авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

FEDERAL STATE BUDGETARY INSTITUTION OF SCIENCE

SIBERIAN BRANCH OF THE RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

FEDERAL STATE BUDGETARY INSTITUTION OF SCIENCE

TUVINIAN INSTITUTE FOR EXPLORATION OF

NATURAL RESOURCES

OF SCIENCE SIBERIAN BRANCH OF THE RAS

D.F. DABIJEV, M.A. JAGOLNICER

ECONOMIC EVALUATION

OF MINERAL RESOURCES

EXPLORATION EFFICIENCY

OF TUVA

EDITOR-IN-CHIEF

DOKTOR OF GEOLOGO-MINERALOGICAL SCIENCES V.I. LEBEDEV

TuvIENR SB RAS

Kyzyl – 2012

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ТУВИНСКИЙ ИНСТИТУТ КОМПЛЕКСНОГО ОСВОЕНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РАН СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ Д.Ф. ДАБИЕВ, М.А. ЯГОЛЬНИЦЕР ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ТУВЫ ОТВЕТСТВЕННЫЙ Р Е Д АК Т ОР Д О К Т О Р Г Е ОЛ ОГ О -МИНЕРАЛОГИЧЕСКИХ Н А У К В.И. ЛЕБЕДЕВ ТувИКОПР СО РАН Кызыл – УДК 06.71.63;

06.61. ББК 65. Д ДАБИЕВ Д.Ф., ЯГОЛЬНИЦЕР М.А. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОСВОЕНИЯ Д МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ТУВЫ / Отв. ред. докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев [Электрон. ресурс:

декабрь, 2012]. – Кызыл: ТувИКОПР СО РАН, 2012. – 130 с. – Режим доступа: http://ipc-publisher.ru/admin/files/2012-Dabiev-mngr.pdf, свободный ISBN 978–5–94897–048– В монографии рассмотрена методика оценки экономической эффективности освоения минеральных ресурсов на базе доходного и сравнительного многокритериального подходов, которая развивает методический аппарат экономической оценки минерально-сырьевых ресурсов в условиях неопределённости и позволяет определять потенциал недр раз личных регионов, стран и территорий. Рассчитан экономический потенциал минеральных ресурсов Республики Тыва, наибольший вклад в который вносят месторождения каменных углей. Значительным потенциалом также обладают месторождения цветных, редких и редкоземельных металлов, строительных материалов. Выявлено, что размещение месторождений полезных ископаемых с наибольшим потенциалом, к которым относятся каменные угли Улуг-Хемского бассейна, хорошо согласуется с дислокацией наиболее развитых административных районов и макрорайонов Респуб лики Тыва. Показано, что в перспективе Центральный макрорайон может стать одним из центров добычи полезных ископаемых в республике. Реализация на его территории перспективного инфраструктурного проекта, поддерживае мого инвестиционным фондом РФ, — строительства железной дороги Кызыл–Курагино — позволяет реализовать по тенциал минерально-сырьевого комплекса республики и создать на её территории мощное горнопромышленное про изводство, которое явится «локомотивом» экономики Тувы. Результаты расчётов различных вариантов освоения при родно-ресурсного потенциала Республики Тыва и её приграничных территорий показал, что для республики более приемлем сценарий горнопромышленного развития.

Предлагаемая работа может быть полезна для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов, а также для широкого круга интересующихся экономикой Тувы.

Рис. 63. Табл. 59. Прил. 5. Библ. 176 назв., в т. ч. фондовые материалы — Рецензенты: докт. экон. наук, профессор Б.В. Робинсон (НГУЭиУ «НИНХ», Новосибирск);

канд. экон. наук В.К. Севек (ТувГУ, Кызыл);

канд. экон. наук О.Н. Монгуш (ТувГУ, Кызыл) DABIJEV D.F., JAGOLNICER M.A. ECONOMIC EVALUATION OF MINERAL RESOURCES EXPLORATION Д EFFICIENCY OF TUVA / The editor-in-chief Doctor of Geologo-mineralogical Sciences V.I. Lebedev [Access date: December, 2012]. – Kyzyl: TuvIENR SB RAS, 2012. – 130 p. – http://ipc-publisher.ru/admin/files/2012-Dabiev-mngr.pdf The principles of economic efficiency evaluation of mineral resources exploration on the basis of profitable and comparative multi-criterion approaches are considered in the given monograph. The principles of economic efficiency evaluation develops methodical instrument of economic evaluation of mineral resources under the condition of uncertainty and also the principles allow to define potential of mineral resources of various regions, countries and territories. The economic potential of Tuva Re public mineral resources is calculated where the greatest investment is coal deposits. Nonferrous metals, rare and rare-earth metals, building material deposits have the significant potential. It is dedicated that distribution of mineral deposits with the greatest potential to which Ulug-Khem coal basin concerns will be coordinated with dislocation of more developed administra tive areas and macroareas of the Republic of Tuva. It is pointed out that in the long term the Central macroarea could become one of the centers of mineral mining in the republic. Realization of the perspective infrastructural project supported by invest ment fund of the Russian Federation, the construction of Kyzyl–Kuragino railway allows to realize potential of mineral complex of the republic and to create in its territory powerful mining manufacture which would be “locomotive” of economy of Tuva. Re sults of the calculations of various variants of natural resource potential exploration of Tuva Republic and its frontier territories have shown that the version of mining development is more comprehensible to the republic.

Offered work can be useful to science officers, teachers, post-graduate students and students and also for persons interested in economy of Tuva.

Figures 63. Tables 59. The appendix 5. References 176, Fond materials — Reviewers: Doctor of Economics, Professor B.V. Robinson (Novosibirsk State University of Economics and Management, Novosibirsk);

Candidate of Economics V.K. Sevek (Tuvinian State University, Kyzyl);

Candidate of Economics O.N. Mongush (Tuvinian State University, Kyzyl) УДК 06.71.63;

06.61. ББК 65. © Д.Ф. Дабиев, М.А. Ягольницер (D.F. Dabijev, M.A. Jagolnicer), © ТувИКОПР СО РАН (TuvIENR SB RAS), ISBN 978–5–94897–048– СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................................................................ СПИСОК АББРЕВИАТУР.............................................................................................................................................. 1. МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ КОМПЛЕКС В СОВРЕМЕННОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ.............. 1.1. ОЦЕНКА РОЛИ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО КОМПЛЕКСА В СОВРЕМЕННОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ............. 1.2. ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ РОССИИ................................................................................................................................... 2. ОСВОЕНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РТ....................................................................................... 2.1. СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ ТУВЫ........................................................................... 2.2. КОНКУРЕНТНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ И ПРЕИМУЩЕСТВА ЭКОНОМИКИ ТУВЫ......................................................... 2.3. ОЦЕНКА ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ В ЭКОНОМИКЕ ТУВЫ.................... 2.4. О МЕХАНИЗМАХ ИНВЕСТИРОВАНИЯ В ОСВОЕНИЕ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО ПОТЕНЦИАЛА В РЕГИОНАХ РОССИИ................................................................................................................................ 3. О МЕТОДИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ........................................................................................................................... 3.1. РАЗВИТИЕ ПОДХОДОВ К ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВЫХ РЕСУРСОВ............................... 3.2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ТУВЫ.............................. 4. ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ ТУВЫ С УЧЁТОМ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ......................................................................... 4.1. ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ АСПЕКТ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕСПУБЛИКИ................................... 4.2. АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ СОЗДАНИЯ ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА НА БАЗЕ ГОК «ТУВАКОБАЛЬТ»...................................................... 4.3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ГОРНОПРОМЫШЛЕННОГО И АГРАРНО-РЕКРЕАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РАЗВИТИЯ ТУВЫ................................................................................................................... ЗАКЛЮЧЕНИЕ........................................................................................................................................................ ЛИТЕРАТУРА......................................................................................................................................................... ПРИЛОЖЕНИЯ....................................................................................................................................................... ПРИЛОЖЕНИЕ 1............................................................................................................................................. ПРИЛОЖЕНИЕ 2............................................................................................................................................. ПРИЛОЖЕНИЕ 3............................................................................................................................................. ПРИЛОЖЕНИЕ 4............................................................................................................................................. ПРИЛОЖЕНИЕ 5............................................................................................................................................. ВВЕДЕНИЕ Привлекательность региона для инвестиций, а следовательно и возможность эконо мического развития, определяются комплексом факторов, немаловажное место среди которых занимают человеческий и интеллектуальный капитал, овеществлённый капи тал и природный капитал. Несмотря на неоднозначность оценки влияния природного капитала (в т. ч. и минеральных ресурсов) на экономический рост, для многих регио нов он является важнейшим фактором индустриализации и успешного развития.

Именно поэтому тема работы, в которой рассматривается влияние природно ресурсного потенциала на развитие экономики Республики Тыва (РТ), столь актуальна в настоящее время. Реализация эффективных проектов в минерально-сырьевом ком плексе может послужить «локомотивом» развития экономики и социальной сферы этого дотационного региона.

Особенность Тувы заключается в том, что при огромном богатстве и разнообразии минеральных ресурсов их вовлечение в народное хозяйство, способное коренным об разом изменить социально-экономическую ситуацию в республике, невозможно в силу относительной транспортной изолированности республики. Этим обусловлено значи тельное экономическое отставание Тувы от других субъектов Сибирского федераль ного округа (СФО) и России в целом. Вместе с тем, с принятием Правительством РФ решения о софинансировании из средств Инвестиционного фонда проекта строитель ства железной дороги Курагино – Кызыл в увязке с освоением Элегестского место рождения каменных углей, инициированного Объединённой промышленной корпора цией на условиях государственно-частного партнёрства, можно с уверенностью гово рить, что ситуация с «закрытостью» ресурсов республики в ближайшем будущем из менится кардинально, в результате чего Тува выйдет на новый уровень социально экономического развития.

