авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Ковалев В. В. Проблема понятийной неопределенности в прикладной экономике................... ...»

-- [ Страница 2 ] --

б) рост оборота позволяет наемным менеджерам укреплять свой социальный ста тус, так как не за свои деньги они имеют возможность принимать покупательские ре шения (действуя от лица фирмы) на все более значительные средства (в части размеще ния заказов на поставки сырья, материалов, покупных полуфабрикатов, компонентов, оборудования, запасных частей, услуг сторонних организаций);

то же — в отношениях с государством и органами самоуправления — касается их решений по поводу адми нистрирования уплаты налогов.

При этом надо иметь в виду, что трудовые контракты с наемным топ-менеджментом не просто срочные, а средне- или краткосрочные. Поэтому о дальнейших (выходящих за временной горизонт своих трудовых контрактов) перспективах руководимых ими компаний наемный менеджмент может зачастую и не думать.

Общий вывод: радикальные технологические (в  первую очередь продуктовые и процессные) инновации — забота стратегических инвесторов компаний, которым, вероятно, придется преодолевать системное сопротивление наемного менеджмента.

И никакое «супервысшее» образование наемных менеджеров не сделает их заведо мыми сторонниками радикальных технологических инноваций.

Тезис 2. Инкрементальные технологические инновации — это обычно:

— разработка и освоение новых моделей и модификаций продукта;

— разработка и внедрение совершенствований в технологических процессах и со ответствующее обновление технологического оборудования;

— снижающее себестоимость или повышающее качество продукта переключение на новые материалы и т. п.

Понятно, что в первую очередь такие инновации нужны фирмам для сохранения своей доли на целевых рынках, а  также для некоторого увеличения указанной доли.

Иначе говоря, они необходимы в первую очередь в целях поддержания и нерадикаль ного увеличения конкурентоспособности фирм на тех целевых рынках, где они уже работают.

Казалось бы, это в одинаковой мере отвечает интересам и владельцев (совладель цев) компаний, и наемного менеджмента в них, так как позволяет поддерживать по тенциал чистых прибылей, которые могут использоваться как для премирования ме неджмента, так и для распределения на дивиденды.

Однако это не совсем так из-за уже упоминавшейся выше разницы между «го ризонтами планирования» (осознания необходимости принятия для себя решений), свойственными, с  одной стороны, владельцам (совладельцам, стратегическим инве сторам) фирмы и ее наемному менеджменту, с другой. При этом портфельные инве сторы, как известно, не участвуют в управлении компанией.

Суть в том, что:

— владельцы (совладельцы, стратегические инвесторы) фирмы — за исключени ем тех, кто заранее планирует для себя время дивестирования, продажи своих долей, — приходят в компанию в принципе на неопределенно длительный срок (что не отрицает того, что они «на всякий случай», как об этом говорилось ра нее, заинтересованы в  постоянной максимизации рыночной капитализации и рыночной стоимости компании);

— наемные менеджеры имеют свои трудовые контракты на вполне определенный и недлительный срок (как правило, не более трех лет).

Поэтому последние склонны недооценивать то, что надо своевременно8 разрабаты вать (заказывать разработки) новые модели и модификации продукта и своевременно начинать их освоение, чтобы именно в долгосрочном и среднесрочном плане не по терять рынок, не упустить возможность выйти на новые рынки. Ведь в краткосрочном плане эта своевременность будет означать отвлечение сил и средств на подготовку та ких инкрементальных инноваций от возможных еще больших объемов выпуска и про даж выпускаемых в настоящее время товаров и услуг, от максимизации соответствую 8 Как правило, еще до начала стадии спада в жизненном цикле ранее освоенной модели про дукта или до проявления в полном объеме спроса на новую его модификацию.

щего более высоким продажам оборота, что ударяет по непосредственным интересам наемного менеджмента.

То же касается отвлечения сил и средств (да и просто «головной боли» для менедж мента) при своевременном начале научно-технической подготовки к освоению ресур сосберегающих и ресурсозаменяющих технологий, когда уже надежно прогнозируется значительное удорожание или уменьшение физического предложения ключевых для выпускаемой продукции ресурсов.

Тезис 2. Описанный эффект меньше сказывается в тех отраслях, где продуктовая и цено вая конкуренция менее острая, так как в них за время действия трудовых контрактов с  наемным менеджментом при отставании с  инкрементальными инновациями успе вает накапливаться меньшее отставание от отраслевых лидеров. Это такие отрасли, в которых:

— существуют меньшие технологические возможности, возникающие в  резуль тате фундаментальных и прикладных научно-исследовательских работ (НИР);

обычно это просто менее наукоемкие отрасли;

— в большей мере проводится и сказывается политика государственного протек ционизма в части импортных пошлин (пока для России это актуально, но после вступления во Всемирную торговую организацию и  истечения длительности переходного периода ситуация изменится);

— в  меньшей степени присутствуют прямые иностранные инвестиции (в том числе от потенциальных конкурентов на внутреннем рынке),  — это и  менее инвестиционно привлекательные (с меньшей рентабельностью инвестиций, — возможно, — из-за государственного регулирования цен), и  так называемые «стратегические» отрасли (имеющие отношение к  национальному оборонно му комплексу, к разработке естественно ограниченных в глобальном масштабе природных ресурсов).

Соответственно, разница между «горизонтами планирования» владельцев (совла дельцев, стратегических инвесторов) и  наемного менеджмента сильнее будет прояв ляться в более конкурентных прочих отраслях.

Тезис 2. Общий вывод: при анализе и выработке инновационной политики фирм необхо димо все же ориентироваться на интересы владельцев (совладельцев, стратегических инвесторов) компаний. Они потеряют гораздо больше, если фирма станет не конку рентоспособной, вынуждена будет уйти со своих рынков и не сможет войти на другие.

Они потеряют вложенный капитал.

Именно относительно их интересов выстраиваются классические концепции стратегического менеджмента и особенно концепция «бриллианта» Майкла Портера, в которой инновативность фирм рассматривается как главный фактор их конкурен тоспособности [7], а также концепция «стратегических траекторий» Дэвида Тиса [8].

В конечном счете данный тезис присутствует во всех концепциях стратегического ме неджмента, в которых инновации рассматриваются в качестве ключевого фактора кон курентоспособности фирмы [9–11].

