авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«FEDERAL STATE BUDGETARY INSTITUTION OF SCIENCE SIBERIAN BRANCH OF THE RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FEDERAL STATE BUDGETARY INSTITUTION OF SCIENCE TUVINIAN INSTITUTE FOR EXPLORATION OF ...»

-- [ Страница 3 ] --

2.4. О МЕХАНИЗМАХ ИНВЕСТИРОВАНИЯ В ОСВОЕНИЕ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОГО ПОТЕНЦИАЛА В РЕГИОНАХ РОССИИ Развитие регионов Сибири и Дальнего Востока, которые, с одной стороны, располага ют богатейшими минерально-сырьевыми ресурсами, а с другой — характеризуются несоответствием уровня развития производительных сил, а также транспортной и энергетической инфраструктуры потенциалу природных ресурсов, что приводит к зна чительному их отставанию в социально-экономическом развитии по сравнению с дру гими регионами России, к увеличению оттока населения и возникновению других си стемных проблем. Наличие крупных запасов нефти, каменного угля, цветных и редко земельных металлов, водных и лесных ресурсов, а также географическая близость к бурно развивающимся странам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), в т. ч. к Ки таю, позволяют предположить, что дальнейшее развитие Сибири и Дальнего Востока будет связано с усилением и интенсификацией хозяйственных отношений со странами Юго-Восточной Азии. Однако нельзя исключать, что природные богатства этих регио нов могут стать главной ресурсной и финансовой базой для развития различных от раслей промышленности и сельского хозяйства при переориентации экономики на промышленный путь развития, в т. ч. инновационных отраслей экономики. По нашему мнению, последний вариант социально-экономического развития, при котором проис ходит полноценное использование богатств Сибири и Дальнего Востока для произ водства товаров и услуг с более высокой добавленной стоимостью, является на сего дня принципиально необходимым и востребованным вариантом развития России и определяет её будущее. Но для реализации этого варианта необходимы условия, при которых начнут работать механизмы инвестирования в освоение минерально сырьевого потенциала регионов Сибири богатых природными ресурсами.

Нормативно-правовая база по регулированию инвестиционной деятельности в сфере освоения минерально-сырьевой базы включает такие правовые акты общего регулирования как Гражданский кодекс РФ, Земельный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Закон «О недрах», Закон «О банках и банковской деятельности», Закон «О прива тизации государственных и муниципальных предприятий» и др. Кроме того, в системе привлечения и осуществления инвестиций действуют такие правовые акты специаль ного регулирования как Федеральный закон № 160–ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ», Федеральный закон № 164–ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», Федераль ный закон № 39–ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в фор ме капитальных вложений», Федеральный закон № 225–ФЗ «О соглашениях о разделе продукции», Федеральный закон № 115–ФЗ «О концессионных соглашениях» и др.

Недостатком существующей системы законодательства в сфере недропользова ния является применение устаревшей законодательной базы при реализации госу дарственной минерально-сырьевой политики. Например, в 2005 г. был принят Закон «О концессионных соглашениях», предусматривающий отношения государства и биз неса в сфере объектов, не подлежащих приватизации. Известно, что этот закон не за работал, главными причинами стали слабые места в законе: во-первых, в нём не было закреплено право собственности концессионера на созданное им в результате выпол нения соглашения имущество;

во-вторых, не были предусмотрены правила соглаше ния тарифов на период действия концессии. Эти и другие недоработки в законе стали препятствием для заключения реальных концессионных договоров между частным бизнесом и государством.

Геологоразведочные работы (ГРР). Инвестиционное обеспечение воспроиз водства минерально-сырьевой базы (МСБ) страны является в настоящее время одним из наиболее актуальных задач управления минерально-сырьевым сектором экономи ки. Можно назвать несколько причин снижения обеспеченности запасами минерально сырьевой базы, основными из которых являются следующие (Бавлов, 2006):

после распада СССР Россия лишилась более 20 видов полезных ископае мых, основными поставщиками которых были Украина, Грузия, Киргизия, Казахстан;

в 1990-е годы резко сократилось государственное финансирование геолого разведочных работ, что привело к снижению прироста запасов основных полезных ископаемых, напр., в 2004 г. по отношению к 1991 г. разведанные запасы нефти сократились на 15 %, меди и никеля — на 7 %, молибдена — на 4 % и т. д.;

резкий спад внутреннего потребления минеральных ресурсов, связанный со спадом обрабатывающей промышленности, привёл к нерентабельности и консервированию значительного количества горно-обогатительных пред приятий;

истощённость и отработанность запасов развитых регионов России, напр., дефицит железных руд компенсируется ежегодным импортом из Казахстана до 10 млн т;

несовершенство, в т. ч. правовых и экономических, механизмов для повы шения инвестиционной привлекательности ГРР, т. е. несовершенство инсти туциональной базы недропользования.

Для обеспечения воспроизводства минерально-сырьевой базы и привлечения ин вестиций в эту сферу необходимо, прежде всего, увеличение государственных вложе ний в геологоразведочные работы. Как правило, страны, имеющие значительный вес минерально-сырьевого сектора в экономике, большое внимание уделяют геологораз ведочным работам. Например, по данным 2006 г., в США бюджетные расходы на воспроизводство минерально-сырьевой базы по отношению к стоимости продукции минерально-сырьевого сектора экономики составили 8 %, а в России — 0,53 %, т. е.

на порядок меньше (Крюков, Силкин, Шмат, 2008).

Известно, что до 2001 г. государственное геологическое изучение недр осуществ лялось за счёт отчислений в целевой бюджетный фонд на воспроизводство мине рально-сырьевой базы (ВМСБ). Конечно, при этом увеличивался фонд федеральных расходов, но проблема состоит в том, что с упразднением этого бюджетного целевого фонда и отменой отчислений на ВМСБ, которые были заменены налогом на добычу полезных ископаемых (НДПИ), фактически был устранён механизм государственного инвестирования в ГРР.

С учётом того, что большая часть минерально-сырьевых ресурсов расположена в регионах Севера и приграничных территорий Сибири и Дальнего Востока, необходимо создать условия для переориентации государственных и негосударственных вложе ний не только в ГРР, но и в освоение минеральных ресурсов в этих удалённых обла стях, используя комплекс мер для привлечения инвестиций. Понятно, что роль госу дарства при этом должна заключаться не сколько в прямом участии в инвестиционных процессах (хотя и эта роль должна быть преобладающей на начальном этапе освое ния труднодоступных и слабо освоенных месторождений), сколько в координировании и регулировании частного бизнеса.

Как отмечают В.А. Крюков, В.Ю. Силкин и В.В. Шмат (2008, с. 41), «… степень уча стия государства в финансировании ГРР должна быть обратно пропорциональна:

стадии (этапу) выполнения ГРР;

инвестиционному климату и гарантированной возможности возврата инве стором вложенных средств;

наличию региональных удорожающих факторов;

степени адекватности имеющейся инфраструктуры и реализованных ранее экономических решений общерегионального характера решению задач;

повышению степени изученности МСБ (это имеет значение в тех районах, освоение которых было начато ранее — в рамках системы централизован ного планирования и управления)…».

Реализация инвестиционной политики при освоении минерально-сырьевой базы должна основываться на принципах взаимной ответственности, балансе интересов государства и частного бизнеса. Тем не менее, в действующем законодательстве не достаточно проработаны либо отсутствуют экономические механизмы, обеспечиваю щие создание баланса интересов государств и частного бизнеса. Например, одним из существенных недостатков закона «О недрах» является то, что компания-обладатель лицензии на право геологического изучения недр при открытии в результате поиско вых и разведочных работ промышленного месторождения имеет право разрабатывать это месторождение на общих условиях, т. е. обязана участвовать в аукционе и пред ложить более приемлемые условия разработки этого месторождения и существенно большие суммы, чем другие компании (Бежанова, Бежанов, 2007). Понятно, что отсут ствие гарантий на право добычи открытых компаниями месторождений приводит к значительному уменьшению затрат недропользователей на геологоразведку. Кроме того, подобные пробелы в законодательстве существуют и в других нормативно правовых актах.

Кредитный механизм. Одним из главных институтов государственно-частного партнёрства наряду с Инвестиционным фондом является Банк Развития (Внешэко номбанк), основной целью создания и деятельности которого является обеспечение повышения конкурентоспособности и диверсификации экономики страны путём осу ществления финансирования приоритетных для развития экономики инвестиционных проектов.

В соответствии с Меморандумом о финансовой политике (Меморандум…, 2007), Банк Развития имеет право финансировать проекты стоимостью 2 млрд р. и сроком окупаемостью 5 лет, при этом объём финансирования проекта может составить бо лее 1 млрд р., но не более 85 % от общего объёма инвестиций. Финансирование инвестиционных проектов осуществляется на условиях займа, участия в капитале (но не более 20 %), гарантий, а также консультаций в сфере инвестиций.

Наиболее крупным инвестиционным вложением Внешэкономбанка является выде ление 50 млрд р. ОАО «РусГидро» и ОК «Русал» на строительство Богучанской ГЭС на Ангаре и алюминиевого завода в Красноярском крае по Программе «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» (Богучанская…, 2010).

Кроме того, Банк развития является соинвестором проекта создания лесопромыш ленного комплекса (ЛПК) предварительной стоимостью 41 млрд р., который будет включать в себя следующие промышленные объекты: крупное лесозаготовительное предприятие, крупнейший целлюлозно-бумажный комбинат, завод по производству пиломатериалов, завод по производству крафт-лайнера и плит МДФ (Сапелин, 2010).

