авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Плюснин Ю.М.

ПОМОРЫ

Население побережий Белого моря

в годы кризиса, 1995-2001

Российская академия наук

Сибирское отделение

Институт философии и права

Ю.М. Плюснин

ПОМОРЫ:

НАСЕЛЕНИЕ ПОБЕРЕЖИЙ БЕЛОГО МОРЯ

В ГОДЫ КРИЗИСА, 1995-2001

Новосибирск

2003

УДК 316.42. (470-21)

ББК 60.59

П40

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проекты № 96-03-18019е, № 97-06-18005е, № 98-06-18011е, № 99-06-18013е, № 01-06-18010е Рецензенты доктор философских наук Ю.В. Попков (Новосибирск), с.н.с. В.П. Столяров (Москва) П40 Плюснин Ю. М. Поморы. Население побережий Бело го моря в годы кризиса, 1995-2001.— Новосибирск: Изд-во Но восибирского государственного университета, 2003.— 143 с.

ISBN 5-89554-189- В книге представлены результаты полевых социологиче ских исследований автора, проведённых им в период с 1995 г.

по 2001 г. в малых городах и сёлах, расположенных на побере жье Белого моря и административно подчинённых Карелии, Архангельской и Мурманской областям. Прослежены кризис ные процессы, протекавшие в течение 7 лет на микросоциаль ном уровне – отдельного села, посёлка, малого города. Выяв лены и проанализированы различные формы адаптации насе ления в переходный период общественного развития.

Книга написана исключительно на собственных материа лах и предназначена для социологов, историков, политологов, всех, интересующихся процессами кризисного социального развития.

ББК 60. Ю.М. Плюснин, ИФПр СО РАН, ISBN 5-89554-189- ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ.............................................................................................. ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................... Предмет и цели исследования................................................................. Объект исследования и социологический материал............................. Методы и процедура исследований........................................................ ГЛАВА 1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОМОХОЗЯЙСТВ 1.1. БЛАГОСОСТОЯНИЕ И УРОВЕНЬ ЖИЗНИ.................................................... 1.1.1. Уровень жизни............................................................................... 1.1.2. Удовлетворённость уровнем жизни............................................ 1.1.3. Источники существования........................................................... 1.1.4. Бюджет семьи............................................................................... 1.2. ХОЗЯЙСТВО............................................................................................. 1.2.1. Подсобное хозяйство..................................................................... 1.2.2. Промыслы....................................................................................... 1.2.3. Обеспечение населения топливом................................................ 1.3. БЫТ......................................................................................................... 1.3.1. Жильё............................................................................................... 1.3.2. Усадьба........................................................................................... 1.3.3. Имущество..................................................................................... 1.3.4. Питание.......................................................................................... ГЛАВА 2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОМОРСКИХ СООБЩЕСТВ.................................................................... 2.1. НОВЫЕ МОДЕЛИ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБЩИНЫ.................................... 2.2. ОСОБЕННОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.................................. 2.2.1. Доходные и убыточные отрасли хозяйства................................ 2.2.2. Перспективы развития отдельных отраслей............................. 2.2.3. Условия успешного развития отраслей....................................... 2.2.4. Перспективы сельской экономики................................................ 2.3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ......................................... 2.3.1. Занятость и безработица............................................................ 2.3.2. Социально-профессиональный потенциал................................... 2.3.3. Деловая активность людей........................................................... ГЛАВА 3. СОСТОЯНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ НАСЕЛЁННЫХ ПУНКТОВ....................................................................................................... 3.1. ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО, ЭНЕРГЕТИКА, ТРАНСПОРТ, СВЯЗЬ.............................................................................................................. 3.2. СНАБЖЕНИЕ И СОЦИАЛЬНО-БЫТОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ............................ 3.3. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ, КУЛЬТУРА...................................... 3.4. ПРАВОВОЙ КОНТРОЛЬ, МЕСТНАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ.............................. ГЛАВА 4. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НАСЕЛЕНИЯ........................... 4.1. НАСЕЛЕНИЕ............................................................................................. 4.1.1. Численность и состав населения................................................. 4.1.2. Рождаемость, смертность, естественный прирост............... 4.1.3. Миграция......................................................................................... 4.1.4. Брачность и репродуктивный потенциал населения................. 4.2. ОБЩИНА.................................................................................................. 4.2.1. Поморская община как целое........................................................ 4.2.2. Качество неформальных отношении между жителями.......... 4.2.3. Настроение людей......................................................................... 4.2.4. Негативные моменты в жизни села............................................ 4.2.5. Проблемы пенсионеров.................................................................. 4.2.6. Проблемы молодёжи..................................................................... Наименование проблемы......................................................................... 4.2.7. Проблемы социального воспроизводства.................................... 4.3. СЕМЬЯ..................................................................................................... 4.3.1. Размер и состав семьи.................................................................. 4.3.2. Отношения в семье........................................................................ 4.3.3. Дети................................................................................................ 4.3. 4. Отношения с родственниками.................................................... 4.3.5. Связи с родственниками................................................................ 4.4. ЧЕЛОВЕК.................................................................................................. 4.4.1. Индивидуальное психологическое состояние.............................. 4.4.2. Планирование человеком личной жизни....................................... 1.4.3. Планирование трудовой деятельности....................................... 4.4.4. Приспособленность людей к новым условиям жизни................. ГЛАВА 5. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЖИЗНИ И СОЦИАЛЬНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ....................................................... 5.1. ПРАВОПОРЯДОК...................................................................................... 5.2. ВЛАСТЬ.................................................................................................... 5.2.1. Отношение к власти и проблема её перераспределения............ 5.2.2. Оценка эффективности местной власти................................... 5.2.3. Отношение к правительству страны......................................... 5.2.4. Ипостаси российской власти....................................................... 5.3. ПОЛИТИКА.............................................................................................. 5.3.1. Уровень политической активности населения........................... 5.3.2. Представление о местном самоуправлении................................ 5.3.3. Политические ориентации............................................................ 5.4. СОЦИАЛЬНАЯ НАПРЯЖЁННОСТЬ............................................................. ГЛАВА 6. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ............................... 6.1. ВАКУУМ МИРОВОЗЗРЕНИЯ И ВЛИЯНИЕ НА НАСЕЛЕНИЕ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ............................................................................. 6.2. РЕЛИГИОЗНОСТЬ...................................................................................... 6.3. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ................................................................... ГЛАВА 7. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМ В СЁЛАХ И МАЛЫХ ГОРОДАХ РУССКОГО СЕВЕРА.............................................. ПРИЛОЖЕНИЕ............................................................................................... СОЛОВКИ: МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ НА ПАПЕРТИ ИСТОРИИ............. Проблема................................................................................................. 1. Основные социальные проблемы района.......................................... 2. Инфраструктура поселка................................................................. 3. Общая характеристика населения.................................................. 4. Естественное движение населения................................................. 5. Семья................................................

................................................... 6. Жилье................................................................................................... 7. Хозяйство........................................................................................... 8. Благосостояние, источники и уровень доходов.............................. 9. Дети. Проблемы воспитания и образования.................................. 10. Проблемы молодежи....................................................................... 11. Пенсионеры....................................................................................... 12. Трудоспособное население. Структура занятости..................... 13. Безработица..................................................................................... 14. Эффективность хозяйственной деятельности. Доходность и убыточность отраслей......................................................................... 15. Деловая активность населения..................................................... 16. Туризм и сфера обслуживания........................................................ 17. Транспорт и связь. Изоляция Соловков.......................................... 18. Миграция........................................................................................... 19. Изменения структуры внешних социальных связей.................... 20. Источники напряженности........................................................... 21. Правопорядок.................................................................................. 22. Политическая активность жителей........................................... 23. Отношение к собственности........................................................ 24. Проблема местного самоуправления............................................ 25. Оставленные на произвол судьбы. Оценка политики Правительства по отношению к российскому селу........................... 26. Оценка деятельности администрации района............................ 27. Отношение к музею......................................................................... 28. Отношение к монастырю.............................................................. 29. Оценка жизненных перспектив..................................................... 30. Общее психологическое состояние жителей поселка................. Заложники истории............................................................................... Предисловие Данная монография является результатом семилетнего (1995 2001 гг.) социологического и социально-психологического исследо вания поморского населения, проживающего по берегам Белого мо ря в административных границах Карелии, Мурманской и Архан гельской областей.

Исследование носило полевой характер, материалы являются во многом уникальными, поэтому выбрана и особенная форма их представления: по преимуществу не научно-монографическая, фундированная изрядным числом ссылок на другие работы, а так, как пишутся аналитические отчёты, анализирующие новые явления, освещающие новую проблему.

Для этого у меня есть свои резоны. В те годы, когда я начал свои полевые исследования, практически никто из социологов не интере совался изучением кризисных социальных процессов, особенно в сельской местности. Не было денег на такие работы. Их приходи лось проводить за свой счёт. И большинство из нас вынуждены бы ли ограничиться ситуативными, как правило, политически ангажиро ванными, исследованиями в мегаполисах и крупных городах. По этому и проблема жизнедеятельности населения сёл и малых горо дов России в кризисный период нашего социального развития яви лась, может быть, наименее изученным вопросом. Однако от этого его значимость не уменьшается - ведь это почти 60% населения страны.