Актуальность работы определяется и содержащимся в ней всесторонним анали зом различных методик оценки природно-ресурсного, в частности, минерально сырьевого, потенциала недр, поскольку наиболее широко применяемый для оценки доходный подход требует учёта достаточно большого объёма информации, которая на момент оценки, как правило, бывает недостаточно достоверной. То есть оценка проводится в условиях большой неопределённости, следовательно, решения, прини маемые по её результатам, подвержены большим рискам. Поэтому разработка и при менение адекватных методик оценки требует особо пристального внимания и совер шенствования. Сравнение результатов, полученных с использованием различных ме тодических подходов, способствует повышению надёжности оценки минерально сырьевого потенциала территорий.

В настоящей работе предложена методика экономической оценки эффективности освоения минеральных ресурсов региона, основанная на двух взаимодополняемых подходах — доходного и подхода, основанного на многокритериальной экспертной оценке месторождений полезных ископаемых, сравнительный анализ которых позво ляет выявить районы с наибольшим потенциалом недр. Многокритериальная эксперт ная оценка применяется на этапе экономической оценки минерально-сырьевого по тенциала в условиях значительной неопределённости информации. На её основе рас считывается сравнительная экономическая эффективность как отдельных месторож дений полезных ископаемых, так и отдельных территорий их локализации. После уточнения информации, и, как следствие, снижения степени её неопределённости, применяется доходный подход, при котором критерием оценки выступает чистый дис контированный доход (ЧДД), отражающий эффективность вложения инвестиций в освоение месторождений.

В настоящей монографии приведены результаты экономической оценки освоения потенциала минеральных ресурсов Тувы и его влияния на социально-экономическое развитие региона. Кроме того, оценён потенциал минеральных ресурсов с учётом пространственного размещения производительных сил, удалённости от администра тивных центров, развитости инфраструктуры и численности населения.

Определены макрорайоны и административные районы с наибольшим потенциа лом минеральных ресурсов. Проведена предварительная оценка создания горно металлургического комплекса (ГМК) на базе горно-обогатительного комбината (ГОК) «Тувакобальт».

Полученные результаты могут быть полезны при разработке государственных стратегий развития промышленности и экономики Республики Тыва.

Неоценимую помощь в проведении исследования оказал директор Тувинского ин ститута комплексного освоения природных ресурсов СО РАН (ТувИКОПР СО РАН), докт. геол.-мин. наук В.И. Лебедев, которому мы выражаем искреннюю благодарность.

СПИСОК АББРЕВИАТУР IRR (internal rate of return) — внутренняя норма ГПК — горнопромышленный комплекс доходности (ВНД) ГРР — геологоразведочные работы LME — Лондонская биржа металлов ГУП — государственное унитарное предприятие NPV (Net Present Value) — чистая приведённая (напр., ГУП «Тывамолоко») стоимость ГЧП — государственно-частное партнёрство WACC — модель средневзвешенной стоимости ДР Конго — Демократическая республика Конго капитала ДСО — дисконтированный срок окупаемости (ин вестиций) АО — акционерное общество ДФО — Дальневосточный федеральный округ АПК — агропромышленный комплекс ЕПК — Енисейская промышленная компания АТР — Азиатско-Тихоокеанский регион ЕСН — единый социальный налог АС — артель старателей ЗАО — закрытое акционерное общество БК — Бюджетный кодекс ИД — индекс доходности (дисконтированных ин ВВП — валовой внутренний продукт вестиций) ВДС — валовая добавленная стоимость (валов.

ИНХС — Институт нефтехимического синтеза дисконтированная добавленная стоимость) (Иркутск) ВИЭМС — Всероссийский науч.-иссл. институт ИФ РФ — Инвестиционный фонд РФ экономики минерального сырья и недрополь ИЭ РАН — Институт экономики РАН зования (Москва) КБ — консолидированный бюджет ВМСБ — воспроизводство мин.-сырьевой базы КРС — крупный рогатый скот ВНД — внутренняя норма доходности ЛПК — лесопромышленный комплекс ВРП — валовый региональный продукт ЛЭП — линия электропередач ГК РФ — Гражданский кодекс Российской Феде рации МБРР — Международный банк реконструкции и развития ГМК («Норильский никель») — горно МП — малое предприятие металлургический комбинат ГМК — горно-металлургический комбинат МПИ — месторождения полезных ископаемых ГМЦ — Главный межрегиональный центр МРС — мелкий рогатый скот ГОК — горно-обогатительный комбинат МСБ — минерально-сырьевая база 1 По уровню экономической освоенности (наличию относительно развитой инфраструктуры, транспорт ной системы, производительных сил и т. д.) территория республики подразделяется на 4 макрорайона:

Центральный, включающий г. Кызыл, Улуг-Хемский, Чеди-Хольский, Тандинский, Кызылский и Пий Хемский административные районы;

Восточный — Тоджинский и Каа-Хемский районы;

Южный — Тес-Хемский, Эрзинский и Тере-Хольский;

Западный, объединяющий Бай-Тайгинский, Барун Хемчикский, Дзун-Хемчикский, Чаа-Хольский, Сут-Хольский, Монгун-Тайгинский и Овюрский районы.

МСК — минерально-сырьевой комплекс СФО — Сибирский федеральный округ НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых ТувГУ — Тувинский государственный универси тет НИОКР — науч.-иссл. и опытно-конструкт. работы ТувИКОПР СО РАН — Тувинский институт ком НФ — нераспределённый фонд недр плексного освоения природных ресурсов Си ОАО РАО «ЕЭС» (России) — Открытое акцио бирского отделения РАН нерное общество Российское акционерное ТЭД — технико-экономический доклад общество «Единая энергетическая система»

ТЭК — топливно-энергетический комплекс ОК — объединённая компания (ОК «Русал») ТЭО — технико-экономическое обоснование ООО — общество с огранич. ответственностью УФО — Уральский федеральный округ ОПК — объединённая промышл. корпорация ФО — федеральный округ ОЭЭРП — Особый эколого-экономический режим ФБ РФ — федеральный бюджет РФ природопользования ПДК — предельно допустимая концентрация ФРР — Фонд регионального развития ПК — персональный компьютер ФРС (США) — Федеральная резервная система ПК — промышленная компания (ПК «Энкор») ЦФО — Центральный федеральный округ ПФО — Приволжский федеральный округ ЧДД (или NPV) — чистый дисконтированный до ход (NPV — Net Present Value — чистая при РАН — Российская академия наук ведённая стоимость) РЗМ — редкоземельные металлы ЧДС — чистая дисконтированная стоимость РТ — Республика Тыва ЭЭР — эколого-экономический регион СЗФО — Северо-Западный федеральный округ ЮАР — Южно-Африканская республика СПК («Балгазын») — сельскохозяйственный по ЮФО — Южный федеральный округ требительский кооператив 1. МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ КОМПЛЕКС В СОВРЕМЕННОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ 1.1. ОЦЕНКА РОЛИ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО КОМПЛЕКСА В СОВРЕМЕННОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ В последние годы за рубежом сформировались различные взгляды на влияние богат ства природных, в т. ч. минеральных, ресурсов на экономическое развитие стран.

Наиболее распространённым является мнение о том, что существует отрицательная связь между богатством природных ресурсов и экономическим благополучием страны.

Впервые эконометрические исследования, подтверждающие этот тезис, были выпол нены Дж. Д. Саксом и А. М. Варнером в 1995 г. в работе «Богатство природных ресур сов и экономический рост» (Sachs, Warner, 1995). Выполненный ими регрессионный многомерный анализ синхронных данных и временных рядов по 97-ми странам за пе риод с 1970-го по 1980-й гг. показывает, что при увеличении производства сырьевых экспортных товаров в общем объёме экспорта страны на 25 процентных пунктов ведёт к замедлению экономического роста на душу населения в долгосрочной перспективе на 0,5–1,0 % в год, а также к снижению доли всего экспорта на 6 процентных пунктов.

Эти выводы подтвердились последовавшими исследованиями других учёных (Bult, Damania, Deacon, 2003). То есть, наличие богатых природных ресурсов является ско рее балластом экономического роста страны, чем фактором роста. Эти выводы спо собствовали формированию мнения, что экономика развивающихся стран приспособ лена только для освоения природных ресурсов, а экономика развитых стран ориенти рована на высокотехнологичные отрасли народного хозяйства. В западной экономи ческой литературе даже появился термин «the natural resource curse» — проклятие природных ресурсов (Bult, Dama Таблица 1.1.1. Соотношение природных ресурсов nia, Deacon, 2003).

и экономического роста в 1970–1993 гг.

Из таблицы 1.1.1, в которой (Гильфасон, 2001, с. 466) представлена выборка из 85-ти стран, классифицированных по Данные на душу численности населения на круп- населения Кол-во ные и малые, видно, что страны с Природные ресурсы стран пахотные экон. рост, небольшими природными ресур земли, га %/год сами имеют более высокий темп Небольшие природные ресурсы 20 0,16 2, экономического роста на душу в т. ч. крупные страны 7 0,15 3, населения, чем страны с богатыми малые страны 13 0,16 2, ресурсами. Темп роста экономики на душу населения в странах бо- Богатые природные ресурсы 65 0,56 0, лее щедро одарённых природой в в т. ч. крупные страны 10 0,56 1, 4,5 раза ниже, чем в странах с ме- малые страны 55 0,56 0, нее богатыми природными ресур- в т. ч. нефть 8 0,44 0, сами. При этом, страны с богаты- мин. сырьё 16 0,66 -0, ми минеральными ресурсами прочее 31 0,57 0, имеют отрицательный показатель Всего 85 0,48 1, экономического роста на душу населения (-0,2 %), подтвержда ющий, что экспорт минерального сырья негативно отражается на развитии экономики стран с богатыми минеральными ресурсами.

