авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Плюснин Ю.М. ПОМОРЫ Население побережий Белого моря в годы кризиса, 1995-2001 Российская академия наук Сибирское отделение ...»

-- [ Страница 3 ] --

Проблема занятости в малых городах и сёлах регионов приобре тает, таким образом, совершенно иной акцент: она должна быть пе реформулирована с проблемы занятости вообще в проблему соци альной занятости. Единственным решением (если оставить вопрос о миграции в крупные города) здесь видится повышение индивиду альной трудовой активности людей и высокий уровень их профес сионализма.

Экономический потенциал большинства предприятий городов и хозяйств районов подорван в очень значительной степени. Если экстраполировать экспертные оценки, то допустимо заключить, что не более 3 - 4% предприятий и хозяйств являются успешными. Ещё около 10% функционируют вполне нормально. Но не менее 85 - 90% предприятий и хозяйств находятся в тяжелом и критическом состоя нии.

В явном противоречии с этим находится качество рабочей силы и профессиональный уровень работников. Всего 1/3 экспертов счи тают его неудовлетворительным, а 2/3 - нормальным, достаточным или высоким и очень высоким. На этом фоне высоки и оценки по тенциала предпринимательской и коммерческой активности насе ления городов: до 1/2 экспертов считают её высокой или очень вы сокой.

Деловая активность людей. На фоне тотального развала эконо мики и падения занятости населения до 1/2 - 1/3 от полого уровня, противоречием выглядят высокие оценки уровня деловой активно сти людей в малых городах и сёлах страны. С учётом сравнительно небольшого интервала времени, прошедшего с начала реформ, представляются удивительно высоким уровень предприниматель ской и коммерческой активности населения. Лишь менее половины экспертов (47%) считают активность населения в этих сферах не высокой, с точки зрения 27% активность значительная, а по мнению ещё 26% она очень высокая. За 5 последних лет предприниматель ская активность населения возросла в несколько раз. Население малых городов в последние годы значительно повысило экономиче скую активность и направляется она в сферы коммерции, теневой экономики, сельскохозяйственного производства или промыслов.

Действительно, сейчас почти каждый десятый человек в трудоспо собном возрасте занимается своим бизнесом, обычно торговлей.

4. Новые "модели жизнеобеспечения" локальных сооб ществ и отдельных домохозяйств. В исследованиях 1995- гг. зафиксированы несколько новых способов жизнеобеспечения.

Среди них такие, как:

(1) тенденция к возврату традиционных неэкономических форм хозяйствования (от экономики к "натуральной" жизни) – это общераспространенная практика и самая простая и самая первая реакция населения на кризис;

(2) сохранение существовавших в советское время "производст венно-распределительные" отношения, основанные на "эко номическом патернализме", замещенные патернализмом криминальных структур – формы, широко распространившие ся в сохранившихся колхозах беломорья;

(3) хаотически возникающие сиюминутные, ситуативные (и в силу этого неадаптивные) способы жизнеобеспечения путём добы чи природных биологических и геологических ресурсов и про дажа их (в регионе это характерно в основном для населения Карельского и Поморского берегов, проживающего на трассе Санкт-Петербург – Мурманск);

(4) посредничество, включение в цепь этапов движения товара (например, участив в торговле наркотиками, ценными поро дами рыб и т.п.);

(5) формирование зависимых отношений в географически изоли рованных сообществах ("экономические феоды", как, напри мер в селе Варзуга на Терском берегу);

(6) развитие экологически ориентированного предприниматель ства, основанного на сплочённости местного сообщества (это достаточно ярко проявляется сейчас в Кандалакше, Умбе, Соловках).

Одной из существеннейших черт таких процессов является их спонтанный, внезапный и непредсказуемый характер. Новые спосо бы жизнеобеспечения сейчас могут складываться буквально в тече ние года. Поэтому они, по сути, элементарны и просты.

Следует обратить внимание на возникновение на наших глазах и всё более широкое распространение следующих форм экономиче ского поведения, в котором интегрированы интересы и деятель ность большинства домохозяйств местного сообщества. Это, во первых, укоренение в теле сообщества и конституирование (если не «узаконивание», то моральное принятие большинством членов со общества) форм экономической деятельности, имеющих неправо вую основу.

Там, где сохранились базовые элементы советского хозяйства (а это повсеместно на побережье Белого моря – от Зимнего берега и до Терского), психология материальной жизни прежде всего стала подстраиваться именно под эту проверенную временем организа ционную форму. Такое приспособление наблюдается особенно в небольших поселениях. В стратегическом отношении оно неадап тивно, но основывается на рациональных мотивах и является при способительным поведением по отношению к ситуативным, кратко временным условиям нестабильной экономической и социальной жизни.

Среди многочисленных прежде элементов структуры хозяйст венной деятельности предприятий реальную жизнеспособность со хранили очень немногие. Как правило, эти немногие островки жиз неспособной экономики попали под контроль организованных пре ступных группировок (или связаны с теневым бизнесом). Это, со своей стороны, стало фактором стабилизации, так как позволяет застраховаться (в разных смыслах) от неприятных неожиданностей.

Благодаря этому хозяйство или предприятие имеет некоторый ми нимум средств, которые распределяет в виде зарплаты своим ра ботникам. Величина этих выплат невелика, но достаточно стабиль на. Они выступают в виде вспомоществования, благодаря которому люди имеют ещё достаточно времени и на занятия своим собст венным хозяйством и разного рода промыслами. Создание подоб ной любопытной модели жизнеобеспечения - ядра советского пред приятия в криминальной облатке - привело к формированию не ме нее любопытных, если не сказать парадоксальных, психологических механизмов жизнеобеспечения. В ситуации, когда семья, особенно городская, не имеет возможности автономного жизнеобеспечения и её члены лишены работы, но может получать регулярное вспомо ществование в виде зарплаты, это выглядит как рента от доходов, получаемых в результате теневого бизнеса.

Эта форма, описанная мною на Русском Севере ещё в 1996 г.

имеет любопытные вариации на востоке и юге страны (зафиксиро вано в исследовании 1999 года). На предприятиях, занятых добы чей полезных ископаемых, особенно цветных металлов и золота, большая часть работников превращена в крепостных, если не ска зать рабов. Расположенные вдали от транспортных артерий, не большие города и посёлки постоянно нуждаются в рабочей силе.

Тяжёлые условия труда вынуждают людей уезжать и искать лучшей жизни. Хозяева предприятий всеми силами пытаются воспрепятст вовать этому, доходя до того, что совсем не выплачивают зарплаты, ограничиваясь выдачей продуктов питания. На счетах населения скапливаются огромные суммы денег, которые они не могут снять и распорядиться по своему усмотрению. Люди оказываются привя занными к месту и предприятию, которое задолжало им огромные суммы и поддерживает их существование натуральным способом.

На юге страны, в регионах с более развитым сельским хозяйством, ситуация сложилась иная, но не менее любопытная. Здесь практи чески каждый городок и каждое село ориентируется на свой собст венный, как правило, в данный период времени единственный, спо соб жизнеобеспечения. В одном случае это заготовка и продажа се на, дров, угля, в другом - производство мёда, мяса, зерна, в третьем - заготовка и продажа леса или изготовление срубов, в четвёртом продажа ягод, рыбы, продукции подсобного хозяйства. Выбраны самые простые и наименее трудоёмкие, не требующие сложных орудий или техники виды деятельности, могущие быть осуществ ленными отдельными семьями. В любой момент вид деятельности можно сменить без больших дополнительных материальных или ор ганизационно-профессиональных затрат. Ориентация сделана пре имущественно на использование природных ресурсов путём их пер вичной переработки. При переездах от одного города или села к другому это создаёт впечатление многообразия способов жизне обеспечения. Но по сути - это чрезвычайное упрощение всей систе мы хозяйствования (особенно если сравнить с советским перио дом), сведение былого разнообразия к одному-двум производствам.

По большому счёту это не стратегия развития, а вынужденная си туативная адаптация.

Второй перспективной формой экономической деятельности яв ляется экологически ориентированное предпринимательство, свя занное не только с добычей природных ресурсов. Но и с рекреаци онной деятельностью. В 1998-1999 гг. в нескольких населенных пунктах на Терском и Кандалакшском берегах было зафиксировано быстрое развитие этих процессов на местном уровне и их распро странение, что можно расценивать как предпосылку появления в будущем ещё одной новой модели жизнеобеспечения. Это форми рование экологически ориентированного предпринимательства, причём с инициативой снизу. Практически в каждом небольшом го роде появились 1-2 предпринимателя, которые начали вкладывать деньги в экологический и научный туризм, в развитие народных промыслов, в экологически обоснованное изымание и использова ние природных ресурсов, особенно биологических, привлекая к это му делу наиболее активных, трезвых и дельных мужчин, почти ис ключительно членов местного сообщества. Повсеместно и спонтан но сформировался этот феномен. Та скорость, с какой распростра няется эта форма деловой активности населения, свидетельствует, что она обещает стать важной структурообразующей точкой эконо мического развития малых городов. Сейчас эти формы активности населения стабилизируются и начинают институционализироваться.

