авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«НОУ Челябинский институт экономики и права им. М. В. Ладошина ЭКОНОМИЧЕСКИЕ, ЮРИДИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА ...»

-- [ Страница 5 ] --

В январе 1792 г. генерал-губернатор Пермской и То больской губерний А. А. Волков, видя бессилие приказа и равнодушие горожан, предложил городской Думе вне сти на содержание школы 1250 руб. и впредь из город ских доходов ежегодно вносить такую же сумму. Но Ду ма решительно отказалась, мотивируя свой отказ от сутствием средств, а также тем, что содержание школы в её обязанности не входит. При этом Дума ссылалась на ст. 383 «Высочайшего учреждения о учении имущих за умеренную плату», согласно которому имущие должны платить за обучение, а неимущих приказ обязан учить бесплатно. Со своей стороны, губернатор ссылался на Устав о народных училищах от 5 августа 1786 г., предпи сывавший обучать без платы всех. После долгих препи рательств Дума решила ввести дополнительный сбор с «живущих в здешнем городе Перми своими домами поч тенных господ, записанных граждан, а потом и всякого звания людей». Но ни «почтенные», ни простые граждане «никто ни одной копейки не заплатил» [5]. В конце кон цов, с помощью управы благочиния удалось взыскать с горожан 234 руб. с копейками. Требование о внесении Думой денег было выслано генерал-губернатором в на чале 1792 г., но указанные 234 руб. были единственной суммой, поступившей из Думы в приказ к апрелю 1795 г.

Надо отметить, что такая несговорчивость горожан была, видимо, следствием сложных взаимоотношений губернатора и городского купечества, определявшего по зицию Думы, а также местническими настроениями го рожан, не желавших платить за обучение детей из уездов.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Впрочем, губернатору удалось частично разрешить про блему, обратившись за помощью к крупным уральским горнозаводчикам. В 1793 г. была составлена смета на строительство нового здания для главного народного училища в 15 тыс. руб. На его постройку заводчики Го лицыны, Яковлевы и А. Г. Демидов пожертвовали свыше тысячи пудов разного железа, а заводчик Лазарев «усту пил» по просьбе губернского прокурора цену на кровель ное железо и потерял на этой сделке 700 руб.

Развитие начального образования на Урале не огра ничивалось губернскими городами. Императорский указ от 12 августа 1786 г. требовал наряду с главными народ ными училищами в губернских городах открывать в них и в уездных центрах ещё и малые народные училища и тоже «без отягощения казны и без оскудения для других полезных заведений», а, следовательно, за счёт земских сборов и благотворительности. В 1890 г. в Пермской гу бернии уже насчитывалось 812 учебных заведений при 54433 учащихся и 2027 учителях с бюджетом в 621 тыс.

руб., в т. ч. кредитами из государственного казначейства в 21,8 тыс. руб. Только двухклассных сельских училищ было 35.

На очередь вставал вопрос о создании реальных воз можностей для всех детей школьного возраста получать начальное образование. На Урале вопрос о всеобщем на чальном образовании русских детей впервые был постав лен в 1893 г. директором народных училищ Пермской губернии А. П. Раменским, выступившим с проектом со здания системы общедоступного обучения в губернии. К 1903 г. в ряде её уездов уже широко велась работа по со зданию сети начальных школ, доступных для всех детей школьного возраста. В 1902 г. в Пермской губернии уже насчитывалось до 1170 учебных заведений разного типа:

городских по «Положению» 1872 г., Мариинских, про фессиональных, двухклассных, одноклассных и прочих, при 89 тыс. учащихся, 3200 учителях, при бюджете более Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы чем в миллион руб. Число двухклассных сельских учи лищ выросло до 74. При таком бюджете объём кредитов из казны на начальное образование составил 47,6.

При этом главная роль в создании условий для всеоб щего обучения принадлежала уездным земствам. Было многое сделано для учреждения при училищах в целях предупреждения рецидивов безграмотности публичных библиотек и для выделения школам земельных участков с целью улучшения экономического благосостояния учащихся и распространения сельскохозяйственных зна ний в народе. В 1891 г. в губернии уже имелось до 50 на родных библиотек, к 1903 г. их число превысило 400.

Средства на это выделялись земствами, затем к ним при соединились попечительства о народной трезвости и ча стные благотворители [6].

На территории Уфимской и Оренбургской губерний деятельность по организации всеобщего начального об разования значительно отставала от Пермской губернии.

Связано это было с более поздним образованием земств.

Однако и там были разработаны соответствующие про граммы.

После создания в 1913 г. городского земства была программа развития школьной сети и в Челябинском уез де [7]. К 1912 г. в нём имелось 236 школ, в которых обу чалось 15557 человек. На содержание указанных школ тратилось свыше 127 тыс. руб. в год. Средства эти посту пали из следующих источников: 92,4 тыс. из казны, 24, тыс. из земских средств, 10 тыс. из местных источников, включая и благотворительные взносы. Тем не менее, вне обучения оставалось около 60% детей школьного возрас та, а дальнейшему расширению школьной сети в уезде препятствовало отсутствие финансовых средств [8].

Именно по этой причине основной акцент в начале ХХ в.

делался на развитии элементарных одноклассных школ, в которых дети получали только самые зачатки грамотно сти. Так, в постановлении Челябинской уездной земской Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона управы (1915 г.) подчёркивалось, что «от открытия 2-х классных земских училищ на предстоящий год Управа полагает необходимым воздержаться. Первой, очередной и важнейшей задачей земства является насаждение по уезду возможно большего количества одноклассных учи лищ … ибо потребность населения в обучении одной только грамоте слишком велика, чтобы можно было за быть о ней и благодетельствовать училищами повышен ного типа немногих счастливцев, приобщённых уже к грамоте». Что же мешало создавать сразу оба звена на чального образования? «Вести планомерную работу сра зу по обоим направлениям земство вряд ли сможет, так как … всякая работа требует достаточного количества сил и средств» [9]. Таким образом, главной причиной от каза от более или менее приемлемого уровня образования была не потребность населения в именно низших школах, а отсутствие средств на более серьёзное образование.

В конце XIX – начале XX в. на Урале, как и во всей России, быстро росло число общественных организаций, занимавшихся материальной поддержкой образователь ной деятельности.

Гораздо более существенную роль благотворитель ность играла в деятельности школ повышенного типа, но и там она не являлась ведущим источником финансиро вания. Так, в Челябинской женской прогимназии основ ные расходы по содержанию школы несли сами ученицы (открыта 4 октября 1914 г. К 1 января 1917 года в ней обучалось 253 ученицы). Плата за обучение в ней состав ляла от 35 до 60 руб. в год в зависимости от класса. Плата за обучение (7606 руб. в год) превышала 60% всех фи нансовых поступлений. На втором месте были отчисле ния органов местного самоуправления – уездного земства и городской Думы (в 1916 г. 1000 руб. и 2500 руб. соот ветственно). Затем следовали средства из государствен ного казначейства (1250 руб.), и лишь на последнем ме сте стояли взносы благотворительных обществ (279 руб.) Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы [10]. Тем не менее, свыше 20 наиболее бедных учениц освобождались от оплаты за учёбу полностью или час тично, главным образом за счёт средств местного бюд жета. Однако за некоторых учениц вносилась плата бла готворителями в виде именных стипендий. Однако этих средств едва хватало только на плату за обучение. Про блема платы за жильё и расходов на питание даже не об суждалась. Источники свидетельствуют, что значитель ная часть учениц, проживавших вне дома, питались очень плохо. Такое же положение наблюдалось и в Челябин ской торговой школе.

Таким образом, в конце XIX – начале XX в. имели место многочисленные попытки улучшения положения дел в образовании на Урале за счёт различных форм бла готворительной помощи. Однако опыт свидетельствует, что эта помощь не являлась существенной и не могла ко ренным образом изменить ситуацию. Главными источни ками финансирования образовательных программ по прежнему оставались государственный бюджет и бюд жеты органов местного самоуправления.

Литература:

1. Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1894. – 5 февр.

2. ГАСО. Ф. 62. Оп. 1. Д. 157. Л. 72.

3. Уральский край. – 1910. – 16 июня.

4. Пермский сборник. – Т. 1. – 1859.

5. Смышляев Д. Указ. соч. – С. 63.

6. Русская школа. – 1903. – № 9. – С. 94–97.

7. ОГАЧО. Ф. И-3. Оп. 1. Д. 286. Л. 30.

8. Журналы Челябинского уездного земского собрания 1-й чрезвычайной и 1-й очередной сессии 1913 г. – Челябинск, 1914. – С. 149.

9. Журналы Челябинского уездного земского собрания 2-й очередной сессии 1914 года. – Челябинск, 1915. – С. 40.

10. ОГАЧО. Ф. И-9. Оп. 1. Д. 63. Л. 11.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Захарова Н. В.

РОССИЙСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ОБЩЕСТВА Глобальные процессы в первую очередь находят своё отражение в информационной сфере, что, безусловно, естественно. Однако если раньше роль прессы сводилась лишь к посредничеству между информаторами и читате лями (слушателями, телезрителями), то сейчас ситуация модифицировалась. Сегодня СМИ – это не просто каналы связи с внешним миром. Это самостоятельные и зачас тую влиятельные структуры, с помощью которых оказы вается воздействие на образ мышления, характер воспри ятия и поведение людей.

Мы все, так или иначе, вовлечены в международный процесс трансформации общества. Глобализация дошла и до консервативных стран Востока, чему немало способ ствовал Интернет. Россия – страна с богатым и многооб разным культурным наследием – также не избежала мас штабных изменений. Ведь если не идти в ногу со всем миром, можно оказаться на задворках цивилизации.

Российская журналистика переживает новую эпоху развития, когда прогрессирует понятие информацион ного продукта. Соответственно, деятельность профес сионального коммуникатора поставлена на коммерческие рельсы, а отношения между участниками одностороннего процесса коммуникации нередко выступают как товарно денежные.

В настоящее время процент соотношения рекламы и непосредственной журналистской информации равен по казателю 40 на 60. В США же авторские материалы кор респондентов не занимают даже половину газетной пло щади. Наблюдается тенденция по возрастанию показа теля рекламы в журналах и газетах России.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Теперь существует и обратная связь с потребите лями информации, что тоже само по себе является нов шеством. Например, если в газетах советского периода, кроме колонки читательских писем других форм кон такта обычных граждан с редакцией практически не су ществовало, то в сегодняшних печатных изданиях про цветает колумнистика.

К общим тенденциям визуальных средств массовой информации относятся преобладание фотографий над текстом. Принято считать, что практически любой чело век, глядя на снимок, способен самостоятельно понять, о чём идёт речь. Таким образом, отпадает необходимость в каких-либо специальных комментариях со стороны кор респондента. Человеку не приходится много читать, что, с одной стороны, облегчает восприятие новостей, с дру гой – позволяет оставаться в курсе последних событий, не расходуя много времени.

Письменные материалы тоже всячески стараются сделать читабельными, то есть удобоваримыми, лёг кими. Большие тексты намеренно разбивают на блоки с определёнными названиями, поскольку в противном слу чае мало у кого хватит терпения дочитать их до конца.

Телевидение не отстаёт от печатных изданий в борьбе за потребительское внимание. В передачах мы видим на меренное дробление сюжетной линии с целью того же облегчения зрительского восприятия. Мозаичность кар тинки приводит к развитию клипового, поверхностного сознания.

Упрощение современной российской журналистики напрямую связано с глобальными преобразованиями, происходящими повсеместно. Ускоренный ритм жизни, нескончаемый информационный поток, безостановочный процесс появления новых СМИ, развитие рынка реклам ных услуг и связей с общественностью, популярность виртуального общения с помощью Интернета требуют изобретения очередных способов воздействия на массо Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона вое сознание. И они находят своё отражение даже в ху дожественных книгах и кинематографии.

На первый план выходят незамысловатые модели по дачи журналистских произведений. Глобализация – аме риканизация – сегодня оказывает мощное воздействие на российскую медиаиндустрию. Забыта русская школа жанров. Преобладающим жанром являются новости.

Современная журналистика – это отражение состоя ния нашего общества. Главной задачей в период всемир ной трансформации является сохранение самобытных традиций, культурных достижений, политического и на ционального суверенитета страны. Российские СМИ должны восстановить изначальный подход к своей дея тельности, основанный на совершенствовании стиля, жанровом многообразии, социальной ответственности и гражданской позиции журналиста.

Надо постараться найти золотое сечение между не возможностью избежать участия в мировых экономиче ских процессах и необходимостью сохранить самоиден тификацию жителей России. Поэтому информационная сфера, как одно из приоритетных направлений любого государства, нуждается в постоянном мониторинге и се рьёзной степени защиты.

Зубанова Л. Б.

ОБЩЕСТВЕННО-ЗНАЧИМОЕ ЛИДЕРСТВО:

АНАЛИЗ ПОЛЯ ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА Духовно-символические ориентиры XXI века пред стают лишь только в намечающихся контурах: время ус пеха? уверенности в будущем? футурошока? время сво боды? или грядущего авторитаризма? – вопросы без чёт кого осознания единственно возможного, обобщающего ответа. Раскодирование символического пространства Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы осуществляется различными способами (порой подобное прочитывание укладывается в границах рационально-ос мысленных вариантов расшифровки, порой представляет интуитивно-эмоциональное предчувствие), но почти все гда существует группа «сверхчувствительных прочитыва телей» духовных ориентиров времени, трансляторов тра диционных или вновь зарождающихся ценностей. Именно эта опережающая группа может быть соотнесена с обще ственно-значимым лидерством, определяющим ценно стно-духовные доминанты социума.

Исследуемый в теориях массовой коммуникации «эф фект ореола» (или «эффект нимба»), распространяющийся на авторитетную, популярную персону, – во многом созда ётся благодаря частоте присутствия публичного лица в СМИ. По мысли П. Бурдье, в современном обществе поня тие «быть» трансформируется в «быть замеченным у журналистов», что способствует, согласно Л. Паэнто, формированию сообщества «медиатических интеллектуа лов», контролирующих рычаги символической власти над сознанием воспринимающей аудитории. «Люди извест ности» (Л. Е. Гринин) становятся новой властвующей ин формационной элитой, или, как некогда определил Р.

Миллс – «классом профессиональных знаменитостей» (the professional celebrities), определяют барометр обществен ного мнения, нормируя социальные представления и мо дели желаемого устройства общества, контролируя в нём «власть наименований и классификаций» (П. Бурдье).

На наш взгляд, ценностное пространство социума может быть исследовано через изучение ценностного простран ства современных средств массовой информации (медиа пространство), в свою очередь организованного лидерами мнений, персонифицирующими и олицетворяющими цен ности, приближая их к массовому принятию и признанию большинством через личностное влияние лидера.

В данной статье представлены результаты социоло гической диагностики современного медиапространства.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Базой исследования являлся контент-анализ российской прессы начала XXI века (2000–2006 гг.). В качестве ис точников нами были определены следующие издания:

«Аргументы и факты» (издаётся с 1978 г., тираж – 3 000 000 экз.), «Известия» (издаётся с 1917 г., тираж – 234 500 экз.), «Московский комсомолец»2 (издаётся с 1919 г., тираж 1 400 000 экз.). При контент-анализе ис пользовалась сплошная выборка: все номера изданий за лет с 2000 по 2006 гг. – рубрики «Личность» («Аргу менты и факты»);

«Персона», «Портрет», «Легенда»

(«Московский комсомолец»);

«Человек», «Мнения и комментарии» («Известия»). Всего было проанализиро вано 700 публикаций (посвящённых 877 героям).

Проблема выявления движущих сил – субъектов изме нения условий жизнедеятельности, олицетворяющих пре образовательную активность социума, неоднократно ока зывалась в центре внимания социологов. Прежде всего, очертим границы личностно-субъективных (социально демографических) характеристик героев публикаций, за фиксированных в ходе анализа и представленных в табли цах 1, 2, 3, 4.

Таблица «Аргументы и факты»:

социально-демографические характеристики героев публикаций Годы Пол героя Представитель поколения Всего мужской Женский прежнего современного 2000 30 7 25 12 2001 37 2 20 19 2002 38 4 20 22 2003 33 8 20 21 2004 38 6 29 15 2005 41 2 23 20 2006 38 10 28 20 Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Таблица «Московский комсомолец»:

социально-демографические характеристики героев публикаций Годы Пол героя Представитель поколения Всего мужской женский прежнего современного 2000 41 13 30 24 2001 52 12 28 36 2002 35 7 20 22 2003 40 8 17 31 2004 30 11 19 22 2005 31 14 13 32 2006 33 8 12 29 Таблица «Известия»: социально-демографические характеристики героев публикаций Годы Пол героя Представитель поколения Всего мужской женский прежнего современного 2004 29 4 6 27 2005 112 30 33 111 2006 61 12 31 42 Таблица Социально-демографические характеристики героев публикаций: общее распределение по трём изданиям Пол героя Представитель поколения мужской женский прежнего современного 719 158 372 Портретная диагностика лидеров мнений на основе фиксации социально-демографических характеристик по зволяет делать выводы не столько о статистическом рас пределении половозрастных признаков героев материа лов, сколько об особом «ценностном заказе» общества на того или иного «героя времени». Так, определение героев через выделенный критерий – «поколение» – является, на наш взгляд, не просто формальным свидетельством попу лярности и востребованности «новых лиц», но может рас сматриваться и как признак качественного обновления Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона ценностного поля современной действительности, вы ступая наглядным подтверждением перехода к новым иде ям и представлениям о должном.