Таким образом, создаётся впечатление, что зависимость от ресурсов, характери зуемая их высокой долей в ВВП и экспорте, действительно является фактором, отри цательно влияющим на экономический рост.

Существуют различные точки зрения на возникновение этого логического противо речия между богатством природных ресурсов и экономическим ростом. Так, Е. Булт, Р. Даманиа и Р. Дикон объясняют это следующими моделями: моделью «голландской болезни» и моделью рентной экономики и с позиции институционализма. Т. Гиль фасон кроме моделей «голландской болезни» и воздействия экономической ренты добавляет такие факторы, как образование, экономическая политика и др. (Гильфа сон, 2001).

Ниже рассмотрены основные гипотезы, объясняющие связь между богатством природных ресурсов и экономическим ростом.

Термин «голландская болезнь» связан с открытием месторождений природного газа в Голландии в 1950-х годах, вызвавшим в последующем рост экспорта газа и снижение доли в экспорте Голландии товаров обрабатывающей промышленности.

Существуют несколько объяснений механизма воздействия «голландской болезни».

Одни исследователи утверждают, что открытие богатых месторождений отвлекает ка питал и трудовые ресурсы из реального сектора, что способствует развитию инфля ционных процессов, отрицательно действующих на экономический рост. Другие свя зывают этот феномен с вовлечением частных и государственных инвестиций в разви тие добывающих отраслей, которые можно было бы направить на развитие человече ского капитала, что косвенно ухудшает развитие предпринимательского сектора. Как бы то ни было, существуют не очень много эмпирических исследований, доказываю щих модель «голландской болезни» и ни одна из них полностью не объясняет этот эффект в силу существования слишком больших различий в исследуемых странах.

Удовлетворительная модель должна объяснять, почему богатые природные ресурсы тормозят развитие таких стран, как Нигерия и Венесуэла, являясь в то же время фак тором развития для таких стран, как Австралия и Малайзия.

Образование. Более высокотехнологичные отрасли производства требуют более высокого уровня образования и, следовательно, для обеспечения их развития в ры ночных условиях необходима реальная поддержка государством науки и образования, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок и т. д. Последние ис следования в области экономики доказывают, что львиная доля экономического роста большинства развитых стран обеспечена за счёт развития и внедрения инновацион ных технологий.

Известно, что для добычи сырья не обязательно внедрять самые эффективные и передовые технологии. Поэтому государства с богатыми природными ресурсами меньше инвестируют в развитие образования, науки и передовых технологий, что ска зывается на относительно невысоком уровне образования и науки в сырьевых стра нах, что, в свою очередь, не стимулирует развития инновационных технологий. Ис следования 166 стран за период 1980–1998 гг. показывают, что чем богаче страна природными ресурсами, тем меньше у неё контингент учащихся в средних и в высших учебных заведениях, меньше затрат на развитие образования, а также менее продол жительный период образования.

В любом случае, отставание в технике и технологии является основным фактором задержки экономического роста стран, ориентированных на экспорт сырья.

Экономическая рента. Вопрос ренты является одним из наиболее актуальных в экономической теории. Ограниченность природных, в т. ч. минеральных ресурсов, со здаёт условия для получения природной ренты. В идеале — рента должна распреде ляться между всеми членами общества, но в большинстве стран с богатыми природ ными ресурсами этого не происходит. Как правило, в странах со значительным при родным потенциалом имеется тенденция к присвоению ренты узким кругом лиц и ве дёт только к их обогащению. Эта тенденция сопровождается монополизацией эконо мики, высоким уровнем коррупции, неравенством доходов и имущества. Результатом подобной экономической политики является снижение экономического роста страны в долгосрочной перспективе.

Противоположная точка зрения основывается на том, что изобилие ресурсов в стране не обязательно является препятствием к экономическому росту. Например, Г. Райт обосновывает потенциальные преимущества изобилия ресурсов для экономи ческого роста США в исследовании «Источники успеха американской промышленно сти в период 1879–1940 гг.» (Wright, 1990).

Более того, анализ современной экономики ряда зарубежных стран показывает, что мировыми лидерами по производству минерального сырья являются такие разви тые западные страны, как США, Австралия, ЮАР и Канада, на долю которых прихо дится более двух третей мирового производства минеральной продукции (Ставский, 1998). Опыт этих зарубежных стран «… говорит, что можно иметь эффективный мине рально-сырьевой сектор при положительной динамике общеэкономических показате лей…» (Ситро, Ягольницер, 2001, с. 115).

Практика зарубежных стран показывает, что главная роль минерально-сырьевого комплекса заключается в обеспечении отраслей экономики страны, в особенности промышленного сектора, ресурсами для их дальнейшей переработки и получения ко нечного продукта. С другой стороны, развитие минерально-сырьевого комплекса име ет тенденцию к воздействию на те отрасли промышленности, которые являются по ставщиками оборудования и материалов добывающих предприятий, таких как маши ностроение, химическая промышленность, высокотехнологичные и инновационные отрасли промышленности и т. д. То есть, влияние минерально-сырьевого сектора на экономику имеет эффект межотраслевого мультиплицирующего эффекта (Ситро, Ягольницер, 2001). Вместе с тем, за рубежом одним из факторов эффективности раз вития минерально-сырьевого комплекса является его использование посредством различных механизмов перераспределения и стимулирования для развития наукоём ких отраслей и социальной сферы (табл. 1.1.2).

Таблица 1.1.2. Производство минеральных продуктов в ведущих сырьевых странах мира в 1996 г. (Ставский, 1998, с. 27) Продукция Россия США Канада ЮАР Австралия Китай Весь мир Горнорудное пр-во, млн. $ 12 679 57 856 11 421 17 000 18 857 32 849 219 Доля в мировом пр-ве, % 5,8 26,4 5,2 7,8 8,5 15,0 – Объём пр-ва на душу насел., $/чел. 87,3 239,0 447,9 472,2 1147,3 31,0 39, Объём пр-ва на ед. территории, $/км2 741,5 6154,9 1142,1 14 166,7 2413,9 3421,8 1461, Например, экономическая политика в Канаде, Австралии и Норвегии, и, в послед нее время, в Саудовской Аравии построена таким образом, что средства от продажи минерального сырья планомерно вкладываются в развитие наукоёмкого производ ства, в поддержку образования и здравоохранения (Захарова, 2002). Не последнюю роль минерально-сырьевой комплекс играет и в развитии интеграционных связей между странами, т. к. именно взаимообмен различными товарами, в т. ч. продукцией минерального сырья, обеспечивает устойчивое развитие мировой экономики, но при этом опыт экономического развития зарубежных стран свидетельствует, что мине рально-сырьевой комплекс не должен развиваться в ущерб национальной экономике, должны быть обеспечены оптимальные условия между структурой экспорта и про мышленным развитием страны.

С точки зрения оценки влияния минерально-сырьевого комплекса на экономику все страны можно подразделить на три типа, в зависимости от богатства природных ре сурсов и эффективности их использования. В первую группу можно включить богатые минеральными ресурсами страны, для которых характерна ориентированность на экс порт сырьевых ресурсов, и показывающих не самую лучшую эффективность исполь зования минерально-сырьевого потенциала для развития национальной экономики (ЮАР, Чили, Бразилия). Во вторую группу можно включить страны с не менее богаты ми ресурсами, но с развитым минерально-сырьевым комплексом, направленным на использование добытых полезных ископаемых для внутреннего потребления различ ными отраслями народного хозяйства, т. е. для развития национальной экономики (США, Канада, Норвегия, Австралия, Китай). «… В этом случае эффект комплекса, распространяясь по сопряжённым цепочкам, многократно усиливается в транспортной и перерабатывающих отраслях, в сфере услуг…» (Соколов, Ягольницер, 2003, с. 116).

В третью группу можно включить страны, обделённые природными богатствами, но имеющие мощный научный, промышленный и финансовый капитал и использующие минерально-сырьевые ресурсы других стран для развития национальной экономики и наукоёмких технологий (Япония, Южная Корея, Сингапур и т. д.). Страны второго типа имеют явное естественное преимущество перед странами, не имеющими богатой ми нерально-сырьевой базы (третий тип), и сравнительное экономическое преимущество перед странами, экспортирующими сырьё (первый тип).

Совершенно иная точка зрения на «проклятие ресурсов» связана с объяснени ем ограниченности теории «голландской болезни», которая не учитывает фактор гло бального передела рынков сбыта, механизм которого основан на занижении курса ва люты стран-импортёров нефти (Чигрин, 2008). Занижение курса валюты позволяет развитым странам стимулировать промышленный сектор экономики. Вполне очевид но, что в странах с заниженным валютным курсом стимулируется экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью и блокируется экспорт сырьевых товаров, а в стра нах с завышенным валютным курсом, наоборот, стимулируется экспорт сырьевых то варов и блокируется развитие производства и экспорта несырьевых товаров.

