авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Актуальные проблемы защиты прав инвесторов на рынке ценных бумаг (на примере ...»

-- [ Страница 4 ] --

Совершенно очевидно, что операторы связи согласно ст. 1 Федерального закона от 2 де кабря 1990 года "О банках и банковской деятельности" не являются кредитными организа циями;

операторы связи не выполняют распоряжения абонентов о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету, а используют де нежные средства в оплату услуг связи и иных (дополнительных) услуг, оказываемых этими операторами связи.

Таким образом, лицевой счет абонента не подпадает под понятие банковского счета и к нему не может быть применена ст. 69 Закона об исполнительном производстве 2007 года о наложении взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах в кредитных организаци ях.

Обращение взыскания на имущественные права Законом об исполнительном производстве 2007 года (ст. 75) предусмотрено, что в рамках исполнительного производства взыскание может быть обращено на принадлежащие должни ку имущественные права.

Но допустимо ли рассматривать в качестве имущественных прав денежные средства, на ходящиеся на лицевом счете абонента и внесенные им в качестве аванса в оплату услуг связи?

Указанная статья содержит примерный перечень имущественных прав, на которые может быть обращено взыскание:

право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательст во перед ним как кредитором, в том числе право требования по оплате фактически поставлен ных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др.;

право требования в качестве взыскателя по исполнительному документу;

право на долгосрочную аренду недвижимого имущества;

исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство инди видуализации, за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Россий ской Федерации на них не может быть обращено взыскание;

право требования по договорам об отчуждении и использовании исключительного пра ва на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации;

принадлежащее лицензиату право использования результата интеллектуальной дея тельности и средства индивидуализации.

Как представляется, для рассматриваемых отношений по оказанию услуг подвижной свя зи следует, в первую очередь, рассмотреть возможность обращения взыскания на дебитор скую задолженность.

Однако между абонентом и оператором связи нет договорных отношений, в соответствии с которыми абонент поставляет оператору связи товары, выполняет работы или оказывает услуги, а у оператора связи отсутствуют денежные обязательства по оплате таких товаров, работ или услуг. У обязательств оператора связи перед абонентом другая природа. Оператор связи обязуется оказывать абоненту соответствующие услуги и не связан с абонентом каки ми-либо денежными обязательствами.

Таким образом, оператор связи не имеет перед абонентом дебиторской задолженности, как она понимается в Законе об исполнительном производстве 2007 года. Поэтому денежные Договоры: теория и практика средства, внесенные оператору связи абонентом, не являются дебиторской задолженностью и на них не может быть обращено взыскание.

Л. Новоселова считает, что нет препятствий для обращения взыскания на пра ва требования предоставления вещей, работ, услуг (если в соответствии со ст. 383, 388 ГК РФ такие требования могут быть уступлены) 4.

Вместе с тем применительно к рассматриваемым правоотношениям необходимо опреде лить, возникают ли в договорных отношениях по оказанию услуг подвижной связи имущест венные права у абонента.

Большинство авторов, обращающихся к теме имущественных прав, отмечают, с одной стороны, активное использование законодателем этого понятия, а с другой отсутствие в законодательстве РФ его легального определения.

Согласно ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся: 1) вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права;

2) работы и услу ги;

3) охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность);

4) нематериальные блага.

Это означает, что, во-первых, имущественные права отнесены к категории "вещи" и, сле довательно, должны обладать свойственными для вещей правовыми характеристиками. Во вторых, имущественные права отделены от таких объектов гражданских прав, как работы и услуги, а потому не тождественны им. Таким образом, имущественные права должны обла дать по меньшей мере стоимостью и оборотоспособностью.

Л. Кузнецова дает вполне удачное определение имущественных прав: субъективные гражданские права, выступающие средством реализации имущественного интереса, имеющие денежную оценку, приобретаемые на основании сделок или иных юриди ческих фактов и обладающие признаком отчуждаемости 5.

В случае с договором о возмездном оказании услуг связи в силу ст. 779 ГК РФ заказчик обязан оплатить услуги связи и вправе требовать от исполнителя оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность). При этом наличие обязательств исполнителя оказывать такие услуги еще не превращает обязательства исполни теля в имущественные права заказчика.

Как представляется, у заказчика по договору возмездного оказания услуг имущественные права возникают лишь в том случае, если его обязательства по договору полностью исполне ны и у него существует возможность отчуждения прав (требований) к исполнителю по такому договору (которая не реализуема при длящихся правоотношениях, когда права и обязанности каждой из сторон носят постоянный и изменяющийся характер). В частности, нельзя говорить о возникновении имущественного права у абонента по договору оказания услуг подвижной связи, которые предоставляются с использованием абонентского номера (неразрывно связан ного с SIM-картой) и предусматривают соблюдение конфиденциальности и тайны связи.

Таким образом, денежные средства на лицевом счете абонента подвижной связи не отно сятся к дебиторской задолженности и, как представляется, не подлежат взысканию в рамках исполнительного производства;

обязательства по оказанию услуг подвижной связи операто ром связи не являются имущественными правами и к ним взыскание также не применяется. И даже если признать право требования оказания услуг подвижной связи имущественными правами, данные права все же нельзя считать правом требования передачи денежных средств, и наложение взыскания на эти права не приведет к обязанности операторов связи осуществ лять денежные выплаты взыскателю. Иное толкование привело бы к нарушению гражданско го оборота, когда сторона в договоре о передаче товара, выполнении работ или оказании ус Новоселова Л. Обращение взыскания на имущественные права // Хозяйство и право, 2008, № 6, с. 12.

Кузнецова Л. В. Обращение взыскания на дебиторскую задолженность по новому законодательству об испол нительном производстве // Право и экономика, 2008, № 1.

68 Хозяйство и право луг, добросовестно и надлежащим образом исполняющая свои обязательства, была бы обяза на вместо исполнения обязательств передать денежные средства в сумме, эквивалентной стоимости этих товаров, работ, услуг.

Д. ПЕТРОВ, соискатель кафедры коммерческого права юридического факультета СпбГУ ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ Проблемы передачи в аренду имущества, находящегося в оперативном управлении Право оперативного управления право казенного предприятия, учреждения владеть, поль зоваться и распоряжаться закрепленным за ним собственником имуществом в соответствии с целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества.

Особенности данного ограниченного вещного права заключаются в следующем:

субъектами являются казенные предприятия (коммерческие организации) и учреждения (некоммерческие организации);

все виды имущества, закрепленного за обладателями имущест объект данного права ва собственником, он имеет право изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество;

право оперативного управления имеет целевой характер, который должен соответство вать целям деятельности, заданиям собственника и назначению имущества;

собственник несет субсидиарную ответственность по долгам казенных предприятий и учреждений 1.

Право оперативного управления появляется в момент передачи имущества казенным предприятиям и учреждениям, если иное не установлено законом или собственником;

пре кращается по общим основаниям, а также по решению собственника в случаях правомерного изъятия имущества. Право оперативного управления подлежит регистрации (п. 1 ст. 131 ГК РФ) и возникает у казенного предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не предусмотрено законом и иными правовыми актами или решением собственни ка. С момента принятия собственником соответствующего решения и фактической передачи имущества у учреждения в силу закона возникает право оперативного управления данным имуществом.

При рассмотрении споров, вытекающих из договоров аренды имущества, закрепленного на праве оперативного управления, ключевую роль играют запрос и исследование докумен тов, подтверждающих или опровергающих факт закрепления спорного имущества на указан ном ограниченном вещном праве 2.

Согласно ст. 300 ГК РФ при переходе права собственности на государственное или муни ципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государствен ного или муниципального имущества такое предприятие сохраняет право оперативного управления принадлежащим ему имуществом. При переходе права собственности на учреж дение к другому лицу право оперативного управления сохраняется за учреждением. Право сдачи имущества в аренду принадлежит его соб-ственнику или лицу, управомоченному зако ном или собственником сдавать имущество в аренду (ст. 608 ГК РФ).

Согласно ст. 65 ГК РФ казенное предприятие, учреждение по решению арбитражного суда не могут быть при знаны несостоятельным (банкротом).

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 5 сентября 2007 года по делу № А10-5069/06-Ф02 6056/07.

