авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ОЙКУМЕНА Регионоведческие исследования Научно-теоретический альманах Выпуск 1 (5) Дальнаука Владивосток ...»

-- [ Страница 2 ] --

Третий этап расселения (1883 – 1897 гг., см. табл. 1) заложил основу, каркас крестьянского расселения в крае. Именно в рам ках этого периода можно видеть радикальное расширение гео графии расселения. Однако первые годы третьего этапа демонст рируют продолжение прежнего вектора: селения, основанные в 1883 и 1884 гг., не выходят за границы ареала, очерченного ещ в прошлом десятилетии. Однако это полностью справедливо только в отношении 1883 года, следующий же оставляет селения в верховьях Даубихэ, на восточном берегу Уссурийского залива и (после двадцатилетнего перерыва!) в Сучанской долине (см.

рис. 1).

Анализируя погодную динамику возникновения селений в Южно-Уссурийском крае во второй половине 80-х гг., можно уви деть своеобразные волны, или фронты, расселения, центром ко торых была местность, прилегающая к Никольскому. Так, "вол на" 1885 года двигалась в южном и северо-восточном направле нии, заселялись а) побережье Петра Великого и Сучанская доли на (линия Монгугай – Нежино – Фроловка), б) местность от водо раздела Мо и Лефу в районе среднего течения Мо через среднее течение Лефу до среднего течения Даубихэ (линия Поповка – Кремово – Ново-Васильково). "Волна" 1886 года, очень широкая, распространяется от устья р. Мо до нижнего течения р. Суйфун (линия Девица – Спасское – Екатериновка). Следующая "волна" 1887 года разворачивается в восточном направлении, захватывая местность от низовьев Лефу до восточного берега Уссурийского залива (по линии Дмитриевка – Тереховка – Царвка). 1888 год дат малую волну северо-восточного направления от "центра" по линии Прохоры – Петропавловка, 1889, – имея также небольшое Пржевальский Н. Путешествие в Уссурийском крае. 1867 – 1869 гг. – Влади восток: ДВКИ, 1990.-С. 92.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы количество селений, волну в восточном направлении по линии Алтыновка (Приханкайская низменность) – Новолитовка (р. Таудими);

1890 год имеет слабую волну на северном оконча нии края на границе Спасской и Зеньковской волостей. Форми рование к середине 80-х гг. дорожной сети в крае заметно по влияло на рассеяние русских селений: как уже указывалось, с 1886 г. география расселения существенно меняется, сдвигаясь на периферию края.

90-е гг. также можно рассматривать с точки зрения "волн" расселения, в таком случае 1891 год имеет слабый резонанс в ви де 3 селений в окрестностях Ханки и на южном побережье, 1892-й также имеет рассредоточенную конфигурацию новых селений – на севере группа деревень в районе Спасской и на юге в районе Сучанской долины.

Группа селений, основанных в 1893 г., пере секает Южно-Уссурийский край (и Суйфунскую низменность с горными окрестностями) по диагонали по линии Прилуки – Но вороссия. В 1895 году продолжается преимущественное заполне ние периферии – территорий, примыкающих к восточной окраи не зал. Петра Великого. Только следующий год дат внушитель ную группу селений, пересекающих край по линии, параллель ной строящейся Уссурийской железной дороги (Кугуки – Кон стантиновка). Наконец, 1897 г. оставляет селения, расположен ные в восточной половине Ханкайской низменности по линии Бильмановка – Духовское.

Обобщая опыт занятия русскими крестьянскими селениями Южно-Уссурийского края в пределах третьего этапа заселения (см. табл. 1), можно сделать следующие выводы. На данном от резке достаточно плотно заселяется центр рассматриваемого рай она1, это видно по тому факту, что уже в 90-х гг. преимуществен ной зоной расселения становится периферия – преимущественно северные приханкайские и южные приморские территории (см.

рис. 1). Кроме того, была преодолена инерция предыдущего пе риода: расселение заливает новые земли, уже упомянутые север ные – пространство между Ханкой и Даубихинским (Синим) хребтом.

Практика следующего этапа, 1898 – 1900 гг. (см. табл. 1), яв ляется продолжением опыта предшествующего – заселение окра ин, в первую очередь Восточного Приханковья, южных пределов Раздольнинской волости, восточных горных областей, в том числе и приморских (см. рис. 1). Каждый год заселения имеет свой ри сунок размещения селений, но если в 1898 г. селений было осно вано относительно немного и они оказались разбросанными по просторам края, то в 1899 и 1900 гг. было основано около двух де сятков селений, которые размещались преимущественно в преде лах Зеньковской, Спасской, Ивановской, Цемухинской, Сучан ской и Ольгинской волостей – за немногими исключениями тер риторий позднего массового заселения.

Итак, заселение Южно-Уссурийского края – самое длитель Буссе Ф. Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883 – 1893 годах. – СПб.: б. и., 1896. – С. 135.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып ное и сложное для всех территорий Приморской области. Проте кало оно со своими трудностями и особенностями. Если трудности расселения в данном случае общие с таковыми для всей области, то особенности следует отметить отдельно. Пространственная специфика Южно-Уссурийского края сказалась в существовании на определнном отрезке времени "волн", или "фронтов" расселе ния, последовательное рассмотрение которых может дать карти ну постепенного занятия южно-уссурийских земель. Опыт "вол нового" расселения связан, в свою очередь, со спецификой про странства Южно-Уссурийского края – существованием больших площадей, способных вместить крестьян, по сравнению с сосед ними северными территориями. Кроме того, западная часть При ханкайской низменности оказывается заполненной гораздо меньше, чем восточная, что, однако, можно объяснить невыгод ными природными условиями – избыточной влагой бассейнов Мо и Лефу, последней в меньшей степени.

Заселение Северно-Уссурийского края продолжалось с нача ла 90-х гг. и нарастало из двух центров – северного и южного (см. рис. 1). В качестве первого можно условно принять район устья Уссури, Хабаровку;

в качестве второго – Успенскую волость, в административном плане относящуюся к Южно-Уссурийской округе. 1891 год открывает заселение Северно-Уссурийского края: в районе низовьев Уссури были основаны селения Влади мировка, Покровка и Владимиро-Александровское, а в районе выхода Уссури на Приханкайскую низменность – Успенка и Бельцово. Таким образом, было положено основание крестьян скому расселению в Северно-Уссурийском крае, самому своеоб разному для всей области.

Первоначальное крестьянское расселение в Северно Уссурийском крае напоминает по интенсивности начальное рас селение как на Амуре, так и в южном крае. В этом можно убе диться на следующих данных. После 1891 года расселение в Се верно-Уссурийском крае возобновляется только в 1894 году и только одним селением, Лутковкой, на южном направлении.

Следующий, 1895-й, год, подобно 1891-му, оставил несколько се лений на периферии края: Переяславка, Сергие-Михайловка и Екатеринославка в долине Хора и Авдеевка и Тихменево в доли не Уссури. 1896 и 1897 гг. принесли по одному селению: под Ха баровском и в районе выхода Уссури из гор.

Новый этап заселения (см. табл. 1) начался в 1898 году ши роким расселением на севере, в районе Хабаровска и в долине Хора. 1899 год открыл мощное движение на юге: если в районе Хабаровска было основано всего 2 селения, то в среднем течении Имеется альтернативный вариант интерпретации: существование в конце XIX в. двух центров заселения Уссурийского края вообще – Владивостока и Имана. См.: Гусельникова Т. Н., Кучук О. В., Совастеев В. В. Характерные черты и особенности колонизации Северного Приморья в конце XIX в. // Исто рический опыт освоения восточных районов России. Сборник тезисов… Кни га II. – Владивосток: ИИАЭНДВ, 1993. – С. 50. Проводимый в данной работе анализ не подтверждает подобные выводы.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы Уссури – 7. При этом география среднеуссурийских новопоселе ний весьма обширна: самые северные Веденка и Тихоновка уда лены от Лутковки, ближайшего к ним крестьянского селения, на 60 и 102 км соответственно. Наконец, в 1900 году география кре стьянской колонизации захватывает просторы Северно Уссурийского края максимально широко, простираясь от Дауби хинского хребта на юге до долины р. Хор на севере, таким обра зом, крестьянское расселение в Уссурийском крае в целом дейст вительно становится системой, то есть единым целым, хотя "связь" северной и южной частей ещ является очень непрочной (см. рис. 1). Надо полагать, что движение переселенцев наблюда лось с юга, поскольку на севере от Амура до Хора ни одного селе ния основано не было. Ещ одной характерной чертой этого года заселения является то, что впервые после Хорской долины осваи вается долина притока Уссури, в данном случае это Иманская долина: к Веденке присоединились Гондатьино, Гоголевка и Звенигородка.

Обобщая опыт заселения Северно-Уссурийского края, можно отметить такие его характерные черты, как занятие территории края из двух центров, "полюсов", размещение селений преимуще ственно вдоль русла главной реки, что выдат начальный харак тер расселения, наконец – движение основного потока колони стов в направлении с юга на север, то есть долина Уссури заселя лась морскими переселенцами, добиравшимися на места водво рения из Владивостока по железной дороге. Это же обстоятельст во объясняет тот факт, что северный ареал заселения был неак тивным (возможно, также по причине малочисленности пересе ленцев), и южнее Хора колонисты, шедшие через Хабаровск, не расселялись.

Итак, завершая обзор процесса расселения крестьян по При морской области как распространения по ней селений, можно от метить в данном движении следующие характерные черты.

Во-первых, явно наблюдаются волны, или потоки, заселения, или занятия, территории, идущие с общих полюсов освоения – Николаевска, Хабаровска и Владивостока (Никольского): сначала была занята территория Удской округи, затем Софийской, затем Южно-Уссурийской, затем Северно-Уссурийского края. Это хоро шо видно по табл. 1, а также в общем отмечено в исследователь ской традиции1. В характеристике центров колонизации следует отметить то, что они не генерировали волны переселенцев, но служили перевалочными базами, были, так сказать, географиче скими (и административными) центрами.