Кроме того, недостаточное внимание исследователей к данной проблеме объясняется, с моей точки зрения, не только отсутствием необходимых для этого средств, но в значительно большей степени "немодностью" предмета исследования. Научной публике и пред ставителям власти куда менее интересны жизнь и беды простого человека по сравнению с политическими биографиями. Да и про блемы населения столиц и крупных городов нам ближе, чем про блемы жителей "провинции". Тем более, что во многом это разные проблемы.

Именно поэтому я и выбрал такой необычный для монографии способ представления результатов: довольно ненужных научных ссылок, достаточно ограничиться представлением только собствен норучно полученного материала, а уж учёный читатель сам, если проявит интерес, добавит недостающие ссылки к имеющемуся ма териалу. Данное исследование только обобщает результаты поле вых социологических наблюдений, проведённых на Русском Севере.

Оно явилось логичным продолжением моих исследований, начатых ещё в 1992 г., почти со времени начала кризиса. Поэтому часть ре зультатов является обобщением наблюдений, сделанных за ранний период кризиса. Однако в большинстве своём приводимые мате риалы являются совершенно новыми эмпирическими данными, ха рактеризующими "провинциальное" общество на Северо-западе России к концу нашего столетия. Мои данные относятся к весьма разнообразным предметам, которые часто воспринимаются очень далёкими и многими учёными не связываются друг с другом. Хотя все эти предметы составляют одну единую ткань живой жизни лю бого местного общества.

Я рассматриваю здесь специфику экономического поведения от дельных домохозяйств и изменения "моделей жизнеобеспечения" сообществ малых городов и сёл. Одновременно с этим – и психоло гическое состояние людей, характер и качество взаимоотношений между ними, значение взаимной поддержки в обществе;

даю оценку уровня эмоционального и социального стресса, который обусловли вает и уровень латентной социальной напряженности в местном со обществе. Приводятся данные по отношению населения к власти, криминалу и к проблеме местного самоуправления. Они затрагива ют также вопросы изменений в социальных ценностных установках и мировоззрении простых людей.

Таким образом, я предлагаю своего рода "моментальный срез" социально-экономического, социально-психологического и социаль но-политического состояния населения простой России в период завершения, как я надеюсь, затянувшегося кризиса нашего общест ва.

Оттого, что это моментальная картина нашей жизни, она частич на, мозаична и эклектична. Это явные недостатки данного исследо вания. Имеется и множество скрытых недостатков, в том числе и для меня. Я надеюсь, впрочем, что читатель будет снисходителен.

Ведь главной своей задачей я считаю возможность обратить его внимание на узловые проблемы, вокруг которых сминается и рвётся ткань повседневной жизни простого человека. Многие из этих про блем я только мельком затронул.

Благодарности Полевые исследования осуществлялись при финансовой под держке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) в 1996 2001 гг. Частично они также поддерживались грантами Московского общественного научного фонда и Фонда Форда (1999 г., № SP-99-1 14) и Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ, грант № 00-06-80178).

На всех этапах полевых исследований мне помогал мой брат В.М. Плюснин, которому я выражаю наибольшую признательность за постоянную поддержку и высокое качество исполнения работы.

В проведении исследований в 1996-2001 гг. в разные сезоны мне помогали Василий Дмитриев (капитан парусной яхты «Антур», с. Сумский Посад, Карелия), писатель, журналист, магистр филоло гии Мариуш Вильк (п. Соловецкий Архангельской области), учёный и писатель, магистр экономики Виллиам Траут (William Trout, Boston, USA), кандидат биологических наук, заместитель директора Канда лакшского государственного заповедника Александр Сергеевич Ко рякин (г. Кандалакша, Мурманской области), сотрудники Морской арктической комплексной экспедицией (МАКЭ) Российского научно исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева Минкультуры РФ и РАН (г. Москва) доктор истори ческих наук, заместитель директора института Пётр Владимирович Боярский, кандидат биологических наук Николай Владимирович Ве хов,, зав.сектором В.П. Столяров, аспирант П.В. Филин, с.н.с. Зоо логического института РАН, г. Санкт-Петербург кандидат биологиче ских наук Д.Л. Лайус, Л.В. Зазулина (г. Хмельницкий, Украина), а так же студенты Я.Ю. Слободской-Плюснин, А.Ю. Слободской, А.В.

Перфилов, П.М. Глазов. Всем им я выражаю искреннюю благодар ность и признательность за совместно проведённые долгие поляр ные сезоны.

Особо я должен поблагодарить Вячеслава Павловича Столяро ва, который явился инициатором всех моих беломорских исследо ваний, предложив в мае 1995 г. саму идею их проведения.

Введение Одной из важнейших проблем, связанных с перспективами соци ального развития России, является вопрос о характере и направле нии изменений способов рутинного жизнеобеспечения значительной части населения страны, проживающего в малых городах и сель ской местности. Эти изменения затрагивают прежде всего и в ос новном простейшие виды экономического поведения населения, реализуемые на уровне отдельных домохозяйств. Одновременно они непосредственно связаны с социальными ценностными уста новки людей (социально-экономическими и политическими установ ками) и с изменениями в мировоззрении (смещения в структуре ба зовых элементов мировосприятия, важнейших ценностях и целях жизни).

Локальные сообщества на Русском Севере, особенно сельские, находятся не только в экстремальных экологических условиях, но и удалены от непосредственного действия внешних социальных фак торов. В кризисных условиях это инициирует формирование новых внутрисоциальных (по своей природе социально-психологических) механизмов, обеспечивающих независимое выживание каждого от дельного села. Но уже само это предполагает изменение социаль но-психологической сферы, а также ценностных установок и миро воззренческих позиций людей. Исследование таких сопряженных изменений в поведении и ценностных установках людей в кризис ный период развития общества и составляет центральную пробле му данной монографии.

Общий социально-экономический кризис 1991-1999 гг. привёл к повсеместному разрушению сложившегося хозяйственного уклада – не только основанного на кооперативной (государственной) собст венности, но и частного. В провинции, особенно в сельской местно сти, это резко обострило социальную ситуацию и актуализировало потребность в поисках и развитии новых механизмов жизнеобеспе чения людей, либо возвращения к старым, традиционным способам выживания. Если в первые годы кризиса, в 1991-94, процесс шёл преимущественно во втором направлении, то в последующем, осо бенно к 1997 г. стали быстрее развиваться новые модели жизне обеспечения, что свидетельствует об исчерпании возможностей традиционного хозяйствования.

Работы 1995-2001 годов составили определённый и вполне за вершённый цикл «кризисных» полевых исследований поморского населения Русского Севера на побережье Белого моря. Уже в пер вых исследованиях 1995 г. были зафиксированы и описаны не сколько новых для местных сельских сообществ моделей жизне обеспечения;

часть из которых носила неадаптивный характер и они оказались весьма недолговечными. Другие имели тенденцию к за креплению и развитию. Они выросли в новых формы автономного жизнеобеспечения населения. Кроме того, были зафиксированы тенденции изменений в структуре социальных отношений членов локальных сообществ, в ценностных и мировоззренческих установ ках людей (в частности, деформация структуры предпочитаемых базовых ценностей, изменения религиозных установок и экологиче ских ценностных представлений), а также значительные и массовые изменения социально-психологического статуса людей. Все эти процессы продемонстрировали высокую динамичность в условиях кризиса общества, их фиксация как в момент проявления, так и в процессе развития, особенно в период завершения «острого перио да» кризиса нашего общества, имела важное значение.

Предмет и цели исследования Предметом исследования являлась структура поведения ло кального северного сообщества, рассматриваемая как на уровне социальных установок и психологии отдельного человека, так и на уровне всего сообщества (соответственно, сюда включается и эко номическое поведение домохозяйств, и стереотипы традиционной хозяйственной деятельности общины, и система социальных отно шений).

Основной целью полевых исследований явился анализ сопря женных изменений в общественном сознании, бытовой психологии, в непосредственном экономическом поведении отдельных домохо зяйств и всего местного сообщества. Особенно важной представля лась возможность зафиксировать конъюнктурные (спонтанные, си туативно возникающие) изменения в социальной психологии и структуре экономического поведения людей, отражающие период катастрофического состояния российского обществ.

Конкретные задачи исследования:

1) характеристика социально-экономического состояния населе ния малых городов и сёл беломорских побережий;

2) оценка степени социально-экономической адаптации местных сообществ к новым условиям;

См.: Плюснин Ю.М. Малые города России. – М., 2001. – 147 с.

3) анализ существующих и выявление новых способов и форм ("моделей") жизнеобеспечения сообществ малых городов и сёл в условиях кризиса;

4) сравнительный анализ различных моделей жизнеобеспечения и оценка их устойчивости в социально-экономической перспективе;

5) анализ социально-экономических установок населения;

6) социально-психологическая характеристика населения (уро вень психологического стресса) и сообществ (социальный стресс);

7) анализ социально-политических установок населения, его от ношения к власти и к проводимых ею реформам;

8) изучение направленности изменений в системе ценностей и целей жизни, в мировоззрении людей, оценка значения мировоз зренческих трансформаций для будущего социального развития.

