авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«НОУ Челябинский институт экономики и права им. М. В. Ладошина ЭКОНОМИЧЕСКИЕ, ЮРИДИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА ...»

-- [ Страница 6 ] --

структура, субъекты, процессы В качестве примера симуляции, которая является обобщением симулякров, Ж. Бодрийяр приводит фено мен Диснейлэнда, таким образом, симулякр может опи сывать определённый стиль жизни. Создание этого стиля в образах и символах приводит к моделированию реаль ности. Сам симулякр представляет собой такую модель реальности, в которой определённые характеристики од ного предмета соотносятся с другим предметом и на ос нове этого соотношения делается вывод, что одни и те же характеристики могут быть присущи двум совершенно разным по своей сути явлениям. Данный приём особенно часто используется PR-технологами при создании имид жей. Например, в предвыборной кампании С. Ишмурато вой можно выделить следующую тенденцию: все её лич ностные качества удачливой спортсменки (стойкость, преодоление трудностей на пути к цели, умение побеж дать и т. д.) сопоставляются с качествами, которыми должен обладать политик. Таким образом, между собой приравниваются совершенно разные и, в некоторой сте пени, несопоставимые сферы деятельности: спорт и по литика.

Возникает вопрос: к чему можно отнести симулякр – к методам или к инструментам коммуникации в целом и политической коммуникации в частности. С одной сто роны, симулякр является теоретической моделью, позво ляющей выявить скрытые смыслы коммуникации и при менение в ней манипулятивных приёмов, следовательно, симулякр является методом. С другой стороны, можно пойти в обратную сторону, то есть не искать симулякр, а создать его, используя манипулятивные приёмы и маски руя нужные смыслы, в этом случае симулякр выступает инструментом коммуникации, так как становится источ ником манипуляции. При этом манипуляция создается путём сочетания символов (или знаков), которые в силу своего исторического развития перешли на подсозна тельный уровень человеческого восприятия.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Многие политические деятели прибегают к созданию симулякров, чтобы, во-первых, придать новизну своему базовому имиджу, а, во-вторых, показать свою универ сальность и умение приспосабливаться к новым усло виям жизни1. Особенно активно этот процесс происте кает в ходе предвыборных кампаний. Симулякр исполь зуется как вербально, так и невербально.

При создании симулякра используют определённые символы, характерные для данной категории избирателей в данное время. Так, исследователь в области политиче ской рекламы Д. Мисюров2 отмечает, что символ можно рассматривать как знак, а совокупность символов «од ного рода» – как знаковую систему. Поскольку символ сочетает в себе идеальное и реальное, он в некоторой степени позволяет разрешить извечный спор между бы тийным и сознательным. Таким образом, роль символики в сфере политики имеет большое значение, так как синтез идеального и материального позволяет соединить иде альное представление о власти с миром реальных вещей, создаваемым человеком.

Соответственно, классификацию политической сим волики можно разделить на две части: с одной стороны, к символике относятся реальные (материальные) вещи, воспринимающиеся человеком рационально, а с другой стороны, политическая символика учитывает многие психофизиологические особенности человека.

1. К рационально воспринимаемой политической символике относятся:

- Национально-государственная политическая символика (флаг, герб, гимн) - Архитектурные комплексы (здания, сооружения) - Скульптурные памятники политическим деятелям, ме мориалы, посвящённые историческим событиям - Знаки отличия (особые регалии высших лиц государ ства) - Денежные знаки Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы - Политическая топонимика (название улиц, городов, стран) - Ритуально-процессуальная символика (вступление гла вы государства в должность) - Наглядно-агитационная символика (лозунги, плакаты, листовки) - Политико-музыкальная символика (народные, револю ционные песни, популярные мелодии) - Предметно-объектная политическая символика (пред меты и объекты, особо значимые для данной националь ной общности, например, Царь-пушка) - Люди как политические символы (прежде всего поли тические лидеры) - Условно-графическая символика, включающая гераль дические знаки - Политический язык (специальная терминология) - Политическая мода и стиль (общие пристрастия сто ронников какого-либо движения) - Символы места и времени (границы, столицы, нацио нальные праздники) 2. Психофизиологические особенности человека, учитывающиеся политической символикой:

- Организация пространства с помощью сочетания верти кальных и горизонтальных объектов ощущается положи тельно в эмоциональном плане, т. к. позволяет, по ощу щениям человека, сохранять равновесие.

- В эмоциональном плане люди весьма отрицательно от носятся к любому возвышению над головой, именно по этому огромные здания и скульптуры превратились в символы.

- Матричные структуры зрительного анализатора чело века предпочитают воспринимать в первую очередь гео метрические структуры типа крест, круг, квадрат. При этом данное восприятие является бессознательным, что выделяют многие учёные, в частности К. Г. Юнг.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона - Восприятие цвета и цветовые коннотации, например, красный – кровь, голубой – небо, жёлтый – солнце и т. д., сочетание жёлтого и чёрного цветов воспринимается как знак опасности из-за окраски леопарда – первого врага приматов.

Эти общие символы сочетаются по-разному в зави симости от особенностей общества, в которое их поме щают. Для конкретного общества характерно конкретное сочетание символов, комбинируя которые, можно соста вить сообщение об основных структурах мышления, функционирующих в данной культуре. Таким образом, созданный симулякр будет специфическим для данного конкретного общества, поскольку он создаётся через спе цифические символы этого общества.

Рассматривая российского избирателя, можно выде лить два аспекта его особенностей:

1. Мало кто из россиян голосует за конкретную про грамму, предлагаемую кандидатом. Большинство из них даже не ориентируется в политическом спектре страны, основное внимание электорат обращает на личность кан дидата.

2. Идеализация личности кандидата: избиратель смот рит на кандидата не как на будущего представителя сво их интересов в органах власти, а как на человека, имею щего личностные качества, привычки (избиратель оцени вает, прежде всего, моральную сторону).

Таким образом, среди рациональных символов у рос сиян в первую очередь идут наглядно-агитационные, по литико-музыкальные, предметно-объектные и люди как политические символы. Психофизиологическое воспри ятие включает все особенности, но они будут эффектив ными только в сочетании с рациональными символами.

Реалии сегодняшней российской политики позволяют сделать некоторое расширение в типологии символов:

люди как политические символы – среди этой категории важную роль начинают играть спортсмены и звёзды шоу Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы бизнеса, отодвигая на задний план фигуры политических лидеров;

кроме того, избирательные кампании делают ставку не столько на свою программу, сколько на психо логические характеристики избирателя. Это проявляется, прежде всего, в построении имиджа, его фотографиче ской стороны. Так, выпускаются плакаты, брошюры, ка лендари с изображением кандидата, к которому добавлен какой-либо символ, характерный как для человечества в целом, так и для конкретного избирательного округа в частности.

Однако кандидатами предвыборных кампаний чаще всего всё-таки являются люди, занимающиеся политикой профессионально, что, несомненно, является положи тельным моментом. Их симулякры связаны в первую очередь с человеческими качествами: это обусловлено тем, что избиратель может сопоставить себя с политиком, а следовательно, понять его и, что самое главное, при нять, то есть отдать свой голос. К симулякру можно от нести и политический каламбур, который, например, пе ред выборами президента Российской Федерации в г. носил характер скрытой агитации: избирателям, голо совавшим впервые, выдавались футболки с надписью «Я голосую за президента!». Данную фразу можно было ис толковать двояко, во-первых, это президентские выборы, соответственно фраза «Я голосую за президента» озна чает, что я выбираю президента из числа кандидатов, указанных в предвыборном бюллетене;

во-вторых, кан дидатом в президенты был предыдущий президент и фра за «Я голосую за президента» может соответствовать вы ражению «Я голосую за этого кандидата». Таким обра зом, налицо факт появления симулякра, когда одна ре альность порождает совершенно иную реальность («ко пию копии»).

Распознать симулякр в коммуникации можно путём проведения симулякроанализа.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Однако следует отметить, что симулякр как техноло гия только формируется, поскольку он ещё не отделён полностью от PR-технологий и всё ещё находится внутри рекламных технологий3. Симулякр пока можно расцени вать как продукт рекламной деятельности в сфере мани пуляции массовым сознанием. Тем не менее, первичная структура симулякроанализа уже предложена разработ чиками манипулятивной психологии. Так, Р. Р. Гарифу лин4 разработал схему симулякроанализа. Он выделил приёмы и способы симуляции, вывел понятие «полуси мулякр». Полусимулякр эффективнее симулякра, так как он соединяет модель с реальностью.

При создании симулякра используются следующие принципы:

принцип пальмировки5 является подготовитель 1) ным этапом симуляции, включает исследование субъекта, которого будут вводить в заблуждение и подготовку си муляции с маскировкой её истинного смысла;

2) принцип пассировки6 – это сам процесс введения в заблуждение, который состоит из отвлекающих действия (смешение правды и лжи и т. д.) и действий, вводящих в заблуждение;

3) принцип шанжировки7 – конкретные действия симу лирующего, подменяющие одно явление другим.