Конечно, этот тезис значим, если инвестированный капитал был достаточно боль шим, а  не таким малым, который вкладывали в  процессе приватизации в  90-е годы ХХ в. многие российские предприятия.

Однако к настоящему моменту в России многие приватизированные путем вло жения незначительного капитала и не обанкротившиеся предприятия в дальнейшем были перепроданы за гораздо более крупные суммы. К тому же появился сектор эко номики, развившийся из компаний, которые уже после начала реформ в стране возни кали как «старт-апы» (start-ups) и никакого отношения к сомнительной приватизации 1990-х годов не имели.

Высказанные в  данной статье положения можно отчасти рассматривать как ги потезы, нуждающиеся в  эмпирическом и  статистическом обосновании либо в  соот ветствующем опровержении. В данном смысле настоящая статья — это определенный вызов.

Если все же начинать хотя бы с  эмпирических иллюстративных примеров того, например, как именно доминирующие акционеры способны настаивать на капитало емких продуктовых и процессных инновациях (преодолевая инертность наемных ме неджеров), то характерным российским примером здесь может быть недавняя история с компанией «Вимм-Билль-Дан».

Как рассказывал один из  ее бывших основных акционеров Давид Якобашвили, в 2003 г. он и его партнеры столкнулись с вопросом «драться» или «продаваться», когда российский рынок молочных продуктов стала захватывать компания «Данон» (своим импортом в Россию и прямыми капиталовложениями с последующей передачей тех нологий). Именно Давид Якобашвили и  его партнеры решили: будем «драться», вы держивать конкуренцию, в том числе обновлять продукцию и технологии. В целях мо билизации средств для этого компания «Вимм-Билль-Дан» одной из первых в России пошла на масштабное IPO (initial public offering) на Нью-Йоркской фондовой бирже, выпустив более 20% новых обыкновенных акций и получив за это около 360 млн долл.

В итоге уже в конце 2010 г. основные совладельцы компании (выделенной из компании «Вимм-Билль-Дан») свой фактически контрольный пакет акций в компании (42,37% акций было выкуплено у основателей и небольшая часть — у менеджмента компании, еще 23,52% акций — у ее дочерних компаний) все равно продали компании «Пепси», но за 3,8 млрд долл. [12;

13].

Литература 1. OSLO Manual: Proposed Guidelines For Collecting And Interpreting Technological Innovation Data. URL: http://www.oecd.org/dataoecd/35/61/2367580.pdf (дата обращения: 24.10.2011).

2. Harris M., Raviv A. The Theoty of Capital Structure // Journal of Finance. 1991. N 46. P. 303–304.

3. Валдайцев С. В. Агентская проблема и стратегии инвесторов предприятия. СПб.: Изд-во Международного банковского института, 1994.

4. Судариков А. Л., Грибовский А. В. О путях совершенствования законодательства в иннова ционной сфере // Инновации. 2011. № 5. С. 3–8.

5. Спиридонова Е. А. Стратегия франчайзинга в инновационной сфере // Вестн. С.-Петерб.

ун-та. Сер. 5: Экономика. 2011. Вып. 2. С. 42–51.

6. Оценка бизнеса / под ред. А. Г. Грязновой, М. А. Федотовой: 4-е изд. М.: Финансы и стати стика, 2011.

7. Porter M. Competitive Advantages. New York;

London: Irwin, 1995.

8. The Competitive Challenge. Strategies for Industrial Innovation and Renewal / ed. by D. J. Teece.

New York: Harper&Row Publishers, 1987.

9. Друкер П. Бизнес и инновации. М.: Вильямс, 2007.

10. Дафт Р. Менеджмент. СПб.: Питер, 2002.

11. Ansoff H. J. Checklist for Competitive and Competence Profiles. Corporate Strategy. New York, 1965. P. 98–99.

12. URL: http://www.wbd.com/profile/news/item.aspx?id=5846 (дата обращения: 24.10.2011).

13. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 24.10.2011).

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

УДК 330.3 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. А. Г. Алтунян РОЛЬ МОНЕТАРНОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ Процессы глобализации и  объективная многогранность современных финан совых рынков формируют новые угрозы и риски, игнорирование которых приводит к развитию кризисных явлений и делает аналитические инструменты монетарной по литики неадекватными стремительно меняющимся реалиям. В условиях глобализации изменились и экономические условия развития России, и структура, и значимость эко номических угроз. В результате основы монетарной политики в национальной эконо мике также требуют дополнительного переосмысления в целях обеспечения защиты национальных интересов и устойчивого развития государства на долгосрочную пер спективу.

В принятой в мае 2009 г. «Стратегии национальной безопасности Российской Фе дерации до 2020 года» было указано, что укреплению экономической безопасности будет способствовать совершенствование государственного регулирования экономи ческого роста путем создания комплексной системы контроля над рисками, включая проведение активной государственной антиинфляционной, валютной, курсовой, де нежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, ориентированной на импортоза мещение и поддержку реального сектора экономики [1].

Налогово-бюджетная сфера, выступающая основой любого государства, являет ся стержневым звеном финансовой безопасности. Но поскольку налогово-бюджетная политика используется для перераспределения ВВП, оборот материальных ценностей и вновь созданная стоимость находятся в сферах денежно-кредитной и валютной по литики, которые тесно связаны между собой и являются неотъемлемыми частями эко номической политики государства. В развитых странах валютная и денежно-кредит ная политика объединены в монетарную политику в связи с тем, что их проводником выступает центральный банк, осуществляющий как внутреннюю политику в рамках денежно-кредитной, так и внешнюю в рамках валютной сферы.

Данные обстоятельства и позволяют выделить монетарную политику в качестве определяющего фактора поддержки реального сектора и  инструмента обеспечения экономической безопасности страны в целом.

В России же с момента проведения экономических реформ не осуществлялась це ленаправленная монетарная политика.

Финансовый механизм не был настроен на ре шение экономических проблем, что подтвердили события мирового финансового кри зиса. Экономический рост и подавление инфляции любой ценой не должны быть са моцелью. Ценовая стабильность является благодатной средой экономического роста, но никак не его фактором. Важно было обеспечить достижение устойчивого экономи Армен Грантович АЛТУНЯН — канд. экон. наук, доцент кафедры экономической теории и эко номической политики экономического факультета СПбГУ. В 1993 г. окончил экономический факуль тет, в 1997 г. защитил кандидатскую диссертацию. Сфера научных интересов — монетарная политика и экономическая безопасность. Автор более 30 научных работ, в том числе коллективных моногра фий и учебно-методических работ.