Каждое поколение выступает в качестве носителя стратегических ориентиров мироустройства, задающих обновлённую ценностную картину действительности.

Безусловно, новые поколения могут быть и «продолжате лями» пути, заложенного предшествующей поколенче ской формацией, однако и подобная форма «продления»

прежних ценностных основ не предполагает их механи стического воспроизводства, связывается с переосмыс ленным и обновлённым прочтением. События же россий ской истории – резкий слом идеологического (и, как след ствие, повседневного) уклада вряд ли могут свидетельст вовать о «плавности» и эволюционно-продляющем харак тере подобного перехода. Доминирующее положение со временного поколения среди лидеров мнений в целом по зволяет говорить о наметившейся тенденции качествен ного обновления ценностного пространства социума (но вое время рождает новых героев).

Однако, выделив тенденцию ценностной модерниза ции, привносимой современными лидерами, нельзя игно рировать и тот факт, что выявленный «поколенческий отрыв» весьма незначителен (505 против 372). Соответ ственно, можно сделать вывод и о наличии ценностного неравновесия: изменения условий жизни (зачастую кар динальные изменения в средствах, способах и формах организации мышления и деятельности), актуализирую щие общественную потребность в новом герое, не нахо дят полного воплощения в реальных лидерах мнений.

Образ будущего оказывается неразрывно связанным с ценностными перспективами действительности, позво ляет прогнозировать приоритетную зону духовной кон солидации социума, которая может быть зафиксирована через анализ поля духовного производства лидеров мне ний – в соответствии с отраслевым критерием, привязкой Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы к профессиональной сфере деятельности героев публика ций. По сути, мы можем говорить о зоне распределения символического капитала, понимаемого как способность человека к производству мнений, наличие особой «леги тимной компетенции» (В. В. Радаев), проявляющейся в праве интерпретации происходящего.

Долгое время «монополизация на истину» принадле жала лидирующей (в данном вопросе) прослойке – ин теллигенции, ответственной за поиск «дороги к храму».

Трансляция смыслов, озвучивание общественных пер спектив рассматривались в качестве родового признака интеллигенции как «говорящего класса» (Г. Кириленко).

Но если классическая интеллигенция нередко восприни малась в определённом разрыве с общественной психо логией, мыслилась выразителем иного (а нередко и ино бытийного) сознания, лидеры мнений действуют в непо средственном единстве с миром общественного мнения, или, по крайней мере, исключают формы открытого и декларируемого «отгораживания» от повседневности.

Изменившиеся условия жизни во многом изменили и традиционные представления об интеллигенции и, более того, изменили саму интеллигенцию (дифференцировав её состав и видоизменив функции), вывели на авансцену общественного развития новых субъектов социальных преобразований, закрепив за ними право символической власти и статус «властителя дум».

Профессионально ориентированный портрет героя публикаций начала XXI века, осуществлённый нами в ходе контент-анализа российской прессы, представлен в таблицах № 5, 6, 7.

Насколько соответствуют выделенные нами приори тетные зоны профессиональной реализации лидеров мне ний общему распределению популярности общественных сфер в СМИ?

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Таблица «Аргументы и факты»: сфера профессиональной реализации героев публикаций Сфера профессио- Годы Всего нальной деятельно- 2000 2001 2002 2003 2004 2005 сти политика 11 16 17 15 9 10 7 искусство 15 7 12 13 15 18 19 литература, публи- 4 5 3 2 3 5 5 цистика наука 2 2 1 4 4 3 4 спорт 3 2 3 1 4 1 5 бизнес 1 2 1 2 вооружённые силы 2 4 1 3 4 4 3 шоу-бизнес 2 2 2 1 1 2 религия 1 1 повседневность 1 2 Всего 37 39 42 41 42 43 48 Таблица «Московский комсомолец»:

сфера профессиональной реализации героев публикаций Сфера профес- Годы Всего сиональной дея- 2000 2001 2002 2003 2004 2005 тельности политика 10 6 4 5 5 7 5 искусство 28 33 15 18 11 16 14 литература, пуб- 3 1 2 2 4 2 лицистика наука 1 2 2 2 2 спорт 6 14 8 12 10 10 8 бизнес 1 1 1 вооружённые 1 1 3 3 2 2 1 силы шоу-бизнес 5 9 8 7 7 7 8 религия повседневность Всего 54 64 42 48 41 45 41 Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Таблица «Известия»: сфера профессиональной реализации героев публикаций Сфера профессиональной деятельности героев Годы Все го 2004 2005 политика, государственное управление 11 26 31 искусство, художественная культура 3 18 3 литература, публицистика 1 9 2 журналистика, телевидение 6 22 5 научная сфера 8 24 19 спорт 11 бизнес, экономика, финансы 2 12 2 вооружённые силы, правоохранительн. органы 1 4 3 шоу-бизнес 5 религия 1 9 3 повседневность 4 5 Всего 33 144 73 Обратимся к результатам дополнительного замера – определения популярности сфер общественной жизни или доминирующих зон общественного внимания, выяв ленных в ходе контент-анализа публикаций, тематически связанных с той или иной сферой в газетах «Аргументы и факты», «Известия», «Московский комсомолец» за 2003, 2004 и 2005 годы3. Объём выборочной совокупности со ставил 429 номеров (по методу «конструируемой неде ли») от генеральной совокупности в 4310 номеров;

рас пределение материалов представлено в следующей таб лице.

Таблица Доминирующие зоны общественного внимания:

популярные сферы общественной жизни Общественная сфера (тематически опреде- Процентное распределение лённые материалы) к числу всех упоминаний сфера политики, государственного управ- ления художественная культура, искусство Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона финансово-экономическая сфера спорт вооруженные силы сфера социального обеспечения религия Результаты контент-анализа позволяют выявить два наиболее популярных образа лидеров-мнений: «политик»

и «художник» (равно как и популярность двух общест венных сфер – политики / государственного управления и художественной культуры / искусства). Таким образом, можно говорить о преобладании двух полюсов, «зашиф рованных» в названных образах: эмоционально-чувст венном (художник) и рационально-прагматическом (по литик), олицетворяющих культ духа и культ разума (безусловно, такое отождествление фиксируется скорее в традиционно-стереотипном прочтении образов, что, од нако не мешает нам находить «романтическую нагрузку»

в политической сфере, равно как и не лишает сферу ху дожественного творчества рационально-прагматического начала). Усиление того или иного образа определяет и способы достижения поставленных целей преобразова ния действительности: утопической и прагматической ориентации, которые можно охарактеризовать как сцена рий ценностно-духовного романтизма;

прагматический – сценарий разумного технократизма, основанный уже не столько на «святой вере» в нравственно-этическое воз рождение и духовное совершенствование, сколько опи рающийся на методы эффективного управления, плани рования, организации и контроля.

Приоритетное положение того или иного образа ли дера мнений позволяет прогнозировать и приоритетную зону ценностной консолидации современной действи тельности, определять характер и направленность ду ховных перспектив современности. Недовольство жиз нью данной и стремление к иной, преобразованной ре Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы альности рождает ситуацию ценностного конфликта, фиксируемого в нескольких возможных измерениях:

- нравственно-этическом: в основе морально-нравствен ное воспитание человека, совершенствование личност ных качеств, смысловая оппозиция добра и зла;

- гносеологическом: непросвещённый и просвещённый мир, оппозиция знания и заблуждения;

- государственно-правовом: в основе политическая ста бильность, государственная политика и правовое регули рование, оппозиция порядка и анархии, закона и право вой аномии;

- технологическом: неразвитый и развитый мир, выра ботка «конкурентоспособной психологии», опора на тех нологические достижения современности и будущего.

Общее распределение вышеназванных измерений в вы сказываниях лидеров мнений представлено в таблице 9.

Таблица Приоритетная зона духовной консолидации социума Значимое измерение Распределение материа лов нравственно-этическое гносеологическое государственно-правовое технологическое Анализ результатов позволяет говорить о преоблада нии нравственно-этического измерения как приоритетной зоны духовной консолидации социума, актуализирует ситуацию поиска ценностной устойчивости, обеспечи вающей согласие между представлением субъектов о должном и нормирующими практиками действительно сти.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Примечания:

Исследование осуществлено в рамках программы грантов Прези дента Российской Федерации «Конкурс молодых учёных–кандидатов наук». Проект: «Толерантность в международных отношениях: мони торинг ценностного пространства современных СМИ» (МК – 7541.2006.6).

В качестве непосредственной базы анализа, для соотнесения с еже недельным изданием «АиФ», использовались номера регионального еженедельника «МК-Урал».

Об этом: Личная популярность: способы конструирования и методы исследования: Монография / Л. Б. Зубанова, Т. В. Барашева. – Челя бинск: ЧГАКИ, 2007. – 169 с.

Кашапов Ф. А., Басманова Н. Д.