Многие политики и учёные уверены, что крах экономических преобразований в странах Латинской Америки, Африки и в некоторых странах Азии связан именно с навязыванием им через Международный валютный фонд, Всемирный банк и другие финансовые организации экономических условий, выгодных западным странам, но весьма невыгодных для развивающихся стран. Закрепление деления мира на разви тые и «вечно развивающиеся» страны позволяет сохранять конкурентное преимуще ство промышленности западных стран над сырьевым сектором экономики стран экспортёров нефти. И напротив, те страны, которые самостоятельно проводили или проводят экономические реформы, имеют несомненный успех в преобразованиях (Япония, Китай, Южная Корея). Например, одним из факторов успешного экономиче ского развития Китая является целенаправленное сохранение низкого курса китайско го юаня относительно рыночного, которое позволяет Китаю выигрывать конкуренцию за счёт ценового фактора. Подобная ситуация была создана и в России после дефол та, когда российская промышленность в краткосрочной перспективе получила ценовой импульс для развития.

Верно и то, что модель «голландской болезни» призвана объяснять экономическую ситуацию в небольших странах, обладающими значительными ресурсами (таких как Норвегия, Саудовская Аравия, Кувейт), но совершенно неприменима для крупных и средних стран, в т. ч. и для России. Это связано с тем, что наличие богатых природ ных ресурсов в крупных странах, во-первых, является недостаточным фактором для поддержания жизни гораздо большей части населения, чем в небольших странах, во вторых, наличие более упрощённой структуры экономики, промышленности, науки и образования в малых странах не должны стать моделью для реформирования круп ных стран. Например, в качестве примера успешной реализации экономических пре образований стран с богатыми природными ресурсами называют Ботсвану и Индоне зию, для которых были применены традиционные рекомендации — создание Стаби лизационного фонда и прозрачное распределение доходов от реализации сырьевых товаров. Однако, указывается, что «… в слаборазвитых странах со значительным процентом натурального хозяйства конкурентный сектор — единственный страдаю щий от «голландской болезни» — как правило, отсутствует…» (Чигрин, 2008, с. 5).

Анализ роли минерально-сырьевых ресурсов в экономике различных стран позво ляет утверждать, что они являются основой развития промышленности. Потребление минеральных ресурсов возрастает с развитием различных отраслей экономики, т. е.

рост внутреннего спроса на ресурсы пропорционален росту деловой активности в стране. Более половины добывающихся в мире полезных ископаемых потребляется странами, в которых проживает около 16-ти % населения. С развитием экономики страны увеличивается интенсификация отработки полезных ископаемых (Ситро, Ягольницер, 2001), т. е. происходит более эффективная переработка сырья, объясня емая применением более высоких технологий в развитых странах.

Тем не менее, для того, чтобы богатство природных ресурсов стало главным фак тором экономического роста страны, необходимо создание равных условий как для добывающих, так и для обрабатывающих отраслей экономики. Поэтому для обеспе чения дальнейшего роста экономики в России должны быть созданы условия для раз вития обрабатывающих, перерабатывающих и высокотехнологичных отраслей про мышленности.

1.2. ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ РОССИИ Россия располагает огромными природными ресурсами, в т. ч. минеральными, осо бенностью которых является их крупномасштабность и комплексность. Ни одна страна в мире не располагает такими объёмами и широким спектром минерально-сырьевой базы. В докладе о состоянии минерально-сырьевой базы, представленном в Государ ственной Думе в 1994 г., стоимость разведанных полезных ископаемых была оценена в 28,6 трлн $, а прогнозные оценки — в 140 трлн $. Россия занимает первое место в мире по запасам природного газа и никеля, второе — по запасам нефти, третье — по запасам угля, золота и др. Объём природных ресурсов России в расчёте на душу населения превышает совокупный объём ресурсов большой «семёрки» на порядок, и, естественно, обладая таким потенциалом, Россия представляет определённый эко номический интерес для развитых стран, т. к. экономика западных стран в значитель ной степени зависит от поставок российского минерального сырья.

Однако, несмотря на изобилие ресурсов в стране и относительно высокие показа тели добычи минерального сырья, Россия отстаёт в 2 раза по уровню его потребле ния. Например, в США на одного жителя потребляется ресурсов на 900 $ в год, в Рос сии — на 400 $ в год. При этом показатель потребления газа в России почти такой же, как в США, но по нефти и углю он ниже в 2–3 раза (Терехов, 2002). Это говорит о низ кой эффективности использования минеральных ресурсов внутри страны, что под тверждается следующими данными: по оценкам Международного банка реконструк ции и развития (МБРР), доля природного богатства в национальном богатстве России составляет от 83 до 88 %, в то время как в развитых странах она не превышает 10 %.

И напротив, доля капитала, произведённого в России, составляет 7–10 %, в развитых странах этот показатель равен 20 %. Удельный вес человеческого капитала в разви тых странах составляет ~70 %, в России — 5–7 %, но в данном случае недостаточный вклад человеческого капитала является следствием мизерной цены рабочей силы, а не низкого образовательного или профессионального уровня (Глазьев, 2003).

Богатство природно-ресурсной базы всегда было ключевым фактором развития России. Именно богатейшие минерально-сырьевые ресурсы страны покрывали по требности различных отраслей народного хозяйства собственным сырьём, обеспечив индустриальное развитие СССР. Развал Советского Союза привёл к разрушению еди ного экономического пространства союзного государства, к разрыву экономических и технологических связей не только между крупными предприятиями, но и между раз личными отраслями народного хозяйства и территориальными комплексами. Напри мер, прежде сырьё якутских золото-сурьмяных месторождений обрабатывалось в Кир гизии, а свинцово-цинковые руды Казахстана — в основном в Южно-Уральском ме таллургическом районе. В том и в другом случае разделение минерально-сырьевого комплекса на части в результате распада Советского Союза привело к прекращению кооперации или к ограничению поставок руд на металлургические комбинаты (Ситро, Ягольницер, 2002). С другой стороны, после разрушения СССР Россия оказалась без сырьевых источников марганца, хрома, титана, циркония, урана и других полезных ис копаемых, теперь она вынуждена их импортировать.

Удорожание энергетических ресурсов и транспортных услуг, непродуманная нало говая политика, неподготовленность руководящих кадров к работе в рыночных усло виях увеличивают себестоимость добычи минерального сырья в России. Например, себестоимость добычи нефти выше, чем в арабских странах в 3–5 раз, себестоимость добычи золота выше среднемировых цен производства в 2 раза (Терехов, 2002).

Моральная и физическая изношенность основных фондов отражается на низкой производительности труда. Следствием всего этого стало закрытие десятков горнодо бывающих предприятий, обеспечивавших сырьём металлургические комбинаты, кото рые вынуждены теперь ориентироваться на импорт сырья. И, несмотря на то, что в стране разведано свыше 20-ти тыс. месторождений полезных ископаемых, только 37 % из них введено в промышленное освоение. Это связано с удалённостью и труд нодоступностью многих месторождений. Отмечается низкая конкурентоспособность значительного количества месторождений при их переоценке по критериям рыночной экономики (Захарова, 2002).

Несмотря на то, что комплекс отраслей недропользования является крупнейшим инвестором в российской экономике, реализуемый здесь объём инвестиций недоста точен для поддержания надлежащего технического уровня отрасли. Основные фонды стареют. В среднем их износ составляет 43,5 %, а в нефтедобыче — 55 %, нефтепе реработке — 75 %, в газопереработке — 80 %, угольной промышленности — свыше 60 % и т. д. Если доля полностью изношенных фондов составляет 12,5 %, то в отрас лях топливно-энергетического комплекса (ТЭК) этот показатель варьирует в пределах 22–38 % (Валентей, Бухвальд, 2003).

Рента. Вместе с тем, одной из главных проблем минерально-сырьевого сектора является явная несправедливость изъятия рентных доходов. Ещё в 1991 г. группа вы дающихся западных учёных, среди которых были 3 лауреата Нобелевской премии в области экономики, написали открытое письмо президенту СССР М.С. Горбачёву о том, что очень важно, чтобы земельная рента была сохранена как источник государ ственного дохода. Это позволило бы, во-первых, обеспечить неприкосновенность при родных богатств, принадлежащих всему обществу, во-вторых, обеспечить стабильное пополнение доходной части бюджета страны, в-третьих, иметь возможность устанав ливать такой уровень цен на энергоресурсы внутри страны, который позволял бы раз виваться различным отраслям экономики более эффективно и динамично.

О необходимости срочно решить эту проблему давно говорят и виднейшие россий ские экономисты, в частности, акад. отделения экономики РАН Д.С. Львов, член корреспондент РАН, депутат Государственной Думы РФ С.Ю. Глазьев. По оценке С.Ю. Глазьева, реализация механизма изъятия природной ренты в доход государства позволила бы увеличить государственный бюджет в 1,5 раза, а доходы работников бюджетной сферы — в два раза (Глазьев, 2005).

Тем не менее, история пошла другим путём, и Россия не использует свои сравни тельные преимущества в богатстве природных ресурсов, отдав их на откуп олигархи ческим структурам. После развала СССР и приватизации государственного имуще ства большинство предприятий, ориентированных на экспорт сырьевой продукции, оказались в руках частных структур, в т. ч., теневой экономики. В настоящее время только несколько процентов населения России пользуются рентным доходом от при родных ресурсов.

По оценкам сотрудников Центра социально-экономических проблем федерализма Института экономики (ИЭ РАН), государство ежегодно теряет, преимущественно в форме горной ренты в виде оттока капитала за рубеж, ~10 млрд $ (Гаврилов, Иванов ский, 2006). С.Н. Бобылев и А.Ш. Ходжаев считают, что «… те 250–300 млрд долл., ко торые по имеющимся оценкам были нелегально вывезены из страны в 1990-е гг., имеют в основном рентное происхождение на базе добычи, продажи и экспорта при родных ресурсов…» (Бобылев, Ходжаев, 2004, с. 308).