5. Социально-экономические установки значительной части населения достаточно однородны: от 70% до 80% всех жителей ма лых городов имеют установки, ориентированные на сильную госу дарственную власть и государственный контроль экономики, лишь от 20% до 30% людей демонстрируют либеральные и рыночные ус тановки. Сопоставление с аналогичными установками населения крупного города показывает, насколько слабо распространены ли беральные установки в малых городах и сёлах.

На основе кластерного анализа выделено 5 групп по типам эко номических установок. Особняком стоит одна группа (21% числен ности) с радикальными взглядами на либерализацию экономики при одновременном снижении контролирующей и регулятивной роли го сударства. Индивиды, составляющие остальные четыре группы, сходны между собой в признании необходимости контролирующей роли государства в экономике как условии её стабилизации (пре имущественная важность государственного контроля над ценами и контроля частного бизнеса). Из них представители двух групп (17% и 21%) ориентированы на исключительную роль государства в эко номике и минимальную свободу частного предпринимательства.

Представители двух других групп (22% и 19%) считают любые меры необходимыми и важными: у них нет определённых, сформировав шихся представлений.

6. Психологический статус населения. Адаптация к новой жизни. Значительная часть людей, несмотря на десятилетие пере мен, всё ещё никак не может приспособиться к "новой жизни". Каж дый второй взрослый житель не чувствует себя достаточно приспо собленным. До 90-95% людей не только не чувствуют себя "хозяе вами жизни", но даже и не рассчитывают на минимальный успех. В 2001 г. 7% считают, что они уже хорошо адаптировались к новым условиям. В среднем адаптированы 47%, трудности адаптации от мечают 35%, а 12% считают, что они всё ещё совершенно не адап тировались к новым условиям жизни.

На протяжении почти десятилетнего периода как в целом в рос сийском обществе, так и в регионах Русского Севера. нисколько не увеличивается число людей, которые считают себя адаптировав шимися к новой жизни. Их доля при опросах, проводившихся начи ная с 1994, остаётся в пределах всего 5 - 10%. Не уменьшается в обществе и число людей, которые считают себя вовсе неспособны ми "встроиться" в новые экономические и социальные отноше ния (8 - 12%).

Планирование личной и трудовой жизни. Начиная с 1991-92 гг.

планирование людьми своей жизни и работы быстро сокращается. К 1993-94 оно сократилось у большинства до нескольких месяцев и недель. К 1996-98 гг. наблюдался медленный постоянный рост пер спективного планирования. Средние сроки перспектив приближа лись к 8-10 месяцам и 1 году. Однако, в 1998 - 1999 перспективы вновь резко сократились, и сейчас ситуация подобна той, что была в 1994-95 гг. Половина населения либо совсем не планирует свою жизнь, либо затрудняется ответить на вопрос о наличии таких пла нов. От 1 недели до полугода планируют жизнь 15%, ещё 15-16% на 1-2 года. Только 17% имеют длительные, более 3 лет, планы личной и трудовой жизни. Сроки жизненных перспектив свидетель ствуют о силе психологического напряжения массы людей в обще стве.

Психоэмоциональный стресс. Доля лиц в психологически благо приятном состоянии и не испытывающих эмоционального стресса составляет, по самооценкам, сейчас более половины населения (51%), тогда как ещё в 1999 их было всего 26%. Это явное свиде тельство снижения эмоционального стресса в населении. А 49% оценивают своё повседневное душевное состояние пессимистично, причём 8% считают, что они находятся в крайне тяжелом эмоцио нальном напряжении.

Однако те же самые люди, характеризуя настроение близких людей своего непосредственного окружения, дают ещё менее бла гоприятные оценки: только менее 17% близких живут с уверенно стью в будущем и оптимизмом, 70% испытывают напряжение и не уверенность, а 13% находятся на грани нервного срыва.

7. Отношения между людьми в локальном сообществе бла гоприятные: по мнению 80% они нормальные, дружественные а ещё 21% считают, что отношения хорошие или прекрасные. Только для 13% людей их отношения в соседской общине напряженные, труд ные ли плохие.

В нашем обществе человек располагает очень большой мораль ной, душевной и материальной поддержкой со стороны близких (не менее 70% людей). Безразличное отношение близких чувствуют по отношению к себе только 12%, а 5% признаются, что от своих близ ких он не получает никакой помощи. Всего 10 - 11% взрослых людей в нашем обществе чувствуют себя одинокими.

Именно эти два обстоятельства - психологическая поддержка близких и социальная сплочённость людей, живущих по соседству друг с другом - оказываются едва ли не ключевыми факторами, ко торые всё ещё поддерживают и скрепляют наше общество на са мом глубинном, низовом его уровне.

8. Социальное неблагополучие и "социальный стресс". Со циальный стресс оценен по уровню алкоголизации населения и распространённости правонарушений. Незначительна доля респон дентов, отмечающих, что социальная ситуация в их городе или рай оне благополучна (менее 1-4%). Тех, кто считает, что пьянство и преступность не слишком распространены, всего от 15 до 30%. В целом доля низких и умеренных оценок "социального стресса" со ставляет от 20% до 30%. Людей с высокими оценками неблагополу чия около 50%, а с максимальными соответственно, от 20% до 35%.

Уровень "социального стресса" сравнительно невысок в неболь ших сёлах. Наихудшая ситуация в городах, где "социальный стресс" (индекс различий между наихудшими и наилучшими оценками) ха рактеризуется очень высоким уровнем – -74%, при ожидаемом 0%.

9. Социальная напряженность. Оценки вероятности возникно вения стихийных массовых беспорядков и организованных акций протеста. Только 6% считают, что вероятность беспорядков нуле вая, 22% оценивают её невысоко, ниже уровня 1/10. А тех, кто счи тает, что беспорядки могут возникнут с достаточно высокой вероят ностью - до 1/2 - составляют 52% всех опрошенных, что они практи чески неизбежны - 20%. Вероятность организованных акций протес та считают высокой 50%, и только 16% - низкой. Индекс прогноза вероятности забастовок составил 0,51, что достаточно близко к про гнозу вероятности беспорядков (0,39).

Готовность людей принять участие в акциях протеста: более 40% людей при первой же возможности выйдут, как они считают, на ули цы, более 1/3 (34%) ни при каких обстоятельствах не собираются участвовать в протестах. Предшествующий опыт участия в забас товках определенно влияет на готовность человека и в последую щем принять участие в подобных акциях (97% участвовавших в ак циях протеста, независимо от пола и возраста готовы в любой мо мент вновь это сделать). Опыт участия в акциях протеста снизился по сравнению с максимальными значениями, которые достигли в 1999 г. 24% взрослого населения;

сейчас такой опыт демонстрируют 21%.

На 1/3 предприятий, фирм и учреждений (30%) к середине г. имели место акции протеста. Причём доля пассивных протестов (4%) год от года сокращается, и возрастает доля протестов актив ных, всё чаще - не против руководства предприятия (их доля 17%), а против федеральной власти (9%).

Оценка реального уровня напряженности основывается на таких показателях как опыт участия людей в акциях протеста и число имевших место таких акций, свидетелем или участником которых был респондент. Индекс реального (наблюдаемого) уровня напря женности составил 0,25 (в долях единицы).

Следует отметить, что хотя в целом уровень социальной напря женности в обществе очень высок, в настоящее время еще нет не обходимых предпосылок для возникновения спонтанных, неоргани зованных массовых беспорядков (бунтов). Для этого требуется бо лее высокая политическая активность населения и его готовность к протестным акциям, меньшая социальная сплочённость людей, а также не столь высокий уровень хронического эмоционального на пряжения. Более того, в последние 2 года напряженность в общест ве, особенно на локальном уровне, снижается.

10. Отношение к власти и тенденции развития местного самоуправления. Эффективность местной власти оценивается крайне низко: всего 4% считают местную власть эффективной, а 62% - ниже среднего уровня. Такие оценки сохраняются на уровне, достигнутом уже к 1996 году. Повсюду люди утратили доверие и уважение к местной власти, а, следовательно, утратили чувство стабильности и защищенности.

Население почти полностью утратило интерес к политике. В большинстве своём уже исчезло противопоставление коммунисти ческих и демократических установок: ни те, ни другие не популярны.

Однако сочувствие к коммунистической идеологии и соответствую щей партии остаётся большим, в то время как к демократических установкам сформировалось глубоко отрицательное отношение.

Оно повсеместно.

Отношение к власти стало безразличным или пренебрежитель ным. С нынешней властью люди не связывают никаких позитивных ожиданий. Однако потребность в крепкой власти велика. Поэтому люди склоняются к двум выборам. В первом случае они обращают ся к преступному миру и всё больше тяготеют к этой, хотя и "эрзац власти", но власти последовательной и эффективной. На местах она сильнее власти "настоящей", государственной. а с течением времени криминальные "авторитеты" в районах начинают осозна вать, что они оказались облечены новой функцией, невольно пере данной им государственной властью. Сращивание криминала с вла стью достигло степени кровного родства. Такие отношения, успев шие сложиться, закрепиться и укорениться за десятилетие, в глазах людей даже оправданны и целесообразны.