Приёмы полусимулякра используются в процессе введения реципиента в заблуждение (принцип пасси ровки). Таких приёмов можно выделить семь:

1. Умолчание – это передача неполной истинной инфор мации, в результате заблуждаемый при анализе этой ин формации совершает ошибку.

2. Фальсификация (подтасовка) – это передача заведомо ложной информации по существу рассматриваемого во проса.

3. Дезориентация (замещение) – это передача не относя щейся к делу истинной или ложной информации с целью Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы отвлечь от существа рассматриваемого вопроса. Дезори ентация может быть как негативной, так и позитивной:

a. позитивная дезориентация – передача истинной ин формации не по существу вопроса;

b. негативная дезориентация – передача ложной инфор мации для искажения реальной картины действительно сти.

4. Пустословие (словоблудие) представляет собой пере дачу одновременно как истинной, так и ложной инфор мации, не относящейся к существу вопроса.

5. Маскировка представляет собой попытку скрыть ка кую-либо существенную информацию с помощью той или иной несущественной информации.

6. Полуправда – это смешение существенной истинной информации с существенной ложной информацией.

7. Переформализация – использование уловок. Сущест вует ложная переформализация (когда вносятся созна тельные искажения в процессе формализации знаний, например, в процессе перевода с одного языка на дру гой), многократный повтор информации (в соответствии с принципом «Истина есть многократно повторённый симулякр»), чередование разнородной информации (с целью снизить уровень критичности мышления, отвлечь внимание и так далее) и многие другие приёмы.

Можно выделить три сферы применения теории си мулякра в политической деятельности:

1. Политическая реклама (имидж, особенности обмена информацией в рамках PR-кампаний между кандидатами и электоратом).

2. Коммуникация политического поля: особенности пе редачи информации новостными источниками (в том числе политические и аналитические передачи).

3. В рассмотрении символики современных политиче ских партий: изучение закономерностей использующихся знаков в соотношении с современным восприятием этих знаков.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Для полноты картины рассмотрим, каким образом симулякроанализ используется в политической рекламе.

Структуру анализа симулякров в выборной кампании можно представить следующими последовательными этапами:

1. Анализ передаваемой через газетный материал инфор мации:

- использующиеся принципы симуляции: насколько пол но представлены, какой из трёх принципов преобладает (пальмировка, пассировка, шанжировка);

- использующиеся приёмы полусимулякров: описание способа использования каждого приёма, чем обусловлено применение именно этих приёмов;

- использующиеся психологические принципы: полнота использования психологических принципов, какой прин цип преобладает, его разработанность;

- негативные и позитивные проявления симулякров: про явление каких симулякров может принести необходимый результат, последствия проявления симулякров.

2. Анализ имиджа:

- выявление симулякров в имидже кандидата: симуляк ричные черты и их эволюция;

- характеристика основных этапов появления симуляк ров: превращение знака в симулякр;

- использующиеся символы в фотоматериале газеты;

- рассмотрение их трансформации в газетном материале.

В общем симулякроанализ предполагает разделение анализируемого явления на ряд составляющих, которые характеризуют это явление с точки зрения семиозиса, с точки зрения эффективности коммуникации, с точки зре ния целостности представленной имиджевой конструк ции (в том числе негативные проявления симулякров).

Симулякры, имеющие место в предвыборной кампа нии С. Ишмуратовой, можно разделить согласно схеме симулякроанализа на два вида: симулякры коммуникации и симулякры имиджа. Стоить отметить, что симулякры Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы имиджа в некоторых случаях перекликаются с симуля крами коммуникации, точкой их соприкосновения явля ется информационное сопровождение имиджа.

Симулякры коммуникации в основном классифици руют как негативные, поскольку именно они передают намеренно искажённую информацию, позволяющую формировать общественное мнение в выгодном для ис точника информации ключе. При этом симулякр заклю чается не в неинформированности реципиента, его не компетентности в тех или иных вопросах, но в воспри имчивости к передаваемой информации. Подобных нега тивных проявлений симуляции не удалось избежать и агитационным материалам С. Ишмуратовой, в них явно прослеживается подтасовка обратной связи с реципиен том и игнорирование негативных сторон поддерживаю щих её политических сил.

В симулякрах коммуникации явно прослеживается использование таких приёмов полусимулякров, как умолчание и полуправда. Умолчание используется в тек стах, касающихся характеристики политических сил, по луправда – в текстах, посвящённых отзывам о С. Ишму ратовой как кандидате на пост депутата.

Симулякры имиджа было выявить гораздо легче, что, прежде всего, связано с чёткостью подаваемой информа ции об имиджевых качествах;

если при анализе комму никативного обмена трудно выявить его специфические черты, то специфика имиджа, как правило, находится на поверхности. Это связано с тем, что информационную манипуляцию необходимо скрыть, а имидж должен быть понятен потребителю.

Можно выделить три основных симулякра в имидже С. Ишмуратовой:

1. Перенос качеств С. Ишмуратовой как спортсмена на С. Ишмуратову как политика, проведение между ними конкретных параллелей. Выделяются, прежде всего, ка чества, которыми в одинаковой степени должен обладать Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона как спортсмен, так и политик: сила, целеустремлённость, упорство, знание своего дела.

2. Возникает образ женщины как знак урегулирования спорных ситуаций, отмечается, что женщина «лучше все го может понять, проникнуться, посочувствовать беде… Женский взгляд – он ведь более внимательный, чуткий, и в то же время – трезвый, взвешенный». 3. Образ матери в продолжение женскому образу прояв ляется в отзывах, связанных с заботой о детях, их буду щем, открытость к чужим проблемам.

При этом можно легко проследить трансформацию начальных знаков, лежащих в основе имиджа С. Ишму ратовой, в симулякры. Основным симулякром имиджа является первый: отождествление спортсмена с полити ком, другие два симулякра дополняют его, делают образ эмоционально богаче.

Формирование основного симулякра в имидже С.

Ишмуратовой проходило следующим образом:

1. Отражение некой глубинной реальности: в образе будущего политика будет выступать реальный человек, сделавший карьеру в спорте. На данном этапе С. Ишму ратова предстаёт перед своими избирателями как олим пийская чемпионка, как человек, умеющий добиваться поставленных целей, человек волевой и сильный. Таким образом, мы имеем перед собой реальную картину, знак как он есть.

2. Маскировка и «извращение» этой реальности: проис ходит подмена понятий таким образом, что остаются все базовые характеристики – человек, умеющий добиваться поставленных целей, человек волевой и сильный, меня ется только понятие – вместо отождествления этих ка честв со спортсменом происходит перевод в политиче скую сферу, то есть эти качества отождествляют с поли тиком. Таким образом, получается следующая картина:

если С. Ишмуратова смогла добиться высоких результа тов в спорте за счёт того, что она целеустремлённая, во Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы левая и сильная, то она сможет добиться высоких резуль татов и в политической деятельности. Её положительные качества отражены в некоторых газетных статьях.

3. Маскировка отсутствия всякой глубинной реально сти: происходит информационная трансляция второго этапа, в результате чего в общественном мнении закреп ляются внесённые в образ на втором этапе коррективы, то есть в общественном мнении закрепляется представ ление о том, что С. Ишмуратова может стать успешным политическим деятелем за счёт своих личностных ка честв. На этом этапе возник потенциал будущего симуля кра.

4. Утрата всякой связи с реальностью, переход из строя видимости в строй симуляции, т. е. обращение знака в собственно симулякр. Происходит окончательное закре пление в общественном мнении отождествления изна чальных личностных характеристик с образом политиче ского деятеля, сформированный имидж может расцени ваться как симулякр.

Яркость оформления и эмоциональность подачи ин формации сделали эти симулякры более эффективными, показателем их эффективности может служить победа С.

Ишмуратовой на выборах.

Примечания:

Современные тенденции развития символического пространства политики и концепт идеологии (материалы дискуссии) // Полис. – 2004. – № 4. – Стр. 28–52.

Мисюров Д. А. Политическая символика: между идеологией и рек ламой // Полис. – 1999. – № 1. – Стр. 168–174.

Овчинников Б. В. Виртуальные надежды: состояние и перспективы политического Рунета // Полис. – 2002. – № 1. – Стр. 46–66.

Гарифулин Р. Р. Психология симулякров. – М., 1995.

Пальмировка – термин взят из иллюзионного искусства. Пальмиро вать значит спрятать в ладони.

Пассировка – также один из приёмов фокусников-симуляторов, оз начает симулятивные движения и пассы с каким-либо предметом.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Шанжировка – приём иллюзионистов, при котором происходит под мена одного предмета на другой (см. Иллюзионное искусство).