Во-вторых, следует указать на привязку размещаемых селе ний к таким пространственным доминантам, как реки. Предва рительно уже отмечалось, что это вполне естественное поведение 1 Меньщиков А. Очерк заселения низового Амура. // Журнал предварительно го междуведомственного совещания по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для колонизации низовьев Амура. На правах рукописи. Б. м., б. и, б. г. Приложение №3. – С. 6.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып русских со своей традициями расселения1 на Дальнем Востоке как речной стране.

В-третьих, на примере расселения можно видеть соотноше ние разных факторов, влияющих на процесс колонизации. Оче видно в целом негативное влияние административного фактора, который приходит в противоречие как интересам крестьян (хо зяйственным, социально-психологическим), так и природным ус ловиям. Там, где чиновничество умеряет свой административный пыл, расселение идт своим чередом, крестьяне нуждаются во власти главным образом для разрешения земельных споров. В целом можно сказать, что только тогда отношения администра ции и переселенцев становятся нормальными, когда первая ви дит собственные интересы через призму интересов крестьянства2.

Для территорий нового освоения особое значение имеет экологи ческий фактор. Из изученного материала видно, что русское кре стьянское расселение в XIX в. стремилось вписаться в природные условия как данность;

по источникам, мелиорация носила несис темный и локальный характер3, в случае неблагоприятных усло вий переселенцы стремились оставить неудобные земли в надеж де найти подходящее место для нового водворения. Наконец, фактор доступности, транспортной обеспеченности, играл в рас селении, даже крестьянском, очень заметную роль. Если Амур ский край, привязанный к судоходной реке, заселялся крестья нами под нажимом администрации, можно сказать, стремитель но, то образование новых селений в Южно-Уссурийском, а тем более в Северно-Уссурийском, чтко зависело от обеспеченности территорий дорогами.

Выявленные черты расселения позволяют уточнить имею щийся взгляд на пространственную организацию крестьянского расселения в Приморской области к концу XIX в.4 Исходя из опы та проведнной работы, представляется нецелесообразным раз рывать череду селений по Амуру (в пределах Приморской облас ти) на два района расселения5, поскольку складывание амурского района в целом проходило в один период расселения и на одних принципах. Плотность расселения в данном случае не является Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций в трх книгах.

Кн. 1. – М.: Мысль, 1993. -С. 50;

Ядринцев Н. М. Сибирь как колония в гео графическом, этнографическом и историческом отношении. – Новосибирск:

Сибирский хронограф, 2003. – С. 172.

2 Барбенко Я. А. Политика водворения русского крестьянства в Приморской области во второй половине XIX в. // Научный журнал КубГАУ. – 2006. – № 6.

[Электронный ресурс] Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2006/06/pdf/16.pdf.

3 Отчет по командировке в Приамурский край летом 1901 г. чиновников Кан целярии Совета Министров Сосновскаго, Шишкина и графа Апраксина / И. Сосновский, С. Шишкин, П. Апраксин. – СПб.: б. и., 1902. – С. 11 – 12.

4 Осипов Ю. Н. Крестьяне-старожилы Дальнего Востока России в 1855 – 1917 гг.: постановка проблемы. // Миграционные процессы на Дальнем Восто ке (с древнейших времн до начала ХХ века): Материалы международной на учной конференции… – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. – С. 230 – 235.

5 Там же. С. 232.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы принципиальным моментом. Кроме того, необходимо указать на существование Северно-Уссурийского края как одного из районов крестьянского расселения в Приморской области и отнести его к Уссурийскому краю в качестве подрайона. Сделать это позволяет история складывания Северно-Уссурийского подрайона расселе ния – его постепенное вырастание из южного соседа в течение 90-х годов.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып Культурные и идеологические факторы регионализации Н.Г. Артдмьдва Происхождение и эволюция традиционной системы отопления (кан и ондоль) народов Дальнего Востока Origin and evolution of traditional system of heating (caen and ondol’) of the people of the Far East В статье рассматриваются вопросы происхождения и эволюции тради ционной системы отопления Дальневосточного региона – кана и ондоля.

Кан возник среди таких культур, как кроуновская, тхэсонри (Корея), верх няя сяцзядянь (Маньчжурия) и проник в Забайкалье в одну из ранних фаз своего существования. В Корее кан просуществовал до позднего Когурё. В середине периода Корё кан превращается в ондоль. У народов Дальнего Востока с древних времен вырабатывался определенный тип домостроения с традиционной системой отопления – каном и ондолем, которая благодаря своей рациональности сохранилась до настоящего времени.

The problems of origin and evolution of the Far-East region’s traditional system of heating – kang and ondol’ are raised in this article. Kang originated among such cultures as crownovskaya, thesonri (Korea), upper xiachiadan (Manchuria) and spread in Transbaikalia at one of the earliest periods of its ex istence. In Korea kang had been existing till last Cogure. At the middle of Core period kang transformed into ondol’. Far-East people formed the certain type of house-building with the traditional heating system – kang and ondol’- in an cient times and because of its rationality it has kept till nowadays.

Начиная со средневековья в восточно-азиатском историко этнографическом регионе прослеживаются наземные четырех угольные жилища каркасно-столбовой конструкции с традицион ной системой отопления при помощи теплого воздуха. Они отно сятся к маньчжуро-китайскому типу1. Характерной чертой этого типа является кан. О происхождении и развитии отопительной системы типа кан существуют довольно противоречивые мнения2.

Китайские исследователи полагают, что кан зародился в районе Северо-Восточного Китая в эпоху Хань, где-то около III в., самое позднее до 668 г. народы Северо-Восточного Китая уже сравни тельно широко применяли его для обогрева. Только со времен Сун-Ляо отапливаемый кан постепенно проникает в Северный Китай. К эпохе Цзинь он распространяется сравнительно повсе 1 Типы традиционного сельского жилища народов Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии. – М.: Наука, 1979. – С. 254.

2 Стариков В.С. Материальная культура китайцев Северо-Восточных провин ций КНР. – М.: Наука, 1967. – С..64-67;

Рубленко Н.Г. (Артемьева Н.Г.). Об истоках отопительной системы канн в Китае // Шестнадцатая научная конфе ренция "Общество и государство в Китае": Тезисы и доклады. – М.: Наука, 1985. – С..51-53.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы местно. Но происхождение кана из районов Северо-Восточного Китая не означает абсолютное исключение возможности сущест вования многих источников его возникновения1.

Корейские исследователи полагают, что именно когурсцы изобрели кан2. Причем считается, что в Корее он появляется в железном веке. Можно предположить, что гудыл (кан) существо вал и в других местах, похожих по своим условиям на Когур. В качестве примера можно указать на Приморский край Советско го Союза. Несмотря на сходные условия жизни, жители этих рай онов не стали создателями гудыл3. Объясняют они это тем, что хоть в Приморье и наблюдаются культуры, подобные когурским, но в целом вся культура этого района периода половины I тыс. до н.э., по сравнению с культурой бассейна р. Амноккан (Ялуцзян), характеризуется сильной отсталостью. В настоящий момент рас копки памятников I тыс. до н.э. – I в. н.э. на Дальнем Востоке да ли возможность проследить процесс зарождения и развития кана.

В Приморье кан появляется в раннем железном веке – кроунов ская культура (III в. до н.э. – I в. н.э.). Отсюда становится очевид ным, что в Корее каны появляются одновременно с кроуновскими и что территория Приморья и Северной Кореи является праро диной отопительной системы типа кан. Существует также мне ние, что каны являются изобретением хунну, а от них распро страняются затем по всей территории Юго-Восточной Азии4. Кан в хуннском жилище на Иволгинском городище (II – I в. до н.э.) проходил вдоль стен, при этом плиты дымоходного канала были поставлены на ребро. В некоторых случаях одной из стенок ды моходного канала служила материковая стенка основания жи лища. Сами жилища представляли собой четырехугольные кар касно-столбовой конструкции полуземлянки площадью от 8 до кв. м, некоторые имели вход-коридор. А.В. Давыдова полагала, что жилища Иволгинского городища возникли на самостоятель ной основе с привнесением лишь некоторых конструктивных осо бенностей, заимствованных у народов Дальнего Востока5. Хунн ская культура складывалась на стыке ряда культур, в том числе с востока – культуры племен Приамурья6 и Приморья1, в этом и Бай Чэнь. Хокан сяо као (Немного окане) // Хэйлунцзян вэньу цункань. 1984, № 1. – С. 98-99.

2 Чжу Ён Хн. Когур (Бохай – наследник Коруг) // Кого минсок., 1967, № 2.

С.23;

Ден Чан Ён. Некоторые спорные культуры раннего Когур // Кого мин сок, 1965, № 4. – С. 30-32.

3 Ден Чан Ён. Происхождение и эволюция утепленных полов в нашей стране //Кого минсок, 1966, № 4. – С. 20.

4 Давыдова А.В. Иволгинское городище (К вопросу о гуннских поселениях в Забайкалье) // Советская археология. Т.XXV, 1956. – С..263- 5 Давыдова А.В. Иволгинское городище (городище и могильник) – памятник хунну в Забайкалье. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. С. 14-22;

Давыдова А.В. Иволгин ское городище (К вопросу о гуннских поселениях в Забайкалье) // Советская археология. Т.XXV, 1956. – С. 261-300.

6 Давыдова А.В Иволгинское городище (городище и могильник) – памятник хунну в Забайкалье. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. – С. 65.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып следует искать ответ на причину сходства в элементах домо строительства, как у хунну, так и у кроуновцев. По последним сведениям, кроуновская культура распространяется кроме юга Приморского края в соседних уездах КНР и на севере КНДР2.