70 Хозяйство и право Часто возникающие вопросы: управомочен ли обладатель права оперативного управления сдавать имущество в аренду, необходимо ли получение согласия собственника для реализа ции такого права, а также имеет ли собственник право выступать арендодателем имущества, переданного им ранее в оперативное управление, и как следует квалифицировать такие сдел ки?

В п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 года № 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государ ственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Граж данского кодекса Российской Федерации" указано, что, разрешая вопрос о возмож ности распоряжения собственником имуществом, закрепленным за учреждением на праве оперативного управления, в частности путем сдачи такого имущества в арен ду, суду надлежит исходить из следующего.

Согласно п. 1 ст. 120 ГК РФ права учреждения на закрепленное за ним имущест во определяются в соответствии со ст. 296, 298 Кодекса. При этом собственник иму щества учреждения может распорядиться по своему усмотрению только изъятым излишним, неиспользуемым либо используемым не по назначению имуществом.

Поэтому собственник, передав учреждению имущество на праве оперативного управления, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия учреждения.

В то же время согласно п. 1 ст. 296 ГК РФ учреждение, за которым имущество закреплено на праве оперативного управления, владеет, пользуется, распоряжается этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника данного имущества и назначением этого имущества. Поэтому в случаях, когда распоряжение соответствующим имуществом путем его передачи в арендное пользование осуществляется в целях обеспечения более эффективной организации основной деятельности учреждения, для которой оно создано (в частности, обслуживания его работников и (или) посетителей), рационального использования такого имущества, указанное распоряжение мо жет быть осуществлено учреждением с согласия собственника. При этом передача имущества в аренду с установленными ограничениями не может повлечь за собой квалификацию этого имущества как излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению.

Согласовывать передачу имущества в аренду необходимо с территориальными органами по управлению имуществом (в части федерального имущества) или с органами власти соот ветствующего субъекта РФ (в части имущества субъектов РФ) или местными органами власти (в части имущества, находящегося в муниципальной соб-ственности).

По мнению ученых, дача такого согласия равнозначна наделению указанных субъектов специальным полномочием сдавать имущество в аренду 3.

Распоряжение собственником помещениями, ранее переданными в оперативное управление и не изъятыми у правообладателя, не соответствует положениям ст. 296, 299 ГК РФ, поэтому не может быть расценено как правовое основание для использо вания третьим лицом спорных помещений 4. Если собственник имущества заключил оспариваемый договор аренды на имущество, не изъятое из законного владения третьего лица, такой договор противоречит действующему законодательству и явля ется ничтожным 5. В данной ситуации будут обоснованными требования истца, за которым спорное имущество закреплено на праве оперативного управления, об истребовании имущества из чужого незаконного владения в соответствии с положе ниями ст. 301, 305 ГК РФ 6, а требования собственника-арендодателя о взыскании задолженности и пеней по договору аренды, заключенному им в отношении имуще ства, закрепленного на праве оперативного управления за учреждением, необос но Гражданское право: Учебник: В 3-х ч. Часть вторая / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М.: Проспект, 1997, с. 153.

См.: Определение ВАС РФ от 3 декабря 2007 года № 15370/07 по делу № А05-13767/2006-24.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 ноября 2007 года по делу № А10-1047/07-Ф02 8490/2007.

Постановление ФАС Центрального округа от 12 марта 2007 года по делу № А35-5284/06-С13.

Опыт правоприменения ванными и не подлежащими удовлетворению 7.

В Определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 ноября 2007 года № 14751/07 об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра дела в порядке надзора изложен иной подход. ВАС РФ поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций, согласно которой право сдачи в аренду имущества, за крепленного за учреждением на праве оперативного управления, предоставлено за коном собственнику этого имущества и учреждению с согласия собственника, поэто му заключение договора аренды муниципального имущества со стороны арендода теля собственника при участии школы (правообладателя), которой это имущество принадлежит на праве оперативного управления, не противоречит закону. А вывод суда кассационной инстанции, согласно которому собственник, передав имущество учреждению в оперативное управление, не вправе распоряжаться этим имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия учреждения, не может служить ос нованием для отмены правильного по существу решения.

Передача в аренду имущества, закрепленного за правообладателем на праве опе-ративного управления, должна соответствовать целям его деятельности и не выходить за пределы его правоспособности.

Так, рассматривая дело, суд кассационной инстанции постановил, что передача в аренду сроком на 49 лет имущества, непосредственно задействованного в образова тельном процессе, не соответствует целям деятельности образовательного учреж дения, определенным в Законе РФ "Об образовании". Таким образом, правооблада тель, распорядившись спорным имуществом, вышел за пределы своей правоспособ ности в нарушение ст. 49, 296 и 298 ГК РФ. Сделки, заключенные учреждением за пределами специальной правоспособности, закрепленной законом или иным право вым актом, ничтожны (ст. 168 Кодекса) 8.

Правовые вопросы возникают также в случаях, когда в качестве арендодателей выступают образовательные учреждения. Согласно п. 11 ст. 39 Закона РФ от 10 июля 1992 года "Об обра зовании" (ред. на 24 апреля 2008 года) образовательное учреждение вправе выступать в каче стве арендатора и арендодателя имущества.

По одному из дел суд признал недействительным (ничтожным на основании ст. ГК РФ) договор аренды и выселил ответчика из нежилого помещения, поскольку собственнику не предоставлено право распоряжаться имуществом, находящимся в оперативном управлении образовательного учреждения, а образовательное учреж дение вправе сдать имущество в аренду лишь с согласия собственника 9.

На это же обстоятельство обращено внимание в п. 9 "Обзора практики рассмотрения фе деральными арбитражными судами округов споров, возникающих из договоров аренды (за квартал 2005 года)", где описано конкретное дело о признании договора аренды недействи тельным, так как предметом аренды было имущество, ранее переданное в оперативное управ ление учреждению, у которого оно собствен-ником не изымалось. Поэтому собственник не мог распорядиться им по своему ус-мотрению 10.

До принятия Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ образовательные уч реждения могли сдавать в аренду закрепленные за ними объекты собственности, включая земельные участки, с согласия ученого совета данного образовательного учреждения при условии использования полученных от аренды средств на обеспечение и развитие образова тельного процесса (п. 11 ст. 39 Закона РФ "Об образовании" и п. 4 ст. 27 Федерального закона от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 апреля 2007 года по делу № Ф04-1229/ (32279-А27-39).

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2007 года по делу № Ф08-764/07.

См.: постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 1 июля 1999 года по делу № А19-5114/98-14-5-Ф02 1005/99-С2.

См.: Карасева С. Ю. Материал подготовлен для СПС "КонсультантПлюс" с использованием правовых актов по состоянию на 25 июля 2005 года. См.: постановления ФАС Московского округа от 24 января 2005 года по делу № КГ-А40/12160-04;

ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 июня 2001 года по делу № А78-6556/00-С1 7/327-Ф02-1198/01-С2.

72 Хозяйство и право образовании". Действующая же редакция названных статей предусматривает лишь правило о том, что образовательные учреждения вправе выступать в качестве арендатора и (или) арен додателя имущества.

Руководствуясь действующей редакцией п. 4 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" и п. 11 ст. 39 Закона РФ "Об образовании", суды кассационной инстанции пришли к выводу, что необходимость согласования сделок по передаче образовательным учреждением в аренду закреп ленного за ним на праве оперативного управления имущества положениями указан ных законов не предусмотрена, а значит, названные нормы не содержат запрета на передачу закрепленного за образовательным учреждением имущества в аренду без согласования с учредителем и собственником 11.

В соответствии с п. 4 ст. 13 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ "Об ос новных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (ред. на 30 июня 2007 года) если государственное учреждение, являющееся объектом социальной инфраструктуры для детей, сдает в аренду закрепленные за ним объекты государственной собственности, заключению договора аренды должна предшествовать проводимая учредителем экспертная оценка послед ствий такого договора для обеспечения образования, воспитания, развития детей, оказания им медицинской, лечебно-профилактической помощи, социальной защиты и социального обслу живания детей. Договор аренды не может заключаться, если в результате экспертной оценки установлена возможность ухудшения указанных условий, и признается недействительным по основаниям, установленным гражданским законодательством.