Объект исследования и социологический материал Объект исследования – локальные сельские и городские сооб щества Беломорья, расположенные в населённых пунктах по побе режью в сравнительном удалении от основных транспортных ком муникаций и крупных промышленных центров.

За годы работы были обследованы населенные пункты по се верному, западному и южному побережьям Белого моря (см. карту на рис. 1). На Терском, Кандалакшском и Карельском берегах Мур манской области обследовано население в сёлах Варзуга, Кузо мень, Кашкаранцы, Оленица, Колвица, Лувеньга, г. Умба г. Кандалакша, п. Полярные Зори, п. Лесозаводский, с. Ковда, с. Пояконда. На Карельском и Поморском берегах в Карелии обсле дованы сёла Гридино, Калгалакша, Кузема, Сиг, Воньга, Поньгома, Сумский Посад, п. Чупа, п. Лоухи, п. Энгозеро г. Кемь, п. Рабочеостровск, г. Беломорск, п. Водников. На Онежском и Лет нем берегах в Архангельской области обследованы г. Онега, сёла Тамица, Покровское, Кянда, Лямца, Пушлахта, Пурнема, Кий остров. Кроме того, от П.В. Филина была получена информация, со бранная им по моим анкетам, из сёл Летняя Золотица, Нижняя Зо лотица и Унцы (последние два села на Зимнем берегу). Особняком стоит п. Соловецкий, где мы проводили исследование все годы. Это сердце Беломорья, являясь религиозным, культурным и историче ским центром всего Поморья.

Всего, таким образом, исследованием было охвачено 39 насе лённых пунктов (включая 5 малых городов), исторически являющих ся преемниками традиционной поморской культуры (большинство сёл и городов существовали уже в XV —XVII веках), что составляет 4/5 всех ныне существующих малых поселений на Беломорье.

Рис. 1. Карта района исследований. Цветом отмечены населён ные пункты, где проводились исследования.

Большая часть поселений обследовалась 2 и более раз. Малые города региона составляют по численности населения от 4700 чел.

(Чупа), 6500 (Лоухи), 7600 (Умба) до 16400 (Кемь), 26100 (Онега), 28500 (Беломорск) и 47100 (Кандалакша). В 32 сёлах число жителей составляет от нескольких десятков до 1 тыс. человек.

Всего за 1995-2001 гг. в опросах и интервью участвовало респондент (более 200 человек – в качестве экспертов). Это соста вило около 0,6% всей совокупности (по сельским населённым пунк там – от 3% до 10% численности жителей обследованных сёл).

В 1995 г. исследование было проведено только в п. Соловецкий (см. Приложение 1) и носило пилотный характер. В процессе рабо ты были зафиксированы основные социальные и социально экономические вопросы, которые составили в последующем про блемную базу более широких исследований. Было проведено фоку сированное интервью с 44 респондентами (19 мужчин, 25 женщин в возрасте от 25 до 50 лет).

В 1996 г. обследованы только сельские населенные пункты по северному, западному и южному побережьям Белого моря (Варзуга, Кузомень, Кашкаранцы, Оленица, Колвица, Лувеньга, Гридино, Кал галакша, Сумский Посад, п. Чупа, п. Лоухи, п. Энгозеро, Соловец кий, Пушлахта, Пурнема, Лямцы, Рабочеостровск. Всего исследова нием было охвачено 3/4 всех ныне существующих сёл обследован ного побережья. Население 10 сёл с общей численностью жителей 2962 чел. (более 1100 домохозяйств) опрошено непосредственно, а по 13-ти сёлам информация получена от небольшого числа их жи телей при посещении. Общая численность опрошенных в 1996 г.

составила 193 человека.

В 1997 г. было опрошено население в с. Тамица, с. Покровское, с. Кянда, п. Соловецкий (а также работники санатория на Кий острове), г. Онега, г. Беломорск, с. Кузема, Сиг, Воньга, Поньгома, Пояконда, Ковда, п. Лесозаводский, п. Лувеньга, г. Кандалакша. Вы борка для анкетного опроса составлена только из жителей сёл (в городах проводилось экспертное интервью). Всего по анкетам оп рошено 105 респондентов. В интервью разной продолжительности (от получаса до 2 часов) приняли участие более 50 человек (часть из них заполняли анкету).

В 1998 г. было опрошено население в с. Варзуга, Оленица, Кол вица, п. Соловецкий, г. Беломорск, с. Кузема, с. Пурнема, с. Пояконда, с. Ковда, п. Лесозаводский, п. Лувеньга, г. Кандалакша.

Выборка для анкетного опроса составлена только из жителей сёл (в городах проводилось экспертное интервью). Общая численность опрошенных составила 97 человека.

В 1999 г. объектами исследования были не только сельские на селённые пункты, но и населённые пункты городского типа. Всего обследованы 12 населенных пунктов (Оленица, Умба, Кашкаранцы, Лувеньга, Кандалакша, Полярные Зори, Лесозаводский, Ковда, Ке реть, Чупа, Беломорск, Водников), получено интервью от 332 взрос лых мужчин и женщин, из которых 250 человек заполнили анкеты.

В 2001 г. обследование повторно проведено в 12 населённых пунктах: Кандалакше, Лувеньге, Умбе, Лесозаводстве, Ковде, Чупе, Кеми, Рабочеостровске, Соловецком, Пояконде, Нижней Золотице, Унцах. В опросе участвовало 120 человек.

Основными признаками, по которым стремились обеспечить пропорциональность выборки, являлись: (1) соотношение по полу;

(2) возрастная структура трудоспособного населения;

(3) соотношение среди занятых в экономике по сферам производст ва;

(4) соотношение по социально-профессиональному статусу. Хо тя добиться одинаковой репрезентативности по всем признакам, ес тественно, не удаётся, все же в совокупности была обеспечена ста тистическая надежность выборки.

Демографические и социально-профессиональные харак теристики общей выборки за все годы следующие. Соотношение респондентов по полу: 43% мужчин и 57% женщин. В сёлах преоб ладает женское население. Средний возраст - 39 лет.

Подавляющее большинство респондентов являются постоянны ми жителями (аборигенами) в своих населенных пунктах. Доля сравнительно недавних мигрантов среди опрошенных (приехавшие менее чем 10 лет назад) составляет всего около 8%, а живущих в данном месте более 20 лет – 76%. Средний срок проживания в на селённом пункте составляет почти 30 лет. Структура семейного по ведения: в общей выборке женатых (замужних) респондентов 68%;

никогда не состояли в браке 13% респондентов;

разведены – 10%;

вдовых – 8%.

Распределение по уровню образования значительно различает ся у мужчин и женщин: неполное среднее - у 4% женщин, 8% у муж чин;

среднее - у 16% женщин и 27% мужчин;

среднее специальное у 45% женщин и 27% мужчин;

незаконченное высшее - у 6% женщин и 7% у мужчин;

высшее - у 29% женщин и 31% мужчин. Социально профессиональная структура выборки: рядовые работники состав ляют 53%, специалисты - 22%, руководители разного уровня - 9%, частные предприниматели - 2% (остальные не заняты в экономике).

Структура выборки по сферам производства: указали, что они официально не работают 16%. Ещё 2% респондентов - студенты. В сфере материального производства (промышленность, строитель ство, транспорт, связь, сельскохозяйственное производство) рабо тают 25% респондентов, при этом доля мужчин в 2 раза выше, чем женщин (40% против 16%). В сфере услуг и распределения (мате риально-техническое снабжение, жилищно-коммунальное хозяйст во, бытовое обслуживание, торговля) 26% опрошенных. В сфере социального воспроизводства (образование, воспитание, здраво охранение, культура, спорт, наука и т.п.) 20% опрошенных. В сфере социального регулирования и контроля (органы управления, мили ция, юстиция, армия, флот, банковско-финансовая система и т.п.) заняты 11% респондентов.

Распределение по секторам экономики: 45% респондентов рабо тают в государственном секторе, 22% - в смешанном, и 17% - в ча стном секторе (16% указали, что не работают).

Методы и процедура исследований Методы. Для решения исследовательских задач была исполь зована совокупность следующих методов:

1) объективные данные, полученные из официальных источни ков, из местных средств массовой информации и сведенные в "Паспорте населенного пункта", который был разработан спе циально для данного исследования в 1995 г.;

2) анкетный экспертный опрос, дополненный интервью;

в этом опросе участвовали представители местной власти, руково дители предприятий, бизнесмены, учителя, врачи, опытные люди старшего возраста;

3) массовая социологическая анкета, разработанная в 1996 г. и применявшаяся для стандартного опроса;

4) объективные непосредственные наблюдения, проводимые в период опросов в населённых пунктах;

частично наблюдения фиксировались на видеоплёнку.

1. Метод комплексного социально-экономического и социологи ческого исследования локальных сообществ и отдельных домохо зяйств представлен в форме анкеты «Паспорт населенного пункта»

(авторская разработка). Анкета включает 120 позиционных вопро сов, касающихся физико-географической характеристики населён ного пункта, демографической структуры населения, форм органи зации экономической деятельности, форм собственности, особен ностей организации индивидуального хозяйства, а также всех ос новных составляющих инфраструктуры поселения. Объективные данные заносятся из официальных экономико-статистических от четных документов и аналитических справок, из похозяйственных книг (в том случае, когда они есть), а также со слов должностных или компетентных лиц.