Газета «Жить! А не выживать…». – 2006. – 8 сентября. – С. 4.

Лесова Л. В.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ РОССИИ КАК РЕГИОНАЛЬНОЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ Ни в одном из современных европейских языков не существует точного словесного эквивалента русскому понятию «интеллигенция». Причину данного явления следует искать в социально-исторических особенностях развития российской национальной культуры. В отличие от Европы, где интеллектуальная элита зарождалась как профессиональный слой работников умственного труда, в России она всегда была особым общественным явле нием. Интеллигент в России не профессия, а высокое ду ховное звание, которого удостаивается человек любой социальной группы, живущий по закону совести. По сло вам Н. А. Бердяева, российская интеллигенция была иде алистическим классом людей, целиком увлечённых иде ями и готовых во имя своих идей на тюрьму, на каторгу и на казнь.

Датой рождения российской интеллигенции как осо бой идейно-политической силы наша отечественная фи лософия называет эпоху петровских реформ. А первым русским интеллигентом по праву считается А. Н. Ради щев, провозгласивший верховенство совести и благо на рода. Вспомним ещё раз эти простые, ставшие бессмерт ными строки: «Я взглянул окрест меня – душа моя стра даниями человечества уязвлена стала».

Откуда же берёт свои истоки особая нравственная чуткость российской интеллигенции? Предпосылка этого духовного явления возникает ещё в период крещения Ру Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы си. Именно тогда произошел раскол народного духа, вы разившийся в двоеверии: греко-православная форма гос ударственной религии встретила сопротивление народа и языческого жречества. Можно без преувеличения ска зать, что единый русский бог вырастал не естественным путём – из многобожия, как это было в Европе, а был насильственно привнесён в русскую веру. Этим и объяс няется особая, «языческая» религиозность русского народа. Вот что писал А. А. Блок, размышляя о духовных истоках российского православия: «Мистики мы особого рода: на русский лад. Мы действительно люди земли, ибо веруем, что Тысячелетнее Царствие наше будет не за гробом, не на небе, а на земле».

Этот раскол народного духа – на официальное право славие и «языческую» веру – разделил и интеллигенцию на два основных исторических потока: традиционную интеллигенцию, которая в силу общественного разделе ния труда обслуживала систему государственной власти, и интеллигенцию гуманистическую, передающую духов ные ценности народа из поколения в поколение. Если задача традиционной интеллигенции заключалась в том, чтобы обосновывать идеологию государственной целост ности российского общества, то гуманистическая интел лигенция выступала против этого иллюзорного единства, требуя равных прав для всех граждан России.

В 1825 году наиболее честные, европейски образо ванные представители дворянской интеллигенции вышли на Сенатскую площадь во главе трёх тысяч восставших солдат и младших офицеров. Французские историки XIX века удивлялись благородству русских: во Франции тре тье сословие, бунтуя, требовало себе такой же жизни, как у высших сословий, а в России высшие слои выходят с требованием лишить их привилегий. В «Русской правде»

П. И. Пестеля было записано: «Рабство должно быть ре шительно уничтожено и дворянство должно навеки от Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона речься от гнусного преимущества обладать другими людьми».

Эстафету оппозиционной дворянской интеллигенции, выступившей против изжившего себя самодержавия, приняла разночинская интеллигенция, в которую вошли представители разных сословий: потомственные дворяне, мещане, крестьяне, духовенство. Если дворянская интел лигенция была, по известному выражению, «страшно да лека от народа», то расширение социальной базы класса образованных людей потребовало сокращения этой куль турно-исторической дистанции. И вот в 70-х годах XIX века гуманистическое крыло разночинской интеллиген ции совершает свой жертвенно-героический акт – «хож дение в народ» – с целью просвещения народных масс и пропаганды идей «крестьянского социализма». С. Н. Бул гаков, один из авторов знаменитого сборника «Вехи», написал проникновенные строки, посвящённые разно чинской интеллигенции: «В страдальческом её облике просвечивают черты духовной красоты, которые делают её похожей на какой-то совсем особый, дорогой и неж ный цветок, взращённый нашей суровой историей».

Историческое угасание феодальной – дворянской и разночинской – идеологии породило её последний и яр кий духовный всплеск – сборник статей о русской интел лигенции, получивший название «Вехи». Авторы сбор ника с позиций абстрактного (чаще всего религиозного) гуманизма предупреждали общество о грядущей опасно сти – утрате человеческой личности в эпоху массовых движений, классовых битв и партийных идеологий. Од нако реальный исторический процесс совершался не по гуманистическим, а по социально-классовым законам. Не случайно появление «Вех» вызвало беспощадную кри тику как со стороны либерально-буржуазной, так и со стороны пролетарской, социал-демократической интел лигенции.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Поскольку буржуазная идеология так и не сумела пу стить глубокие корни в сознании русского народа, по стольку не следует удивляться тому, что Россия, пройдя целый ряд социальных катастроф, выбрала в конце кон цов пролетарский путь развития. Гораздо любопытнее тот культурно-исторический факт, что первая пролетар ская интеллигенция, формирующаяся на человеческом материале предшествующей эпохи, с самого начала раз делилась на два крыла: гуманистическое («меньшевист ское») и традиционное («большевистское»), готовящееся обслуживать политическую власть в будущем пролетар ском государстве. Именно так можно оценить раскол внутри пролетарской партии по незначительному (с по литической точки зрения) уставному принципу.

Историческая трагедий большевиков заключается в том, что, устранив гуманистический противовес «дикта туре пролетариата», она породила нового государствен ного монстра в лице советской бюрократии. Результаты не замедлили сказаться: уничтожение в сталинских за стенках первого эшелона пролетарской интеллигенции чрезвычайно понизило общий уровень политической и духовной культуры в российском обществе. Однако было бы опрометчиво делать отсюда вывод, что уничтожение культурного «генофонда» нации обрекло Россию на гос подство идеологизированной посредственности. На са мом деле перед нами совершенно иной исторический сюжет, позволяющий устанавливать необходимые преце денты. Подобно тому как буржуазная культура завоевы вала американский континент, отгородившись от фео дальных пережитков широкой полосой океана, точно так же и пролетарская культура осваивала территорию «шес той части суши», отгородившись от буржуазных пере житков прочным «железным занавесом».

Второй эшелон пролетарской интеллигенции, сфор мировавшийся в условиях планового общества, проявил себя как массовое явление в шестидесятые годы. Относи Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона тельная экономическая свобода тружеников (социальные гарантии труда) и постоянное политическое рабство на ложили особый отпечаток на советскую интеллигенцию.

С одной стороны, отсутствие экономической необходи мости каждый день и час бороться за выживание поро дило особый лиризм в сфере духовного творчества. Не случайно казённый энтузиазм «покорителей природы»

натолкнулся на проблему «физиков и лириков». С другой стороны, политическое рабство советского народа и его интеллигенции породило особую, «совковую» культуру, в основе которой лежит пролетарская «кровнородствен ная» связь с правящей политической элитой. Вот почему к тому времени, когда образованное поколение шестиде сятых годов получило право политического голоса, оно превратилось в традиционную, т. е. номенклатурную ин теллигенцию. Идеологическое обоснование реформ, про водимых за счёт народа, целиком лежит на совести «шес тидесятников».

Медленный, но неуклонный дрейф планово-бюрокра тического общества в сторону буржуазной демократии расколол единую советскую интеллигенцию на три идео логических потока. Первый идеологический поток – это либеральная интеллигенция, ослеплённая целлофановым блеском «общечеловеческих ценностей» и согреваемая перспективой более выгодной продажи своих интеллек туальных услуг. Второй идеологический поток – тради ционная номенклатурная интеллигенция, знающая по опыту, где и как зарождаются новые политические ветры и потому предпочитающая обслуживать стабильную в своих привилегиях власть, нежели скоропортящиеся криминальные деньги. Третий, наиболее идеологизиро ванный отряд интеллигенции – это интеллигенция проле тарская, которая до сих пор «ничего не забыла и ничему не научилась». Именно эта интеллигенция ратует за вос становление советской власти, не понимая того, что пла ново-бюрократическое общество, где одна часть населе Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы ния берёт на себя отеческую заботу о другой, обречено на неизбежное моральное вырождение.

Однако в рядах этой пролетарской интеллигенции – пролетарской по условиям труда и жизненной неприхот ливости – рождается на наших глазах третий эшелон рос сийской интеллигенции. Прошедшая суровую школу бю рократического выживания, устоявшая против соблазнов номенклатурного высокомерий и диссидентского презре ния к народу, эта интеллигенция начинает сознавать, что здание пролетарской демократии остаётся неустойчивым без прочного гуманистического фундамента. В условиях нравственного беспредела, рождённого «обновляю щейся» политической элитой, новый гуманистический идеал интеллигенции вырастает из отрицания «священ ной» основы любого бюрократического строя – права чиновника распоряжаться свободой и нравственным дос тоинством человеческой личности.