В письме Федерального агентства по образованию (далее Рособразование) от 1 декабря 2006 года № 16-55-391ин/02-12 Рособразование информировало, что заключение договора аренды объектов недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, должно осуществляться на конкурсной основе с определением в соответствии с законодатель ством РФ об оценочной деятельности стартового размера арендной платы, исчисляемого на основании отчета об оценке объекта, в порядке, установленном Министерством экономиче ского развития и торговли РФ.

Учитывая, что до настоящего времени указанный порядок Минэкономразвития России не разработан, до его утверждения при проведении конкурса на передачу в аренду недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности и закрепленного на праве оператив ного управления за образовательными учреждениями, подведомственными Рособразованию, следует руководствоваться распоряжением Мингосимущества России от 28 июля 1998 года № 774-р "Об утверждении Положения о проведении торгов на право заключения договоров аренды объектов недвижимости, находящихся в федеральной собственности" в части, не про тиворечащей действующим федеральным законам и нормативным правовым актам Президен та РФ и Правительства РФ 12, а также Рекомендациями по проведению конкурсов на право заключения договоров аренды объектов недвижимости, находящихся в федеральной собст венности (Приложение к письму Рособразования от 1 декабря 2006 года № 16-55-391ин/02 12). Речь идет и об объектах, закрепленных за федеральным государственным учреждением, подведомственным Рособразованию, на праве оперативного управления.

Проведению конкурса на право заключения договора аренды должно предшествовать со гласование Рособразованием экспертной оценки последствий договора аренды для обеспече ния образования, воспитания, развития, социальной защиты и социального обслуживания детей и конкурсной документации. После получения согласования Рособразования учрежде ние проводит конкурс, утверждает протокол заседания конкурсной комиссии и обеспечивает заключение договора аренды с победителем конкурса.

При исполнении договора аренды федерального недвижимого имущества, принадлежаще го арендодателю на праве оперативного управления, стороны должны руководствоваться См.: постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 марта 2007 года по делу № А58-2965/2006-Ф02 1250/2007;

ФАС Московского округа от 6 октября, 13 октября 2006 года по делу № КГ-А40/9638-06.

См.: письмо Рособразования от 21 ноября 2007 года № 16-55-438ин/02-12.

Опыт правоприменения положениями действующего законодательства, согласно которым арендная плата по подоб ным договорам аренды рассчитывается в соответствии с Методикой, утверждаемой Миниму ществом РФ, и в случае корректировки установленных ею коэффициентов изменяется и раз мер арендной платы 13. При этом фактическое изменение размера арендной платы в результате корректировки коэффициентов не является изменением согласно п. 3 ст. 614 ГК РФ условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия 14.

При подготовке конкурсной документации и проведении торгов на право заключения до говоров аренды недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности и за крепленного на праве оперативного управления за образовательными учреждениями, подве домственными Рособразованию, не учитываются нормы Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 года № 685 "О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюд жет доходов от использования федерального имущества" заключение договора аренды объек тов недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, должно осуществ ляться на конкурсной основе 15.

Федеральным законом от 30 июня 2008 года № 108-ФЗ "О внесении изменений в Феде ральный закон "О концессионных соглашениях" и отдельные законодательные акты Россий ской Федерации" (ст. 6) (далее Закон № 108-ФЗ) в Федеральный закон от 26 июля года № 135-ФЗ "О защите конкуренции" внесены дополнения. Частью 3 ст. 171 ФЗ "О защите конкуренции" предусмотрено, что заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, преду сматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, которое закреплено на праве хозяйственного ведения или оперативного управления за государственными или муниципальными унитарными предпри ятиями, государственными или муниципальными бюджетными учреждениями и которым они могут распоряжаться только с согласия собственника, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения таких догово ров. Порядок проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров и пере чень случаев заключения указанных договоров путем проведения торгов в форме конкурса устанавливаются Правительством РФ.

До установления порядка проведения конкурсов или аукционов на право за-ключения до говоров конкурсы на право заключения таких договоров проводятся в порядке, установ ленном Федеральным законом от 21 июля 2005 года № 115-ФЗ "О концессионных согла шениях", а аукционы на право заключения таких договоров в порядке, установленном Фе деральным законом от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (ч. 3 ст. 53 Закона № 108-ФЗ).

Детального изучения требует вопрос о распределении доходов, полученных от переданно го в аренду имущества, находящегося у правообладателя на праве оперативного управления.

Из положений п. 2 ст. 297 ГК РФ следует, что порядок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества. Пункт 2 ст. 298 Кодекса содержит правило о том, что если в соответствии с учредительными документами учреждению предос тавлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоя тельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе.

Так, ст. 29 Федерального закона от 26 мая 1996 года № 54-ФЗ "О музейном фонде Россий ской Федерации и музеях в Российской Федерации" предусматривает, что недвижимое иму щество, закрепленное за государственными музеями на праве оперативного управления, мо См.: постановление Президиума ВАС РФ от 3 июля 2007 года № 3484/07.

Определение ВАС РФ от 18 мая 2007 года № 3484/07 по делу № А05-2829/2006-30.

См.: письмо Минэкономразвития России от 2 октября 2007 года № 14902-АП/Д04 "О разъяснении норм Фе дерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ применительно к отношениям, связанным с арендой имущества".

74 Хозяйство и право жет быть изъято собственником только в случае использования этого имущества не по назна чению либо в случае ликвидации музея. При сдаче в аренду недвижимого имущества, закреп ленного за государственными музеями на праве оперативного управления, арендные платежи остаются в распоряжении музея и направляются исключительно на поддержание техническо го состояния данного недвижимого имущества.

Статья 25 Федерального закона от 17 июля 1999 года № 176-ФЗ "О почтовой связи" пре дусматривает, что организации федеральной почтовой связи, за которыми имущество закреп лено на праве оперативного управления, пользуются правами владения, пользования и распо ряжения закрепленным за ними имуществом в соответствии с целями своей деятельности и назначением имущества в порядке, определяемом Правительством РФ. Сделки с недвижимым имуществом, принадлежащим организациям федеральной почтовой связи на праве хозяйст венного ведения или на праве оперативного управления, в том числе сдача его в аренду или предоставление в пользование либо распоряжение этим имуществом иным способом, допус каются, если они не влекут изменение права федеральной собственности на соответствующее имущество, и проводятся в соответствии с решениями федерального органа исполнительной власти, осуществляющего управление деятельностью в области почтовой связи.

С согласия федерального органа исполнительной власти, осуществляющего уп-равление деятельностью в области почтовой связи, в отношении не используемого в целях оказания услуг почтовой связи имущества, закрепленного за организацией федеральной почтовой связи на праве хозяйственного ведения, допускаются сделки с изменением права собственности, которые проводятся в соответствии с решениями федерального органа исполнительной власти по управлению государственным имуществом. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий управление деятельностью в области почтовой связи, вправе изъять в по рядке, определяемом Правительством РФ, лишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество, закрепленное за организацией федеральной почтовой связи на праве оперативного управления.

Средства, получаемые организациями федеральной почтовой связи от сделок с имущест вом, в том числе по договорам аренды, остаются в распоряжении этих организаций и могут быть направлены только на развитие производственных мощностей и строительство объектов социальной сферы.

В соответствии со ст. 114 и 115 ГК РФ, а также ст. 11 Федерального закона от ноября 2002 года № 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" имущество унитарного предприятия формируется за счет следующих источников:

имущества, закрепленного за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления собственником этого имущества (выступающим от имени Российской Федерации, субъекта РФ или местного органа уполномоченными органами власти);

доходов унитарного предприятия от его деятельности;

иных не противоречащих законодательству источников.

По общему правилу унитарные предприятия вправе самостоятельно распоряжаться посту пающими в их распоряжение доходами, включая доходы от сдачи в аренду имущества, при надлежащего им на правах хозяйственного ведения и (или) оперативного управления. Однако законодательно может быть закреплена обязанность выступающих в качестве арендодателя унитарных предприятий перечислять в доход соответствующего бюджета полную сумму или часть полученной от арендатора платы. Таким образом, учреждение и казенные предприятия, сдавая имущество в аренду, извлекают полезные свойства из имущества, которое закреплено за ними на праве оперативного управления.

Споры связаны также с понятием балансодержателя в договоре аренды.

В соответствии со ст. 606 ГК РФ договор аренды заключается между двумя сторонами арендодателем и арендатором. В практике встречаются случаи, когда в договоре аренды иму Опыт правоприменения щества, находящегося в оперативном управлении, участвуют три стороны: арендодатель, арендатор и балансодержатель.

