а к а р о в а, Ю ж н о е го р о д и щ е у с. В и ти ч ева, « К р а тк и е сооб щ ен и я И н -та археологии» (дал ее К С И А ), вы п. 104, 1965, стр. 56— 61.

20 Н е исклю чено, что этн и ч еск и е п редк и р а д и м и ч е й и вятичей (* ra d im -ls и * v e n t- is ?) о тн оси л и сь к той ж е за л а д н о б а л т и й с к о й группе, что и предки г о л я д и (* g a lin d - ls ), я в л я в ш и е с я, по м нению В. В. С е д о в а, н о си тел ям и заруб и н ец кой к у л ь ­ туры (см.: В. В. С е д о в, С л а в я н е В ерхнего П о д н в п р о в ья..., стр. 4 4 ^ 4 8 ), на б азе к о ­ торой в I ты сяч ел ети и н. э. в Д н еп р о в с к о -О к ск о м м еж д у р е ч ь е о ф о р м л яю тся почепсмие и м ощ и н ски е д р е в н о с ти, о х в а т ы в а ю щ и е р ай о н ы летопи сной л о к ал и зац и и р ад им ичей и вят ичей. В о в ся к о м с л у ч ае, в р я д ли м о ж н о с о м н ев а ть ся, что вят ичи н аш ей летописи — это ф и зи чески е п отом к и с о зд а т е л е й м ощ и нской к у л ьт у р ы, за н и м а в ш е й т а к ж е и регион л етоп и сн ой г о л я д и (см. к а р т у 1). Н е о т р а ж а е т ли л ет о п и сн а я верси я у н а сл е д о в а н ­ ную р а д и м и ч а м и и вят ичам и от их ф и зи чески х п р е д к о в л еген ду, к о т о р а я с в я зан а с эк сп ан си ей н оси тел ей за р у б и н ец к о й ку л ьт у р ы и с «за га д о ч н ы м » п оявлением в П оочье за п а д н о б а л т и й с к о го (го л я д о к о -я т в я ж с к о го ) к о м п л е к с а ?

21 С м.: В. В. С е д о в, И з и стори и в о сто ч н о сл а в ян ск о го рассел ен и я, К С И А, вып. 104, 1965. стр. 8— 11;

Г. Ф. С о л о в ь е в а, К в оп росу о п ри ходе ради м и ч ей н а Р усь, кн.

« С л а в я н е и Р у с ь», М., 1968, стр. 352— 356.

22 См., н а п р и м е р : Д. Е. Е р е м е е в, Я зы к к а к эт-ногенетический источник (И з опы та л екси ч еско го а н а л и за т у р ец к о го я з ы к а ), «С ов. эт н о гр аф и я », 1967, № 4.

23 С м.: М. А. Р о м а н о в а, К в оп росу о ф о р м и р о в а н и и сибирских го во р о в (Ф он е­ т и ч е с к а я си стем а русских г о в о р о в по н и ж н е м у течению Т ав д ы, Т о б о л а и И р т ы ш а ), А втореф. к ан д. ди с., М., 1967, стр. 3;

И. П. С а б л и н а, Р у с с к и е говоры К ам чатки.(Ф о н е ти к а). А втореф. к ан д. дис., М., 1966, стр. 3, 4, и многие д р у ги е работы.

ич-и), lietu va (слав, лит ъва), * d reg uva (слав, дрегъв-ич-и — см. к а р ­ ту 1), которые хорошо этим ологи зи рую тся с помощью литовского и л а ­ ты ш ского язы кового м а те р и а л а, о б н а р у ж и в а я тем самы м свое восточно­ балтийское происхождение. А это в свою очередь помогает объяснить, наприм ер, «неуловимость» летописной литвы, о казав ш ей ся заж ато й м е ж д у д в у м я вол нам и ассимиляции верхнеднепровских балтов, в значи­ тельной степени у ж е п ереш едш и х на славянскую речь, а частью, в о зм о ж ­ но, ещ е со хр ан я вш и х я зы к предков — в поселениях, пред ставл явш и х изо­ л и р о в а н н ы е «вкр ап л ен и я» среди славяноязы ч н ы х дреговичей и к ривичей или п о л о ч а н (ср. 1967, № 2, стр. 113, и сл;

1969, № 1;

стр. 111, 112) и не­ д и ф ф ерен ц ирован н о им еновавш ихся в нашей летописи литвой (см. снос­ ку 16).

3. К а ж е т с я бесспорным, что в древнерусский период новые с х о д н ы е у с л о в и я р а зв и ти я д о л ж н ы были способствовать стиранию л о к а л ь ­ ных д и а л е к тн ы х и этнограф ически х различий, в то врем я ка к р а з н ы е у с л о в и я р а зв и т и я могли вести к р а с п а д у прежней общности. Этому теоретическому полож ению к а к будто не противоречит частный вывод В. В. С ед ова о причинах оф орм л ен и я белорусской лингво-этнической общности: «В ы й дя из р а зн ы х д и алектн ы х групп пр асл авян, придя с р а з ­ ных сторон и в р азн о е врем я, сл а в я н с к и е п лем ена Верхнего Поднепровья и В ерхнего П од в и н ь я в X I I I — X IV вв. (не позднее?— Г. X.) формирую т­ ся в единую сл ав я н с ку ю н а р о д н о с т ь — белорусов. Причиной этого я в ­ л я е т с я однородный балтский субстрат на всей белорусской территории 24.

О д н ак о именно этот вы вод п одсказы вает, что «сходные условия р а з в и ­ тия» — это сл ож н ы й к о м п л е к с факторов, который не может быть сведен к одному то л ько субстрату.

3.1. В сам о м деле, «с р азн ы х сторон и в разное время» осущ ествля л а с ь с л а в я н с к а я к о л он и зац и я В олго-Окского меж дуречья;

и этот факт до сих пор о т р а ж а е т с я в зам етн ом д и алектн о м и этнографическом р а з ­ личии сельского н аселени я В олго-К лязьм ин ского м еждуречья, с одной стороны, и средней Оки — с другой, взаимодействие м еж д у которыми (о тра зи в ш е еся в ф орм и рован ии среднерусских говоров) начинается л иш ь с X IV в.— со времени о б р а зо в а н и я М осковской Руси. А ведь речь идет о группах, ф о р м и р о в ав ш и х ся (к а к и на территории Белоруссии!) в процессе сл ав я н и зац и и относительно « о д н о р о д н о г о [финноязыч кого] су б страта»-—• мери, м уромы, м о р д в ы и м ещ еры (ср. м атери алы к а рты 1).

А тл ас украин ских говоров ещ е не заверш ен, поэтому нет пока воз­ м ож ности оп ереться на исчерпываю щ ий лингво-географический м а т е р и ­ ал ю го -запада. Н о у ж е сейчас м ож но у тв ер ж д ать, что в поздний д р ев н е­ русский период язы ковы е инновации галицко-волынского региона отли­ чались своеобрази ем и не распр о с тр ан ял и сь на правобереж ную часть припятского П ол есья и Киевщину;

во всяком случае, типично украинские язы ковы е особенности, разви тие которы х мож ет быть отнесено к X II— X IV вв., впервы е фиксирую тся в галицко-волынских, а не киевских текстах и явно р ас п р о с т р ан яю тся на восток после XIV в.— в период о б р а зо в а н и я украинской народности. И вновь речь идет о территории,, в течение почти ты сяч ел ети я до этого (не позднее как с VI в.) охвачен­ ной археологическим и п ам я тн и к а м и с однородными культурно-этн огра­ фическими особенностями!

Н апро ти в, балтийский субстрат не помеш ал тому, что до X IV в. киев­ ские язы ковы е инновации последовательно охваты вал и не только право береж ное, но и л ев о б ер еж н о е припятское П олесье — говоры Турово-Пин ской зем ли: д и а л е к то л о г не мож ет у к а за ть язы ковы х особенностей ю ж ­ ного происхож дения, р азв и вш и х с я до XIV в., изоглосса которых совпа­ д а л а бы с ю ж ной границей с л ав я н и зац и и балтов.

24 В. В. С е д о в, С л а в я н е В ерхнего П о д н еп р о в ья..., 1970, стр. 192.

Если у к а за н н ы м зон ам язы ковы х п ереж иван и й древнерусского перио­ д а соответствуют и этнограф ические границы, то мож но утверж дать, что в число «сходных условий р азв и ти я » в клю чаю тся политические и устой­ чивые экономические связи, б лагопри ятны е географические условия, о беспечиваю щ ие регулярность в заи м оо б щ ен и я и единство хозяйствен­ ного разв и ти я, и л иш ь в последнюю очередь — «однородный субстрат», п р о яв л яю щ и й ся в общности культурно-этнографического наследия.