Время ее существования синхронно периоду хуннского могущест ва в Центральной Азии. Д.Л.Бродянский, основываясь на анали зе материалов с кроуновских памятников и памятников хунну, пришел к выводу, с которым мы полностью согласны, что кан возник в дальневосточной части своего ареала, среди таких куль тур, как кроуновская, тхэсонри (Корея), верхняя сяцзядянь (Маньчжурия) и проник в Забайкалье в одну из ранних фаз сво его существования3.

На территории Приморья кан фиксируется, начиная с же лезного века и вплоть до XX в.4. Естественно, на каждом истори ческом этапе появляются свои изменения, усложняется канновая система, идет процесс поиска наиболее рациональной формы. В раннем средневековье канновая система отопления существовала у бохайцев как на территории Приморья5, так и в Маньчжурии6.

Вполне допустимо, что кидани заимствовали кан у бохайцев7.

Не удивительно, что такая рациональная отопительная сис тема, как кан, довольно быстро распространилась у народов, проживавших на юге Дальнего Востока России, в Маньчжурии и Северном Китае8.

Постепенно происходит эволюция кана, но расцвет этой сис темы в средние века в Дальневосточном регионе мы застаем у чжурчжэней в XII –XIII вв. На средневековых памятниках При морья прослежены каны, которые по месту расположения в по стройки делятся на шесть классов. Самая распространенная форма этой отопительной системы трехсекционная (П-образная), которая обогревала всю площадь жилища. Поэтому, наверное, Бродянский Д.Л. Кроуновско-хуннские параллели // Древнее Забайкалье и его культурные связи.- Новосибирск: Наука, 1985.- С. 46-50.

2 Бродянский Д.Л. Кроуновско-хуннские параллели // Древнее Забайкалье и его культурные связи. – Новосибирск: Наука, 1985. – С. 46-50.

3 Бродянский Д.Л., Кроуновско-хуннские параллели // Древнее Забайкалье и его культурные связи. – Новосибирск: Наука, 1985.- С. 49.

4 Рубленко Н.Г. (Артемьева Н.Г.). Об истоках отопительной системы канн в Китае // Шестнадцатая научная конференция "Общество и госурдарство в Ки тае": Тезисы и доклады. – М.: Наука, 1985. – С. 51-53.

5 Семениченко Л.Е. Материальная культура населения Приморья в период государства Бохай (VIII-X вв.). – Автореф. Дис… канд. Истор. Наук: 07 00 06. – Новосибирск: Наука, 1981.- С. 5-2.

6 Окладников А.П. Остатки бохайской столицы г.Дунцзинчэн на р. Муданцзян // Советская археология, 1957, № 3. С. 198-214;

Harada Tuny-chimg-chehg. Re port on the Excavation of the Capital of Pohai Tokyo-kyoto, 1939, табл.38 (1;

47).

7 Викторова Л.Л. Монголы. Происхождение народов и истоки культуры. М.:

Наука, 1980. – С. 146;

Ивлиев А.Л. Жилища киданей // Дальний Восток и Центральная Азия. – М.: Наука, 1985. – С..95-105.

8 Shirokogoroff S.M. Social Organization a of the Manchus. A study of the Manchu Clan Organization, Shanghai, 1924. – P. 152.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы именно эта форма кана встречена на всех чжурчжэньских па мятниках и она же доживает вплоть до XX в. В удэгейских домах справа и слева от входа из глины и камня сооружались очаги. От них шел канал под нары, который, проходя под ними, выходил сквозь стенку наружу и заканчивался вытяжной трубой, сделан ной из коры или целого толстого древестного ствола. Рядом с оча гом были расположены нары высотой 1-1,5 аршина (0,7-1 м) и различной ширины. По краям нар закреплялись обтесанные бревна, положенные на вбитые в землю подставки. Наружная сторона нар обшивалась досками и обмазывалась глиной. Поверх глины или помоста клали бересту или соломенные циновки. Так описывал С.Н. Браиловский удэгейский кан (Браиловский С.Н., 1901, С. 341). Ульчи дом отапливали двумя очагами, которые со оружали из камней, скрепленных глиной. Непосредственно к очагу примыкали низкие (60-70 см) и широкие (2 м) нары, соору женные из плоских камней. Под нары двумя каналами проходи ли дымоходы от очагов. Труба отстояла от дома на 3-5 м (Смоляк А.В., 1966, С. 70). Нивхи в жилищах строили П-образный кан шириной 1,8-2 м и высотой 40-50 см. Дымоходы складывали из нескольких каменных плит или досок, обмазанных внутри и сна ружи глиной. Труба делалась из целого полого дерева, которое сначала раскалывали по длине, выдалбливали, смазывали гли ной, соединяли веревками. Иногда трубы складывали из четырех досок. Чтобы труба не сваливалась, ее привязывали к специально прибитым кольям1.

Орочи, негидальцы, нанайцы гиляки свои зимники строили всегда с канами, чаще всего трех-, пяти- или шестисекционны ми2. В Маньчжурии возводили в домах каны такой же формы.

"Непосредственно у входа помещается печь. Глиняные трубы проводят тепло из печи под низкие кирпичные нары (кан), рас положенные вдоль стен фанзы. Воздух в фанзе нагревается сла бо, даже когда кан бывает горячим. К тому же кан быстро осты вал;

как только печь перестает топиться. В некоторых фанзах кан занимает значительную часть всей площади. На канах спят, обе дают, пьют чай, словом, в зимнее время покрытый циновками кан становится местом, где члены семьи проводят большую часть времени"3.

Интересно, что чжурчжэньские каны имели не более трех дымоходных каналов, тогда как у нанайцев каны были с четырь мя дымоходами. У чжурчжэней прослеживаются определенные закономерности между конструкцией канов и внутренней плани ровкой жилищ, что во многом зависело от производственной дея Таксами Ч.М. Селения, жилые и хозяйственные постройки нивхов Амура и Западного побережья о. Сахалин // Сибирский этнографический сборник. Тру ды ИЭ АН СССР. – М.-Л.: Изд-во АН СССР. Вып. III, Т. LXIV, 1961. – С. 103, 122, 127.

2 Шренк Л. Об инородцах Амурского края. – СПб.: Издание императорской академии наук. Т. II, 1899. – С. 12-61.

3 Анучин В.А. Географические очерки Маньчжурии. – М.: Гос. Изд-во географ.

литературы, 1948. – С. 209.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып тельности хозяина дома. Односекционные и двухсекционные ка ны небольших размеров чаще встречаются в домах воинов. Такие жилища найдены на территории Приморья в редутах1. Жилища с подобными канами обнаружены в пограничных крепостях в Хо линхэ2. В материалах из этих раскопок обращает на себя внима ние то, что наряду с обычными канами найдены земляные, т.е.

каны без дымоходных каналов – земляные нары. Интересно, что земляные каны представляют собой утрамбованное земляное возвышение, на котором сверху рядами лежали камни. Рядом с нарами находился очаг, но без трубы, очевидно, помещение ота пливалось по-черному. Внешне создается иллюзия настоящего кана. Возможно, что земляные каны представляют собой зем ляные нары, рассчитанные на размещение на них солдат в лет ний период времени.

По сравнению с чжурчжэнями у перечисленных современных народов меняется внутренняя планировка жилища, но форма кана остается прежней. Исчезают дополнительные очаги. Связа но это, очевидно, с социально-экономическими изменениями в жизни коренного населения Дальнего Востока России.

Рассматриваемая система отопления закрепляется у монго лов. В VI – IX вв. древние монголы, обитавшие по среднему тече нию р. Амур, между Хинганом и устьем Сунгари3, уже тогда жи ли в квадратных каркасных домах с П-образными канами. Также канны обнаружены в монгольских городах XIII – XIV вв.4. С мон гольским завоеванием они проникают на запад. В Поволжье ка ны появляются с приходом монголов5. В.Л. Егоров, исследуя жи лища Нового Сарая, пришел к выводу, что происхождение П образной суфы, несомненно, связано с канами древней отопи тельной системы, известной в Центральной Азии еще со времен гуннов6. В домостроительстве Золотой Орды каны немного моди фицируются. Они сооружаются уже в виде прямой линии, обра Галактионов О.С. К вопросу о так называемых "редутах" // Материалы по древней и средневековой археологии юга Дальнего Востока СССР и смежных территорий. – Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1983. – С. 107-114.

2 Чжан Цинлун Отчет о раскопках Цзиньчских пограничных валов в шахтной зоне Холинхэ, Внутренняя Монголия. // Каогу, 1984, № 2. – С. 157-174.

3 Кычанов Е.И. Монголы в VI-первой половине XII вв. // Дальний Восток и соседние территории в средние века. – Новосибирск: Наука, 1980.

4 Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. – М.: Изд-во МГУ, 1969. – С.

148;

Киселев С.В. Город монгольского Усунгэ на р. Хирхира в Забайкалье // Советская археология, 1961, № 4. – С. 112.

5 Федоров-Давыдов Г.А., Вайнер И.С., Мухаммедиев А.Г. Археологические исследования Царевского городища (Новый Сарай) в 1959-1966 гг. // Поволжье в средние века. – М.: Наука, 1970. – С. 68-171;

Егоров В.Л. Жилища Нового Сарая (по материалам исследований 1959-1965 гг.) // Поволжье в средние века.

– М.: Наука, 1970. – С. 185.

6 Егоров В.Л. Жилища Нового Сарая (по материалам исследований 1959- гг.) // Поволжье в средние века. – М.: Наука, 1970. – С. 185.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы зующей один из выступов П-образной суфы1. Традиция сооруже ния П-образного кана не исчезла из практики золотоордынского домостроения: она еще долго продолжает существовать, но при этом претерпевает определенные изменения. Постепенно кан превращается в универсальную мебель – суфу, обогреваемую с одной стороны. Здесь происходит обратный процесс от канов к суфе: если вначале соединение каменного очага и земляных нар дали кан, то в Поволжье из-за более мягкого климата в процессе эволюции от трехсекционного кана остается обогреваемой всего одна секция, а все остальные превращаются в суфу.