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ БИОЭТИКИ КАК РЕАЛЬНЫЙ ВКЛАД В ПРОЦЕСС ДЕМОКРАТИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА Демократизация общества предполагает формирова ние новой базисной ценности, а именно толерантности.

Толерантность рассматривается как способность лично сти непредвзято оценивать людей, события и явления, обладающие различными чертами. Свойство толерантно сти формируется в общении людей друг с другом и, как само общение, является важнейшей потребностью лично сти и критерием демократичности общества. Толерант ность принадлежит личности и является проблемой раз вития личности. В свободном обществе классово-идеоло гические ценности всё более замещаются ценностями общечеловеческими, такими как уважение автономии и прав человека, доброта и искренность, милосердие и вза имопонимание, способность ценить не только свою сво боду, но и свободу другого. Чтобы понимать уникаль ность и ценность другой личности, надо самому быть личностью. Чтобы быть толерантным, надо быть лично Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы стью. Это не только духовно-нравственная проблема межличностного общения, но и юридическая проблема, в частности в биоэтике, политике, экономике. Не трудно быть высоким профессионалом, трудно быть личностью.

«Больное общество» выявляет не только неспособность людей к проявлению человеческих качеств, но зачастую порождает прямо противоположные свойства – эгоизм, агрессивность, жестокость, нежелание услышать и по нять другого, т. е. в целом феномен нетерпимости.

Особенностью современной духовной жизни России является сосуществование различных, порой диамет рально противоположных мировоззренческих ориента ций. В этих условиях вопрос об интеллектуальном и эти ческом самосознании человека приобретает особую ост роту. Жизнь становится всё более «диалогичной». Обще ние является проявлением сущности человека, это важ нейшая сторона человеческой деятельности, заключаю щаяся в отношении одного человека к другому на основе взаимного признания автономии человека и уважения его прав. Общение базируется на потребности человека в че ловеке, является первичным условием бытия человека как человека и его включённости в культуру.

Общение, в отличие от коммуникации, симметрично, т. к. предполагает функциональное равенство участвую щих в нём лиц как субъектов совместной деятельности.

Коммуникация всегда ассиметрична, вместо общения ставится сообщение, которое, как правило, не диало гично, а монологично. Коммуникация заменяет общение, общение всё более становится коммуникативным. На ме сто субъективной, личностно-экзистенциальной связи между людьми, при сохранении автономии общающихся сторон, ставится чисто информационный процесс, пере дача субъектом некой информации принимающему объ екту. Коммуникативная модель общения присуща отно шениям президента и правительства, правительства и россиян, некоторым реформам типа монетизации льгот, Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона которые будут съедаться последующей инфляцией. Про исходит монетизация образования, медицинских услуг, экономики. Причём наличие денег не обязательно обес печивает рост экономики. Коммуникативное общение хорошо подвергается монетизации, оставляя вопрос ка чества в ведомстве рынка.

В настоящее время остро стоит проблема культуры диалога, необходимость соблюдения следующих усло вий: способность воспринимать другого как личность;

принципиальное равенство и автономность партнёров;

признание уникальности, «инаковости» друг друга;

го товность услышать партнёра;

взаимодополняемость по зиций участников диалога;

ориентированность каждого на понимание «чужой» точки зрения. Диалог – это и ин формационное, и экзистенциальное взаимодействие ме жду общающимися сторонами, посредством которого устанавливается глубинное понимание, лежащее в ос нове толерантности.

Во многом эти качества формируются в ходе воспи тания. Поэтому интерес общества к сфере образования выступает как его интерес к собственному будущему.

Считается, что будущее хоть в какой-то мере зависит от того, что делается сегодня. Понимание, диалог, толе рантность пронизывает ткань социальных взаимоотно шений. При этом, как нам предоставляется, необходимо обратить внимание на необходимость одновременного развития интеллектуальных и этических способностей индивида, что является субъективным условием соблю дения прав человека.

Проблема философского осмысления прав человека явилась одной из важнейших, обсуждавшихся на XX Всемирном философском конгрессе, который проходил в 1998 г. в США. В итогах конгресса обращено внимание на необходимость одновременного развития интеллекту альных и этических способностей индивида, что является условием соблюдения прав человека. Этическое обуче Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ние, по мнению И. Кучуради, призвано помочь обучае мому осознать человеческую идентичность всех людей, а также укоренить уважение к самому себе [1].

Права человека – это область гуманитарного знания.

В силу тоталитарного характера социально-политичес кого строя и идеологизированного подхода данная про блема в отечественном обществоведении долгое время изучалась односторонне. Идея прав человека трактова лась как проявление абстрактного буржуазного гума низма. Считалось, что реально существуют лишь такие права человека, которые дарованы ему государством. От рицалась идея социально-духовной сущности неотъем лемых прав человека и их общечеловеческий характер.

Тоталитарная идеология, которая обосновывает необхо димость полного подчинения прав индивида обществен ным интересам, лишает всякого смысла постановку во проса об автономии личности и порождает правовой ни гилизм.

Права человека – это проявление свободы во всех сферах жизнедеятельности личности. Чем больше у чело века прав, тем реальнее его свобода. Как и свобода, права человека имеют негативное и позитивное значение. Это право, с одной стороны, от принуждения и вмешатель ства в личную жизнь и право, с другой стороны, для са моопределения, самовыражения, реализации творческих способностей, достойного существования. Если отнять у человека право на жизнь, свободу совести и убеждений, уважение человеческого достоинства, невмешательство в личную жизнь, то человеческая личность просто исче зает. Все человеческие права направлены в конечном итоге на обеспечение творческой свободы личности.

Однако, как справедливо отмечает А. Д. Гусев, «даже многие юристы не понимают, что такое права человека»

[2]. Это относится и к проблеме реализации прав чело века в биоэтике. Тем более, что одним из основных принципов биоэтики является принцип уважения прав и Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона достоинства человека. До сих пор продолжается «спор факультетов» о дисциплинарном профиле философии права. После Гегеля философией права занимаются в ос новном юристы. «Представители философии, если и об ращаются к философско-правовой тематике, то по пре имуществу – в рамках истории философии и права» [3].

Одной из причин непонимания прав человека является смешение понятий «права человека» и «права гражда нина», «правовой сущности» и «правового явления». Ес ли для теории прав гражданина основными понятиями являются законность и противозаконность, то для теории прав человека – человечность и бесчеловечность. При знание различий между правами человека и гражданина имеют важное теоретическое и практическое значение.

Исторический опыт показывает, что смешение этих прав чревато для общества серьёзными политическими потря сениями, когда одна часть общества лишала гражданских прав другую часть и тем самым обрекала её на гибель.

Права человека носят всеобщий характер, они присущи любому человеку, кем бы он ни был, где бы он ни нахо дился. Права человека – это неотъемлемое, естественное свойство личности. Они составляют духовно-нравствен ную основу прав гражданина. Лишение прав гражданина никогда не должно отменять наличие у людей прав чело века и главного из них – право на жизнь. На это обстоя тельство обратил внимание русский философ Владимир Соловьёв. Он писал: «Быть гражданином есть само по себе положительное право и как таковое может быть от нято без внутреннего противоречия. Но быть человеком есть не условное право, а свойство по существу неотчуж даемое, и только одно, будучи принято за первооснову всяких прав, может сообщить им принципиальную не прикасаемость» [4].

Право на жизнь является атрибутивным свойством человека, т. е таким свойством, которое нельзя передать другому человеку или государству и которое является Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы условием развития других свойств и созидательных спо собностей. Человек, лишённый права на жизнь, свободу, уважение достоинства, права на участие в решении об щественных вопросов, перестаёт быть личностью. Только обладая жизненными правами, человек становится авто номией, уникальной личностью, субъектом историче ского развития и абсолютной ценностью.

Понимание сущности прав человека и путей их обес печения в огромной степени зависит от внутреннего мира человека, его духовно-нравственного развития. Права человека, как его собственность и важнейшее достояние, выражают его жизненные потребности, а также отноше ния с другими людьми, благодаря которым человек полу чает свободу и возможность саморазвития. Для каждого человека право – это моральное обоснование свободы действовать по собственному разумению для достижения собственных целей, по своему добровольному, сделан ному без принуждения выбору. «Понятие права,– пишет американская писательница и философ Айн Ренд,– имеет отношение только к действию, а именно к свободе дейст вия» [5].

Биоэтика выступает как важнейший элемент совре менного социально-гуманитарного знания и является од ним из условий осознания необходимости борьбы против социальной несправедливости и борьбы за существова ние прав человека в целом. Прогресс биомедицины мо жет явиться одной из причин ещё большего расслоения мира на бедные и богатые страны в связи с огромной стоимостью новых технологий, генной терапии. Немень шую социальную опасность несёт в себе сложившийся элитарный или дискриминационный характер медицин ской помощи [6]. Углубление социальной несправедли вости неизбежно приводит к чрезмерной инфляции прав человека. Знакомство с биоэтикой помогает развить не только свои интеллектуальные, но и этические способно сти, осознать их единство и неразрывность. Благодаря Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона биоэтике открывается возможность в максимальной сте пени культивировать в своём духовном мире интуицию взаимозависимости интеллектуального и этического.