3.2. В процессе раб оты н ад атл асом белорусских говоров о б н а р у ж и ­ лось, что изоглосса диссим илятивного а к ан ья -я к ан ья, р а з р е з а ю щ а я Б е ­ л о русси ю с юго-востока на се ве ро -зап ад и п оло ж ен н ая в свое время ав т о р а м и к а рты М осковской диалектологической комиссии в основу д иалектн о го ч ленения белорусского язы ка, в клю чается в широкую поло­ су гран и ц многочисленных внутрибелорусских п р отивоп о ставл ен и й (см. к а р т у 4, где заш тр и х о в ан о пространство м еж д у крайними изоглос­ сам и ука зан н о го ко м п л ек са). Н а ч и н а я с ь в области соприкосновения летописных дреговичей, п о л я н и ра дим ичей, э та изоглоссная полоса р а с ­ ходится, оги б а я регион, где ещ е в X II— X III вв., согласно летописи, были сосредоточены поселения литвы (см. примеч. 13), окончательно сл ав я н и ­ зи рованн ой здесь после XIV в. и долгое время, видимо, «встававш ей на пути» р ас п р ос тран ен и я д и алектн ы х новообразован и й с северо-востока на юг и с ю г о -за п а д а на север. Столь мощ ный пучок изоглосс неопро­ в ер ж и м о свидетельствует о том, что, несмотря на «однородный бал ти й ­ ский субстрат», лингво-этнические процессы по обе стороны Литвы до определенного времени (хронологически — до XIV в.) о с у щ е с т в л я ­ л и с ь п о - р а з н о м у и п онадоби лись какие-то коренные изменения условий р азв и ти я (теперь у ж е не св язан ны х с субстратом!), чтобы р а з ­ н онаправленн ы е процессы на территории Белоруссии сменились конвер­ гентными.

4. Е сли об р ати т ьс я к д ан н ы м атл асов великорусских и белорусских говоров, то м ож но зам етить, что изоглоссы явлений, наметившихся до X IV в., очерчи ваю т в гран и цах домонгольских поселений компактные зоны, вероятно, соответствующ ие диалектно-этнограф ическим группам древнерусского населения, которые, к а к в ы ясняется в этом случае, не соответствуют современны м восточнославянским лингво-этническим ко м пл ексам (см. к а рты 3 и 4).

4.1. П р е ж д е всего о б н а р у ж и ва ется, что инновации, распростран яв­ ш иеся но всей территории Руси, примерно с X II в. не проникали на северо-восточную о кр аин у и среднее Поочье — Ростово-С уздальскую зем лю и Р я з а н щ и н у 26 (на к а р те 3 типичной изоглоссой этой серии я в л я ­ ется восточная г р ан и ц а отвердения конечных губных согласны х). И зо ­ глоссам «явлений о б щ еза п а д н о го происхож дения» соответствуют г р а ­ ницы ростово-суздальски х н овообразован и й того ж е времени, которые, в свою очередь, л и ш ь после XIV в. в ы ходят з а пределы Волго-Окского м еж дуречья. О б а к о м п л ек са изоглосс в о бщ ем виде вполне определен­ но очерчиваю т своео б разн ы е лингво-этнографические зоны ( с е в е р о в о с т о ч н у ю и с р е д н е о к с к у ю ), взаимодействие м еж д у которы­ ми относится ко времени о б р а зо в а н и я М осковского государства.

4.2. А н ал и зи р у я «явлен и я о б щ еза п а д н о го происхождения», авторы монографии « О б р азо в ан и е севернорусского наречия...» о б р ащ а ю т внима­ ние на то, что «при распростран ен ии новообразован и й в п ределах самих за п а д н ы х территорий в описы ваемы й период X II— X III вв. преобладало 25 С м.: Ю. Ф. М а ц к е в и ч, А. Г. М у р а ш к о, А. В. О р е ш о н к о в а, О б итогах р аботы по с о став л ен и ю а т л а с а б ел о р у сски х н ар о д н ы х гово р о в, «В опросы ди ал екто л о ги и в о сто ч н о сл а в ян ск и х язы к о в », М., 1964, в ч астн о сти к а р т ы 1, 2, 4 и 5 на стр 54— 55, 57— 58.

26 См.: « О б р а зо в а н и е север н о р у сск о го н а р еч и я и ср едн ерусск и х говоров. П о м ат е ­ р и ал ам л и н гви сти ч еск ой гео гр аф и и », М., 1970, стр. 210, 211. А вторы этой коллективной м о н ограф и и н а зы в а ю т у к а з а н н ы е н о в о о б р а зо в а н и я X II — X III вв. « яв л ен и ям и об щ е­ за п а д н о г о п р о и сх о ж д е н и я ».

К а р т а 3. Р у с с к о -б ел о р у с ск и е изогл оссы в п р е д е л ах д ом он гол ьск и х славян ск и х посе­ лений, по « А тл ас у р у сск и к н ар о д н ы х г о во р о в » (см.: « О б р азо в а н и е севернорусского н а ­ речи я и ср ед н ер у сски х говоров», М., 1970) 1 — Г р а н и ц а г — h;

2 — а р е а л ти п ов а к а н ь я -я к а н ь я, с вязан н ы х с ди ссим илятивно стью ;

3 — с ев е р о -в о с то ч н а я гр ан и ц а ф орм ти п а у однэй;

4 — с ев еро-восточ н ая граница о к о н ч ан и я м естоим ен ий и п р и л а гат ел ьн ы х — oho;

5 — с ев е р о -во с то ч н а я гран и ц а форм н и к б к о, н ичдко;

6 — с ев е р о -в о с то ч н а я г р ан и ц а ф о р м ти п а м ы ю, р ы ю ;

7— северо-восточ­ н а я гр ан и ц а у (w ) в к онце с л о га и с л о в а ;

8 — с ев е р о -во с то ч н а я гр ан и ц а протетического в (п еред о, у ) ;

9 — в о ст о ч н ая г р ан и ц а с о х р ан ен и я е (без п ереход а в ’о) в личны х о к он ­ ч а н и ях г л а го л о в I с п р я ж е н и я (и д ёш ь, идёть, и д ём, идёте);

10 — в осточн ая грани ца от­ в ер д ен и я губн ы х в к он ц е с л о в а ;

11 — а р е а л ш ’ ч ’;

12 — зо н а прогрессивного асси м и л я­ т и вн ого см ягч ен и я к (ти п а В а н ’к ’а ), в п р е д е л а х к о то р о й за ш т р и х о в а н а р еа л сохранения т в е р д о го к п осл е ш ’.ч (по Л. Л. К а са тк и н у ) К а р т а 4. П о з д н е д р е в н ер у с ск и е (X II— X IV вв.) д и ал е кт н о -этн о гр а ф и ч е с ки е зоны л ес ­ ной пол осы / — гр ан и ц ы осн о в н ы х д р ев н е р у сс к и х ф е о д а л ь н ы х зе м ел ь (см. к а р т у 2 );

2 — гр ан и ­ ца а р е а л а р а н н е д р е в н ер у с ск о й с л а в я н и за ц и и б а л т о в (см. к а р т у 1);

3 — гр ан и ц а п роти­ в о п о с та в л е н и я \ г ~ К ] ;

4 — а р е а л ти п ов а к а н ь я -я к а н ь я, с в я зан н ы х с д и ссим илятивно стью ;

5 — о б о б щ е н н а я г р ан и ц а п р о т и в о п о с та в л ен и я « яв л ен и й о б щ езап ад н о го п р о и сх о ж ­ д ения» и р о с то в о -с у зд а л ь с к и х и н н овац и й X I I — X IV вв.;

6 — ар еа л ы взаи м о п р о н и к н о в е­ ния р о с то в о -с у зд а л ь с к и х и н о в го р о д ски х д и ал е кт н ы х особен ностей (на северо-востоке;

см. п. 4.2) и сев ерн ы х гр ан и ц р у с ск о -б е л о р у сс к и х д и а л е к т н ы х особен ностей (п ол оса д и а ­ лек тн о го в за и м о д е й с т в и я н а с е в е р о -з а п а д е );

7 — регион « о тступ л ен и я» н а з а п а д р у с ­ ско -б ел о р у сск и х особен н остей в а р е а л е с л а в я н и зац и и б а л то в (ср. к а р т у 3 ), о т р а ж а ю ­ щ ий д и ф ф е р ен ц и а ц и ю н оси тел ей ц ен т р ал ь н ы х д р ев н е р у сс к и х д и ал е к т о в после X IV л (см. п. 5.2 );

8 — пучки и зо гл о сс в н у тр и б е л о р у сс к и х д и ал е к т н ы х п роти воп оставл ен и й (см. п. 3.2 );

9 — а р е а л б е л о р у со в по Е. Ф. К а р ск о м у распространение, ш едш ее из более ю ж ны х очагов к северу, на терри то­ рию С моленской и Н о вгород ской земель, в то врем я к а к н о воо б разо в а­ ния, очагом которы х я в л я л а с ь Н о в го р о д ская зем ля, не имели столь ин­ тенсивного р ас п ро с тр ан ен и я в ю ж н ом направлении»: собственно новго­ родские инновации р ас п р о с тр ан ял и сь в основном на говоры новгород­ ских колоний 27 (где с та л к и в а л и сь с инновациями ростово-суздальского происхождения — см. ш три ховку ка карте. 4) Т аким образом, достаточ­ но четко о б р исовы вается т а к ж е с е в е р о - з а п а д н а я з о н а, некото­ рые особенности которой об ъ яс н я ю тся зап адн оф и нски м субстратом, но границы которой определены не этническими группами дославянского населения, а политической и экономической обособленностью Н овгород ­ ской республики, ещ е в XV в. о тстаивавш ей свою независимость от Москвы.