Налогово-бюджетная политика. Дестабилизирующим фактором развития не только добывающих отраслей, но и всей экономики, является несовершенство дей ствующей налогово-бюджетной политики государства, в которой реализуются только фискальные её функции и не уделяется внимание стимулирующим и перераспреде лительным функциям. Например, с введением налога на добавленную стоимость в начале 1990-х годов на его долю приходится более 42 % всех изъятий с 1 рубля реа лизованной продукции в отраслях цветной металлургии (Юхимов, Каневская, 1996).

Одним из серьёзных недостатков российской системы налогообложения является полное отсутствие какой-либо дифференциации в подходе к конкретным налогопла тельщикам. Например, одинаковая для всех ставка налога на прибыль и налога на имущество не учитывает таких моментов, как высокая фондоёмкость и капиталоём кость предприятий в сфере производства и, в особенности, в добывающих отраслях (Сибирь…, 1998).

Дифференциация должна коснуться также и рентных платежей, ставки которых не зависят ни от географических, ни от природных, ни от экономических условий, в ре зультате чего горнодобывающие предприятия несут повышенную налоговую нагрузку.

В.П. Орлов (2005) отмечает, что основная регулирующая функция государства в сфе ре минерально-сырьевого комплекса должна заключаться в использовании диффе ренцированного подхода к ставкам рентных платежей в восточных и северных регио нах. Снижение налогов для предприятий минерально-сырьевого комплекса, позволило бы значительно повысить конкурентоспособность отраслей и предприятий регионов пионерного освоения, где они нерентабельны по причине высоких издержек. Но это возможно лишь в том случае, если государство сменит нынешнюю стратегию народно хозяйственного «отступления» от северных территорий на стратегию «наступления»

на Север и Восток для достижения более эффективного распределения экономиче ских ресурсов и дальнейшего роста экономического развития страны.

Государственно-частное партнёрство (ГЧП). Возможны различные формы государственно-частного партнёрства, наиболее распространёнными из которых яв ляются контракты на выполнение работ и оказание общественных услуг, поставка продукции для государственных нужд, контракты технической помощи, контракты на управление, лизинг (аренда), соглашение о разделе продукции, инвестиционные кон тракты, концессии, акционирование, долевое участие частного капитала в государ ственных предприятиях (Варнавский, 2005).

Существуют различные определения термина «государственно-частное партнёр ство», напр., «… государственное частное партнёрство рассматривается как взаимо выгодное стратегическое средне- и долгосрочное сотрудничество между государством (и/или муниципальными образованиями) и негосударственными хозяйствующим субъ ектом (лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью), основанное на разделении рисков и выгод между ними и направленное на реализацию общественно полезных задач и функций…» (Патоков, 2008, с. 21).

Наиболее полное, на наш взгляд, определение понятия «государственно-частного партнёрства» даёт В. Варнавский, который трактует его как институциональный и ор ганизационный альянс между государством и частным сектором в отношении объек тов государственной и муниципальной собственности, а также услуг, оказываемых государством и муниципальными образованиями, в целях реализации национальных и международных, масштабных и сравнительно небольших, но всегда общественно значимых проектов в широком спектре деятельности: от развития стратегически важных отраслей промышленности и НИОКР до обеспечения общественных услуг (Варнавский, 2009). Таким образом, В. Варнавский подчёркивает, что главной целью государственно-частного партнёрства является общественная значимость проекта, которая не зависит от масштабов или вида деятельности проекта. Понятно, что строи тельство железных и автомобильных дорог, линий электропередач, морских и речных портов и других не менее важных объектов инфраструктуры территорий вне зависи мости от их уровня имеют не только стратегическое и экономическое значение, но и огромное социальное значение. И в такие проекты государство обязано вкладывать финансовые средства, используя различные механизмы инвестирования, в т. ч. и ме ханизм государственно-частного партнёрства.

В настоящее время существуют различные подходы к классификации ГЧП, однако эксперты различают, с одной стороны, ГЧП-институты, к которым относят Инвестици онный фонд, Внешэкономбанк, государственные корпорации и др., с другой стороны, ГЧП-инструменты — концессионные и инвестиционные соглашения (Гусев, 2009).

Наиболее важным и масштабным инструментом ГЧП в России стал Инвестицион ный фонд, сформированный 1 января 2006 г. в соответствии с постановлением Пра вительства РФ от 23 ноября 2005 г. № 694 «Об Инвестиционном фонде Российской Федерации» и предназначенный для софинансирования крупных инвестиционных проектов. Согласно постановлению Правительства РФ от 1 марта 2008 г. № 134 «Об утверждении Правил формирования и использования бюджетных ассигнований Инве стиционного фонда Российской Федерации» (Постановление…, 2011), стоимость про ектов общегосударственного значения должна быть не меньше 5 млрд р., для регио нальных инвестиционных проектов — не менее 500 млн р.

Распоряжением Правительства РФ от 30 ноября 2006 г. № 1708–р, Инвестицион ным фондом были поддержаны 11 проектов общегосударственного значения, общая сумма инвестиций которых составила 962 млрд р., в т. ч. 255 млрд р. — бюджетные ассигнования из Инвестиционного фонда.

При этом более половины средств (131,8 млрд р.), выделенных Инвестиционным фондом распределены между тремя проектами, общая цель которых — создание транспортной и энергетической инфраструктуры для освоения минерально-сырьевого потенциала регионов.

Таблица 2.4.1. Характеристика инвестиционных проектов в сфере освоения минерально сырьевого потенциала Сибири, получивших поддержку из Инвестиционного фонда (ИФ) РФ (Инвестиционный…, 2006, www.minregion.ru/invest_phound) Фин. средства, млн р.

Доля Наименование Тип Инвестор в т. ч. средства: ИФ в инвестиционного проекта (концессионер) ИП, всего проекта (ИП) из бюджета % Инвестора ИФ РФ Созд. трансп. инфра- общегос. ОАО ГМК 169 107,18 48 321,00 120 786,18 0, структуры для освоения знач. «Норильский никель»

мин.-сырьевых ресурсов юго-востока Читинской области Стр-во ж.д. Курагино – общегос. ЗАО «Енисейская 131 622,10 49 272,60 82 349,50 0, Кызыл в увязке с осво- знач. пром. компания»

ением МБС РТ Комплексное развитие общегос. ОАО «Корпорация развития 213 915,00 34 223,00 179 692,00 0, Нижнего Приангарья знач. Красноярск. края»;

ОАО «Русский алюминий»;

ОАО «Федеральная гидроге нерирующая компания»;

Внешэкономбанк В таблице 2.4.1 приведены характеристики инвестиционных проектов в сфере освоения минерально-сырьевого потенциала Сибири, получивших поддержку из Ин вестиционного фонда РФ. Проект комплексного развития Нижнего Приангарья являет ся самым крупным из них — как для частных инвесторов, так и для государства. Со гласно паспорту инвестиционного проекта комплексное развитие Нижнего Приангарья будет реализоваться в два этапа: на первом этапе будет создана необходимая инфраструктура для последующего развития промышленности региона, которая включает в себя строительство автодорог, мостовых переходов, железнодорожных линий, линий электропередач;

на втором этапе будут построены такие объекты про мышленности стратегического назначения как Богучанская гидроэлектростанция, алюминиевый завод, а также целлюлозно-бумажный комбинат (Паспорт…, 2007).

Общий объём инвестиционных вложений оценивается 213,9 млрд р., из которых государственные вложения из Инвестиционного фонда составят 34,2 млрд р.

Не менее важным является комплексный проект создания транспортной инфра структуры для освоения минерально-сырьевых ресурсов юго-востока Забайкальского края. Проектом предусмотрено строительство новой железнодорожной линии по трас се Нарын – Лугокан протяжённостью 375 км. При этом проект будет профинансирован на 69 % из Инвестиционного фонда, и на 31 % — из средств ОАО ГМК «Норильский никель». Строительство железнодорожной линии позволит создать ряд горно обогатительных комбинатов на базе Бугдаинского, Быстринского, Култуминского, Лу гоканского и Солонечинского месторождений, лицензия на освоение которых принад лежит ОАО ГМК «Норильский никель».

Рассмотрим более подробно два наиболее значимых объекта вышеназванного проекта. При освоении Быстринского и Бугдаинского месторождений с годовой произ водительностью по руде 10 и 16 млн т соответственно, проекты являются коммерче ски эффективными (табл. 2.4.2). Налоговые поступления в федеральный, региональ ный и местные бюджеты планируются на уровне 3540 млрд р., к тому же будет созда но более 5 тыс. новых рабочих мест.

Таблица 2.4.2. Геолого-экономические характеристики освоения Быстринского и Бугдаинского месторождений Забайкальского края (Шевчук, 2008, с. 3) Быстринское Бугдаинское Параметры Ед. изм.

м-ние м-ние Геол. хар-ки: меди тыс. т 3747,0 – запасы и ресурсы золота т 406,0 11, серебра т 2468,0 193, железа млн т 103, молибдена тыс. т – 637, свинца тыс. т – 42, Экономические годовая производительность ГОКа по руде тыс. т 10 000,0 16 000, показатели годовая стоимость товарной продукции* млн р. 11 274,0 14 363, чистая прибыль млн р. 3219,0 4157, налоговые платежи и отчисления, всего млн р. 1803,0 1737, в т. ч. федеральные 548,0 528, региональные 768,0 740, местные 487,0 469, создание рабочих мест, всего чел. 2735,0 2334, в т. ч. рабочие чел. 2263,0 1900, ИТР и служащие чел. 472,0 434, * С дисконтом к качеству концентрата, в ценах 2006 г.