В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 12 июля 2006 года по делу № Ф08-2035/06 указано, что в соответствии со ст. 296 ГК РФ собственник имущества, закрепленного за учреждением, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотре нию. Однако это не означает, что собственник обязан изъять имущество из опера тивного управления учреждения и не может сдать в аренду имущество с согласия учреждения, у которого имущество находится в оперативном управлении. Из мате риалов дела следует, что собственник распорядился имуществом без изъятия по мещений из оперативного управления государственного учреждения, которое выра зило согласие на передачу имущества в аренду путем подписания договора в каче стве балансодержателя помещений. Поэтому доводы о том, что учреждением не дано согласие на передачу имущества в аренду, следует признать несостоятельны ми. Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к неверному выводу о недействительности (ничтожности) договора аренды.

Иной подход изложен в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 ок тября 2007 года по делу № А10-1053/07-Ф02-8004/07 по иску прокурора к Территори альному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуще ством, федеральному государственному учреждению, индивидуальному предприни мателю о признании недействительным договора аренды государственного недви жимого имущества, закрепленного на праве оперативного управления, заключенного между ответчиками. Решением суда первой инстанции требования были удовлетво рены в полном объеме, исходя из того, что имущество было сдано в аренду собст венником учреждения. Суд апелляционной инстанции решение отменил, в иске отка зал со ссылкой на то, что имущество передано в аренду учреждением с согласия собственника. Рассматривая кассационную жалобу, суд указал, что, поскольку ба лансодержатель в соответствии со ст. 606 ГК РФ не является стороной договора аренды, в каждом конкретном случае следует выяснять вопрос о правовой природе такого договора и по правилам ст. 431 Кодекса давать ему юридическую квалифика цию, уточнив правовые последствия подписания договора балансодержателем (сме шанный договор, возложение обязательства по передаче имущества в аренду на третье лицо, выражение согласия на сдачу имущества в аренду). Без толкования условий договора и юридической квалификации участия балансодержателя в дого воре не представляется возможным сделать вывод о том, кто передал имущество в аренду: собственник учреждения или само учреждение. Соответственно от решения этого вопроса зависит действительность заключенной сделки, поскольку согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 года № (в редакции от 19 апреля 2007 года № 23) собственник не вправе сдавать имущество в аренду без его изъятия из оперативного управления, само учреждение может сдать имущество в аренду при соблюдении определенных условий.

Актуальны в рамках рассматриваемого вопроса также проблемы определения размера не основательного обогащения и надлежащего истца по делам о взыскании неосновательного обогащения в виде арендной платы по прекращенным или ничтожным договорам аренды, где в качестве арендодателя выступал обладатель права оперативного управления.

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Статья 1105 ГК РФ предусматривает, что лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести, должно возмес тить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существо вавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

При определении размера неосновательного обогащения за счет сдачи в аренду помеще ний, находящихся в федеральной собственности, подлежит применению Порядок определе ния величины арендной платы за пользование находящимися в федеральной собственности зданиями, строениями, сооружениями и отдельными помещениями, введенный распоряжени 76 Хозяйство и право ем Мингосимущества России от 30 апреля 1998 года № 396-р. В таком случае арендная плата рассчитывается исходя из базовой величины стоимости строительства 1 кв. м, которая уста навливается и ежегодно изменяется в соответствии с официальными публикациями Госстроя России, а при их отсутствии по решению органов исполнительной власти субъектов РФ.

При определении величины арендной платы учитываются также коэффициенты износа, вида строительного материала, типа здания, территориальной (налоговой) зоны, типа деятельности, качества нежилого помещения. Значения коэффициента устанавливаются органами исполни тельной власти и дифференцируются по следующим категориям: расположение помещения, степень технического обустройства, удобство коммерческого использования и иные показате ли.

Субъекты Российской Федерации и (или) местные органы власти вправе самостоятельно определять размеры арендной платы за переданное в аренду имущество и порядок распоря жения полученными суммами арендной платы. В частности, законодательно могут быть за креплены условия об оставлении унитарными предприятиями определенной части арендной платы для возмещения расходов, понесенных в связи с содержанием имущества (техническое обслуживание, ремонт и т. п.).

Данный вывод следует из ст. 73, 76 Конституции РФ, в соответствии с которыми вне пре делов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ субъек-ты РФ обладают всей полнотой государственной власти и осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов. Вопросы же управления собственностью субъектов РФ ни к предметам ведения Российской Федерации, ни к совмест ному ведению Российской Федерации и субъектов РФ не относятся 16.

В делах о взыскании неосновательного обогащения по прекращенным или ничтожным до говорам аренды в качестве истцов выступают либо собственники имущества, находящегося в оперативном управлении и переданного арендатору обладателем ограниченного вещного права без согласия собственника, либо сами субъекты, которым имущество принадлежит на праве оперативного управления.

Так, арбитражный суд решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, отказал в иске комитету по управлению государственным имуществом (КУГИ) собственнику имущества, переданного ответчику учрежде нию в оперативное управление, о взыскании неосновательного обогащения, выра зившегося в получении дохода от передачи имущества без правовых оснований третьему лицу. Основанием отказа в удовлетворении исковых требований послужило то, что до момента изъятия государственного имущества, переданного в оператив ное управление, КУГИ в силу ст. 299 ГК РФ не вправе распоряжаться данным имуще ством, извлекать какую-либо прибыль. Передав имущество ответчику государст венному учреждению, истец распорядился им, поэтому он лишен права требовать арендные платежи. Апелляционная инстанция, оставляя решение суда без измене ния, также указала на то, что все плоды, продукция и доходы от использования иму щества, находящегося в оперативном управлении, согласно ст. 299 ГК РФ поступают в оперативное управление предприятия, учреждения, а потому до момента изъятия имущества, переданного учреждению в оперативное управление, собственник не вправе им распоряжаться и извлекать какую-либо прибыль. Кассационная инстанция, отменяя решение и постановление апелляционной инстанции, сослалась на то, что в случае любого отчуждения учреждением имущества необходимо наличие согласия собственника (комитета). Документов, подтверждающих наличие согласия комитета на распоряжение ответчиком помещением столовой, материалы дела не содержат.

Истец КУГИ согласия на сдачу в аренду спорного помещения не давал. Таким образом, выводы арбитражных судов первой и апелляционной инстанций о том, что собственник имущества, переданного в оперативное управление, до момента изъя тия его у ответчика не вправе им распоряжаться и, следовательно, у него от Постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 октября 2003 года по делу № 56-5001/03.

Опыт правоприменения сутствует право требования неосновательного обогащения, противоречат материа лам дела 17.

ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 13 июня 2001 года по делу № А78-6556/00-С1-7/327-Ф02-1198/01-С2 указал, что апелляционная инстанция пра вомерно удовлетворила требования собственника о взыскании неосновательного обогащения, так как ответчик арендатор без законных оснований пользовался по мещениями, переданными третьему лицу учреждению в оперативное управление, доказательств перечисления в бюджет арендных платежей не представил, договор аренды признан недействительным в силу его ничтожности.

Однако имеются и иные подходы в определении надлежащего истца по данной категории дел. В постановлении ФАС Московского округа от 31 июля 2006 года по делу № КГ-А40/6806-06-1,2 решение суда первой инстанции об отказе в иске Долго руковской квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ) района к ФГУП о взыскании стоимости неосновательного обогащения за пользование нежилыми помещениями, оставленное без изменения постановлением апелляционной инстанции, отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов обеих инстанций о том, что истец не вправе был сдавать в аренду имущество, закрепленное за ним на праве оперативного управления. Одновременно указал, что истец Долгоруковская КЭЧ, владеющая предметом спора, относящим ся к федеральной собственности, на праве оперативного управления, выступая в ин тересах собственника, вправе требовать внесения платы за пользование имущест вом. При этом денежные средства подлежат зачислению в доход федерального бюджета.

В постановлении ФАС Поволжского округа от 7 августа 2003 года по делу № А12 175/03-С11 указано на то, что в силу ст. 120 ГК РФ права учреждения на закреплен ное за ним имущество определяются в соответствии со ст. 296 ГК РФ. Доказа тельств, свидетельствующих о том, что истцу делегированы права выступать от име ни собственника имущества, при обращении с иском о взыскании неосновательного обогащения в арбитражный суд не представлено.