Но интересно то, что занесенная с монголами, эта система отопления была из вестна в Средней Азии с VI – VIII вв.2. Хотя следует подчеркнуть, что этот вид отопления совершенно не характерен для этих рай онов. Здесь давно известна система отопления бань жаровыми каналами под полом, но это не каны. При раскопках городища Баба-аба (Казахстан) было вскрыто здание, в котором обнаруже ны остатки дымохода, сложенного из поставленных под углом друг к другу кирпичей так, что их верхушки соприкасались, об разуя проход треугольной формы. Е.И. Агеева считает это остат ками кана под полом3. По описанию очень трудно восстановить саму систему отопления. Вполне возможно, что за кан было при нято какое-то другое отопительное устройство. Ведь в Средней Азии давно известны системы отопления бань жаровыми кана лами под полом. В более позднее время дымоходы, состоящие иногда из двух труб, встречены на этой территории. Этот вид ото пления у дунган назывался канг-шанг4.

Исследователи, которые занимались вопросами происхожде ния кана на Сырдарье, пришли к выводу, что распространение такой системы отопления явилось результатом восточных кон тактов присырдарьинского населения еще в раннем средневеко вье. А именно кимакско-кипчакские племена, достигшие берегов Сырдарьи и вступившие в контакт с городским населением при сырдарьинских городов, продолжали отапливать свои жилища при помощи канов, устройство которых им было хорошо знакомо.

Если учесть, что каны появились в сырдарьинских городах в до монгольский период, то выходит, что в города Золотой Орды они могли быть занесены кимакско-кипчакским населением. Оче видно, в домостроительстве Золотой Орды прослеживается тра диция, которую занесли туда как выходцы из Центральной Азии, так и насильно переселенное население присырдарьинских горо Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. – М.: Нау ка, 1985. – С. 79, 81, 84, 118.

2 Ахинжанов С., Ерзакович С. К вопросу о происхождении канов на Сырдарье // Известия АН Казах. СССР, 1972. – С. 65.

3 Агеева Е.И. Памятники средневековья (раскопки на городище Баба-аба) // Археологические исследования на северных склонах Каратау. – Алма-Ата, 1962. – С. 149.

4 Писарчик А.К. Традиционные способы отопления жилищ оседлого населе ния Средней Азии в XIX-XX вв. // Жилища народов Средней Азии и Казахста на. – М.: Наука, 1982. – С. 83.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып дов1.

В Корее кан просуществовал до позднего Когур. В середине периода Кор кан превращается в ондоль2. Принцип действия его тот же, что и у кана, т.е. обогрев помещения теплым воздухом. Но в канах теплый воздух по дымоходам проходит под земляными нарами (колена кана), тогда как в ондоле по всей площади пола размещаются 3-5 головных канала шириной 30-40 см и от них от ходят более мелкие каналы. Дым и теплый воздух, проходя по этим трубам, обогревают весь пол. Вытяжная труба выносилась за пределы дома. Очаги в системе отопления ондоль располага лись или за пределами жилищ, т.е. перед входом, или в специ альном помещении-кухне. Из-за ондоля корейский дом начинает возводиться на цоколе3.

Каны с вынесенными за пределы комнаты очагами до сих пор существуют у монголов Внутренней Монголии4.

В литературу вошли ошибочные определения ондоля и кана:

Главное различие между ондолем и каном состоит в том, что в первом подогретый воздух циркулирует под приподнятой лежан кой, тогда как во втором воздух этот распространяется непосред ственно под полом5. Правильней же будет сказать, что у кана те плый воздух проходит внутри лежанки, а у ондоля – в полу.

До настоящего времени каны в Восточной Азии продолжали встречаться в районах Маньчжурии, Северного Китая, Внутрен ней Монголи. Ими пользуются народы тюркоязычной группы (уйгуры), монголоязычной, тунгусо-маньчжурской. На террито рии же Приморья и Приамурья кан использовали до недавнего времени нанайцы, удэгейцы – потомки чжурчжэней. У этих на родов мы застаем довольно устойчивый однообразный тип канов.

То есть, у нанайцев, принадлежавших к далеким потомкам чжурчжэней, чье хозяйство носило многоотраслевой характер6, происходит переход к примитивному рыболовству, которое не требовало развития ремесел для их производства. Это обстоя тельство и предопределило появление у народов Амура, принад Ахинжанов С., Ерзакович П. К вопросу о происхождении канов на Сырдарье // Известия АН Казах. СССР. Серия общ. Наук. № 2. – Алма-Ата: Изд-во Наук Казах. СССР, 1972. – С. 69.

2 Ден Чан Ён. Происхождение и эволюция утепленных полов в нашей стране //Кого минсок, 1966, № 4. – С. 23;

Vissman W.. Ondol-Radiant Heat in Korea // Transat ones of the Korean Branch of the Royal Asiatic Society, 1948-1949, v. 31/ Pp. 9-22;

Загорулько А.В. Традиционное жилище корейцев (конец XIX-начало XX в.) //

Автореферат канд. диссертации … 07 00.07. – М.: Наука, 1992. – С. 14.

3 Типы традиционного сельского жилища народов Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии. – М.: Наука, 1979. – С..218-221.

4 Типы традиционного сельского жилища народов Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии. – М.: Наука, 1979. – С. 190-191.

5 Типы традиционного сельского жилища народов Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии. – М.: Наука, 1979. С. 255;

Типология основных элемен тов традиционной культуры. – М.: Наука, 1984. – С. 11.

6 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь (X в. – 1234 г.). Историче ский очерк. – М.: Наука, 1975. – С. 90.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы лежащих к хозяйственно-культурному типу рыболовов бассейна больших рек, однотипных домов с отапливаемой лежанкой, стены и крыша которых имели столбовую конструкцию1. В таких усло виях необходимость в разнообразии кана отпала, так как жили ща не использовались уже как мастерские, а поэтому в них нет дополнительных очагов, горнов. У народов Дальнего Востока с древних времен вырабатывался определенный тип домостроения с традиционной системой отопления – каном и ондолем, которая благодаря своей рациональности сохранилась до настоящего времени.

Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Экология и типы традиционного сельско го жилища // Типология основных элементов традиционной культуры.- М.:

Наука, 1984. – С. 48.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып Е.А. Багрин Место ножа в комплексе холодного оружия русского служилого человека на территории Сибири и Дальнего Востока в XVII в. Knife place in a complex of a cold steel of Russian soldier in territory of Siberia and the Far East in XVII century Статья посвящена месту ножа в комплексе вооружения русского слу жилого человека в XVII веке на территории Сибири и Дальнего Востока. В статье дается краткая информация о холодном оружие служилых и его ро ли в бою, рассматриваются различные аспекты использования ножа в каче стве боевого оружия, как служилыми людьми, так и их противниками.

Article is devoted a knife place in a complex of arms of Russian soldier in XVII century in territory of Siberia and the Far East. In article the brief infor mation about cold weapon of soldiers and its roles in fight is given, various as pects of use of a knife as the fighting weapon by Russian soldiers and their op ponents are considered.

На протяжении XVII века на территории Сибири и Дальнего Востока в среде русского служилого населения сложился ком плекс наступательного и защитного вооружения, соответствую щий новым условиям ведения боя с новым противником. Вопрос использования холодного оружия русскими служилыми людьми в бою очень интересен. Да, письменные источники, археологиче ские находки и музейные экспонаты дают довольно полные све дения о различных видах холодного оружия, употребляемого служилыми людьми. Но неизвестным остается то, насколько ши роко и с какой эффективностью оно употреблялось в бою. Дело в том, что документы содержат крайне мало описаний реальных схваток, и достаточно непросто понять роль в бою того или иного вида холодного оружия. Эта статья не ставит своей целью разре шение данной проблемы, так как предметом исследования явля ется только боевое употребление ножа. Но прежде чем говорить о месте ножа в комплексе вооружения русского служилого челове ка XVII в. в Сибири и на Дальнем Востоке, следует коротко оха рактеризовать этот комплекс и обозначить основные черты бое вой практики того времени в указанном регионе.

Безо всякого сомнения, применение холодного оружия в схватках с аборигенами носило вспомогательный характер. В

Работа выполнена в рамках гранта РФФИ 06-06- http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы большинстве случаев исход боя определяло противоборство огне стрельного оружия со стороны служилых и лука и стрел со сторо ны местных народностей (исключением служили столкновения с маньчжурскими воинами, имевшими на вооружении мушкеты, к тому же сами казаки нередко применяли в бою лук со стрелами).

Обычно схватка сводилась к массированному обоюдному обстрелу и преследованию наиболее удачливой стороной дрогнувшего про тивника. Поэтому наличие того или иного количества и качества огнестрельного оружия, пороха и свинца в отрядах служилых оп ределяло их боевую мощь. Примерно 90% ран, описанных служи лыми в различных отписках и челобитных, получено ими от по падания стрел, что говорит о вторичности рукопашной схватки для решения исхода боя. По причине ощутимого урона, наноси мого стрелами в среде служилого населения, вплоть до начала XVIII века широко применялось защитное вооружение: панцири, куяки, в меньшей степени шеломы, наручи, наколенки. В евро пейской России эти виды вооружения использовались лишь по местной конницей и к концу XVII века фактически являлись лишь данью традиции.1 Сибирских же и даурских казаков и стрельцов государство обеспечивало панцирями (в отличие от тех же категорий служилых в европейской части России). Во многом стремление русских служилых именно к дистанционному бою было вызвано крайней малочисленностью их по отношению практически ко всем противникам, с которыми им приходилось сталкиваться. Конечно, на рисунок боя влияло и то, каким был противник: конный (енисейские киргизы, буряты, монголы), пе ший (тунгусы, якуты, чукчи и т. д.) или же это были отряды маньчжурской армии, столкновения с которыми происходили и на суше и на воде. Но никогда холодное оружие не играло веду щей роли в бою.