Биоэтика показывает, что интеллектуальное образование, если оно не сопровождается одновременным этическим образованием, остаётся ущербным, и наоборот – их внут ренняя связь формирует волю к жизни. Биоэтический тип мышления, когда интеллектуальное развитие опосредо вано развитием этических способностей, помогает чело веку понять его идентичность с другими людьми и тем самым пробудить искреннее желание или волю поступать так, чтобы к другому относиться как к цели, а не только как к средству.

Наиболее перспективный способ формирования био этического способа мышления – это преподавание био этики с философским осмыслением проблем жизни и смерти, соотношения духовного и материального в жизни человека, а также понимание духовно-нравственной сущности прав человека и его свободы. Благодаря био этике у людей формируется уважение к человеческому достоинству, правам и свободам другого человека. Био этика как элемент философского образования позволяет преодолеть утилитарное отношение к воспитанию, кото рое основано на представлении о том, что человек – это объект, а не субъект воспитания, что его готовят быть исполнителем чужой воли и замыслов, т. е. быть простым работником, гражданином. Такое образование носило чётко выраженную идеологическую направленность и соответственно содержание воспитания определялось господствующими общественными отношениями и под чинялось политическим целям. В мировом сообществе господствует представление о том, что человек не дол жен быть объектом принудительной идеологической об работки. Когда говорится, что человек является не объек том, а субъектом воспитания, то в данном случае речь идёт о воспитании в человеке самобытности, формирова Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы нии уникальной индивидуальности. В таком качестве он имеет право свободно и ответственно выбирать свой жизненный путь, исходя из своих интересов и потребно стей, чтобы развивать свои способности. Право свобод ного обмена идеями и знаниями, право свободного по иска объективной истины способствует осознанию людьми своей принадлежности к мировому сообществу, основанному на признании самоценности отдельной лич ности.

Литература:

1. Гусев А. Д. О правах человека и гражданина // Социально-гума нитарные знания. – 2000. – № 3. – С. 88.

2. Гусев А. Д. О правах человека и гражданина // Социально-гума нитарные знания. – 2000. – № 3. – С. 79.

3. Нерсесянц В. С. Философия права: либерально-юридическая концепция // Вопросы философии. – 2002. – № 3. – С. 13.

4. Соловьёв В. С. Оправдание добра. – Соч. в 2-х томах. – М., 1988. – Т.1. – С. 176.

5. Рэнд Айн. Концепция эгоизма. – СПб., 1995. – С. 48.

6. Комаров Ф. И., Лопухин Ю. М. Права человека и биомедицин ская этика // Клиническая медицина. – 1998. – № 4. – С. 4.

Колесников В. А.

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РЕГИОНЕ С введением в Российской Федерации «двухуровне вой» организации местного самоуправления (на основе №131-ФЗ, 2003 г.) связываются ожидания по преодоле нию существенных недостатков прежней модели: а) от ход от искусственного единообразия муниципальных об разований и переход к качественному их различению;

б) чёткое определение расходных полномочий муниципаль Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона ных образований (которое зависит от их качественных характеристик и возможностей);

в) обеспечение соответ ствия расходных полномочий доходным источникам ме стных бюджетов;

г) построение эффективной системы межбюджетных отношений. При этом основной акцент в развитии перенесён на базовую форму муниципальных образований – городские и сельские поселения.

Муниципальные образования поселенческого типа – полноценные системы территориальной организации ме стного самоуправления и решения вопросов местного значения в силу их естественности: люди рождаются, живут, работают, создают семьи в конкретных поселе ниях. Городские и сельские поселения со статусом муни ципальных образований – это открытые системы, взаи модействующие между собой, тогда как территориаль ные образования районного или окружного типа пред ставляются более эффективными для решения вопросов государственного значения и межмуниципальных задач.

В связи с этим вызывает сомнение позиция О. В. Берга о нецелесообразности создания «внутрирайонных муници пальных образований», но только на уровне районов и городов значения субъекта РФ следовало закреплять ста тус муниципальных образований [1]. Другая крайность территориальной муниципальной организации выявилась в проекте статутного закона о местном самоуправлении, предложенного республикой Башкортостан. Документом предлагалось территории административно-территори ального устройства субъекта РФ, то есть территории еди ниц, непосредственно входящих в состав субъекта РФ – например, Башкортостана, в которых должно осуществ ляться государственное управление, – отделить от терри торий осуществления местного самоуправления и реше ния вопросов местного значения. Исключалось, таким образом, формирование и функционирование муници пальных образований на административных территориях субъекта РФ (исключались также понятия «муниципаль Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ный район», «городской округ»). А так как администра тивно-территориальное устройство устанавливается са мим субъектом РФ, то территория для осуществления муниципальных полномочий и функционирования муни ципалитетов как единиц местного самоуправления стано вилась неопределённой и субъективированной в зависи мости от административно-территориальных установле ний регионального законодателя. Заметим, что, согласно Конституции РФ, местное самоуправление осуществля ется на всей территории страны (а, следовательно, на всей территории конкретного субъекта РФ).

Административно-территориальное устройство субъ екта РФ – важный фактор воздействия на территориаль ную организацию местного самоуправления, так как только с его учётом возможна конкретизация особенно стей функционирования местной системы на территории региона, обретают определённость и основные типы тер риторий местного самоуправления: «внутригородская территория города федерального значения», «территория муниципального района», «территория городского ок руга», «территория городского поселения» и «территория сельского поселения» в составе муниципального района, «межселенная территория» – территория, находящаяся вне границ поселений (см.: ст. 2 №131-ФЗ, от 6 октября 2003 г.). В Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Фе дерации» содержание территории муниципального посе ленческого образования раскрывается посредством сле дующих составляющих: 1) это «исторически сложив шиеся земли населённых пунктов», т. е. собственно му ниципальные земли;

2) прилегающие к ним земли «об щего пользования»;

3) территории традиционного приро допользования населения соответствующего поселения;

4) рекреационные земли;

5) земли, необходимые для раз вития поселений (п. 1, ст. 11 № 131-ФЗ).

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Подчеркнём, что в отношении рекреационных муни ципальных земель запрещается деятельность, препятст вующая их использованию по целевому назначению. Это земли, предназначенные для отдыха, туризма, земельные участки санаториев, лечебниц, баз, лагерей, домов охот ника;

парки и лесопарки, спортивно-оздоровительные тропы, трассы;

земли пригородных зелёных зон за преде лами городской черты, леса и лесопарки. Некоторые ис следователи (например, Э. Н. Сокол-Номоконов, Э. В.

Макаров) считают, что сегодня следует уточнить в пра вовых документах взаимосвязь понятий «поселение» и «населённый пункт» как заселённой части муниципаль ного образования, так как большинство муниципальных образований имеют значительные незаселённые террито рии: «Наша позиция заключается в том, что изменения должны быть внесены в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Рос сийской Федерации». Изменения эти могут заключаться в возвращении к традиционному пониманию термина «по селение» как населённой территории. Что касается сель ских территориальных образований, которые разграни чивают между собой всю территорию муниципальных районов, то они могли бы получить иное наименование:

«волость» или «сельский округ» [2]. Такой подход можно принять и согласиться: это более соответствует традиции территориальной организации местного самоуправления в России, отвечает сложившейся языковой практике и не потребует существенной переработки земельного и гра достроительного законодательства.

Отметим, что в границах муниципального образова ния могут использоваться «другие земли» как территории со специальным статусом, то есть как специальные тер ритории административного управления или приобре тённые земли. Территории со специальным статусом, на пример в Иркутской области, – это территориальные объекты, созданные для осуществления отдельных функ Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ций государственного управления на территории муни ципального образования, для сохранения традиционных форм хозяйствования, функционирования населённых пунктов исторического значения, размещения закрытых территориальных образований, создания особых эконо мических зон. Специальные территории административ ного управления образуются решением представитель ного органа местного самоуправления, обусловлены спе цификой развития отраслей местного хозяйства и соци альной сферы. Перечень и наименование органов, осуще ствляющих управление указанными территориями, за крепляются в Уставе муниципального образования и в Положении об управлении указанной территорией. При обретаемые земли для муниципальных нужд (если собст венных недостаточно), как правило, необходимы для раз вития муниципальных образований. Отметим, что Граж данский кодекс РФ в ст. 279 устанавливает и закрепляет право, порядок выкупа земельных участков для муници пальных нужд у иных собственников как одну из форм приобретения земли, увеличения муниципальной собст венности, а, следовательно, и территории муниципаль ного образования.