Реализация всех проектов по освоению минерально-сырьевого потенциала юго восточной части Забайкальского края позволит создать новый горнопромышленный территориальный комплекс на базе крупных полиметаллических месторождений, вы вести Забайкальский край в число основных промышленных регионов России, активи зировать хозяйственную деятельность на приграничной территории, сформировать бездотационный бюджет, а также значительно увеличить количество новых рабочих мест в регионе.

Проект создания транспортной инфраструктуры для освоения минерально сырьевых ресурсов юго-востока Забайкальского края и проект строительства желез нодорожной линии Кызыл – Курагино в увязке с освоением минерально-сырьевой ба зы Республики Тыва являются наиболее затратными инвестиционными проектами для Инвестиционного фонда, из которого выделено 48,3 и 49,3 млрд р. бюджетных ассиг нований, соответственно.

Кроме названых выше проектов, необходимо выделить инвестиционный проект «Комплексное развитие Южной Якутии», который является одним из крупных проектов государственно-частного партнёрства с общей суммой инвестиций 422,5 млрд р., направленный на создание на Дальнем Востоке крупного промышленного комплекса (Барановская, 2009).

В структуре инвестиций частные инвестиции составляют 75 %, государственные — 25 %, т. е. две третьих инвестиций будут профинансированы частными предприятия ми. Государство через Инвестиционный фонд намерено профинансировать строи тельство важных инфраструктурных объектов: железных и автомобильных дорог, про тяжённость которых составит 270 и 150 км, соответственно, а также строительство ли ний электропередач протяжённостью 1000 км, подстанций и строительство Канкур ской ГЭС. За счёт частных инвесторов, представленных такими крупными компаниями как ОАО «Газпром», ОАО «АТОМРЕДМЕТЗОЛОТО», ОАО «РусГидро», ЗАО ИК «АЛРОСА», ООО «Колмар», будут профинансированы следующие объекты промышленных предприятий по освоению минерально-сырьевой базы Южно Якутского региона: Инагинский угольный комплекс, Якутский газоперерабатывающий и газохимический комплекс, Эльконский горно-металлургический комбинат, Южно Якутское металлургическое объединение, Селигдарский горно-химический комплекс, Алданский завод синтетических моторных топлив, Канкурская ГЭС. Проект рассчитан на 11 лет, с 2008 по 2011 гг. намечена разработка проектно-сметной документации, с 2011 по 2019 гг. — строительство объектов промышленных предприятий и инфра структуры. Таким образом, реализация этого проекта позволит создать в Якутии до статочно развитый промышленно-территориальный комплекс, имеющий огромное экономическое и стратегическое значение для России.

Несмотря на то, что в последние годы наметились сдвиги в развитии института государственно-частного партнёрства, до сих пор сохраняются противоречия в зако нодательстве, препятствующие развитию механизма ГЧП. Например, федеральное законодательство регламентирует только одну из форм ГЧП — концессионные согла шения. Что касается неконцессионных соглашений, то их реализация ограничивается положениями некоторых нормативно-правовых актов. Например, в соответствии с за коном № 94–ФЗ, проекты, в которых государство финансирует строительство или экс плуатацию объектов инфраструктуры, должны быть отнесены к категории госзаказа, т. е. на условиях конкурса, что явно противоречит принципам ГЧП. С другой стороны, в соответствии с Бюджетным кодексом, без участия государства в уставных капиталах частных компаний не предусматривается выделение им государственных средств (Чонка, 2009).

Для урегулирования гражданско-правовых отношений в сфере ГЧП некоторые ис следователи предлагают не только создать новое отраслевое законодательство, но даже внести изменения в Конституцию РФ. Однако дело даже не в том, нужны ли эти изменения, а в том, что в настоящее время подход государства к законотворчеству является, по сути, коллизионным. Существует множество разрозненных нормативно правовых актов, которые необходимо кодифицировать. Для этого предлагается, напр., разработать ряд договоров, отражающих специфику ГЧП, которые должны войти в Гражданский кодекс РФ (Царев, Иванюк, 2009).

Необходимо также урегулировать вопросы, касающиеся таких сторон ГЧП, как определение гарантий для инвестора о неизменности условий соглашения со стороны государства, определение источника финансирования непредвиденных расходов, учитывая, что проекты ГЧП являются долгосрочными, судебной защиты и т. д.

Кроме того, необходимо уточнить статус хозяйствующего субъекта, контролируе мого государством, участвующим в ГЧП. Участие в некоторых проектах таких субъек тов как ОАО «РЖД» и государственных корпораций имеет, с одной стороны, частный интерес, так как эти учреждения являются самостоятельными хозяйствующими субъ ектами, с другой стороны — они имеют стратегическое значение для государства и должны выполнять те функции, которыми их наделило государство. Например, в 2009 г. холдинг «Металлоинвест» при поддержке государственной корпорации «Ростехнологии» выиграл инвестиционный конкурс на право добычи крупнейшего в мире Удоканского месторождения (Черкасова, 2008). Примечательно, что в основных функциях «Ростехнологии» не прописано, что корпорация должна содействовать компаниям, работающим в сфере освоения минерально-сырьевой базы. Главной це лью создания «Ростехнологий» было содействие предприятиям, работающим в сфере наукоёмких отраслей, включая оборонно-промышленный комплекс (Ростехнологии, 2010). И здесь возникает вопрос, нужно ли приписывать подобный альянс государ ственно-частному партнёрству или же это сугубо частная форма сотрудничества?

В таблице 2.4.3 показаны проекты, которые можно реализовать на основе госу дарственно-частного партнёрства. Из них проект строительства железной дороги Ку рагино – Кызыл в увязке с освоением Элегестского месторождения каменных углей поддержан Правительством РФ. Проекты «Строительство автомобильной дороги Хандагайты – Улангом», «Создание современного таможенного терминала в Ханда гайты», «Глубокая переработка углей Тувы» являются научно-обоснованными пред ложениями ТувИКОПР СО РАН, реализация которых возможна на основе государ ственно-частного партнёрства. При реализации этих проектов ожидаются следующие социально-экономические положительные эффекты: увеличение объёмов пригранич ной торговли между Тувой и Монголией, создание рабочих мест в Туве и Монголии, увеличение бюджетных поступлений в Федеральный бюджет РФ и в бюджеты РТ.

Таблица 2.4.3. Проекты, предложенные на основе ГЧП на территории РТ Проект Стадия Финансирование Социально-экономический эффект Строительство ж. д. Ку- согласовано ИФ РФ (50 %), 1) вовлечение РТ в железнодорожную рагино – Кызыл в увязке транспортную инфраструктуру РФ;

Енисейская пром. компания с освоением Элегест- (50 %) 2) создание 10 тыс. раб. мест;

ского м-ния каменных 3) уменьшение дотационной зависимости РТ углей от федерального центра Строительство автодо- предложе- ФБ РФ (10 %), 1) увеличение объёмов приграничной тор роги Хандагайты – ние говли между РТ и Монголией;

Консолид. бюджет РТ (10 %), Улангом 2) создание раб. мест в РТ и Монголии;

Бюджет Монголии (30 %) Коммерч. предприятия Монго- 3) увеличение бюджетных поступлений в ФБ РФ и в бюджеты РТ лии и России (50 %) Создание современного предложе- ФБ РФ (30 %), 1) увеличение объёмов приграничной тор таможенного терминала ние говли между РТ и Монголией;

Респ. бюджет РТ (20 %), в с. Хандагайты Коммерч. предприятия России 2) создание раб. мест в РТ и Монголии;

(50 %) 3) увеличение бюджетных поступлений в ФБ РФ и в бюджеты РТ Глубокая переработка предложе- ФБ РФ (50 %), 1) увеличение объёмов торговли между РТ, углей ние Монголией и Китаем;

Коммерч. компании (50 %) 2) создание 40 тыс. раб. мест;

3) увеличение поступлений в бюджеты раз личных уровней ГЧП — государственно-частное партнёрство;

ИФ РФ — Инвестиционный фонд РФ;

ФБ РФ — федеральный бюджет.

Чтобы преодолеть не только налоговые, но и нормативно-правовые и администра тивные барьеры между пользователями природных ресурсов и инвесторами, админи стративными и контрольными органами субъекта федерации и Российской Федерации необходимо создать новые механизмы взаимоотношений, новые «правила игры» для превращения депрессивных и отсталых регионов с богатейшими природными ресур сами в экономически самодостаточные и самостоятельные. Так, В.И. Лебедев считает, что для создания благоприятного инвестиционного климата на депрессивной в соци ально-экономическом отношении территории Республики Тыва целесообразно (Лебе дев, Ойдуп, 2007):

1) ввести в республике Федеральным Законом «Особый эколого-экономичес кий режим природопользования (ОЭЭРП)» с делегированием федеральных прав органам государственной власти РТ на владение и пользование (с со хранением прав собственности за федерацией) важными для развития народного хозяйства республики природно-ресурсными объектами;

2) ввести особый налоговый, а в ряде случаев — и таможенный режимы.

Создание ОЭЭРП и особого налогового режима в депрессивном регионе позволи ло бы в кратчайшие сроки привлечь широкомасштабные инвестиции в горнодобыва ющую промышленность республики, имеющей богатейшие природные, в т. ч. и мине ральные, ресурсы.