4.3. Р а з н ы е лингво-этнические группы ф о рм и ровали сь в домонголь­ ское в р ем я и на территории П р а во б ер е ж н о й Украины: ю г о - з а п а д н а я (с цен трам и в Г аличе и В лад им и ре-В ол ы н ском ) и собственно ю ж н а я, центром которой был Киев (см. п. 3.1). П ри этом новообразования южной зоны в X II—X IV вв., к а к отмечалось, последовательно р аспр о­ странялись з а П р и п ять (на турово-пинские говоры ), нередко охваты вали диалекты П олотчины и С моленщ ины, а в ряд е случаев доходили и до 27 См. т ам ж е, стр. 228;

а н а л и зу яв л ен и й отм еченн ой серии сп ец и альн о посвящ ена;

4 глава II р а з д е л а у к а з а н н о й м он ограф и и.

95 Н о в г о р о д а (см. п. 4.2), что, несомненно, об условливалось причинами со­ циального (а не собственно язы кового или субстратного!) порядка — автор и тетом киевских язы ковы х норм.

4.4. Н акон ец, в самом центре Д ревней Руси формируется лингво-эт н ическая группа, которую, уч иты вая ее относительное географическое полож ение, мож но н а зв а т ь ц е н т р а л ь н о й. Н а лингвистической карте о н а вполне убедительно очерчивается мощ ными пучками изоглосс фоне­ тических и морфологических инноваций X I I — XIV вв., которые на севере ста б и л и зи р у ю тс я в период сущ ествован ия Л итовско-Русского государ­ ства, на северо-востоке узкой полосой подходят к границам поселений летописной г о л я д и (следовательно, оформились до ее окончательной с л а в я н и з а ц и и ), на востоке и юго-востоке совпадаю т с давней восточной границей д осл ав ян ск и х балтийских поселений (проходившей вдоль г р а ­ ницы л еса, за которую в домонгольское врем я не простирались д алее и ко м пактн ы е сл авянски е п о селения), а на ю го-западе упираю тся в посе­ д е н и я летописной литвы (см. карты 3 и 4).

4.5. Р еа л ь н о с т ь в ы д ел я ем ы х так им образом зон п одтверж дается тем, что нет ни одной изоглоссы явления, разви вш егося до XIV в., которая п ер ес ек а л а бы две см еж ны е зоны, л иш ь о д н а ж д ы пройдя через м е ж зо ­ нал ьн у ю гран и цу в ар е а л е домонгольских восточнославянских поселе­ ний!

4.6. О черч иваем ы е п учкам и изоглосс древнерусские лингво-этниче ские (или д иалектн о-этнограф ически е) зоны (см. карту 4) к XIV в. уже х а р а к т е р и з о в а л и с ь многими особенностями, впоследствии оказавш имися белорусскими, украин ским и или великорусскими. Н о они ни в коей сте­ пени не о т р а ж а л и гран и ц будущ их восточнославянских этноязыковых ком плексов и с о д е р ж а л и потенциальные возможности для образования совершенно иных лингво-этниче с к и х е д и н и ц (к а к в территориальном, т а к и в количественном отно­ шениях), чем те, которые в действительности слож ились в Восточной Европе к новому времени: ни о каки х белорусах, украин ц ах или велико­ р у са х до X IV в. не м о ж ет быть речи!

5.1. С X IV в. н ап р ав л ен и я этнического и язы кового развития на Руси резко меняю тся. В частности, в то в р ем я к а к на зап ад е центральной зоны не только сох раняю тся старые, но и оф орм ляю т ся новые языковые и этнограф ически е особенности балтийского (д л я этого периода — л и ­ товского) происхож дения, составляю щ и е лингво-этническое своеобразие соврем енны х белорусов в восточнославянском мире (ср. 1968, № 1, стр. 111;

1968, № 5, стр. 82 и сл.) 28, население восточной части той же зоны в тяги вается в единый этногенетический процесс с населением севе­ ра и средней Оки и, взаи м о д ей ств уя с ним, постепенно у т р а ч и в а е т д и а ле ктн ы е и этногр афические о с о б е н н о с т и субстратного п р о и с х о ж д е н и я, у с в а и в а я особенности, наступаю щ ие с востока (север о-восток а), т. е. прио б ретая собственно южновеликорусский об­ л и к 29;

а население лев о б ереж н о й части припятского П олесья усваивает особенности, р ан ее х ар а к те р и зо в а в ш и е лиш ь славян западной части той ж е ц ен тральной зоны.

С о ве р ш ен но очевидно, что именно такое направление этнического и язы кового разв и ти я, противоречащ ее тенденциям предшествующего пе­ риода, было обусловлено не «однородностью субстрата» (который к X IV в. у ж е был полностью ас си м и ли р ов ан ), а хорошо известными поли­ тическими изм енениям и — за х в а то м Л и тво й и П ольш ей зап адн ы х и юго­ 28 К м ногочислен ны м ф а к т а м, у п о м и н ав ш и м ся в ди скуссион ны х стать ях, м ож но д о ­ б ав и ть: И. И. С а л и в о н, К р а н и о л о ги ч е ск а я х а р а к т е р и с т и к а н асел ен и я Б елоруссии X V I II— X IX вв. в с в я з и с н е к о то р ы м и в о п р о с ам и п р о и сх о ж д е н и я б ел орусов, «С ов. этн о ­ гр аф и я », 1969, JS s 4, стр. 46 и др.

T 29 Э т о т в ы в о д ч етверть в ек а н а з а д в общ и х ч е р т ах у ж е бы л намечен. См.:

Р. И. А в а н е с о в, В опросы о б р а зо в а н и я р усск ого я зы к а в его го во р ах, «В естник МГУ», 1947, № 9, стр. 135.

з а п а д н ы х земель, о к а зав ш и х ся, т ак и м образо м, изолированными от о ста л ьн ы х р ай он ов Руси, где в борьбе с татаро-м он гольски м игом ш и ­ рится к о н сол и дац и я н аселени я в составе последовательно рас ш и р яю щ е­ го свои границы М осковского государства. Эти политические изменения и в ы ступаю т к а к ф ак то р (причина!), вы звавш ий, с одной стороны, про­ цесс о б р а зо в а н и я новой общ ности — великорусов, объединивш их замет-' но р азо ш е д ш и х с я к тому времени потомков носителей северо-восточных, среднеокских, се веро-зап ад н ы х и цен трал ьны х (восточных) древнерус­ ских д и алекто в, с другой — и золяц ию от них потомков носителей юго зап ад н ы х, ю ж н ы х и том числе зап ад н ы х д и а л е к то в центральной зоны, в которы е о к а за л и с ь втян уты м и в иные этногенетические процессы.

И н ы м и словам и, оф орм лен и е лингво-этнического своеобразия бело­ русов в в осточ нославян ском мире не мож ет исследоваться изолированно и д о л ж н о в ы я сн ять ся путем а н а л и з а причин, приведш их к утрате пред­ к а м и ю ж н овел ико русо в тех особенностей субстратного происхождения, которые некогда о п ред ел ял и их единство с пред кам и белорусов в составе ц ен тральной древнерусской зоны.

К тому времени к а к М о ск о в с к ая Русь, окрепнув, смогла начать д л и ­ тельный вооруж енны й кон ф л и кт с могучим (теперь у ж е объединенным П о л ьско-Л и тов ск и м ) соседом, д о б и в ая с ь полного воссоединения потом­ ков древнерусской н ародности в едином государстве, оказалось, что за стол етия разо б щ енн ого разв и ти я на за п а д е и ю го-западе, т а к ж е как и на северо-востоке, сф о рм и р ов ал и сь вполне самостоятельны е н о в ы е с л а в я н о я зы ч н ы е народности.

