авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Актуальные проблемы защиты прав инвесторов на рынке ценных бумаг (на примере ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ряд авторов считают указанный факт непринципиальным, поскольку понятие "инве стиция" по определению подразумевает активность (то есть совершение определен ных действий по вложению инвестируемых средств) 15. Впрочем, многие ученые при держиваются иной точки зрения, предлагая понимать под инвестициями сами сред ства, а процесс их вложения рассматривать как инвестирование, или инвестицион ную деятельность 16.

Экономическую суть понятия "инвестиция" составляет именно процесс вложения. Юри дические конструкции экономических понятий должны выражать их содержание. Рассмотре Кучер А., Никитин М. Новый закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" // Законодатель ство и экономика, 2000, № 1.

См., например: Майфат А. В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: Монография. М.: Во лтерс Клувер, 2007, с. 5;

Сокол П. В. Указ. соч., с. 11;

Антипова О. М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности (анализ теоретических и практических проблем). — М.: Волтерс Клувер, 2007, с. 15. Подобное пони мание категории "инвестиции" характерно и для американского права, где между категориями инвестиций и инве стирования традиционно ставится знак равенства. — См., например: Una v. Dodd, 39 N. J. Eq. 186;

Savings Bank of San Diego County v Barrett, 126 Cal 413, 58 P 914;

Drake v Crane, 127 Mo 85, 29 SW 990;

Duncan v. Maryland Sav. Inst., 10 Gill & J. 299;

Shoemaker v. Smith, 37 Ind. 123;

Neel v. Beach, 92 Pa. St. 226;

New England Mut. Life Ins. Co. v. Phillips, 141 Mass. 540. См. также: BALLENTINE’S LAW DICTIONARY. 1969 Lexis Law Publishing.

См., например: Богатырев А. Г. Инвестиционное право. — М., 1992, с. 17;

Ласковый В. А. Правовое регулиро вание инвестиционной деятельности в строительстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006, с. 5-6.

Инвестиционная деятельность ние понятия "инвестиции" только в качестве инвестируемых средств в отрыве от иных при знаков экономического содержания неверно. Сами по себе инвестируемые средства вне про цесса инвестиционного вложения являются обычными объектами гражданских прав, которые можно использовать в любых других, а не только в инвестиционных, целях.

В целом определение, содержащееся в Законе об инвестиционной деятельности, более универсально (регулирование иностранных инвестиций все же обладает спецификой и под лежит отдельному анализу) 17. Оно, однако, не лишено недостатков, на которые в той или иной мере обращают внимание современные исследователи 18. Для их выявления и оценки остановимся на законодательной формулировке более подробно и попытаемся определить ее сильные и слабые стороны.

Итак, в определении ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности (под инвестициями по нимаются "денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку") законодатель ставит знак равенства между инвестициями и определенными объектами гражданских прав (см. ст. 128 ГК РФ), что пред ставляется неверным. Объекты гражданских прав (их целесообразнее обозначить как инве стируемые средства) лишь одна из составляющих инвестиций как экономико-правовой категории. Таким образом, денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, это инвестируемые сред ства. Я не вижу необходимости выделять денежные средства и ценные бумаги в качестве инвестируемых средств, поскольку они входят в понятие "имущество". Особое же упомина ние имущественных прав вполне оправданно, поскольку не все исследователи относят их к понятию имущества.

Примечательно, что в перечень видов инвестируемых средств не вошли другие объекты гражданских прав, к примеру услуги и работы. Это особенно важно, ибо многие авторы, ис следуя так называемые "инвестиционные правоотношения", часто причисляют субъектов, выполняющих, в частности, строительные работы, к инвесторам/соинвесторам 19, что, на мой взгляд, не вполне корректно. Работы, выполняемые такими субъектами, не являются инвести ционными вложениями по определению;

следовательно, и сами субъекты не могут призна ваться инвесторами 20. Правоотношения, складывающиеся между подрядчиками (исполните лями) и заказчиками в процессе выполнения работ (оказания услуг), отражают иные, а не инвестиционные экономические отношения, а именно отношения товарообмена (обмена ре зультата работ/услуг на деньги).

Перечень видов инвестируемых средств (имущества и прав неимущественного ха-рактера, имеющих денежную оценку) согласно определению является открытым.

Тем не менее некоторые исследователи отмечают, что указанные виды должны обладать особым признаком "потенцией вложения" 21, то есть подлежать вложе нию в объекты предпринимательской и/или иной деятельности.

Представляется, что указанная "потенция вложения" находит свое выражение в денежной оценке объектов гражданских прав, которые могут выступать в качестве инвестируемых средств (то есть в их потенциальной способности приносить доход 22). Такие объекты граж данских прав, как имущество, включая имущественные права, а также иные права, имеющие денежную оценку, по определению способны оцениваться в денежном эквиваленте, а следо Впрочем, я выступаю за унификацию понятий и придерживаюсь мнения, согласно которому во всех законо дательных актах РФ должно содержаться единое понятие категории "инвестиции".

Критическое отношение к законодательному определению выражено, к примеру, в работах А. Марголина, О. Антиповой, С. Жилинского и др.

См., например: Фокин С. Договор долевого участия в строительстве // Закон, 2003, № 6, с. 119, Романец Ю.

Как квалифицировать договоры долевого участия в строительстве? // Хозяйство и право, 2000, № 3, с. 75-77.

Подобное же понимание характерно и для зарубежной практики, где обещание в будущем выполнить какую либо работу не может рассматриваться в качестве вклада. — См.: Ommerland V. Business Private Organizations.

International Encyclopedia of Comparative Law. Martinus Nijnoff Publishers, Dordrecht. 1990. P. 22. Цит. по: Май фат А. В. Указ. соч., с. 76.

См., например: Сокол П. В. Указ соч., с. 15.

Вы и мир инвестиций: Учебное пособие. 3-е изд., испр. М.: Вече, 2003, с. 13.

24 Хозяйство и право вательно, приносить доход, поэтому обозначенный признак нельзя отнести к квалифицирую щим при выделении видов инвестируемых средств.

Согласно законодательному определению инвестируемые средства подлежат вло-жению в объекты предпринимательской и/или иной деятельности.

Как отмечает С. Жилинский, эта формулировка не вполне удачна: по сути, она равно значна утверждению, что "инвестиции подлежат вложению в объекты любой дея тельности", а точнее, любой деятельности, не имеющей противоправного харак тера 23.

На мой взгляд, стоит согласиться с автором в том смысле, что выделение "предпринима тельской и/или иной" деятельности фактически означает "любую" деятельность 24. Тем не менее указание на то, что эта любая деятельность не должна иметь противоправного характе ра, представляется излишним.

Еще один важный момент цель инвестирования, к достижению которой стремится ин вестор.

Е. Суханов отмечает: "как любая человеческая деятельность, деятельность субъек тов гражданских правоотношений, в результате которой возникают, осуществляются и исполняются субъективные гражданские права и обязанности, также не может быть беспредметной" 25.

В основе цели инвестора лежит гражданско-правовой интерес, состоящий в удо влетворении его материальных потребностей.

По мысли В. Грибанова, гражданско-правовой интерес это отраженная потреб ность субъекта, прошедшая через сознание людей и принявшая форму сознатель ного побуждения, причем категория интереса не тождественна понятию выгоды, а шире ее 26.

Наличие цели в действиях инвестора существенное условие инвестирования. Примеча тельно, что эта цель отличается от общеэкономической выгоды инвесторы вкладывают средства, руководствуясь своими собственными интересами, благоприятный общеэкономиче ский эффект достигается путем удовлетворения конкретной эгоистической потребности инве стора. Причем цель инвестора может состоять как в получении прибыли, так и в достижении иного запланированного инвестором полезного эффекта. Но не просто полезного эффекта, а такого, который, как уже отмечалось, выгоден инвестору в имущественном плане.

В этом смысле справедливым представляется высказывание А. Майфата о том, что "стоимость объекта интереса инвестора должна быть больше, чем стоимость инве стиций (то есть инвестируемых средств. С. К.)" 27.

Из этого следует, что достижение не всякого полезного эффекта представляет собой инве стиционную цель. К примеру, в таком качестве нельзя рассматривать жертвование средств на благотворительность, поскольку при пожертвовании отсутствует цель получения имущест венной выгоды. Безусловно, правы те авторы, которые утверждают, что инвестор вправе ожи дать определенного "встречного предоставления" 28.