Вторым выбором населения в ситуации безвластия оказывается стремление к местному самоуправлению. Такие тенденции чётко обозначились в период 1992-94 гг. Но реальных шагов в этом на правлении до сих пор крайне немного: менее чем в одном населен ном пункте из каждых десяти сформированы элементы реального местного самоуправления, а развития, достаточного для его нор мального функционирования, нет практически нигде. Лишь единицы респондентов представляют себе суть самоуправления, политиче ские, социальные и экономические условия его осуществления в современном малом городе или селе. До 1/3 руководителей и спе циалистов затрудняются однозначно сформулировать своё отноше ние к городскому самоуправлению. При этом менее 20% экспертов относится отрицательно к идее местного самоуправления или не считает его необходимым. Стимулирующие воздействия в этом на правлении со стороны федеральной власти не имеют пока реаль ных результатов, кроме своеобразных форм протеста со стороны местной власти.

11. Социально-политические установки и отношение на селения к реформам в обществе. Если в самом начале реформ немало людей были как приверженцами, так и противниками ре форм, то в течение нескольких лет, и вплоть до первой половины 1998 г. наблюдается катастрофическое развитие упаднических на строений. Доля людей, приветствующих реформы, падает, особен но стремительно в последние 2 года столетия: с почти 30% доля со кратилась до 3% (более чем в 10 раз). Столь же стремительно вы росла доля людей, которые считали, что реформы ведут к упадку и разрушению страны. В начале десятилетия их было примерно 30%.

К концу 1999 г. негативное отношение к реформам сформировалось у половины населения (51%). Но уже в 2001 г. наметилась обратная тенденция: реформы последних лет (уже «путинские») расценивают как возрождение страны почти 16% населения, а «только» 30% счи тают, что они свидетельствуют об упадке. Это весьма благоприят ная социополитическая ситуация, свидетельствующая, может быть, об окончании кризиса.

Население сел и городов имеет объективно невысокий уровень политической активности и столь же невысоко оценивает её значе ние. Более 2/3 вообще не намерены проявлять активность такого рода (71% с очень малой политической активностью). От 2/3 до 3/ респондентов уверены, что для устроения дел в государстве акции, идущие "снизу", будут совершенно неэффективны. В то же время, меры, направленные на увеличение порядка в эшелонах самой власти (жесткий контроль деятельности правительства и усиление власти Президента) будут способствовать позитивным изменениям в стране и представляются населению много более важными фак торами улучшения социальной ситуации, чем репрессивные меры против населения или активность самого населения.

Из предполагаемых факторов социально-политической стабили зации (активность "снизу", усиление запретительных и репрессив ных акций власти, централизация и концентрация власти) основны ми респонденты считают два последних. Из 5 групп, выделенных на основе различий в установках, самую многочисленную (32%) со ставляют те, кто основные надежды возлагают на усиление власти президента и в целом концентрацию власти, а активность "снизу" и репрессивные меры сверху считают в качестве негодных средств стабилизации общества. Вторую по численности (27%) и однород ную по установкам группу составили респонденты, которые считают, что никакие из перечисленных мер не могут обеспечить стабильно сти и порядка, за исключением ужесточения контроля за деятель ностью правительства. Более радикальные установки у третьей группы (12%): наступление благоприятных перемен связываются только с расширением запретительных и репрессивных функций власти, вовсе отказывая народной активности в способности быть фактором стабилизации общества. В сумме три группы составляют почти 3/4 населения.

Четвёртая группа (14%) образована респондентами с ярко выра женными установками на роль народной активности в качестве пер востепенного фактора улучшения положения дел в стране. Репрес сивные функции власти они оценивают негативно, а роль фактора возрастания и концентрации центральной власти считают незначи тельной.

Пятую группу (14%) составили респонденты, которые считают, что любые меры, какую бы природу они не имели, будут способст вовать улучшению положения.

Наблюдаемое распределение социально-политических устано вок позволяет делать прогноз электорального поведения жителей провинциальных городов и сёл. Потенциальный электорат демокра тических партий - около 15%, поскольку именно со стихией народ ной активности большинство простых людей связывают своё пред ставление о демократии. Значительная же часть "большого" кла стера -до 70% и более - электорат "партии власти" или всех тех партий, которые делают ставку на крепкую и жесткую центральную власть. В большинстве своём это люди, которые ожидают появле ния "хозяина" во главе страны (что и проявилось ярко на последних президентских выборах).

12. Изменения базовых составляющих мировоззрения: ха рактера отношений к природе и к религии. В современной ситуации нарастания мировоззренческого вакуума потребность в развитии религиозного чувства приводит, вследствие рациональности по своим объяснительным конструкциям массового сознания совре менного человека, к инициализации архаического чувства к приро де, которое оформляется в экоцентрическое мировоззрение. Эколо гическое сознание в некотором смысле стало замещать сознание религиозное. Оно более отвечает стандартам рациональности, бо лее актуально и современно.

Основанием для такого заключения является характер экологи ческих ценностных установок населения. Доля людей с эстетиче скими экологическими установками почти на порядок превосходит число людей с негативными ценностными установками, и в несколь ко раз больше числа людей с утилитарными и даже этическими ус тановками (с негативными ценностными установками - 8%;

с утили тарно-нейтральными - 17%;

с этическими - 25%;

с эстетическими ус тановками - 51%).

Уровень религиозности населения невысок, однако с годами, в течение этого десятилетия, он постепенно повышается, в основном за счёт молодого поколения. В целом 50% указывают на низкий уровень религиозности своих родных и близких, 25% считают, что до половины жителей являются верующими, а 15% отмечают высо кую религиозность. В провинциальном российском обществе к концу столетия уже 2/5 населения в той или ной степени признают себя верующими.

13. Трансформация индивидуальных ценностей и жизнен ных смыслов населения значительная. Происходит однонаправ ленное, от года к году, движение ценностной структуры «простого человека» в сторону преобладания ценностей низшего порядка над высшими ценностями, индивидуалистических целей жизни над со циальными целями.

В 1999 г. зафиксировано начало обратного процесса. А в 2001 г.

он усилился: смещение системы ценностей в сторону преобладания значимости в жизни человека социальных отношений и ценностей индивидуального развития. Очевидно, насколько сильно качнулись «качели ценностей». Достигли ли они уже своей низшей точки, или данные 1999-2001 гг. говорят о том, что низшая точка была пройде на в конце 1998 г.?

В обществе увеличивается численность группы людей, которые важнейшим смыслом считают простую жизнь, основу которой со ставляет удовлетворение примитивных органических и материаль ных потребностей. За несколько лет доля таких людей возросла с 17 - 20% до 28% в 1999 г., но к 2001 г. вновь снизилась до 18%.

Увеличивается число людей, значимый смысл жизни которых - в ак тивной деятельности, в индивидуалистическом стремлении к успе ху, к достижении результата (22%). Напротив, предпочтение соци ально ориентированных жизненных целей (жизнь ради других лю дей, стремление быть полезным обществу) уменьшается. За 5-7 по следних лет число из сократилось до 13% и 19%.

Базовыми индивидуальными ценностями по-прежнему остаются здоровье (первое место в выборах), семья (второе место) и матери альное благополучие (третье место). Это свидетельство всё боль шей прагматической ориентации людей в своих ценностных уста новках. В то же время надо отметить, что наименее значимыми ценностями признаются такие, как жизнь в удовольствие и простая безыскусная жизнь ради куска хлеба.

В социальных ценностных установках людей превалируют мате риалистические ценности: до 80% считают, что первостепенное значение должно отдаваться вопросам экономического развития страны, стабилизации экономики, повышения обороноспособности государства, установлению порядка в стране и борьбе с преступно стью. И только после этого следует думать о таких идеальных ве щах, как защита свободы слова (5%), благоустройство городов (5%), построение гуманного идеального общества (2%). Идеалистов с по стматериалистическими установками оказалось совсем немного – менее 5%.

Происходит ослабление внутренних социальных скреп, поддер живающих стабильность общества через глубинные мировоззрен ческие установки своих членов. Индивидуально-ориентированные жизненные цели людей находятся сейчас в согласии с такой же ин дивидуалистической ориентацией большинства форм идеологии в реформируемом российском обществе. Однако в то же время оста ётся большой доля тех людей, которые важнейшей для себя жиз ненной целью полагают самодостаточность себя как личности. В го ды общественной нестабильности и неурядиц человек подвергается немалым искусам и опасностям утратить своё достоинство. В этих обстоятельствах требуется сохранить уважение к себе как к лично сти, остаться тем, кто ты есть действительно.

Результаты последнего исследования 2001 г. свидетельствуют о том, что сложившиеся за годы кризиса тенденции в характере и на правлении изменений, происходящих в поведении, установках и в сознании простых людей, в целом сохраняются, но наметились и отчетливые позитивные тенденции.

Продолжается процесс хаотического поиска новых способов жизнеобеспечения как отдельными людьми, так и целыми сообще ствами. Наблюдаются смещения в социальных установках и базо вых элементах мировоззрения. Взаимосвязь этих процессов оче видна. Например, распространение ситуативных и простейших форм экономического поведения домохозяйств, ориентированных на независимость от других домохозяйств, сопровождается ростом значения индивидуалистически ориентированных жизненных целей.

Формирование способов выживания сообщества, предполагаю щих кооперацию членов сообщества и демонстрирующих экономи ческую эффективность, сопровождается изменениями в установках с явным предпочтением социальных ценностей.