5.2. То, что ф о рм и ро ван ие белорусской народности связано с поли­ тическим и экономическим обособлением зап ад н о ру сск их земель, г. е. с изм ен ен и ям и в п о л и т и ч е с к о й истории народов Восточной Европы, о т р а ж а е т с я в г р ан и ц а х ее ар е а л а. В сам о м деле, если на севере лингво­ этн и ческая г р ан и ц а белорусов (см. к а р т у 4) совп ад ает с давними рубе­ ж а м и Л и товского государства, поскольку они здесь были достаточно стаби льны м и, то на востоке л иш ь ф актор национального самосознания отгран и чи в ает белорусов от ю ж новеликорусов. И это естественно, ибо:

1) речь идет о гран и це м е ж д у лингво-этническими группами, предки ко­ торы х до X IV в. со с тав л ял и единство (с ком плексом особенностей, обус­ ловленн ы х, в частности, балти йски м су б стр ато м ). В этом случае граница м е ж д у ними м о гл а бы быть зам етн ой л иш ь при условии длительного, полностью изолированного разви тия;

м е ж д у тем, 2) изолированное р а з ­ витие белорусов и ю ж н овеликорусов Д непровско-О кского м еждуречья п р о д о л ж а л о с ь относительно недолго — всего около трех столетий;

к том у ж е, 3) п оли ти ческая граница м е ж д у ними никогда не была устой­ чивой, что и с к а за л о с ь на язы ковой истории русско-белорусского погра ничья, где о б н а р у ж и в а ю т с я д и алектн ы е явления, которые «не распро ­ стр анены сколько-нибудь ощ утительно ни на за п а д — на территорию белорусского язы ка, ни на восток — на территорию говоров рязанской г р у п п ы » 30 (на к а рте 3 э т а серия явлений п ред ставл ен а изоглоссой [ш ’], ко то р а я очерчи вает ар е а л утраты [ч], сохраняемого белорусскими гово­ р а м и 31). Р а зв и т и е этих явлений св яза н о с тем, что в X IV — XVI вв. р ай о ­ ны их рас п р о с тр ан ен и я «попеременно о к а зы в ал и сь то под властью Л и ­ товского, то М осковского государства, причем и в том и в другом случае яв л я л и сь периферийны ми в их с о с т а в е » 32. И менно в этом регионе и о тра­ ж а е т с я п осл едовательное наступление с востока новых диалектны х осо­ б ен н о с т ей — по мере п родв и ж ен и я на з а п а д границы Московского госу­ 30 В. Г. О р л о в а, К л а с с и ф и к а ц и я ю ж н о в ел и к о р у с с к и х го в о р о в в свете соврем ен ­ ных д и а л е к т н ы х д а н н ы х, «В опросы язы к о зн а н и я », 1955, № 6, стр. 16— 18.

31 См.: Г. А. X а б у р г а е в, З а м е т к и по истори ческой ф он ети ке ю ж н о в ел и ко р у с­ ского н а р еч и я (К о н с о н а н т и зм ), «Уч. зап. М О П И им. Н. К. К рупской», т. 204, Русски й язы к, вып. 14, М., 1967, стр. 157 и примеч. на стр. 182, 183.

32 В. Г. О р л о в а, У к аз, р аб., стр. 18.

7 С о в е т ск а я э т н о гр а ф и я, № д а р с т в а (на к а рте 3 э та серия особенностей п редставлен а изоглоссой прогрессивного см ягчения к, внутри которой заш трихован ареал сохра­ нения твердого к после ч [ш ’], вы д еляю щ и й зону «отступления» на запад русско-белорусских и зо г л о с с)33. В осточная часть намеченного здесь а р е а ­ л а б л и зк а восточной границе Л и то вского кн яж еств а в период его расцве­ та (ср. 1967, № 2, стр. 114— 115);

вдоль зап ад н о й его границы тянется полоса переходных русско-белорусских говоров, за п а д н а я окраина кото­ ры х я в л я е т с я восточной границей белорусского а р е а л а по Е. Ф. К а р ­ скому (см. к а р т у 4).

Н е менее в ы рази тел ьн о и распо л ож ени е изоглосс в бассейне П р и п я­ т и — в северны х рай о н ах древнерусской ю жной зоны, куда с X III в., после о б р а зо в а н и я В еликого кн яж еств а Литовского, последовательно р ас п р о с т р ан яю тся язы ковы е особенности центральной зоны (вклю чая ак а н ь е ). А т а к к а к этот регион, вошедший в ар еал ф ормирования бело­ русской народности, п р о д о л ж а ет сохранять следы былой связи с К иев­ щиной (ср. п. 3.1), вдоль П ри п яти тянется ш и р окая полоса говоров, по р азн о м у совм ещ аю щ и х белорусские и украинские диалектны е черты.

5.3. С в я зь гран и ц этнограф ически х и д иалектн ы х особенностей, р а п р о стр ан яю щ и х с я с X IV в., с политическими границами, оформивш ими­ ся в Восточной Европе после п аден ия Д ревней Руси, зас т ав л яет у тв ер ж ­ д ать, что, вопреки предполож ению В. В. Седова, именно «политическое и экономическое обособление зап ад н о русск их земель» явилось ф акто ­ ром, в ы зв ав ш и м процессы, которые привели к этническому и языковому обособлению белорусов (и украинцев) от остальны х восточных славян, в том числе и от тех, с которы ми предки белорусов до XIV в. составляли одно целое, т. е. явилось п р и ч и н о й о б о с о б л е н и я б е л о р у с о в или, что то ж е сам ое (!), причиной обособления великорусов от осталь­ ных восточных сл авян, р азв и в ш и х с я в белорусов и украинцев.

П оскольку, однако, В. В. Седовы м поставлен вопрос о «первопри­ чине», т. е. п р и ч и н е п р и ч и н ы, то таковой в рассм атр иваем ом слу­ ч ае (если только п о стан овка такого вопроса правом ерн а) следовало бы п ри зн ать тю рко-монгольское наш ествие: именно оно ослабило обороно­ способность восточноевропейских сл ав я н и тем самы м способствовало з а х в а т у з а п а д н ы х и ю го-западн ы х зем ель Л и твой и Польшей, что изоли­ р о в ал о местных сл ав я н от о стальны х районов Руси;

именно оно уско­ рило процесс преодоления феодальной раздробленности за пределами Л и т в ы и П ол ь ш и и в ходе борьбы з а независимость вызвало необходи­ мость консолидации этнически у ж е р азош ед ш и х ся славянских групп восточноевропейского С евер а и Востока. Короче, можно смело у т в е р ж ­ д ать, «что э т н о я зы к о в а я ка р ти н а восточного славянства была бы иной, если бы не грозные собы тия X I I I — XV в в. » 34 (ср. выше — п. 4.6).

6. Что ж е к а сае тся вывода, предлож енного В. В. Седовым, то д л я его проверки теперь имеется вто р ая посы лка (см. п. 0.2):

П о с ы л к а 1. «Н екоторы е элем енты культуры верхнеднепровских сл ав я н V I I I — X II вв., р я д этнографических, антропологических и язы ко ­ вых особенностей белорусов яв л яю тс я следствием взаимодействия приш­ лого сл ав я н ского населения с местными балтам и » (В. В. С едов).

П о с ы л к а 2. С овременные восточнославянские лингво-этнические объединения, в к л ю ч а я белорусов, не совпадаю т с диалектн о -этно граф и ­ ческими группам и древнерусского периода и начинаю т ф ормироваться п о с л е X III в., когда, в частности, активизируется процесс д иф ф ерен ­ ц иации восточной и зап ад н о й частей того этнического комплекса, кото­ рый сл о ж и л с я в V I I I —XII вв. в резул ьтате «взаимодействия пришлого сл ав ян ско го н аселен и я с местными балтами».

33 См.: Л. Л. К а с а т к и н, П рогресси в н ое асси м и л яти в н о е см ягчени е задненебны х с о гл асн ы х в русск и х г о в о р а х, М., 1968, стр. 73— 108 и др.

34 Ф. П. Ф и л и н, Д р е в н е р у сс к и е д и ал е к т н ы е зон ы и п рои сх о ж д ен и е восточн осл а­ в ян ск и х язы к о в, «В опросы я зы к о зн а н и я», 1970, № 5, стр. 13.

Л огич ески в этом случае возм о ж ен л иш ь один в ы в о д : балтийский с у б стр ат н е я в л я е т с я п р и ч и н о й о б о с о б л е н и я белорусской лингво-этнической общности, хотя и о б ъ я с н я е т и с т о ч н и к и ряда этнограф ических, ан тропологических и, отчасти, язы ковы х о с о б е н н о ­ с т е й этой общности, оф о рм и вш и х ся в V I I I — XII вв.— до н ач ал а обо­ собления белорусов.

E T H N IC C O M PO SIT IO N O F TH E EARLY R U S S IA N STATE A N D THE ORIGIN O F TH E T H R EE EAST SLA V N A T IO N A L IT IE S (L O G IC A L AND L IN G U IS T IC N O T E S TO W A R D S T H E D IS C U S S IO N O N T H E « IN IT IA L CAUSE»

O F T H E FO R M A T IO N O F T H E B IE L O R U S S IA N N A TIO N A LITY ) T h e e a rly R u s s ia n S ta te in th e p e rio d of its fo u n d a tio n w a s n o t e th n ic a lly h o m o g e ­ n e o u s: it w a s fo rm ed a s a p o litic a l, e co n o m ic a n d c u ltu ra l a m a lg a m a tio n of th e S la v s w ith th e a b o rig in e s of E a s te r n E u ro p e ( p r e d o m in a n tly B a ltic - a n d F in n is h -s p e a k in g ;

.

S in c e th e in itia tiv e th e re b e lo n g e d to th e S la v s a c o n sid e ra b le p a r t of th e a u to c h to n o u s p o p u la tio n of « R us» (R u s s ia ) w a s a lr e a d y sla v ic iz e d b y th e tim e of th e T u rk ic -M o n g o l in v a s io n. V a r io u s f e a tu re s of th e a s s im ila te d a b o rig in e s fo u n d e x p re ss io n (a s h a s been c o n v in c in g ly sh o w n b y V. V. S e d o v ) in d iffe re n c e s b e tw e e n e a rly R u ss ia n lo ca l p o p u la ­ tio n g r o u p s a s to th e ir e th n o g ra p h ic, a n th ro p o lo g ic a l a n d p a r tly a s to th e ir lin g u istic c h a ­ ra c te ris tic s ;


in su c h c a s e s th e s e c h a ra c te ris tic s m a y be r e g a r d e d a s o r ig in a tin g in the s u b s tr a tu m.