Отставание в технологиях также отрицательно сказывается на экономической оценке минеральных ресурсов территорий. Этот фактор приводит к потерям от 30 до 50 % учтённых в недрах запасов месторождений цветных металлов, что сказывается на снижении экономической оценки освоения недр (Сибирь…, 1998). Устаревание и отсутствие комплексности технологий извлечения полезных компонентов из руд при водит к их разубоживанию и потерям в отвалах. Например, в 1973–1991 гг.

ГОК «Тувакобальт» производил высококачественный медно-никель-кобальтовый кон центрат, но при этом извлечение золота и серебра из руд Хову-Аксынского месторож дения, запасы которых также значительны, не производилось.

Использование практически повсеместно при обогащении золотоносных песков на гравитационных установках технологии, ориентированной на извлечение преимуще ственно крупного золота не обеспечивает извлечения мелкого и тонкого золота (Кази миров, 2002). В результате — традиционная технология извлечения золота приводит к образованию техногенных отвалов россыпных месторождений, где доля неизвлекае мых потерь в зависимости от гранулометрического состава золота может достигать 50 % (Замятин, Маньков, Томин, 1994).

Кроме того, для улучшения инвестиционного климата на территории Тувы, в т. ч. и на её приграничных территориях, нами разработана «Модельная программа улучше ния инвестиционного климата в Республике Тыва» (прил. 3) (далее — Модельная про грамма), реализация которой обеспечит значительное снижение безработицы, повы шение уровня жизни, повышение уровня социально-экономического развития респуб лики до среднероссийских показателей. В Модельной программе предусмотрены сле дующие основные меры по улучшению инвестиционного климата в республике:

Создание в Туве постоянно действующего «Инвестиционного совета по улучшению инвестиционного климата и взаимодействию с инвесторами».

Совет возглавляет Председатель Правительства РТ, состав формируется из представителей малого, среднего и крупного бизнеса по отраслям эконо мики, представителей научного и экспертного сообщества, а также руково дителей профильных органов исполнительной власти РТ, территориальных и федеральных органов, а также представителей законодательной власти.

Создание «Агентства по привлечению инвестиций» (далее — Агентство).

Основные функции Агентства — регулярный поиск и привлечение инвесто ров, обеспечение реализации принципа «одного окна».

Создание специализированного многоязычного (в т. ч. и на тувинском языке) интернет-портала об инвестиционной деятельности в субъекте Российской Федерации.

Создание в Туве постоянно действующего Наблюдательного совета, направленного против коррупции, клановости местной элиты, рейдерства.

Создание общественных советов при органах государственного и муници пального контроля (надзора) для общественного контроля административ ной среды и улучшения защищённости бизнеса и инвесторов.

Принятие инвестиционной декларации и регламента по работе с инвестора ми, обеспечивающего реализацию принципа «одного окна» и сокращение сроков реализации инвестиционного проекта.

Разработка и принятие Закона РТ, устанавливающего гарантии безопасно сти инвестиций и механизмы защиты прав инвесторов по ключевым акту альным рискам.

Создание транспортной и энергетической инфраструктуры на территории РТ. Строительство железной дороги Курагино – Кызыл, строительство ЛЭП для обеспечения электромощностями крупных объектов минерально сырьевой базы.

Формирование благоприятных инвестиционных условий, которые должны включать создание инфраструктурных условий, т. е. максимальное сокра щение расходов на инфраструктуру для частных инвесторов.

Ускорение административных и разрешительных процедур, индивидуальная работа с каждым инвестором путём создания института инвестиционного менеджмента, т. е. для каждого инвестора необходимо выделить команду менеджеров, которые бы реально решали вопросы согласования с предста вителями различных уровней власти.

Создание Постоянного фонда РТ, который будет состоять из Инвестицион ного фонда и Фонда поколений РТ. Разработка механизма формирования капитала Постоянного фонда РТ.

Разработка моделей финансирования инвестиционных проектов в Туве с учётом специфики конкретного инвестиционного проекта, определение про порций и оптимального сочетания различных источников финансирования.

Формирование регионального плана по созданию крупного агрохолдинга по производству и переработке продукции сельского хозяйства, который дол жен включать как предприятия растениеводства и животноводства, так и предприятия переработки продукции сельского хозяйства.

Формирование регионального плана по созданию туристско-рекреационного комплекса на территории республики.

Создание эколого-экономического режима благоприятствования для Тувы, имеющей статус приграничного региона, с целью обеспечения благоприят ного инвестиционного климата, который должен включать ряд налоговых и таможенных льгот для горнодобывающих предприятий на начальном этапе развития (до выхода на проектную мощность).

Разработка комплекса налоговых льгот для предприятий аграрного и ту ристско-рекреационного сектора.

Разработка комплекса налоговых льгот, стимулирующих внедрение оборудо вания и технологий, снижающих негативное воздействие на экологию.

Разработка комплекса налоговых льгот, стимулирующих выполнение программ энергоэффективности, внедрение энергосберегающего оборудования и техно логий.

Упрощение в пределах полномочий РТ визовых и миграционных процедур для иностранных инвесторов и квалифицированной рабочей силы (в осо бенности — для приграничных с Тувой территорий Монголии и Китая). Орга низация Агентством работы по содействию иностранным инвесторам и специ алистам в рамках прорабатываемых и реализуемых инвестиций.

Перепрофилирование учреждений начального и среднего специального об разования для обеспечения специалистами крупных инвестиционных проек тов, реализуемых на территории республики (строительство железной доро ги, освоение месторождений Улуг-Хемского бассейна каменных углей и ме сторождений цветных металлов и др.).

Организация филиалов университетов горного и геологического профиля по специальностям «Шахтное и подземное строительство», «Открытые горные работы», «Экономика и управление на предприятии (в горной промышлен ности и геологоразведке)» и др.

Создание на базе инженерно-технического факультета ТувГУ кафедры гор ного дела.

Эти и другие мероприятия Модельной программы должны обеспечить выполнение таких задач, как формирование механизмов административной, инфраструктурной и финансовой поддержки инвестиций, снижение административных барьеров, форми рование особого эколого-экономического режима благоприятствования налоговых и таможенных условий для реализации инвестиций, формирование горнопромышленно го территориально-производственного комплекса на территории Тувы, формирование туристско-рекреационного комплекса, создание крупного агрохолдинга, направленного на развитие мясного скотоводства и создание перерабатывающей промышленности в АПК, формирование благоприятных условий для внедрения инновационных техноло гий в реальном секторе экономики, обновление парка машин и оборудования, дивер сификацию производства, внедрение международных стандартов управления каче ством и др.

Подводя итог изложенному в разделе, можно сделать следующие выводы:

1. Анализ состояния и основных проблем экономики показывает, что Тува относится к регионам с крайне низким уровнем развития. Негативные тенденции в экономике России особенно остро отразились на социально-экономическом развитии респуб лики, обременённой комплексом нерешённых социальных проблем и имеющей от носительную транспортную изолированность.

2. Тем не менее, конкурентное преимущество республики заключается в богатстве природных, в т. ч. минеральных, ресурсов, на основе которых должна выстраи ваться стратегия дальнейшего развития РТ. Республика отличается значительным богатством и разнообразием месторождений полезных ископаемых: здесь выяв лены месторождения коксующихся углей, цветных, редких и редкоземельных металлов, рудного и россыпного золота, строительных материалов, значительные запасы и ресурсы которых, могут стать базой для создания развитого горнопро мышленного комплекса.

3. Решающими факторами низкой эффективности освоения недр в республике явля ются неосвоенность территорий, удалённость от энергетических и транспортных коммуникаций, нехватка энергетических мощностей. Для обеспечения ускоренного развития региона, в первую очередь, необходимо развитие транспортной инфра структуры — строительство железной дороги Курагино – Кызыл и автомобильных дорог на осваиваемые месторождения.

4. Предложены проекты, которые можно реализовать в Туве на основе государствен но-частного партнёрства. При реализации этих проектов ожидаются следующие социально-экономические положительные эффекты: увеличение объёмов пригра ничной торговли между Тувой и Монголией, создание рабочих мест в Туве и Мон голии, увеличение бюджетных поступлений в Федеральный бюджет РФ и в бюдже ты РТ. Для улучшения инвестиционного климата в республике в целом и её при граничных территориях в частности предложена Модельная программа улучшения инвестиционного климата, реализация которой обеспечит значительное снижение безработицы, повышение уровня социально-экономического развития республики до среднероссийских показателей.

3. О МЕТОДИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ 3.1. РАЗВИТИЕ ПОДХОДОВ К ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВЫХ РЕСУРСОВ Существует множество определений понятия минеральных ресурсов. Однако боль шинство специалистов склоняются к тому, что минеральные ресурсы — это совокуп ность полезных ископаемых, выявленных в недрах земли в результате геологоразве дочных работ и доступных для промышленного использования.

Основу теории экономической оценки минерально-сырьевых ресурсов заложил Х. Хоскольд, когда в 1877 г. предложил определять стоимость месторождения величи ной ожидаемой прибыли, рассчитываемой в настоящее время по следующей формуле (Чайников, 1994).

= / 1 +, 1+ где Vp — стоимость месторождения на данный момент (в рублях);

At — ожидаемая го довая прибыль (в рублях);

r — средний процент дохода, обеспечивающий к моменту обработки запасов возврат вложенных средств (в долях ед.);

r — процентная ставка на риск (в долях ед.);

n — число лет промышленной эксплуатации месторождения.