Важный момент, характеризующий правовое содержание категории "инвестиции", соб ственно процесс вложения инвестируемых средств, то есть их "вовлечение в инвестиционный процесс, когда начинает приобретать очертания инвестиционный проект, подлежащий реали зации" 29. В широком смысле слова инвестиционный проект это дело, деятельность, меро Жилинский С. С. Понятие "инвестиции" в современном российском законодательстве // Законодательство, 2005, № 3.

В этом смысле справедлива увязка инвестиций с любым инструментом, в который можно поместить вкладываемые средства. — См., например: Фархутдинов И. З. Инвестиционное право: Учеб.-практ. пособие / И. З. Фархутдинов, В. А. Трапезников. М.: Волтерс Клувер, 2006, с. 118.

Гражданское право. В 4-х т. Т. 1: Общая часть / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. — М., 2004, с. 129.

Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав (из серии "Классика российской цивилистики"). — М., 2001, с. 239.

Майфат А. В. Указ. соч., c. 87.

См., например: Майфат А. В. Указ. соч., с. 20-21.

Сокол П. В. Указ. соч., с. 17.

Инвестиционная деятельность приятия, предполагающие осуществление комплекса каких-либо действий, обеспечивающих достижение целей (получение определенных результатов), то есть и документация, и деятель ность 30. На уровне инвестирования в форме капитальных вложений инвестиционный проект представляет собой обоснование экономической целесообразности, объема и сроков осущест вления инвестиционных вложений, в том числе необходимую проектно-сметную документа цию, разработанную в соответствии с законодательством Российской Федерации и утвер жденными в установленном порядке стандартами (нормами и правилами), а также описание практических действий по осуществлению инвестиционных вложений (бизнес-план) 31. Свое воплощение инвестиционный проект находит в определенных гражданско-правовых формах, а именно в договорах, заключаемых ин-вестором. Таким образом, вложения инвестора стано вятся инвестиционными только после закрепления их режима в указанных договорах и начала реализации инвестиционного проекта. Под закреплением режима следует понимать уже сам факт заключения договора, то есть гражданско-правового оформления отношений по инве стиционному вложению объектов гражданских прав в ту или иную деятельность, а не прямое указание на вкладываемые средства как на "инвестиции". В этом смысле словосочетания типа "вложение инвестиций" некорректны, поскольку понятие "инвестиция" уже содержит в себе признак "вложенности".

Близкую позицию занимает С. Жилинский, который считает, что объекты гражданских прав становятся инвестициями только после определенного их обособления вы деления для целей вложения 32. Идею "обособленности" разделяют также В. Лас ковый и С. Фокин, полагая, что инвестиции это капитал, уже вложенный в объекты предпринимательской или иной деятельности 33.

Подводя итог, можно отметить, что "инвестиции" как экономико-правовая категория ха рактеризуются единством следующих трех составляющих:

1) инвестируемые средства, в роли которых может выступать имущество (в широком смысле слова, то есть включая имущественные права), а также неимущественные права, имеющие денежную оценку;

2) процесс вложения инвестируемых средств в объект какой-либо деятельности, при этом момент вложения (то есть вовлечения инвестируемых средств в инвестиционный процесс) определяется моментом заключения соответствующего гражданско-правового договора, оформляющего инвестиционные вложения;

3) цель инвестирования, а именно получение прибыли и (или) достижение иного полезно го эффекта имущественного характера.

Таким образом, инвестиции как экономико-правовая категория это вложение опреде ленного в гражданско-правовом договоре, заключаемом инвестором в целях реализации инве стиционного проекта, имущества, в том числе имущественных прав, и (или) неимуществен ных прав, имеющих денежную оценку, в объекты какой-либо деятельности с целью получе ния прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта имущественного характера.

Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов. 2-е изд. — М.: Эконо мика, 2000.

Щербинин С. С. Комментарий к Федеральному закону "Об инвестиционной деятельности в Российской Феде рации, осуществляемой в форме капитальных вложений". — М., 2003;

СПС "КонсультантПлюс". Подробнее о поня тии "инвестиционный проект" см.: Смушкин А. Б. Комментарий к Федеральному закону от 25 февраля 1999 г. № 39 ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений".

ООО "Новая Правовая Культура", 2007;

СПС Гарант.

Жилинский С. С. Указ. соч. См. также: Фархутдинов И. З. Указ. соч., c. 118.

Ласковый В. А. Указ. соч., с. 5-6, 14;

Фокин С. Указ. соч., с. 119. Стоит отметить, что признак "вложенности" инвестиций используют и некоторые правовые акты при определении термина "инвестиции". См., например, ст. Конвенции о межгосударственном лизинге (Москва, 25 ноября 1998 года).

26 Хозяйство и право С. КОРНЕЕВА, аспирантка кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО Прекращение права собственности на земельные участки, используемые с нарушением законодательства Собственники земельных участков, которые грубо нарушают требования рационального ис пользования земли как природного ресурса, а также используют земельные участки не в соот ветствии с их целевым назначением, не используют земельные участки, предназначенные для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства в течение трех лет, несут ответственность в форме изъятия указанных земельных участков.

Согласно ст. 44 Земельного кодекса РФ право собственности на земельный участок пре кращается в том числе в силу принудительного изъятия у собственника его земельного участ ка в порядке, установленном гражданским законодательством. Указанная норма имеет блан кетный характер.

Гражданский кодекс РФ (ст. 284) предусматривает возможность изъятия земельного уча стка у собственника в случаях, когда участок предназначен для сельскохозяйственного произ водства либо жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом. В этот период не входит время, необходимое для освоения участка, а также время, в течение которого участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.

При этом под освоением новых земель (в том числе их окультуривание и повышение пло дородия почв) понимается комплекс мероприятий по организации новых хозяйств и вовлече нию в сельскохозяйственное использование земель, занятых кустарниками, малоценными лесами, вырубками и другими несельскохозяйственными угодьями, путем проведения мелио ративных работ (осушение, орошение, культуртехнические и другие мероприятия) 1.

В соответствии со ст. 285 ГК РФ земельный участок может быть изъят у собственника и в том случае, если его использование осуществляется с грубым нарушением правил рациональ ного использования земли, установленных земельным законодательством: в частности, если участок используется не в соответствии с его целевым назначением или его использование приводит к существенному снижению плодородия сельскохозяйственных земель либо значи тельному ухудшению экологической обстановки.

Таким образом, ст. 284 регламентирует основание принудительного изъятия у собствен ника земельного участка, не предусмотренное ст. 235 ГК РФ.

Целевое использование (назначение) одна из составляющих правового режима земель ного участка и предполагает обязанность стороны, приобретающей земельный участок, ис пользовать его только для определенных в законе целей (ст. 40, 42 ЗК РФ).

Например, абз. 1 ст. 78 ЗК РФ к целям, связанным с использованием земель сель скохозяйственного назначения, относит использование организациями и гражданами таких См.: Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользовате лям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства, утвержденное постановлением Совета Минист ров — Правительства РФ от 28 января 1993 года № 77 (в настоящее время утратило силу в связи с изданием постановления Правительства РФ от 19 февраля 2008 года № 98).

28 Хозяйство и право земель для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаж дений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным про изводством целей. Следовательно, соблюдение целевого назначения означает совершение действий, связанных с воздействием на земельный участок способами, соответствующими действующему законодательству.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 года № 10-П отмечено следующее. При определении пределов действия имущественного (исполнитель ского) иммунитета применительно к земельным участкам, не используемым в пред принимательских целях, законодатель должен принимать во внимание не только само по себе отсутствие у лица (должника) статуса индивидуального предпринима теля, но и общие количественные и качественные характеристики, целевое назначе ние и фактическое использование земельных участков (п. 5.1).

Земельным кодексом РФ провозглашен принцип деления земель по целевому назначению. Согласно ст. 1, 7 ЗК РФ правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного порядка использова ния. Отсюда следует, что при рассмотрении вопроса о предоставлении земельного участка сельскохозяйственного назначения в собственность необходимо учитывать требования специального законодательства. В соответствии с п. 7 ст. 10 Федераль ного закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйствен ного назначения" приобретение права собственности на земельные участки, нахо дящиеся у физических лиц на праве постоянного (бессрочного) пользования, разре шается гражданам, ведущим фермерское хозяйство. Из совокупности указанных норм следует, что земельные участки могут выкупаться лицами, использующими их по целевому назначению. Поэтому факт целевого использования подлежит доказы ванию в суде (постановление ФАС Московского округа от 15 марта 2006 года по делу № КГ-А41/1750-06) 2.