T h ro u g h c o m p a ris o n b e tw e e n a r c h a e o lo g ic a l r e g io n s of E a s te r n E u ro p e w ith e th n o ­ g ra p h ic a l a n d d ia le c ta l b o u n d a rie s th e m a in e a rly R u s s ia n d ia le c ta l-e th n o g ra p h ic zo n es m a y b e re c o n s tr u c te d ;

th e s e w e re fo rm e d by th e m id d le of th e X III c e n tu ry a n d w ere a t th a t tim e a lr e a d y c h a ra c te riz e d b y m a n y d is tin c tio n s w h ich la te r b e ca m e B ielo ru ssia n, U k ra in ia n, N o rth - a n d S o u th G r e a t R u ss ia n. It b e co m es a p p a re n t th ro u g h th is re c o n stru c ­ tio n th a t m o d e rn E a s t S la v ic lin g u is tic -e th n o g ra p h ic c o m p le x es do n o t c oincide w ith the d ia le c ta l-e th n o g r a p h ic g ro u p s of e a r ly R u s s ia n p o p u la tio n ;

th e y ta k e sh a p e a fte r the X III c e n tu ry w ith in th e b o u n d a rie s of n e w p o litic a l u n its w h ich a ro se in E a s te r n E urope a f te r th e T u rk ic -M o n g o l in v a s io n a n d th e fa ll of th e E a rly R u s s ia n sta te.

7* А. X. X а л и к о в К В О П Р О СУ О НАЧАЛЕ ТЮ РКИЗАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ ПОВОЛЖЬЯ И ПРИУРАЛЬЯ О бласти С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я — один из многонацио­ н альны х районов Восточной Европы, заселенный преимущественно пред­ стави тел ям и финно-угорской (мари, мордва, удмурты, ком и), тюркской (п оволж ски е тата р ы, б аш киры, чуваш и) и индоевропейской (русские) язы ко в ы х общностей. Почти две трети из них составляю т народы, гово­ рящ ие на тю ркских я зы к а х (42% татары, 12% чуваш и и 10% баш киры ).

И с сл ед овател и единодушно п р и х о д ят к мнению, что коренными н а ­ сельн икам и к р а я яв л я л и сь финно-угорские народы, д ля которых о б л а ­ сти С реднего П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я были не только местом ф ормиро­ вания их этнической основы, но и общей финно-угорской прародиной '.

Н е в ы зы в ает сомнения и ф а к т относительно позднего появления в крае русского населения, в своей основной массе переселивш егося сюда не р а ­ нее XVI в. с у ж е оф орм лен н ы м и язы ком и культурой 2.

З н ач и тел ьн о более сл ож н ы м и п р ед ставл яю тся процессы ф о р м и р о в а­ ния тю ркоязы ч н ы х н ародов, предки которы х п ервоначально обитали д а ­ леко за п р ед ел ам и П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я и появились здесь лишь в определенные исторические эпохи.

П р о б л ем е пр оисхож д ен ия тю ркоязы чны х народов Среднего П о ­ в о л ж ь я и П р и у р а л ь я п осв ящ ен а об ш и рн ая л и т е р а т у р а 3, однако до сих пор вопрос о п роисхож дении ни одного из современных тюркоязычных н аро д ов к р а я не м о ж ет считаться решенным. Б о л ее того, множество тео­ рий и предполож ений, созданны х вокруг этой проблемы, привело к з н а ­ чительному у сл о ж н ен и ю ее гл ав н ы х аспектов и потребовало детального изучения фактического м атер и ал а.

О дним из так и х аспектов я в л яе тся вопрос о н ач ал е тю ркизации П р и ­ у р а л ь я и П о в о л ж ь я, т. е. времени проникновения сюда тюркоязычных племен. В этом отношении у современных исследователей нет единого мнения.

О дна груп па ученых п олагает, что лиш ь с приходом болгар в П о ­ в о л ж ье ( V I I— X III вв.) здесь распростран или сь тюркские я з ы к и 4. К р о ­ ме А. П. С м ирнова, до последнего времени остаю щегося сторонником этой теории 5, эту точку зрения, вош едш ую и в «Советскую историческую 1 П. Н. Т р е т ь я к о в, К в оп росу о в озн и к н ов ен и и и древней истори и ф и н н о-угор­ ских п лем ен П о в о л ж ь я. Э тн оген ез м о р д о в с к о го н а р о д а, С ар ан ск, 1965, стр. 7, сл.;

А. X. X а л и к о в, У и сто к о в ф и н н о-угорск и х н а р о д о в. П р о и сх о ж д е н и е м ари йского н а ­ р о д а, Й о ш к а р -О л а, 1967.

2 Е. П. Б у с ы г и н, Р у с с к о е н а сел ен и е С ред н его П о в о л ж ь я, К а зан ь, 1966, стр. 46, сл.

3 См. к р а т к у ю х а р а к т е р и с т и к у л и т е р а ту р ы по это й проб лем е в следую щ их п у б л и ­ к ац и я х : « Т ат ар ы С ред н его П о в о л ж ь я и П р и у р а л ь я », М., 1967, стр. 31 сл.;

В. Ф. К а ­ х о в с к и й, П р о и с х о ж д е н и е ч у в а ш с к о го н а р о д а, Ч е б о к с ар ы, 1964;

Р. Г. К у з е е в, С. Н. Ш и т о в а, Б а ш к и р ы. И сто р и к о -этн о гр а ф и ч ес к и й очерк, У ф а, 1963.

4 « И с то р и я С С С Р в 12 т ом ах», т. I, М., 1966, стр. 475.

6 А. П. С м и р н о в, О б а р х ео л о ги ч еск и х к у л ь т у р а х С реднего П о в о л ж ь я, «Сов.

too э н ц и к л о п е д и ю » 6, о тста и в аю т некоторы е историки (Ш. Ф. М ухамедья ров) 7 и этнограф ы (Н. И. В оробьев) 8.

Безоговорочно п р и д ер ж и в аю тс я ее и современные чуваш ские истори­ ки (В. И. Д м и триев, В. Ф. К аховский, П. И. Д ен исов и др.), ведущие п роисхож ден ие ч уваш ского н а р о д а от болгар о-су вазски х племен, проник­ ших, по их мнению, в П о в о л ж ь е не р ан ее V I I — V III в в. Д р у г а я группа ученых ещ е в 1920-х годах выдвинула предположение о д о б у л г ар е к о й тю рки зац и и не только П р и у р а л ь я, но и Среднего П о ­ в о л ж ья. Так, М. Г. Х удяков считал, что она сы грал а оп ределяю щ ую роль в появлении чуваш ей 10. Эту ж е мы сль в ы с к а зы в а л и В. В. Б артольд, пи­ савш ий, что чуваш и я в л яю тс я «остаткам и того первого по времени пере­ селенческого д ви ж е н и я из Средней Азии в Европу, главны ми представи­ телям и которого были х у н н у » 11.

П озднее, в 1950— 1960 гг., были получены обширные материалы, ко­ торы е п о д т в ер ж д а л и, что зад о л го до булгар, не позднее I I I — IV вв. н. э., н ач и н ае тся т ю р к и зац и я П р и у р а л ь я и П о в о л ж ь я. В. Ф. Генинг в ряде статей ориентировочно н ам етил археологические п ам ятники к р а я этого времени, в со зд а те л я х которых он считал в о зм ож н ы м видеть тюркоязыч иые п лем ена 12.

С реди сторонников д о бу л гаре кой тю рки зац и и к р а я были и такие (Н. Н. Фирсов, С. Е. М ал о в, Н. Ф. К ал и н и н ), которы е считали в озм ож ­ ным говорить вообщ е о местном, автохтонном формировании тю ркоязыч­ ных племен в крае, и в связи с этим п редпри н им али их поиски в среде д а ж е ан ан ьин ского н аселени я 13. О д н ак о эту точку зрения в настоящее врем я у ж е никто не п одд ерж ив ает.

Н акон ец, в последние годы казан ски е, а т а к ж е баш кирски е археоло­ ги в ы с к аза л и пред пол ож ени е о неоднократной д обулгарекой тю р ки за­ ции П р и у р а л ь я и П о в о л ж ь я и о реш аю щ ей роли этого процесса в форми­ ровании тю р ко язы ч н ы х нар од ов к р а я ы.

Ш ир ок ие археологические исследования, проведенные в послевоен­ ные годы на территории С реднего П о в о л ж ь я, П р и к а м ь я и П р и у рал ья, по­ к а за л и, что до первых веков наш ей эры к у л ь ту р н а я и этническая цело­ стность населения у к а за н н ы х районов не н аруш алась. Почти на всей этой обш ирной территории п р о д о л ж а л и обитать потомки ананьинских племен, ф инно-угорская п рин ад л еж н о ст ь которы х ни у кого не вызывает сомнения.