Традиционно холодное оружие использовали при обороне стен острогов и при захвате туземных городков. Идя на штурм, служилые были лишены возможности быстро перезарядить свои пищали и мушкеты в силу их конструктивного несовершенства, и им приходилось вступать в рукопашную – "съемный бой". Захват аманатов и опасность внезапного нападения, особенно во время сбора ясака, также требовали наличия у бойцов холодного ору жия, повышавшего их шансы на выживание.

В документах упоминаются такие виды холодного оружия, как сабля, топор (топорок), бердыш, пальма, копье, пика, рогати Бобров Л. А., Ю. С. Худяков. Опыт изучения защитного вооружения русских воинов XVI-XVII в.в в Сибири // Культура русских в археологических исследо ваниях. – Омск, 2005. – С. 268-275;

Багрин Е. А. Защитное вооружение служи лых людей в Сибири и на Дальнем Востоке в XVII – XVIII вв. (по письменным источникам) // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. Ис торико-археологические исследования. Т. 5. Ч. 1. – Владивосток, 2007. – С.

269-283;

Митько О. А. Люди и оружие (воинская культура русских первопро ходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья) // Во енное дело народов Сибири Центральной Азии. Вып. 1. – Новосибирск, 2004. – С.165 – 206.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып на, сулема, нож. Каждый из этих видов имеет свои особенности применения. В разных регионах Сибири и Дальнего Востока на формирование набора холодного оружия служилого человека значительное влияние оказывала не только нужда в противодей ствии какому-либо противнику, но и хозяйственная освоенность региона. В Западной и Южной Сибири, ближе всех расположен ной к Европейской России, шире, чем в других областях, исполь зовался весь набор обозначенного холодного оружия, что было связано с достаточным уровнем металлообработки на местах, дос тупностью ввоза из центральных областей России и возможно стью приобретения такого вооружения у местных народностей, традиционно его производивших.1 Тогда как в регионе от Байка ла до Даурии упоминания об употреблении, например, сабли единичны.2 Сабля – достаточно дорогой вид оружия, по цене со поставимый с пищалью и винтовкой, и могла быть в этих местах только привозной, потому что кузнецы в Нерчинском, Албазин ском, Якутском, Охотском острогах попросту отсутствовали. О чем не раз упоминали в своих челобитных воеводы, жаловавшиеся на то, что чинить оружие некому. Большинство служилых, конечно же, предпочитали приобрести пищаль, порох и свинец, часто "должась неокупными долгами" (цена пищали того времени в Сибири составляла от 1 до 2 годовых денежных окладов служи лого), чем приобретать саблю, тем более в употреблении она не давала неоспоримого преимущества в бою и играла, как и все хо лодное оружие, вспомогательную роль. В документах упоминание о широком применении сабли в данном регионе связано с пре красно оснащенной экспедицией Хабарова. При обороне Ачан ского городка "выходили служилые и вольные охочие казаки человек в куяках на выласку богдойским людям за город, … …, и тех людей, …, побили и оружье у них взяли, и дралися с ними, богдойскими людьми, мы, казаки, саблями".3 Так же стрельцы московского стрелецкого полка Ф. Головина, охранявшего его на переговорах в Нерчинске, имели в своем распоряжении бердыши, пики и сабли.4 Но это воинское формирование, пришедшее из Москвы, конечно же, не имело никакого отношения к местным традициям.

Бердыш, имевший широкое хождение в Европейской России в среде стрелецких войск, упоминается практически только в 1 Бобров Л. А., Ю. С. Худяков. Этнокультурное взаимодействие русских с ко чевниками Южной Сибири и Центральной Азии в военном деле в XVI – XVII вв. // Интеграция археологических и этнографических исследований. Сборник научных трудов. – Алматы;

Омск, 2004. – С. 137-139.

2 Приводимые далее данные основаны на изучении документальных мате риалов XVII – начала XVIII веков, относящихся в основном к территории от Байкала до Даурии и Якутии, так как по особенностям формирования и раз вития комплекса вооружения в Западной и Южной Сибири есть замечатель ные исследования Л.А. Боброва и Ю.С. Худякова.

3 Сафронов Ф. Г. Ерофей Хабаров. – Хабаровск, 1983. – С. 96-99.

4 Русско-китайские отношения в XVII веке. Т. 2. 1686-1691. / сост. Демидова Н.Ф., Мясников В. С. – М.: Наука, 1972. – С. 497, 505.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы описях оружейной казны острогов, а так как в казне было обычно оружие не розданное (т.е. не востребованное служилыми), то и употребление его сводилось к обороне острожных стен. Оно появ лялось либо с теми же московскими стрельцами, либо со служи лыми из Западной Сибири, где могли себе позволить снабжать бойцов этим видом оружия (во время крестьянских волнений да же деревенские кузнецы ковали бердыши для вооружения вос ставших1).

Пальма широко использовалась в местах столкновения с яку тами. Это весьма эффективное оружие попадало к служилым пу тем покупки или захвата его у якутов (как вариант пальмы вме сте с куяками служилые получали в виде дани). Сочетая в себе колющие и рубящие свойства, пальма служила определенной за меной как копью, так и рубящему оружию, в связи с чем была не обычайно популярна и за пределами региона. В одном из даур ских острогов в описи имущества умершего казака перечислено 12 пальм. В некоторых случаях пальмы назвались сулемами.

Древковое оружие – копье, пика были, наверное, самыми массовыми и доступными видами оружия, как в Сибири, так и на Дальнем Востоке. В документах копье – одно из наиболее часто встречаемых видов холодного оружия. Из документов сложно проследить, были ли это образцы, употребляемые только для войны, или же использовались и на охоте как рогатина. На ми ниатюрах Ремезовской летописи именно копье – самый распро страненный вид холодного оружия (сабля изображена лишь у немногих, а изображение бердыша практически единично, при чем на вставочных рисунках, признанных менее стилизованны ми и более реалистичными, эти виды вообще не показаны). В Иркутске, к примеру, перед встречей монгольского посла, копья ми и пиками (которые были выданы, скорее всего, на время, из казны, где к 1690 году находилась 654 копья и пики 2) были воо ружены несколько сотен промышленных людей. Широкое употребление в ближнем бою топора только пред положительно. Топор, несомненно, присутствовал практически у любого воина, так как относился к предметам первой необходи мости и был неразрывно связан с бытом, ведь служилому прихо дилось строить остроги, зимовья, дощеники, струги, но прямых указаний на применение топора в бою в документах практически нет. Хотя есть примеры использования топора в драках между служилыми. Так один служилый Итанцинского острога напал на другого " изшетчи ево на карауле у казны великого Государя и у аманатов взяв камен бил ево и увечил из проломил в трех местах ж голову и с топором на него металса".4 При описании казны ост рогов, топоры присутствуют практически всегда и в достаточно большом количестве, много их ввозилось и торговыми людьми.

Но это все-таки связано скорее с хозяйственной, чем с боевой дея Дополнения к актам историческим. Т. 10. 1867. – СПб. – С. 15, 17.

РГАДА. Ф. 214, Д. 1059. Л. 349.

Дополнения к актам историческим. Т. 10. 1867. – СПб. – С. 246.

РГАДА. Ф. 1142.Д. 98. Л. 31.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып тельностью первопроходцев, хотя многие топоры, найденные ар хеологами, относятся ими к универсальным образцам.1 Скорее всего, именно такой топорик упоминается в перечне отданных вещей казаком Иваном Похабовым монгольскому тайше: "да Та рукай де табунан взял у служилого человека у Кирющки Василь ева пищаль и тое пищали Кирюшки не отдал, а к той пищали взял у него Похабова натруску, а в ней было пороху с пол фунта да топорок дорожной да батог дорожной же, а в нем было железо длиною с пол аршина". Противники служилых обладали примерно схожим набором оружия для ближнего боя: копьями, рогатинами, пальмами, то порами и ножами, что в значительной мере объясняется тем, что та и другая сторона использовала виды холодного оружия, упот ребляемые, кроме войны, и на охоте, и в хозяйственной деятель ности. Казак, преодолевающий огромные расстояния, вряд ли мог тащить специальные боевое копье, топор и нож, ведь он еще нес пищаль, боезапас, провиант, одежду. Поэтому узкие виды ору жия, используемые только исключительно для боя, такие как сабля и бердыш, не получили широкого применения. Преимуще ство было отдано универсальным видам оружия. Вообще же, если судить по содержанию документов при формировании отрядов из охочих людей, при верстке единственным оружием являлась пи щаль.3 Можно, конечно, предположить, что в виду вторичности оружие ближнего боя опускалось составителем документа. Но это как раз не характерно для того времени, – с дотошностью указы валось все, на что были потрачены казенные деньги (тем более свои, к тому же часто одолженные). Более реально то, что приби раемые в отряды люди имели, как минимум, свои топор и нож, используемые и как оружие, и как хозяйственные предметы. При описи имущества убитых в разное время в разных местах из всех предметов вооружения, как правило, присутствует только пи щаль, и это объясняется в значительной мере не столько какими то особыми условиями ведения боевых действий, сколько бедно стью большинства русских, открывавших и осваивавших Сибирь и Дальний Восток.

Говоря о гражданских драках, следует упомянуть о примене нии в схватке палки. В уголовных делах Чичюйского острожка есть примеры ее использования. Вот драка крестьян: "были де они Стенка с ним Ондрюшкою на квасном дворе на поварне, и меж де они собою друг друга подымали на плече корчагою, и Стенка де его Ондрюшку поднять не мог, уронил его на землю, и 1 Татауров С. Ф., А. В. Шлюшинский. Русское оружие на татарских памятни ках XVI-XVIII веков в Среднем Прииртышье // Интеграция археологических и этнографических исследований. Сборник научных трудов. – Красноярск;


Омск, 2006. – С. 143-145.