В решении Арбитражного суда Московской области от 3 марта 2004 года по делу № А41-К1-1932/04 указано на то, что согласно п. 5 постановления Правительства РФ от 10 февраля 1994 года № 96 "О делегировании полномочий Правительства РФ по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности" вопросы управления и распоряжения федеральной собственностью делегированы Министер ству имущественных отношений РФ, истец не вправе был обращаться в суд с требо ваниями о взыскании с ответчика неосновательного обогащения по спорному поме щению, так как спорное помещение находится у него в оперативном управлении, а не в собственности, и обращаться в суд с данными требованиями имеет право лишь собственник, то есть Министерство имущественных отношений РФ 18.

Полагаю, что правом на предъявление иска о взыскании неосновательного обогащения без каких-либо оговорок обладает собственник имущества, переданного в оперативное управле ние, а также лицо, которому делегированы права выступать от имени собственника. Подле жащие взысканию денежные средства должны перечисляться в соответствующий бюджет.

Подводя итог, необходимо заметить, что несмотря на обширную судебную практику, свя занную с арендой имущества, находящегося в оперативном управлении, обнаруживается некая разобщенность и отсутствие единообразия в толковании и применении норм права, что не способствует стабильности и устойчивости гражданского оборота.

О. ГЕРЦЕНШТЕЙН, начальник отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Четвертого арбитражного апелляционного суда, кандидат юридических наук, доцент кафедры хозяйственного права Читинского государственного университета Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 мая 2004 года по делу № Ф04/2277-905/А27-2004.

См.: Анализ проблемных вопросов судебной практики, связанных с заключением и исполнением договора аренды (финансовый лизинг) // Вестник Арбитражного суда города Москвы, 2007, № 3.

78 Хозяйство и право г. Чита Посредничество как эффективный инструмент разрешения споров Согласно ч. 2 ст. 138 Арбитражного процессуального кодекса РФ стороны могут урегулиро вать спор, заключив мировое соглашение или используя другие примирительные процедуры, если это не противоречит федеральному закону. Один из видов таких процедур посредни чество (или медиация), под которым понимается альтернативный способ разрешения право вых конфликтов, когда нейтральное третье лицо помогает сторонам достичь договоренности в их споре на основе специальной переговорной процедуры. В соответствии с федеральной целевой программой "Развитие судебной системы России" на 2007–2011 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 года № 583, предполагается широкое внедрение процедур медиации в Российской Федерации.

Институт посредничества разработан для того, чтобы максимизировать усилия спорящих сторон в разрешении проблемы и улучшении партнерских взаимоотношений при урегулиро вании спорных моментов. Во всем мире разрешение конфликта за "круглым столом" при активном участии спорящих сторон и посредника это основа демократичного и цивилизо ванного существования бизнес-пространства. Такой способ разрешения противоречий более продуктивный и менее затратный. Посредник руководствуется в своей деятельности специ альным набором технических и психологических приемов, которые помогают примирить конфликтующие стороны.

В мировой практике альтернативных способов урегулирования споров насчитывается бо лее 20 (основные и комбинированные). К ним, в частности, можно отнести: ускоренный ар битраж, мини-судебное разбирательство, посредничество, собственно арбитраж, переговоры, переговоры с помощью современных средств связи, рассмотрение спора в третейском суде, примирительные и согласительные процедуры, разрешение конфликта с помощью омбудсме на (в переводе со шведского представитель чьих-либо интересов), экспертизы, независи мой оценки вопросов права или фактов, судебных конференций, инспекции или регулятивно го органа, упрощенного суда присяжных и др. В основном внесудебная практика разрешения коммерческих споров за рубежом осуществляется в трех формах: прямые переговоры сторон конфликта, медиация (посредничество с участием профессионального посредника "медиа тора"), третейские процедуры 1.

К сожалению, все шаги, предпринятые для внедрения в России посредничества как аль тернативного разрешения споров, не привели пока к становлению единой нормативно урегу лированной системы медиации, но такая тенденция явно прослеживается. Об этом свидетель ствуют активная разработка и обсуждение проекта федерального закона "О примирительной проект) как в юридических, так и в процедуре с участием посредника (медиации)" (далее общественных кругах. Нельзя не обратить внимание на то, что этот документ не лишен не достатков. Например, проект допускает возможность заключения соглашения о проведении примирительной процедуры не только в письменной, но и в устной форме.

По мнению председателя Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда В. Александрова, "это абсолютно неприемлемо для суда, особенно в той перспективе, кото Столетова Д. Альтернативное разрешение коммерческих споров. Зарубежный опыт // Кадровик. Кадровый менеджмент, 2007, № 10.

Опыт правоприменения рую открывает система "электронного правосудия". Он отмечает, что данное положение про екта должно быть дополнено императивным правилом о необходимости заключения указан ного соглашения в письменной форме в случае, если соглашение о проведении примиритель ной процедуры достигнуто сторонами после обращения в суд 2. С этой позицией нельзя не согласиться.

Один из основных нерешенных вопросов на сегодняшний день отнесение посредниче ства к тому или иному виду договоров, закрепленных гражданским законодательством. При поверхностном рассмотрении договор посредничества является договором возмездного ока зания услуг. При более глубоком изучении данного института на него распространяются пра вила регулирования договора агентирования или договора поручения как разновидности до говора возмездного оказания услуг. Но, к сожалению, объективно причислить медиацию к тому или иному виду договора невозможно, поскольку в силу специфики данного института рамки его регулирования лимитированы различными оговорками. Поэтому представляется целесообразным внесение в Гражданский кодекс РФ дополнений о правовом регулировании договора посредничества.

Данный институт уже действует в правовой системе Западной Европы, несколько специа лизированных заведений создано и в России. В частности, вполне успешно функционирует комитет по примирительным процедурам разрешения экономических споров при Торгово промышленной палате Ростовской области (далее ТПП РО), который был создан 9 июня 2006 года в рамках утвержденной ТПП РО и арбитражным судом Ростовской области Про граммы создания в Ростовской области эффективной системы содействия юридическим ли цам и предпринимателям в разрешении экономических споров. В состав комитета вошли представители науки, органов власти, предприниматели области и практикующие посредни ки.

К сожалению, неоспорим тот факт, что решение лица, не наделенного какими-либо власт ными полномочиями, не будет иметь юридически обязательной силы. Сегодня сторона спора согласна с подписанным соглашением, а завтра может передумать, причем такая непоследо вательная позиция не влечет юридических последствий. Насколько свободны конфликтую щие стороны в принятии решений? Это вопросы, которые требуют от законодателя детальной проработки и закрепления в нормах права. Их нерешенность может поставить под сомнение необходимость существования института посредничества в целом. В рамках Федерального закона от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" преду смотрено включение в договор между сторонами третейской оговорки. Представляется спра ведливым и целесообразным включение в договор оговорки о посредничестве. Например, ТПП РО предлагает следующую стандартную посредническую оговорку: "Все споры, связан ные с изменением условий, расторжением и неисполнением (ненадлежащим исполнением) настоящего договора или с оспариванием действительности сделки, до обращения в суд сто роны обязуются разрешать посредством переговоров с участием посредника (медиатора), аккредитованного при Торгово-промышленной палате Ростовской области".

Некоторые практики соотносят деятельность третейских судей с деятельностью посредни ков. Согласно ст. 3 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" постоянно действую щие третейские суды образуются торговыми палатами, биржами, общественными объедине ниями предпринимателей и потребителей, иными организациями юридическими лицами, созданными в соответствии с законодательст- вом РФ, и их объединениями (ассоциациями, союзами) и функционируют при этих организациях юридических лицах. Следует отметить, что судьи третейских судов это ни в коем случае не медиаторы, они всего лишь стараются выразить мнение одной и другой стороны. Третейское разбирательство не медиация в чис том виде, но это и не скрытая медиация. Однако медиации в России не помешало бы перенять сложившийся на сегодняшний день неплохой опыт работы медиаторов, например, при МКАС при ТПП РФ в рамках Согласительного регламента МКАС 2001 года.


Александров В. А. Помириться без суда // ЭЖ-Юрист, 2006, № 32.