Н о не позднее середины I ты сячелетия н. э. в этническом составе н а ­ селения В о л го -К а м ь я п роисходят серьезные изменения, вызванные в пер­ вую очередь достаточно мощ ны м внедрением извне, главны м образом из-за У р а л а, инокультурны х племенных групп.

а р х ео л о ги я », 1968, № 2, стр. 66;

« Н е к о то р ы е спорны е вопросы истории во л ж ск и х бол­ гар», « И с то р и к о -ар х е о л о ги ч ес к и й с б орн и к М Г У », 1962, стр. 161 сл.

6 « С о в е т с к а я и с то р и ч е ск а я эн ц и к л о п ед и я», т. 2, стр. 582.

7 «О ч ерки истории С С С Р IX —-XV вв.», ч. II, М., 1954, стр. 718;

Ш. Ф. М у х а м е д ь я р о в, О сновны е э т а п ы п р о и сх о ж д е н и я и этн и ч еской истории т ат ар с к о й н а р о д ­ ности. « P ro c e e d in g s V iI I - th I n te r n a tio n a l C o n g re s s of A n th ro p o lo g ic a l a n d E th n o lo g ica l S c ien c es, 1968, T okyo a n d K yoto», v o l. II — « E th n o lo g y », p. 53— 56.

8 « Н а р о д ы Е вр о п ей ск о й ч асти С С С Р », II, М., 1964, стр. 599, 636.

9 В. Ф. К а х о в с к и й, У к аз. раб.

10 М. Г. Х у д я к о в, К в оп росу о п р о и сх о ж д е н и и чув аш ей, «И зв. О -в а о б с л ед о в а ­ ния и и зу ч ен и я А з е р б а й д ж а н а », Б а к у, 1927.

11 В. В. Б а р т о л ь д, С оврем ен н о е состоян и е и б л и ж а й ш и е за д а ч и изучения исто­ рии т у р ец к и х н а р о д о в, Л., 1926, стр. 5.

12 В. Ф. Г е н и н г, К воп росу о п р о д в и ж е н и и сибирского н асел ен и я в З а п а д н о е П р и у р а л ь е в I тыс. н. э., сб. «В оп р о сы и стори и С ибири и Д а л ь н е г о В остока», Н о в о ­ сибирск, 1962, стр. 334 сл.;

е г о ж е, К в оп росу об этническом с о став е населен ия Б а ш к и р и и в I т ы с яч е л ети и н аш ей эры, « А рхеол оги я и эт н о г р аф и я Б аш кири и», т. II, У ф а, 1964, стр. 125 сл.

13 Сб. « П р о и сх о ж д е н и е к а за н с к и х т а т ар », К а за н ь, 1948, стр. 96.

14 « И с то р и я Т а т а р с к о й А С С Р », К а за н ь, 1968, стр. 35.

К огда ж е н ач ал и с ь эти изменения? С каки м и общеисторическими про­ цессами они св яза н ы ? И что существенного они внесли в этническую историю к р а я ? Р я д соврем енны х исследователей считает, что изменения н ач ал и с ь в I I I — IV вв. и были св яза н ы с внедрением в край полукочевых, вероятно тю ркоязы ч н ы х племен, с которыми, по их мнению, можно увя зять п роисхож ден ие и племен т ак н азы ва ем о й именышвокой культуры.


Зн ач и те л ьн ое в н и м а н и е этой п роблем е уделил в своих исследованиях В. Ф. Генинг, считающий, что н а ч ал о новой эпохи «ib П р и к а м ье отмечено м ощ ны м притоком многочисленных новых групп населения, что доста­ точно хорош о д ати р у ется III в. н. э.». Он п олагает, что эти группы насе­ ления происходили из З а у р а л ь я и З а п а д н о й Сибири, откуда они были сдвинуты натиском все новых и новых волн кочевников, двигавшихся из Ц е н тр а л ь н о й А зии,5.

Д ей ствительн о, области П р и у р а л ь я и, м ож ет быть, П р и ка м ья значи­ тельно раньш е, чем о стальн ы е районы Восточной Европы, испытали воз­ действие н ач ав ш его с я в первых веках наш ей эры д ви ж ени я центрально ази атски х кочевников-гунно'в. И звестно, что в середине II в. хунну — предки европейских гуннов — у ж е появились на берегах Каспийского моря 1б. Этим ж е временем д ат и р у ется н а ч ал о зам ены позднесарматских п ам я тн и ков Н и ж н ег о П о в о л ж ь я п ам я т н и к а м и гуннского т и п а 17. Следо­ вательно, не позднее II в. гуннские орды, вероятно, в основе своей тюр­ коязы чн ы е 18, у ж е вы ш ли в Восточную Европу и вплотную придвинулись к Н и ж н ей Волге. Очевидно, в это ж е в р ем я теснимые гуннами сибирские (скорее всего, из степных и ю ж н ы х лесостепных рай он ов), а может быть и собственно гуннские, плем ен а из степей Ю ж ного У р ал а подымаются на север — в бассейны рек Б ел ой и К амы. В связи с этим хотелось бы остановиться на некоторых ф а к т а х археологического порядка.

Н е п о зж е II или сам ое п о з д н е е — р у б е ж а I I — III вв. перестают суще­ ствовать родственны е плем ен а к а р а-а б ы зск о й (Б а ш к и р ск о е Приуралье)1 и пьяноборской (П р и к а м ь е ) 20 культур.

Н о в это ж е в рем я в зап ад н ы х рай он ах Среднего П ов о л ж ья появля­ ю тся п ам ятни ки типа кур ганн ы х могильников у с. П и с е р а л ы 2 и Андреев- к а 22, а т а к ж е грунтовы е могильники типа Кошибеевского, Старшего С еликсенского, Р а ж к и н с к о г о и д р. 23, несущ ие в своей культуре поздне­ п ьяноборские и п о здн есарм атски е черты.

В тор ж ен и е в Б а ш к и р с к о е П р и у р а л ь е и П р и к а м ь е пришлых племен п о д т в е р ж д а е т с я появлением здесь резко отличных по культуре памят­ ников типа Т ур аевски х к у рган о в и возникновением новых культур — бахмутинской, мазунинской, ранней л о м о в а т о в с к о й 24.

Вопрос об этносе и происхож дении носителей этих культур и памят­ 15 В. Ф. Г е н и н г, П р о б л е м ы и зучен и я ж е л е зн о го в ек а У р ал а, «Вопросы архео­ л оги и У р а л а», вып. 1, С в ер д л о в с к, 1961, стр. 39, 40.

16 В. В. Л а т ы ш е в, И з в е с т и я д о е в н и х п и сател ей, греческих и латинских о Ски­ ф ии и К а в к а з е, В Д И, 1948, № 1, стр. 240.

17 И. В. С и н и ц ы н, А р хеол оги ческ и е р а ск о п к и н а тер ри тори и Н и ж н его Поволжья, «Уч. за п. С а р а т о в с к о г о гос. у н -та», т. X V II, 1947, стр. 12 сл.;

И. И. З а с е д к а я, О х р о н о л о ги и погреб ен ий «эп охи п ер есел ен и я н а р о д о в » Н и ж н его П овол ж ья, «Сов. ар­ х е о л о ги я», 1968, № 2, стр. 53.

18 Н. А. А р и с т о в, З а ч е т к и об этн и ч еском с о ст ав е тю ркских племен и народно­ стей, « Ж и в а я с та р и н а », 1896, вы п. Ill-— IV, С П б., стр. 290.

19 А. X. П ш е н и ч н ю к, Н а с е л е н и е ц е н т р ал ь н о й Б а ш к и р и и на р убеж е н. э., Авто­ реф. к а н д. ди с., У ф а, 1967.

20 В. Ф. Г е н и н г, У зл о в ы е п р о б лем ы и зучен и я п ь ян оборской культуры, «Вопросы ар х ео л о ги и У р а л а», вы п. 4, С в ер д л о в с к, 1962.

21 А. X. X а л и к о в, О ч ерки и стори и н а се л ен и я М ар и й ск о го к р а я в эпоху железа, «Т руд ы М а р и й с к о й ар х ео л. эк спедиц ии», т. II, Й о ш к а р -О л а, 1961, стр. 135 сл.

22 П. Д. С т е п а н о в, А н дреевски й кур ган, сб. «Э тногенез м ордовского народа», С а р а н с к, 1965, стр. 47 сл.

23 М. Р. П о л е с с к и х, Р а н н и е п а м ятн и к и м ат е р и ал ь н о й культуры мордвымокши, сб. « Э тн оген ез м о р д о в с к о го н а р о д а », С а р ан с к, 1965, стр. 176.

24 В. Ф. Г е н и н г, О ч ерк и этн и ч еск и х к у л ьт у р П р и к а м ь я в эпоху ж елеза, «Труды К а з. ф ил. А Н С С С Р », вы п. 2, К а за н ь, 1959, стр. 184.

ников остается до сих пор ещ е спорным. Если А. П. Смирнов и Н. А. Ма ж и тов п олагаю т, что бахм утинские п лем ена выросли на б азе местных п лемен позднепьяноборского т и п а 25, то В. Ф. Генинг, В. А. Оборин, С. М. В асю ткин и д р. 26 опред ел яю т бахмутинские, мазунинские, тураев ские и харинокие племена к а к приш лы е и з-за У р а л а угорские и д аж е сам од ий ские племена. С приш лы м х а р а к т е р о м харинских племен со г л а­ сен и А. П. С мирнов, но он считает их этнически не уграми, а с а р м а ­ т ам и 21.