Неиспользование земельных участков в соответствии с их целевым назначением противо речит закону. Отказ собственников от осуществления своих прав является в данном случае нарушением земельных обязанностей, имеющих важное хозяйственное и социальное значе ние. Поэтому законодатель отступил от установленного ст. 9 ГК РФ принципа свободы по своему усмотрению осуществлять принадлежащие гражданам и юридическим лицам граж данские права и ввел ответственность за неисполнение обязательств с учетом вины правооб ладателя, поскольку в соответствии со ст. 284 ГК РФ периоды, когда земельный участок объ ективно не мог быть использован по назначению, исключены из срока, истечение которого влечет изъятие земельного участка.

Изымаемый в порядке ст. 284-285 ГК РФ земельный участок должен находиться в собст венности того лица, чье право ограничивается. Причинение вреда, о котором идет речь в ст. 285 ГК РФ, предполагает только вину собственника, а не иного титульного владельца (арендатора, пользователя и пр.).

Так, суд установил, что изъятие земельного участка у заявителя было произведено с нарушением норм действовавшего в тот период земельного законодательства, и признал недоказанным факт наличия у ответчика законного права на использование земельного участка, а потому обязал ответчика освободить занимаемый земельный участок (определение ВАС РФ от 22 ноября 2007 года № 14938/07).

Порядок изъятия земельного участка в ситуациях, предусмотренных ст. 284-285 ГК РФ, регулируется ст. 286 Кодекса.

Как отмечает О. Крассов, "ни в ГК РФ, ни в ЗК РФ не определен орган государствен ной власти или местного самоуправления, к компетенции которых было бы отнесе но решение вопроса об изъятии земельных участков по данным основаниям" 3.

Я. Вольвач полагает, что основным критерием при судебном разрешении споров, Мельников Н. Н. Обзор арбитражной судебной практики по обороту земель сельскохозяйственного назначения за период 2005-2006 гг. // Содержится в СПС "КонсультантПлюс". В дальнейшем материалы судебной практики при-водятся по СПС "КонсультантПлюс".

Крассов О. И. Право собственности на леса // Экологическое право, 2006, № 3.

Земельное право вытекающих из земельных отношений, является вопрос о компетентности органа, принявшего решение об изъятии земельных участков 4.

Согласно п. 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от марта 2005 года № 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законо дательства" принудительное отчуждение земельного участка может осуществляться в соот ветствии с решением федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ст. 279 ГК РФ), органов местного самоуправления (ст. 11, 63 ЗК РФ). Данное положение согласуется со ст. 4 Федерального закона от 18 декабря 2006 года № 232-ФЗ "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Феде рации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", которая внесла изменения В то же время в ЗК РФ не отражена отсылочная норма п. 2 ст. 279 ГК РФ, в ст. 279 ГК РФ.

согласно которой перечень государственных органов, уполномоченных принимать решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, а также по рядок подготовки и принятия этих решений определяются федеральным земельным законода тельством.

По мнению авторов одного из комментариев к Земельному кодексу РФ, "включив в себя, может быть, излишне много гражданско-правовых по своей природе норм, ЗК РФ "позабыл" о тех нормах, которые в силу п. 3 ст. 2 ГК РФ являются чужеродны ми актам гражданского законодательства, но вполне комфортно расположились бы в этом акте земельного законодательства" 5.

В силу п. 1 ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации и субъектов РФ могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Пунктом 1 Положения о Федеральном агентстве по управлению федеральным имущест вом, утвержденного постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 года № 432, преду смотрено, что Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (далее Росимущество) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по управлению федеральным имуществом и правоприменительные функции в сфере имущественных и земельных отношений. Таким образом, изъятие земельных участков для нужд Российской Федерации, в том числе в порядке ст. 284-285 ГК РФ, осуществляется Ро симуществом, что следует из п. 5.13 указанного Положения, где закреплено, что Росимущест во приобретает в установленном порядке имущество в федеральную собственность. При этом остается открытым вопрос, уполномочено ли Росимущество обратиться в суд с требованием о продаже земельного участка, в отношении которого принято решение об изъятии: ведь со гласно п. 6.10 данного Положения Росимущество вправе обращаться в суды с исками от име ни Российской Федерации по вопросам управления и распоряжения имуществом, которое уже является федеральным.

Посмотрим, насколько соотносится с данным порядком региональное законодательство.

Так, в ст. 10 Закона Ростовской области от 22 июля 2003 года № 19-ЗС "О регулирова нии земельных отношений в Ростовской области" (далее Закон) речь идет о специальном органе исполнительной власти по управлению и распоряжению земельными участками ли бо в случае, если указанный земельный участок предоставлялся из земель, находящихся в муниципальной собственности, о соответствующем органе местного самоуправления. В силу п. 11 ч. 2 ст. 2 Закона определенный в ст. 10 специальный орган обращается в суд с за явлением о принудительном изъятии у собственника земельного участка ввиду его ненад лежащего использования, если указанный земельный участок был предоставлен из земель, находящихся в государственной собственности Ростовской области.

Вольвач Я. В. Оборот земельных участков по законодательству Российской Федерации // Адвокат, 2006, № 11.

Вишневецкая Р. Я., Мисник Г. А., Мисник Н. Н. Постатейный комментарий к Земельному кодексу. — Ростов на-Дону, 2003, с. 156.

30 Хозяйство и право При этом согласно п. 2.24 Положения о Министерстве имущественных и земельных от ношений, финансового оздоровления предприятий, организаций Ростовской области (далее министерство) (в ред. постановления администрации Ростовской области от 26 февраля 2007 года № 67) министерство осуществляет подготовку решений администрации Ростов ской области об изъятии, в том числе путем выкупа, земельных участков для государствен ных нужд Ростовской области.

Таким образом, администрация Ростовской области уполномочена принимать решения об изъятии земельных участков в соответствии со ст. 284-285 ГК РФ. Подготовку проекта соответствующего постановления осуществляет министерство.

Соответственно администрации муниципальных образований уполномочены принимать аналогичные решения, подготовленные муниципальными учреждениями, в функции кото рых входит контроль за соблюдением целевого использования земельных участков. В силу п. 12 ст. 6 Закона правом на обращение в суд с заявлением о принудительном изъятии у собственника земельного участка при его ненадлежащем использовании или неиспользова нии в соответствии с целевым назначением в течение трех лет, если указанный земельный участок был предоставлен из земель, находящихся в муниципальной собственности, наде лены органы местного самоуправления.

В силу ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ "О государственной ре гистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее Закон о госрегистрации) переход права собственности на изъятый земельный участок к публичному образованию под лежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее ЕГРП), что предполагает погашение записи о праве прежнего правообладателя.

О. Крассов указывает: "Изъятие земли (земельного участка) преследует цель не только прекращения прав на землю, но и последующее предоставление участка иному лицу и его использование в публичных интересах" 6.

В случае согласия собственника добровольно исполнить решение об изъятии земельный участок подлежит продаже с публичных торгов (п. 2 ст. 286 ГК РФ), и тогда не будет актуаль на проблема выражения воли собственника на переход принадлежащего ему права к покупа телю, поскольку согласный с изъятием собственник лично обратится с соответствующим заявлением в органы Федеральной регистрационной службы (далее Росрегистрация).

Однако при нежелании собственника добровольно исполнить решение об изъятии упол номоченный государственный (муниципальный) орган должен обратиться в суд с иском о продаже земельного участка (п. 3 ст. 286 ГК РФ). После вынесения судом решения о прину дительной продаже с торгов земельного участка и после проведения торгов покупатель будет поставлен перед вопросом о понуждении собственника к обращению в органы Росрегистра ции с заявлением о переходе права.

При таких условиях более обоснованной выглядит ст. 10 Закона Ростовской области, в со ответствии с которой специальный орган исполнительной власти либо орган местного са моуправления может обратиться в суд с исковым заявлением, содержащим иные требова ния: об изъятии земельного участка и признании права государственной собственности Ростовской области или муниципальной собственности на указанный земельный участок. В этом случае основанием для погашения существующей в ЕГРП записи о праве будет яв ляться вступившее в законную силу решение суда об удовлетворении иска.