80 Хозяйство и право В силу ст. 31 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо. Таким образом, решение третейского суда это властная воля, обеспеченная принудительным исполнением. Концептуально определить роль принимаемых в процессе медиации решений в настоящий момент не представляется возможным. Медиация и не должна быть чисто юридическим институтом, иначе она потеряет теоретический смысл.

Однако необходимо иметь в виду, что медиаторы не могут руководствоваться исключи тельно неписаным правом. Их деятельность должна быть непосредственно подчинена нормам права. Только так исполнимость соглашений, заключенных при помощи посредника, объек тивно будет вероятна, потому что соответствие такого соглашения закону станет неким сдер живающим фактором в случае возможного обращения сторон в суд. Именно поэтому приня тие в России закона о медиации и законодательное закрепление схемы исполнимости и при знания решений, принятых в процессе медиации, играют столь существенную роль для ста новления института посредничества в российском праве.

В настоящий момент возникает вопрос относительно требований, которые должны предъ являться к профессиональной подготовке посредников. Полагаем, что в рамках перехода на двухуровневую систему образования медиаторы должны получить основные навыки по граж данско-правовой специализации, психологии, экономике, международному частному праву, теории государства и права и др. В проекте закона о медиации заложено требование о высшем образовании. В общем-то и не обязательно, чтобы посредником выступал юрист, психолог, экономист, главное, чтобы это был мудрый человек, хорошо знакомый с экономической прак тикой 3.

Посредник должен иметь опыт общения с людьми, знания и навыки налаживания порой непростых отношений в обществе, быть авторитетным, уважаемым, честным, настойчивым, самостоятельным, толерантным, тактичным, выдержанным и коммуникабельным человеком.

Медиатором может стать человек, которому присущи такие качества, как способность быстро вникнуть в суть проблемы, умение реалистично оценивать ситуацию, быть активным слуша телем, находчивость, дар убеждения, внешняя привлекательность. Посредник должен мо бильно реагировать на изменение ситуации, не навязывать свою позицию конфликтующим сторонам. Скорее, посредник подталкивает стороны к компромиссу, способствует нахожде нию ими наиболее выгодного решения.

Процесс формирования корпуса медиаторов и критерии отбора кандидатур необходимо сделать максимально публичными и гласными. Одно из рациональных и перспективных на правлений формирования "корпуса посредников" сотрудничество арбитражных судов и торгово-промышленных палат 4, в которых нужно сосредоточить всю информацию о лицах, желающих стать посредниками, такая же информация должна систематически доводиться до сведения арбитражного суда.

Использование в России понятия "посредник" (например, в АПК РФ), несмотря на его но визну в отечественном праве, допускается в нескольких значениях:

субъект, от собственного имени ведущий переговоры и содействующий в совершении сделок иным лицам, то есть специалист, осуществляющий лишь фактические действия поиск контрагента, ведение переговоров, "сведние" сторон [в этом случае обязательство посредника может возникать из договора по возмездному оказанию услуг ("маклерский" до говор)];

Интернет-интервью Информационного агентства Компании "Гарант" с председателем коллегии посредников по проведению примирительных процедур при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, заслужен ным юристом Российской Федерации А. К. Большовой "Альтернативные способы разрешения споров с участием посредников" (3 июля 2006 г.).

Опыт правоприменения субъект, от собственного имени заключающий сделки в интересах и за счет клиентов, то есть лицо, совершающее юридические действия (и здесь посредник действует в рамках дого вора комиссии, агентского договора, и др.);

субъект, руководящий примирительной процедурой между спорящими сторонами или участвующий в этой процедуре в качестве стороннего лица, помогающего сторонам урегули ровать конфликт (соглашением сторон для осуществления функций посредника может быть избрано конкретное лицо, но исполнение им данных функций возможно только при его согла сии, то есть из соглашения спорящих сторон обязательство посредника не возникает) 5.

Существует расхожее заблуждение, что судьи арбитражных судов могут выполнять неко торые функции посредников между конфликтующими сторонами по делу: в частности, это касается заключения мирового соглашения в процессе рассмотрения дела судом. Такая пози ция представляется неверной. Принцип разделения властей, закрепленный Конституцией РФ, объективно не позволяет назвать судей некими "посредниками" в споре между конфликтую щими сторонами по следующим причинам.

К услугам посредника стороны обращаются добровольно, в судебном же процессе участ вуют истец и, как минимум, стороны, которые независимо от их воли будут привлечены в таком качестве судом к участию в судебном разбирательстве.

В процессе медиации стороны самостоятельно вырабатывают приемлемое для них реше ние, суд же независим и его решения обязательны для исполнения. Медиатор не может выно сить обязательное для сторон решение по спору в отличие от третейского судьи или судьи арбитражного суда, посредник лишь помогает сторонам в достижении компромисса и оформ лении его в виде договора. Однако он так же, как и судья, должен быть нейтрален и незави сим. Если посреднику не удается избавиться от возникающих у него профессиональных или эмоциональных оценок, он должен отказаться от участия в процессе. В противном случае он станет влиять на итог переговоров. В процессе медиации окончательно принятое решение будет исполнено сторонами, только если такое решение удовлетворит обе стороны.

Суд определяет виновную сторону в споре. Посредник не ставит себе такой цели, он ищет оптимальные пути разрешения возникшего конфликта. Если посредничество не дало жела тельных результатов, стороны всегда могут вернуться к традиционной судебной процедуре.

Несмотря на то что арбитражные суды стремятся к уменьшению сроков рассмотрения дел путем применения примирительных процедур, что является результатом организации более современной и эффективной работы судебной системы, процесс привлечения посредника к урегулированию спора все же более дешевый и быстрый способ разрешения конфликтных ситуаций, нежели рассмотрение искового заявления в суде. Длительность процесса медиации зависит от самих конфликтующих сторон и от профессионализма медиатора.

Риск медиации минимален, поскольку от нее можно в любой момент отказаться. Нормы АПК РФ позволяют суду прекратить производство по делу или оставить исковое заявление без рассмотрения только в строго определенных законом случаях, перечень которых закры тый и расширенному толкованию не подлежит.

Посредник не вправе совершать какие-либо процессуальные действия. Он может лишь знакомиться с согласия суда с материалами дела, получать консультации у различных специа листов, беседовать со спорящими сторонами. Эти процессуальные действия не закреплены на законодательном уровне в АПК РФ.

Согласно ст. 135 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья разъ ясняет сторонам их право обратиться за содействием к посреднику в целях урегулирования спора и последствия совершения таких действий. Кроме того, суд принимает меры для заклю чения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон. В связи с этим важна норма, предоставляющая арбитражному суду право отложить судебное разбирательст Федоренко Н. В., Липатова В. И. Правовые основы деятельности арбитражных судов Российской Федерации и судебной реформы // Ученые записки. Юбилейный выпуск к 10-летию Донского юридического института. — Ростов на-Дону: Издательство ДЮИ, 2004, т. 24.

82 Хозяйство и право во на один месяц, если обе стороны ходатайствуют об этом в связи с обращением к посредни ку в целях урегулирования спора. Таким образом, суд ненавязчиво помогает сторонам по делу урегулировать спорные моменты, сблизить их позиции. На практике суды могли бы предла гать, ре-комендовать медиацию двумя возможными способами:

представляя дело на рассмотрение корпусу медиаторов, созданному при самом суде;

представляя спор на рассмотрение посредников вне суда.

Между этими двумя моделями медиации существуют значительные различия. Важно, ка ким образом общество входит в контакт с законом и правом: когда люди идут в суд или когда решают свои проблемы "несудебными" способами и методами.

В Великобритании, например, суды могут предложить сторонам, вовлеченным в юридический судебный спор, медиацию, направляя их к частным поставщикам по среднических услуг в условиях свободного рынка. Получается, что медиация не только отделена от суда, но и представляет собой некую альтернативу судебному процессу. Таким образом, медиация перестает быть частью мероприятий, осуществ ляемых судом. А в Словении медиация является услугой, предоставляемой судеб ными органами. Такая позиция основана на том, что суд, призванный содействовать развитию бизнес-процессов в сфере предпринимательской деятельности, должен, по мнению словенских юристов, не только предоставлять человеку возможность реали зовывать право на судебную защиту нарушенного права, но и призван решить спор мирным "дружеским" путем. Таким образом, медиация интегрируется в действия суда, финансируется судом, управляется судом. Кроме того, готовит медиаторов суд, он же контролирует их.