© А. Г. Алтунян, ческого роста, связанного с качественными изменениями в экономике, а не с кратко срочными количественными показателями роста в  ущерб долгосрочному развитию.

Все это дает основание говорить о неустойчивом характере подъема нашей экономи ки. Уже сейчас видно, что прежняя стратегия развития не обеспечивала реализацию экономических интересов большинства населения России, не дала возможность под готовиться к длительной мировой рецессии и переключиться на внутренние источни ки экономического развития. Проводимая монетарная политика была подчинена цели стабилизации финансового сектора без учета динамики развития реального сектора экономики, в отрыве от реальных экономических и социальных процессов. Приори теты в регулировании реального сектора должны совпадать с приоритетами в денеж но-кредитной сфере. В основу монетарной политики должен быть положен критерий национальной финансовой безопасности.

За годы реформ модель построения экономики по своей сути осталась неизмен ной — экспортно ориентированная сырьевая экономика с преобладанием монополи стических структур на внутреннем рынке. Экономический рост за эти годы носил ко личественный характер безотносительно к качественным сдвигам производительных сил. Политика финансовой стабилизации была оторвана от политики структурной пере стройки экономики. Следует подчеркнуть односторонность макроэкономической по литики и  инерционность крупномасштабного производства, которые деформировали импульсы финансовой стабилизации.

Монетаристская модель реформ в  России была направлена на создание финан сового капитала рядом с производством, а не в качестве его опоры. Рестрикционная денежно-кредитная политика, основанная на монетаристских идеях, привела к дегра дации экономической системы. Рекомендации по оздоровлению экономики касались финансово-денежного сектора, оставляя без внимания реальный сектор экономики.

Анализируя монетаристские попытки финансовой стабилизации и их последствия, не обходимо отметить, что вместе с тем не были учтены идеи достаточной конкурентно сти рынков, которые лежат в основе этого подхода. Именно отсутствие конкурентной среды, слаборазвитость финансового рынка, недостаток инструментов денежно-кре дитного регулирования делали монетарную политику если заведомо не эффективной, то чрезвычайно дорогой. Дж. Стиглиц отметил: «Многие коммунистические страны в большинстве своем обратились к капитализму, но некоторые из них выбрали иска женный вариант рыночной экономики. Они поменяли своего бога Карла Маркса на нового Милтона Фридмена. Но новая религия не служит им хорошо»[2, c. 273].

Последcтвия финансового кризиса в  российской экономике показали, что под держка такой политики представляет угрозу макроэкономической стабильности и устойчивости долгосрочного развития.

Главным приоритетом экономического развития России в  последние годы была определена модернизация, решение задач которой требует значительных инвестиций.

При этом четкого ответа на вопрос, за чей счет будет производиться модернизация, пока нет. Затраты на НИОКР у госмонополий составляют от 0,1 до 0,4% их бюджета [3].

Динамика роста инвестиций в основной капитал в 2007 г. составила 22,7%, в 2008 г. — 9,9%, в 2009 г. в связи с кризисом они сократились на 15,7%, а в 2010 г. выросли на 6%.

Рост инвестиций в 2011 г. оценивается в 6–8% ВВП [4], хотя для модернизации необ ходимо привлечь порядка 30% инвестиций. Основная причина сокращения инвести ций — стагнация кредитования.

Ставка рефинансирования  — важнейший инструмент экономической политики.

К сожалению, в российской экономике ставка рефинансирования не выполняет своей регулирующей роли, которая возлагается на нее в интересах сбалансированного функци онирования и развития экономики. Содержание ее сводится к вспомогательной и в силу этого подчиненной ветви денежно-кредитной политики. Между кредитными ставками и ставкой рефинансирования ЦБ сохраняется очень существенный для экономики раз рыв. Ставка рефинансирования не способствует повышению конкурентоспособности российских предприятий, которые не имеют возможности получить средства ни для по гашения долга, ни для пополнения оборотных фондов. На рынке кредитования склады вается противоречивая ситуация. С  одной стороны, предприятия, испытывающие не хватку кредитных средств, не готовы платить по требуемой банками процентной ставке.

С другой стороны, банки готовы инвестировать избыточные ресурсы в менее доходные по сравнении с кредитами, но более ликвидные финансовые инструменты.

В 2010 г. рост кредитования нефинансовых организаций и населения происходил за счет реструктуризации и рефинансирования ранее выданных кредитов. По данным Банка России, доля таких кредитов составляла около 80% прироста совокупного кредит ного портфеля [5, с. 123]. Номинальный темп роста банковского кредита в 2010 г. был равен 11,6%, а реальный показатель с учетом дефлятора ВВП — 110,3%. В 2009 г. сово купный кредитный портфель сократился на 0,2%. Динамика же банковских депозитов в 2007–2010 гг. возросла с 5136,8 млрд до 9818 млрд рублей [6, c. 114]. Хотя средневзве шенные номинальные процентные ставки по кредитам предприятиям в 2009 г. снизи лись с 20–25% до 13–14% в 2010 г., в этом же году доля кредитов банков в их активах сократилась с 71,2 до 67,5% [7, с. 23]. Данная ситуация свидетельствует об эффекте вос становления без кредитования. Стагнация банковской системы России, проявляющаяся в снижении кредитования производственных предприятий, несмотря на рост банков ской ликвидности, негативно влияет на инфляционные процессы в экономике. Кроме того, высокая процентная ставка приводит к  росту издержек производства и  не спо собствует достижению конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей.