Что касается порядка "заблаговременного предупреждения собственника", упомянутого в ст. 286 ГК РФ, то указанную процедуру следует рассматривать как разновидность обязатель ного досудебного порядка урегулирования спора. Тема "предупреждения" тесно связана с вопросом о необходимости предварительного админи-стративного воздействия на нарушите ля. Такое воздействие обязательно в силу п. 3 ст. 54 ЗК РФ. Форма предупреждения о допу щенном земельном правонарушении установлена постановлением Правительства РФ от ноября 2006 года № 689 "О государственном земельном контроле". Данным докумен Крассов О. И. Указ. соч.

Земельное право том определены также органы, уполномоченные выносить предупреждения, они не наделены функциями по вынесению актов об изъятии. Подобный многоступенчатый порядок процеду ры изъятия, в котором принимают участие органы, подконтрольные различным властным структурам, обеспечивает государственный контроль и предупреждает нарушение при осуще ствлении изъятия земельных участков в порядке ст. 284-285 ГК РФ.

Правовая природа самого акта об изъятии земельного участка у собственника в юридиче ской литературе определена как сугубо административная.

Так, Н. Мисник отмечает, что при прекращении права собственности и других вещных прав на землю ввиду изъятия земельного участка для государственных и муници пальных нужд административный элемент превалирует. Это отношения власти и подчинения 7.

Т. Дамбиева указывает, что институт принудительного прекращения права собст венности в пользу государства в гражданском законодательстве именуется как "вы куп" земельного участка для государственных и муниципальных нужд (ст. 279 ГК РФ).

В Земельном кодексе РФ это понятие сформулировано как "изъятие, в том числе выкуп" земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Смысл последней формулировки можно расценивать как желание законодателя рассматри вать случаи изъятия более широко, чем выкуп. Складывается впечатление, что мо жет быть изъятие земельного участка без выкупа. Порядок изъятия земельных участ ков не предусматривает возможность прекращения права частного собственника без условия возмещения его стоимости. С другой стороны, различие в формулировках лишь подчеркивает соответственно гражданско-правовую или административную природу этого института. Несмотря на различия в определениях понятий "изъятие" и "выкуп", содержание их идентично 8.

Критикуя регулирование земельным законодательством гражданско-правовых отношений, Е. Суханов отметил, что "дело Земельного кодекса устанавливать необходимые публично-правовые ограничения, запреты и процедуры с учетом зна чения земли "как основы жизни и деятельности человека" и "исходя из представле ний о ней как о природном объекте, охраняемом в качестве важнейшей составной части природы", как справедливо сказано в подп. 1 п. 1 ст. 1 ЗК. Представление же о земле (земельных участках) как о недвижимом имуществе и объекте вещных прав надо оставить гражданскому праву" 9.

Решение уполномоченного органа об изъятии земельного участка подлежит государствен ной регистрации в ЕГРП (п. 4 ст. 279 ГК РФ).

О. Алексеева считает, что "по своей юридической природе акт государственной реги страции принятого решения также является административным актом" 10.

Собственник участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты. Начало течения сроков на изъятие земельного участка закон связывает с направлением уведомления о предстоящем изъятии. Для государственной регистрации ограничения (обре менения) в данном случае не требуется дополнительного юридического акта признания. По этому фиксация акта об изъятии в ЕГРП является обязанностью органов Росрегистрации и служит обеспечению достоверности сведений ЕГРП, охраны прав собственника и законности дальнейших сделок с земельным участком.

Необходимость государственной регистрации решения об изъятии отмечена судеб ной практикой.

Суд признал, что в данном случае изъятие земельных участков по решению орга на власти муниципального образования осуществляется в публичных интересах и в Мисник Н. Н. О месте норм, регулирующих принудительное прекращение вещных прав на земельные участки, в системе законодательства // Правовые вопросы недвижимости. 2006, № 2.

Дамбиева Т. В. Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд // Адвокат, 2006, № 10.

Суханов Е. А. Вещные права в новом Земельном кодексе Российской Федерации // Экологическое право, 2003, № 1.

Алексеева О. Г. Прекращение права собственности на жилое помещение в связи с изъятием земельного участка // Закон, 2006, № 8.

32 Хозяйство и право соответствии с планом генерального развития города;

реализация указанных полно мочий может осуществляться независимо от волеизъявления правообладателей земельных участков. Обязательность регистрации в данном случае прямо преду смотрена нормами законодательства (ст. 279 ГК РФ, ст. 4, 13 Закона о госрегистра ции), в связи с чем управление Федеральной регистрационной службы неправомерно отказало в регистрации указанного обременения (определение ВАС РФ от 14 января 2008 года № 8819/07).

Принудительный характер отчуждения, которое производится по инициативе уполномо ченных органов, отменяет или существенно ограничивает право частной собственности.

Однако нельзя согласиться с мнением Е. Суховой, которая отмечает, что способ прекращения права на землю, предусмотренный пп. 2 и 3 ст. 286 ГК РФ, в известной степени противоречит ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, устанавливающей, что лишение любого лица принадлежащего ему имущества возможно только в судебном порядке.

Вопреки данному принципу ст. 286 ГК РФ допускает возможность осуществления изъятия земельного участка ввиду его ненадлежащего использования путем издания соответствующим органом государственной власти или органом местного само управления решения о таком изъятии и последующего получения согласия собст венника на его исполнение 11.

Конституционный Суд РФ в Определении от 21 декабря 2006 года № 575-О разъяс нил следующее. Указанные положения ГК РФ, конкретизирующие ст. 35 (ч. 3) Консти туции РФ о недопустимости принудительного отчуждения имущества для государст венных нужд без предварительного и равноценного возмещения, предусматривают возможность изъятия у собственника недвижимого имущества в случае изъятия земельного участка, на котором оно находится, в качестве одного из оснований пре кращения права собственности и не предполагают произвольное изъятие земельно го участка, а требуют исследования фактических обстоятельств, доказывания обос нованности и необходимости такого изъятия и потому сами по себе не могут рас сматриваться как нарушающие какие-либо права граждан.

Бесспорно, что с момента государственной регистрации решения об изъятии осуществле ние права собственности существенно ограничивается, поскольку любые действия по распо ряжению земельным участком влекут уже иные последствия (например, произведенные в этот период улучшения не будут учтены при определении компенсации), а затем чаще всего право собственности на земельный участок прекращается. В этом заключается проблема сохранения баланса между защитой права собственника и теми общеполезными целями, которые пресле дует государственное либо муниципальное образование.

В качестве примера негативного подхода к решению проблемы защиты прав собственника можно привести ч. 17 ст. 15 Федерального закона от 1 декабря 2007 года № 310-ФЗ "Об орга низации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и вне сении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", допускающую изъятие земельных участков в целях размещения олимпийских объектов или развития терри торий, прилегающих к олимпийским объектам, вне обязательного порядка государственной регистрации в органах, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Как отметил А. Лазаревский, Закон № 310-ФЗ наносит очередной удар по системе регистрации прав на недвижимость. Потеря доверия к действительности сведений системы регистрации не может быть оправдана возможными аргументами об эконо мии времени или средств 12.

Сухова Е. А. Постатейный комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации. — М.: ГроссМедиа, 2006, с. 205.

Лазаревский А. Изъять и поделить по-олимпийски // ЭЖ-Юрист. 2007, № 48.

Архипов С. И. Проблема права собственности // Известия вузов. Правоведение (СПб.), 2007, № 1, с. 61.

Земельное право Отмечая значимость защиты конституционных прав собственника, С. Архипов указал, что для защиты собственников от произвола государства совершенно недос таточно конституционных положений, необходимы специальные гарантии, процеду ры, правовые механизмы, обеспечивающие охрану прав собственников 13.

Критерии ограничения права собственности, указанные в ст. 284-285 ГК РФ, должны оцениваться в совокупности применительно к каждому случаю изъятия земельного участка и применяться только с целью предотвращения злоупотребления правом.

А. МИХАЙЛОВА, судья Обливского районного суда Ростовской области КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО Злоупотребление правом акционера на получение информации об акционерном обществе Федеральным законом от 26 декабря 2005 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее Закон об АО) установлено право акционера на получение инфор-мации об акционерном обществе, которое реализуется следующими основными спо-собами:

публичным раскрытием акционерным обществом информации о себе;

направлением акционером в адрес акционерного общества заявления о предоставлении информации.