2 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. Вып. 1. / Сост. Г. Н. Ру мянцев, С. Б. Окунь. – Улан-Удэ, 1960. – С. 139.

3 Багрин Е.А. "Охочие люди" на военной государевой службе в Прибайкалье и Забайкалье в XVII веке // Интеграция археологических и этнографических исследований. Сборник научных трудов. – Одесса;

Омск, 2007. – С. 348-351.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы он де Ондрей за то его Стенку сбил с ног и топтал ногами, … …, в то же время, киняся он Андрей, пехнул де его к котлу на огонь, и он за то его Андрея, не стерпя его побой, и на ходу ударил палкой сзади в голову в затылок", в результате "ушиб палкой до смерти".

А вот драка казака и посадского: "и он де Васка за то де его Мишку и учал бить палкою, и кулаками, и ногами топтал и бил де его на смерть, и бровь де у него и нос росшиб до крови".1 Сле дующий пример из Западной Сибири по изветной челобитной Верхотурскому воеводе Михайлу Толстому двух стрельцов на то, что у них отбили колодника: "деревни Мироновы крестьянин Федка Иванов сын Забелин, собрався человек с пятнадцать, с палками, и их Гаврила и Петра били кулаками, и того Кирюшку Майкова у них отбили".2 Не исключено, что традиция использо вать в драке палку переносилась и на рукопашный бой, пищаль вполне могла использоваться в бою как ударно дробящее оружие.

Так, в конфликте служилых людей Верхоленского острожка и охочих людей последние "почали служилых людей стегать плетьми и бить пищальными дулами и многих служилых людей перебили". Нож – один из наиболее распространенных и доступных ви дов холодного оружия, как в применении, так и по цене. Легкий и компактный, он практически всегда и везде может находиться вместе с бойцом, что особенно важно при угрозе внезапного напа дения. Хотя нож в открытом поединке, несомненно, уступает всем вышеперечисленным видам оружия, он незаменим в бою в тес ном помещении, при взятии языка, быстром допросе и как ору жие последней надежды. Ниже приведены примеры использова ния ножа как русскими служилыми, так и их противниками.

Служилые люди нередко подвергались внезапным нападе ниям со стороны аборигенов во время сбора ясака и переговоров.

И именно нож оказывался единственным аргументом в пользу застигнутых врасплох воинов. Находясь постоянно при хозяине, нож зачастую являлся последним шансом на выживание. Так, служилые Верхоленского острога отписали об убийстве ими бу рятского князца Куржума, что: "приходили ево Куржума угова ривать из Верхоленского острошку твои государевы служилые люди толмачь Федька Степанов да Данилко Скробыкин, и тот Куржум того Федьку да Данилко, хотел до смерти побить же……и видя над собой от того же Куржума смертное убойство, как их учал уже вязать, и они того Куржума да другого мужика Шуго жуна в их юртах от себя ножи зарезали, и то он Куржум пропал за свою неправду".4 В подобную же ситуацию попали двое рус ских промышленных, которых в их зимовье связали якуты. В до просе выживший промышленный подробно описал, как нож по Дополнения к актам историческим. Т. 11. – СПб, 1869. – С. 31-32, 37.

Дополнения к актам историческим. Т. 11. – СПб, 1869. – С. 120.

3 Сборник документов по истории Бурятии. XVII век. Вып. 1. / Сост. Г. Н. Ру мянцев, С.Б. Окунь. – Улан-Удэ, 1960. – С. 69-71.

4 Сборник документов по истории Бурятии XVII век. Вып. 1. / Сост. Г. Н. Ру мянцев, С.Б. Окунь. – Улан-Удэ. 1960. – С.66.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып мог ему спастись: "и на нем де Федке был пояс шелковой с ножем, и якут де один, розвезав тот пояс взял и нож вы дернул из ножен и нил его Федку в правое плече, и в другоряд тем же ножем ударил его в грудь, и зипун де на нем прорезал, … …, и пого воря де они меж себя, пришли все с палмами в зимовье и учали де их связанных убухом и пальмами тыльем бить, …, и Васку те якуты стащили за волосы по край полок, и один якут, взяв топор, и хочет тому Васке отрубить голову, и он де Федка руки в то время зубами розвезал от столба и хватил у пе чи с шеска нож клепик, а Рис. 1. Нож в комплексе вооружения тот де нож был его Фед русского служилого человека.

кин, оскребывают кваш (Миниатюра из Ремезовской летописи) ни, и, боясь до смерти, учал тем ножем тех якутов резать, и они де покиня тот топор, по бежали из зимовья все".1 А вот пример, когда только на нож при ходилось уповать противникам служилых. В бою с восставшей самоядью мангазейские служилые люди "… учали их имать, и на имке, господине, стрелецкого десятника ранили ножем по брови, да человека Ивашка Васильева на имке же ранили ножем по но ге". В тесном помещении нож давал преимущество даже против длиннодревкового оружия. Так, например, казак Федотко Кал мак, отправленный к якутам в 1676 г. "призывать с ясачным платежем" описал нападение на него восставших якутов, – "… и в те поры он, Балтуга, да Байга, да Мавра с детми и с племянники своими, тайным делом пришед к нам в юрту, и учали колоть пальмами, и товарыща моего Левку в те поры закололи до смер ти;

и в те поры скочил я, Федотко, и побежал в хлев к коровам, и меня, Федотка, кололи сзади палмами и ранили в правый бок в ребро да в холку, да товарища нашего Канчалаской волости Яку та Дюпсюня Оттуева палмою он, Балтуга, ранил под грудь;

и вы бежали де из той юрты он, Балтуга, с братьями и с детми, и това рыщи наши все выбежали, потому что у него, Федотка, был нож в Дополнения к актам историческим. Т.7. – СПб, 1859. – С.29-30.

Дополнения к актам историческим, Т. 8. – СПб, 1862. – С. 164.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы Рис. 2. Нож используемый аборигенами в быту.

(Миниатюра из Ремезовской летописи) руках, а меня, Федотку, обсадили в той юрте и держали в осаде трои сутки и приступали ко мне в куяках и во всей ратной сбруе, и я, Федотко, от них из окон и из дверей отстреливался из лука и Балтугина брата Байгу ранил в ногу, да его ж, Балтугина, холо па ранил в руку".1 Примечательно, что казак один заставил ре тироваться нескольких вооруженных длиннодревковым оружием противников, так как именно нож дал ему большую маневрен ность в тесном помещение.

Однако на открытом пространстве нож был эффективен не всегда, а лишь в случае все той же внезапности нападения, когда у захваченных врасплох бойцов, просто не оставалось времени воспользоваться своим оружием. Так, двое русских промышлен ных неожиданно напали с ножами на шестерых якутов, воору женных пальмами и луками. Один из промышленных успел убить одного и ранить двух человек (одного смертельно) и, бро сившись в лодку, скрыться, второй промышленный был убит. Вот фрагмент из допроса выжившего якута: "а Оенек пошел в зимо Дополнения к актам историческим, Т. 7. – СПб, 1859. – С. 31-32.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып Рис. 3. Нож используемый русскими в быту.

(Миниатюра из Ремезовской летописи) вье, и как де он Оенек у зимовья отворил двери, и кинулся де с ножем промышленный человек один и ножем де его ударил в брюхо, и он де испужався упал, и его де Оенека сзади колол же и ранил в четырех местех". В свою очередь, есть пример, когда только применение лука и стрел "брацкими людьми" спасло казаков от нападения монголов:

"… ночною де порою те мугалские люди 16 человек, умысля во ровски, почали на карауле казаков сулемами и ножами рубить и колоть насмерть, и четырех человек ранили…" и "… почали у них пищаль и ружье отбивать и отнимать.", и буряты, приданные ка Дополнения к актам историческим, Т. 7. – СПб, 1859. – С. 19.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы закам проводниками стреляли "… тех мунгальских людей из саадаков, и толко б не они брацкие люди их Сергушке, Исачку с товарищи пособили, и те б де мугальские люди их, Сергушку, Исачка с товарищи всех до одного человека сами побили".1 А вот более печальный для русских служилых случай, взятый из до просных речей тунгуса, участвовавшего в нападении на Учюр ское зимовье.: " он де Дорига и Гургича, отшед от ясачного зимо вья на другом днище, тех служилых людей убили до смерти;

а он де Дорига убил Федора Замятина, а товарищ де его Гургича убил Осипа Гурьева, закололи ножами на стану, на ставанье, а пожит ки де их после убойства, оружья, и мелкую рухлядь, и котлы, и топоры, и платье взяли себе и поделили с товарищем своим". Даже плененные аманаты могли представлять опасность в любое время. Так, один самоядин, транспортируемый служилы ми в Мангазейский острог на дощанике, несмотря на то, что был "скован", сумел украсть нож и "… дву человек ясашных сборщи ков ножем ранил, одного человека в грудь и правый бок, а друго го по руке и кинулся с дощаника в воду". В случае же нападения на подготовленного к бою противни ка, нож вряд ли мог составить конкуренцию другим видам ору жия. Так в 1679 г. самоедский князец Ныла, придя с ясаком в "старый Мангазейский город", призвал своих родичей убить сборщиков ясака. Силы были явно не равны: 6 служилых людей против 20 аборигенов, но служилые были готовы к нападению – "… и родичи его, Ныловы, на них, ясачных сборщиков, бросились с ножами и хотели их убить, и они де, ясачники, того вора и за мутчица князца Нылу убили до смерти, а родники его, Ныловы, из города убежали". Широко нож использовался как гражданское оружие – ссоры и пьяные драки нередко возникали между всеми категориями русского населения. В ход шло все, что попадало под руку: пред меты обихода, топоры, палки и, конечно же, ножи, так как нож был у каждого мужчины практически всегда с собой. Вот приме ры из судебно-уголовных дел, решенных якутским воеводою Мат веем Кровковым в Чичюйском острожке: "и Олешка в роспросе сказал: зарезал он брата своего Ивана ножем ни по чьему нау щению;


учинилось у нас с ним с пьянства о делу розсчет, и учал де его Олешку брат его Ивашко бить и ногами топтать;

и мать их стала розымать, и он де Иван мать нашу толкнул и окосматил, и за волосы де учал мать таскать, … …, и я де мать свою у него из рук отнял. И он де Иван на мне сел, учал де меня давить за гор ло;

и я де обороняя мать нашу и себя, его брата своего поколол ножем";

" пришел де во двор к пушкарю к Филке Вечеслову казак Ивашко Соколов, … …, и она де Маврица (жена пушкаря – Е.А.) его Ивашку учала высылать вон и попехнула его из сеней;

и он Сборник документов по истории Бурятии XVII век. Вып. 1. / Сост. Г. Н. Ру мянцев, С. Б. Окунь. Улан-Удэ. 1960. – С. 292-293.