Хотя и происходил ограниченный прирост денежной массы и были высокие про центные ставки на внутреннем рынке, корпоративный сектор вынужден был обратить ся за внешним финансированием. В результате размер корпоративного внешнего дол га на 1 апреля 2011  г. достиг 461,971  млрд долл. при государственном внешнем долге в 47,941 млрд долл. [8, с. 21]. Тарифная политика государства также не дает развиваться и банковскому сектору. Из-за отсутствия «длинных» денег страдает экономика, требую щая долгосрочных вложений. Сегодня, по данным Ассоциации российских банков, де позиты на срок более 3 лет занимают всего 7% общего объема. Связь между потребно стями реального сектора в банковском финансировании и стратегией развития банков полностью отсутствует. На 1 января 2011 г. имелись следующие данные: активы банков составили 76% ВВП, к 2015 г. планируется достичь 90% ВВП, капитал банков — 10,6% ВВП, к 2015 — 14% ВВП;

кредиты экономике — 40,8% ВВП, к 2015 г. — 55% ВВП [9, c. 6].

Кроме того, налоговая нагрузка на бизнес в 2011 г. также окажет депрессивное воз действие на экономику. Основным предметом сегодняшних дискуссий о налогах стало повышение ставки отчислений во внебюджетные фонды с 26 до 34% (которое произо шло с 1 января 2011 г.), хотя и среди чиновников немало противников этой новации.

Увеличение налогового бремени может серьезно повлиять на перспективы послекри зисного восстановления российской экономики. Экономика и  так неконкурентоспо собна, а ее еще давят налоговой нагрузкой. По расчетам Минэкономразвития, эта мера уменьшила прирост ВВП на 0,5–0,7% в 2011 г., а в дальнейшем предполагается сниже ние на 0,3–0,5% ежегодно [10, с. 50].

После относительного послабления денежной политики в  посткризисный пери од Центральный банк вновь выбрал курс на ужесточение денежной политики с целью борьбы с инфляцией. Так, Банк России дважды, в конце февраля и в начале мая 2011 г., повышал ставку рефинансирования с  7,75 до 8,25%. Также в  три этапа за три меся ца были повышены и  нормативы обязательных резервов: по обязательствам банков перед юрлицами-нерезидентами — с 2,5 до 5,5%;

по иным обязательствам — с 2,5 до 4,0%. Уровень монетизации экономики (по денежному агрегату М2) за 2010 г. возрос до 37,9% [8, с. 57]. С 2000 г. монетизация экономики росла в среднем на 12% (это с учетом двух кризисных годов, когда она почти не изменялась, без них — 15% в год). Если эта тенденция продолжится, то уже к 2017 г. экономика России достигнет уровня монети зации развитых европейских стран в 60–80% ВВП.

Низкая инвестиционная активность не может быть решена в  полной мере даже за счет активизации государственных вливаний в экономику. Действенность мер эко номической политики во многом зависит от качества общественных институтов. Ин струменты экономической политики дают положительный эффект при высоком каче стве институтов. Наряду с технологической модернизацией России нужна и институ циональная модернизация для достижения инновационного роста. Без выполнения этой долгосрочной задачи экономика не сможет развиваться дальше.

За годы подъема в отечественной экономике не была создана институциональная среда, основа устойчивого экономического роста. Отсутствие прочной институцио нальной ткани приводит к снижению действия мультипликатора. При низком уровне институциональной среды и неэффективном расходовании государственных средств поддержка экономики за счет инвестиций в инфраструктурные проекты невозможна.

Представления о двигателях роста экономики в 2010 г. дают структуры произве денной и использованной в стране продукции. Расширение совокупного спроса при вело в минувшем году к приросту ВВП на 9%, из которых 5% покрыты увеличением импорта, а  остальные 4% обеспечили прирост ВВП. В  2009  г. была обратная карти на — снижение совокупного спроса составило 14,5% ВВП. Сокращение же импорта на 6,7% уменьшило падение ВВП до 7,8%. Оживление мирового спроса, обеспечивающего рост цен на экспортные товары, способствовало укреплению российской экономики.

Высокие цены на нефть финансируют дальнейшее ослабление российской экономики и усиление зависимости от указанного фактора. Правительство увеличивает расходы, поддерживая потребительский спрос, который направлен на покупку импортной про дукции и не поддерживает внутренних производителей. Намеченная же на предстоя щий трехлетний период бюджетная политика предполагает сокращение бюджетного дефицита с  3,1% в  2012  г. до 2,9% ВВП в  2013  г., а в  2015  г. Правительство надеется выйти на бездефицитный показатель бюджета. Дефицит федерального бюджета РФ по итогам 2010 г. составил 3,9% при ранее запланированных 5,3% ВВП. Такая ситуация будет оказывать сдерживающий эффект на экономическое развитие.

Согласно данным Минфина, сокращение дефицита будет достигаться на 4/5 за счет сокращения бюджетных расходов и на 1/5 за счет повышения налогов [11, с. 28].

Решить бюджетную проблему можно только через ускорение экономического роста и активности инвестиций в стране. Сокращать бюджетный дефицит надо не только за счет повышения налогов, но и на основе контроля над эффективностью расходования бюджетных средств. Расходы бюджета растут, а эффект от них, наоборот, уменьшается.

Так, по оценкам, обнародованным начальником Контрольного управления президента, потенциал экономии бюджетных средств за счет улучшения работы системы госзаку пок составляет 1 трлн рублей в год [12, с. 26], что сопоставимо с объемом 2% ВВП.

Хотя экономика России вышла из острой фазы кризиса, она еще не достигла пред кризисных показателей. Кризис оказал минимальное модернизационное влияние на Россию и  не привел к  росту производительности труда. Кризис, выполняя традици онно роль «санитара» экономики, не оказал очистительного влияния на нее. В  ходе кризиса произошла консервация, а то и ухудшение уровня эффективности нашего хо зяйства, что требует пересмотра монетарной политики. Ни монетарная, ни финансо вая политика, проводимая в России, не подчинена задаче поддержания экономической активности и  устойчивого роста. Главный вопрос при этом должен заключаться не в ускорении темпов роста, а в переходе к интеллектуальной экономике, предполагаю щей прорыв в производительности труда и основанной на новых продуктах и рынках.

Таким образом, в обеспечении экономической безопасности России на современ ном этапе важную роль должна играть монетарная политика, направленная не на фи нансовую, а на производственную стабилизацию, ориентированная непосредственно на модернизацию производства и ее структурную перестройку. В таком случае эконо мический рост с самого начала будет являться составной частью макроэкономической стабилизации, в то время как при финансовой стабилизации он выступает в роли ее производной.