Наблюдается и обратный процесс. Сдвиги в самых основах мас сового общественного сознания (фиксируемые на уровне религиоз ного и экологического сознания), детерминируют выбор не любых, а некоторых вполне определённых моделей экономического поведе ния (например, экологически ориентированного предприниматель ства или характера природопользования).

Изменения в структуре ценностных установок и целей жизни, особенно если они приобретают массовый характер и становятся общими для большинства членов сообщества, прямо влияют на предпочтение определённых моделей экономического поведения всего местного сообщества.

Так, широкое распространение в некоторых сообществах и пред почтение всем другим "экзистенциальной" жизненной цели - "оста ваться самим собой, быть тем, кто я есть в действительности", - со четается с неприятием таких способов жизнеобеспечения, которые имеют коммерческую основу и предполагают острую внутреннюю конкуренцию членов одного или соседних сообществ (что характер но для удаленных сёл побережья).

На фоне сохраняющихся в целом неблагоприятных, кризисных тенденций, как на уровне экономического поведения, так и на уров не мировоззрения и ценностных установок, начинают наблюдаться и позитивные сдвиги. Критерием позитивных изменений служат жизнеспособность складывающихся моделей экономического пове дения (их независимость от текущих сиюминутных обстоятельств, способность сохранять эффективность при резких и неожиданных изменениях внешних условий) и их перспективность с точки зрения общей направленности социально-экономического развития.

Среди таких новых жизнеспособных форм экономического пове дения сообществ (но не отдельных домохозяйств) необходимо от метить три модели, возникновение и институционализация которых происходит на наших глазах. Одна из них не только жизнеспособна, но и перспективна. Это экологически ориентированное предприни мательство, связанное как с добычей природных ресурсов (мине ральных и биологических), так и с рекреационной деятельностью и туризмом (что приобретает широкие масштабы и находит поддерж ку местного населения, особенно на Терском берегу и Соловецких островах). Оно основывается на росте индивидуальной предприни мательской активности членов локального сообщества, ценностно и мировоззренчески обосновано, направлено на консолидацию сооб щества.

Другая форма - усиление кооперативных производственных от ношений и их распространение на отношения внутрисоциальные ("союз труда и капитала"). Происходит это на фоне всё большего погружения местной экономики в сферу теневого или криминально го бизнеса. Рост патерналистских отношений в этих условиях при обретает искажённые формы отношений "крепостных" или "холоп ских": экономическая зависимость от работодателя тесно связана с зависимостью личной, тем более, что нередко обе стороны - соседи или родственники. На фоне продолжающегося кризиса жизнеспо собность последней формы оказывается очень высокой.

Ещё одной перспективной и потенциально жизнеспособной фор мой экономического поведения выступает нарастающая индивиду альная предпринимательская активность людей, причём не только в коммерческой сфере, но всё больше - в сфере производства. Доля представителей малого и среднего частного бизнеса в составе ак тивного населения достигла 5-10%, т.е. такого же уровня, какой был в период экономического подъема второй половины 19-го века.

Эта форма также сопровождается "шлейфом" изменений в соци альных ценностных установках и, особенно, в структуре жизненных целей людей. Однако на данном этапе она конкурентна по отноше нию к "криминализированной" модели экономического поведения, предполагающей кооперативные и корпоративные отношения в рамках локального сообщества. Поэтому, несмотря на значитель ный рост индивидуальной предпринимательской инициативы как в городах, так и в сёлах, до сих пор она остаётся подавленной.

Полученные в ходе полевой социологической работы эмпириче ские результаты фиксируют характер, направленность и интенсив ность социальных процессов на "глубинном" уровне народной жиз ни. Это позволяет делать научно обоснованный анализ и разрабо тать схемы оперативного и долгосрочного воздействия как со сто роны местной, так и федеральной власти.

Выявленная и в общем виде описанная взаимозависимость ме жду социально-экономическими, социально-политическими и соци ально-психологическими изменениями, происходящими на уровне локальных сообществ малых городов и сёл позволяет формулиро вать и апробировать вполне конкретные меры социальной полити ки.

Приложение СОЛОВКИ: МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ НА ПАПЕРТИ ИСТОРИИ.

Аналитический доклад по социально-экономическим и социально психологическим проблемам населения Соловецких островов (п. Соловецкий), подготовленный на основании исследования в сен тябре 1995 и представленный в Московскую патриархию (Соловец кое подворье) и Администрацию Архангельской области.

Проблема Соловки - уникальное место. Они уникальны от истории до ландшафта. Но - мало кто знает про это - они уникальны и своими людьми. Не теми, что руководят, изучают, бывают здесь паломни ками или туристами - уникальны маленькими людьми, живущими под стенами великой истории и нередко смотрящими на эту исто рию как на досадные "камушки".

Местное население Соловков, расположившееся вокруг мона стыря, необычно тем, что оно типично в отражении образа жизни и духовного склада нашего времени (репрезентативно населению всей страны) и в то же самое время оно - случайный насельник ар хипелага.

От этого душевного противостояния, безотчетно ощущаемого всеми - от бичей до руководителей, и от монахов до музейных ра ботников - и происходят, по-видимому, многие проблемы, высту пающие на поверхность под видом проблем социально экономической жизни.

Соловки изучаются долго и много. Не изучается только их насе ление, жизнь простых жителей. На взгляд администратора и хозяй ственника покажется, что это вовсе не так: ведь имеются и для Со ловков разработки, справки, программы социально-экономического положения и развития, где полно представлены экономические и социальные, бытовые обстоятельства жизни населения. Но это только обстоятельства жизни. Они мало затрагивают проблемы простого человека. А, по-видимому, и в этом имеется нужда, как бы ни казалась она маловажной и никчемной. Любуясь цветком, мы не забываем, что оторванный от корней и почвы он скоро погибает.

На Соловках архитектурный шедевр монастыря был насильно вы рван из почвы, без которой он погибает. Почва - монахи и мона стырское хозяйство - была уничтожена и выброшена. Ее место за местила совсем другая среда - тощая и неплодородная. Плоха или хороша она была, больше ли она губила, чем сохраняла сокровище предков - вопрос второй. Она была и она продолжала его жизнь, даже и истязанием она сохраняла непрерывность существования.

Те люди, что составили частицы этой среды, положили усилия своей жизни в том числе и на сохранение наследия. Обычное для нашей позиции - позиции постороннего - осуждение их основано только на самом беглом взгляде, который успевает отметить, что рядом со святыней располагается что-то, что недостойно и осквер няет ее убогостью своего быта. Можем ли мы остановить свой бег лый взгляд и посмотреть на простые проблемы - раньше говори ли несчастья - простых людей?

Именно такую задачу: посмотреть чуть пристальнее на пробле мы обыденной жизни населения Соловков - я поставил перед собой.

Это исследование было инициировано В.П. Столяровым, руко водителем соловецкого экспедиционного отряда, и П.В. Боярским, заместителем директора Российского института культурного и при родного наследия Министерства культуры России и РАН. Оно осу ществлено в качестве социологического компонента научно исследовательской программы Института "Исследование историко культурной и природной среды Арктики".

1. Основные социальные проблемы района Руководители учреждений и организаций поселка высказыва ли мнение относительно наиболее острых проблем, сложившихся в настоящее время в поселке. Среди первоочередных для района проблем эксперты называют следующие (первые в каждом индиви дуальном списке):

- изоляция поселка и проблема транспорта;

- медицинское обслуживание населения;

- тяжелое материальное положение населения, низкая зарплата;

- проблемы снабжения поселка энергией (проблемы ДЭС);

- жилищные проблемы;

- проблемы занятости населения и безработицы;

- проблемы особенного статуса Соловков, влекущие за собой эко номические и социальные трудности.

Перечисленные семь первоочередных проблем в большинстве своем совершенно типичны для любого северного поселка. Их наличие и острота отражают развал существовавшей ранее слож ной и разветвленной инфраструктуры поселка.

Оценка относительной значимости проблем по частоте их пере числения экспертами показывает, что наиболее острой, далеко опережающей все остальные проблемы является транспортный вопрос, вопрос связи Соловков с материком по воде и воздуху. Пер воочередность транспортной проблемы вызвана резким ростом стоимости проезда, что привело практически к полной изоляции большинства жителей. В течение последних пяти лет (начиная примерно с 1991 г.) многие жители не имеют возможность вы ехать не только в отпуск к морю, что раньше они предпринимали ежегодно, но и к ближайшим родственникам.

Далее по значимости следуют сразу три проблемы:

1) проблема неудовлетворительного медицинского обслуживания населения (это при наличии такого числа врачей и медсестер, та кой разветвленной сети врачебных услуг, которой позавидовал бы любой крупный город);

2) проблема тяжелого материального положения населения;

3) проблема радио и телефонной связи, трудности с приемом те лепрограмм.

Эксперты отмечают еще десяток проблем, которые так или ина че значимы для поселка: жилищно-коммунальное хозяйство и энер гетика, безработица и финансовая зависимость поселка от бюдже та, строительство и снабжение, проблемы особенного статуса Соловков и перспектив развития поселка, проблемы строительст ва и дорог на острове.