Д. Гололобов отмечает, что можно упомянуть и о другой классификации информа ции, предоставляемой акционерным обществом своим акционерам. Информация, предоставляемая акционерам, может касаться как самого акционерного общества, например, при ознакомлении с уставом или протоколами заседаний органов управ ления последнего, так и иных лиц, когда акционер, владеющий более чем 1 % голо сующих акций общества, на основании Федерального закона "О рынке ценных бумаг" требует от держателя реестра общества предоставить ему информацию об именах (наименованиях) зарегистрированных в реестре владельцев и о количестве, катего рии и номинальной стоимости принадлежащих им ценных бумаг. Такая классифика ция может рассматриваться как классификация по объекту информации" 1.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуще ствляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреб ление правом в иных формах.

Злоупотребление правом не исключено в акционерных правоотношениях, в том числе при получении акционером информации об акционерном обществе по его заявлению. Как прави ло, недобросовестные акционеры запрашивают у общества значительные объемы информации (оригиналы для ознакомления и копии документов на руки);

указывают наименования запра шиваемых документов без индивидуальных признаков либо без уточнения периода, за кото рый общество должно предоставить документы;

требуют соответствующего оформления запрашиваемых копий;

вступают в дискуссию по поводу момента оплаты копий затребован ных документов. Все эти спорные вопросы становятся предметами исков.

Право акционера на получение информации об обществе предусмотрено ст. 91 Закона об АО и нормативными правовыми актами Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР). Названная статья включает императивную норму, определяющую порядок и сроки предоставления информации акционерам общества. Акционер может ознакомиться с доку ментами, указанными в п. 1 ст. 89 Закона об АО, или получить копии таких документов.

Данная норма является специальной по отношению к общей, содержащейся в п. 1 ст. ГК РФ, в силу которой участники общества вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установлен ном учредительными документами порядке.

Гололобов Д. В. Акционерное общество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. М., 2004, с. 67.

Корпоративное право Закон об АО (п. 2 ст. 91) устанавливает срок для предоставления акционеру акционерным обществом документов для ознакомления в течение семи дней со дня предъявления соот ветствующего требования в помещении исполнительного органа общества. В то же время законодательство РФ не предусматривает каких-либо определенных сроков для предоставле ния акционеру копий запрашиваемых документов.

Акционер вправе знакомиться с документами акционерного общества в соответствии с перечнем, содержащимся в п. 1 ст. 89 Закона об АО, который не является исчерпывающим.

Перечень расширен постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) от 16 июля 2003 года № 03-33/пс, которым утверждено Положение о порядке и сроках хране ния документов акционерных обществ. Существуют также "Перечень типовых управленче ских документов, образующихся в деятельности организаций, с указанием сроков хранения", утвержденный руководителем Федеральной архивной службы 6 октября 2000 года, и "Пере чень типовых архивных документов, образующихся в научно-технической и производствен ной деятельности организаций, с указанием сроков хранения", утвержденный приказом Ми нистерства культуры и массовых коммуникаций РФ от 31 июля 2007 года № 1182.

Таким образом, формально для акционеров общества должны быть доступны все доку менты общества, за исключением ограничений, установленных п. 1 ст. 91 Закона об АО, со гласно которому к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупно сти не менее 25 процентов голосующих акций общества. При этом в случае использования в отношении открытого общества специального права на участие Российской Федерации, субъ екта РФ или муниципального образования в управлении указанным обществом ("золотая акция") такое общество обеспечивает представителям Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования доступ ко всем своим документам.

В Определении Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 года № 263-О указано: норма о том, что право доступа к документам бухгалтерского учета имеют акционеры (акционер), обладающие в совокупности не менее 25 процентами голосующих акций общества, не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства, поскольку это обу словлено спецификой соответствующих правовых отношений и поскольку вступление в ак ционерное общество в качестве акционера добровольное, то есть предполагает свободное волеизъявление заранее осведомленного обо всех ограничениях лица.

Не всегда акционеры, реализуя свое право на получение информации об акционерном об ществе, действуют добросовестно. Порой их действия направлены не только на получение информации, а прикрывают более серьезные цели: приобретение значительного количества акций общества по минимальной цене, шантаж со сто-роны миноритарных акционеров обще ства его мажоритарных акционеров с целью понуждения к выкупу акций по завышенной цене, иные действия, направленные на получение прибыли и/или причинение вреда обществу.

Принимая во внимание сложность юридических правоотношений акционерного общества и акционера, в которых необходимо учитывать интересы каждой из сторон, обществу прихо дится находить наиболее приемлемую модель поведения, которая охраняла бы его собствен ные правовые, экономические и иные интересы и в то же время не нарушала (не ограничива ла) права, предоставленные действующим законодательством акционерам.

Анализ судебной практики позволяет выделить следующие формы злоупотребления пра вом акционера на получение информации.

Требование акционера об обеспечении доступа к договорам, заключаемым акционерным обществом в ходе осуществления хозяйственной деятельности, как к документам бухгал терского учета.

Так, согласно постановлению ФАС Поволжского округа от 18 мая 2006 года по делу № А12-23570/2005-С44 акционеру отказано в предоставлении договоров вследствие того, что они не относятся к документам бухгалтерского учета и, следовательно, 36 Хозяйство и право у общества нет обязанности согласно ст. 89-91 Закона об АО обеспечивать к ним доступ.

На основании п. 1 ст. 1 Федерального закона от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ "О бух галтерском учете" (далее Закон о бухучете) бухгалтерский учет представляет собой упоря доченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. К объектам бухгалтерского учета отно сятся имущество организаций, их обязательства и хозяйственные операции, осуществляемые ими в процессе деятельности.

В Законе о бухучете упоминаются определения "бухгалтерская отчетность" и "первичные учетные документы". Согласно ст. 13 Закона бухгалтерская отчетность включает в себя бух галтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, приложения к ним, предусмотренные норма тивными актами, аудиторское заключение или заключение ревизионного союза сельскохозяй ственных кооперативов, пояснительную записку.

Первичными являются документы, на основании которых ведется бухгалтерский учет (ст. 9);

ими оформляются хозяйственные операции, проводимые обществом.

Первичные документы должны содержать обязательные реквизиты, предусмотренные за коном: наименование документа, дату его составления, наименование организации, от имени которой он составлен, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной опе рации в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи ука занных лиц.

Данные условия не являются существенными для заключения договора, следовательно, согласно ст. 432 ГК РФ договор может считаться заключенным без достижения соглашения по названным условиям. Это означает, что договоры не относятся ни к первичным учетным документам, ни к документам бухгалтерской отчетности.

Помимо упоминания в Законе о бухучете терминов "бухгалтерская отчетность" и "пер вичные учетные документы" иных определений, имеющих отношение к документам бухгал терского учета, нет.

Требование акционера о предоставлении информации без указания индивидуально определенных признаков запрашиваемых документов.

Как правило, в заявлении акционер определяет период времени, за который акционерному обществу следует предоставить запрашиваемые документы: например, протоколы заседаний совета директоров (наблюдательного совета) общества за соответствующие годы. В таких случаях акционерные общества нередко информируют акционеров о том, что необходимо уточнить требования о предоставлении документов, указанных в запросе, сообщить дату и номер документа.

Как показывает судебная практика, акционеры считают достаточным обозначение периода времени, за который они хотели бы получить документы, ссылаясь при этом на ст. 89 Закона об АО, обязывающую общество хранить документы, определенные перечнем.

Например, ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 27 сентября 2007 го да по делу № Ф04-6073/2006(38635-А46-39) указал, что Закон об АО не предъявляет конкретных требований к содержанию запроса акционера о предоставлении инфор мации акционерным обществом, не требует указания в нем реквизитов запрашивае мого документа.

Тем не менее в большинстве случаев суды выносят решения в пользу акционерных об ществ, которые отказывают акционерам в предоставлении информации, если акционеры не указали индивидуально-определенные признаки запрашиваемых документов, такие как дату и номер.

Корпоративное право В соответствии с постановлениями ФАС Западно-Сибирского округа от 5 июня 2007 года по делу № Ф04-3536/2007(34835-А46-11) и от 12 февраля 2004 года по де лу № Ф04/702-5/А70-2004 акционерам отказано в требованиях к акционерным обще ствам о предоставлении документов, поскольку акционерами не были указаны инди видуальные признаки документов, со ссылкой на ст. 174 АПК РФ, которая обязывает суд, принимающий решение, указать, какие действия необходимо совершить ответ чику. Суд определяет, какие документы и в каком количестве ответчик должен пре доставить истцу, указав индивидуальные признаки документов, их реквизиты (назва ние, дату, номер, характер и содержание информации и т. д.).