М. С. А к и м ов а Фа основе изучения антропологических материалов т а к ж е приходит к выводу, что,не позднее III в. н. э. состав населения П р и у р а л ь я н ач и н ает м еняться, но эти изменения не привели еще к ко ­ ренной смене н аселени я и коснулись больш е ю жных, чем северных р ай о ­ нов 28.

Очевидно, в это врем я в среду местного н аселени я проникали ещ е не столь ч у ж еро д н ы е п лемена;

вполне возмож но, что это были древние пле­ мена З а у р а л ь я, в какой-то степени близкие по культуре и язы ку мест­ ному населению зап ад н о го П р и у р а л ь я. Н о не исключено, что среди при­ ш ельц ев имелись и ч у ж еро д н ы е группы. К последним в первую очередь сл ед у ет отнести население, оставивш ее Т ураевский курганный могиль­ ник. К сож ален ию, антропологический м атер и ал из этого п ам ятника не изучен, поэтому трудно ответить на вопрос, н асколько тураевское н аселе­ ние о тли чалось от местных (пьяноборских) племен в антропологическом отношении. Н о в культурном отношении оно о тличалось достаточно резко.

Т ураевски й курганны й могильник, п ред ставл яю щ ий собой у н и к ал ь ­ ное место захор он ен и я военных предводителей, д ати руется I I I — IV вв.

н. э. 29 В п огреб ал ьн ом о б р яд е могильника (курганны е насыпи с кольце­ видными к а н а в к а м и, глубокие ямы с кам ен н ы м и з а к л а д к а м и, стенки ям со ступенькам и или боковыми подбоям и, следы ритуальны х кострищ) легко п р о сл еж и в аю т ся п а р а л л е л и с кочевническими кур ганам и Южной С ибири и севера Средней Азии. Так, в частности, кол ьц евая о б кл ад ка насы пей ка м н ям и, в редких сл у ч аях окру ж ен ие их неглубокими к а н а в ­ ками, х а р а к т е р н ы д л я усуньских курганов К а з а х с т а н а 30. Б о л ь ш ая глу­ б и н а ям т а к ж е специфична д л я могильников К а за х с т а н а второй полови­ ны I ты сяч ел ети я до н. э. и н а ч а л а наш ей эры. З д есь ж е нередки и пере­ кр ы ти я из д ер ев ян н ы х бревен или из каменны х плит внутри могил.

У слож н ен ие ф орм ям, появление вдоль их стенок ступенек, уступов и под­ б о ев считается свойственным м огильникам восточного К азах с тан а и Ю ж но й Сибири с I в. до и. э. по I I I — IV вв. н. э. Н аконец, преимущ ест­ венно з а п а д н а я ор и ен тац ия погребенных с отклонением к северу, реже к югу х а р а к т е р н а д л я поздних усуньских захоронений I I — III вв. н. э. 3 С реди богатого и р азн о об разн о го погребальн ого и нвен таря Тураев ских курганов н ем ало вещей средн еазиатского происхождения. Таковы остатки кольчуг, по явивш и х ся впервы е в Средней Азии в куш анское в р е м я 32. С ред н еази атск о е, скорее п арф янское, происхождение имеет 25 А. П. С м и р н о в, Ж е л е з н ы й в е к Б аш к и р и и, М И А, № 58, М., 1957, стр. 54;

Н. А. М а ж и т о в, Б а х м у т и н с к а я к у л ь т у р а, М., 1968, стр. 64.

26 В. Ф. Г е н и н г, О ч ерк и этн и ч еск и х к у л ь т у р П р и к а м ь я в эп оху ж е л е за, стр. 202, 203;

О. Н. Б а д е р и В. А. О б о р и н, Н а за р е истори и П р и к а м ь я, П ерм ь, 1958, стр. 139 сл.;

С. М. В а с ю т к и н, Н е к о то р ы е спорны е вопросы ар х ео л о ги и Б аш кири и I т ы с я ч е л ет и я н. э., «С ов. ар х ео л о ги я», 1968, № 1, стр. 59 сл.

27 А. П. С м и р н о в, О ч ерк и д ре в н е й и с р ед н ев е к о во й истории н а р о д о в С реднего П о в о л ж ь я и П р и к а м ь я, М И А, № 28, М., 1952, стр. 80.

28 М. С. А к и м о в а, А н тр о п о л о ги я д р е в н е го н а се л ен и я П р и у р а л ь я, М., 1968.

29 В. Ф. Г е н и н г, Т у р ае в ск и й курган н ы й м оги л ьн и к в Н и ж н ем П р и к а м ье, «В опросы а р х ео л о ги и У р а л а», вы п. 2, С в ер д л о вс к, 1962, стр. 80.

30 К. А. А к и ш е в, Г. А. К у ш а е в, Д р е в н я я к у л ь т у р а сак о в и усуней долины оеки И л и, А л м а -А т а, 1963, стр. 240 сл.

31 Т ам ж е, стр. 247— 249.

32 С. П. Т о л с т о в, П о д ре в н и м д е л ь т а м О к с а и Я к с а р т а, М., 1962, стр. 148;

К. А. И н о с т р а н ц е в, С а са н и д ск и е этю ды, С П б., 1909, стр. 69— 71.

ж е ле зн ы й меч с орн ам енти рован ной зави ткам и, кры л аткам и и пирами­ д ал ьн ы м и лестни чкам и р у к о я т к о й 33. Очевидно, среднеазиатской работой я в л я е т с я т а к ж е и ж елезны й шлем, инкрустированный серебряными с позолотой н а к л а д к а м и в виде уступчаты х зубцов-мерлонов, чрезвычайно х а р а к тер н ы х д л я искусства Средней Азии античного в р е м е н и 34.

Все эти д ан н ы е позволяю т полагать, что Тураевские курганы и близ­ кие им п ам ятн и ки этого рай он а Прикам-ья оставлены племенами сибир­ ского (к азах с тан ско го ) и северосреднеазиатокого происхождения.

Последние, по мнению больш инства исследователей, в I— II вв. н. э. вхо­ дили в обш ирную ко н ф ед ер аци ю древнетю ркских племен под гунно-сянь бийекой геге м о н и ей 35. Если это так, то очевидно, что с этих племен мы д о л ж н ы н ач ин ать и период тю рки зац и и П ри урал ья.

П р и ш л ы е племена перво начальн о ещ е не выходили дал еко за преде­ лы бассейнов рек Белой и Средней К амы, и оттесненное ими население пьяноборской культуры в I I I — IV вв. п р о д о л ж а л о обитать на территории Н и ж н ег о П р и к а м ь я и С реднего П о в о л ж ь я 36. Н о не позж е р уб еж а IV— V вв. на территории не только П р и у р ал ь я, но и Среднего П ов о л ж ья по­ я в л яю т с я новые этнокультурн ы е группировки, очевидно связанные со второй, основной волной гуннского н аш ествия на Европу. Различные ис­ сл ед о в атели об ъед и няю т пам ятни ки этих приш лы х племен в несколько групп. В. Ф. Генинг относит к середине I ты сячелети я существование в П р и у р а л ь е и П р и к а м ь е так и х культур, к а к б ахм ути н ская (Бирский мо­ г и ль н и к ), и м ен ьковская, куш и а р еп к о в ск а я (вкл ю ч ая сюда памятники типа Т урб аели н ски х курганов и Р о м ан ов ского поселения), салиховская.

Он считает, что население этих культур было неоднородным и состояло из д ревни х тю р ко язы ч н ы х (кушнаренковежие и именвкав-окие) и угро язы чны х (бахм утин ц ы ) п л е м е н 37. Н. А. М а ж и т о в полагает, что на ру­ б еж е IV — V вв. «под натиском гуннов в З а п а д н о е П ри у рал ье пришла б о л ь ш а я группа кочевников типа турбаслиноких племен», которые были, по его мнению, носителями древнетю ркского язы ка 38. Бахмутинские пле­ мена Н. А. М а ж и т о в считает в основе у г о р с к и м и 39. С. А. Васюткин вы­ д е л я е т четыре группы п риш лы х племен — романовскую, турбаслинскую и куш нарен ко в скую в Б аш к и р с к о м П р и у р а л ь е и именьковскую в Ниж­ нем П р и к а м ь е 40. Он, однако, отри цает какое-либо участие тюркоязыч ных племен в ф ор м и р ован ии у к а з а н н ы х групп и полагает возможным у в я з ы в а т ь этнос бахм ути н ски х и именьковских племен с финно-уграми, р о м а н о в с к и х — со см еш анны м и с а р м а т а м и и финно-уграми, турбаелин­ с к и х — с с а р м а т о -а л а н а м и и куш нарен ковски х — с уграми. Отсутствие тю р ко язы ч н ы х племен среди н аселени я П р и у р а л ь я и Волго-Камья сере­ дины I ты сячелетия, к а к у ж е отм ечалось выше, неоднократно подчерки­ в ал и А. П. С м и р н о в 41.