Между тем, ст. 9 Конституции РФ гласит, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, прожива ющих на соответствующих территориях. В ст. 35 Закона РФ «О недрах» (2006) сказа но, что основная задача государственного регулирования отношений недропользова ния — обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы, её рационального использования и охраны недр в интересах нынешнего и будущих поколений народов РФ. То есть законодательством РФ уже заложены механизмы рентных платежей, что обеспечило бы реализацию социальной политики государства путём предоставления населению прав на часть платы за пользование природными ресурсами.

Существуют два принципиально различающихся способа изъятия природной рен ты в пользу государства. Во-первых, национализация имущества предприятий, рабо тающих в сфере природопользования. Однако история показала, что насильственный путь реформ может привести к непредсказуемым последствиям для страны и для народов, проживающих в ней.

Несмотря на несовершенство плановой экономики, в СССР горная рента состав ляла значительную долю в бюджете страны и во времена расцвета нефтегазодобычи в 1975–1985 гг. составляла до 50 % государственного бюджета. При отсутствии нало говой системы механизм изъятия ренты основывался на изъятии государством основной части горной ренты, в т. ч. и дифференциальной ренты I рода. При этом за счёт внедрения новых технических и инновационных решений дифференциальная рента II рода оставалась у предприятия в виде плановой прибыли и экономии текущих эксплуатационных затрат (Киммельман, 2008).

Плановая система позволяла отрабатывать все месторождения полезных ископа емых, в т. ч. и худшие. Таким образом, исключалась возможность выборочной селек тивной отработки месторождений, которая наблюдается в России в настоящее время.

С другой стороны, если в Советском Союзе рентные платежи в основном направ лялись на развитие промышленности, воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ), обеспечение социальных функций государства, то в настоящее время подав ляющая часть рентных платежей направляется в Стабилизационный фонд РФ, основ ным предназначением которого является служить стратегическим финансовым резер вом государства. Его средства могут размещаться в долговые обязательства ино странных государств, перечень которых утверждается Правительством РФ (Бюджет ный…, 2011). Таким образом, рентные платежи изымаются из экономики России и направляются на развитие других стран, что противоречит экономическим и стратеги ческим интересам России.

Альтернативный путь изъятия ренты заключается во введении эффективного рен тоызымающего механизма в действующий Налоговый кодекс РФ. Например, С.Д. Валентей предлагает два варианта (Валентей, Бухвальд, 2003):

1. Введение модифицированного или индивидуального налога на добычу по лезных ископаемых (НДПИ), скорректированного через систему поправоч ных коэффициентов для условий добычи на каждом участке недр.

2. Введение специального налога на сверхприбыли предприятий наряду со стимулированием (через целевые льготы) инвестиций в поисково-разведоч ные работы, в модернизацию производства, в охрану природы и пр.

Однако первый вариант изъятия ренты будет несовершенным, т. к. применение любых поправочных коэффициентов может в той или иной степени исказить размер реальной ставки рентных платежей. Применение второго варианта вызовет трудности с определением уровня ренты, так как существующая система добывающих компаний в форме вертикально-интегрированных хозяйственных структур позволяет снижать сверхприбыль на различных стадиях производства, что, в свою очередь, снижает налогооблагаемую базу данных предприятий.

Выходом могло бы стать использование таких инструментов, как обязательная биржевая продажа нефти;

обязательное использование биржевых цен во внутрифир менном обороте сырья;

бухгалтерский учёт раздельно для каждого участка недр и, в целом, — открытость данных о финансовой деятельности ведущих недропользовате лей (они сегодня недоступны даже органам управления недропользованием как в цен тре, так и на местах) (Валентей, Бухвальд, 2003).

Экология. К числу трудноразрешимых вопросов относится отрицательное воздей ствие на состояние окружающей среды минерально-сырьевого комплекса. Разруши тельное воздействие горнодобывающих отраслей можно и необходимо минимизиро вать. Для этого также необходимы значительные инвестиции в модернизацию сырье вого сектора, которые могут не только разрешить экологические проблемы в добыва ющих регионах, но также увеличить производительность и рентабельность выпускае мой продукции.

Сокращение геологоразведочных работ. Значительное сокращение объёмов геологоразведочных работ в последние годы вызвало сокращение разведанных запа сов полезных ископаемых. По сути, сейчас в стране осваиваются месторождения, ко торые были подготовлены к эксплуатации в период Советского Союза. По сравнению с уровнем 1991 г. запасы нефти к настоящему времени сократились на 9 %, меди, ни келя и молибдена — на 2,5–3 %, платиноидов — на 6 % (Орлов, 1999).

Экспортная ориентация минерально-сырьевого комплекса (МСК). В послед нее время наблюдается положительная динамика валового внутреннего продукта (ВВП) и увеличение экспорта страны, чему способствовала благоприятная мировая конъюнктура цен на сырьевые товары. В краткосрочной перспективе это может привести к положительным результатам для экономики страны, но, как показывает мировой опыт, зависимость экономики страны от экспорта сырьевых товаров не спо собствует экономическому росту в долгосрочной перспективе вследствие нестабиль ности мировых цен на сырьё.

Объём товарного экспорта России в стоимостном выражении в 2004 г. достиг 182 млрд $ США и вырос по отношению к 1997–1999 гг. почти в 2,5 раза (Атаев, 2005), а в 2005 г. объём товарного экс порта достиг 241 млрд $ США (Россий ский…, 2006). По данным 2008 г., объём товарного экспорта составил 467,9 млрд $, из которых 71 % приходилcя на продукцию топливно энергетического комплекса, 12 % — на металлы и изделий из них, при незначи тельной доле машиностроительной про дукции в экспорте — 5,0 % (рис. 1.2.1) Рисунок 1.2.1. Товарная структура экспорта РФ в 2008 г. (Регионы…, 2009, с. 987) (Российский…, 2008).

Таким образом, товарная структура российского экспорта остаётся неудовлетворительной. Преобладание в ней сырьевой продукции и низкая доля готовой продукции в экспорте явно не соответствует статусу промышленно развитой страны.

Анализ структуры экспорта по регионам показывает, что сырьевую направленность имеют только часть субъектов России. К ним относятся регионы Севера, Западной и Восточной Сибири, Урала (Захарова, 2002). Богатство природных ресурсов этих тер риториальных образований является, по существу, их естественным преимуществом.

Например, разведанные запасы нефти на территории Сибирского федерального окру га (СФО) составляют 77 % от российских, природного газа — 85 %, угля — 80 %, ме ди — 70 %, никеля — 68 %, свинца — 86 %, цинка — 77 %, молибдена — 82 %, золо та — 41 %, металлов платиновой группы — 99 % (Стратегии…, 2004). И дальнейшее развитие Сибири связывается со специализацией СФО на горнорудной промышлен ности, которая позволит поднять многие депрессивные регионы (Соколов, Ягольни цер, 2003).

И напротив, сравнительным преимуществом остальных, менее богатых природны ми ресурсами, регионов должно стать развитие обрабатывающих, перерабатывающих и высокотехнологичных отраслей промышленности.

Наибольшим экспортным потенциалом машиностроительной продукции обладает Центральный федеральный округ (ЦФО), на долю которого приходилось, по данным 2008 г., 7953,2 млн $ США или 39,1 % всего машиностроительного экспорта России (Регионы России…, 2007);

на втором и третьем месте — Приволжский (ПФО) и Севе ро-Западный (СЗФО) федеральные округа, на долю которых приходится, соответ ственно, 4924,2 и 2330 млн $ США или 24,2 и 11,4 % (табл. 1.2.1).

Казалось бы, в экспорте сырьевых товаров должны лидировать более богатые природными ресурсами округа. Но данные показывают, что на первом месте по экс порту энергоносителей стоит ЦФО, доля которого в экспорте продукции топливно энергетического комплекса РФ составила, по данным 2008 г., 53,5 %. Конечно это вы зывает некоторое недоумение и объясняется тем, что именно в Москве зарегистриро ваны головные компании крупнейших производителей энергосырья.


Далее следуют Уральский (УФО) и Приволжский федеральные округа, на долю ко торых приходится 19,3 и 10,4 % (см. табл. 1.2.1) экспортированного топливно энергетического сырья России. Экспортный потенциал УФО составляет Тюменская область, а Приволжского — республики Башкортостан и Татарстан, Оренбургская и Пермская области.

По экспорту цветных и чёрных металлов лидируют Сибирский (26,5 %), Уральский (26,4 %), Центральный (21,4 %) и Северо-Западный (12,5 %) федеральные округа (см.

табл. 1.2.1).

Таблица 1.2.1. Экспорт продукции субъектов РФ по различным отраслям, 2008 г.

(Регионы…, 2009, с. 986) Продукция топливно- Чёрные Машиностроительная энерг. комплекса и цветные металлы продукция Субъекты РФ млн $ % к итогу млн $ % к итогу млн $ % к итогу Центральный ФО 164 329,7 53,5 11 048,2 21,4 7953,2 39, Северо-Западный ФО 29 827,0 9,7 6442,2 12,5 2330,0 11, Южный ФО 5113,4 1,7 2488,4 4,8 1659,0 8, Приволжский ФО 32 082,3 10,4 3460,2 6,7 4924,2 24, Уральский ФО 59 404,5 19,3 13 639,2 26,4 1589,2 7, Сибирский ФО 7111,4 2,3 13688,8 26,5 1671,2 8, Дальневосточный ФО 9303,5 3,0 804,9 1,6 236,5 1, Всего: 307 171,8 100 51 571,9 100 20 363,3 Однако анализ вклада федеральных округов в экспорт России по отраслям явля ется неполным и должен быть дополнен анализом структуры экспорта и отраслевой специализации каждого федерального округа. Так, в структуре экспорта товаров в Центральном ФО преобладает топливо и энергетические товары — 78,2 %, доля ма шиностроительной продукции незначительна и составляет 3,8 % (табл. 1.2.2).