Само по себе требование о предоставлении документов без указания их реквизитов не причиняет вред акционерному обществу. Однако недобросовестные акционеры направляют в общество подобные запросы настолько часто, что общество не успевает осуществлять подго товку запрошенных документов для ознакомления либо их копий.

Естественно, такие действия акционера направлены не на реализацию своего права на управление обществом в соответствии со ст. 31 Закона АО и права на получение информации, а на причинение вреда обществу и понуждение общества совершать юридические действия в пользу такого недобросовестного акционера.

Требование акционера о предоставлении акционерным обществом надлежаще заверенных копий документов.

С одной стороны, такое требование акционера формально основано на Законе об АО, с другой действия по получению информации могут совершаться с намерением причинить вред акционерному обществу.

Согласно п. 2 ст. 91 Закона об АО существует обязанность по предоставлению акционеру копий запрашиваемых документов, перечень которых установлен ст. 89, а у акционера соот ветственно корреспондирующее право на получение данных копий.

Законом не определено, в каком виде акционеру должны предоставляться копии докумен тов: ксерокопии или копии, заверенные каким-либо образом.

Выдачу организациями копий документов регламентирует Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1983 года № 9779-X "О порядке выдачи и свидетельствования предприятиями, учреждениями и организациями копий документов, касающихся прав граж дан". Других нормативных правовых актов, раскрывающих понятие "копии документов" и порядок их выдачи, нет. Согласно п. 1 Указа государственные и общественные предприятия, учреждения и организации выдают по заявлениям граждан копии документов, исходящих от этих предприятий, учреждений и организаций, если такие копии необходимы для решения вопросов, касающихся прав и законных интересов обратившихся к ним граждан. Копии доку ментов предоставляются на бланках предприятий, учреждений и организаций.

Так, арбитражные суды при принятии исковых заявлений обязывают истцов засвидетель ствовать в соответствии с Указом верность копий документов, приложенных к исковому заяв лению. Предоставление оформленных в ненадлежащем порядке копий документов служит основанием для оставления искового заявления без движения. Согласно ст. 128 АПК РФ по сле устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления искового заявления без движения, заявление считается поданным в день его первоначального поступления в суд и принимается к производству арбитражного суда.

Следуя буквальному толкованию Указа, акционерные общества также обязаны предостав лять акционерам копии запрашиваемых документов, заверенные подписью руководителя или уполномоченного на то должностного лица и печатью общества.

Однако не всегда общества следуют положениям Указа, вследствие чего акционеры полу чают ксерокопии запрошенных документов. Существуют решения судов, которыми со ссыл кой на ст. 91 Закона об АО предоставление акционерам ксеро-копий документов признается надлежащим. Суд устанавливает факт получения акционером от акционерного общества ксе рокопий документов и признает требова-ния акционера о повторном предоставлении копий этих же документов, но заверенных подписью руководителя и печатью организации, необос 38 Хозяйство и право нованными (см., на-пример, постановление ФАС Московского округа от 20 февраля 2006 года по делу № КГ-А41/280-06).

Тем не менее говорить о разумности и добросовестности действий акционеров при подаче исков к акционерным обществам о предоставлении копий документов согласно ст. 91 Закона об АО, полученных ранее в виде ксерокопий, не приходится. В таких случаях акционер, без условно, действует с намерением причинить вред обществу, обязывая его произвести повтор ное копирование выданных ранее документов и соответствующее засвидетельствование ко пий. Причиненный вред выражается, прежде всего, в несении обществом дополнительных расходов, связанных с копированием, а также с вовлечением в работу по копированию доку ментов штатных специалистов, в должностные обязанности которых не входит выполнение таких работ. Данные расходы далеко не всегда возмещаются акционером.

Е. ИВАНОВА, заместитель начальника юридического отдела ООО "Евросервис-Агро", соискатель кафедры коммерческого права юридического факультета СПбГУ О защите права участников хозяйственных обществ на ликвидационный остаток Согласно п. 7 ст. 63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имуще ство юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица. Аналогичные нормы содержатся в ст. 58 Федерального закона от 8 фев раля 1998 года № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и ст. 23 Федераль ного закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее Закон об АО).

Анализ норм, регламентирующих отношения, складывающиеся в связи с реализацией права на ликвидационный остаток, позволяет выделить следующие стадии в процессе распре деления имущества ликвидируемого общества:

возникновение обязанности общества перед участником по распределению имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами (в соответствии с п. 7 ст. 63 ГК РФ);

определение ликвидационной комиссией наименования и объема причитающегося уча стникам имущества пропорционально их долям в уставном капитале (исходя из системного толкования ст. 8, 58 Закона об ООО, ст. 23 Закона об АО и положений п. 7 ст. 63 ГК РФ);

передача участнику (участникам), изъявившему (изъявившим) свою волю, конкретного имущества, составляющего ликвидационный остаток.

Один из малоизученных вопросов теории гражданского права и правоприменительной практики выбор надлежащего способа защиты нарушенного права участников ликвиди руемых хозяйственных обществ на получение оставшегося после удовлетворения требований кредиторов имущества (ликвидационного остатка). Выбор способа защиты нарушенного субъективного права основывается на правильном определении природы спорного правоот ношения и его точной правовой квалификации в соответствии с принятым в теории права подходом к структуре всякого правоотношения как к единству субъекта, объекта и содержа ния.

Корпоративное право Отношение между обществом и участником является обязательственным и возникает из юридических фактов участия в обществе, наличия не распределенного между кредиторами имущества после составления и утверждения ликвидационного баланса. Обязанность хозяй ственного общества корреспондирует субъективному праву участника на получение ликвида ционного остатка.

В случае фактического неисполнения указанной обязанности после завершения расчетов с кредиторами и до внесения записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) о ликвидации юридического лица обязанным будет само юридическое лицо в лице ликвидационной комиссии особого временного органа, который прекращает свое сущест вование в этом качестве с момента ликвидации юридического лица.

Если же юридическое лицо ликвидировано, то возможны два варианта:

имущество вообще не распределялось между учредителями;

имущество распределено, но не между всеми учредителями.

В первом случае применяется правовой режим бесхозяйного имущества (ст. 225 ГК РФ).

Учредитель, который не успел обратиться с требованием о распределении имущества до вне сения записи о ликвидации юридического лица, способен приобрести на него право собствен ности в силу приобретательной давности. При этом для бесхозяйной недвижимой вещи суще ствует особое условие: она не должна быть признана по решению суда поступившей в муни ципальную собственность (абз. 3 п. 3 ст. 225 ГК РФ). Применение правового режима бесхо зяйного имущества к не распределенному между учредителями имуществу ликвидированного юридического лица подтверждается материалами судебной практики.

ООО "А" обратилось в арбитражный суд к ОАО "Б" с иском о признании за истцом права собственности на жилое строение и признании незаконным зарегистрирован ного права собственности на это имущество за ООО "Б".

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано ввиду недоказанности истцом заявленных требований.

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, ФАС Северо Кавказского округа исходил из следующего. Истец оспаривает право собственности, зарегистрированное за ООО "Б". Данное юридическое лицо ликвидировано, что под тверждается выпиской из ЕГРЮЛ. На основании п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юриди ческого лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. В силу п. 7 ст. 63 Кодекса оставшееся после удов летворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам). Привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица учредитель Г. права истца на имущество не оспорил, другие участники ООО "Б" к участию в деле не привлечены, сведения о передаче им спорного имущества в порядке ст. 63 Кодекса и регистрации за ними права собственности на спорное иму щество отсутствуют. Если юридическое лицо, за которым зарегистрировано право собственности на имущество, ликвидировано и переход права собственности к его участникам не состоялся, с учетом ст. 225 ГК РФ следует исходить из того, что над лежащим ответчиком в споре выступает муниципальное образование, на территории которого находится имущество ликвидированного юридического лица. Между тем суд не обсудил в порядке, предусмотренном ст. 47 АПК РФ, вопрос о привлечении с согласия истца к участию в деле соответствующего муниципального образования в качестве ответчика.


Если истец фактически не владеет спорным имуществом, рассмотрение его при тязаний должно производиться с учетом ст. 301, 302 ГК РФ, поскольку именно этот способ защиты будет соответствовать характеру нарушения его прав. Поэтому суду необходимо установить, в чьем владении находится спорное имущество, в зависи мости от установленных обстоятельств определить надлежащего ответчика по делу и предложить ООО "А" уточнить исковые требования (постановление ФАС Северо Кавказского округа от 13 августа 2007 года по делу № Ф08-4565/2007).