Преимуществом этой формулы является удобство и быстрота расчётов при опре делении стоимости месторождений, однако несколько упрощённый подход к опреде лению прибыли и риска, где он учитывается на весь объём вложенного капитала, де лает расчёты не совсем точными.

Проблему экономической оценки месторождений в России впервые обозначил в 1908 г. Л.Ф. Грауман (Экономическая…, 2001), а в 1917 г. для определения стоимости месторождений С.В. Мухин применил годовую (чистую) прибыль горного предприятия (как разницу между суммой выручки от продажи полезного ископаемого и расходами на его добычу).

После установления Советской власти и национализации земли экономическая оценка месторождений принципиально отрицалась. В Советском Союзе господство вала идеология бесплатности природных ресурсов, основой которой служила трудо вая теория стоимости К. Маркса. Согласно этой теории, стоимость всегда создаётся трудом. Какой-либо вклад природного ресурса в создание стоимости отрицался (Лукь янчиков, 2004). Применение на практике этой теории привело к формированию у населения бывшего СССР иллюзии бесплатности и неисчерпаемости природных ре сурсов. Нерациональное использование и расточительность средств производства природного происхождения, масштабное загрязнение, заниженные оценки экологиче ского ущерба стали обычной нормой хозяйствования промышленных и сельскохозяй ственных предприятий. К сожалению, подобная установка по отношению к природным ресурсам сохраняется и в настоящее время, надёжная система экологических плате жей в стране отсутствует, функционировавшая ранее система экологических платежей и фондов разрушена, размер платежей стал настолько мал, что предприятиям выгод нее загрязнять окружающую среду, чем вкладывать средства в природоохранные ме роприятия (Лукьянчиков, 2004).

Тем не менее, в конце 1950-х гг., после длительных дискуссий были предложены два основных подхода к экономической оценке месторождений. В 1957 г. К.Л. Пожа рицкий предложил исчислять дифференциальный горный доход как разность между извлекаемой ценностью добываемой руды и ценой её производства, равной сумме себестоимости руды и предпринимательской прибыли. Н.В. Володомонов определяет дифференциальную ренту как разность бортовой себестоимости продукта и себесто имости продукта по блокам (Экономическая…, 2001). Однако ни один из этих методов не получил признания, т. к. метод, предложенный К.Л. Пожарицким, являлся модифи цированным аналогом формулы Хоскольда, т. е. был приемлем для капиталистиче ской (рыночной) экономики с позиции предпринимателя или инвестора, что было аб солютно неприемлемо для плановой советской экономики, где ни о какой предприни мательской прибыли не могло быть и речи. Способ определения оценки месторожде ний, предложенный Н.В. Володомоновым, имел некоторые существенные недостатки, такие как неучёт капиталовложений и дисконта.

Дальнейшее развитие теории экономической оценки минеральных ресурсов связа но с деятельностью таких учёных, как С.Г. Струмилин, Т.С. Хачатуров, К.Г. Гофман, А.С. Астахов и многих других. В 1960-е гг. в теории экономической оценки месторож дений получили развитие несколько направлений, среди которых наибольшую попу лярность приобрели концепция затратного подхода и теория дифференциальной рен ты в условиях социалистического хозяйствования.

Затратная концепция, сформулированная С.Г. Струмилиным, заключается в том, что экономическая оценка природных, в т. ч. минеральных, ресурсов определяется общественно необходимыми затратами труда на его производство (Струмилин, 1967), или, другими словами, по суммарной стоимости расходов на вовлечение природного объекта в народное хозяйство. Затратная концепция являлась логическим продолже нием идеологии бесплатности природных ресурсов. К тому же, в этом подходе обна руживается логическая ошибка, заключающаяся в противоречии видов природных ре сурсов и потребительской стоимости различных по качеству ресурсов.

Действительно, для освоения месторождения с более привлекательными по каче ству показателями (такими как количество и качество добываемого полезного ископа емого, глубина залегания и т. д.) потребуется меньше средств, и, следовательно, меньшую оценку оно получит по затратному подходу, «… хотя потребительская стои мость их как более доступных ресурсов должна быть не меньше, а больше…» (Хача туров, 1987, с. 255).

Ошибочность затратного подхода заключается в том, что его применение как бы оправдывает неэффективные инвестиции в освоение нерентабельных объектов при родных ресурсов. Именно поэтому концепция затратной оценки в настоящее время не применяется при экономической оценке месторождений полезных ископаемых. За тратный подход применяется только в тех случаях, когда определяется стоимость приведения объекта природного ресурса в первоначальное состояние при его утрате или деградации в результате освоения (Экология…, 1998).

В соответствии с предложенной Т.С. Хачатуровым теорией дифференциальной ренты в социалистической экономике, стоимость природных ресурсов определяется производительностью труда, определяемой количеством природных ресурсов. То есть, источником дифференциальной ренты является труд как источник дополнитель ной прибыли и зависящий от качественных характеристик природного сырья.

В 1970-е гг. такими учёными как Н.П. Федоренко, К.Г. Гофман, А.С. Астахов фор мулируется концепция замыкающих затрат, на основе которой разработана Времен ная типовая методика экономической оценки месторождений полезных ископаемых (Временная…, 1980). Согласно методу замыкающих затрат, критериями оценки стои мости месторождения являются показатели затрат на единицу продукции наименее эффективного месторождения в отрасли. То есть применение этого метода исключает ценовой подход к стоимости природных ресурсов. При этом если затраты на место рождение превышают определённый государством уровень замыкающих затрат, оно оценивалось как экономически неэффективное. Согласно этой методике, критерием экономической оценки месторождения является максимальная величина дисконтиро ванного суммарного рентного дохода, которая вычисляется по формуле:

= max, 1+ нп где Zt — стоимость годовой конечной продукции, исчисленной в замыкающих затратах t-го года;

St — сумма эксплуатационных (без амортизационных отчислений на полную реновацию) и предстоящих капитальных затрат;

Eнп — норматив приведения разно временных затрат, Енп= 0,08.

С 1980-х гг. для экономической оценки освоения природных ресурсов предлагают ся различные критерии эффективности, но большинство из них связывает эффектив ность природных ресурсов с концепцией дифференциальной ренты. Ещё в 1977 г.

К.Г. Гофман показал, что единым критерием экономической эффективности использо вания природных ресурсов является дифференциальная рента, поскольку именно при применении этого показателя появляется возможность выбора наилучшего варианта их освоения с точки зрения наибольшего народнохозяйственного эффекта (Чиряева, 1989). Применение дифференциальной ренты в экономической оценке природных ре сурсов позволяет привести различные показатели к единому критерию. Поскольку для освоения природных ресурсов необходимо учитывать различные количественные и качественные характеристики природного сырья, их доступность, близость к транс портным магистралям, потребителям, а также инфраструктуру региона, то для выяв ления наилучшего эффекта использования капитала, трудовых ресурсов и предпри нимательского риска для их освоения применяют экономико-математические методы.

Как известно, выбор наиболее эффективных вариантов из множества хозяйствен ных решений является оптимизационной задачей, и применение оптимизационных задач при определении дифференциальной ренты позволяет отразить в одном пока зателе влияние как качественных характеристик ресурсов и их местоположения (дифференциальная рента I рода) (Чиряева, 1989), так и эффективность применения более совершенных технологий их эксплуатации (дифференциальная рента II рода) (Кузык, Яковец, 2005). Иными словами, эффективность освоения природных ресурсов можно оценить с помощью дифференциальной ренты I и II рода.

Таким образом, складывается впечатление, что оценка освоения природных ре сурсов заключается в правильной оценке дифференциальной ренты. Однако следует учесть, что критерий дифференциальной ренты не предусматривает достижение со циальной и экологической эффективности использования природных ресурсов. По мнению Н.Г. Чиряевой (Чиряева, 1989), эти противоречия в методике оценки диффе ренциальной ренты можно было преодолеть путём учёта в экономико-математических моделях определённых нормативных показателей уровня жизни населения и требо ваний ограничений техногенного воздействия.

Вполне очевидно, что разработанные для плановой экономики методы оценки ми неральных ресурсов не отвечают требованиям рыночной экономики, поэтому с нача лом рыночных реформ в России потребовалось менять подходы к экономической оценке месторождений на те, которые бы учитывали влияние на оценку минеральных ресурсов различных параметров, таких как инфляция, налоги и т. д.

В настоящее время одной из главных проблем в России является отсутствие об щепризнанных способов и методов определения стоимости природных ресурсов и их промышленной стоимости (Кац, Киммельман, Никитина, 2004). По этой причине стои мость природных ресурсов не учитывается при оценке национального богатства Рос сии, что приводит к существенной недооценке богатства недр как элемента нацио нального богатства. В связи с отсутствием единой, утверждённой на уровне Прави тельства РФ, методологии экономической оценки природных ресурсов, в т. ч. мине рального сырья, «… государственный бюджет России в процессе приватизации поте рял десятки миллиардов долларов и продолжает терять огромные средства в настоя щее время…» (Лукьянчиков, 2004, с. 176).

По данным Госкомстата России, стоимость национального богатства на начало 2003 г. оценивалась в 35,2 трлн р. Однако в этой оценке не были учтены не только стоимость природных богатств, но и стоимость нематериальных непроизводственных активов (патенты, авторское право, договоры об аренде, гуд-вилл и т. п.), а также фи нансовых активов (монетарное золото, валюта и депозиты, ценные бумаги, займы и др.) Тот же источник, основываясь на значительно более широкой базе, по состоянию на 1999 г., стоимость национального богатства оценивает в 670,6 трлн р., из которых 87,7 % составили недра. Таким образом, «… показатель стоимости национального богатства России в 2003 г. — 34,5 трлн р., рассчитанный прежде всего на базе основ ных фондов, занижен в десятки раз…» (Николаев и др., 2004, с. 350).