В этой антибюрократической направленности совре менная гуманистическая интеллигенция далеко не оди нока. Ещё в тридцатые годы миллионы советских труже ников умели провести черту между далёким политиче ским «вождем» и непосредственным «хозяином», не при знавая за последним морального права быть властителем.

Продолжение этой народной гуманистической традиции нетрудно разглядеть в деревенской прозе В. М. Шук шина, в свободных песенных интонациях поэта В. С. Вы соцкого, в нравственной мудрости и стойкости академика А. Д. Сахарова. Поэтому сегодня мы можем с полным правом заявить: народная душа жива, покуда высший нравственный идеал «стучится в это гордое, непокорное, интеллигентское сердце» (С. Н. Булгаков).

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Пашинцев Е. В.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ БЮРОКРАТИИ Вопрос о социальной природе бюрократии и бюро кратизма не является абсолютно новым для российского обществознания, хотя никогда не ставился в социологи ческом контексте такой категории, как способ управле ния. Учитывая данное обстоятельство, попробуем по-но вому осмыслить уже имеющуюся научную информацию.

Молодой Маркс, анализируя феномен бюрократии, пи сал: «Бюрократия есть лишь «формализм» лежащего вне её самой содержания» [1, 270]. В этом определении, ко торое своими концептуальными истоками уходит в геге левскую философию права, ухватывается самое сущест венное эмпирическое проявление бюрократизма как со циального явления – отрыв государственного интереса от системного, т. е. общенационального интереса. Не слу чайно Маркс формулирует далее более категоричный вы вод: «Бюрократия есть мнимое государство наряду с ре альным государством» [1, 272]. Главным результатом такого социально-философского анализа является пони мание того, что не только «особенный» (частный) инте рес может противостоять интересам общественного це лого, но и «всеобщий» (государственный) интерес также способен превращаться в «особенную», противостоящую интересам общества социальную силу.

С социологической точки зрения противостояние со циальных интересов бюрократии и общества имеет две основные причины. Первая, наиболее глубокая – это на личие самой системы социального неравенства. Возник новение институционально опосредованных и поэтому отчуждённых форм общественной связи между индиви дами приводит к тому, что в некогда однородном перво бытном обществе появляется то, что молодой Маркс на Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы зывал духом «корпоративизма». Сегодня это фундамен тальное явление мы могли бы назвать институциализиро ванным сознанием. В несколько усложнённой, гегельян ской форме взаимосвязь институциализированного соз нания общества и «особенного» государственного инте реса выглядит по Марксу так: «Корпорация составляет бюрократию гражданского общества, бюрократия же есть корпорация государства» [1, 270]. Вторая причина – бо лее конкретная, она характеризуется тем, что в структуре социальных связей происходит наложение одного соци ального отношения на другое. Если феномен частной собственности представляет собой социальное пересе чение собственности и власти, в силу чего любой пред приниматель становится не только собственником, но и экономически властвующим гражданином, то феномен бюрократической власти имеет в качестве социального основания пересечение власти и авторитета, в силу чего любой представитель бюрократического класса является не только гражданином, но и авторитарной личностью.

Теоретическая мысль советского периода фиксировала это обстоятельство следующим образом: «Любой чинов ник в бюрократической системе – это ещё и субъект, на чальник, причём начальник, не подотчётный подчинён ным, «низу» (в этом суть бюрократизма)» [2, 21].

Эта общесоциологическая сущность феномена бюро кратизма – совмещение двух социальных ролей в одном индивиде – позволяет преодолеть тот идеологический покров, с помощью которого советская общественная система скрывала от самой себя фундаментальный факт политического неравенства граждан. Вот одна из наибо лее характерных, «критических» точек зрения на фено мен бюрократии, а именно: «Бюрократия – это прежде всего руководящая каста внутри государственного аппа рата, непосредственно нацеленная на поддержание сво его собственного господства, господства государствен ной формы» [2, 5]. Утверждение неверное, поскольку по Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона литическая элита, выступающая в качестве «руководя щей касты», – это лишь идеологически «концентрирован ное выражение политики» господствующего класса. На самом деле гигантская по своим возможностям высшая политическая власть аккумулируется из властно-автори тарных функций всего управленческого класса, причем социальные истоки этой неограниченной власти берут своё начало в первичных трудовых коллективах. К такого же рода социологическим «промахам» можно отнести определение бюрократии, данное Р. И. Хасбулатовым в его полемической книге «Бюрократия тоже наш враг…».

А именно: «Бюрократия – это система фактической вла сти, основанная на совокупности формальных и нефор мальных связей чиновничества в политической, эконо мической, социально-культурных областях деятельности государства и общества» [3, 6]. Данное определение представляется спорным сразу по нескольким критериям.

Во-первых, в условиях общего кризиса планово-бюро кратической системы бюрократия не может быть «тоже нашим врагом», она и есть единственный и главный со циальный класс, мешающий первой плановой системе перейти в режим политического равенства граждан. Во вторых, данное определение является описанием не бю рократии как класса, а бюрократизма как социального явления, поскольку речь идёт о «системе фактической власти». В-третьих, упускается из виду то, что формаль ные и неформальные связи чиновничества отнюдь не яв ляются их собственным изобретением, а были закреп лены юридически в 6-ой статье Конституции (О руково дящей роли КПСС). Коль скоро в главном документе страны узаконено идеологическое неравенство граждан, стоит ли удивляться тому, что граждане, имеющие в ру ках средства хозяйственного и государственного управ ления, присваивают себе и руководящие функции в рам ках своего управленческого статуса. Поэтому, когда ав тор упомянутой книги с полной искренностью задаёт во Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы прос: «Где, когда, при каких условиях начинается пере рождение управляющей системы… перерождение самого общества, государства?» [3, 6], –можно дать лишь один неутешительный ответ: это «перерождение» заложено изначально в самом социальном устройстве планово-бю рократического общества.

Чтобы оценить, хотя бы задним числом, насколько велика была утопическая власть официальной «коммуни стической» идеологии, сошлёмся на два характерных вы сказывания, принадлежащих авторам цитированной ра нее монографии. Будучи экономистами по своему базо вому образованию, Бузгалин А. В. и Колганов А. И. при шли к «революционному» социологическому выводу, а именно: «Бюрократы как таковые, сами по себе – это не более чем служащие, не имеющие никакой особой соци альной (в том числе экономической) власти» [2, 5–6]. И чтобы не оставалось никаких сомнений на этот счёт, сле дует разъяснение: «Всевластие бюрократии – видимость.

Самый полноправный член бюрократической машины, дерзнувший в чём-то не подчиниться её писаным и непи саным законам, поглощается этим монстром без остатка»

[2, 7]. В этом социологическом пассаже наивной пред ставляется уже сама терминология. Если под «бюрокра тией» имеется в виду особый класс профессиональных служащих, то утверждать, что бюрократы – это «просто служащие», значит высказывать заведомую тавтологию.

Если же упомянутые «бюрократы» – это не просто слу жащие, а служащие, обладающие определённой, бюро кратической властью, то отнимать у них эту реальную власть исключительно с помощью демократического па фоса – совершенно наивное занятие. Далее. Тот или иной член бюрократической машины может не подчиниться её «писанным и неписаным законам», но никогда, как пока зывает опыт мировой истории, весь господствующий класс не отказывался от присущих ему власти и привиле гий. Государственный аппарат потому и называется «ма Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона шиной», что он всегда может заменить любую, ставшую негодной или износившуюся, деталь.

И всё же, несмотря на мощное идеологическое ис кривление интеллектуального пространства, советская обществоведческая мысль сумела зафиксировать важ нейшие социокультурные причины, связанные с сущест вованием бюрократизма. В первую очередь, это отчуж дение от экономически равных граждан политически централизованной системы общественных отношений.

Речь идёт уже не об отчуждении средств производства, как это было в рамках классического капитализма, а об отчуждении средств государственного управления, т. е.

об отчуждении самого процесса обмена деятельностью, «когда общественные отношения становятся чуждыми, внешними для человека» [2, 6]. Но для конструктивного использования этой социологической идеи необходимо провести отчётливое гносеологическое различие между тремя основными видами человеческой деятельности – производством вещей, производством идей и производ ством общественных отношений. Последние, как из вестно, производятся не сами собой, а с помощью специ ального «инструментария» – социальных институтов.

Тому, кто учитывает это реальное обстоятельство, инсти туциональная власть бюрократии уже не кажется «види мостью».