2 Дополнения к актам историческим. Т.10. – СПб, 1867 г. – С. 355.

3 Дополнения к актам историческим. Т. 8. – СПб, 1862. – С. 163.

4 Дополнения к актам историческим. Т. 8. – СПб, 1862. – С. 163.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып де Ивашко учал ее бить и нос до крови у ней розщиб, и ухватя де нож у себя из ножней и метался на нее с ножем;

и он де Микитка, не допуща до нее Маврицы его Ивашка, вывертел де нож у него Ивана из рук, и у него де Микитки он Ивашко изрезал руковицы на той рознимке;

и тот де нож он Микитка принес в приказную избу".1 Вот случай пьяной драки в осажденном Албазинском ост роге из донесения казачьего головы порутчика Бейтона Нерчин скому воеводе Власову: "и у Атамана Ивана Бузунова была кор чага квасу и собравшиеся в четвером моего полку Артюшка тол мач, Гробова полку Сенька Киселев, да Андрюшка Фадеев, да новоприезжей казак Яков Зовей и учинили между собой у Ата мана драку и квас выпустили и посуду приломали и сверх той драки Артюшка Толмач Атамана ножем дернул не досмерти, ожил". Использовался нож и для психологического подавления про тивника. Так, тунгусы, взяв в плен служилых, "связали и, связав, …, били и увечили на смерть, и приступали копьями и ножами колоть"3, а казак Стенка "ножом колол в ногу"4, взятого в плен якута Айгу, от чего тот и так уже раненный умер. "Новокрещен ные" буряты, склоняя жену Нерчинского толмача Якова Галки к побегу, "говорили, что де ты с нами не побежиш и мы де тебя за режем ножем и ножи де в руках своих держат наголе а с ними де луков и сайдаков не было". Здесь нож использовали как эф фективное средство угрозы. Ножи завозились торговыми людьми в больших количествах, наряду с пищалями, топорами, порохом и свинцом, как самое не обходимое. Значительная часть ножей поступала в регион для обмена или подарков аборигенам, у которых русские ножи поль зовались большой популярностью.6 Так, по "росписи воинским снарядам и других вещей", выданной из Нерчинского острога сы ну боярскому Игнатию Милованову, "в отпуск на Зею и Селенбу реку" было "150 ножей с чернями с медными и оловянными при поями" подарочной казны.7 По росписному списку 1691 года в казне Телембинского острога было "таварнои казны дватцат три топора дватцат два ножа с медными припои" 8, а в сдаточной Дополнения к актам историческим. Т. 11. – СПб, 1869 г. – С. 27, 36.

Поездка в Забайкальский край. Ч. 1. – Москва, 1844 г. – С.187.

3 Дополнения к актам историческим. Т. 10. – СПб, 1867 г. – С. 261.

4 Дополнения к актам историческим. Т. 7. – СПб, 1859. – С. 15.

5 РГАДА, Ф.1142. Оп. 1. Д.78, Л. 1.

6 Несмотря на то, что многие аборигены сами ковали ножи, русские ножи все гда были для них желанным трофеем. Так есейские тунгусы "есейских казаков Ивашку Степанова с товарищи, 11 человек, убили и аманатов своих восемь человек взяли …. Да они ж де Гигалейко с родниками взяли, после убойства, вашей великих государей казны мушкет, да пансырь, да котел аманатской медной, да двое железа ножные, 16 топоров, 16 ножей русских без черенья, да 16 прутов железа тянутого". (Дополнения актам историческим. Т. 10. – СПб, 1867 г. – С. 345.) 7 Поездка в Забайкальский край. Ч. 1. – Москва, 1844 г. – С. 156.

8 РГАДА Ф. 1121. Оп. 2. Д. 335. Л. 71.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы описи казенным вещам, вынесенным из Албазина пятидесятни ком Васильем Смиренниковым в ноябре 1690 г. было "45 ножей с медными припои, в том числе 7 ножей без припои, 368 бердышов целых, 57 бердышов ломаных, 10 топоров целых, 13 топоров дер жаных".1 В списках товаров, привезенных из Европейской России служилыми Нерчинского острога, указана цена привезенных но жей: "триста ножеи с меднои оправои цена за сто по дватцати по пяти рублев", "двенатцат ножей с меднои оправой с ножна ми цена по четыре гривны нож". Подводя итог, можно с уверенностью утверждать, что, сочетая в себе достаточно высокую боевую эффективность и универсаль ность, нож являлся одним из наиболее доступных и распростра ненных видов холодного оружия, состоявшего на вооружении русских служилых людей в XVII веке.

Поездка в Забайкальский край. Ч. 1. – Москва, 1844 г. – С. 199-200.

РГАДА. Ф. 1121. Оп. 2. Д. 335. Л. 1, 3.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып С.Г. Поповкина Народная медицина и знахарство восточных славян:

традиции и новации в условиях Дальнего Востока России Folk medicine and folk-healing (znakharstvo) among the Eastern Slavs of the South area of the Russian Far East: tradition and innovation.

Рассматривая особенности народной медицины и знахарства у восточ ных славян юга Дальнего Востока России, автор разграничивает в них тра диционные элементы, принесенные переселенцами из мест выхода, и ин новации, которые возникли как результат адаптации к природной и этно культурной среде региона.

Considering features of folk medicine and folk-healing (znakharstvo) among the Eastern Slavs of the South area of the Russian Far East, the author differentiates in them the traditional elements, brought by immigrants from places of an exit, and the innovations, which have arisen as result of adaptation to the natural and ethnocultural environment of region.

Освоение новой природной и этнокультурной среды дальне восточного региона восточными славянами вынуждало искать пути адаптации и взаимодействия с соседствующими как славян скими, так и неславянскими народами. К настоящему времени в результате сложного процесса взаимодействия локальных групп славянского населения России в южной части Дальнего Востока сформировалась своеобразная восточнославянская традиция, возникло единое регионально-культурное пространство, в кото ром функционирует народная медицина и знахарство как ее са кральная часть. В данной статье мы предпринимаем попытку выявить, какие изменения произошли в традиционной медицине в связи с новыми условиями проживания восточных славян.

На начальном этапе освоения Приамурья и Приморья в осно ве хозяйственно-бытового уклада выходцев из центральных гу берний России лежала апелляция к опыту предков, т.е. первопо селенцы использовали модель жизнедеятельности, принятую на родине1. В области народного здравоохранения также существо Фетисова Л.Е. Этнокультурный аспект адаптации крестьян-переселенцев в Приамурье и Приморье // Культура, наука и образование народов Дальнего Востока России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона: история, опыт, раз витие: материалы междунар. науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2–5 октября 1995 г. Вып. IV. Хабаровск, 1996. – С. 22–23.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы вал комплекс традиционных лечебно-профилактических мер;

в более сложных случаях, требующих специальных знаний, у вос точных славян принято было обращаться к знахарям, которые ввиду слабого медицинского обслуживания переселенцев зачас тую были единственными "специалистами" в лечебном деле.

Знахари как народные медицинские специалисты повсеместно встречались у белорусов, украинцев и русских.

На российском Дальнем Востоке, в условиях отсутствия ква лифицированной медицинской помощи, нуждающиеся в ней об ращались к знахарям различной этнической и конфессиональной принадлежности. Так, старообрядцы научили других переселен цев использовать лекарственное сырье дальневосточной тайги (например, делать из листьев женьшеня настойку для аппетита, заготавливать плоды лимонника, дикого винограда, актинидии), лечили украинцев и белорусов различными травами и другими природными средствами1, повитухи-старообрядки помогали сво им умением представителям других конфессий и национально стей.

Вслед за хозяйственным освоением природных богатств дальневосточной тайги расширялся диапазон растительных средств, применявшихся переселенцами в лечебных целях. Не маловажную роль в этом процессе сыграли контакты с китайца ми, проживавшими на территории российского Дальнего Востока и научившими переселенцев использованию таежных растений и способам борьбы с некоторыми недугами. Так, китайцы оказыва ли первую помощь при укусах змеи: высасывали змеиный яд из раны, так же, как и знахари, прикладывали толченый корень лопуха и простоквашу. Среди восточнославянского населения южной части Дальнего Востока России считается, что "от китай цев пошло: змея укусит – высасывать. От них пошло: если змея укусит, срочно лист манчжурского ореха срывали, разламывали, разминали-растирали и привязывали…" Кроме того, китайские лекари учили использованию опия, женьшеня, других дальневосточных растений (например, зава ривать корни элеутерококка и делать настойки из него), продук тов животного происхождения (желчи и струи кабарги), приго товлению яичного масла для лечения ожогов, лечению заболева ния опорно-двигательного аппарата при помощи глины и про гревания и др.

Знахари также нередко учились у соседей применению даль невосточных дикоросов, особенностям лечения при помощи про дуктов животного происхождения, однако магические практики местных народов они не перенимали ввиду принципиального от личия знахарства, например, от шаманизма или даосизма.