Литература 1. О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента Российской Федерации от 12  мая 2009  г. №  537. URL: http://www.rg.ru/2009/05/19/ strategia-dok.html (дата обращения: 23.09.2011).

2. Стиглиц Дж. Е. Крутое пике: Америка и новый экономический порядок после глобально го кризиса. М.: Эксмо, 2011. 512 c.

3. Тезисы выступления министра экономического развития Российской Федерации Э. С. На биуллиной «Модернизация, инновации и региональные аспекты» на заседании Совета по вза имодействию с  законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Совет Федерации Федерального собрания Российской Фе дерации. Москва, 9 ноября 2009 г. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/4336 (дата обращения:

25.09.2011).

4. URL: http://info.minfin.ru/investment.php (дата обращения: 25.09.2011).

5. Бюллетень банковской статистики. 2011. № 2.

6. Бюллетень банковской статистики. 2010. № 2.

7. Красавина Л. Н. Актуальные проблемы инфляции и ее регулирование в России: систем ный подход // Деньги и кредит. 2011. № 3. C. 19–28.

8. Бюллетень банковской статистики. 2011. № 9.

9. Cтратегия развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015  г.

// Деньги и кредит. 2011. № 5. C. 3–20.

10. Аганбегян А. О месте экономики России в мире // Вопросы экономики. 2011. № 5. С. 43–55.

11. Маневич В. О роли монетарной и финансовой политики в России // Вопросы экономики.

2010. № 12. С. 21–32.  12. Рубченко М., Силкина А., Яковенко Д. Стратегия слабого государства //  Эксперт. 2010.

№ 47 (731). С. 21–27.

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

УДК 330.3+338.2 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. О. В. Мотовилов ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА МАЛОГО ИННОВАЦИОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Необходимость перехода от экспортно-сырьевой к инновационной модели эконо мического роста в  последние годы постоянно называется в  числе важнейших задач, стоящих перед нашей страной. Ее решение позволит обеспечить рост конкурентоспо собности российской продукции как на внутреннем, так и на мировых рынках. Между тем пока ситуация весьма далека от желаемой. Так, в отчете Всемирного экономиче ского форума по глобальной конкурентоспособности наша страна занимает лишь 63-е место из 139 исследованных стран. При этом если учитывать только факторы иннова ционности и изобретательности, то ситуация еще хуже — 80-е место [1]. В другом рей тинге  — конкурентоспособности национальных инновационных систем, составлен ном отечественной консалтинговой компанией «Бауман инновейшн», отмечается ана логичный результат — Россия заняла только 38-е место из 50 стран (при составлении рейтинга учитывалось несколько факторов: наличие инновационных идей, условия их коммерциализации, условия спроса на инновационную продукцию, технологическая инфраструктура инновационной сферы, инновационный потенциал компаний, а так же эффективность государственного управления) [2]. Это говорит о том, что сформи рованная у нас (а по сути, только находящаяся в стадии становления) национальная инновационная система весьма далека от совершенства. При этом среди проблем ее развития можно отметить как недостаточный спрос на инновации со стороны самих товаропроизводителей, так и низкий уровень генерации имеющих коммерческий по тенциал НИОКР со стороны организаций, проводящих их.

Пример многих стран мира во второй половине ХХ в. показал значение молодых инновационных компаний и безграничность имеющихся у них возможностей в случае верного выбора новых продуктов или технологий, которые они будут развивать, а так же грамотного подхода к  управлению, имея в  виду как технические, так и  финансо вые аспекты. П. Друкер отмечает, что новые технологии почти не появляются в старых и особенно крупных старых компаниях, и если не принимать во внимание несколько исключений, то небольшой производитель, будь то маленькая компания или изобре татель-одиночка, обладает более высоким инновационным потенциалом, чем крупная компания [3]. Данное наблюдение подтверждает Г. Чесбро, который утверждает, что число патентов, владельцами которых являются отдельные люди и небольшие фирмы, выросло приблизительно с 5% в 1970 г. до более 20% в 1992 г. [4].

Специфика в этом случае состоит в том, что обычно созданная под реализацию конкретной идеи фирма имеет весьма узкий круг учредителей (ученых и  специали стов — инициаторов этой идеи, а также тех, кого они заинтересовали выгодными пер Олег Владимирович МОТОВИЛОВ — д-р экон. наук, профессор кафедры экономики иссле дований и разработок СПбГУ. В 1980 г. окончил экономический факультет ЛГУ и с этого времени работает в Университете. В 1995 г. защитил докторскую диссертацию. Сфера научных интересов — финансирование научно-инновационной сферы, банковская система России и банковские операции.

Автор более 85 публикаций, в том числе нескольких монографий и учебных пособий.

© О. В. Мотовилов, спективами), которые при этом сами активно участвуют в работе. Поэтому квалифика ция и целеустремленность управленческой команды во многом позволяют реализовать свой потенциал и  определяют конечный результат. Успехи таких, учрежденных под проект в разные годы, фирм, как Microsoft, основанной студентами Гарвардского уни верситета, Apple, созданной выходцами из компании по производству компьютерных игр, Cisco Systems, образованной супругами, работавшими в Стэнфордском универси тете в качестве обслуживающего персонала, Sony, созданной в Японии в 1946 г. перво начально под другим именем специалистом, преподававшем в первые послевоенные месяцы физику, и многих других, являются наглядным тому подтверждением. Вместе с тем, приводя наиболее известные примеры из зарубежной практики, нельзя не отме тить, что и в нашей стране за последние двадцать лет появилось немало фирм, не про сто добившихся успеха, но и ставших хорошо известными на мировом рынке, правда, большая часть таких примеров относится преимущественно к одной отрасли — разра ботке программного обеспечения. Такие компании, как ABBYY, Acronis, «Лаборатория Касперского», Luxoft и  целый ряд других получили заслуженное признание и  имеют в числе заказчиков крупнейшие фирмы мира. Поэтому скепсис и встречающиеся ино гда разговоры о чуть ли невозможности создания в нашей стране компаний, которые являлись бы поставщиками на мировой рынок оригинальной инновационной продук ции, вряд ли оправданны.