Практически никакого значения эксперты не придают проблеме молодежи и вопросам образования и воспитания, проблемам куль туры вообще. Это свидетельствует о том, что они по-прежнему, как это свойственно администраторам и хозяйственникам, главными считают проблемы социально-экономического или чисто экономи ческого круга.

2. Инфраструктура поселка Хотя на сторонний взгляд человека, наблюдавшего много се верных русских поселений, Соловецкий поселок на этом фоне весьма выгодно выделяется, многие самих жителей прямо проти воположно. Они недовольны совершенно всем, более того, пола гая, что каждая из составляющих инфраструктуры поселка у "со седей" развита значительно лучше, чем здесь. Здесь проявляется то постоянное заблуждение жителей острова относительно качест ва своей жизни, о котором я уже неоднократно вынужден был гово рить. Эксперты, люди более сведущие, оценивая уровень развития отдельных составляющих инфраструктуры поселка, оказались прак тически солидарны с простыми жителями. Только развитие сети торговли оценивалось экспертами близко к среднему уровню. Еще только сфера образования и воспитания, да, с некоторыми натяж ками, административная сфера и топливно-энергетическое обес печение хотя и рассматриваются как неудовлетворительно разви тые, но оцениваются все-таки повыше, чем все остальное. А отно сительно всего остального дается однозначно полярная оценка:

развитие инфраструктуры совершенно неудовлетворительно.

Другое дело, насколько объективна эта позиция и с чем сравни вается. Если вести сравнение с промышленными городами, особен но с Москвой, то оценки справедливы. Если вести сравнение с окре стными населенными пунктами, даже не с г. Кемью, а с поселения ми по ближайшему Летнему берегу, то оценки явно занижены.

Следовательно, мы принуждены думать, что управленческая верхушка поселка ориентируется на стандарты качества жизни бо лее высокие, чем это обычно бывает в российских селах.

3. Общая характеристика населения Население Соловков невелико: последние 7 лет здесь постоян но проживают от 1300 до 1500 человек. Численность населения все последние годы снижается и с 1989 г. она уменьшилась на 14, процента. Значительный отток населения с острова произошел в 1992 г. (-6,2 процента) и интенсифицировался начиная с 1994 г. ( 4,6 и - 8,0 процентов в год).

Половозрастная структура населения не имеет особенностей, свидетельствующих о действии специфических социально демографических факторов. Поддерживается постоянно равное со отношение полов. Дети до 15 лет и пенсионеры составляют около половины населения, отношение к доле трудоспособного населения поселка остается постоянным четыре последних года.

По национальному составу население преимущественно рус ское: 93,5 процента населения;

среди других национальностей ос новную долю составляют украинцы (2,6 процента) и белорусы (0, процента). Численность остальных 14-ти национальностей от 1 до 5 человек;

всего их 3 процента.

Социально-экономический и социально-профессиональный со став населения очень пестрый в силу исторических причин. Значи тельную группу составляют служащие, первоначально связанные с бывшей воинской частью, младший сержантский и офицерский состав, вышедший в отставку и оставшийся на острове. Эта группа людей - служащие и военные составляет один социально культурный слой общины, который сформировался с 40-х годов.

Другой, также значительный слой, составляют рабочие (в основ ном бывшие) и их потомки, связанные с агаровым заводом. Это люди наемные, приехавшие по вербовке или привезенные на ост ров весте с заводом при переводе его с о. Жижгин на о. Соловец кий в 60-е годы. Многие из них остались, не имея возможности уе хать. Среди них немало люмпенизированных индивидов. Соответ ственно, это еще один особенный социально-культурный слой об щины.

Среди жителей весьма велика доля интеллигенции, работников музея-заповедника. Практически все они городские жители, не по рвавшие своих связей и продолжающие сохранять стиль жизни го родской;

здесь много ученых и творческих работников. Этот слой отличается от других как по социально-культурным, так и по эко номическим признакам: он наиболее бедный. Формироваться он на чал с середины 70-х годов, со времени окончательного определения статуса музея. Доля интеллигенции в поселке очень велика и это накладывает свой облагораживающий отпечаток на весь поселок.

Монашеское население монастыря, хотя и немногочисленное, образует совершенно особый, практически изолированный слой общины. Но эта группа также является составной частью общины, поскольку в своей хозяйственной деятельности постоянно взаимо действует с населением острова, а в процессе своей основной деятельности находится в постоянном контакте с работниками му зея. Появление монастыря в 90-м году привело и новой социальной прослойки, тяготеющей к нему. Причем эту прослойку составляют не только мужчины, но и женщины.

Наконец, на острове постоянно проживает временное населе ние (сейчас, правда, очень незначительное). Это временное насе ление тяготеет либо к музею (реставраторы и художники - энту зиасты), либо к монастырю (паломники), либо к различным сферам обслуживания (есть некоторое количество специалистов, прибыв ших по контракту). Эта разнородная группа в глазах остальной час ти населения выступая в качестве временной на острове, не со ставляет особого социального слоя. Раньше, по-видимому, эта часть населения была на острове многочисленнее и имела опреде ленное культурное влияние и хозяйственную специфику.

Таким образом, по социально-профессиональным, общекультур ным, историческим характеристикам население Соловков состав ляет ряд слоев, разобщенных слишком сильно, чтобы составлять общину. Но это население слишком малочисленно, чтобы пред ставители разных слоев не находились в повседневном общении друг с другом. И такая противоестественность взаимодействий этих людей образует характерный штрих повседневной жизни поселка.

Здесь нет общины в действительном смысле слова. Здесь соеди нение элементов (как определила Соловки местный журналист и редактор М. Мельник: "свалка человеческого материала").

4. Естественное движение населения Опрос жителей показал, что последние два-три года мало какая семья намерена заводить ребенка. Отказ от рождения детей под тверждается и данными, полученными из других источников.

Начиная с 1992 г. рождаемость стала резко снижаться и в послед ние два года уже достигла критически низких значений. Сами жите ли это связывают прямо с экономическими причинами, а также с тем фактом, что молодые семьи стремятся уехать или уже уехали.

Контраст между уровнем рождаемости в 1989-92 гг. и 1993-95 гг.

на острове очень резкий. Рождаемость с 16,9 на 1000 жителей упа ла до 4,2 на 1000, т.е. сразу в 4 раза. В среднем уровень рождаемо сти составил в 1989-94 гг. 13,1 человек на 1000 жителей (SD=6,42).

Динамика смертности населения на острове остается прибли зительно на одном уровне. Средний уровень смертности за 1989- гг. составил в абсолютных значениях 14,7 человек (10,4 на человек;

SD=3,59).

Обратить внимание следует на резкий рост числа смертей в 1993 г. Это совпадает с общероссийским процессом возрастания смертности среди населения в 1993 г. на 18 процентов относитель но предыдущего уровня (причем рост был обусловлен смертностью от хронических болезней и, следовательно, явился реакцией попу ляции на "шоковую терапию" Правительства в сфере экономики).

В силу указанных причин - а совпадение их обусловлено общ ностью социально-экономических и политических факторов кризи са всего нашего общества, - динамика естественного движения на селения в 1993 г. претерпевает катастрофический перелом: при рост населения сменяется убылью.

Наблюдаемые демографические процессы однозначно опреде ляются как депопуляция населения. В совокупности с непрерывным и усиливающимся миграционным оттоком это ведет к быстрому сокращению численности населения поселка. В этой связи вызы вает удивление стабильность численности по официальным дан ным. За счет каких источников она поддерживается, если налицо и естественная убыль и эмиграция населения? Исключительно за счет временного сезонного населения?

5. Семья Проблемы семьи, как и повсюду, сколь остры, столь и скрыты от глаз. Наиболее явные проблемы - алкоголизм и другие формы от клоняющегося поведения взрослых, неполные семьи, делин квентность подростков - широко распространены и в нынешних со циальных обстоятельствах неразрешимы, но скорее всего будут обостряться.

Средний размер семьи (домохозяйства) в поселке невелик: по данным за 1992 - 94 гг. число членов семьи составило 2,7 человека.

Такая небольшая численность семьи в последние годы характерна для сельской местности, где значительную часть населения со ставляют пенсионеры.

Много одиноких пенсионеров и одиноких лиц трудоспособного возраста. Немало при этом и семей с тремя и более детьми (в по селке таких семей несколько десятков, по оценке - до 10%).

На 1995 г. в поселке оставалось 470 отдельных хозяйств, при чем 12 семей за полгода уехало, а еще до 70 семей намерены по кинуть район.

В связи с общей экономической обстановкой и миграционными настроениями населения социальный статус семьи на Соловках не благополучен. Браков заключается все меньше и меньше (за по следние два года официальных данных не получено и приведены только оценки интервьируемых). Число разводов начинает преоб ладать над числом заключаемых браков (за 1994-95 гг. никаких дан ных не было получено). Идет разрушение семейной структуры об щества на Соловках.


На основании данных, предоставленных директором средней школы А.И. Халовой, можно сделать несколько заключений отно сительно степени социального благополучия семей, имеющих де тей школьного возраста. Таких семей около половины на острове и это, собственно говоря, его основа (поскольку другие семьи это пенсионеры и одинокие). До 1/4 всех семей с детьми-школьниками неблагополучны (родители, один или оба, пьют или осуждены).