Пока же социальная интуиция обществоведов на много опережает их профессиональные возможности, позволяя понять простую и безжалостную истину: «Бю рократизм – враг поистине страшный» [2, 32]. И это дей ствительно так, ибо монополизация средств государст венного управления обладает более мощной социальной энергетикой, нежели монополизация экономически раз розненных средств производства. Напомним: главным событием двадцатого столетия была трагическая встреча человечества с феноменом тоталитаризма. Анонимная мощь социальных институтов срослась здесь с такой же Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы анонимной мощью идеологически препарированного общественного сознания. Если бюрократизм «вообще» – это социальное пересечение власти и авторитета, то тота литаризм как социальное явление – это пересечение го сударственной власти с энергетикой массового автори тарного сознания. Можно поэтому сказать, что тоталита ризм – это бюрократизм в квадрате. Нельзя не согла ситься с эмпирически верным положением, согласно ко торому, «бюрократизм, монополизируя функции управ ления и отчуждая их от трудящихся, сводит людей к по ложению пассивных исполнителей» [2, 29]. Но и здесь, в силу созерцательного гносеологического отношения к социальным объектам, даже не ставится вопрос о том, в силу каких объективных обстоятельств возможно отчуж дение средств управления от подавляющего большинства населения. В качестве заполнения интеллектуального ва куума указывается либо на недостаток «инициативы са мих трудящихся», либо на естественную политическую злонамеренность класса бюрократии.

Рассмотрим ещё один социологический сюжет, свя занный с анализом объективного противоречия между корпоративным интересом бюрократии и общенацио нальным содержанием её профессиональных функций.

Дело в том, что монополизируя средства государствен ного управления, бюрократия неизбежно снижает уро вень управляемости обществом. Это, в свою очередь, сказывается на социальном статусе самих профессио нальных управляющих. Отсюда – любопытный социаль ный парадокс: «перед бюрократией встаёт объективная необходимость… бороться с бюрократизмом» [2, 33].

Чтобы осмыслить это реальное социальное противоре чие, обратимся к следующей аналогии. Если класс бур жуазии, удовлетворяя общественную потребность в тех или иных товарах, преследует свой частный интерес, то класс бюрократии, удовлетворяя универсальную для все го общества потребность в стабильности и порядке, пре Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона следует так же, как и буржуазия, свой частный, а точнее, корпоративный интерес. В первом случае «особенное»

выступает в роли «всеобщего», во втором случае «все общее» функционирует в «особенной», корпоративной форме. Разрешение последнего противоречия молодой Маркс видел в окончательном упразднении бюрократии.

Полемизируя с Гегелем, он писал: «Упразднение бюро кратии возможно лишь при том условии, что всеобщий интерес становится особым интересом в действи тельности, а не только – как у Гегеля – в мысли, в абст ракции;

это, в свою очередь, возможно лишь при том ус ловии, что особый интерес становится в действительно сти всеобщим» [1, 273].

В сфере социологического знания эта абстрактная диалектика философских категорий обретает более кон кретный и в силу этого более конструктивный вид. Пре вращение всеобщего (т. е. общенационального) интереса в особый интерес профессиональных управляющих воз можен только при условии реального политического ра венства граждан. Первым шагом на этом пути является достижение полного социального контроля со стороны ассоциированных граждан за средствами государствен ного управления. Вторым шагом является полная демо кратизация внутри самого государственного аппарата, где каждая относительно самостоятельная администра тивная единица должна представлять собой самоуправ ляющийся коллектив. Сочетание этих двух условий при ведёт к тому, что профессиональное управление уже не сможет по самой своей природе противостоять интересам остального общества. С другой стороны, такая глубинная метаморфоза централизованного аппарата управления станет возможной потому, что в новом «гражданском обществе» особые (корпоративные) интересы отойдут на задний план не только благодаря национализации средств производства, но, в первую очередь, благодаря демокра тизации средств государственного управления. Отсутст Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы вие «корпоративизма» в самом гражданском обществе исключает корпоративизм и в сфере политического пред ставительства.

Рассмотрим последний социологический сюжет, рас крывающий особую «потребительскую» природу бюро кратии. У Маркса по этому поводу можно обнаружить следующее замечание: «Бюрократия имеет в своем обла дании государство, спиритуалистическую сущность об щества: это есть её частная собственность» [1, 272].

Возникает естественный в наших исторических условиях вопрос: а что в действительности стоит за этим бюрокра тизированным вариантом «частной собственности»? Что потребляет бюрократия, осуществляя свои профессио нальные функции и присваивая себе особый «прибавоч ный» продукт? Независимый от традиционного дисси дентского синдрома социологический анализ показывает:

обеспечивая простое и расширенное производство обще ственных отношений, любой представитель государст венной машины производит пространство социальной свободы. Это терминологическое сочетание – бюрокра тия и свобода – кажется немыслимым, поскольку на по верхности общественных событий мы видим прямо про тивоположное явление – вульгарно-бюрократическое ущемление свободы. Но разве само возникновение госу дарства не свидетельствует о том, что общественные ин дивиды нуждаются в защите их личных и имуществен ных прав? А обеспечение незыблемости правовых границ – это и есть феномен социальной свободы, в какой бы классово-эгоистической форме он ни проявлялся. Кроме того, общественные индивиды не в меньшей степени ну ждаются в обеспечении условий для свободного обмена деятельностью. Для этого нужна специализированная система социальных институтов, которая тоже невоз можна без профессиональных управленцев. Всё это, вме сте взятое, а также кристаллизуемое с помощью господ ствующей идеологии содержание правовых норм создаёт Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона пространство социальной свободы. Тайна бюрократиче ского отчуждения общественных отношений в том и со стоит, что, производя общественную связь, бюрократия присваивает себе такое количество социальной свободы, которое выходит далеко за рамки её профессиональных полномочий.

Таким образом, мы приходим к выводу, что бюрокра тия отчуждает от индивида не просто продукт его про фессиональной деятельности, она отчуждает нечто боль шее – социальные условия любой человеческой активно сти, т. е. социальную свободу индивида. Специфика бур жуазной формы отчуждения состоит лишь в том, что здесь присвоение социальной свободы осуществляется в её материализованном виде – в оболочке чужого неопла ченного труда. При этом иерархия двух форм социаль ного отчуждения отнюдь не нарушается: буржуазное присвоение чужого неоплаченного труда становится воз можным только с помощью бюрократического по своей природе отчуждения средств хозяйственного управления.

Превращение профессиональных функций управления в особый (хорошо оплачиваемый) вид наёмного труда сви детельствует о том, что в рамках современного постинду стриального общества феномен социального неравенства начинает перетекать из политической сферы в сферу по литической идеологии. Что касается современного граж данского общества, то здесь приходится констатировать весьма печальный для западной и отечественной демо кратии социокультурный факт. А именно: в рамках со временной постиндустриальной цивилизации у граждан ского общества нет ни институциональных, ни идеологи ческих ресурсов, для того чтобы поставить под контроль класс профессиональных управляющих.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Литература:

1. Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 1. – М.: Политиздат, 1955.

2. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Анатомия бюрократизма. – М.: Знание, 1988.

3. Хасбулатов Р. И. «Бюрократия тоже наш враг…»: Социализм и бюрократия. – М.: Политиздат, 1989.

Пашинцев П. Е.

СУБЪЕКТЫ ФЕДЕРАЦИИ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ С началом президентского срока Владимира Путина вектор региональной политики стремительно повернулся в сторону централизации государственной власти. Ука зом Президента России № 849 от 13 мая 2000 г. в целях «обеспечения реализации Президентом Российской Фе дерации своих конституционных полномочий, повыше ния эффективности деятельности федеральных органов государственной власти и совершенствования системы контроля над исполнением решений» было учреждено создание института полномочных представителей Прези дента в семи федеральных округах. Данная реформа ле гитимизировалась в целом как реализация полномочий Президента в качестве гаранта Конституции.

Главная причина, побудившая Путина, после избра ния его Президентом, начать преобразования с реформы власти, прежде всего региональной, – это необходимость укрепления государства, сильно ослабленного десятиле тием социальной революции в России. Для восстановле ния в стране вертикали исполнительной власти, а она яв ляется главным звеном в деле укрепления государства, институт полномочных представителей Президента в се Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона ми федеральных округах представляется вполне объяс нимым, вытекающим из исторических, державных тра диций нашего государства.

Очевидно, что Путин, приступая к проекту под на званием «укрепление вертикали власти», должен был ко ренным образом реорганизовать рассматриваемый поли тический институт. Вывести полпредов из зоны влияния региональных лидеров можно было, лишь организовав новый уровень в системе государственного управления и резко повысив тем самым политический и администра тивный статус доверенных лиц Кремля. Так родилась идея создания федеральных округов, и так был модерни зирован институт полномочного представителя Прези дента РФ в регионах. Кроме того, Путин ввёл полпредов в состав Совета безопасности РФ, поставив их таким об разом на один статусный уровень с руководителем своей администрации. Был повышен и статус фигуры главного федерального инспектора, курировавшего в новой струк туре управления отдельные субъекты РФ (Путин подверг при этом «чистке» корпус прежних представителей Пре зидента в регионах, уволив почти четверть прежнего кад рового состава).