К основным факторам, определяющим социально территориальные особенности муниципального образо вания целесообразно отнести: а) интересы совместного проживания, определяющие совместное использование ресурсов для производственной и хозяйственной дея тельности, совместное пользование социальной инфра структурой, регулирование общественной жизни, объек тивируемые основными характеристиками населённого места;

б) географические факторы, характеризующие территорию муниципального образования и влияющие на условия совместного проживания и жизнедеятельности – пространство территории и её природные условия, влия ющие на однотипность производства или взаимодо полняемость, образ жизни населения и предопределяю Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона щие форму его расселения;

в) хозяйственные факторы, обусловливающие инфраструктурное единство террито рии муниципального образования: существенно значение полной или неполной социальной инфраструктуры при решении вопросов местного значения и обеспечении комплексного развития территории местной жизнедея тельности;

г) факторы оптимальности территории, выяв ляющие обусловленность объёма компетенции того или иного муниципального образования в зависимости от ха рактеристик территории и возможностей ресурсного по тенциала муниципального образования.

Необходимо отметить, что в ряде субъектов РФ к 2002 г. был осуществлён переход от поселенческой к районной форме местных единиц, посредством «сворачи вания» поселенческой формы территориальной организа ции местного самоуправления – в Тюменской, Оренбург ской областях и др. А в отдельных субъектах (Владимир ской, Астраханской областях) с «двухуровневой» систе мой местного самоуправления район по отношению к внутрирайонным муниципальным образованиям наде лялся особыми правами. Так, во Владимирской области на основе регионального закона проводилась политика укрупнения муниципальных образований. Было введено и специальное понятие «муниципальное образование районного бюджетного регулирования», практически вы водившее бюджеты городов, посёлков из федерального и субъекта РФ законодательного поля с передачей прав на формирование бюджета поселенческого муниципального образования другому муниципальному образованию, то есть району. В Петушинском районе города Петушки, Покров, Костерево и др. муниципальные образования оказались в полной зависимости от района, устанавли вающего для внутрирайонных муниципалитетов отчис ления от налогов по своему усмотрению (утверждался принцип «административного подчинения», иерархиче ской зависимости).

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы «Район-матрёшка», функционировавший в рамках правового пространства, задаваемого статутным законом №154-ФЗ, подвергался критике сторонниками эффектив ного местного управления с аргументацией перевода района из территориальной формы муниципального об разования в «низовое» звено государственного управле ния, в целях полного использования (и защиты) поселен ческого принципа местного самоуправления. По убежде нию А. Воронина, поселенческий принцип организации местного самоуправления в действительности стабиль нее, чем районный территориальный. Люди живут в по селении, реализуют здесь первичные жизненные инте ресы, и органы местного самоуправления в поселенче ском муниципальном образовании более доступны и от крыты населению, прозрачнее контроль над ними [3]. А.

Мурашко констатировал, что переход ряда областей РФ к районным муниципальным образованиям – это уход от человека: «Идти надо к человеку, иначе органы власти будут сами для себя, а население – для органов власти»

[4]. В. Юдин настаивал, что «в районе-матрёшке со ста тусом муниципального образования власть отдалена от населения более, чем в поселенческих образованиях ме стного самоуправления;

целесообразно городские и сель ские поселения закреплять в качестве муниципальных образований, а государственное управление в субъектах федерации закрепить за центральными, региональными и территориальными (окружными и районными) органами государственного управления» [5].

Проблема соотношения районного и поселенческого типов местного самоуправления оказалась в фокусе об суждений: например, на межрегиональной научно-прак тической конференции «Законодательное регулирование деятельности органов местного самоуправления: опыт, проблемы, перспективы» (2001 г.). Среди участников дискуссии выявились как сторонники районной, так и поселенческой территориальной организации местного Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона самоуправления. Л. М. Берлина, например, отстаивала районный принцип организации местного самоуправле ния, позволяющий, по её мнению, «эффективно разви вать потенциал территории, отвечая сложившимся тра дициям»;

Б. Жамсуева, аргументируя противоположный подход, ссылалась и на решение Конституционного Суда РФ по Удмуртскому делу, где сказано: «Обязательное наделение района правами муниципального образования означает, что городское, сельское поселения, входящие в район, это право утрачивают и становятся лишь подраз делениями района как муниципального образования» [6].

Последняя позиция аргументировалась как адекват ная конституционному принципу, а так как территория местного самоуправления конкретна, то эта конкретность естественна только на уровне городского и сельского по селений. С данным подходом коррелирует и вывод из резюме по Астраханскому опыту: «Сколько ни загоняй в районы города или крупные посёлки, они всё равно до бьются самостоятельности (через суды и т. п.). Дело даже не в том, что города экономически сильны, а в том, что в городах и районах осуществляются разные виды дея тельности: город тяготеет к промышленному произ водству, а район – по преимуществу к развитию сельско хозяйственной отрасли. Поэтому и организованы эти территориальные единицы должны быть по-разному. Бо лее того, объединение города с районом приводит неиз бежно к тому, что либо город «поглощает» район и начи нает игнорировать его интересы, либо наоборот. Не слу чайно до Октябрьской революции 1917 г. в России дейст вовали и Городовое Уложение и Манифест 1861 г., кото рый регулировал сельские общины. Но там и там базой выступало поселение» [7].

Всестороннее обсуждение ситуации с территориаль ной организацией муниципальных образований состоя лось также в рамках круглого стола, организованного ре дакцией журнала «Муниципальная власть». Ряд участни Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ков дискуссии предложили варианты объективного ана лиза ситуации и аргументировали необходимость пере хода к новой управленческой модели в масштабах всей страны, исключая, однако, унификацию местного само управления» (Н. Барышников, Н. Емельянов) [8]. Отстаи вая важность рациональной модели территориальной ор ганизации местного самоуправления, В. А. Баболин (рек тор Московской академии предпринимательства) утвер ждал, что формы территориальной организации, как и объём полномочий органов местного самоуправления, нужно определять эксклюзивно для каждого муници пального образования, «для Тюмени – свой перечень полномочий, для села – свой». Истина «где-то посере дине» и решать это нужно только на месте: в одном слу чае муниципальное образование в рамках района целесо образно создавать, в другом район слишком велик или мал для решения тех или иных проблем, местных вопро сов. Большинство исследователей, в конечном счёте, пришли к необходимости использовать смешанный вари ант «двухуровневой системы» на основе преодоления недостатков действовавшей в период 1995–2003 гг. мо дели территориальной организации местного самоуправ ления в регионах России.

Заметим, что и по принятию нового статутного за кона №131-ФЗ в 2003г., утвердившего «двухуровневую»

систему организации местного самоуправления в РФ, разграничившего компетенцию и сферы ответственного решения вопросов местного значения адекватно каждому типу муниципальных образований, – проблема отноше ний муниципального района и поселений со статусом муниципальных образований в его составе является акту альной. По мнению многих исследователей (И. Бабичев, Д. Бессонов, А. Михайлов и др.), сегодня важно не толь ко чётко развести сферы районного и поселенческого уровней ответственности за местное самоуправление, но и обеспечить их эффективную взаимосвязь [9]. Анализи Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона руя новое соотношение муниципального района и посе лений в его составе, С. Мирошников на вопрос: «Будет ли являться соподчинением полномочие выравнивания бюджетной обеспеченности поселений, возлагаемое субъектом Федерации на органы местного самоуправле ния района?» – отвечает «нет», так как данная функция не является руководящей: субъект Федерации сам её реа лизует либо передаёт муниципальному району как от дельное государственное полномочие. Субъект РФ не вправе руководить органами местного самоуправления поселений, тем более органы муниципального района не являются для них руководящей инстанцией, даже если поселениям передаются какие-то средства [10].

По новому статутному закону о местном самоуправ лении все трансферты на выравнивание бюджетной обес печенности сегодня считаются собственными доходами муниципального образования, в которые не могут вме шиваться как органы государственной власти, так и дру гие (например, муниципальные районы) муниципальные образования. Отмечая важность повышения самостоя тельности и ответственности поселений в отношении к району, нельзя не учитывать сохраняющуюся слабость экономической составляющей муниципальных районов, в частности: отсутствие базы местных налогов, закреплён ных за данным уровнем самоуправления, несбалансиро ванность расходных обязательств и доходных полномо чий у муниципальных районов – на что особо указыва лось в специальном «Обращении КМО (Конгресса муни ципальных образований) к Комитету Госдумы РФ по бюджету и налогам перед рассмотрением изменений в Бюджетный Кодекс в третьем чтении».