Таблица 1.2.2. Товарная структура экспорта России в 2008 г.

по федеральным округам (Регионы…, 2009, с. 986) Всего, Федеральный округ РФ X1 X2 X3 X4 X5 X % Центральный ФО 100,0 1,2 78,2 11,0 1,8 4,0 3, Северо-Западный ФО 100,0 2,5 62,3 8,4 8,5 13,5 4, Южный ФО 100,0 22,3 36,5 10,3 1,3 17,8 11, Приволжский ФО 100,0 1,0 59,6 22,2 1,7 6,4 9, Уральский ФО 100,0 0,3 77,2 2,2 0,4 17,7 2, Сибирский ФО 100,0 1,5 23,9 10,8 12,2 46,0 5, Дальневосточный ФО 100,0 2,8 77,0 0,4 11,1 6,7 2, X1 —товары, сельскохозяйственное сырьё;

X2 — продукция топливно-энергетического комплекса;

X3 — продукция хим. промышленности, каучук;

X4 — древесина, целлюлозно-бумажные изделия;

X5 — металлы, металлические изделия;

X6 — машины, оборудование, транспортные средства.

Для Северо-Западного ФО также характерно относительно высокая доля в струк туре экспорта продукции топливно-энергетического комплекса (62,3 %), чёрных и цветных металлов (13,5 %), древесины и изделий из неё (8,5 %), продукции химиче ской промышленности и каучука (8,5 %).

В Приволжском и Уральском федеральных округах в структуре экспорта преобла дают топливно-энергетические товары — 59,6 % и 77,2 %, соответственно. Приволж ский ФО специализируется также на производстве продукции химической промышлен ности и машиностроении. Урал — наиболее крупный поставщик продукции чёрной и цветной металлургии страны (17,7 %).

Самой крупной экспортной категорией СФО является продукция чёрной и цветной металлургии, на долю которой приходится ~46,0 %.

Экспортный потенциал Южного и Дальневосточного федеральных округов относи тельно небольшой: доля каждого из них составляет ~3 % в общем экспорте страны.

Причём доля экспорта Южного ФО на душу населения в 4 раза меньше, чем в сред нем по России (Савин, Сковорода, 2002). В структуре экспорта Южного ФО выделяют ся топливо и энергетические товары, цветные и чёрные металлы и продовольствен ные товары.

В структуре экспорта Дальнего Востока преобладает продукция топливно энергетического комплекса — 77,0 %, далее следуют древесина и изделия из неё — 11,1 %, чёрные и цветные металлы — 6,7 %.

О неэффективности сырьевой специализации экспорта для экономики.

К.А. Ситро и М.А. Ягольницером (2002) была предложена новая методика оценки мультипликативного эффекта воздействия минерально-сырьевого комплекса на дру гие отрасли. Разработанная эконометрическая модель показывает не только зависи мость объёмов добычи продукции сырьевого сектора (экзогенные переменные) на ди намику объёмов производства электроэнергии, чёрной и цветной металлургии и топ ливной промышленности, но и определяет регрессионные зависимости между произ водством товаров, чистыми налогами и промышленным производством — с одной стороны, и производством электроэнергии, чёрной и цветной металлургии и топлив ной промышленности — с другой, которые, в конечном счёте, влияют на динамику ва лового внутреннего продукта (ВВП).

Основные результаты расчётов межотраслевых зависимостей и оценка влияния минерально-сырьевого сектора на ВВП и отдельные отрасли промышленности пока зывают, что при возможном росте добычи нефти, газа, производства чугуна, стали, никеля и алюминия на 5 % ВВП увеличится на 5,9 %, при этом мультипликатор увели чения производства составит 6,91, т. е. каждая произведённая товарная продукция стоимостью 1 р. в отраслях промышленного производства с учётом межотраслевого влияния увеличивает ВВП на 6,91 рублей (табл. 1.2.3).

Таблица 1.2.3. Влияние базовых изменений производства минеральных продуктов на ВВП (Ситро, Ягольницер, 2002, с. 103) Варианты изменения абс. значений показателей (ВВП — млн р. в ценах 1998 г.) Показатели I II III IV V VI Добыча газа, млрд м3 30 – – – 30 – Пр-во стали, млн т 2 – 2 – – Пр-во чугуна, млн т 2 2 – – – Электроэнергетика, млрд кВт ч 42 – – – 42 – Электроэнергетика 13 459 – – – 13 459 – Цветная металлургия 2490 – – 2490 – – Чёрная металлургия 5656 -4796 10451 – – Газовая пром-сть 1788 – – – 1788 – ВВП: пр-во товаров 118 336 52 193 -113 747 41 017 138 874 -61 ВВП: чистые налоги 43 226 – – – – – ВВП 161 563 52 193 -113 747 41 017 138 874 -61 Мультипликатор 6,91 -10,88 -10,88 16,47 9,11 -10, Максимальный объём мультипликативного эффекта приходится на предприятия цветной металлургии, где увеличение товарной продукции на 1 р. увеличивает ВВП на 16,47 рублей. Мультипликатор в газовой промышленности равен 9,11 рубля.

Отрицательный показатель мультипликатора в отраслях чёрной металлургии пока зывает, что увеличение выпуска продукции на 1 р. может привести к уменьшению ВВП на 10,88 рублей. Это связано преимущественно с тем, что в настоящее время наблю дается так называемый процесс анклавизации отдельных отраслей промышленности.

Это касается отраслей чёрной металлургии, а также алюминиевой промышленности (Соколов и др., 1997). Снижение спроса на металлопродукцию, вызванное спадом де ловой активности и разрывом экономических связей в 1990-х годах, вынудил эти от расли перестроить не только ассортимент своей продукции, но и технологию произ водства с ориентацией на экспорт: они стали поставщиками сырья низкого качества в основном для стран Юго-Восточной Азии и Китая. Экономический рост в последние годы вызвал увеличение спроса на металлопродукцию высокого качества внутри страны, но последствием перестройки технологии производства стала неспособность отечественных производителей металла удовлетворить внутренний спрос, что, есте ственно, вызвало увеличение импорта металлопродукции из зарубежья (Ситро, Ягольницер, 2002).

Анализ иллюстрирует структурную деформированность промышленного сектора в региональном и отраслевом разрезе, доказательством чего является анклавизация отдельных отраслей промышленности и относительно низкая доля обрабатывающих продуктов в окружном экспорте для центральной части России. Центральная Россия не изобилует природными ресурсами, но именно в этой части страны сконцентриро ван мощный научный, трудовой, промышленный потенциал страны. Захарова Т.В. от мечает, что «… эти районы вполне могли бы развиваться инновационным путём по примеру бессырьевой Японии, быть питомниками прорывных технологий, быстро раз вивать информационно-индустриальный комплекс…» (Захарова, 2002, с. 115). И, напротив, регионы Сибири и Дальнего Востока, имеющие огромные природные богат ства, могли бы стать поставщиками ресурсов для развития промышленности, энерге тики, сельского хозяйства и других секторов и отраслей экономики страны.

Приведённые данные лишь подтверждают кризисное положение не только в обра батывающих отраслях промышленности страны, но и в минерально-сырьевом ком плексе, что является следствием непродуманной экономической и налоговой полити ки, не направленных на перераспределение финансовых ресурсов на развитие реаль ного сектора, на стимулирование развития обрабатывающих отраслей производства, не учитывающих потенциальные возможности и сравнительные преимущества регио нов страны.

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы:

1. Среди экономистов существуют две противоположные точки зрения на роль мине рально-сырьевых ресурсов в экономике страны. Одни из них придерживаются мнения об отрицательной связи между богатством природных ресурсов и экономи ческим благополучием страны. В западной экономической литературе даже по явился термин «the natural resource curse» — проклятие природных ресурсов. Дру гие же утверждают, что изобилие ресурсов в стране не обязательно является пре пятствием к её экономическому росту. Более того, анализ современной экономики ряда зарубежных стран показывает, что мировыми лидерами по производству ми нерального сырья являются такие развитые западные страны, как США, Австра лия, ЮАР и Канада, на долю которых приходится более двух третей мирового про изводства минеральной продукции.

2. Россия располагает огромными природными ресурсами, в т. ч., минеральными, особенностью, которых является их крупномасштабность и комплексность. Тем не менее, в России наблюдается структурная деформированность промышленного сектора в региональном и отраслевом разрезе, доказательством чего является анклавизация отдельных отраслей промышленности и относительно низкая доля обрабатывающих продуктов в окружном экспорте для центральной части страны.


Для обеспечения дальнейшего роста экономики в РФ должны быть созданы усло вия, направленные на перераспределение финансовых ресурсов на развитие ре ального сектора, на стимулирование развития обрабатывающих отраслей произ водства с учётом потенциальных возможностей и сравнительных преимуществ ре гионов страны.

2. ОСВОЕНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТУВЫ 2.1. СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ РТ Известно, что выработка универсальной методологии объективной оценки состояния социально-экономического развития региона, на основе которой должна выстраивать ся стратегия и тактика регионального развития, является довольно сложной задачей (Гранберг, 2003) ввиду неоднозначного влияния множества факторов на оценку, вы раженных в различных статистических показателях. В качестве примера рассмотрим показатель валового регионального продукта (ВРП), который считается общеприня тым показателем для оценки уровня развития региона. Во взаимосвязи социально экономических показателей в абсолютном выражении с валовым региональным про дуктом выявлено, что наибольшую связь с ВРП имеют стоимостные показатели, а наименьшую — социально-экономические (Кудымов, 2007). Таким образом, сравнение регионов по одному макроэкономическому показателю может дать неверные резуль таты. Для определения состояния социально-экономического развития региона необ ходимо комплексное изучение системы статистических показателей в зависимости от нескольких факторов.