Почти 30 процентов семей - семьи неполные, а 1/4 семей - много детные. (В некоторых случаях одни и те же семьи являются и не благополучными, и многодетными, и неполными). Каждая пятая се мья, имеющая детей-школьников (20 процентов), это семья безра ботных родителей, одного или обоих.

В настоящее время в школе только 1/3 детей живет в благопо лучных семьях, остальные 2/3 живут в неблагоприятных бытовых, психологических, экономических условиях. Это страшные признаки деградации семьи нынешней и неблагоприятный фактор будущего.

6. Жилье В поселке 66 домов, из которых всего 16 личных. Общая пло щадь жилого фонда составляла в 1992 г. 27325 кв.м, жилая пло щадь 18143 кв. м. В настоящее время эти показатели существенно не изменились. Но при том, что население в поселке существенно сократилось, обеспеченность жильем в расчете на одного жителя в среднем возросла, хотя она и раньше была очень высокой сравни тельно со средними по стране. На одного жителя поселка в среднем приходится 21-22 кв.м общей площади и 14-15 кв.м жилой площади.

Однако, по мнению самих жителей, да и экспертов, ощущается нехватка жилья. Достаточно много квартир, хозяева которых уеха ли, не используется. Немало жилья ветхого и аварийного, тре бующего ремонта. Как утверждается, много семей нуждаются в улучшении жилья.

Качество жилья на острове, сравнительно с обычными для сельской местности стандартами, высокое. Все дома электрифици рованы. Водопровод в 23 процентах квартир, канализация - в 41;

горячее водоснабжение - 9 процентов, центральное отопление, ванна и душ в 17 процентах, телефон - в каждой десятой квартире.

Печное отопление имеется в 90 процентах квартир. Однако сами жители имеют низкое мнение о качестве своего жилья, сопостав ляя его, видимо, опять же с городскими стандартами, но не с по хожими условиями в сельской местности.

Сравнительно со среднероссийскими показателями высокое качество жилья и обеспеченность им жителей поселка находятся в противоречии с тем, каково мнение об этом качестве и обеспечен ности у самих жителей. Объяснение этому приходится вновь искать в изолированном образе жизни района и в сравнительно высокой дезинформированности жителей относительно реального положе ния дел в стране. Иных объяснений претензий жителей к матери альным обстоятельствам своего образа жизни я не могу указать.

В иных сравнимых случаях жители сел на материке, хорошо зная положение дел не только у ближайших соседей, но и в отдаленных деревнях других районов и областей, адекватно оценивают свой уровень жизни.

Ясно, что наличный уровень жизни жителей Соловков, сколь бы ни был он высок по сравнению со среднероссийским, недостато чен. Дело не в необходимости социальных программ, но в неадек ватности представлений о своем положении. Мы можем не удовле творяться тем, в каких условиях живем, но мы должны их сравни вать с условиями, в которых живут соседи. В данном случае на блюдается почти поголовное непонимание этого.

7. Хозяйство К средине 1995 г. в поселке осталось, вероятно, менее 450 хо зяйств. В 1992 г. из насчитывалось 540: сокращение числа хозяйств за эти годы составило около 18 процентов, т.е. почти пятая часть хозяйств исчезла. Основная причина этого - миграция, причем, зна чительно уменьшилось число хозяев-одиночек. Хозяйство не сель ского типа, но поселкового. По данным похозяйственной книги на 1992 г. только 56,1 процента имели участки земли для посадки кар тофеля и под огородами. При этом общая площадь сельскохозяй ственных земель в частном пользовании составила 6,64 га, или по 1,23 сотки на хозяйство. Средний же размер земельного участка составлял 2,2 сотки (при этом размеры варьировали от 0,05 до соток). Ясно, что на таком участке не вырастить в здешних услови ях достаточно картофеля и овощей, чтобы прокормить семью даже из трех человек.

В настоящее время, по данным опроса жителей, не произошло значительного увеличения используемой земли, хотя, как утвер ждают, сажать картофель стали больше.

Всего на острове в сельскохозяйственном обороте находится около 300 га земель, из них около 240 га сенокосов (еще в 1969г.

сенокосов было 399 га). Следовательно, жителями поселка исполь зуется всего около 2-3 процентов земли из той, которая могла бы ими использоваться без мелиорации. Причина такого положения неясна. Тем более, что объективно существует очень большая по требность в пахотной земле и сенокосах именно теперь, когда жи тели поставлены в условия выживания за счет собственных сил.

Для сравнения надо отметить, что созданные монастырем га сельскохозяйственных земель успели за 50-70 лет неиспользо вания зарасти кустарником и лесом, заболотиться, задерновать ся. По оценкам специалистов около 1000 га требуют мелиорации.

Исходя из этих данных надо полагать, что в действительности в настоящее время в активном пользовании находится менее 200 га сельскохозяйственных угодий.

На острове нет никакого крупного фермерского хозяйства (воз никавшие развалились). Но при наличии такового (или нескольких) даже имеющихся площадей было бы достаточно для самообеспе чения жителей поселка сельскохозяйственной продукцией живот новодства, картофелем и овощами. По оценкам, на нынешние жителей достаточно 15 га пахотной земли, чтобы обеспечить их картофелем и овощами (при средней урожайности). Нынешнего количества сенокосов (около 200 га) достаточно для обеспечения примерно 70 голов крупного рогатого скота. Сейчас же на острове менее 30 коров и потребность в молоке далеко не удовлетворена.

Но еще в 1989 г. в стаде было 107 коров.

Достаточно значительные изменения в сторону увеличения по головья произошли в последние годы только в отношении овец, коз и свиней. Начиная с 1992 г. резко возросла численность овец и коз (в 1,5 - 2 раза). Сейчас в поселке примерно 140 голов. Столь же резко возросла численность свиней. Если в 1988-89 гг. свиней было около 60 голов, то к 1993 г. их поголовье было увеличено до 130-150. Но уже к 1995 г. поголовье свиней вновь сократилось и сейчас их в хозяйствах менее 50. Причины таких изменений оче видны. Мелкий скот - важная и быстро воспроизводимая составная хозяйства, в трудных экономических условиях это ощутимая по мощь. Но свиней по привычке кормят хлебом, который стал слиш ком дорог, как, впрочем, и другой корм, поэтому жители не смогли держать свиней и резко сократили поголовье в последние 2 года.

Таким образом, на островах еще сохранены условия не только для частного, но и для промышленного сельскохозяйственного про изводства и они могут быть использованы. Однако жители до сих пор это не сделали. Следовательно, здесь сказывается не только привычка к полугородскому образу жизни и существованию на зар плату. По-видимому, жители еще имеют возможность не заниматься натуральным хозяйством, чтобы прокормить себя. Подобная ситуа ция исключена ныне в сельской местности по всей России. Повсю ду деревенские жители вынуждены вести интенсивное натураль ное хозяйство, чтобы как-то свести концы с концами и иметь хотя бы немного денег.

Рыбный промысел не является в поселке важной статьей дохо да, поскольку здесь заповедник. Рыбная ловля в больших масшта бах является браконьерством, поэтому по самой приблизительной оценке только одна семья из 10 имеет, по-видимому, более-менее ощутимый доход от продажи рыбы. Кроме того, и интенсивность ту ризма уменьшилась на порядок, следовательно, практически на по рядок сократились и доходы жителей от этого бизнеса.

То же самое следует, вероятно, сказать и про дикоросы. Хотя ягоды и грибы - важное подспорье, но в денежном отношении они стали приносить существенно меньший доход, нежели это было раньше.

Более 80 процентов квартир в поселке отапливаются печами, поэтому важной проблемой в хозяйстве остается заготовка дров.

Дрова - преимущественно плавник. Но, по оценка специалистов, на острове не более 2 процентов древесины на дрова находится на месте, остальные 98 процентов необходимо завозить. Завоз же дров - это теперь существенная и разорительная статья расходов для хозяйства. Здесь эта проблема (ставшая общей во всей сель ской местности - потому часто уже к марту оказывается нечем то пить) усугублена еще и тем, что объем заготовок древесины на дро ва как на месте, так и привозной невелик: в среднем на одно хо зяйство приходится всего по 2-3 кубометра дров, а это очень мало при условии, что зимний сезон продолжается 8 месяцев, а отопле ние необходимо поддерживать круглый год.

Выход из положения в виде привозного топлива в нынешних экономических обстоятельствах далеко не надежен. Поэтому перед жителями и стоит постоянная угроза голода и холода. И если про блема с самообеспечением пищей еще может быть решена собст венными силами, то проблема с топливом так не может быть реше на. Это при том, что вокруг поселка лес. Но этот лес заповедный и вырубки в нем запрещены.

Противоречие между хозяйственными потребностями населения и заповедным статусом Соловков в настоящее время обострились чрезвычайно. Если раньше заповедность островов давала жителям больше преимуществ, чем неудобств, то теперь, в условиях авто номизации социальной и хозяйственной жизни, она выступает ис ключительно препятствием.