2. Дополнительная информация получалась с помощью контент анализа местных средств массовой информации за последние не сколько месяцев, предшествующих опросу.

3. Метод экспертной оценки социальных и социально- психоло гических проблем локального сообщества, представлен в форме «Анкеты эксперта»". Анкета включает 42 вопроса, направленных на выявление проблем организации экономической, общественной (включая местное самоуправление), политической (основные поли тические ориентации, социальная напряженность), идеологической (религиозной и мировоззренческой) и культурной жизни сообщест ва. Составляющими анкеты являются вопросы о психологическом состоянии жителей и новых социальных ориентациях, связанных с необходимостью изменения экономического поведения с целью поиска способов выживания в тяжелых экономических условиях.

4. Основная анкета включала 22 вопроса (в исследовании 2001 г.

29 вопросов);

она предназначена для получения информации от ос новной массы респондентов по отдельным социологическим пока зателям. Девять вопросов характеризовали демографические, се литебные и социально-профессиональные признаки респондентов.

5. Метод социально-психологического наблюдения повседневной жизни жителей малого города, села (экспертная исследовательская оценка) с составлением краткого "Рапорта", отмечающего основные особенности организации жизни сообщества, поведения людей, их психологических особенностей.

Обработка данных проводилась с использованием статистиче ского пакета SPSS;

применялись стандартные параметрические и непараметрические методы одномерного и многомерного анализа.

Методические ограничения. Непродолжительный период ра боты в большинстве населённых пунктов, полевой, а не стационар ный характер работы, а также задача сбора возможно более об ширного социологического материала весьма ограниченными сила ми и с использованием ограниченных средств явились причиной то го, что исследование носит более обзорный и оценочный, а не ана литический характер (по причинам финансовых и временных огра ничений мы не ставили задачу и не проводили стандартное анали тическое социологическое исследование). Кроме того, исследова ние исходно было ориентировано на получение выборочных дан ных, которые относились бы прежде всего к населенным пунктам, в которых ранее были проведены аналогичные исследования. Исход но не ставилась задача получить репрезентативную выборку, про порциональную по социально-демографическим и экономическим признакам всему населению региона (такая задача и не могла быть выполнена при имеющихся материальных и технических ресурсах).

Процедура полевого социологического исследования. Ра бота была построена на принципах полевого социологического ис следования. Ежегодно (за исключением 2000 г.) в летне-осенний период организовывалась и проводилась экспедиция по прибреж ным районам акватории Белого моря. В каждом населённом пункте случайным образом выбирались разные улицы, предприятия, учре ждения, где опрашивались респонденты. Проводилось обычно от 3 5 в сёлах до 10-20 в городах экспертных интервью с последующим заполнением анкет (число заполненных анкет находилось в зависи мости от численности жителей). Однако, далеко не всегда получено достаточное количество заполненных анкет. Немалое число рес пондентов отказывались заполнять анкеты, при этом охотно давая интервью. В качестве экспертов просили выступить глав районных и городских администраций, их помощников, специалистов админист рации, представителей федеральной власти на местах, предприни мателей, коммерсантов, представителей технической и творческой интеллигенции. Часть специалистов были давно знакомы исследо вателям и выступали в качестве постоянных экспертов, дающих оценку происходящих изменений в своих населенных пунктах. Со слов экспертов, а также из похозяйственных книг заносились объек тивные социально-экономические данные о домохозяйствах (в не которых сёлах проведены сплошные учёты домохозяйств, однако в большинстве населённых пунктов в эти годы были вообще прекра щены записи в похозяйственных книгах). Местные СМИ анализиро вались на предмет наличия дополнительной статистической и соци альной информации, которая использовалась для дополнения к ин тервью.

Глава 1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОМОХОЗЯЙСТВ При исследовании экономического поведения населения исполь зованы в основном результаты массовых опросов 1996 и 1999 гг., а оценка состояния отдельных домохозяйств базируется на статисти ческих данных, приведенных в «Паспортах населенных пунктов», а также на совокупности субъективных ответов жителей сёл — как экспертов, так и простых людей;

эти данные относятся более чем к 3000 домохозяйств по состоянию на 1996 - 2001 гг.

1.1. Благосостояние и уровень жизни 1.1.1. Уровень жизни Оценки людьми уровня благосостояния своей семьи приведены на рис. 2. По сравнению с периодом 1996-97 гг. благосостояние лю дей в 1999 несколько снизилось. Если тогда на уровне ниже средне го жили, по собственным оценкам, 71% населения, то сейчас - 80%.

К 2001 г. оценка благосостояния изменилась к лучшему: до 28% респондентов считали, что оно в целом улучшилось.

Как же оценивают уровень черты бедности сами жители? По ус реднённым оценкам на основе ответов, полученных от 236 человек, черта бедности соответствует в 1999 г. 729 ± 42 рубля (Стандартное отклонение - 645,5 руб.).

Реальный же денежный (исключая продукты, производимые в хозяйстве и добываемые в природе) доход средней семьи в Помо рье оказался весьма низким. В вопросе о бюджете семьи 124 чело века привели данные не только в процентах, но и в рублях, что по зволило оценить денежный доход семьи: он составил в среднем 1697 рублей на семью из 2,7 - 2,8 человек, или, в пересчёте на од ного человека, от 566 до 606 рублей в месяц на одного человека, т.е. в 1,3 раза ниже, чем черта бедности, самими людьми устанав Plusnin Ju. M. Russian Small Towns during Crisis: Changes in Social Attitudes among the ‘Common People’ // Ageing societies – new sociol ogy. Murcia, Spain, 2003.

ливаемая. Очевидно, что рис. 2 отражает не только мнения людей, но и соответствует реальности.

А каков, с точки зрения людей, нормальный денежный доход средней семьи? Это 5943 ± 297 рублей на семью из 2,7-2,8 человек, или 2161 ± 112 рублей в месяц на одного человека. Нормальный уровень всего в 3 раза выше предполагаемой черты бедности (но ниже официальной черты бедности, составляющей 4 доллара в день на человека, или примерно 3000 рублей в месяц).

Число ответов, % 1 2 3 4 Уров ень благосост ояния Рис. 2. Распределение оценок респондентами уровня своего благосостояния (1 — на черте бедности;

2 — ниже среднего уровня;

3 — на среднем уровне;

4 — выше среднего уровня;

5 — на высо ком уровне). Сплошная линия - данные 1996 и 1997 гг.;

пунктирная – данные 1999 г.

1.1.2. Удовлетворённость уровнем жизни Все оценки респондентов удовлетворённостью теми или иными составляющими материальной жизни ниже среднего уровня. Толь ко качеством питания и жилищными условиями люди удовлетворе ны и считают, что они находятся на среднем уровне. Действитель но, помимо качественной натуральной пищи — рыбы, продуктов охоты и животноводства, жители имеют возможность пользоваться и привозными консервированными продуктами. Жилищные условия у многих существенно лучше, чем в городе и они это знают.

Однако совершенно не удовлетворены жители сёл условиями поддержания своего здоровья, качеством медицинского обслужива ния, транспортным обеспечением и возможностями обеспечить свой досуг, удовлетворить культурные потребности. Последнее об стоятельство оказалось очень важным не только для молодёжи и интеллигенции, но и для многих простых жителей. Уже в течение нескольких лет почти никто в селах и даже городах (за исключением учителей и представителей администрации) не может позволить себе поездки не только на отдых в другие регионы страны, но и в областной город или в соседние области.

1.1.3. Источники существования В нынешних условиях, особенно на селе, зарплата не может ос таваться основным источником существования семей. И респонден ты это подтверждают, хотя немалое число людей продолжает ассо циировать доходы именно с деньгами. Оценки доли зарплаты в об щих доходах семьи весьма разнородны (см. рис. 3). Можно выде лить по крайней мере две причины такого необычного распределе ния оценок. Во-первых, может иметь место сознательное сокрытие немалой части дополнительных не денежных или денежных дохо дов от браконьерства и продажи рыбы, или сезонных подработок (это обоснованно в том случае, когда человек отождествляет себя со всеми жителями села). Во-вторых, сельские жители могут реаль но дифференцироваться на группы, сильно различающиеся между собой по уровню доходов и вкладу зарплаты. На селе такие условия всегда существовали, например, между простыми колхозниками с одной стороны, сельской интеллигенцией (учителя, врачи, служа щие), не имеющей своего хозяйства, — с другой, и колхозным прав лением — с третьей. Обе причины представляются равно вероят ными.

На гистограмме выделяются две отчётливых группы значений — 50 % и 90 - 100 %;

более половины респондентов (52 %) считают, что доля зарплаты в бюджете сельской семьи составляет не менее 80 % и до 100 % В среднем доля зарплаты оценивается на уровне 72 % от общих доходов (SD = 27,2). По мнению же наиболее компе тентных лиц, в среднем заработная плата составляет всего 40 – % всей суммы реальных доходов (что подтверждает и расклад бюджета в том виде, как его дают сами респонденты: см. ниже).