Важной целью проводимой сегодня в РФ муници пальной реформы является преодоление авторитарной недемократической практики в местном самоуправлении и обеспечение приоритетности представительной власти, в частности посредством повышения роли представи Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы тельных органов муниципальных поселений, утвержде ния их решающей компетенции и контрольных полномо чий при решении вопросов местного значения. Эта цель взаимосвязана с повышением гарантий поселенческому уровню территориальной организации местного само управления, разграничением сфер ответственности и во просов местного значения на поселенческом и районном муниципальных уровнях. Справедливо утверждение, что «район выступает в качестве «надстроечной» структуры в системе местного самоуправления, и его органы долж ны действовать не в интересах района как такового, а в интересах поселений, входящих в его состав» [10] (здесь базовый реформаторский принцип – «не поселения для района, а район для интересов развития поселений со статусом муниципальных образований»). С выявленной приоритетностью соотношения муниципальных террито рий коррелирует важный организационный принцип: со гласно №131-ФЗ и в интересах государства обязан дейст вовать район, так как на данный территориальный уро вень местной власти возлагается исполнение отдельных государственных полномочий.

Литература:

1. Берг В. В. Разграничение государственной власти и местного самоуправления: организационные и территориальные аспекты / В. В. Берг // Российское право. – 2001. – № 4. – С. 25.

2. Сокол-Номоконов Э. Н. О некоторых аспектах формирования территориальных основ местного самоуправления в Российской Федерации в условиях правовой реформы / Э. Н. Сокол-Номоко нов, А. В. Макаров // Муниципальная власть. – 2004. – № 6.– С. 23.

3. Воронин А. Г. Резюме по астраханскому опыту / А. Г. Воронин // Муниципальная власть. – 2000. – № 5. – С. 82–83.

4. Мурашко А. Лучше меньше, да лучше. О реальной способности поселенческой модели местного самоуправления / А. Мурашко // Муниципальная власть. – 2001. – № 6. – С. 7.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона 5. Юдин В. Равнение на поселение. Две модели местного само управления: перспективы развития / В. Юдин // Муниципальная власть. – 2001. – № 5. – С. 29–31.

6. Ламажапов Л. Миллион терзаний / Л. Ламажапов, О. Чамитдор жиева, Э. Зомонова // Муниципальная власть. – 2001. – № 5. – С.

24–27.

7. Воронин А. Г. Резюме по астраханскому опыту / А. Г. Воронин // Муниципальная власть. – 2000. – № 5. – С. 83.

8. Больше моделей хороших и разных. Круглый стол // Муници пальная власть. – 2001. – № 5. – С.6;

Барышников Н. Попытка объ ективного анализа / Н. Барышников // Муниципальная власть. – 2001. – № 5.

9. Бабичев И. Разграничение собственности, регулирование зе мельных отношений / И. Бабичев // Муниципальная власть. – 2004.

– № 5. – С.22;

Бессонов Д. Детские болезни местного самоуправ ления / Д. Бессонов, А. Михайлов // Муниципальная власть. – 2004. – № 3. – С. 13–14;

Доклад на заседании межведомственной рабочей группы по вопросам федеральных отношений и местного самоуправления комиссии при Президенте РФ // Муниципальная власть. – 2004. – № 6. – С. 4–5.

10. Мирошников С. Реформа повысит самостоятельность органов власти всех уровней / С. Мирошников // Муниципальная власть. – 2004. – № 4. – С. 18–19.

11. Широков А. Н. Организационные основы местного самоуправ ления / А. Н. Широков, С. Н. Юркова // Муниципальная власть. – 2003. – № 6. – С. 47.

Королёва Л. А., Королёв А. А.

РЕЛИГИОЗНАЯ АКТИВНОСТЬ МУСУЛЬМАН-ТАТАР В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОГО РЕГИОНА) С началом «перестройки», провозгласившей демо кратизацию политической системы, государственно-ре лигиозные отношения в нашей стране претерпели карди нальные изменения. Политические и правовые перемены привели к ликвидации существовавших на протяжении Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы десятилетий официальных и неофициальных запретов, административных гонений на верующих. Религия полу чила право на существование. Во второй половине 1980-х гг. наблюдается значительный всплеск религиозности в государстве, обусловленный, прежде всего, кризисом российского общества – социальным, экономическим, политическим и моральным. Кроме того, определённую роль в данном явлении сыграли дискредитация и ломка господствовавших в обществе социалистических идеалов и ценностей. Изменение вектора культурных и мораль ных ориентиров в массовом сознании населения способ ствовали переоценке роли и места религии в обществе, позиционируя её, в первую очередь, как феномен миро вой и национальной культуры, как моральную опору об щества. Серьёзное значение имело и крушение системы атеистического воспитания. Гайнутдин Р., председатель Духовного управления мусульман Центральной и Евро пейской частей России, справедливо отмечал, что «глав ное достижение демократических преобразований в Рос сии для нас, мусульман, выражается, безусловно, в нашей духовной свободе, в том, что мы можем открыто чувст вовать, проявлять свою принадлежность к исламу, гор диться принадлежностью к исламу, мусульманской куль туре, мусульманскому миру» [1]. Определённую роль сыграло и то, что историческая память народа зафикси ровала примеры позитивного значения религии в кризис ные и переломные периоды российской истории. В слож ные времена к религии обращались как к надёжной опо ре, которая способна помочь народу выстоять.

В постсоветской России религиозная активность му сульман резко возросла. Значительные изменения про изошли в это время и в жизни пензенских мусульман.

Пензенская область относится к регионам традиционного проживания мусульман в России. В крае насчитывается свыше 110 тысяч мусульман. Исламский культ испове дует татарское население области, составляющее свыше Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона 5% всех проживающих в регионе. Татары в Пензенской области проживают компактно в 47 населённых пунктах 15 районов. В 2000 г. в Пензенской области было зареги стрировано 71 мусульманское объединение. В регионе действовало 53 мечети, строилось 10 новых молитвенных зданий. Именно на конец 1980 – начало 1990-х гг. прихо дится «всплеск» подачи заявлений по поводу открытия мечетей. Так, в 1988 г. в Совет по делам религий были направлены ходатайства об открытии «богомольного до ма»-мечети от верующих с. Мочалейка Каменского райо на, Средняя Елюзань Городищенского района Пен зенской области и т. д. [2].

В конце 1990-х гг. в мусульманской умме России произошли кардинальные изменения в организационной структуре и принципах деятельности. Спецификой му сульманского «ренессанса» стало возникновение духов ных управлений и духовных центров, которые обусло вили децентрализацию «возрождения» и хаотичность в развитии. Существовавшие на территории России два духовных управления мусульман (ДУМ): Европейской части СССР и Сибири с центром в г. Уфе (ДУМЕС) и Се верного Кавказа с центром в г. Махачкале (ДУМСК) – распались на новые структуры. Импульсом такого цен тробежного процесса явились распад СССР, суверениза ция субъектов РФ, влияние зарубежных религиозных центров и т. д. На Европейской части России, в Поволжье и Сибири были созданы ДУМ по национальному при знаку. Кроме того, началась борьба некоторых муфтиев за лидерство в мусульманской общине России, в резуль тате которой возникли автономные духовные управления и казиаты. В начале 1990-х гг. ряд имамов вышли из со става ДУМЕС (председатель – муфтий Таджуддин Т.) и стали формировать новые управления. ДУМЕС был пре образован в Центральное духовное управление мусуль ман России (ЦДУМР, председатель – муфтий Таджуддин Т.). Среди новых духовных управлений наиболее круп Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ными стали ДУМ Европейской части России (ДУМЕР, председатель – муфтий Гайнутдин Р.) и ДУМ Азиатской части России (ДУМАЧР), на основе которых образовался Совет муфтиев России (СМР).

Пензенская мусульманская умма также не избежала раскола. Наряду с Единым духовным управлением му сульман Пензенской области (ЕДУМ) (председатель – сопредседатель Совета муфтиев России Бибарсов А.), сформированном для управления и координации дея тельности мусульман в 1998 г., на территории области функционирует Независимое духовное управление му сульман (НДУМ).

Определённым свидетельством укрепления позиций ислама в стране в целом и в Пензенской области в част ности стали торжества в 1989 г. по случаю 1100-летия (по мусульманскому календарю) принятия ислама Волжской Булгарией и в 2000 г. по случаю 1400-летия начала рас пространения ислама на территории России. В 2000 г. в Пензе был создан специальный Организационный коми тет по подготовке и проведению в области праздничных мероприятий по поводу 1400-летия начала распростране ния ислама на территории России во главе с заместите лем председателя Правительства области Лаптевым Ю.

А. В связи с праздничными событиями по Поволжью бы ла предпринята поездка делегации Совета муфтиев Рос сии во главе с муфтием Гайнутдиновым Р. 28 июля г. делегация прибыла в Пензу. В честь праздника в горо де состоялись пятничные джума-намазы, пресс-кон ференции и т. д. В центре Пензы был проведён торжест венный молебен и церемония закладки камня в фунда мент Мемориальной мечети, посвящённой памяти му сульман, погибших в годы Великой Отечественной вой ны, и 1400-летию начала распространения ислама на тер ритории России. По пути следования делегация раздавала исламскую литературу, изданную Российским фондом «Ибрагим бин Абдулазиз Аль Ибрагим» [3].