Существуют различные методы расчёта оценки социально-экономического разви тия регионов, одним из которых является официальная методика расчёта комплекс ной оценки социально-экономического развития регионов (Сокращение…, 2001), кото рая разработана для определения единого интегрального показателя на основе базо вых макроэкономических индикаторов (таких как, валовой региональный продукт на душу населения, объём инвестиций в основной капитал на душу населения, финансо вая обеспеченность региона с учётом паритета покупательной способности на душу населения и др.), позволяющая сравнить этот показатель для региона со среднерос сийским уровнем. При этом, если полученный интегральный показатель для региона выше среднероссийского значения, то субъект РФ не включается в перечень нуждаю щихся в поддержке развития объектов по федеральной целевой программе «Сокра щение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федера ции»;

если же полученное значение окажется меньше среднероссийского показателя, то субъект РФ имеет право претендовать на федеральную поддержку. Например, комплексная оценка социально-экономического развития регионов РФ в 1998–2000 гг.

показывает, что Тува относится к регионам с крайне низким уровнем развития и зани мает 86–87 место в рейтинге регионов России (Комплексная…, 2000).

Валовый региональный продукт (ВРП). Главной целью начавшихся в начале 1990-х гг. реформ в России был переход к рыночным отношениям. Реформы, однако, привели к острому социально-экономическому кризису в стране и финансовому краху 1998 г., увенчавшемуся девальвацией национальной валюты. Но девальвация рубля, тем не менее, дала новый толчок развитию отечественных производителей в связи с появлением конкурентных преимуществ, главным из которых являются низкие цены на продукцию и услуги по сравнению с их зарубежными аналогами. К тому же, благо приятная ситуация, сложившаяся в конце XX и начале XXI вв. на международных сы рьевых рынках, дала дополнительный стимул для развития российских предприятий.

Эти и другие объективные причины более чем положительно отразились на динамике ВРП — с 1999 г. отмечается увеличение темпов экономического роста.

Экономический кризис в Туве продолжался до 1999 г. За время кризиса наиболь ший спад производства был характерен для таких отраслей экономики как промыш ленность, строительство и лесное хозяйство. А наибольшего спада за весь период реформ экономика республики достигла в 1998 г., когда ВРП составлял 5,2 млрд р. в ценах 2002 г. Несмотря на то, что с 1999 г. начался экономический рост, тревожным фактом является то, что темпы экономического роста постепенно снижаются. Так, по данным Госкомстата, в 2001 г. валовой внутренний продукт вырос на 14 %, тогда как в последующие годы темп роста резко сократился;

в 2002 г. — 3,6 %, в 2003 г. — 5,8 % (Регионы…, 2004;

Республика…, 2009).

Негативные тенденции в экономике России более остро отразились на социально экономическом развитии РТ. Это связано с комплексом нерешённых социальных про блем, а также с относительной транспортной изолированностью республики.

Низкие стартовые условия, в которых находилась экономика Тувы в предрефор менный период, ошибки управления в плановый (советский) период, нарушение про изводственно-технологических связей большинства предприятий и многие другие факторы привели к кризисной экономической ситуации. В настоящее время Тува по многим социально-экономическим параметрам отстаёт от большинства регионов Си бирского федерального округа и РФ в целом.

Анализ структурных сдвигов в производстве товаров и услуг показывает, что (рис. 2.1.1) удельный вес услуг более чем в два раза выше чем удельный вес производства товаров, что обусловлено, во-первых, паде нием производства товаров в начале 1990-х гг., во-вторых, опережающим ростом цен и та рифов на услуги.

Несмотря на рост ВРП, в ди- Рисунок 2.1.1. Динамика структурных сдвигов намике структуры экономики с в производстве товаров и услуг в 1995–2000 гг.

1995 по 2002 гг. происходят раз- (Национальное…, 2004, с. 10) личные изменения. Удельный вес основных отраслей экономи ки продолжал снижаться. Так, объём производства промышленности в общем объёме ВРП РТ снизился с 13,2 % в 1997 г. до 8,8 % в 2002 г., удельный вес строительства снизился в 1,8 раз. Удельный вес сельского хозяйства, наоборот, в этот период незна чительно вырос. Однако развитие агропромышленного комплекса в республике огра ничено несколькими причинами: во-первых, несовместимостью сельского хозяйства с рыночными условиями, в основе которой лежит ценовой диспаритет, сложившийся с началом реформ между ценами на сельхозпродукцию и сельхозоборудование;

во вторых, непродуманной аграрной политикой в животноводстве в советский период, ко торая полностью не соответствовала специфическим природным условиям и вековым традициям животноводства республики, что привело к полному упадку сельского хо зяйства с началом рыночных реформ.

В общей структуре экономики республики снижается также (более чем в три раза) доля выпускаемой продукции предприятиями транспорта и связи. Такая же тенденция характерна для предприятий торговли и общепита, но отрицательные структурные сдвиги здесь более снивелированы и не имеют таких значительных разрывов.

В структуре ВРП с 1997 по 2005 гг. отмечается значительный рост доли нерыноч ных услуг — с 25,5 % до 42,9 % (табл. 2.1.1), что обусловлено, во-первых, падением производства товаров в начале 1990-х гг., во-вторых, опережающим ростом цен и та рифов на услуги. Основная часть нерыночных услуг сосредоточена в таких отраслях как образование (17 % в структуре ВРП по данным 2002 г.), управление (12 %) и соцобеспечение (11 %). Очевидно, что на фоне падения материального производства рост сферы услуг создаёт новые рабочие места.

По данным 2006 г., объём ВРП составил 14,8 млрд р., при этом прирост ВРП по от ношению к предыдущему году в сопоставимых ценах составил 3,9 %. Среднегодовой темп прироста ВРП в 2003–2006 гг. составил 3,6 %.

Сравнительный анализ более наглядно показывает диспропорциональность эко номики региона. При анализе таблицы 2.1.2 видно, что промышленность производит 8,8 % ВРП и вносит 12,7 % налоговых поступлений, при 9,1 % занятости и 13,8 % ин вестициях.

Таблица 2.1.1. Отраслевая структура ВРП РТ в 1997–2005 гг.

(Национальное…, 2004, с. 12) В % к итогу по годам Показатели 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 ВРП 100 100 100 100 100 100 100 100 Производство товаров: 29,0 30,6 36,7 37,4 39,1 30,7 31,1 28,3 30, промышленность 13,2 12,7 13,3 11,4 11,8 8,9 9,2 8,3 8, сельское хоз-во 9,5 11,4 18,5 21,2 20,5 15,6 15,6 14,7 16, лесное хоз-во 0,8 1,1 0,9 0,7 0,5 0,6 0,7 0,7 3, строительство 4,7 4,7 3,4 3,5 5,8 4,6 4,6 3,6 0, прочее 0,8 0,7 0,6 0,6 0,7 1,0 1,0 1,0 1, Проиводство услуг 81,3 75,6 65,6 61,3 64,5 71,2 68,0 71,2 68, рыночные услуги 39,0 38,4 29,3 27,3 29,0 28,0 26,6 27,4 28, нерыночные услуги 42,3 37,2 36,3 34,0 35,5 43,2 41,4 43,8 39, Чистые налоги на продукт -10,3 -6,2 -2,3 1,3 -3,8 -1,9 0,9 0,5 1, Таблица 2.1.2. Сравнительная характеристика основных секторов экономики РТ в 2002 г. (Национальное…, 2004, с. 15) В % к итогу числ-сть налогов.

Сектор экономики доля в основные инвести производств. поступле ВРП фонды ции персонала ния ВСЕГО 100 100 100 100 Из них: промышленность 8,8 8,0 9,1 12,7 13, сельское хоз-во 15,5 10,9 13,51 3,7 2, транспорт и связь 4,2 23,3 6,9 10,8 7, торговля и общепит 12,8 1,5 11,0 6,8 0, строительство 4,6 0,7 4,8 9,9 7, 1 — Включая и лесное хоз-во.

Таблица 2.1.3. Валовой региональный продукт (ВРП) по РТ (Республика…, 2009, с. 5) ВРП по годам 2007 Показатели в текущ. ценах, в % к в текущ. ценах, в%к тыс. р. итогу тыс. р. итогу Сельское и лесное хоз-ва, охота 1 911 240 9,9 2 644 534 10, Рыболовство, рыбоводство 595 0,0 611 0, Добыча полезных ископаемых 1 174 395 6,1 1 317 163 5, Обрабатывающие пр-ва 772 440 4,0 832 091 3, Пр-во и распределение эл. энергии, газа, воды 492 327 2,5 636 710 2, Строительство 804 523 4,2 733 781 3, Опт. и рознич. торговля, ремонт автотрансп. ср-в, 2 468 129 12,7 3 210 888 13, быт. предметов, изделий личного пользования Гостиницы и рестораны 111 521 0,6 153 583 0, Транспорт и связь 1 448 737 7,5 2 009 674 8, Гос. управ-е, обеспечение военной безопасности, об- 3 998 830 20,6 5 419 243 22, разовательное соц. обеспечение Образование 2 473 751 12,8 3 087 595 12, Здравоохранение и предоставление соц. услуг 2 476 499 12,8 2 921 756 12, Прочие услуги 1 251 182 6,5 1 441 430 5, Всего по РТ 19 384 169 100,0 24 409 059 100, Для сравнения, доля сельского хозяйства в экономике составляет 15,5 % при 13,5 % занятости, но при этом отрасль вносит всего 3,7 % налоговых поступлений. В противоположность этому, предприятия строительства, а также транспорта и связи при относительно невысоком уровне инвестиций вносят в бюджеты разных уровней значительную часть налогов.