Наибольшего успеха полпреды добились в приведе нии в соответствие регионального законодательства с федеральным. Здесь задача почти решена, за исключе нием ряда национальных республик (Татарстан, Башкор тостан), где соответствующая процедура идёт очень мед ленно и тяжело. Более того, не без помощи полпредов федеральный Центр добился отказа 28 субъектов Россий ской Федерации от ранее заключённых договоров с феде ральными органами власти [См.: 1].

Фактически можно сказать о восстановлении единого правового пространства Российской Федерации. И хотя критики института полпредов говорят, что этого резуль тата можно было добиться при нормальной работе про куратуры и судов (окружном устройстве последних), но Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы за 10 предыдущих лет без семи полпредов этого достичь так и не удалось. Очевидно, что границы округов наме ренно были проведены таким образом, чтобы не совпасть с границами других сложившихся к этому времени объе динений: ни с экономическими районами, ни с губерна торскими ассоциациями, ни даже с военными округами (хотя многие авторы ошибочно утверждают, что именно с военных округов они и были срисованы). Федеральные округа, таким образом, создавались не на базе экономи ческих районов, военных округов либо ассоциаций, а во преки им. Также очевидно, что это было сделано для то го, чтобы урезать политические притязания чрезмерно усилившихся к этому времени региональных элит, обезо пасить вновь создаваемые структуры от контроля со сто роны местных групп интересов.

Следующим существенным шагом по пути централи зации Российского государства стала новая редакция За кона «Об общих принципах деятельности органов власти субъектов Российской Федерации», принятая Государст венной думой 19 июня 2000 года, ознаменовавшая созда ние в России начал института федерального вмешатель ства. 7 августа 2000 года Путин подписал Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Фе дерального собрания Российской Федерации». В своём обращении к народу России Владимир Путин мотивиро вал необходимость принятия этого закона желанием пре одолеть явное нарушение принципа разделения властей (ликвидировалась ситуация, когда в общефедеральном законодательном органе были представлены главы ис полнительной власти субъектов федерации) и предоста вить возможность сенаторам работать на постоянной, профессиональной основе. Этот политический ход фак тически сломил сопротивление региональных лидеров грядущему реформированию федеративного устройства страны.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Республиканские элиты сразу поняли, какую угрозу представляет для них реформа Совета Федерации, но в новой политической ситуации открыто взбунтоваться не осмелились. 18 мая 2000 г. «Интерфакс» сообщил: «М.

Шаймиев поддерживает президентский законопроект об изменении порядка формирования Совета Федерации и считает, что «в данном случае речь не идёт об ослабле нии верхней палаты российского парламента». Глава Та тарстана сказал: «Если я буду предлагать в Совет Феде рации человека, который будет представлять Татарстан, это должен быть человек высокого уровня, знающий жизнь, республику не хуже, чем Шаймиев». Президент Татарстана выразил надежду, что после того как губерна торы перестанут быть членами верхней палаты, в струк туре государственной власти будет создан новый орган, который «займётся рассмотрением важнейших для стра ны вопросов». Таким органом, по его мнению, должен был стать Совет глав регионов, который «время от вре мени должен собираться и рассматривать те законы, ко торые рассматривают Государственная дума и Совет Фе дерации». Предложение сформировать институт для «рассмотрения» законотворчества российского парла мента было воспринято федеральной властью, которая создала совещательный орган, лишённый какого бы то ни было влияния и полномочий. «Создание Госсовета РФ было призвано, хотя бы отчасти, восстановить баланс сил, продемонстрировав губернаторам, что Кремль не намерен полностью вытеснять их с поля высокой поли тики»,– считает О. Крыштановская [2, 244].

Указом Президента России 21 июня 2001 года была образована Комиссия по подготовке предложений о раз граничении предметов ведения и полномочий между фе деральными органами государственной власти, органами власти субъектов РФ и органами местного самоуправле ния. Комиссия под руководством Дмитрия Козака про вела правовую экспертизу более чем 300 различных за Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы конодательных актов, так или иначе интерпретировавших разграничение полномочий между Федерацией и её субъ ектами. В результате были внесены изменения или до полнения в 152 федеральных закона, а 112 федеральных законов признаны утратившими силу.

Принципиальное значение имело вступление в силу Федерального закона от 4 июля 2003 года № 95 «О вне сении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государ ственной власти субъектов Российской Федерации». Он установил исчерпывающий (закрытый) перечень полно мочий органов государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения, определил основные принципы разделения компетенции между Центром и регионами.

Вплоть до 2005 г. «укрепление вертикали власти»

происходило мягко, эволюционно. Путин, осознавая вы сокую степень конфликтогенности проводимых реформ, сделал всё возможное, чтобы не спровоцировать серьёз ное открытое противостояние Центра и регионов. Серь ёзное наступление на позиции региональных элит нача лось в конце 2004 – начале 2005 годов. Оно стало следст вием бесланской трагедии и было ознаменовано появле нием в Государственной думе законопроекта «О внесе нии изменений в Федеральный закон «Об общих принци пах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъек тов Российской Федерации» и в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на уча стие в референдуме граждан Российской Федерации», инициированного Администрацией Президента России.

Президент просил депутатов рассмотреть законопроект как можно быстрее: на титульном листе документа зна чилось: «Полагаю, законопроект может быть рассмотрен в первоочередном порядке. Путин».

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Первоначально отрицательно воспринятая инициа тива президента впоследствии получила поддержку насе ления в связи с эффективностью своей работы. Если в 2004 году с нововведением согласились лишь 38% опро шенных, то через год плюс в системе увидели уже 49%.

Доля критиков за это время снизилась с 48 до 29%. Тут стоит отметить, что в мире существует только 7 госу дарств с прямыми выборами губернаторов: Соединённые Штаты Америки, Мексика, Бразилия, Аргентина, Ниге рия, Боливия и Пакистан. Остальные страны используют другие схемы рекрутирования региональных лидеров.

Поэтому говорить об уникальности российского опыта в этом вопросе и неприемлемости реформы губернатор ских выборов не приходится.

Переход к фактическому назначению Кремлём глав исполнительной власти в регионах вкупе с правом рос пуска Президентом РФ региональных законодательных собраний обозначили создание в постсоветской России централизованного государства. Отличительной особен ностью территориального устройства Российского госу дарства на всех этапах его существования и развития яв ляется многообразие форм государственного устройства:

сочетание унитарных, федеративных и конфедеративных начал. Возникая уже на самом раннем этапе появления русского государства, это своеобразие продолжается и в московский период истории, сохраняется и на имперском его этапе, на советском и постсоветском. Можно, таким образом, говорить о некоей синусоиде его развития: от федерализации к унитаризации и, как реакция на унита ризацию, к конфедерации (вплоть до распада государ ства), которая также прослеживается на всех этапах рус ской истории.

Наметившаяся трансформация территориального устройства предоставляет, в том числе, и некоторый ма териал для размышлений о возможных вариантах даль нейшего развития Российского государства. Отмеченная Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы выше закономерность сочетания внутри политической системы России на любом этапе её развития всех форм территориального устройства, при формальном преобла дании лишь одной из них, позволяет смело прогнозиро вать, что крен в сторону унитарности, столь явственно обозначившийся в последнее время, также не будет дове дён до логического конца, и мы будем впоследствии иметь либо федеративное государство с заметными при месями унитарных отношений, либо унитарное государ ство с остаточными признаками прежней федеративно сти. Кстати, предложенная Путиным схема рекрутирова ния губернаторского корпуса имеет место в ФРГ, где глав субъектов федерации утверждает победившая на выборах партия.

Таким образом, вышеописанные перемены в регио нальной политике России, произошедшие при Владимире Путине, расчищают путь для реформы по укрупнению регионов. Главный аргумент противников реформы за ключался в том, что лидеры новых, более сильных регио нов получат настолько большие людские, территориаль ные и экономические ресурсы, что смогут вести актив ную политику на федеральном уровне, а в случае кризиса смогут поставить вопрос о выходе из состава федерации.


Анализ фактов, проведённый в данной главе, показывает несостоятельность этого довода. Ход региональных ре форм лишает глав субъектов федерации былой самостоя тельности, низводит их на ступень ниже федеральных органов в вертикали власти и превращает в проводников воли федерального центра, а не лоббистов региональных интересов. Вместе с тем, системное укрупнение регионов будет иметь смысл лишь при расширении круга полно мочий новых административно-территориальных единиц первого уровня.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Литература:

1. Лысенко В. Развитие федеральных округов и будущее феде ративного устройства России // Федерализм. – 2002. – № 3.

2. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. – М., 2005.

Рождественская Л. Н.

ЭФФЕКТИВНАЯ КОММУНИКАЦИЯ:

КУЛЬТУРА ВЕДЕНИЯ ДЕБАТОВ Профессиональная деятельность современного спе циалиста по связям с общественностью предполагает овладение навыками риторики, т. е. навыками построе ния, подготовки и доведения до слушателей публичного выступления в различных формах – сообщения на слу жебных совещаниях, доклада на конференциях и се минарах, лекции, выступления на переговорах, презента циях и т. д. Во многом навыки публичного выступления закладываются общим уровнем воспитания, образования, наличием определённых личностных качеств человека.

Вместе с тем, навыки риторики отрабатываются в про цессе накопления профессионального опыта при наличии знаний об основных правилах. От культуры речи зависят результаты деловых переговоров, а при публичном вы ступлении – степень убеждённости аудитории в правоте ваших слов.

В связи с переходом на новый уровень развития обра зования повышаются и требования к новым специали стам. Будущие специалисты по связям с общественно стью должны не только обладать определёнными теоре тическими знаниями, но также иметь такие важные каче ства, как умение анализировать и находить наиболее ра циональное решение поставленной проблемы, выслуши Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы вать и учитывать альтернативную точку зрения, аргумен тировано высказать свою, работать в команде.

Существует множество методик и технологий, спо собствующих достижению вышеупомянутой цели. Одной из таких технологий является игра «Дебаты». Полное на звание этой игры – «Дебаты Карла Поппера». Она проис ходит из стран Британского Содружества наций (Англия, Канада, Австралия и др.) и также очень популярна в Со единённых Штатах;

с 1994 распространилась в России.

Программа «Дебатов Карла Поппера» возникла как про грамма, развивающая умения рассуждать и критически мыслить. Дебаты – формат, интересный студентам выс ших учебных заведений уже только потому, что он ис пользуется в университетах во всём мире. Формат Карла Поппера создавался специально с педагогическими це лями и блестяще показал свои возможности. Поэтому студенты могут совмещать формат Карла Поппера с но выми форматами (Парламентскими, о политике и т. п.).

Хорошим или плохим участником дебатов можно быть в любом формате. На самом деле совершенно не важно, какой формат используется, если только внимание фокусируется на навыках, которые превращают дебаты в вид деятельности, совмещающий в себе развлечение и обучение: обучение тому, как поддержать сильный аргу мент, ответить оппонентам, говорить убедительно. Игра учит цивилизованному спору, уважению собеседников, способствует развитию понимания сложности и глубины наиболее важных спорных современных вопросов.

«Дебаты» развивают критическое мышление, которое помогает сформулировать, определить, обосновать и проанализировать обсуждаемые мысли и идеи. Критиче ское мышление помогает увидеть логические связи ме жду абстрактными идеями и событиями реального мира.

«Дебаты» развивают исследовательские навыки. Ведь доказательства справедливости отстаиваемых утвержде ний приходится искать в самых различных источниках:

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона журналах, газетах, словарях, научной литературе, Интер нете и др.

«Дебаты» развивают организационные навыки. Орга низация материала играет большую роль в построении устной речи участников дебатов. Плохо построенная речь ведёт к тому, что участники теряют нить рассуждения, невозможно по достоинству оценить позицию команды.

Помимо вышеперечисленных умений «Дебаты» раз вивают умение слушать и вести записи. Ведь невозможно опровергнуть аргументы оппонента, если вы не будете его внимательно слушать и если вы не поймёте его аргу ментации и не найдёте в ней слабое звено.

И, наконец, «Дебаты» развивают навык выступления перед аудиторией. Некоторые психологи считают, что единственное, чего люди боятся больше смерти, – это публичное выступление. Корень страха заключается в перспективе медленной смерти на глазах всей аудитории.

Таким образом, «Дебаты» по своей сути – это модель общения, модель структурированного интеллектуального спора, это развивающая технология, способствующая профессиональной адаптации молодёжи к условиям со временной производственной организации.

Не всякому желающему достичь успеха в своей про фессиональной деятельности придётся произносить речи, делать доклады. Но без разного рода обсуждений, дис куссий, дебатов, переговоров специалисту по связям с общественностью не обойтись. К чему новые идеи, по нимание проблемы, опыт, если не умеешь воздействовать на окружающих, убеждать их своею речью и всем своим поведением? Высказывание и ответ на него – определён ные составляющие общения, элементы коммуникации.

Право свободного обмена мнениями и возможность реа лизовать такое право – неотъемлемый показатель демо кратичности общества.

Какова же суть и элементы этой игры?

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Слово «дебаты» французского происхождения и соб ственно означает «словесный поединок». Главной харак теристикой дебатов является наличие строгих правил, обеспечивающих столкновение противоположных точек зрения. В процессе дебатов проницательность, стремле ние к выявлению сущности отступают на второй план.

Сходятся две команды (из трёх человек каждая), что бы защитить или опровергнуть заявленный в предла гаемой теме тезис, например, «Насилие и жестокость на телевидении нужно запретить», «Религиозные культы опасны для общества», «Ответственность за воспитание ребенка лежит больше на семье, чем на школе», «Ложь во спасение благородна», «Добро должно быть с кулаками».

Победить может как команда утверждения, так и команда отрицания. Дебатирующий уже сформировал собствен ное мнение и стремится навязать его окружающим, убе дить, переубедить их. Участнику дебатов нужно уметь влиять на собеседника, побудить его принять высказы ваемые утверждения, отказаться от каких-то собственных прежних представлений, совершить некие действия.

Нужно не просто выступить с речами, но и парировать аргументы другой стороны, сравнивать свою позицию с позицией оппонентов, убедить судей в своем превосход стве. Всё зависит от того, кто будет более убедителен в своих доказательствах. Утверждающая сторона пытается убедить судей в правильности своих позиций. Отрицаю щая сторона дискредитирует позиции оппонентов и убе ждает, что их позиции сильнее. Каждая команда исполь зует систему аргументов и доказательства, выстраивая речь по строгим правилам спора и логики. Участники (спикеры) по очереди произносят речи, ограниченные регламентом. У каждого участника своя задача, которую он обязан выполнить. Между выступлениями небольшие раунды перекрёстных вопросов.

Речь можно подготовить, предусмотреть до мель чайшей подробности. Обсуждение и полемику – никогда.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Здесь мы очень зависимы от партнёра. Мы можем неза висимо от него с полной ответственностью провозгласить свою речь, как бы отвечая на поставленный вопрос и в то же время отвечая за свои слова. «Держать речь – держать ответ на речь другого, то есть обязать и собеседника от ветственностью за свои слова» (К. Левит). Подлинный участник дебатов честно считается с мнением своих оп понентов, оставаясь в рамках обсуждения, должен уметь сохранять терпение, выслушать, прочувствовать собесед ника и обязательно владеть методами аргументирования и тактикой ведения диалога.

В практике ведения дебатов оправдали себя следую щие методы аргументирования.

Метод положительных ответов Сократа. Ход реше ния проблемы прослеживается минимальными шагами, которые формулируются как вопрос: «Согласны ли вы с тем, что …?». На каждом шаге нужно достичь согласия партнёра.

Метод перелицовки. Доказывающий шаг за шагом прослеживает не своё решение, а решение, предлагаемое партнёром. Если в доказательстве оппонента есть ошиб ка, оба партнёра её обнаруживают.

Метод расчленения. Разделение аргументов партнёра на верные, сомнительные и ошибочные с последователь ной их проработкой. 1 шаг: вначале согласиться с тем аргументом партнёра, который не вызывает возражений (даём возможность понять, что его услышали и готовы позитивно сотрудничать). 2 шаг: выражаем сомнение в следующем аргументе партнёра (даём понять, что не со бираемся возражать только ради возражения и готовы трезво оценивать весомость его аргументов). Важно не вносить собственные аргументы, а работать только с предъявляемыми.

Метод двусторонней аргументации предполагает ука зание как на преимущество, так и слабые стороны реше ния. Рассчитан на интеллектуального собеседника.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Метод аналогий. Доказательство путём сравнения с уже известными не подлежащими сомнениям фактами.

Метод «салями». Постепенное подведение собесед ника к полному согласию путём получения его согласия сначала в главном, а затем в необходимых частностях.

Метод замедления темпа. Мысленное медленное про говаривание слабых мест в аргументации партнёра.

Метод классической риторики. Соглашение с выска зываниями партнёра с последующим внезапным опро вержением всех его построений с помощью одного силь ного аргумента. Применяется в случаях излишней агрес сивности партнёра.

Не всегда можно выделить ту или иную технику в чистом виде, практически разные методы применяются в сочетании, тесно переплетаясь.