Другое дело, что следует иметь в виду неизбежность того, что подавляющее боль шинство учреждаемых мелких компаний в дальнейшем, скорее всего, либо разорятся, либо таковыми и останутся, и приведенные выше примеры изначально классических независимых малых компаний, которые в течение сравнительно небольшого периода времени (10–20–30 лет) сумели стать крупнейшими в мире (это, в первую очередь, ка сается перечисленных выше зарубежных фирм) и лидерами в своих сферах бизнеса, являются скорее исключением, нежели правилом. Для того чтобы таких исключений стало больше или чтобы новые фирмы просто сумели закрепиться на рынке, предло жив конкурентоспособный продукт или технологию, или чтобы эти фирмы вообще были созданы своими учредителями, для которых их личные амбиции и ожидаемые выгоды начинаемого бизнеса перевесили бы вполне понятные боязнь, сомнения и по нимаемые (вполне возможно, что и не до конца) научно-технические риски, желатель но1 наличие ряда факторов и предпосылок, большинство из которых будет значимым для многих стран мира.

Попытаемся их проанализировать на примере России, при этом сначала отметим ряд важнейших моментов, отличающих применительно к  данной теме именно нашу страну и сыгравших (а очень часто и продолжающих играть) негативную роль в пере ходный период становления ее новой экономической модели развития.

1. В  силу особенностей формирования современного Российского государства, волею обстоятельств ставшего преемником СССР, в  котором было запрещено част 1 Есть большой соблазн заменить слово «желательно» на «необходимо». Однако это представ ляется неверным. Например, крупнейшая транснациональная Sony Corporation, уже упоминавшая ся выше, и первоначально зарегистрированная «Акио Морита» и «Масару Ибука» 7 мая 1946 г. как «Токио цусин когё», возникла в условиях послевоенной разрухи в Японии, во время американской оккупации, когда ни о каких специальных формах поддержки малого бизнеса и речи не шло, а сама компания, включающая несколько человек, вначале ютилась в сгоревшем во время бомбардировок универмаге. Главное, что помогло фирме «крепко встать на ноги», — это энтузиазм, изобретатель ность, вера в себя и желание успеха. Все это прекрасно описано в книге основателя фирмы (см. [5]).

ное предпринимательство и  отсутствовало само понятие «малый бизнес», являюще еся основой такового, оказались отчасти потеряны славные, еще дореволюционные, традиции создания нового дела энергичными людьми на свой страх и риск, притом, как правило, без какой-либо государственной поддержки. Не исключено, что требуют ся определенное время и соответствующая общественная среда, включающая условия для честной конкуренции, для более активного формирования индивидуального пред принимательского духа и появления желания (в первую очередь у талантливой моло дежи) самостоятельно заниматься бизнесом, в том числе и в инновационной сфере.

2. Те возможности создания собственного бизнеса, которые появились еще в кон це 1980-х, а в полной мере — уже в 1990-х годах, были использованы главным образом для образования торгово-посреднических, банковско-финансовых и  тому подобных компаний, не имевших прямого отношения к разработке не только технологически но вых или пусть даже просто усовершенствованных продуктов или производственных методов, но и вообще к реальному производству. Значительное число молодых людей, которые в развитых и развивающихся странах обычно и создают венчурные иннова ционные компании, в эти годы бросились «делать деньги» путем финансовых и товар ных спекуляций, а то и просто занимаясь вымогательством и шантажом.

Приятное исключение здесь — уже упоминавшаяся выше индустрия разработки программного обеспечения и информационных технологий, созданная в виде много численных компаний практически с нуля. И этому есть вполне понятное объяснение, попутно дающее ответ на вопрос о  причинах единичности данного явления (имея в виду то, почему оно затронуло в основном только этот сегмент экономики):

— хорошая подготовка в советской высшей школе студентов физико-математиче ского направления;

— отсутствие необходимости для осуществления деятельности в  данной сфере иметь значительный начальный капитал и приобретать дорогостоящее специ альное оборудование;

— отсутствие крупных (и не очень) государственных и частных предприятий, ра ботающих в данном направлении на внутреннем рынке, которые могли бы как то воспрепятствовать бизнесу вновь образовавшихся компаний.

3. На приватизационных процессах в первой половине 1990-х годов сосредоточи лась значительная часть высшего (говоря современным языком) менеджмента бывших советских предприятий, государственных чиновников, просто предприимчивых лю дей, обладавших связями и имевших определенный капитал, а также криминальных элементов. Набиравший в то время темп своеобразный узаконенный дележ государ ственной собственности, приведший в  итоге к  быстрому появлению очень богатых людей (олигархов, как их стали впоследствии называть), естественно, не способство вал проявлению особого интереса к поддержке создания новшеств, особенно с учетом неочевидности ожидаемых результатов и длительности проведения соответствующих работ, а также того, что чрезмерно высокая инфляция тех лет вообще подрывала инте рес к каким-либо долгосрочным проектам.

4. Закрытость прежней «советской» экономики, ее ориентированность на обслу живание внутреннего рынка (за исключением ряда отраслей, относящихся преиму щественно к сырьевому сектору) привели к появлению серьезных барьеров, которые уже в  настоящее время создают значительные препятствия для реализации иннова ционного сценария. Это и  неумение эффективно защищать свою интеллектуальную собственность (не говоря уже о том, что вопрос о принадлежности прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств государственного бюд жета СССР, долгое время вообще не был никак урегулирован), и незнание ситуации и  методов конкурентной борьбы на мировых рынках. При этом нельзя не отметить, что во многих секторах экономики внутри страны конкуренция у  нас традиционно весьма слабая, во многих фирмах имеет место серьезное государственное участие, а ос нова основ существования конкурентной экономики — рыночный спрос на результа ты научно-технической деятельности и инновации — явно недостаточен. Что же ка сается собственных научных разработок, то ими занимается сравнительно небольшая часть бизнеса, и затраты на них невелики. Согласно данным Федеральной службы го сударственной статистики (Росстата), во внутренних затратах России на исследования и  разработки по источникам финансирования доля средств предпринимательского сектора с 2000 по 2007 г. сократилась с 32,9 до 29,4%, тогда как в развитых странах эта доля значительно больше, составляя в США и Германии около двух третей всех затрат, а в Японии — более 77% [6].