Одной из главных причин недооценки национального богатства считается секрет ность соответствующих сведений. Именно по этой причине при оценке национального богатства специалистами Всемирного банка почти для 100 стран национальное богат ство России и стран СНГ не было оценено. Тем не менее, в 2002 г. несколькими ака демическими организациями национальное богатство России было рассчитано по ме тодологии Всемирного банка. При отсутствии надёжных данных расчёты производи лись на основе экспертных оценок, которые показали, что в середине 1990-х гг. в Рос сии на душу населения приходилось 400 тыс. $ США (~1500 трлн р. в совокупности) национального богатства, из них 40 % — природное богатство, 10 % — воспроизводи мые ресурсы, 50 % — человеческий капитал (Нестеров, 2000). Вероятно, эта оценка национального богатства завышена.

Проблематичность оценки национального богатства России вызвана такими труд ностями, как отсутствие официальной информации о запасах природных ресурсов, изношенностью основных фондов, рыночная стоимость которых завышена, и т. д. Од нако следует учесть экспериментальный характер оценки национального богатства, рассчитанного по методологии Всемирного банка, что не позволяет говорить о её до статочной или недостаточной надёжности.

В настоящее время в основу экономической оценки освоения природных ресурсов положены доходный, затратный, сравнительный и опционный подходы. Определение каждого метода, его основные преимущества и недостатки приведены в табли це 3.1.1.

Таблица 3.1.1. Достоинства и недостатки общеупотребительных методов экономической оценки природных ресурсов (Пространственный…, 2006, с. 200) Метод Смысл метода Достоинства Недостатки Затратный Основан на определении Основывается на существующих акти- Не учитывает стоимость нема затрат, необходимых для вах;

применим к действующим компа- териальных активов;

не учиты восстановления или за- ниям вает перспектив бизнеса, так как мещения объекта оценки является статичным;

не работа с учётом износа ет с показателями доходности Сравнитель- Основан на сравнении Базируется на рыночных данных об Трудности получения данных по ный объекта оценки с анало- объекте оценки;

отражает реальную сопоставимым компаниям;

тре гичными объектами, по практику покупателей и продавцов бует поправок, промежуточных которым имеется инфор- расчётов при адаптации к кон мация об их стоимости кретному объекту;

основан на прошлой информации, не учи тывает перспективу развития Доходный Основан на определении Учитывает будущие ожидания относи- Трудности прогнозирования ожидаемых доходов от тельно цен, затрат, инвестиций и др. большого кол-ва параметров, использования объекта рыночн. тенденций;

включает рыноч- используемых в оценке;

трудно оценки ный аспект, используя определяемую сти получения большого кол-ва рынком ставку дисконтирования информации об объекте оценки Опционный Основан на предположе- Нет необходимости использования Требует развитого фондового нии существования экон. нормы дисконта, поскольку метод опе- рынка, на котором продаются среды, воспроизводящей рирует безрисковой процентной став- акции горнодобывающих компа будущие доходы покупа- кой;

учёт риска осуществляется по- ний теля объекта недрополь- средством среднеквадратич. отклоне зования с помощью ния стоимости запасов м-ния;

приме хеджированного портфе- няется при оценке ст-сти объектов, ля акций и облигаций освоение которых нецелесообразно в существующ. экон. условиях, поскольку опцион имеет силу до заранее уста новленной даты (даты эспирации) Наибольшее признание в последние годы получил доходный подход, при котором критерием экономической оценки является чистый дисконтированный доход (ЧДД).

Применение этого метода рекомендовано методической литературой. В соответствии с «Методическими рекомендациями по технико-экономическому обоснованию конди ций для подсчёта запасов месторождений твёрдых полезных ископаемых (кроме углей и горючих сланцев)» (1999), геолого-экономическая оценка месторождений производится в двух вариантах с учётом экономико-финансовых показателей — в ба зовом и коммерческом.

При разработке технико-экономического обоснования (ТЭО) оценки месторожде ния полезных ископаемых по базовому варианту исключаются из расчётов налоговые и иные, приравненные к ним, платежи, кроме того, предполагается, что проект будет финансироваться собственными средствами инвесторов, без учёта заёмных средств.

Таким образом, в базовом варианте экономическая оценка месторождения произво дится при «нулевых» выплатах на сторону, или, иначе говоря, это — максимально возможная оценка месторождения или максимальный ЧДД инвестора.

В коммерческом варианте учитываются все налоговые сборы, выплаты и платежи.

В случае, если они учитываются по максимальным ставкам (без учёта налоговых льгот, устанавливаемых согласно законодательству РФ), то оценка будет минимально возможной экономической оценкой месторождения на данный момент времени, или это будет минимальный ЧДД инвестора. Сравнение результатов геолого экономических оценок по этим двум вариантам позволяет потенциальному инвестору выбрать оптимальный режим налогообложения с учётом федеральных и региональ ных налоговых льгот.

В методических рекомендациях приведены новые подходы к оценке месторожде ний полезных ископаемых, применяемые во всём мире финансовые показатели и кри терии оценки инвестиционных проектов (Методические…, 1999), а основным критери ем экономической оценки месторождения признан чистый дисконтированный доход (ЧДД) или NPV. ЧДД — это разность между суммарной текущей стоимостью потоков денежных средств, дисконтированных (приведённых) в соответствии с выбранной ставкой процента (дисконтирования), и величиной первоначальных инвестиций (капи тальных вложений), который определяется по формуле:

= +, (1 + ) где К0 — величина первоначальных капитальных вложений;

Ri — денежные поступле ния от инвестиций в период i;

Ci — расходы от осуществления проекта в период i;

r — ставка дисконтирования;

Т — период оценки, лет.

Если рассчитанная по приведённой формуле величина NPV будет положительной, значит в течении рассматриваемого времени Т вложенные в освоение месторождения первоначальные капитальные затраты будут возмещены и проект будет эффектив ным. Чем выше величина NPV, тем эффективнее проект.

Отрицательная величина NPV свидетельствует о том, что заданная норма прибы ли не обеспечивается, и разработка месторождения в данных условиях будет убыточ ной. Равенство чистого дисконтированного дохода нулю свидетельствует, что проект окупает капитальные затраты, но не приносит никакого дохода.

Если освоение месторождения предполагает не единовременные инвестиции К0, а последовательное инвестирование финансовых ресурсов в течение нескольких пери одов, то формула NPV принимает следующий вид:

= +, (1 + ) (1 + ) где Кi — сумма капитальных вложений в освоение месторождения в i-м периоде.

Чистый дисконтированный доход — критерий аддитивный, т. е. при разбиении объекта на отдельные части его NPV будет равен сумме NPV отдельных его состав ляющих.

ЧДД характеризует превышение суммарных денежных потоков над суммарными затратами с учётом ставки дисконтирования, а также таких факторов как минимальная норма прибыли кредитора и поправка на риск проекта. При этом необходимым усло вием эффективности освоения месторождения является положительный ЧДД проекта.

При оценке месторождений дополнительно учитываются такие показатели, приме няемые при расчёте ЧДД, как срок окупаемости капиталовложений, внутренняя норма доходности и индекс доходности.

Региональный подход. При оценке комплекса месторождений или экономической оценки освоения месторождений региона необходимо учесть влияние их освоения на экономическое развитие региона, на снижение безработицы, на развитие производ ственной и социальной инфраструктуры, на увеличение налоговых поступлений в местные и региональные бюджеты, на экологические и историко-культурные аспекты.

Вот что по этому поводу говорит Ш.Ш. Байбусинов, который предлагает региональный подход к экономической оценке освоения месторождений: «… Здесь предметом оцен ки является не столько отдельное месторождение или горное предприятие, сколько вся минерально-сырьевая база и весь горнопромышленный комплекс региона, не столько экономические, социальные, экологические и другие проблемы пользователя недр, сколько экономико-географическое положение и диспропорции социально экономического развития территории, состояние регионального и местного бюджетов, экологическая ситуация и другие многочисленные аспекты жизни субъекта Федера ции» (Экономическая…, 2001, с. 27).

Региональный подход обладает такими преимуществами как комплексность под хода к освоению минерального сырья, содействие возникновению благоприятных условий для кооперации и концентрации производства, организации новых рабочих мест, развитие производственной и социальной инфраструктуры и т. д.

В качестве критерия оценки минеральных ресурсов региона Ш.Ш. Байбусинов предлагает суммарную валовую дисконтированную добавленную стоимость (ВДС), полученную в результате хозяйственной деятельности действующих горных предпри ятий и освоения новых месторождений в регионе за определённый прогнозный период и включающая фонд оплаты труда с отчислениями, прибыль, амортизационные от числения и налоги (Экономическая…, 2001). При этом прирост ВДС обеспечивает прирост на соответствующую величину валового регионального продукта (ВРП) при освоении минеральных ресурсов и является главным критерием экономического эф фекта региональной оценки минеральных ресурсов.