Частота, % 10 20 30 40 50 60 70 80 90 Рис. 3. Распределение ответов респондентов относительно доли заработной платы в бюджете средней семьи (1999;

по оси абсцисс доля зарплаты в процентах, по оси ординат - доля ответов).

Основные источники существования семьи (см. рис. 4) — это по преимуществу зарплата и пенсия (в сумме 53%), а также личное подсобное хозяйство, промыслы (рыбная ловля) и случайные при работки (заготовка и сдача водорослей, продажа ягод). Продажа собственной сельхозпродукции практикуется мало (около 5%), по скольку производится только самое необходимое и в расчёте на се мью и родственников.

Новые экономические отношения не сложились настолько, чтобы играть хоть какую-ту роль в жизнеобеспечении сельской семьи (предпринимательство, коммерция и операции с ценными бумагами дают всего менее 1 % всех средств к существованию). Однако в от ношении коммерческой активности людей налицо занижение экс пертных оценок:: торговля спиртным на селе развита хорошо и по нашим оценкам примерно 5 % семей ею занимаются, продавая вино и водку на дому. Другие же виды активности вообще ещё не разви ты.

Дополнитель Пенсия ная работа 28% 1% Охота 1% Продажа сельхозпрод у кции Зарплата 5% 25% Слу чайные приработки 9% Подсобное Морской хозяйств о промысел 16% 14% Рис. 4. Распределение источников средств к существованию жите лей поморских сёл и городов (1999).

1.1.4. Бюджет семьи Усреднённый бюджет сельской семьи в период 1996 - 97 гг.

представлен диаграммой на рис. 5. Хотя вопрос о бюджете предла гал учитывать все виды доходов, большинство жителей понимают под ним различные денежные источники, прежде всего зарплату и пенсию (более 50 % жителей считают, что доля зарплаты в общих доходах от 80 % до 100 %). Непрямые доходы, такие как частный лов рыбы, сбор дикоросов, водорослей, извоз, некоторая коммерче ская активность, далеко не всегда учитываются в структуре бюдже та. Тем не менее, даже с учётом этих оговорок следует признать приводимую структуру бюджета крайне неблагоприятной. Известно, что если в бюджете населения расходы на питание составляют 50 и более процентов, это свидетельствует о достижении черты бедно сти и выходу за её пределы. Здесь же мы видим, что расходы на питание достигают едва ли не 4/5 всего семейного бюджета. (Прав да, надо отметить немаловажную статью расходов — на алкоголь, которая традиционно включается в расходы на питание;

по резуль татам опроса населения можно приблизительно оценить расходы на алкоголь на уровне 1/4 расходов на питание).

Питание Досуг, культура 77% 2% Транспорт 6% Повседневные вещи Коммунальные 8% расходы 7% Питание 70% Досуг, культура 2% Транспорт 3% Повседневные вещи 8% Коммунальные расходы 17% Рис. 5. Вверху – структура бюджета средней семьи в 1996 - 1997 гг.

по ответам респондентов- экспертов (N = 104). Внизу - то же в г. (N = 224).

В структуре расходов: на питание тратится в среднем 1136 ± руб., на коммунальные расходы - 253 ± 30 руб.;

на вещи - 179 ± руб.;

на транспорт - 73 ± 16 руб.;

на отдых, культуру, досуг - 56 ± руб. Изменения в структуре бюджета затронули только статьи пи тания и коммунальных расходов: последние возросли за счёт уменьшения расходов на питание.

Ясно, что на фоне этой «первой» статьи расходов меркнут раз меры всех остальных статей бюджета. Траты на коммунальные платежи были почти в 2 раза ниже, чем в городе, поскольку их осно ву составляют за электроэнергию, газ и связь, в очень незначи тельной степени — за землю. Правда, в последний год коммуналь ные расходы Транспортные расходы также сравнительно невелики, потому что многие жители просто никуда не ездят, а в некоторых колхозах сохранён бесплатный проезд колхозников до ближайшей станции. Расходы на покупки вещей повседневного употребления сейчас значительно снизились по сравнению с периодом начала 90 х годов. Предельно низкий уровень расходов на отдых, досуг и культуру у самих людей, традиционно не склонных тратить деньги и время на это, вызывает недовольство и сожаление.

1.2. Хозяйство 1.2.1. Подсобное хозяйство Специфика северных приморских сёл и небольших городков — сильно редуцированное подсобное хозяйство. В табл. 1. приведены данные по подсобному хозяйству 2315 домохозяйств в 17 сёлах.

Количество голов всех видов скота, приходящихся на одно домохо зяйство и на одного человека крайне мало и ни в коей мере не обеспечивает потребности людей в молочных продуктах, мясе, яй цах: 1 корова приходится на 13 — 14 семей;

1 лошадь — на 330 се мей;

1 свинья — на 330 семей (а без данных по с. Покровскому, где в 246 хозяйствах содержится 37 свиней, то 1 свинья всего на семей);

1 овца или коза — на 2 - 3 семьи и даже 1 курица приходит ся в среднем на 3 семьи. В целом получается, что 2 сельские семьи из 3-х вообще не держат скота (1 голова скота на 2,3 домохозяйст ва). Необходимо отметить, что указанные в таблице средние значе ния даже несколько завышены, т.к. в домохозяйствах только двух трёх сёл, расположенных вдали от моря или где колхоза уже нет, резко возросло в последние годы поголовье скота (такие, как Со ловки, Покровское, Тамица). Между тем, ситуация с поголовьем ско та, наблюдаемая в 1997 г., и особенно в 1998-99 гг., кажется более благополучной по сравнению с той, что была зафиксирована ещё в 1996 г. Люди начинают всё больше обзаводиться хозяйством, когда то предельно редуцированным в силу того, что всеми необходимы ми продуктами семьи снабжались из колхоза.

Таблица Структура частного подсобного хозяйства (площадь сельхозугодий и численность голов скота в пересчете на 1 семью и 1 человека) № Наименование показа- на 1 домохозяй- на 1 челове теля ство ка Площадь пахотной зем 1 6,2 *) 2, ли всего, соток N =1900 **) в т.ч. под картофель, 2 5,6 2, соток N= под огород, соток 3 2,0 0, N= Численность всех видов 4 0,43 0, скота, голов N= т.ч. голов КРС (коровы) 5 0,07 0, N= голов лошадей 6 0,003 0, N= голов свиней 7 0,03 0, N= голов овец и коз 8 0,39 0, N= Птица (куры) 9 0,31 0, N= Примечания: общая площадь сельхозугодий в частном хозяйстве на Рус ском Севере не может быть точно определена, поскольку жители пользуют ся сенокосами и пастбищами колхозов;

*) поскольку исходные данные не полны, средние значения площади сельхозугодий под картофель и огород в сумме не равны общей площади пахотной земли;

**) N — суммарная чис ленность семей в селах, по которой рассчитан данный показатель;

пере счет на 1 человека велся исходя из средней численности семьи в сельской местности, равной 2,4 человека.

Аналогичная картина складывается с данными по площади па хотной земли, приходящейся на домохозяйство и 1 человека. По от зывам экспертов, только в последние полтора-два года люди стали больше сажать картофеля, заводить огороды. Особенно это замет но в тех сёлах, где население оказалось предоставленным само се бе, без всякой внешней поддержки, такие как п. Соловки или п. Ле созаводский.

В большинстве сёл на одну семью приходится всего по 4 - 5 со ток пахотной земли под картофель и огород (следовательно, на человека --- не более 2-х соток. Такой площади — от 2-х до 3-х со ток на 1 человека — совершенно недостаточно для самообеспече ния населения продуктами земледелия. Ведь даже в средней поло се Европы и южной Сибири минимальный размер надела должен составлять не менее 10 соток на человека: это в 4 - 5 раз выше той площади, что обрабатывают поморские семьи. Точно так же мини мальное количество голов скота для подобных условий — не менее 1 головы (в сумме) на человека. Ясно, что приводимая цифра — 0,13 головы на человека — уровень, в 7 - 10 раз меньший требуемо го. Следовательно, продуктов, получаемых до 1996-97 годов от подсобного хозяйства, было совершенно недостаточно для само обеспечения семей. Подсобное хозяйство может обеспечить, на ос нове расчётов, по-видимому, всего лишь около 1/7 — 1/4 потребно стей сельской семьи (эти расчёты, между прочим, полностью согла суются с оценками экспертов). Поэтому надо ожидать, что немалую долю в жизнеобеспечении семьи составляют различные промыслы.


1.2.2. Промыслы Однако, едва дело касается промыслов, возникают серьёзные затруднения в оценке их вклада в хозяйственное благополучие се мей. Дело в том, что почти все виды промыслов – частное дело лю дей, но необходимый компонент жизнеобеспечения домохозяйств – и на уровне натуральной продукции и как источник денежных дохо дов. Необходима лицензия на все эти виды деятельности, но уро вень оплаты (если исходить из необходимой потребности) непомер но высок. Реально никто не может оплатить такое число лицензий, которые в достаточной степени обеспечили бы потребности людей.