Российские суды будут готовы претворить в жизнь принцип свободного и по собственной воле выбора конфликтующей стороной решения о том, что необходимо обратиться к услугам посредника в процессе судебного разбирательства, при условиях, если передача спора по среднику:

затребована самой стороной по делу или получено согласие сторон по делу после пред ложения суда обратиться к услугам посредника;

основана на проведенных судом консультациях со сторонами или их представителями;

обязательная стадия судебного процесса. Таким образом, сторонам по делу предоставля ется дополнительный шанс урегулировать спор наименее затратным и наиболее мобильным мирным способом, если стороны по делу согласны с предложением суда.

У суда всегда будет возможность напоминать сторонам, что медиация эффективна и по лезна. Такой подход суда обеспечивает претворение в жизнь принципа так называемой осве домленности сторон о том, что медиация вызывает уважение как индивидуальный способ суда в разрешении спора справедливым и наиболее приемлемым для обоих контрагентов способом.

В США такой метод доказал свою наибольшую эффективность для сторон, особенно в связи с тем, что о пользе медиации и ее последствий говорит со сторонами по делу сам судья, чей высокий статус не вызывает сомнений. На практике стороны хотят попробовать решить конфликт через медиацию, но не желают предлагать данный способ самостоятельно, поскольку не хотят показаться слабыми.

В России, например, посредники могут быть назначены согласно Федеральному закону от 30 мая 2001 года № 70-ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Рос сийской Федерации" из числа арбитражных заседателей, обладающих квалификацией, отве чающей существу возникшего спора, или иных лиц, рекомендованных торгово промышленной палатой.

Итак, посредничество это идеальный вариант разрешения конфликтных ситуаций меж ду сторонами, которые в дальнейшем намерены продолжать совместную хозяйственную дея тельность и сотрудничество. Процесс медиации гасит конфликт, подготавливая почву для принятия взвешенных решений. Итогом успешного посредничества станет не только прими Рожкова М. А. Кто такой примиритель и нужен ли ему "свой" закон? // Закон, 2007, № 11.

Опыт правоприменения рение, но и дальнейшее взаимодействие сторон. Нельзя не согласиться с мнением заслужен ного юриста России, действительного члена РАЕН, председателя коллегии посредников по проведению примирительных процедур при ТПП РФ А. Большовой: для того чтобы посред ничество (медиация) заняло подобающее ему место как альтернативный способ разрешения дел, необходимо принятие соответствующего закона 6. К сожалению, закон еще не принят.

Самое главное, чтобы посредничество было профессиональным и добросовестным. В про тивном случае оно только еще более обострит конфликт. Профессиональная медиация это актуальное направление, представляющее собой неотъемлемую часть европейской правовой системы, интеграция в которую одна из приоритетных целей судебной системы России в настоящее время.

А. ЭБЕРГ, управляющий партнер Юридической фирмы "Эберг, Степанов и партнеры" П. ПАРХОМЕНКО, юрист Юридической фирмы "Эберг, Степанов и партнеры" Большова А. К. Единство систем — стабильность практики // ЭЖ-Юрист, 2007, ноябрь, № 45.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ Реквизиция как особое юридическое основание прекращения права собственности Определение реквизиции закреплено в п. 1 ст. 242 ГК РФ: в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества (реквизиция) 1. Согласно п. 3 названной статьи лицо, имущество которого реквизи ровано, вправе при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, требовать по суду возврата ему сохранившегося имущества.

Таким образом, Кодекс не ограничивает реквизицию каким-либо сроком и не предусмат ривает обязанность возвратить конкретное изъятое имущество без решения суда. Ранее ст. Сводного закона РСФСР от 28 марта 1927 года "О реквизиции и конфискации имущества" устанавливала возможность лишь временного изъятия (реквизиции).

Итак, по действующему законодательству собственник может вернуть право собственно сти на конкретное имущество только по решению суда в случае, если это имущество сохрани лось. Думается, при изъятии индивидуально-определенного иму-щества (например, автомо биля, трактора, лодки и т. п.) могут существенно ограничиваться права собственника, если он заинтересован в возврате конкретной реквизированной вещи.

В связи с тем, что реквизицией право собственности прекращается, замечает по этому поводу А. Коновалов, требование прежнего собственника о возврате ему со хранившегося имущества не должно квалифицироваться как виндикационное. Обра щению в суд может предшествовать требование о возврате реквизированного иму щества непосредственно к государственному органу, в ведении которого оно нахо дится;

судебное решение потребуется лишь при отказе этого органа вернуть иму щество 2.

Следует заметить, что федеральный законодатель "преодолел" отмеченный недостаток гражданского законодательства отсутствие указания на временный характер изъятия иму щества (не изменяя его положений), закрепив возможность временного изъятия имущества собственника другим отраслевым законом.

Согласно п. 1 ст. 51 Земельного кодекса РФ в случаях стихийных бедствий, аварий, эпи демий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, земельный участок может быть временно изъят у его собственника уполномоченными исполнительными органами государственной власти в целях защиты жизненно важных интересов граждан, об щества и государства от возникающих в связи с этими чрезвычайными обстоятельствами Родственное понятие реквизиции содержалось в Законе СССР от 6 марта 1990 года "О собственности в СССР": в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвы чайный характер, имущество в интересах общества по решению органов государственной власти может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законодательными актами Союза ССР, союзных и автономных республик, с выплатой ему стоимости имущества (реквизиция) (п. 2 ст. 33).

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / А. К. Губарева и др.;

под ред. Н. Д. Егорова, А. П. Сергеева. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006, с. 508.

Точка зрения угроз с возмещением собственнику земельного участка причиненных убытков (реквизиция) и выдачей ему документа о реквизиции.

Таким образом, в действующем российском законодательстве одновременно существуют два определения реквизиции. Причем закрепленные ГК РФ и ЗК РФ определения реквизиции существенно отличаются.

Во-первых, п. 1 ст. 51 ЗК РФ допускает возможность временного изъятия недвижимого имущества (земельного участка) при наступлении чрезвычайных обстоятельств, в то время как п. 1 ст. 242 ГК РФ не предусматривает временного изъятия имущества собственника.

Во-вторых, согласно п. 1 ст. 242 ГК РФ реквизиция применяется в "интересах общества".

Цель же реквизиции, предусмотренная п. 1 ст. 51 ЗК РФ, "защита жизненно важных инте ресов граждан, общества и государства". В-третьих, п. 1 ст. 242 устанавливает, что изъятие имущества собственника осуществляется по "решению государственных органов". При этом законодатель не определяет, по решению каких именно государственных органов может при меняться реквизиция 3. Пункт 1 ст. 51 ЗК РФ предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника по решению уполномоченных исполнительных органов государственной власти. Следовательно, в земельном законодательстве прямо закреплено, что изъятие земельного участка всегда осуществляется во внесудебном, то есть административ ном, порядке.

В-четвертых, п. 1 ст. 51 ЗК РФ содержит положение об обязательной выдаче собственнику земельного участка документа о реквизиции, чего нет в п. 1 ст. 242 ГК РФ.

Таковы основные отличия в понятиях реквизиции, закрепленных в гражданском и земель ном законодательстве.

Представляется, что определение реквизиции должно быть предусмотрено только в одном законодательном акте и рассчитано на все возможные случаи применения реквизиции. Ника кая двусмысленность в толковании определения реквизиции не может быть допустима.

Можно предложить следующую дефиницию реквизиции: "В случаях введения в установ ленном федеральным законодательством порядке режима чрезвычайной ситуации, чрезвы чайного или военного положения имущество в интересах личности, общества и государства по решению государственных органов исполнительной власти может быть отчуждено или временно изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных федеральным зако ном, с выплатой стоимости имущества (реквизиция)".

Необходимо остановиться и на иной проблеме правового характера, тесно связанной с ре квизицией. Часть 3 ст. 35 Конституции РФ содержит положение о допустимости принуди тельного отчуждения имущества собственника для государственных нужд при условии пред варительности и равноценности возмещения. Отсюда следует, что принудительное отчужде ние имущества может быть осуществлено для "государственных нужд", а согласно п. 1 ст. ГК РФ принудительное изъятие имущества (реквизиция) может осуществляться "в интересах общества" 4.