По данным 2008 г., ВРП достиг 24,4 млрд р., при этом в его структуре значительно снизилась доля сельского хозяйства, низка доля промышленности и строительства.

Сохраняется тенденция преобладания в структуре ВРП различных рыночных и неры ночных услуг (табл. 2.1.3).

Итак, можно сказать, что структурные сдвиги в экономике республики за последние годы имеют скорее отрицательную тенденцию, чем положительную, что связано с тем, что в структуризации экономики наблюдается тенденция уменьшение доли производ ства основных отраслей с одновременным увеличением доли сферы услуг, значи тельная часть которых связана с нерыночными услугами. Всё это свидетельствует о диспропорциональности и неэффективности структуры валового регионального про дукта Тувы. Безусловно, подобная структура отрицательно сказывается на развитии экономики Тувы.

Промышленность. В дореформен ный период промышленность играла ключевую роль в экономике Тувы. В рес публике было организовано производ ство асбеста, концентратов цветных ме таллов, сборных железобетонных изде лий, теплоэнергии, мясоколбасных и кондитерских изделий, комбикормов.

Однако недостатком в развитии народ ного хозяйства в советский период раз вития республики являлось то, что при строительстве новых промышленных предприятий, не принимались в расчёт интересы и возможности республики, не ставилась задача создания самостоя тельного хозяйственного комплекса в ре гионе, не развивалась приграничная тор говля. Промышленные предприятия яв лялись преимущественно поставщиками местного сырья для других регионов, хо тя значительно проще и выгоднее было Рисунок 2.1.2. Динамика объёма промышленной продукции РТ (в фактически бы создать предприятия по переработке действовавших ценах) (Республика…, 2010, с. 20) сырья на территории республики. С дру гой стороны, при возведении крупных предприятий не учитывалась целесооб разность их строительства в Туве, так как их производственные мощности намного превышали потребности рес публики. Например, производственные мощности ГУП «Овчинно-шубная фабри ка» были рассчитаны не только на рес публику, но и на сырьё монгольских по ставщиков.

С началом экономического кризиса в Рис. 2.1.3. Структура промышленного сектора России в 1990-е гг. в республике наблю экономики РТ в период 2005–2009 гг.

дается глубокий спад экономики во всех (Республика…, 2010, с. 21) отраслях, в т. ч. в промышленности.

Объём промышленной продукции к 1999 г. более чем в два раза сократился по сравнению с 1990 г. (рис. 2.1.2). Часть крупных предприятий была законсервирована или прекратила свою деятельность (ГОК «Тувакобальт», Элегестский кирпичный завод, Овчинно-шубная фабрика и др.).

Производительность других предприятий сократилась в несколько, а то и в десятки раз.

В структуре промышленного производства в это время доминирует тенденция к уменьшению производства обрабатывающих предприятий и увеличению доли добычи полезных ископаемых и производства и распределения электроэнергии, газа и воды (рис. 2.1.3). Около 70 % отгруженной продукции в обрабатывающих секторах промыш ленности приходится на предприятия по производству пищевых продуктов. Связано это с тем, что для Тувы, как и для целого ряда сибирских регионов, характерна отно сительно высокая численность сельского населения в пищевой промышленности (Ла рина, 2005).

Промышленными предприятиями РТ в 2009 г. произведено 4620,4 млн р. товарной продукции (Республика…, 2010). По производству промышленной продукции на душу населения республика значительно отстаёт от средних показателей по стране и со седних регионов.

Строительство. В последние годы наблюдаются положительные тенденции в строительстве. Число действующих строительных организаций выросло с 89 в 2003 г.

до 149 в 2007 г. По данным 2007 г., объём выполненных работ строительными органи зациями составил 949,6 млн р., что на 45,5 % выше уровня 2006 г. Но такие факторы как неплатёжеспособность заказчиков, высокая стоимость материалов, конструкций и изделий, недостаток заказов на работы, недостаток квалифицированных рабочих ограничивают развитие деятельности строительных организаций. Наблюдается тен денция к сокращению численности работников предприятий и организаций (в 1,8 раза по сравнению с 2003 г.), занятых в строительстве, и относительно низкий уровень за работной платы (72,1 % к среднему уровню заработной платы по экономике, по дан ным 2007 г.). В 2007 г. введено в действие 33,1 тыс. м общей площади жилых домов, что выше уровня 2006 г. на 37,3 %. Для сравнения: в период 1986–1990 гг. в среднем вводилось в действие 168,86 тыс. м общей площади жилых домов.

Транспортная инфраструктура. Для Тувы характерны неразвитость как внеш них, так и внутренних транспортных коммуникаций, что определяет низкий уровень освоения природных ресурсов, а также слабое развитие промышленного производ ства. Отсутствие железнодорожного сообщения и ограниченность водных путей пред определяют относительную транспортную изолированность республики от главных транспортных коммуникаций Сибири и России, а также Монголии и Китая.

Для обеспечения ускоренного развития Тувы необходимо строительство железной дороги Курагино – Кызыл, которое, согласно паспорту проекта, утверждённому 14.12.2007 г. Председателем Правительства РФ, должно было начаться в 2010 г.

Сельское хозяйство — одна из основных отраслей экономики РТ. Период ре форм отрицательно сказался на динамике и структуре агропромышленного комплекса (АПК) республики. Такие факторы как нарушение экономических связей между пред приятиями сельского хозяйства, перерабатывающими и сбытовыми предприятиями, диспаритет цен между продукцией сельского хозяйства и промышленности, установ ление демпинговых цен на импортные продовольственные товары обусловили бес прецедентное сокращение объёма продукции сельского хозяйства в 1990-х годах.

Аграрный сектор республики и по сей день находится в глубоком депрессивном состоянии, и, несмотря на положительный тренд объёма производства сельхозпро дукции в последние годы, общий структурный и системный кризис не позволяет сель хозпроизводителям выйти на новый, более качественный уровень развития. В резуль тате проведённой на селе приватизации сельчане остались без техники, без семенно го фонда, без удобрений, был расхищен скот. На место старой организации труда в форме колхозов и совхозов пришли объединения частных сельхозпроизводителей — фермерские и аратские хозяйства, но новые объединения не смогли выступить как си стемообразующие единицы в аграрном секторе экономики.

Общий объём продукции агропромышленного комплекса в 2008 г. во всех катего риях хозяйств составил 4077 млн р. или 102,1 % в сопоставимой оценке к уровню 2007 г. (табл. 2.1.4), или 1,17% объёма продукции сельского хозяйства всех регионов, входящих в состав СФО (Регионы…, 2009). В структуре ВРП, по данным 2006 г., сель ское хозяйство выпускало 13 % товарной продукции (Республика…, 2009).

Таблица 2.1.4. Динамика объёма производства сельскохозяйственной продукции в РТ в 1991–2008 гг. (Республика…, 1996, 2009, с. 15) Объём с.-х. продукции (млн р.;

до 1998 г. — млрд р.) по годам Показатели 1991 1995 2000 2005 2006 2007 Объём сельхозпродукции 0,5 382 1 285 2 460 2 873 2 994 4 По объёму выпускаемой продукции в структуре ВРП Тувы сельское хозяйство за нимает 15,5 %, в нём заняты всего лишь 13,5 % населения, в то время как около поло вины населения республики проживает в сельской местности. Число предприятий в сельском хозяйстве, по данным 2004 г., сократилось по сравнению с 1995 г. в 2,1 раза.

По итогам 2008 г. индекс продукции сельского хозяйства республики в хозяйствах всех категорий и в сопоставимых ценах по отношению к предыдущему году составил 102,1 %, при этом индекс производства продукции растениеводства составил 119,1 %, индекс продукции животноводства — 97,8 % (Республика…, 2009).

Значительный урон в ходе реформ понесли хозяйства, занимающиеся растение водством. Так, объём посевных площадей всех сельскохозяйственных культур в хо зяйствах всех категорий в Туве в 2008 г. по сравнению с 1990 г. сократился в 14 раз и составил 20,4 тыс. га. В среднем по России и Сибири сокращение посевных площадей за этот период составило 1,5 раза. При этом посевные площади зерновых и зернобо бовых культур в республике сократились в 9,4 раз и составили 15,5 тыс. га, что по влекло за собой значительное сокращение сбора урожая зерна с 59 тыс. т в 1990 г. до 12,4 тыс. т в 2008 г.

В Туве значительно сократились посевные площади овощей — с 0,8 в 1990 г. до 0,3 тыс. га в 2008 г., тогда как раз в большинстве регионов происходит обратный про цесс — увеличение посевных площадей овощных культур. Например, посевные пло щади овощей в целом по регионам СФО увеличились с 60,1 в 1990 г. до 65,7 тыс. га, в т. ч. в Республике Алтай — с 0,3 до 1,2 тыс. га, в Хакасии — с 2,1 до 3,1 тыс. га и т. д.

Сокращение посевных площадей в Туве не могло не сказаться на значительном со кращении валового сбора овощей — с 7,9 тыс. т до 3,1 тыс. т, по данным 1990 и 2008 гг., соответственно.

Посевные площади картофеля, по статистическим данным на начало 2008 г., со ставили 2,7 тыс. га, в то время как 1990 г. они составляли 3,6 тыс. га, но валовой сбор картофеля практически не изменился и составил в 2008 г. 30,1 тыс. т.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.