40 Хозяйство и право Применительно к этому случаю судебная практика не выработала единого подхода (даже в рамках одного окружного суда) к вопросу о том, с каким иском следует обратиться учреди телю, не получившему ликвидационного остатка:

об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ);

о признании права собственности на указанное имущество (ст. 12 ГК РФ);

о взыскании убытков (ст. 393 ГК РФ);

о взыскании неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ).

В практике можно встретить примеры предъявления в рассматриваемой ситуации вещно-правовых исков.

Так, Н., Б. и Л. были учредителями ЗАО. По договору купли-продажи ЗАО приоб рело недвижимое имущество;

право собственности на него зарегистрировано за обществом. В ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации ЗАО, общество снято с налого вого учета.

Кассационным определением краевого суда общей юрисдикции прекращено про изводство по делу, по которому Н. и Б. обращались с иском к Л. о признании права собственности на спорное имущество и его разделе. Суд исходил из того, что этот спор подведомствен арбитражному суду.

Считая, что акционеры ликвидированного акционерного общества имеют права на имущество, правовая судьба которого не была определена при его ликвидации, Н. и Б. обратились в арбитражный суд с требованием к Л. о признании за ними права собственности в размере 1/3 доли за каждым на имущество, принадлежавшее ранее ЗАО, с целью его последующего реального раздела.

Решением суда первой инстанции в иске отказано. Суд исходил из того, что ист цы избрали неверный способ защиты своих прав, поскольку между ними и ответчи ком отсутствует спор.

Н. обжаловал решение суда первой инстанции в кассационном порядке. Суд кас сационной инстанции отменил обжалуемый судебный акт по основаниям нарушения норм процессуального права и несоответствия выводов суда установленным по делу обстоятельствам. Суд отметил, что при ликвидации общества правовая судьба при надлежащего ему спорного недвижимого имущества не была определена. В такой ситуации возникает спор между акционерами относительно вещных прав на это имущество и они вправе разрешить его в судебном порядке. Сторонами в этом споре выступают акционеры ликвидированного общества. Ликвидационная комиссия, на которую согласно п. 1 ст. 23 Закона об АО возложена обязанность по распределению имущества ликвидируемого общества между акционерами, не может быть ответчи ком, поскольку она прекращает свое существование после ликвидации общества.

Кроме того, из пояснений ответчика Л. в заседании и из кассационного определения суда общей юрисдикции следует, что ответчик возражает против удовлетворения исковых требований.

При новом рассмотрении дела суду предложено установить, кто был собствен ником спорного имущества на момент ликвидации ЗАО;

кто владеет им в настоя щее время;

распределено ли спорное имущество при ликвидации общества;

круг акционеров, имеющих право на имущество, оставшееся после ликвидации общества (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13 марта 2007 года по делу № Ф08-831/2008).

По другому делу К. обратился в арбитражный суд с иском к двум физическим ли цам о признании недействительными записей о государственной регистрации права собственности ответчиков на магазины под литерами Б, б, Б1, признании за ним права собственности на 1/3 часть данных магазинов с выделением его доли в нату ре, обязании ответчиков обеспечить доступ к имуществу. Исковые требования моти вированы тем, что истец являлся участником ТОО, однако ответчики необоснованно разделили оставшееся после ликвидации товарищества имущество только между собой.

Решением исковые требования удовлетворены в части признания недействи тельной записи о государственной регистрации права собственности одного из от ветчиков на нежилое строение магазин под литерой Б1. Суд исходил из того, что при разделе имущества, оставшегося после ликвидации ТОО, права истца как участ Корпоративное право ника товарищества нарушены. В остальной части иска отказано, поскольку второй ответчик продал магазин под литерами Б, б третьему лицу. К. с соответствующим виндикационным иском к указанному лицу не обращался.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено в части от каза в иске по требованию о признании недействительной записи в Едином государ ственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которой за вторым ответчиком зарегистрировано право собственности на нежилое строение — магазин под литерами Б, б. Суд апелляционной инстанции сделал вывод о нарушении прав истца как участника товарищества. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Ответчики обжаловали решение и постановление в части удовлетворения иска.

Оставляя обжалуемые судебные акты без изменения, суд кассационной инстан ции исходил из того, что при разделе имущества, оставшегося после ликвидации ТОО, нарушены права истца как участника ТОО. В то же время суд указал на пра вильность выводов судов первой и апелляционной инстанции об отсутствии основа ний для удовлетворения требований истца о признании за ним права собственности на 1/3 часть зданий магазинов с выделением доли в натуре, поскольку определить реальную долю К. на конкретное имущество в натуре не представляется допустимым ввиду отсутствия доказательств возможности выдела доли в натуре без несоразмер ного ущерба имуществу (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 авгу ста 2005 года по делу № Ф08-3653/2005).

Представляется, что вещно-правовые иски в рассматриваемой ситуации предъявляться не должны, поскольку по общему правилу требование о признании права собственности, обра щенное к суду, носит правоконстатирующий характер, защите подлежит уже возникшее у лица вещное право. Из ст. 63 ГК РФ следует, что возникновение права собственности связы вается с передачей имущества ликвидируемого юридического лица учредителям. Определе ние подлежащего передаче имущества конкретному участнику на основании его волеизъявле ния является моментом возникновения перед ним обязательства ликвидируемого юридиче ского лица по передаче имущества. Если имущество индивидуализировано, то возникает обязательство по передаче индивидуально-определенной вещи. Судебное решение по иску о признании права собственности правообразующий юридический факт только в случаях, прямо предусмотренных законом (например, п. 3 ст. 222 ГК РФ). По смыслу п. 4 ст. 244 Ко декса основанием для возникновения общей собственности (в том числе долевой) служит факт поступления неделимого имущества в собственность двух или нескольких лиц, а не решение о признании права собственности.

В действующем законодательстве отсутствует норма о том, что ликвидационный остаток поступает в долевую собственность участников.

Обязанность по возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ) возложена на должника. Поскольку он к этому моменту как юридическое лицо не существует, данный способ защиты также не может применяться в рассматриваемой ситуации.

Представляется, что, если имущество, оставшееся после удовлетворения требований кре диторов, распределено так, что его получили не все учредители, у тех из участников, в собст венность которых оно поступило, возникает неосновательное обогащение. Эти участники приобрели имущество за счет других участников, поскольку имущество подлежало разделу между всеми. По смыслу ст. 1102 ГК РФ иск о взыскании неосновательного обогащения мо жет быть заявлен любым лицом, за счет которого произошло обогащение, а не только собст венником имущества 1. В пользу применения института неосновательного обогащения свиде Судебно-арбитражная практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации. Часть вторая.

По материалам Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа за 2000-2006 годы / Под ред. Ю. В. Ро манца. М.: Норма, 2007, с. 476.

42 Хозяйство и право тельствует также норма, закрепленная в п. 2 ст. 1102 ГК РФ, согласно которой о неоснова тельном обогащении идет речь и в тех случаях, когда оно стало результатом поведения при обретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Обязательство вследствие неосновательного обогащения не зависит от отношений участника с обществом, а возникает в силу самого факта неосновательного приобретения или сбереже ния имущества за счет другого лица. Применение положений о неосновательном обогащении позволяет исключить проблемы, связанные с вовлечением в судебный спор незаконно ликви дированного общества, и одновременно дает возможность привлечь к ответственности неос новательно обогатившееся лицо в целях истребования от него имущества или его стоимости.

В. МЕТЕЛЬСКАЯ, помощник судьи ФАС Северо-Кавказского округа С. ШЕВЦОВ, помощник судьи ФАС Северо-Кавказского округа, кандидат юридических наук РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ "Мощность" как самостоятельный объект гражданского оборота "Не следует приумножать сущности сверх необходимости".

У. Оккам Казалось бы, место энергии в системе объектов гражданских прав закреплено достаточно прочно и нет необходимости ставить вопрос о его пересмотре. Однако в ряде "энергетиче ских" нормативных актов значение гражданско-правовых категорий и содержание классиче ских теоретических конструкций нивелируются. Федеральные законы, регламентирующие энергетическую сферу, допускают синонимическое употребление понятий "энергия", "товар", "мощность". Категория "мощность", может быть, и органична для энергетики, тем не менее для гражданского права содержание этого термина достаточно неопределенно, поскольку мощность чаще всего прочно ассоциировалась с количественной характеристикой электро энергии 1.