Возникает вопрос: как соотносятся категории "принудительное отчуждение имущества для государственных нужд" (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ) и реквизиция как "принудительное изъятие имущества собственника в интересах общества" (п. 1 ст. 242 ГК РФ)?

Из анализа положений п. 1 ст. 242 ГК РФ следует, что применение реквизиции допускает ся только при наступлении различного рода чрезвычайных обстоятельств, обозначенных в этой статье.

Некоторые авторы полагают, что правом принятия решений (постановлений) о реквизиции в настоящее время обладают Федеральное Собрание РФ и Правительство РФ. — См., например: Крысанов А. А. Принудительное прекращение права собственности: Дис.... канд. юрид. наук. — Рязань, 2002, с. 97.

Комментируя положения ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, В. Кикоть отмечает, что государство, согласно ст. 3 Кон ституции РФ, является орудием народовластия, как и местное самоуправление. Потому нужды государства надо понимать широко, включая в это понятие и общественные нужды. В. Кикоть подчеркивает: "… исключение упомина ния об общественных нуждах из ранее употреблявшейся формулы "изъятие для государственных и общественных нужд" носило бы бюрократический, этатистский характер и противоречило бы духу и смыслу всей Конституции". — См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Ю. В. Кудрявцева. — М.: Фонд "Правовая культура", 1996, с. 151.

86 Хозяйство и право В ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, закрепляющей возможность принудительного отчуждения имущества для государственных нужд, не говорится о допустимости подобного отчуждения в чрезвычайных условиях государственной и общественной жизни. Следовательно, принуди тельное отчуждение имущества собственника для государственных нужд предусматривается исключительно для условий обычного правового режима жизнедеятельности. Причем в дан ном случае ч. 3 ст. 35 Конституции РФ устанавливает обязательную предварительность и равноценность возмещения собственнику стоимости изымаемого для государственных нужд имущества.

Порядок принудительного изъятия имущества для государственных нужд регулируется гражданским и земельным законодательством. Согласно положениям ЗК РФ и ГК РФ допус кается принудительное изъятие, в том числе выкуп, земельных участков для государственных или муниципальных нужд 5 (ст. 49, 55 ЗК РФ, ст. 279-282 ГК РФ). Следуя положениям ч. ст. 35 Конституции РФ, п. 2 ст. 55 ЗК РФ определяет: "Принудительное отчуждение земель ного участка для государственных или муниципальных нужд может быть проведено только при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земельного участка на основании решения суда".

Отсюда вывод: принудительное отчуждение имущества для государственных (муници пальных) нужд никак нельзя относить к случаям применения реквизиции, которая допускает ся только в экстраординарных (чрезвычайных) обстоятельствах по решению внесудебных (исполнительных) органов государственной власти, то есть в административном порядке.

В отличие от положений ч. 3 ст. 35 Конституции РФ и п. 2 ст. 55 ЗК РФ в определении ре квизиции, данном в п. 1 ст. 242 ГК РФ, ни о каком предварительном возмещении стоимости изымаемого имущества не говорится.

В российском законодательстве установлены и иные правовые основания вторжения госу дарственных органов в имущественные права и интересы граждан и организаций, не полу чившие должной юридической регламентации. Согласно Федеральному конституционному закону от 30 мая 2001 года № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" при введении чрезвычай ного положения при наличии обстоятельств, обусловленных чрезвычайными ситуациями при родного и техногенного, биогенного, антропогенного характера 6, допускается возможность привлечения транспортных средств граждан для проведения и обеспечения аварийно спасательных и других неотложных работ (п. "е" ст. 13).

Чрезвычайные ситуации, указанные п. "б" ст. 3 ФКЗ "О чрезвычайном положении", с уве ренностью можно отнести к возможным основаниям принятия компетентными субъектами решения о реквизиции имущества (см. п. 1 ст. 242 ГК РФ).

Возникают вопросы: почему в п. "е" ст. 13 данного Закона вместо приведенного в п. ст. 242 ГК РФ термина "реквизиция" использован термин "привлечение" 7 и в каком порядке оно будет осуществляться? Ответов на эти вопросы законодатель не дает.

Далее следует отметить, что в условиях чрезвычайного положения, введенного при нали чии обстоятельств, обусловленных чрезвычайными ситуациями социально-политического, криминогенного характера (названные обстоятельства определены п. "а" ст. 3 ФКЗ "О чрез вычайном положении"), возможно "временное изъятие или арест печатной продукции, радио передающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники" (п. "б" ст. ФКЗ "О чрезвычайном положении"). Пункт "д" ст. 12 определяет, что в исключительных слу чаях допускается временное изъятие у граждан оружия и боеприпасов, ядовитых веществ, а у организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности вре Следует заметить, что в отличие от положений, закрепленных ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, предусматриваю щей принудительное отчуждение для государственных нужд, в гражданском законодательстве установлена воз можность принудительного отчуждения земельного участка не только для государственных, но и для муниципаль ных нужд.

Названные обстоятельства определены п. "б" ст. 3 ФКЗ "О чрезвычайном положении".

Одно из понятий термина "привлечь" в толковом словаре означает заставить, побудить, принять участие в чем-либо. — См.: Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологиче ских выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. 4-е изд., доп. — М.:

Азбуковник, 1999, с. 588.

Точка зрения менное изъятие наряду с оружием, боеприпасами и ядовитыми веществами также боевой и учебной военной техники, взрывчатых и радиоактивных веществ.

Согласно п. 6 ст. 93 ЗК РФ в условиях чрезвычайного или военного положения использо вание земельных участков для нужд обороны и безопасности может осуществляться в поряд ке, установленном ст. 51 Кодекса. То есть, следуя положениям п. 1 ст. 51 ЗК РФ, при введении в установленном порядке чрезвычайного или военного положения предусматривается вре менное изъятие (реквизиция) земельных участков.

Приведенные нормативные положения также связаны с принудительным изъятием иму щества собственника. Причем, как видно из содержания названных норм, это изъятие носит временный характер. Между тем гражданское законодательство не предусматривает возмож ности временного изъятия имущества собственника.

Основания принудительного изъятия имущества собственника установлены и законода тельством о военном положении. Согласно подп. 7 п. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 года № 1-ФКЗ "О военном положении" допускается изъятие "в со ответствии с федеральными законами необходимого для нужд обороны имущества у органи заций и граждан с последующей выплатой государством стоимости изъятого имущества".

Аналогичные нормы содержатся в ст. 9 Федерального закона от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ "Об обороне". В приведенных нормах предусмотрены положения об "изъятии" (то есть рекви зиции) соответствующего имущества для "нужд обороны". Однако и в данном случае законо датель не использует термин "реквизиция".

Справедливо по этому поводу отмечает Д. Бондаренко: "Изъятие имущества у граж дан и организаций в целях обороны страны представляет собой наиболее уязвимый и требующий повышенного внимания институт, поэтому его детальная регламента ция должна быть четкой, по возможности с употреблением выражений, исключающих двойное толкование" 8.

Федеральный закон от 26 февраля 1997 года № 31-ФЗ "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" закрепляет обязанность организаций и граждан пре доставлять в соответствии с законодательством Российской Федерации в военное время в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства здания, сооружения, транс портные средства и другое имущество, находящиеся в их собственности (подп. 10 п. 1 ст. 9, подп. 3 п. 1 ст. 10). При этом законодатель устанавливает, что порядок возмещения государ ством понесенных ими убытков определяется Правительством РФ 9.

Пункт 3 ст. 1 ФЗ "Об обороне", п. 2 ст. 13 ФЗ "О мобилизационной подготовке и мобили зации в Российской Федерации" определяют, что в целях обороны страны устанавливается военно-транспортная обязанность. Эта обязанность распространяется на федеральные орга ны исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и организаций независимо от форм собственности, а также граждан собственников транспортных средств.

В развитие положений федеральных законов "Об обороне" и "О мобилизационной подго товке и мобилизации в Российской Федерации" Указом Президента РФ от 2 октября 1998 года № 1175 утверждено Положение о военно-транспортной обязанности. Примечателен п. данного Положения, согласно которому для обеспечения мобилизационной готовности транспортных средств, предоставляемых 10 войскам, формированиям и органам, организации обязаны осуществлять "отбор транспортных средств" совместно с представителями войск, См.: Бондаренко Д. Военное положение как особый правовой режим и цели его введения // Закон и право, 2004, № 3, с. 37.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.