8. Благосостояние, источники и уровень доходов По мнению большинства респондентов и по оценкам экспертов, а также по результатам анализа похозяйственных книг, основным источником доходов населения поселка являлась и продолжает яв ляться зарплата. Личное подсобное хозяйство развито слабо, огороды и площади под посадку картофеля очень малы, скота не много (см. ниже);


традиционно население в силу характера работы и образа жизни не занималось частной сельскохозяйственной дея тельностью, ограничиваясь зарплатой, доходами от услуг по об служиванию туристов и от продаж дикоросов и рыбы.

И в настоящее время население продолжает использовать поч ти исключительно только эти два основных источника дохода, хотя реальная зарплата упала на острове (сравнительно, например, с реальными транспортными, коммунально-бытовыми услугами, стоимостью продуктов питания, топлива, в которую включается и стоимость по их доставке) в 17-20 раз по сравнению с 1991 г.

По экспертным оценкам доля заработной платы в общих дохо дах семьи составляет 77 процентов (SD = 20,2%): три четверти до ходов семья получает через зарплату.

Такая зависимость от внешних, бюджетных источников, которые сейчас столь нестабильны, ненадежны, и отсутствие возможности найти на острове иные источники денежных доходов и является од ним из доминирующих факторов миграционного поведения людей, психологически подавленного состояния.

Необходимо, однако, отметить, что эксперты не совершенно единодушны в оценках. Некоторая, меньшая часть их, и преимуще ственно женщины, оценивает долю зарплаты в общих доходах при мерно в 40 - 50 процентов. другие же, преимущественно мужчины, дают вдвое более высокие значения: 90 - 100 процентов. Это сви детельствует о том, что в поселке существуют известные различия между семьями по характеру источников дохода, несмотря на сходство внешних условий. В процессе непосредственного опроса выявить эти систематические различия не удалось.

По оценкам самих жителей в поселке быстро происходит поля ризация населения по благосостоянию: на фоне нескольких семей с очень высоким уровнем доходов, достигнутым разнообразным путем (таких семей примерно 2-3 процента), преобладающая масса населения нищая. Средняя зарплата составляет около 350 000 руб.

в месяц. Сравнительно с сельским населением, где в массе своей зарплата не достигает и ста тысяч рублей, это уровень высокий. Но образ жизни в поселке - почти городской: люди не имеют подсобно го хозяйства, поэтому не обеспечены в должной мере запасом пищи. Население очень сильно зависит от привозных продуктов пи тания, а его стоимость вследствие перевозки и изоляции острова выше обычной почти в 1,5 раза. При этом подавляющее большин ство населения живет в муниципальных квартирах, стоимость которых сейчас достигает 150 000 руб. в месяц (цена устанавлива ется администрацией района и включает стоимость затрат на дос тавку топлива и пр.). Все эти вместе взятые факторы и составляют условия нищеты населения.

Эксперты оценивали уровень благосостояния населения посел ка сравнительно со средним уровнем по стране в целом. По пяти балльной шкале средняя оценка составила 1,8 балла (SD=0,68).

Если исходить из предположения, что обычно средним уровнем полагается интервал 2,5 - 3,5 балла, то следует отметить, что оценка, устанавливаемая экспертами, в статистическом отношении находится за пределами одного стандартного отклонения (x1 SD), т.е. уровень благосостояния жителей поселка оценивается как очень низкий. Само распределение ответов экспертов показатель но: 7 человек из них дали минимальную оценку (1 балл), 12 чело век - 2 балла, и только 3 человека оценили уровень благосостоя ния жителей как средний (3 балла). Никто не дал оценок 4 и 5.

Необходимо, однако. указать, что столь пессимистические оцен ки экспертов не вполне адекватны. По-видимому, сравнивая бла госостояние жителей Соловков со "средним по стране", они ориен тировались скорее на городской уровень жизни и на представления, почерпнутые из СМИ, но не на тот реальный уровень жизни, каков характерен для окружающего сельского населения Архангельской области и Карелии - жителей материка. Несомненно, что эти по следние имеют более низкий, вопиюще нищенский уровень жизни.

Но эксперты, большинство из которых городские жители, часто бы вающие в столицах и не бывавшие в окрестных селах, оценивают сравнительно с виденным. В этом отношении надо сказать, что представления жителей Соловков - не только экспертов, но и прак тически всех простых жителей - с точки зрения стороннего наблю дателя кажутся идеалистическими, далеко не учитывающими ре альность.

9. Дети. Проблемы воспитания и образования Дети до 15 лет составляют на острове столь же значительную половозрастную когорту, что и старики. По разным оценкам в 1992-95 гг. доля детей среди всего населения составляла 27- процентов. Всего на острове проживало 370 - 390 детей. Среди них в средней школе училось в 1995-96 учебном году 200 человек, в единственный детский сад ходило 50 детей и примерно еще столь ко же детей в этом возрасте детский сад не посещало.

В поселке развитая структура воспитательных и образователь ных учреждений. Сравнительно с сельской местностью уровень об служивания в детском саду и школьной подготовки высокий. Имеет ся и внешкольная система образования (музыкальная школа, круж ки). Однако, далеко не все жители поселка удовлетворены системой воспитания и образования.

В детском саду чрезмерное число воспитателей предназначено обслуживать в 2-3 раза большее количество детей. Однако многие родители не имеют средств, чтобы платить за детский сад и выну ждены оставлять детей дома, тем более, что немалое число моло дых женщин безработные. Между тем, руководство детского сада продолжает сохранять рабочие места, исходя более из гуманных соображений по отношению к своим работникам, нежели из эконо мической целесообразности, требующей приведения численности воспитателей в соответствие с численностью детей. Сказывается ли положительно на воспитании детей тот факт, что один воспита тель приходится на 3-4 ребенка, неизвестно. В той мере, в какой функционирование детского сада не зависит от решения основных задач, это и определяет его существование в качестве источника дополнительных рабочих мест.

Высокое для сельской местности качество школьного обучения оказывается неудовлетворительным для большинства поселковой интеллигенции, поскольку стандартами такового для нее являются столичные школы. Немногие, правда, отдают себе отчет в том, что материально-финансовое обеспечение школ в том и другом случае несопоставимо.

Между тем, то обстоятельство, что на каждых 10 учеников при ходится 1 учитель, по-видимому, вполне положительно сказывает ся на образовательном уровне учеников, их психоэмоциональном статусе и общекультурном развитии.

Об этом свидетельствует психологическое обследование школь ников. При учете того важного обстоятельства, что социально бытовая ситуация в поселке неблагоприятна (большинство детей (61-63 процента) проживают в неблагополучных, неполных или многодетных семьях, а также в семьях, где один или оба родителя безработные, и только 79 детей (39 процентов школьников) имеют нормальные полные семьи с работающими родителями), психоло гическая оценка эмоционального напряжения, общих способно стей, креативности дала вполне благоприятные результаты.

Сами дети оценивали качество внутрисемейных отношений с помощью проективных тестов. Результаты детских оценок оказа лись почти такими же, как и при использовании только формальных характеристик. По формальным социально-демографическим ха рактеристикам, как уже отмечалось, около 62 процентов всех школьников проживают в неблагоприятных семейных условиях. По оценкам детей в возрасте 7-10 лет только половина из них указыва ет на благоприятную психологическую атмосферу в семье. Осталь ные 50 процентов зафиксировали в своих ответах наличие тех или иных психологических проблем в своих семьях: у 38 процентов есть проблемы взаимоотношений как между родителями, так и между детьми и родителями;

в 12 процентах случаев дети указали на тя желую психологическую атмосферу в семье, которая угнетающе действует на ребенка.

Неблагоприятное психологическое положение в семьях продол жает сказываться на детях и далее. В юношеском возрасте нема лая часть детей демонстрирует психоэмоциональное напряжение, обусловленное, скорее всего именно неблагоприятными внутрисе мейными отношениями.

При оценке психоэмоционального статуса учеников 10-11 клас сов с помощью теста инверсии эмоционального отражения были получены следующие данные: 2/3 юношей и девушек пребывают в психологически комфортном состоянии, но 1/3 всех детей испыты вает ситуативное психоэмоциональное напряжение, либо уже на ходится в состоянии невроза. Хотя эти оценки примерно соответст вуют среднепопуляционным данным для городского взрослого населения, они, по-видимому, слишком велики для данной возрас тной группы (следует указать, однако, что для городских девушек такого же возраста характерен повышенный уровень психологиче ского напряжения).

Оценка степени адаптивности поведения детей и юношей (в возрасте 7-10 и 14-15 лет) показала, что примерно 2/3 детей в том и другом возрасте хорошо социально адаптированы (71 процент де тей и 65 процентов юношей и девушек). Для 29 процентов детей и 35 процентов юношей и девушек характерно неадаптивное реаги рование и сниженная способность к адаптации в социальной среде.

Сравнительный анализ аналогичных психологических характе ристик, полученных для городских школьников из рабочих районов (г. Новосибирск, данные В.М. Плюснина), позволяет говорить о том, что в целом школьники Соловков, несмотря на особенности соци ально-географического положения, не являются выделенной точ кой, их психологические показатели примерно таковы же, как и у го родских детей их возраста.

Проблемы детей Соловков заключаются не только в неблагопри ятных условиях воспитания внутри семьи, ведущие к формирова нию у ребенка различных видов отклоняющегося поведения, прежде всего антисоциального и аддиктивного (алкоголизация).