Всем жителям приходится быть браконьерами, кому в большей, ко му в меньшей мере. Это обстоятельство не позволяет свободно об суждать вопросы о видах промысла и объёмах добычи. Поэтому приводимые респондентами цифры всегда занижены. По-видимому, реально промыслы всех видов составляют не 1/5 всех доходов, а больше: от 1/3 до 1/2 дохода семьи. С учётом того факта, что за держки выплаты зарплаты непомерно продолжительны, эти оценки могут оказаться и заниженными (особенно для 1995-1997 гг.)..

Основной вид промыслов – лов рыбы в прибрежной зоне. Для немалого числа семей солёная рыба – основной источник пищи зи мой. В тех сёлах, где имеется транспортная связь с железнодорож ными станциями, с республиканскими автодорогами – это и очень важный источник денежных доходов от продажи рыбы, особенно красной (сёмга, кумжа).

Сбор водорослей (ламинария, анфельция, фукус) в следующие – 3 года после 1994 перестал быть прибыльным промыслом по са мым разным причинам. Семьи, долгое время специализировавшие ся на этом виде промысла, испытывают серьёзные трудности. Люди привыкли к тому, что поработав напряжённо всей семьёй в течение одного – двух месяцев лета, они обеспечивали себя деньгами на год. Перестроиться в течение короткого времени они ещё не успели.

Заготовка дикоросов (ягод, грибов, лекарственных растений) – также существенное подспорье в жизнеобеспечении семьи. В осо бенно трудных условиях сбор и продажа ягод составляет один из важных постоянных источников дохода. К сожалению, оживление заготовительных организаций, частных и государственных, наблю давшееся в 1993 – 1995 гг., сошло на нет и сейчас жители вынужде ны сами искать возможности продавать ягоды. Нынешние (1999) за купочные цены, как в предыдущие годы, были предельно низки (от 1500 рублей за 1 кг черники до 13000 – 18000 рублей за 1 кг морош ки). За два последних года, несмотря на значительную инфляцию, закупочные цены не возросли (причина во многом в том, что здесь установили свой контроль криминальные структуры, которые не разрешают отдельным заготовителям закупать ягоды у населения по более высоким ценам). Цены никак не компенсировали затрат на заготовку ягод. Но даже в этих условиях люди вынуждены были сдавать продукцию редким заготовителям, чтобы иметь деньги на покупку хлеба (и водки).

Охота, по отзывам всех респондентов, составляет очень малую долю бюджета домохозяйств. В городах охота - развлечение бога тых, но не статья бюджета даже семей среднего уровня. А в сёлах всего по одному – трём человекам занимаются этим промыслом бо лее или менее постоянно. Однако, надо думать, что здесь это всё таки важный источник мяса для многих семей зимой. Того количест ва скота, который имеется в частных хозяйствах или в колхозе, со вершенно недостаточно для обеспечения населения мясом, даже если поморы и традиционно питаются рыбой.

Один из новых источников промыслов – строительство домов, причём не только соседям, но чаще горожанам, купившим участки под дачи. Почти во всех сёлах горожане строят себе дома, чаще всего нанимая для этого местных жителей. Некоторые жители гото вят на вывоз и продают срубы бань, домиков, опять же для горожан.

Этот вид промысла рассматривается людьми в качестве случайного приработка и составляет, как видно из вышеприведённых цифр, всего до 10% доходов семьи.

Другие виды промыслов, например, морской зверовой промысел, кустарное производство, практически отсутствуют. Даже шитьё кар басов оказывается сейчас делом крайне редким: во всех опрошен ных сёлах было указано только на двух человек, которые изредка шьют лодки. В морском зверобойном промысле участвуют только некоторые колхозы на Летнем и Зимнем берегах и, по отзывам лю дей, он сейчас далеко не так прибылен, как в советские времена.

1.2.3. Обеспечение населения топливом Хотя даже в дальних сёлах в большинстве домов имеются бал лоны и газовые плиты и на приготовление пищи тратится сущест венно меньше дров, чем раньше, проблема снабжения топливом очень остра. Это связано с тем, что сейчас жителям приходится пе реходить на новые способы обеспечения себя топливом. Прибреж ные сёла в течение очень длительного времени — не только в со ветский период, но, по замечанию историков, даже и в прошлом ве ке — заготавливали на дрова плавник, которого всегда было изоби лие по берегам вследствие немалого числа лесных заводов, лес на которые сплавляли по рекам и везли плотами по морю. В 90-е годы заводы один за другим стали останавливаться и выбросы на берега прекратились. Ещё до 1996 г. практически весь доступный вывозу (морем или сушей) плавник был собран повсюду — от Терского бе рега до Архангельска. К 1999 плавника, годного на дрова, по бере гам моря практически не осталось.

В сёлах же, удалённых от моря, дрова заготавливались центра лизованно колхозом и для большинства семей это было бесплатно;

требовалось только вложить свой труд по распиловке и укладке дров. Теперь колхозы вынуждены отказаться от такой практики и даже в отношении пенсионеров и сельской интеллигенции (учите лей, врачей) — групп населения, которым дрова должны достав ляться в обязательном порядке — эти обязательства далеко не все гда соблюдаются.

Люди вынуждены переходить к вырубке леса, но в большинстве своём не имеют ни технических средств (пил, транспорта), ни денег.

Кроме того, в нынешней ситуации складывается ненормальные от ношения с представителями лесхозов, занимающимися выделени ем участков под вырубки. Живя в окружении лесов, крестьяне испы тывают постоянную заботу о топливе. Дров на зиму нужно до 15 — 20 кубометров, обеспечить себя в полной мере могут далеко не все домохозяйства, особенно старики, и приходится жёстко экономить на тепле. Немало семей, прежде всего пенсионеров, мёрзнет зимой.

Люди в течение лета заготавливают хворост или полусгнившие кус ки брёвен, жердей, досок, таская его буквально на руках. Разламы ваются старые постройки (как, например, в Лесозаводске всего за два года 1996-97 на дрова разобрана была громадная биржа оста новленного завода).

Ситуация с обеспечением населения топливом реально крайне тяжёлая. Все без исключения респонденты обеспокоены этим во просом, а в ряде сёл уже сложились условия для возникновения конфликтов как между людьми, так и между населением и властью или лесхозом. Кое-где конфликты уже наблюдаются. Проблема теп ла для Севера важна в той же мере, как и проблема питания. Уход местных властей и руководства колхозов от решения этих вопросов, более того, попытки препятствовать вынужденной самовольной за готовке дров чреваты сильным ростом недовольства людей.

1.3. Быт 1.3.1. Жильё В поморских сёлах традиционно строятся большие дома, насе ление же теперь немногочисленно, поэтому обеспеченность жильём высокая. Общая площадь жилья у семьи составляет, по данным о 417 домохозяйствах, 55,2 кв. м, жилая площадь составляет 37,1 кв.

м. В пересчёте на одного человека это составляет не менее 23 кв. м общей площади и 15 кв. м жилой площади, что существенно выше, чем средний уровень обеспеченности жильём населения Северного района России. В обследованных сёлах около 70 % жилья находит ся в частной собственности и только 30 % — в государственной или в собственности колхозов (по данным о 918 домах). Чаще всего в небольших деревнях доля частного жилья приближается к 100 %.

Процент ветхого жилья невелик, такого жилья всего около 4%, при том, что большинство домов деревянные и строены они в середине или даже в начале 20-го века.

1.3.2. Усадьба В силу незначительности подсобного хозяйства приусадебных построек мало. Дворы, традиционно строенные под общей крышей с жилым помещением, пустуют и во многих домах пришли в негод ность. Нередко их разбирают или переделывают для иного назна чения. Огород невелик. Только в последние годы жители стали в массовом порядке заводить посадки под картофель вне усадьбы.

Так, по моим непосредственным наблюдениям в г. Умбе на Терском берегу размеры участков под картофель за два года с 1996 по возросли в среднем с 1 до более чем 4 соток на семью.

В старинных сёлах многие дома поставлены по поморской тра диции: не имеют ограды и располагаются друг от друга на расстоя нии всего 10 - 15 м, создавая значительную скученность (характер ным примером является здесь Варзуга, старинное село на Терском берегу с более чем 500-летней историей). Только в новых сёлах или отстроенных после пожара пространственное распределение уса деб приближается к «среднероссийскому» стандарту: дома распо лагаются на расстоянии от 20 до 50 м, даже на 100 м, имеют изго роди, огороды.

1.3.3. Имущество Поскольку ещё совсем недавно большая часть жителей была членами богатых колхозов, семьи в большинстве своём имеют хо рошую, добротную мебель, качественную бытовую технику, нор мальную одежду. Немалая доля семей — от 1/2 до 4/5 — имеют лодки с мотором, карбаса, оборудование для различных промы слов.


Но всё это — наследство прежней жизни. Сейчас лишь семьи, занимающиеся коммерцией (обычно незаконным производством и торговлей спиртным) обзаводятся новым имуществом. Подавляю щее большинство семей не имеют возможностей делать сколько нибудь крупные покупки. Более того, некоторые семьи вынуждены распродавать часть имущества своим же односельчанам коммерсантам (иные обменивают его на водку). В этом отношении если на взгляд приезжего человека люди живут в достатке, то это только видимость, теперь, к 1999 г. уже «пережиток прошлого».