ВДВ = ВДСпр ВДСб = Прирост ВДС рассчитывается следующим образом:

(ФОТ б + ЧП б + Н б ), = ФОТ + ЧП +А +Н где ВДСпр и ВДСб — соответственно, валовая добавленная стоимость действующих и прогнозируемых горных предприятий в последнем году прогнозного периода и дей ствующих предприятий в базовом году, млн р.;

ФОТiпр, ЧПiпр, Аiпр, Нiпр и ФОТi б, ЧПi б, Аi б, Нi б — соответственно, фонд оплаты труда с отчислениями, чистая прибыль, амортизационные отчисления и общая сумма налогов, удержанных с реализованной продукции, заработной платы, прибыли и имущества i-го горного предприятия в по следнем году прогнозного периода и в сравниваемом базовом году, млн р.;

n, m — со ответственно, количество действующих предприятий в базовом периоде, действую щих и введённых в эксплуатацию новых предприятий на конец прогнозного периода.

Особое место в экономической оценке освоения минеральных ресурсов занимает учёт множества факторов, таких как экономико-географические, геологические, горно геологические, социальные, финансово-экономические, организационные, технологи ческие, экологические, историко-культурные, внешнеполитические и др.

В настоящее время у специалистов не сложилось определённого единого мнения о классификации и значимости каждого из факторов, влияющих на экономическую оцен ку минеральных ресурсов региона (Ильинский, 1992). Тем не менее, несмотря на от сутствие единого мнения о классификации и значимости каждого из факторов, реша ющими факторами признаются геологические, природно-климатические, технологиче ские, экологические, состояние рынка, инвестиционный климат страны или региона (Регион…, 1996).

Несмотря на то, что система факторов, влияющих на оценку месторождений по лезных ископаемых была определена, традиционная методика экономической оценки месторождений, применяемая в основном на проектной стадии, базировалась на учё те всей информации по каждому месторождению. Очевидно, что на стадии предпро ектной оценки потенциала конкретного месторождения или минеральной базы региона такой подход неприменим из-за ограниченности информации. В своё время была предложена идея применения методов сравнительного многокритериального анализа при экономической оценке освоения минеральных ресурсов, которая объединила эко номические, экологические и социальные факторы (Астахов, 1991).

Критерий ЧДД требует для своего использования много информации, которая на период оценки не бывает полностью известной. Это существенно снижает надёжность оценок, полученных на его основе. Альтернативной в условиях неполной и достаточно ограниченной информации является изложенный нами подход к региональной оценке месторождений, основанный на их многокритериальной экспертной оценке.

Как доходный, так и сравнительный многокритериальный подходы дают ответ на вопрос об эффективности освоения объекта недропользования только с позиции эф фективности использования затрачиваемых инвестиционных ресурсов. Для оценки месторождения как элемента национального богатства региона (страны) и анализа его роли в формировании такого универсального регионального показателя эффективно сти как валовой региональный продукт (валовой внутренний продукт — для страны в целом) оценку эффективности освоения следует преобразовать в валовую добавлен ную стоимость (ВДС). Здесь стоило бы выделить не только подход Ш.Ш. Байбусинова, но и подход, основанный на расчёте рангового критерия. Но подход Ш.Ш. Байбусинова требует знания многих количественных характеристик, что на момент оценки недо стижимо. Полная развёрнутая методика экономической оценки минеральных ресурсов с помощью методов сравнительного многокритериального анализа предложена М.А. Ягольницером (Ягольницер, 2004). Общая схема предлагаемой методики оценки на основе сравнительного многокритериального анализа (рис. 3.1.1) включает следу ющие этапы:

Рисунок 3.1.1. Система факторов и связанных с ними критериев экономической оценки минеральных ресурсов описание системы критериев, определяющих ценность месторождения;

разработку системы показателей, отражающих критерии ценности место рождения;

определение значения для каждого месторождения (с помощью опроса экс пертов) и формирование матрицы А=(аij), каждый столбец которой описы вает месторождение региона через систему показателей;

ранжирование месторождений по каждому из критериев и по совокупности критериев с помощью методов многомерного сравнительного анализа и вы деление совокупности месторождений, наиболее привлекательных с точки зрения инвестора;

построение дополнительной матрицы (для учёта факторов неопределённо сти и риска), в которой для каждого месторождения и каждого показателя оценивается (с помощью концепции субъективной вероятности) уровень не определённости (Ягольницер, 2004).

При оценке потенциала эффективности освоения минерально-сырьевых ресурсов региона М.А. Ягольницер предлагает методику использования двух взаимодополняе мых подходов экономической оценки недр, или, другими словами, методику модерни зованного подхода к экономической оценке эффективности освоения минеральных ресурсов. На первом этапе экономической оценки минерально-сырьевого потенциала применяется подход, основанный на сравнительной многокритериальной оценке. На базе интегральной многокритериальной оценки можно рассчитать сравнительную эко номическую эффективность как отдельных месторождений полезных ископаемых, так и отдельных территорий их локализации. Применение метода многомерной классифи кации даёт информацию о возможности освоения того или иного месторождения по лезных ископаемых с учётом системы факторов, определяющих привлекательность месторождения в условиях неопределённости.

Затем применяется доходный подход, при котором критерием оценки выступает чистый дисконтированный доход, отражающий эффективность вложения инвестици онных ресурсов в освоение месторождения. После получения экономических оценок отдельных месторождений следует рассчитать валовую добавленную стоимость эф фективную для освоения минерально-сырьевой базы региона и определить прирост ВРП от освоения (эксплуатации) объектов недропользования. Экономическая оценка эффективности освоения минеральных ресурсов региона с применением доходного подхода позволяет определить потенциал недр каждого района региона в стоимост ном выражении и ранжировать их по этому критерию.

Сравнительный анализ результатов экономической оценки эффективности освое ния минерально-сырьевой базы региона методом доходного подхода и сравнительно го многокритериального анализа позволяет выявить районы с наибольшим потенциа лом недр. И чем выше потенциал минеральных ресурсов района, рассчитанный по критерию ВДС, чем выше его оценка, полученная методом сравнительного многокри териального анализа, тем выше инвестиционная привлекательность его недр.

Рисунок 3.1.2. Методика использования модернизированного подхода к экономической оценке эффективности освоения минеральных ресурсов региона Методику использования модернизированного подхода экономической оценки эф фективности освоения минеральных ресурсов региона можно представить в виде схемы (рис. 3.1.2).

3.2. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОСВОЕНИЯ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ТУВЫ Экономическая оценка эффективности освоения минеральных ресурсов Тувы выпол нена доходным методом, позволяющим определить выгодность освоения того или иного месторождения для недропользователя. Кроме того, в качестве критерия регио нальной оценки освоения месторождений выбран критерий суммарной валовой до бавленной стоимости (ВДС), который обеспечивает прирост на соответствующую ве личину валового регионального продукта (ВРП) РТ.

В основу оценки положены следующие основные положения:

1. При оценке экономического потенциала минерально-сырьевой базы региона предпочтительна оценка только месторождений разведанных запасов про мышленных категорий. Однако, как отмечают С.А. Данильянц и А.Г. Харчен ков, для общества далеко не безразлично, во что оценивается общий мине рально-сырьевой потенциал государства в целом и его регионов в частно сти. К такому потенциалу относятся не только разведанные запасы про мышленных категорий, но и предварительно оценённые забалансовые за пасы, а также прогнозные ресурсы всех категорий (Данильянц, Харченков, 1993). Поэтому можно быть уверенным в логичности и оправданности эко номической оценки минерально-сырьевой базы республики как для разве данных, так и для предварительно оценённых месторождений, хотя степень достоверности последних значительно ниже, а затраты на их промышлен ное освоение будут значительно выше. Для учёта этих факторов прогнозные ресурсы категорий Р1, Р2, и Р3 были приведены к промышленной категории С1 с учётом различных коэффициентов достоверности (табл. 3.2.1).

Таблица 3.2.1. Коэффициенты для приведения запасов и ресурсов к категории С1 (Росляков и др., 2005, с. 26) Категория запасов и ресурсов Группа полезных ископаемых С2 Р1(С3) Р2(D1) Р3(D2) Нефть, газ, конденсат 0,5 0,3 0,1 0, Цветные и благородные металлы 0,9 0,75 0,375 0, Железо 0,67 0,6 0,5 0, Строительные материалы 0,9 0,75 0,5 0, Уголь 0,9 0,6 0,375 0, Торф, сапропель 0,5 0,3 0,2 0, 2. Основные исходные данные для расчётов (способ отработки месторожде ния, коэффициенты потерь и разубоживания, производительность горно рудного предприятия, величина эксплуатационных и капитальных затрат, качество товарной продукции) для изученных объектов были заимствованы из ранее составленных специализированными организациями ТЭО и ТЭД-ов (Донченко, 1986, ф.;

Забелин, 1980, ф.;

1984, ф.;

Кильчичаков, 1978, ф.;

Поздняков, 2000, ф.;

Степкина, 1976 а–г, ф.;

1973 а, б, ф.;

1974, ф.;

Струков, 2003, ф.;

Технико-экономические…, 2001 и др.) с применением их значений к уровню текущего момента с помощью переводных коэффициентов дефляторов. При выполнении расчётов для месторождений с предвари тельно оценёнными ресурсами может быть применён метод аналогии. При этом может быть использована информация об удельных эксплуатационных затратах и удельных капитальных вложениях объектов-аналогов.

3. В расчётах экономической оценки освоения месторождений нами учтены стандартные налоговые платежи, предусмотренные Налоговым Кодексом РФ и Законом о недрах.