В первое десятилетие нового века ситуация в обществе постепенно стала менять ся. Значительно снизилась инфляция, постепенно сформировалась новая деловая сре да (хотя активные процессы слияний и поглощений в экономике продолжаются), нако нец, все энергичнее стали звучать призывы и приниматься государственные решения, направленные на стимулирование инновационной активности отечественных фирм и поддержку малого бизнеса.

Весьма значимыми в  этой связи представляются многочисленные документы, принятые на уровне федеральных законов и  постановлений Правительства. Они, с  одной стороны, призваны сформировать, главным образом на основе механизмов государственно-частного партнерства, инновационную инфраструктуру, ориентиро ванную в  первую очередь на поддержку начинающих компаний и  включающую тех нопарки в сфере высоких технологий, технико-внедренческие особые экономические зоны, центры передачи технологий, венчурные фонды, инновационный центр «Скол ково» и т. д. С другой стороны, речь идет о формировании адекватного новым задачам становления инновационной экономики правового поля, которое должно создавать определенные стимулы к проведению научно-исследовательской и инновационной де ятельности, прежде всего, для уже давно действующих фирм. Для этого в налоговом законодательстве неоднократно принимались весьма серьезные поправки, касающи еся, в частности, порядка включения затрат на НИОКР в расходы, освобождения от уплаты налога на добавленную стоимость выполняемых организациями НИОКР, от носящихся к созданию новых или усовершенствованию уже производимых продукции и  технологий, предоставления права на ускоренную амортизацию для тех основных средств, которые используются только для осуществления научно-технической дея тельности, а также ряд других.

Однако, отмечая позитивность всех этих мер (а некоторые из  них  — особенно в части создания элементов инновационной инфраструктуры — еще только предстоит реализовать), нельзя не признать, что говорить о каких-то радикальных сдвигах пока явно преждевременно. Да иначе и быть не может. Опыт иностранных государств, про ходивших аналогичный путь (например, Израиля, Финляндии, Тайваня, Индии, США 2 Весьма интересный и  поучительный опыт этих стран был обобщен и  представлен в  труде, подготовленном Нью-Йоркской академией наук под названием «Ярославский план 10–15–20. “До и других стран), убедительно показывает, что для этого требуется значительное время.

Недавнее исследование Роснано, как указывается в «Ярославском плане 10–15–20», по казало, что в США и Тайване путь от начала трансформации до выхода на траекторию устойчивого инновационного развития занял 25 лет, в Израиле — 20 лет и по 10 лет в Сингапуре и Финляндии. То есть если России удастся добиться аналогичных резуль татов к 2020 г., это можно будет считать стремительным успехом, но для его достиже ния потребуется много терпения и упорства [7]. Но помимо настойчивости в следо вании выбранному курсу важны системность и долгосрочность мер государственной поддержки, причем ориентированных как на уже давно существующие, так и на толь ко что созданные (или еще только находящиеся в процессе создания) инновационные компании. При этом значимость усилий именно государства, его адекватной и после довательной политики, а также создаваемых им специальных фондов, программ, цен тров и  других институциональных элементов, призванных формировать костяк но вой экономики, является наиважнейшей (и это опять же демонстрирует опыт других стран).

Прежде всего, в  стране должна быть создана именно система государственной комплексной поддержки молодых инновационных компаний. Несмотря на все реше ния последних лет, такой целостной системы поддержки, которая через различные ме ханизмы помогала бы разрешать проблемы фирм на начальных этапах становления, пока нет. Не претендуя на вскрытие и пояснение всех имеющихся при этом проблем или потребностей, тем более на ранжирование их с точки зрения значимости, отметим наиболее заметные, преодоление которых будет способствовать улучшению иннова ционного климата.

1. Любая создаваемая с нуля фирма должна быть соответствующим образом за регистрирована и получить юридический адрес. При этом желательно (с позиции ин тересов общества и государства), чтобы ее исполнительный орган (в том числе едино личный — президент, генеральный директор) там и находился;

последнее важно хотя бы для того, чтобы в случае хозяйственных споров, наличия предъявляемых к фирме претензий и т. п. ее официальных представителей можно было легко найти. Само по мещение должно быть оснащено необходимым оборудованием для успешной реализа ции поставленных задач и комфортной работы проектной команды.

Одновременно у  новой фирмы, особенно когда ее учреждают специалисты «технари», которые могут иметь пробелы в  экономическом образовании и  быть ди летантами в  вопросах организации и  ведения бизнеса, с  самого начала появляется спрос на консультационные услуги по вопросам налогообложения, маркетинга, на бухгалтерское и юридическое обслуживание, помощь в оформлении идеи в конкрет ный бизнес-план с целью получения кредита или привлечения венчурного инвестора и другую поддержку квалифицированных специалистов.

Для оказания помощи фирмам в  названных вопросах за рубежом более полу века назад появились бизнес-инкубаторы. А в  1990-х годах они стали создаваться и в нашей стране. В отсутствии специального законодательства приведем определение бизнес-инкубатора, данное в Постановлении Росстата от 20 декабря 2007 г. № 104 «Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством об рожная карта“ строительства инновационной экономики: лучшая международная практика и уроки для России». Он доступен на Информационном портале Московского государственного института международных отношений МИД России (см. [7]).

разования и науки России статистического наблюдения за организациями научно-тех нического комплекса»: это организация, решающая задачи, ограниченные проблемами поддержки малых, вновь созданных предприятий и начинающих предпринимателей, которые хотят, но не имеют возможности начать свое дело. Эти задачи связаны с ока занием им помощи в  создании жизнеспособных коммерчески выгодных продуктов и эффективных производств на базе их идей [8].

Нельзя не обратить внимание на то, что хотя речь идет о бизнес-инкубаторе как подразделении научно-инновационной инфраструктуры, в этом определении, строго говоря, нет упоминания о новых или пусть даже усовершенствованных продуктах. Да и на практике, хотя в стране за 20 лет создано уже несколько десятков инкубаторов бизнеса, лишь меньшая часть их имеет инновационный профиль, к тому же далеко не везде предприниматели вообще могут получить соответствующие консультационные услуги. А именно это часто является важнейшей предпосылкой возникновения у на чинающих компаний интереса к инкубатору. Другая такая предпосылка заключается в возможности получения в аренду оборудованного «под ключ» офисного помещения, оснащенного мебелью и оргтехникой, с подключенным Интернетом. При этом целесо образность взятия в аренду недвижимости и пользования предоставляемыми услуга ми в значительной степени зависит от их стоимости.