1.3.4. Питание В каждом селе население довольно сильно дифференцирова лось по качеству питания. Одни семьи сохранили прежний уровень питания и даже повысили его качество за счёт увеличения доли фруктов, соков, а также разнообразие видов пищи. Как правило, они имеют сбалансированный рацион.

Другие же семьи — и их большинство, но практически очень трудно выявить и оценить — серьёзно ухудшили качество своего питания, вынужденные перейти преимущественно на рыбу, карто фель, собранные и законсервированные ягоды и грибы. По отзывам некоторых респондентов многие семьи зимой вынуждены перейти на питание селёдкой, треской и картофелем, не всегда имея воз можности купить хлеба (хлеб пекут, что значительно дешевле, чем покупать готовый). Есть семьи голодающие. Приведу один показа тельный и печальный сюжет: в селе Пушлахта на Летнем берегу я явился в дом молодой семьи, где 25-летняя жена ждала третьего ребёнка. Хозяин, молодой светловолосый парень с умными глазами и разумной речью, после нашей беседы, смущаясь, предложил мне в качестве угощения солёную селёдку, очень дурную на вкус, пере лежалую и пересоленную. Традиция требует угощать гостя и хозяин её соблюл (хотя во многих других домах после 1991 повсеместно ей уже не следовали – нечем было угощать). Оказалось, что единст венной едой за всю зиму 1996 в этой семье была только селёдка, ничего кроме неё.

Информация о серьёзном снижении качества питания очень не охотно поверяется людьми, особенно чужому человеку. Но по кос венным свидетельствам (например, по словам учителей, медицин ских работников о бесплатном питании детей в школах, которое вы нуждены были ввести в ряде сёл) можно оценить, что от 1/4 до 1/ семей в 1994-1997 питались очень плохо. Даже дети не всегда едят три и два раза в день, приходят на уроки голодными (информация от учителей п. Соловецкий в 1995 и 1996 гг.).

Эта дифференциация семей по качеству пищи очень сильно за девает чувства людей, поскольку она входит в противоречие с дав но сложившейся традицией питания и гостеприимства. Как ни пока жется странным, но это один из важнейших факторов разобщения членов сельской общины и формирования отчуждённости между семьями.

Глава 2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОМОРСКИХ СООБЩЕСТВ Глубокий кризис экономической жизни России, отчетливо види мый всеми нами в городе, затронул, конечно, и село, но наблюдаем мы его проявления здесь куда как реже, да и значительно меньше знакомы со всеми последствиями кризиса сельской экономики, хотя этот процесс продолжается уже более пяти лет. Эти последствия носят многообразный характер, они относятся не только и даже не столько к отдельным составляющим экономики, сколько ко всему укладу жизни сельского жителя.

На значительной части пространств России произошло превра щение сельской товарной экономики в простую материальную жизнь. А материальная жизнь есть по преимуществу или исключи тельно всего лишь обеспечение собственного выживания. Внезап ный переход от рыночной экономике к простой материальной жизни, как всякая резкая перемена, повлек за собой и определенные пси хологические деформации. Эти психологические изменения имели первоначальное значение непосредственных адаптивных реакций на острые ”стрессогенные” воздействия, идущие со стороны разру шающейся экономики. Процесс во многом насильственной деграда ции товарного хозяйства вынуждал экономических субъектов (како выми стали неожиданно для себя каждая крестьянская семья, каж дый крестьянин в отдельности) к таким приспособительным реакци ям, которые нередко приобретали парадоксальный характер.

Парадоксальность экономического поведения, вызванного рез кими разрушительными изменениями в структуре хозяйствования, приобретая значение психологического механизма жизнеобеспече ния (который вынуждено явился на замену экономическим меха низмам жизнеобеспечения), далеко не всегда осознавалась и осоз нается самими его носителями. Напротив, формирование такого поведения приобретает массовый характер и оценивается людьми как наиболее рациональный и оперативный ответ, единственно бла годаря которому минимизировались последствия катастрофических разрушений.

2.1. Новые модели жизнеобеспечения общины Полная атрофия натурального хозяйства и сохранение у помо ров ориентации на такие виды промыслов, которые традиционно требуют коллективной деятельности, не в последнюю очередь за ставили их в наше время повсеместно сохранить колхозы. Необхо димость в этом продиктована также и тем важным обстоятельством, что социально-психологические механизмы жизнеобеспечения по морских сообществ традиционно формировались как механизмы коллективной жизнедеятельности и в советское время они поддер живались организационно и идеологически.

Там, где сохранились базовые элементы колхозного хозяйства психология материальной жизни прежде всего стала подстраивать ся именно под эту проверенную временем организационную форму.

На Русском Севере такое приспособление наблюдается повсемест но. В стратегическом отношении оно неадаптивно, но основывает ся на рациональных мотивах и является приспособительным пове дением по отношению к ситуативным, кратковременным условиям экономической и социальной жизни.

Среди многочисленных прежде элементов структуры хозяйст венной деятельности поморских рыболовецких колхозов реальную жизнеспособность сохранили очень немногие, а чаще всего только один — атлантический лов рыбы и ее продажа заграничным парт нерам. Благодаря этому колхоз имеет некоторый минимум средств, которые распределяет в виде зарплаты и пенсии своим колхозни кам. Величина этих выплат невелика (от 400 тыс. руб. в Карелии и Архангельской области до 1 млн. руб. в Мурманской области), но стабильна. Правда, зарплата практически не возрастает в послед ние годы.

Ловля рыбы в Атлантике и продажа ее за границей позволяет ре гулярно выплачивать пенсии и зарплату. Но если колхозники пенсионеры заслуженно пользуются этим, то в отношении активного населения такого сказать нельзя. Колхозные сейнеры лишь в ред ких случаях имеют в команде жителей села (в 5 колхозах насчиты вается 13 средних рыболовных сейнеров, в командах которых рабо тает не более 10 колхозников из почти 400 человек). Несмотря на то, что зарплата здесь на порядок выше той, что получает колхозник дома (около четырёх млн. руб.), он не стремится уходить на лов рыбы в море (хотя это, между прочим, наиболее важный элемент традиционного хозяйствования поморского населения). Поэтому колхозы вынуждены набирать команды в Эстонии и на Украине.

Причины нежелания идти в море называются самые разные, но за всеми стоит одно обстоятельство: на фоне убыточного животновод ства и растениеводства морская рыбная ловля выгодна и позволяет колхозу содержать всех своих работников, независимо от их реаль ного вклада. Эта небольшая зарплата, на которую живут члены кол хоза, выступает в виде вспомоществования, благодаря которому они имеют ещё достаточно времени и на занятия своим хозяйством (плюс охота, рыбная ловля, сбор и сдача водорослей, и прочие тре бующие времени дела, нехлопотные и часто даже приятные) и со ответствующий потребностям досуг, который заключается в регу лярном и продолжительном пьянстве (в то время как на судах вве ден сухой закон).

Сохранение подобной системы жизнеобеспечения в современ ных условиях кризиса привело к формированию любопытных, ес ли не сказать парадоксальных, психологических механизмов жизне обеспечения. В ситуации, когда крестьянин не имеет возможности автономного жизнеобеспечения и лишен работы, которая приноси ла бы ему заработок, но в то же время может получать регулярное вспомоществование в виде колхозной зарплаты, это выглядит как рента от доходов, получаемых в результате эксплуатации труда наемных работников-рыбаков и сдачи в аренду судов.

Значение нынешнего заработка колхозников в качестве ренты подтверждается тем фактом, что люди в массе своей не желают ис пользовать другие возможности для поддержания и повышения благосостояния семьи, а нередко вообще не хотят работать. Сфор мировалась психология рантье, которая на уровне обыденного сознания достаточно быстро закрепилась, нашла идеологическое обоснование и в нынешних условиях как механизм ситуативно ценный начинает успешно вытеснять прежние социально психологические механизмы жизнеобеспечения. Однако ясно, что в стратегическом отношении это неадаптивное и даже гибельное для сообщества поведение, это поведение, ориентированное на инди видуалистические и конкурентные отношения, которые не могут быть жизнеспособными в условиях северного села ни по социаль ным, ни по экологическим причинам.

О всего лишь ситуативной адаптивности такого социально психологического механизма жизнеобеспечения на Русском Севере свидетельствует тот факт, что в случаях, когда колхоз начинает разваливаться или ликвидируется его отделение, расположенное в каком-то селе, люди вынуждены переходить к совершенно иным моделям жизнеобеспечения и начинают действовать механизмы, аналогичные тем, какие мы наблюдаем в селах Южной Сибири и средней полосы России. Хотя фермерские хозяйства практически отсутствуют (во всех сёлах зафиксировано одно такое хозяйство), там, где колхоз ликвидирован и люди оставлены на произвол судь бы (например, в с. Оленица Мурманской области к 1996 г. сложи лась крайне тяжёлая ситуация после добровольного развала колхо за, которая привела к тому, что большинство трудоспособного на селения должно было переселиться в Умбу), они должны были ис кать источники жизнеобеспечения и вынуждены вновь вернуться к содержанию скота, выращиванию картофеля и овощей, сенокосу, т.е. по сути к натуральному фермерскому хозяйству.