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Активность мусульман-татар обусловила появление в регионе национальных и религиозных образовательных учреждений. Так, в Пензенской области к началу 2000 г.

действовало 14 исламских просветительских центров с библиотеками и книжными лавками [4];

в 2003 г. был об разован Пензенский исламский колледж (медресе).

В настоящее время в Пензенском регионе сущест вуют мактабы (мектебе), непрофессиональные учебные заведения, предлагающее мусульманам начальное рели гиозное образование по программе, разработанной и ут верждённой ДУМ Европейской части России («Благо родный Коран», Корановедение, Таджвид;

арабский язык;

история пророков;

биография пророка Мухаммада, мир ему!;

акыда – вероучение;

фикх;

тафсир;

хадисове дение;

татарский язык;

ахляк) [5]. В крупных населённых пунктах области (г. Пенза, г. Кузнецк, с. Средняя Елю зань, с. Качалейка, с. Старый Карлыган, с. Индерка, с.

Карновар, с. Кикино и т. д.) открыты курсы по изучению татарского, арабского языков, основ ислама;

для детей организовываются летние курсы по изучению основ ис лама (с. Кикино, с. Качалейка и т. д.), на которых прово дились занятия по дисциплинам: исламское вероучение (акыда), исламское право (фикх), жизнеописание пророка Мухаммада, мир ему (сира), уроки исламской этики и нравственности (адаб ва ахлак), Коран и арабский язык [6]. С 2000 г. функционирует летний исламский оздоро вительный лагерь для детей из районов области (на базе лагеря «Костёр» в Неверкинском районе).

Одной из форм активности пензенских татар стали общества татарской культуры, татарские народные ан самбли. Собственно в г. Пензе действует областное об щество татарской культуры «Якташлар» (Салюков Р.). На местных телеканалах пользуются популярностью про граммы, посвящённые вопросам ислама и национальной культуры («Беседы о религии», телевстречи со служите лями культа и т. д.). При пензенских мечетях организо Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы вываются просмотры исламских фильмов («Напоминание о смерти», «Омар Аль Мухтар» и т. д.).

По просьбам верующих 1 сентября 2000 г. имам-ха тыб Пензенской соборной мечети Забиров Р.А. принял участие в торжественном собрании, посвящённом «Дню знаний» и началу учебного года в Пензенском филиале Современного гуманитарного института.

Значительную роль в возрождении ислама играют пе риодические мусульманские средства массовой инфор мации, появившиеся в России в начале 1990-х гг. В Пензе с 1998 г. издаётся газета ЕДУМ Пензенской области – «Солнце Ислама» (редактор – имам-хатыб Пензенской соборной мечети Забиров Р. А.).

В последнее время в Пензенской области, как и в Та тарстане и Башкортостане, местная администрация отме чает проявление радикального ислама – ваххабизма, адептами которого часто выступают работающие има мами и преподавателями медресе выпускники исламских институтов и университетов Саудовской Аравии (им. Ко роля Фахда), Кувейта, Туниса («аз-Зейтуна»), Египта («аль-Азхар»), Марокко («аль-Каравиин»), их шакирды (ученики), молодые интеллектуалы, студенты светских вузов. Конфликты в собственно мусульманской среде иногда столь значительны, что вызывают обеспокоен ность своих лидеров. Имам Духовного управления му сульман Поволжья Бибарсов М. призвал других лидеров:

«Мудрость мусульманского руководства должна состоять в том, чтобы не разделять мусульман на суфиев, фунда менталистов, ваххабитов, ханафитов, шафиитов и т. д., а найти золотую середину, к которой призывал Пророк, и работать во имя Аллаха и исламской уммы» [7]. В 2002 г.

в с. Средняя Елюзань состоялся съезд Регионального Ду ховного Управления мусульман Пензенской области, де легаты которого выработали программу дальнейшего со трудничества традиционных конфессий во имя сохране ния мира на пензенской земле и приняли обращение к Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона жителям области о необходимости противостояния рели гиозному экстремизму и нетерпимости со стороны пен зенских мусульман и христиан.

Несмотря на наличие определённого рода разногла сий в целом отношения между духовенством ислама и православия в России характеризуются терпимостью и стремлением к сотрудничеству. Но необходимо заметить, что на данный момент существует заметное расхождение между конституционной характеристикой Российской Федерации как светского государства, в котором закреп лено равенство религиозных объединений между собой и отделение их от государства (ст. 14 Конституции РФ), и фактическим состоянием дел. Постепенно складывается картина, свидетельствующая о возрождении иерархии конфессий, характерной для дореволюционного периода, и обретения РПЦ фактического статуса государственной церкви. В Пензенской области православные и мусуль мане существуют мирно, пожалуй, даже «дружат». Мест ные власти старательно поддерживают такое положение дел. Так, губернатор и глава администрации города при ветствуют как строительство церквей, так и мечетей;

тра диционно выступают с поздравлениями верующих на православные и мусульманские праздники и т. д. Муфтий Регионального Духовного управления мусульман Юнкин А. входит в состав Общественной палаты, состав которой определял губернатор области.

В последнее время мусульманские религиозные праздники в Пензенском крае отмечаются со значитель ным размахом массовыми гуляниями, обширной куль турной программой и т. д. Во время Курбан-байрама ЕДУМ области бесплатно раздаёт мясо верующим.

Таким образом, с конца 1980-х гг. в российском об ществе происходят кардинальные изменения в религиоз ной политике государства. Исламский «ренессанс» мож но трактовать как одно из последствий уничтожения то талитаризма в СССР и перестроечных процессов Гор Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы бачёва М. С., главный импульс которого был внешним, со стороны властей.

Литература:

1. Гайнутдин Р. Российская Федерация – это её народы, испо ведующие разные религии // Россия и мусульманский мир. – 1997. – № 3. – С. 5.

2. Государственный архив Пензенской области (ГАПО) Ф.

2392. Оп. 1. Д. 141. Л. 3.

3. Солнце Ислама. – Пенза. – 2000. – № 5. – С. 16.

4. Грейни К. Возрождение системы национального образования в Республике Татарстан в период суверенитета (1990–1997 гг.) // Второй Международный Конгресс этнографов и антрополо гов. Тезисы. – Уфа, 1997. – Ч. I. – С. 107.

5. Солнце Ислама. – Пенза. – 2003. – № 36. – С. 9.

6. Солнце Ислама. – Пенза. – 2006. – № 1. – С. 3.

7. Бибарсов М. Раскол в умме углубляется // Независимая га зета. Религии. – 1998. – 15 апреля. – С. 4.

Левченко О. Н.

СИМУЛЯКР КАК ИНСТРУМЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ Коммуникация является сложным, разносторонним процессом, в котором всё взаимосвязано: субъекты, сама информация и каналы её передачи. Коммуникативный процесс предполагает использование различных методов и инструментов подачи информации, что делает комму никацию наиболее эффективной, поскольку с их помо щью она способна передавать в полной мере смысловые акценты коммуникатора реципиенту. Существуют раз личные теории, занимающиеся выявлением и разработ кой таких методов и инструментов. В современном по стмодернистском обществе, когда коммуникативное про Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона странство становится всё меньше, а скорость распростра нения информации всё выше, встаёт необходимость ис пользования таких методов и инструментов коммуника ции, которые наиболее эффективно привлекают внима ние большого круга реципиентов, отсюда возрастает внимание к психологическим аспектам человеческого сознания, а следовательно, растёт интерес к изучению манипуляции.

Сформулированное Ж. Делёзом в середине XX века и развитое во второй половине XX века Ж. Бодрийяром понятие «симулякр» отображает жизнь современного че ловека. Человек в процессе своей деятельности неосоз нанно обращается к принятым в обществе символам, преобразуя под себя окружающее пространство. Не мно гие знают, что в процессе своей деятельности они соз дают вокруг себя множество симулякров, и сама деятель ность становится, своего рода, симуляцией. Иначе го воря, современное информационное пространство пред ставляет собой соединение множества различных симу лякров, оформленных в систему для наиболее эффектив ного воздействия на сознание и поведение рядового среднестатистического гражданина. Особенно часто к созданию симулякров прибегают политтехнологи. Сле дует отметить, что симулякр специально не создаётся, он получается в результате деятельности по созданию мани пулятивной информации;

его достаточно легко распо знать в коммуникации, зная схему симулякроанализа.

Наиболее чётко суть симулякра и симуляции описы вает Ж. Бодрийяр. Он говорит, что в человеческом мире существует некая «сокращённая истина», в которой раз граничение правды и вымысла теряет свою чёткость, из этой «сокращённой истины» он и выводит понятие «си мулякр». Определяя симулякр как истину, соотнося щуюся с несуществующим, Ж. Бодрийяр предлагает рас сматривать её как финальную стадию эволюции отобра жений (имиджей) действительности.

Коммуникативное пространство региона:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.