1 Аргудяева Ю.В. Взаимодействие и взаимовлияние аборигенных, восточно славянских и восточно-азиатских народов в условиях Дальнего Востока (вто рая половина XIX–начало ХХ в.) // Азиатско-Тихоокеанский регион в глобаль ной политике, экономике и культуре XXI века. – Хабаровск, 2002. – С. 25.

2 Личный архив преподавателя средней школы п. Кавалерово Приморского края Т.А. Тюнис. Дневник № 9, л. 11-12-об. Информация Кошеленко Б.М.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып В связи с тем, что знахари, как правило, считают себя право славными, в их практике присутствуют атрибуты христианства. В лечебных процедурах, которые нередко проходят перед иконами, используются церковные свечи, святая вода, молитвы. Чтение молитв часто является вступительной частью лечебного обряда, за которой следуют исполнение заговоров (нередко тоже назы ваемых молитвами) и магических процедур, манипуляции типа бесконтактного массажа или составление травяного сбора. В кон це лечебного сеанса знахари часто умывают пациента святой или наговорной водой и перекрещивают его.

Зажженная церковная свеча применяется как инструмент диагностики и лечения, кроме того, иногда знахари пользуются не обычным воском, а растапливают для этой цели церковные свечи: "С воском можно работать дня 3—4, потом он плохо пока зывает. Я его покупаю. Свечи упаковками беру в церкви"1.

Широко известно знахарям и применение "четверговой соли", которую в Чистый Четверг, перед Пасхой обжигают на сковороде и хранят весь год. Эта соль применяется в качестве оберега от недоброжелателей и вредоносного магического воздействия2.

Земледельческая основа жизнеобеспечения у восточных сла вян обусловила применение в практике знахарей сакральных продуктов, характерных для такого типа культур, например, хле ба, злаковых и продуктов из них. Так, знахарь-шептун Иван Ни колаевич Моисеенко использовал шарик, скатанный из хлебного мякиша, для лечения сглаза, испуга, грыжи и т.п. При лечении болезни "волоса", именуемого также "костоеда" или "костогрыз", используются ржаные колоски3, для лечения бородавок – хлеб ные колосья и т.п.4 У белорусов Приморья лечение детской бес сонницы происходило при помощи хлебных крошек и соли5.

Хлеб – важнейший сакральный продукт земледельческой культуры восточных славян, в связи с чем, по-видимому, в неко торых лечебных обрядах прослеживается уподобление человека хлебу: пациента символически "перепекают", наделяя его таким способом новой жизнью, "новым" здоровьем6.

Наряду с хлебом, в магических целях применяются крупы.

Для избавления от бородавок надо протирать их мокрым пшеном "на убыль месяца"7. Другой способ состоит в следующем: следует Рукописный фонд автора (РФА). Информация Л.П. Падалка.

Там же. Информация Г.В. Булатовой, А.И. Ишениной.

3 Фольклорный архив кафедры истории русской литературы ДВГУ (ФАКИРЛ ДВГУ),1981, п.1, т.7. (заговор от "волоса");

РФА. Информация Л.К. Коваленко.

4 Фетисова Л.Е Семейные традиции народной медицины восточнославянского населения на юге Дальнего Востока России // Семья и семейный быт в восточ ных регионах России. – Владивосток: Дальнаука, 1997. – С. 152.

5 Фольклор Дальнеречья, собранный Е.Н. Сыстеровой и Е.А.Ляховой. – Вла дивосток, 1986. – С. 101–102;

также: Фетисова Л.Е. Восточнославянский фольклор на юге Дальнего Востока России. – Владивосток, 1994. – С. 61.

6 Топорков А.Л. "Перепекание" детей в ритуалах и сказках восточных славян // Фольклор и этнографическая действительность. – СПб., 1992. – С. 116.

7 РФА. Информация Г.В. Булатовой.

http://www.ojkum.ru/ II. Регион в ракурсе предметного анализа: структуры и процессы имитировать завязывание бородавки ниткой, после чего исполь зованные нитки перемешать с пшеном и выбросить "под курят ник, под насест. Куры пшено склюют, а нитка там сгниет, тогда бородавки сойдут"1.

Обращение к курам в лечебных заговорах и других магиче ских процедурах связано, по-видимому, с представлениями вос точных славян о петухе и курице как "чистых" животных, и о том, что петух способен видеть нечистую силу, предупреждать о не счастье своим необычным поведением2.

Еще одна важная особенность знахарского лечения – исполь зование холодной воды в лечебно-магических процедурах в каче стве очистительного, оберегающего средства. Согласно народным представлениям, магические свойства (полезные или вредонос ные) вода приобретала в зависимости от различных обстоя тельств, например, ее "природных" характеристик (проточная или стоячая;

прозрачная или мутная и т. д.)3. Проточная вода ха рактеризуется в народной терминологии как "живая", "здоровая", и противопоставляется стоячей воде ("мертвой", "мутной") и т.д.

Движущаяся вода в народной магии обычно соотносится с симво ликой напора, силы, стойко связывается с живительной силой, очищением от негативного воздействия и т.п. После окончания лечебной процедуры знахарки ополаскивают руки холодной во дой для восстановления свежести ощущений в ладонях4.

Повсеместно в практику знахарей-шептунов включено и ле чение радикулита способом, широко распространенным среди восточных славян. Пациент располагается на пороге дома либо в бане, ему на спину кладутся три небольшие палочки. Лекарь изображает, будто рубит топором палочки. Далее между больным происходил следующий разговор: "Бабка, ты чего пришла?" – "Лечить". – "Лечи без одышки, чтоб не было отрыжки"5, либо должен быть произнесен специальный заговор6. Таким образом, в народной медицине простейшее акупунктурное лечение в лече нии "утина" дополняет психотерапевтическое воздействие в виде заговора. Кроме того, "порог в народных представлениях являет ся границей защищенного внутреннего мира, за который можно удалить, изгнать недуг, да при этом еще отсечь возможность воз вращения"7.

Там же. Информация Е.И. Михалиной.

Закусило Е.В. Домашняя птица (петух, курица) в системе религиозных язы ческих верований восточных славян // Герценовские чтения, 2001. – СПб., 2001. – С. 8.

3 Виноградова Л.Н. Та вода, которая... (Признаки, определяющие магические свойства воды) // Признаковое пространство культуры. – М., 2002. – С. 32–60.

4 РФА. Информация Л.П. Падалка, Л.Л. Фадеевой, Г.В. Архиповой и др.

5 Там же. Информация Е.И. Михалиной. Данный способ лечения радикулита у восточных славян отмечали многие исследователи. См.: Фетисова Л.Е. Се мейные традиции народной медицины... С. 152.

6 ФАКИРЛ ДВГУ. 1995 г. П. 2, т. 2. Листы не нумерованы;

ФАКИРЛ ДВГУ.

1977 г. П. 4, т. 16. С. 1. Информация Ковалевой Антонины Павловны, 1906 г.р.

7 Баня и печь в русской народной традиции. – М., 2004. – С. 193.

http://www.ojkum.ru/ Ойкумена. 2008. Вып Особенности мировоззрения и сходные экологические усло вия проживания русских, украинцев и белорусов на материнских территориях послужили основой традиционной системы приме нения природных средств в лечебных целях. Так, воск является важным компонентом для составления мазей при лечении псо риаза, нарывов, обморожений, ожогов и т.д. Употребляется воск и в лечебно-магических обрядах. Для фи гур, получившихся из вылитого в воду воска, нет определенного названия2. Так, при "выливании на воск" знахарка читает сле дующий заговор: "Николай-угодник, Иван-воин. Я вас прошу, всех умоляю. У Авдотьи из головы, из рук, из ног, из-под сердца, из горячей крови, изо всего, изо всех сустав уберите переполох, порч. У Рабы Божьей Авдотьи не бывать, миновать, выдь за по рог… Мать Божия, утиши… избавь ее, Господи, от глаза от чер ного, от белого, от красного;

от шерсти черной, белой, от серой.

Аминь", и выливаешь на воск. Что испугался, то и выливается.

Оно так и называется. У кого ничего нет, оно круглое как блин"3.

Важно отметить и тот факт, что некоторые лекари понимают единство основы народных методов лечения, сходство основных принципов воздействия на человеческий организм. Так, знахар ка-украинка считает: "Азы одинаковые... Мы делаем одно и то же, но по-разному. Вот то, что вылилось, я называю "древо жиз ни", "цветок", а другая называет "стол". Оно и на стол похоже:

столешница, нога, и на цветок. И вот в принципе одинаково, только немножко порядок другой"4.

Распространен способ лечения грыжи у детей при помощи осинового колышка: "Заговариваю осиновый колышек и к пупку прикладываю" (ребенок носит этот колышек на себе. – Г.П.)5. В мифологических представлениях восточнославянских народов с осиной связывается целый комплекс отрицательной семантики.

В заговорах осина предстает жилищем болезней, в связи с чем избавление от болезни мыслится как ее переход от больного к осине. Кроме того, в мифологических представлениях осина ус тойчиво связана с нечистой силой. По мнению некоторых иссле дователей, на формирование отрицательной символики здесь во многом, по-видимому, оказал влияние мотив "проклятости" оси ны6.

Однако осина известна в народной медицине своими анти септическими и бактерицидными свойствами: ее применяют при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, почек, молодая кора использовалась вместо хинина при лихорадке7. Кроме того, мате РФА. Информация Е.И. Михалиной, Л.П. Падалка.

Там же. Информация Л.П. Падалка, А.И. Ишениной, Ф.Ф. Ефимовой, С.И.

Разгоняевой и др.

3 Там же. Информация Е.И. Михалиной.

4 Там же. Информация Г.В. Булатовой.

5 Там же. Информация С.И. Разгоняевой.

6 Афанасьева Г. Знахарство и колдовство в Сибири. – Иркутск, 1991. – С. 29– 31.

7 Государственный архив Амурской области. Ф. 958, оп. 1, д. 87, л. 8.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.