2.2. Особенности хозяйственной деятельности Основное внимание в исследовании уделялось не состоянию экономики села, а тому, в какой степени развитие тех или иных от раслей может обеспечить существование сельской общины в ны нешних условиях хозяйствования. Поэтому рассмотрены только не которые вопросы, связанные с оценкой состояния отраслей хозяй ства и общей перспективой сельской экономики, так, как они видят ся респондентам.

2.2.1. Доходные и убыточные отрасли хозяйства В таблице 2 приведены данные по экономическому состоянию отраслей хозяйственной жизни. Разные отрасли расположены в по рядке убывания по степени их доходности. Видно, что рыбное хо зяйство, куда включается почти исключительно рыбодобыча, в ред ких случаях рыбопереработка и вовсе нет рыборазведения, являет ся основной, если не единственной доходной отраслью.

Значимость других наиболее близких по рангам отраслей хозяй ства, которые рассматриваются экспертами как доходные — сель ского хозяйства (в особенности животноводства), лесного хозяйства (преимущественно заготовка леса и торговля кругляком), туризма (в преобладающей степени на Соловки) и торговли (незаконная тор говля спиртным), — оценивается ниже значимости рыбного хозяй ства в 3-4 раза. При этом примечательно то, что сельское хозяйство в одних случаях оценивается как доходное, а в других — практиче ски в 1/2 всех ответов — как убыточная для поморского села от расль. Собственно, никакие другие отрасли хозяйства не считаются столь явно убыточными, как эта.

В среднем же видно, что хотя в северных сёлах имелось и до сих пор существует немало сфер хозяйственной деятельности, никакие из них, кроме рыбного промысла, не привлекают внимание экспер тов в качестве перспективных. Напротив, почти каждый восьмой эксперт считает, что сейчас в сёлах нет ни одной доходной отрасли хозяйства, а каждый шестой считает все отрасли убыточными.

Таблица Ответы экспертов на вопрос “ Какие отрасли в селе, районе яв ляются высокодоходными или убыточными?” (значимость отраслей дана в процентах от общей суммы ответов) Доходные Убыточные отрасли отрасли Наименование отрасли Рыбное хозяйство 30 Сельское хозяйство, 11 Лесное хозяйство 12 Туризм 8 Торговля 7 Охотничье хозяйство 1 Сдача судов в аренду 1 Сфера бытового обслуживания 1 Строительство 0 Реставрация исторических па 1 мятников Административно 3 хозяйственный аппарат Коммунальное хозяйство 1 Агаровое производство 0 Бюджетные организации 1 Заготовка дикоросов 2 Подсобное хозяйство 1 Промышленность (?) 1 Транспорт 1 Образование 3 «Таких отраслей нет» 13 «Такие отрасли все» 0 ВСЕГО ДАНО ОТВЕТОВ 93 Между тем, если суммировать отдельные оценки, то все виды сельскохозяйственного производства считаются почти в 3 раза ме нее доходными по сравнению с различного рода промыслов (33 %).

В то же время не менее 1/4 экспертов (24 %) рассматривают сферу обслуживания в качестве доходных отраслей сельской экономики (и менее 8 % — в качестве убыточных отраслей)В целом сами жители видят немного возможностей экономического процветания сельской общины.

2.2.2. Перспективы развития отдельных отраслей Как видятся руководителям и специалистам села перспективы сельской экономики? Здесь имеются три аспекта: 1) перспективы развития конкретных отраслей в селе;

2) условия их успешного развития;

3) продолжительность срока выхода сельской экономики из критического состояния.

Таблица Ответы экспертов относительно направлений развития экономи ки села (приведена частота ответов в %%) № Наименование отрасли % Сельскохозяйственное производство, 1 в том числе: животноводство полеводство и кормопроизводство переработка сельхозпродукции Рыбная промышленность, 2 в том числе: рыбная ловля переработка рыбы Марихозяйство, 3 в том числе: устричное хозяйство заготовка водорослей переработка и агаровое производство Лесное хозяйство, 4 в том числе: заготовка леса переработка древесины Развитие товарного частного хозяйства 5 Промышленная заготовка дикоросов 6 Охотничий промысел 7 Кустарное производство 8 Строительство 9 Транспорт 10 Торговля 11 Туризм и сфера услуг 12 Спектр предложений экспертов о том, что же развивать в селе, весьма широк: они предложили более 20 направлений. В табл. представлены предложения экспертов о направлениях хозяйствен ного развития села.

Следует обратить внимание на то, что сами предложения, по видимому, мало совпадают с оценками этих же экспертов того, на сколько доходны и убыточны разные отрасли хозяйства в совре менном селе. Так, в большинстве случаев предлагается развитие сельскохозяйственного производства, в частности, животноводства и даже полеводства, но отнюдь не переработки сельскохозяйствен ной продукции.

Развитие рыбной промышленности рассматривается как вторая после животноводства и полеводства отрасль хозяйства, могущая быть развитой на селе. Но и здесь акцент сделан на заготовке ры бы, а не на развитии перерабатывающего хозяйства.

В отношении многих видов деятельности большинство экспертов весьма скептичны;

лишь единицы рассматривают перспективы раз вития этих видов производства. Видно, что только марихозяйство и лесное хозяйство видятся в качестве перспективных отраслей. Ме жду тем, четверть всех экспертов связывают надежды на развитие поморского села с туризмом и сферой услуг. Такой взгляд в нынеш них обстоятельствах представляется чрезмерно оптимистичным, если не иллюзорным.

2.2.3. Условия успешного развития отраслей С чем же связывают руководители и сельские специалисты раз витие вышеуказанных ими отраслей хозяйства? К сожалению, здесь нет ничего оригинального. Два условия представляются им важ нейшими: 1) финансирование;

2) наличие умелого, дельного руко водителя, “хозяина”.

Кроме того, естественно, что развитие экономики села нуждается в создании соответствующих служб по закупке, вывозу или перера ботке продукции, а также упрочения транспортных коммуникаций, подвижного состава флота и автомобильного транспорта. Важным моментом является и обеспечение топливными ресурсами и элек троэнергией. Есть и условия стратегического характера, как-то: из менение налоговой системы в отношении сельскохозяйственного производства, создание системы профессионального обучения, го сударственная помощь в организации рабочих мест.

2.2.4. Перспективы сельской экономики Обсуждая вопрос о том, какое время понадобиться сельской эконо мике для преодоления последствий экономического кризиса и соз дания новых стабильных организационных форм, сельские экспер ты разделяются на 3-4 группы: 1) неадекватных оптимистов, пола гающих что для такого перехода достаточно одного — пяти лет (та ких оказалось немало: 36 %);

2) реалистов, рассматривающих обо зримые перспективы стабилизации экономики в интервале от 5 до 20 лет (31 %);

3) пессимистов (таких 15 %), полагающих, что про цесс стабилизации растянется на многие, “долгие” годы — от 20-ти до 70-ти и более лет;

4) людей, полагающих, что всё будет зависеть от условий, в которых придётся развиваться сельской экономике севера (18 %). Таким образом, единого или хотя бы доминирующего мнения о перспективах сельской экономики у людей нет. Можно только указать, что тех, кто ставит более или менее обозримые це ли, две трети. В целом же распределение мнений экспертов пред ставлено на рис. 6: действительно, большинство надеется на впол не реальные сроки в 5-10 лет увидеть вновь экономику села ста бильной.

1-2 года 2-3 года 3-5 лет 5-10 лет 10-20 лет 25-70 и более лет Рис.6. Оценки сроков стабилизации экономики поморских сёл и посёлков. По оси абсцисс число ответов. Так было в 1996, так и в 2001.

2.3. Экономическая активность населения 2.3.1. Занятость и безработица Хотя официальный уровень безработицы все годы был высок: в пределах 5-15 и более процентов, реальная безработица несрав ненно выше. По суммарной оценке, уровень реальной безработицы составляет в среднем 32% — каждый третий трудоспособный жи тель не имеет сейчас никакой работы. Есть сёла, где почти все без работны. Однако и имеющие работу в действительности находятся почти в положении безработных, так как зарплата невелика (в два и более раза ниже официально принятой в России черты бедности) и выплачивается с теми же задержками, что и в городе.

Уровень официальной безработицы наиболее высок в основных производственных сферах: сельском хозяйстве, рыбном промысле, в лесном хозяйстве;

93% безработных — представители этих от раслей. Никак или почти никак безработица не затронула админи стративно-хозяйственный аппарат, сферу образования.

Проблема занятости особенно остро стоит для молодёжи, а не для женщин. Сельские женщины и без того имеют чрезвычайно большой объём работы, которая при нормальной её организации способна обеспечить существование семьи. Молодёжь нуждается в работе, чтобы иметь возможность организации досуга, поездок, дальнейшей учёбы.

В отличие от молодёжи, для взрослого трудоспособного населе ния существуют сразу две равно значимые проблемы: наравне с проблемой занятости ещё и проблема нежелания работать. По оценкам, не менее половины работников не желают работать и ста раются всячески избежать работы. Среди них много, если не боль шинство мужчин. Собственно говоря, это потенциальные добро вольные безработные. Из них во многом и составлен штат безра ботных на селе. Но проблема не только в большом числе людей, не желающих работать. Проблема и в перенасыщенности села работ никами.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.