4. При расчётах учтён уровень цен на минеральное сырьё и продукцию на 01.07.2010 г. (прил. 4) (Информационно-аналитический…, 2010).

Расчёты выполнены в среде электронных таблиц MS Exсel.

Экономическая оценка эффективности освоения минеральных ресурсов республи ки выполняется в два этапа. На первом этапе определяется коммерческая экономиче ская эффективность освоения месторождений с применением доходного подхода. При этом коммерческую эффективность объекта для недропользователя можно опреде лить с учётом вложений капитала потенциального инвестора в освоение месторожде ния (Пространственный…, 2006). Применение таких ключевых показателей доходного подхода как критерий ЧДД, индекса доходности, внутренней нормы доходности, срока окупаемости при определении рентабельности и доходности месторождений позволя ет отобрать наиболее эффективные с экономической точки зрения месторождения.

Объекты недропользования, получившие положительную стоимостную оценку, пере ходят ко второму этапу оценки, который можно назвать стоимостной оценкой недр в национальном богатстве региона. На втором этапе определяется прирост валовой дисконтированной добавленной стоимости (ВДС) в результате освоения месторожде ний на основе данных экономически эффективных месторождений. Прирост ВДС — это главный критерий экономического эффекта региональной оценки минеральных ресурсов, который обеспечивает прирост на соответствующую величину валового ре гионального продукта (ВРП) региона. На этом этапе определяется также социальная и бюджетная эффективность в результате экономической оценки освоения минераль ных ресурсов региона.

Экономическая оценка эффективности освоения месторождений полезных ископаемых распределённого фонда недр РТ. К распределённому фонду недр РТ относятся 28 месторождений, обладающих значительными запасами дефицитных ви дов минерального сырья. Большая часть из них относится к рентабельным. Это свя зано с тем, что в последние годы наблюдается тенденция к росту общемировых цен на сырьё, в т. ч. на золото и цветные металлы. Только 16 % месторождений распре делённого фонда недр получили отрицательную оценку. К ним относятся несколько месторождений россыпного золота, оценённые отрицательно в силу незначительно сти их запасов и низких содержаний полезных компонентов.

Таблица 3.2.2. Экономическая оценка эффектив Экономическая оценка эффектив ности освоения МПИ распределённого фонда ности освоения месторождений пока недр РТ, разработка которых экономически зывает, что общий прирост валовой оправдана добавленной стоимости распреде Прирост ВДС*, лённого фонда недр составляет Вид сырья млн р.

1934,8 млрд р. (табл. 3.2.2).

Топливно-энергетические ресурсы, всего 1 857 435,0 Максимальное значение прироста валовой добавленной стоимости при в т. ч. уголь 1 857 435, ходится на топливно-энергетические Золото, всего 33 907, ресурсы — 1 857 435,0 млн р. Доля в т. ч. россыпные м-ния 6519, валовой добавленной стоимости топ рудные м-ния 27 387, ливно-энергетических ресурсов в об Месторождения цветных металлов 40 500, щем приросте валовой добавленной Минеральные воды 145, стоимости в результате экономиче Месторождения строительных материалов 661, ской оценки освоения наиболее зна в т. ч. глины и суглинки кирпичные 121, чимых месторождений республики асбестовое сырье 540,3 составляет более 94,36 % (рис. 3.2.1).

Месторождения каменной соли 2159,8 Далее по размеру совокупного вклада ИТОГО 1 934 809,5 в общий прирост ВДС в результате экономической оценки освоения ме * Прирост валовой добавленной стоимости (ВДС) в резуль сторождений распределённого фонда тате экон. оценки м-ний распределённого фонда недр РТ.

недр республики занимают место рождения цветных металлов, доля в общем приросте валовой добавленной стоимости которых составила 3,77 %, и объё мом прироста ВДС в стоимостном выражении в сумме 40 500,4 млн р. К данным ме сторождениям относятся Кызыл-Таштыгское свинцово-цинковое и Ак-Сугское медно молибденовое месторождения. Следует отметить, что интерес к этим и другим месторождениям возник в тот момент, когда начали говорить о возможности строи тельства железной дороги в Туву.

Рисунок 3.2.2. Распределение прироста ВДС в результате экономической оценки освоения Рисунок 3.2.1. Структура прироста ВДС месторождений золота РТ в результате экономической оценки место рождений распределённого фонда недр РТ По результатам оценки экономиче ской эффективности освоения место рождений золота прирост ВДС состав ляет 33 907,7 млн р., её доля в общем приросте валовой добавленной стоимо сти — ~1,72 %. Оценка эффективности освоения месторождений золота рас пределённого фонда недр показывает, что доля месторождений россыпного зо Рисунок 3.2.3. Распределение прироста ВДС лота в приросте ВДС составляет 22 %, в результате экономической оценки освоения рудного — 78 % (рис. 3.2.2). Следующи- месторождений цветных металлов РТ ми по значимости являются месторож дения каменной соли (0,11 %) и строи тельных материалов — 661,4 млн р. (0,03 % в приросте ВДС). И, наконец, месторож дения минеральных вод получили самые низкие значения в приросте ВДС — 145,2 млн р.

На рисунке 3.2.3 приведены также результаты экономиче- Таблица 3.2.3. Экономическая оценка эффективности освоения МПИ нераспределённого фонда недр РТ, раз ской оценки освоения наиболее работка которых экономически оправдана крупных месторождений цвет ных металлов. Прирост ВДС*, Вид сырья млн р.

Экономическая оценка Топливно-энергетические ресурсы, всего 2 573 291, эффективности освоения в т. ч. уголь 2 573 291, месторождений полезных ископаемых нераспределён- Золото, всего 19 286, ного фонда недр РТ. К нерас- в т. ч. россыпные м-ния 1064, пределённому фонду недр от- рудные м-ния 18 222, носятся 84 месторождения, Месторождения цветных металлов, всего 3070, обладающие значительными Редкоземельные месторождения, всего 46 356, запасами дефицитных видов в т. ч. Улуг-Танзекское м-ние тантал-ниобатов 46 356, минерального сырья (табл. Минеральные воды, всего 177, 3.2.3). Применение доходного Стройматериалы, всего 44 594, подхода при оценке этих ме- в т. ч. известь 620, сторождений позволило уста- глины и суглинки для произв-ва кирпича 26 196, новить, что такие ключевые строительные пески 271, показатели, как критерий чи- щебень 1278, стого дисконтированного дохо- камни облицовочные 14 434, да (ЧДД), индекс доходности камни строительные 234, (ИД), внутренняя норма доход- сырьё для цемента 1559, ности (ВНД) и срок окупаемо- ИТОГО 2 686 776, сти 37 месторождений (43 %) * Прирост ВДС в результате экономической оценки месторождений.

нераспределённого фонда недр позволяют с экономической точки зрения отнести их к эффективным объектам разработки.

Наиболее многочисленными оказа лись месторождения (рис. 3.2.4, 3.2.5) стройматериалов (62) и золота (12).

В группе месторождений стройматериа лов наиболее представительными по количеству оказались месторождения глин и суглинков для производства кир пича (24 месторождения). Далее идут месторождения известняков — 12, ще бень и камни строительные по 9 и др.

Общий потенциальный прирост ва Рисунок 3.2.4. Структура месторождений ловой добавленной стоимости нерас стройматериалов НФ недр РТ по видам сырья пределённого фонда недр Республики Тыва в результате экономической оцен ки освоения месторождений составил 2686,8 млрд р. (см. табл. 3.2.3).

В структуре общей валовой добав ленной стоимости нераспределённого фонда недр республики наибольшая до ля приходится на месторождения коксу ющихся углей (95,78 %) (рис. 3.2.6).

Второе место по потенциалу стои Рисунок 3.2.5. Структура месторождений золота мостной оценки минеральных ресурсов в НФ недр РТ по генетическому признаку структуре прироста ВДС нераспреде лённого фонда недр занимают место рождения редких и редкоземельных ме таллов, к которым относится Улуг Танзекское месторождение тантало ниобатов и Кара-Сугское месторождение комплесных барит-флюорит железистых руд (1,73 %). За ними следуют место рождения строительных материалов (1,66 %).

Несмотря на наличие нескольких ме сторождений цветных металлов в не Рисунок 3.2.6. Структура прироста ВДС распределённом фонде республики, при освоении МПИ НФ недр РТ по результатам только Хову-Аксынское месторождение экономической оценки кобальт-никелевых арсенидных руд по лучило положительную экономическую оценку, которая обеспечила потенци альный прирост в структуре ВДС в 0,11 %. Экономический потенциал ме сторождений золота нераспределённого фонда недр составил 0,72 % (см. рис.

3.2.6). Доля в приросте валовой добав ленной стоимости месторождений мине ральных вод составила 0,01 %.

Как и при оценке распределённого фонда недр, при экономической оценке Рисунок 3.2.7. Структура прироста ВДС при освоения нераспределённого фонда освоении МПИ стройматериалов НФ недр РТ наибольшие значения прироста валовой по результатам экономической оценки дисконтированной добавленной стоимо сти дают месторождения коксующихся углей Улуг-Хемского каменноугольного бассейна. Далее следуют месторождения стройматериалов, наибольшая доля в приросте ВДС из которых принадлежит место рождениям глин и суглинков для производства кирпича (58,7 % всех месторождений стройматериалов), а также месторождения облицовочных камней (32,4 %). В составе стройматериалов также выделяются месторождения строительных камней, извести, сырья для производства цемента, имеющие достаточный экономический потенциал для их разработки (рис. 3.2.7).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.