Студенты должны овладеть основными навыками де батов: как логически построить аргумент, как опро вергнуть аргумент, как проводить исследовательскую работу, как составить речь. Дебатами можно заниматься, не занимаясь исследовательской деятельностью. Но де баты без поддержек – плохие дебаты. Причина проста:

нельзя создать хороший аргумент, не показав владение хоть какими-то фактами, его подтверждающими.

Это означает, что участники дебатов должны знать основные сведения о проблеме и стандартные доводы, приводимые сторонниками и противниками. Если тема представляет собой нечто простое – например, «Лучше жить в деревне или в городе» – тогда, вероятно, большие исследования проводить не нужно. Если же обсуждается серьёзный вопрос, к примеру, «Эвтаназию можно оправ дать», и т. п., то студенты должны много прочитать о проблеме до дебатов. Это не означает, что следует при водить цитаты в каждый момент во время речи, но это означает, что участникам дебатов необходимо знать фак ты и аргументы, существующие в отношении рас сматриваемой проблемы.

Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона Участники, успешно участвующие в дебатах, ЧИ ТАЮТ, ЧИТАЮТ и ЧИТАЮТ влиятельные газеты (как «Новая газета», «Аргументы и факты» и др.) и журналы (как «Эксперт», «РБК» и др.). Поскольку темы – это про блемы из области текущих событий, активное чтение оз начает, что вопрос редко оказывается неожиданным. Ес ли тема широкая – например, «Каждый мужчина должен пройти школу армии» – начитанный участник дебатов будет знать достаточно об этой теме для того, чтобы или обсуждать тему в широком аспекте, или остановиться на отдельном примере.

Наши студенты неопытны и очень мало знают о теку щих событиях, поэтому в большинстве случаев намного лучше объявлять тему по меньшей мере за неделю и да вать участникам несколько статей о проблеме. Дебаты будут более содержательны, сопровождаться большим количеством поддержек и, в целом, более интересными.

Невозможно стать сильным участником дебатов, если не будет наработано достаточно практики в анализе под держек, построении аргументации, конструировании кей са.

Дебаты всегда рискованны. Точно нельзя предска зать, во что они выльются. Но создаваемое ими напряже ние и возбуждение живительно. В одиночку каждый из участников вряд ли справится со всеми обсуждаемыми проблемами. Жизненные вопросы не подчиняются пра вилам решения математических уравнений. «Полагаясь лишь на себя, мы изнемогаем под бременем проблем и загадок» (Эрдманн). Нам предстоит не только спорить, но и сотрудничать с оппонентом, вместе обсуждать нужды и заботы. Все мы служим друг другу, и никто не знает столько, сколько знаем мы вместе.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Селютин А. Е.

ИГРОВОЙ ДИСКУРС ВИРТУАЛЬНОГО КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА НА ПРИМЕРЕ СЕТЕВОГО ПОРТАЛА LINEAGE II КОМПАНИИ «ИНТЕРСВЯЗЬ»

Сетевые игры занимают значительную часть интер нет-пространства, объединяя пользователей различных культур в процессе совместного прохождения заданий и коммуникативной деятельности, необходимой для ус пешной реализации игровых ситуаций. В Челябинске се тевые игры пользуются возрастающей популярностью, привлекая пользователей Интернета различных возрас тных категорий. Одним из крупнейших игровых сетевых порталов г. Челябинска является Lineage II Chronicle 4 на виртуальной площадке компании «Интерсвязь». Среди других игровых порталов данной компании можно выде лить следующие: World of Warcraft, Battle Field, Ragnarok, GTA: San Andreas, Warcraft III. Подобные сетевые порталы предоставляют также и другие компании, предлагающие услуги локальной связи («Факториал», «Дом.ru» и т. д.).

Кондрашов П. Е. выделяет игровой дискурс как один из жанров компьютерного дискурса: «Игры как жанр компьютерного дискурса обладают признаком коммуни кативности, и роль коммуникативного оппонента здесь выполняет сама игра с заранее заданным текстом, кото рый может иметь как диалогичную, так и монологичную форму. Хотя общение сводится к речевым реакциям пользователя (игрока) на заданный текст, воспринима ется оно этим игроком как полноценное общение: полу чается, что играющий «общается за двоих», интерпрети руя своим речевым поведением стандартный текст иг ры». Однако Кондрашов П. Е. рассматривает игру как жанр компьютерного дискурса в аспекте общения «ма шина – человек», не затрагивая разновидность сетевых Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона игр, где общение происходит на уровне «человек – ма шина – человек». Наибольший интерес для исследования коммуникативных процессов в сетевых играх представ ляют ролевые игры (RPG), сущность которых «…отражена в их названии. Основу игрового процесса в них составляет «отыгрыш» роли, выбираемой самим иг роком. Под ролью подразумевается выбор пользователем профессии и мировоззрения своего героя, т. е. социаль ного и личностного статуса в мире игры. Под «отыгры шем» имеется виду следование выбранной роли».

При общении в сетевой игре пользователь (игрок) на лаживает коммуникацию с другими пользователями (иг роками) и с машиной (компьютером). Рассмотрим данное общение на примере сетевого игрового портала Lineage II Chronicle 4 компании «Интерсвязь» г. Челябинска. Об щение с другими игроками происходит при помощи «ча та», отличающегося однако от одноимённого жанра ин тернет-общения и обладающего своими характерными признаками. Структура чата состоит из закладок «Все», «Торг», «Группа», «Клан», «Альянс». Каждая закладка подразумевает определённого адресата общения. За кладка «Все» адресует сообщение всем игроками, нахо дящимся в непосредственной близости и выделяет сооб щение белым цветом. Закладка «Торг» адресует сообще ние заинтересованным в покупке-продаже определённых предметов игрокам и выделяет сообщение фиолетовым цветом. Закладка «Группа» адресует сообщение членам той группы, в которой игрок состоит в данный момент для выполнения определённого задания, и выделяет со общение зелёным цветом. Закладка «Клан» адресует со общение игрокам, состоящим в одном сообществе, име нуемом «клан». Закладка «Альянс» адресует сообщение игрокам, состоящим в кланах, объединённых содружест вом, именуемым «альянс». Наряду с закладками чат по зволяет писать сообщения определённому игроку (per sonal message), которые другие игроки не могут увидеть.

Коммуникативное пространство региона:

структура, субъекты, процессы Также чат отражает системные объявления гейм мастеров, управляющих игровым процессом. Таким об разом, игрок может участвовать одновременно в не скольких коммуникативных процессах с разными адреса там и разными целями. Таким образом, структура игро вого чата отличается от структуры чата как жанра вирту ального общения чёткой структурированностью и упоря доченным разделением целей общения. Игровой чат, в отличие от интернет-чата, также предоставляет возмож ность пассивного участия в общении (системные уведом ления, адресованные всем игрокам, но не требующие ре чевой реакции со стороны респондента):

Системное уведомление «Объявление админист рации сервера. Через 1 минуту произойдёт ребут сис темы, просим игроков покинуть игровое пространство.

Приносим свои извинения».

Все «ку! Лвл?»

Торг «Продам рец на дум хеви тело за 3кк»

Группа «Го направо, там мобы»

Клан «В субботу в 7 вечера всем онлайн. Будем замок брать»

Альянс «У кого нить в клане крафт крафтит МЖ бижу?»

personal message «прива, у тебя сопы ещё есть?»

Общение «человек – машина» происходит при вы полнении определённых заданий, в ходе которых игрок вынужден обращаться к образам, смодулированным про граммой (NPC). Данный диалог носит шаблонный харак тер, так как реплика компьютера является стандартной, заложенной программой, а варианты ответов на данную реплику также являются ограниченным множеством, за данным структурой игры. «Одной из характеристик жан ра ролевых игр является заданная оценочность диалогов и сюжета, что создаёт шаблонность речевого поведения игрока». Одна из реплик, предложенных компьютером в качестве варианта ответа, является детерминантой, опре Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития региона деляющей дальнейшее развитие сюжетной линии, что приводит либо к продолжению искусственного диалога, либо к продолжению выполнения задания. Данное обще ние носит искусственный характер, однако предполагает заранее обусловленный выбор со стороны игрока, что является характеристикой коммуникативного процесса.

«Стражник Арнольд: Необходимо доставить данное письмо лорду Кардигану, который находится у Обелиска Победы».

Варианты ответа 1. Я не хочу заниматься подобной ерундой.

2. Я сейчас занят. Вернусь попозже и выполню Вашу просьбу.

3. Я готов. Давайте Ваше письмо!»

Игровой дискурс характеризуется использованием специфической лексики, обусловленной реалиями искус ственного игрового мира, в рамках которого происходит процесс общения между игроками. В качестве примера можно привести следующие лексемы вокабуляра игроков Lineage II:



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.