Проблемы носят и чисто медицинский характер. Несмотря на формально очень высокий уровень медицинского обслуживания, совершенно недостижимый для многих и городов-то, не то что сел, уровень заболеваемости среди детей-школьников высок. По результатам обследования детей в 1994-95 гг. 32,2 процента де тей имеют патологии, причем среди них много детей со сниженным зрением (патология, типичная для Севера и Арктики) и детей фи зически ослабленных (что представляется совершенно непонятным при сельском образе жизни населения).

10. Проблемы молодежи Почти все проблемы молодежи, на которые указали и эксперты и простые жители поселка, типичны для сельской местности. Неко торую специфику обусловливает изолированность острова, но в нынешних условиях и это обстоятельство не является особенным, поскольку отсутствие денежных доходов у сельского населения ста вит молодежь сел в положение такое же, как если бы она пребыва ла на отдаленном острове. В большинстве сел и на материке моло дежь не имеет средств не только выехать учиться, но и просто вы ехать, удовлетворить ту самую насущную потребность в перемене мест, которая в сильнейшей степени и свойственна молодежи.

Молодые люди не могут найти в поселке такие заработки, кото рые позволили бы им выехать на материк, устроиться в другом мес те, начать учебу (если не считать тех ограниченных возможностей, которые предоставляют им родители, богатые обеспечивая деньга ми и квартирами, бедные - сезонными заработками, например, на водорослях, позволяющими уехать и год проучиться в городе).

Поскольку для большинства нет работы в поселке, нет возмож ности и уехать из него (тут сказывается и страх островитянина пе ред шумным и неведомым городом), нет, наконец, практически ни каких условий для проведения досуга (клуб и дискотеки функциони руют с большими перебоями), то молодые люди вынуждены обра титься к тем немногим развлечениям, которые им остаются: к пьян ству и браконьерству. Последнее хоть много полезнее, хотя тоже осуждаемо и наказуемо.

Именно этот круг проблем молодежи и указывают респонденты:

а) прежде всего незанятость и все более угрожающий рост безра ботицы среди молодежи. Безработица опасна для молодежи даже не сама по себе, но теми двумя коварными обстоятельствами - не возможностью проявить и показать себя человеку, полному сил и желаний, и развращающим бездельем, - которые постепенно ста новятся руководящими принципами modus vivendi молодого челове ка и нередко делают его потерянным для общества;

б) в равной мере отсутствие возможности продолжать образование после окончания школы, не по причине способностей, но исключи тельно по экономическим обстоятельствам, угнетающе действует на молодого человека, создает условия для бездуховности. Если молодой человек еще имеет перспективы, хотя и отдаленные, спустя год-два уйти в армию и по окончанию службы начать новую жизнь, то девушка после школы поставлена в совершенно безвы ходные обстоятельства и только помощь родителей может дать хоть какие-то перспективы ей. Молодые люди не имеют возмож ность получить не только высшее или средне-специальное образо вание, но даже и какую-нибудь рабочую профессию;

в) отсутствие культурного досуга и возможностей для духовного и физического развития. Морской клуб для подростков и юношей, на чинавший было свою деятельность в поселке, по всей видимости, уже не функционирует. Других спортивных клубов, кружков по инте ресам, насколько известно, нет. Нет и взрослых, которые возложи ли бы на себя задачу неформального обучения молодых людей;

г) оставленная без внимания молодежь, в котором она все-таки ну ждается, чтобы ни говорила по этому поводу, обращается к единст венному развлечению: правонарушениям и пьянству. Это стиль по ведения, присущий подросткам. Но в условиях социальной депри вации к такому - делинквентному - поведению обращаются и в бо лее взрослом возрасте. Недаром поэтому среди молодежи в по следние несколько лет возросла преступность, представленная в основном драками и хулиганством, мелкими кражами.

Молодежь имеет и проблемы, доставшиеся ей в наследство от детского возраста. Это проблема неполных и неблагополучных се мей, которая сохраняет свое значение и для молодежи, влияя на формирование ее стереотипов сексуального и брачного поведения.

По мнению респондентов, прежде всего молодежь, вышедшая из неполных и неблагополучных семей, склонна к противоправным действиям, к алкоголизации.

Другой весьма актуальной проблемой молодежи является не хватка жилья. При том сравнительно большом объеме жилого фон да на острове многие молодые семьи не имеют возможности жить отдельно от родителей, завести свое жилье. В последнее же вре мя это стало практически невозможным.

Молодежь поселка оставлена сама заботиться о себе. Это те перь повсеместное явление, особенно характерное для сельской местности, где сочетались одновременно два фактора: отсутствие возможностей приложить свои силы и невозможность покинуть родной дом.

Тяжелые времена заставляют общество в лице органов управ ления оставить молодежь, также, как и стариков, без всякого вни мания и без каких либо средств к существованию. И обе эти тен денции являются признаками неблагоприятного состояния общест венного духа.

11. Пенсионеры В поселке большое количество пенсионеров. В 1992 - 95 гг. их доля составляла по разным оценкам от 20 до 22 процентов всего населения, а среди взрослого населения пенсионеры в этот проме жуток времени составляли 28-31 процент. Отток населения, кото рый начался с 1991-92 гг., привел к сокращению прежде всего ак тивного населения, способного найти на материке применение своим силам. Произошло очень быстрое постарение населения по селка. Кроме того, большинство пенсионеров уже не может, как раньше, выехать с острова к детям, не имея для этого никаких средств и не имея возможности продать свое жилье.

Уровень жизни пенсионеров ниже, чем у работающего населе ния. Средняя пенсия составляет чуть более 300 тысяч рублей. На блюдаемое соотношение в доходах пенсионеров и работающего населения соответствует городским стандартам, но совершенно нехарактерно для сельской местности. В северном российском се ле пенсионеры в последние 3 года оставались наиболее высокооп лачиваемой группой населения, их доход превышал доход доярки или механизатора в 4-8 раз. Подобное выделенное положение Со ловков по сравнению с окружающей сельской местностью еще раз напоминает об особом социально-экономическом и администра тивном статусе этого района. По большинству основных фор мальных экономических характеристик поселок приближается к го роду, но современные политические обстоятельства требуют от местного населения перехода к натуральному хозяйству, естест венному для села. Местное же население в своем большинстве не готово к такому переходу. И особенно это сказывается на пенсио нерах, поскольку они имеют очень мало возможностей для допол нительной подработки не могут обеспечить себя ву достаточном ко личестве продуктами собственного труда.

Пенсионеры вынуждены жить на доход от пенсии, доля ее в об щем бюджете семьи пенсионеров выше, чем у работающего насе ления. Это, естественно, снижает уровень жизни пенсионеров. Но есть еще важные обстоятельства, являющиеся негативным факто ром в современной жизни.

Плата за квартиру на острове устанавливается местной админи страцией. В нее входит и стоимость привоза топлива и иных мате риалов, необходимых для содержания жилого фонда. В последние месяцы 1995 г. плата возросла до 150 тысяч рублей в месяц, что составило практически половину пенсии. Если учесть, что почти все жилье на острове муниципальное (только 16 домов находятся в частной собственности), то практически все пенсионеры вынуждены отдавать половину своей пенсии на оплату квартиры. Между тем, стоимость продуктов питания на острове также выше в 1,5 - 2 раза по сравнению с материком. Следовательно, возможность обеспе чить себя необходимым минимумом пищевых продуктов у большин ства пенсионеров оказывается ограниченной. Личное подсобное хозяйство имеется далеко не у каждого.

Многие пенсионеры готовы уехать с острова, но в настоящее время это остается недостижимым. Только в последний год появи лась возможность приватизировать жилье и продавать его. Но к этому времени привлекательность Соловков резко упала и мало кто может продать или поменять свою квартиру даже на вдвое меньшую квартиру на материке.

Пенсионеры оказались заложниками на острове. Но среди них есть и такие, кто не только не может выехать отсюда, но и не жела ет это делать. Есть значительная группа людей, которые всю жизнь собирались покинуть остров, но так и не сделали этого. Они по-прежнему собираются уехать и даже уезжают, но очень скоро возвращаются обратно. Оказывается, что далеко немногие спо собны адаптироваться в новых, уже непривычных для них условиях.

Соловчане, не только пенсионеры, но и значительная часть ак тивного населения, составляя, по мнению некоторых, "свалку" чело веческого материала, выброшенного в свое время волею судьбы на остров, оказались в роли моряков, слишком долго плававших в морях. Такие люди, привыкнув к условиям жизни в маленьких замк нутых коллективах, где жизнь расписана, однозначно определена, идет по раз навсегда определенной колее, выбившись из этой жиз ни и сойдя на берег, оказываются неспособными адаптироваться к новым, слишком для них переменчивым условиям жизни. Они очень скоро возвращаются обратно в свой замкнутый и привычный мир судовой жизни.

В этом смысле Соловки - тот самый корабль, жизнь на котором не устраивает многих, и они стремятся сбежать с него, но сойдя на берег, уехав на материк, они обнаруживают, что совершенно не способны жить в тех условиях.

Так что пенсионеры острова оказались его заложниками вдвой не. Тяжесть созданных экономических обстоятельств добавляется здесь к тяжести того психологического груза, который незаметно возложили они сами на себя, в течение долгой жизни привязав на крепко к острову.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.