Понятие "мощность" появилось и было закреплено в законодательстве с принятием нор мативных правовых актов, регулирующих тарифы на электрическую и тепловую энергию;

пожалуй, первое упоминание о мощности встречается в Федеральном законе от 14 апреля 1995 года № 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепло вую энергию в Российской Федерации" (далее Закон № 41-ФЗ). Однако категория "мощ ность" едва ли может считаться самостоятельным правовым понятием. Существующие в на стоящее время нормативные правовые акты в сфере оборота электрической энергии употреб ляют указанный термин в различных смысловых значениях. Упоминания об энергии и мощ ности, как правило, сводятся к двум вариантам:

в первом предполагается синонимичность этих категорий;

во втором данные понятия разделяются, что свидетельствует об их самостоятельном значении.

Прежде всего, некоторые правовые нормы содержат формулу "энергия (мощность)", где термин "мощность" приводится в скобках. Очевидно, в этом значении предполагается тожде ственность этих понятий. Употребление энергии и мощности как равнозначных терминов содержалось в ст. 1 Закона № 41-ФЗ. С принятием пакета федеральных законов, направлен ных на реформирование энергетической отрасли, отождествление энергии и мощности нашло выражение в ст. 3 Федерального закона от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ "Об электроэнергети Некоторые юристы полагают, что мощность (наряду с энергией) является "особым товаром". Тем не менее отмечают, что "мощность выступает не качественной, а количественной характеристикой энергопотребления". — См.: Лапач Л. В. Проблемы строения категории "имущество" в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2007, с. 21;

Варламова А. О некоторых проблемах договорных отношений на рынке электроэнергии // Хозяйство и право, 2006, № 12, с. 90-91. Судебная практика в ряде случаев подводит к выводу о том, что количество электрической энергии и мощность являются различными величинами электрической энергии. — См.: постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 ноября 2001 года по делу № А05-3651/01 212/16.

44 Хозяйство и право ке", ст. 6, 11 Федерального закона от 26 марта 2003 года № 36-ФЗ "Об особенностях функ ционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электроэнергетике", п. 12 ст. 23 Федерального закона от 26 июля 2006 го-да № 135-ФЗ "О защите конкуренции" и др. Указанное понимание энергии (мощности) используется в подза конных нормативных актах, например в постановлениях Правительства РФ от 12 июля года № 793 "О федеральном (общероссийском) оптовом рынке электрической энергии (мощ ности)", от 11 июля 2001 года № 526 "О реформировании электроэнергетики Российской Федерации", а также в Правилах оптового рынка электрической энергии (мощности) переход ного периода, утверж-денных постановлением Правительства РФ от 24 октября 2003 года № 643 (далее Правила оптового рынка).

Однако некоторые законодательные акты отделяют энергию от мощности. Основанием для такого вывода могут служить формулировки нормативных правовых актов, содержащих оборот "энергия и мощность": например, ст. 32, п. 8 ст. 38 Фе-дерального закона "Об электро энергетике", ст. 1 Федерального закона от 4 ноября 2007 года № 250-ФЗ "О внесении измене ний в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию Единой энергетической системы России" (далее Закон № 250-ФЗ), а также пп. 14, 39, 45 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электриче ской энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства РФ от де-кабря 2004 года № 861, п. 70 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постанов лением Правительства РФ от 31 августа 2006 года № 530.

Стремление разделять энергию и мощность, а также рассматривать их как два самостоя тельных объекта гражданских прав наиболее отчетливо проявилось в ст. 1 Закона № 250-ФЗ и в пп. 2, 3, 35 и 36 Правил оптового рынка в новой редакции, в соответствии с которыми пре дусматривается, что мощность реализуется на рынке как самостоятельный товар. Согласно п. 36 "в целях обеспечения надежной и бесперебойной поставки электрической энергии на оптовом рынке осуществляется торговля генерирующей мощностью (далее мощность) особым товаром, покупка которого предоставляет участнику оптового рынка право требова ния обеспечения готовности генерирующего оборудования к выработке электрической энер гии установленного качества в количестве, необходимом для удовлетворения потребности в электрической энергии данного участника". Так была реализована первая попытка по норма тивному закреплению механизма торговли мощностью в качестве оборота отдельной от энер гии "ценности".

Некоторые правоведы считают мощность "отдельным товаром". Например, по мне нию Л. Лапач, энергия и мощность в равной степени могут рассматриваться в качест ве товара на оптовом рынке электроэнергии, причем под мощностью необходимо понимать определенный договором ресурс энергопотребления в течение установ ленного периода времени 2.

Однако многие юристы достаточно скептически оценивают возможность и целе сообразность признания мощности в качестве самостоятельного объекта граждан ских прав (А. Варламова, В. Синюгин) 3.

Эта позиция вполне естественна, логична и обоснованна, поэтому с ней следует согла ситься в силу следующих причин. Необходимо учитывать, что в правовом понимании поня тие "мощность" неоднозначно и лексически требует уточняющих прилагательных, конкрети зирующих семантику термина. Как представляется, это понятие употребляется в законода тельных актах в различных значениях. Согласно ст. 3 ФЗ "Об электроэнергетике" предлагает ся выделять следующие разновидности мощности:

См.: Лапач Л. В. Указ. соч., с. 9, 21.

См.: Варламова А. О некоторых проблемах договорных отношений на рынке электроэнергии // Хозяйство и право, 2006, № 12, с. 92;

Она же. Правовое содействие развитию конкуренции на товарных рынках: Автореф. дис.

… д-ра юрид. наук. — М., 2008, с. 20-21;

Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике" / Под общ. ред. В. Ю. Синюгина. — М., 2003, с. 29-30.

Регулирование отношений в электроэнергетике "установленная генерирующая мощность" электрическая мощность объектов по произ водству электрической и тепловой энергии на момент введения в эксплуатацию соответст вующего генерирующего объекта;

"максимально доступная генерирующая мощность" часть установленной мощности объектов по производству электрической и тепловой энергии, за исключением мощности, не используемой для производства электрической и тепловой энергии по причине технической неисправности таких объектов;

"рабочая генерирующая мощность" часть максимально доступной мощности объектов по производству электрической и тепловой энергии, за исключением мощности объектов электроэнергетики, выведенных в установленном порядке в ремонт и из эксплуатации.

Как видно из данных определений, мощность представляет собой техническую характери стику агрегата (генератора электроэнергии), производящего электрическую энергию.

В свою очередь, п. 2 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче элек трической энергии и оказания этих услуг предполагает различать следующие понятия:

"заявленная мощность" предельная величина потребляемой в текущий период регули рования мощности, определенная соглашением между сетевой организацией и потребителем услуг по передаче электрической энергии, исчисляемая в мегаваттах;

"максимальная мощность" величина мощности, обусловленная составом энергоприни мающего оборудования и технологическим процессом потребителя, исчисляемая в мегават тах;

"присоединенная мощность" совокупная величина номинальной мощности присоеди ненных к электрической сети (в том числе опосредованно) трансформаторов и энергоприни мающих устройств потребителя электрической энергии, исчисляемая в мегавольт-амперах.

В этом смысле понятие "мощность" является значимым для определения баланса нагрузок на энергогенерирующее оборудование с целью соответствия мощности по-требляющих уст ройств мощности устройств, генерирующих энергию.

Таким образом, в действующем законодательстве отсутствует единообразный подход к определению понятия "мощность", которое используется в большинстве случаев как техниче ский термин, а не обозначает отдельный объект гражданских прав. Общее определение мощ ности в отечественном законодательстве не сформулировано, да и едва ли такое нормативное закрепление необходимо. Понятие "мощность" термин с вполне определенным смыслом. В понимании, которое прису- ще мощности с позиций физики, она не может быть отдельным объектом гражданских прав, поскольку не представляет собой самостоятельного блага, от личного от электроэнергии. Благо как ценность вообще это нечто, заключающее в себе оп ределенный положительный смысл, способность предметов удовлетворять потребности чело века 4. Однако свойство какого-либо предмета, которое позволяет удовлетворять определен ную потребность человека, еще не делает его благом. Поскольку оно должно отвечать всем условиям для признания объекта интереса благом и объектом прав. Мощность просто не об ладает признаком самостоятельности и дискретности.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.