О б р а т и м с я к м а т е р и а л а м. В недавно вышедшей работе П. Н. Старо­ стин достаточ н с убедительно п о каза л, что не п о зж е р уб еж а IV—V вв.

33 В. Ф. Г е н и н г, Т у р ае в ск и й к у р ган н ы й м оги льни к, стр. 76, рис. 302. М ечи такого т и п а бы ли ш и р о к о р а сп р о с т р ан е н ы в С редней А зии в I— IV вв. н. э. См.: Б. А. Л и т ­ в и н с к и й, Д ж у н с к и й м оги л ьн и к и н ек оторы е аспекты к ан гю й ской проблемы, «Сов.

а р х ео л о ги я », 1967, № 2, стр. 29.

34 Г. А. П у г а ч е н к о в а, Л. И. Р е м п е л ь, И с то р и я искусств У збекистана, М., 1965, стр. 51.

35 « И с то р и я С ибири», т. I. Л., 1968, стр. 257.

36 В. Ф. Г е н и н г, А зе л и н с к а я к у л ь т у р а, «В опросы арх ео л о ги и У рала», Свердловск, 1963, стр. 126 сл.

37 В. Ф. Г е н и н г, К в оп росу об этнич еском с о ст ав е н а се л ен и я Б аш ки ри и в I тыс.

н. э., стр. 121 сл.

38 Н. А. М а ж и т о в, О б этн и ч еском со ст ав е н а се л ен и я С еверной Б аш ки ри и в конце 1 тыс. н. э., « И т о г о в а я н а у ч н а я сесси я И н ст и т у та и стори и, я зы к а и л и тературы БФАН з а 1967 г.», У ф а, 1968, стр. 49 сл.

39 Н. А. М а ж и т о в, Б а х м у т и н с к а я к у л ь т у р а, стр. 74 сл.

40 С. А. В а с ю т к и н, У к а з. р аб., сгр. 63 сл.

41 А. П. С м и р н о в, Ж е л е з н ы й в ек Б аш к и р и и, стр. 50— 52.

зн ачительны е районы лесостепи С реднего П о в о л ж ь я, Н и ж н его П р и к а м ь я и среднего течения Б елой были заселены родственными земледельческо скотоводческими п лем ен ам и — именьковскими в Среднем П оволж ье и Н и ж н е м П р и к а м ье, романовским и в среднем течении Белой. Культура этих племен х ар а к тер и зу етс я поселениями с дом ам и -п ол у зем лянкам и п о д к ва д р а тн о й или п рямоугольной формы с остаткам и печей типа ч у ва­ лов, м оги льн и кам и с об р яд о м тр у п о со ж ж ен и я на стороне (Р ож д ествен ­ ский, Байчугинский, У фим окий-П уш кинский и д р.), плоскодонной гру­ бой глиняной посудой, глиняны ми ф игуркам и животны х и людей и т. п. К а к особую группу, б ли зку ю нменьковеко-романовскому кругу, сл е­ д о в а л о бы вы делить и пам ятни ки типа Турбаслинских курганов, которые вместе с ряд ом курганн ы х могильников в окрестностях Уфы ло кал и зую т­ ся в бассейне среднего течения Белой. Э та группа м ож ет быть х а р а к т е ­ р и зо в а н а поселениями (II Н ово-Т урб асли вское) с теми ж е дом ам и-по­ л у зе м л я н к а м и п рям оугольной или п о дк вадратн ой формы и очагами в сп ец и альн ы х кон струкци ях типа чувалов;

курганны ми могильниками (Турбаслинский, О рд ж он и ки дзево кий парк, IV Уфимский и др.) с невы ­ сокими н асы п я м и, глубоким и ям ам и, часть которых имеет заплечики, иногда подбои-ниши;

ориентацией погребенных головой на север и севе­ р о -за п а д ;

ж ертвен н ы м и ко м п л ек сам и в виде ног, хвоста и головы л о ш а ­ ди..Н ередко головы погребенны х у турбасли н цев имели следы искусст­ венной поперечной д е ф о р м а ц и и 43. К ер ам и к а выступает в смешанном комплексе, кром е собственно турбасливокой, в виде округлодонных с о ­ судов с высоким цилиндрическим горлом, -имеются плоскодонные горшки и м ен ьковско-ром ан овского типа и округлодонн ы е цилиндрош ейные сосу­ ды с и зящ н ы м ор н ам ентом т а к н азы ва ем ого куш наренковекого типа.

Н а II Н ов о -Т у рб асли н ском поселении п рисутствует ке р ам и к а и бахму тинского ти п а — окр у гл о д о н н ая с беспорядочно р азбросанны м и ямчаты ми н а к о л а м и на поверхности тулова.

Такой ж е см еш анны й о б ли к и мела, очевидно, культура населения Би р ско -куш н аренк о вско го типа бассейна р. Белой, п ред ставл ен н ая м ате­ р и а л а м и К у ш н арен ковокого могильника и поздней группой погребений Б и рокого могильника. Эти м а т ер и ал ы в основном относятся к V— VI вв.

Они х а р а к т е р и зу ю т с я грунтовыми могильникам и с абсолю тным преоб­ л а д а н и е м о б р я д а тр уп о п ол ож ен и я в глубоких я м а х с ровными стенками или с н и ш ам и -п од боям и в изголовье. П огребенные ориентированы голо­ вой на север с н екоторы м отклонением к зап аду. Н ередки ритуальные ком плексы в виде ног и хвоста, р еж е головы лош ади. С опро в ож д аю щ ая к е р а м и к а состоит из д вух типов сосудов — турбаслинского и кушнарен ковского. В К у ш я а р е н к а в е к о м могильнике к этим сосудам прим еш ивает­ ся груп па имен ьковско-ром ан овски х плоскодонных горшков, в Бирском могильнике — округлодонны х бахмутинских сосудов. В обоих могильни­ к а х отмечены черепа с искусственной д е ф о р м а ц и е й 44.

В ы деленны е три группы п ам ятни ков, несмотря на значительное свое­ о б р а зи е к а ж д о й из них, имеют несомненные связи м е ж д у собой. Так, в керам и ческо м ком плексе именьковокой культуры нередки сосуды с ци­ л ин д рош ей н ы м горлом и хорош о з аг л аж ен н о й поверхностью, напоми­ н аю щ и е ту рб аел и воки е сосуды. З д есь ж е встречены отдельные ф рагм ен ­ ты сосудов куш наренковокого типа с и зящ н ы м орнаментом. В свою оче­ редь в м а т е р и а л а х и курганн ы х могильников турбаслинского типа и грунтовых могильников куш нар ен ковекого типа обычны плоскодонные сосуды именьковского об ли ка и спорадически встречаю тся погребения с тр у п о со ж ж ен и я м и. Д л я именьковских и турбаслиноких поселений х а ­ рактерн ы однотипные ж и л и щ а — полу зем л ян ки с очагами на п одстав­ 42 Г1. Н. С т а р о с т и н, П а м я т н и к и им ен ьковской к у л ьту р ы, «С вод археол оги че­ ски х источников», Д 1-32, М., 1967.

43 М. С. А к и м о в а, У к аз. раб., стр. 72.

44 М. С. А к и м о в а, У каз. раб., стр. 56, 64.

105 к а х, очевидно остаткам и печей типа чувалов. Н аконец, д ля всех указан ны х групп х а р а к т е р н о распростран ен ие однотипных орудий труда и ору­ ж и я, у кр аш ен и й и предметов одеж ды, ритуальны х фигурок и подвесок и др. Н о все ж е ед ва ли мы м о ж ем говорить об абсолютном родстве и культурном единстве у к а зан н ы х групп. Отмеченные черты близости, оче­ видно, следует об ъясни ть р азли чн ы м и причинами — одной исторической эпохой, ко н так т ам и и св язя м и и т. п. Н о н ел ьзя исключать и того, что все эти группы п ояв л яю тся в П р и у р а л ь е и П р и к а м ь е в одно и то ж е время (не п о зж е р у б еж а IV — V вв.) и, вероятно, из одних и тех ж е районов.

И н а ч е говоря, не исключен и общий исток носителей этих культур.

В целом мы м о ж ем у тв ер ж д ать, что не позднее ру б еж а IV— V вв.

в ю ж н ы х р ай он ах В с л г о -К а м ь я от среднего течения Белой на востоке и до среднего течения С уры на за п а д е п оявляю тся новые группы насе­ ления, д л я которы х были х а р а к тер н ы д в а типа погребального обряда (тр у п о со ж ж ен и е на стороне с помещ ением п р ах а в небольших ям ах вме­ сте с плоскодонны ми сосудами;

трупополож ение в грунтовых или кур­ ган н ы х м оги льн и ках с помещ ением ум ерш их в глубоких ям ах иногда с за п л е ч и к а м и и н иш ам и-подбоям и, преимущественно северная ориента­ ц ия так и х погребенных, наличие в м огильниках шкур ло ш ад ей ). Д ля этих групп н аселени я х ар а к т е р н о так ж е: искусственная поперечная де­ ф о р м а ц и я головы;

д о м а-п о л у зем л я н к и п одквадратной формы с печами типа чувалов;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.