При решении этого вопроса предполагается проявление активной роли государ ства. Возможно установление льготных ставок арендной платы, предоставление услуг на бесплатной или опять же льготной основе, но  с  соответствующей компенсацией фирмам, их оказывающим. Важную роль здесь играет статус самого бизнес-инкуба тора. Практика показывает наличие различных подходов. Так, например, Первый го родской бизнес-инкубатор в  Санкт-Петербурге, созданный Правительством города в  2006  г., управляется хозяйственным обществом, т. е. коммерческой предпринима тельской структурой, заинтересованной в получении прибыли (ООО РЭО «Сервис»).

В  первый год компании, находящиеся в  бизнес-инкубаторе, оплачивают только 25% от базовой арендной ставки, включающей техническое обслуживание и эксплуатацию помещений, а также пользование комплексом услуг, во второй год аренды — не более 40%, в третий год (дольше которого помещения инкубатора в аренду не предоставля ются) — 80%. Оставшаяся сумма погашается за счет городского бюджета, и это как раз и является примером государственной поддержки, причем на начальном, так называе мом «стартаповском», этапе создания инновационной фирмы [9].

В качестве другого примера можно привести созданное в 2009 г. казенное пред приятие г. Москвы «Бизнес-инкубатор Зеленоград», осуществляющее функции управ ляющей компании, призванной обеспечивать эксплуатацию и техническое обслужива ние имущества, переданного ему на праве оперативного управления [10].

Еще один вариант реализован в 2008 г. в Брянской области, где было образовано государственное автономное учреждение «Брянский областной бизнес-инкубатор».

В нем субъект малого предпринимательства в первый год аренды оплачивает не бо лее 40% от размера арендной платы, рассчитанного в соответствии с нормативными правовыми актами администрации области, во второй — не более 60%, в третий — до 100% [11].

Таким образом, статус создаваемых бизнес-инкубаторов может быть разным, но  все их объединяют примерно одинаковое видение своего назначения и  активное участие государства (в рассмотренных случаях — на уровне субъектов Федерации) по облегчению новым фирмам бремени расходов. Отдельный вопрос —  размер государ ственной поддержки. Это связано и с приоритетами в бюджетной политике того или иного субъекта Федерации, и с состоянием самого бюджета (нельзя забывать, что пре обладают субъекты с дефицитом бюджета, однако там, где имеется серьезный потенци ал инновационного развития, ситуация лучше). Теоретически спрос на услуги бизнес инкубаторов возможен и  при отсутствии льгот, особенно если в  регионе нет других возможностей для относительно комфортного размещения (при этом ранее уже при водились примеры, когда всемирно известные ныне и весьма инновационно-активные фирмы когда-то начинали свой бизнес без всяких тепличных условий — в разрушен ном универмаге или гараже). Однако это было совсем в другой исторический период, да и в других странах, с иной предпринимательской активностью населения. Сегодня же задачи, стоящие перед нашей страной, диктуют необходимость создания системы государственной поддержки инновационного бизнеса, в том числе с учетом того, что длинной очереди желающих ее получить из  тех, кто обоснованно претендует на это право, пока в общем-то и не наблюдается.


Для определения тех субъектов малого предпринимательства, которые, претендуя на попадание в бизнес-инкубатор, действительно собираются реализовывать именно инновационные проекты, целесообразно утверждение инициаторами создания ин кубатора (например, органами государственной власти) специального (конкурсного) порядка отбора, в основе которого должен быть анализ представленных фирмами биз нес-планов. Также следует продумать и  аналогичный процесс контроля за предпри нимателями, уже находящимися в бизнес-инкубаторе, чтобы своевременно «отсекать»

тех из них, кто неоправданно получает льготы, занимаясь иной, не имеющей отноше ния к инновационной, деятельностью.

2. Системный подход требует задуматься и о том, что будет с молодой фирмой по сле окончания срока (обычно трехлетнего) ее пребывания в бизнес-инкубаторе, а так же о том, как сама эта организация соотносится с другими субъектами инновацион ной инфраструктуры (при их наличии), решающими подобные задачи. Представляет ся, что здесь возможна двоякая ситуация. С одной стороны, бизнес-инкубатор может быть создан в  городе (регионе) с  невысоким уровнем инновационной активности, и в этом случае его специализация наверняка будет достаточно широкая — и производ ственная, и инновационная. С другой стороны, в регионах и крупных городах со зна чительным уровнем научно-технического потенциала и, как следствие (хотя прямой связи тут может и не быть), высоким уровнем инновационного предпринимательства, очевидна необходимость акцента именно на этом аспекте деятельности малых фирм и именно его поддержки. В этом случае желательно тесное взаимодействие бизнес-ин кубатора с другой формой поддержки — научно-техническим парком (технопарком), а еще лучше — непосредственное его размещение там. Это позволит осуществить сле дующее:

— во-первых, предоставить более эффективную поддержку — за счет возможно сти пользоваться помощью различных участников рынка, специализирующих ся на оказании услуг и заинтересованных в работе с начинающими и растущи ми инновационными фирмами: венчурными инвесторами, центрами трансфе ра технологий, центрами коллективного пользования приборами и оборудова нием и т. д. Например, последние способны оказать помощь в решении такой серьезной для многих молодых фирм проблеме, как изготовление образцов новой продукции или создание прототипа, т. е. реально функционирующего прибора, устройства и  т. д., обладающего технико-экономическими характе ристиками, заявленными для разработанного новшества. Зачастую отсутствие возможности оперативно произвести прототипы приводит к  тому, что такие фирмы теряют время и не могут перейти к этапу экспериментального произ водства;

— во-вторых, обеспечить необходимую преемственность такой поддержки на разных этапах становления инновационных фирм: от посевной стадии (когда доказывается сама жизнеспособность научной идеи и создаются пилотные об разцы продукции) до стартовой стадии (выпуск опытной партии для практи ческой проверки возможности коммерческого успеха нового продукта) и  на чальной стадии (когда фирма приступает уже к промышленному производству новшества).

Но для этого крайне важно сформировать в пределах технопарка надлежащую сре ду, максимально насытить ее сетью поддерживающих малый инновационный бизнес специализированных организаций, помогающих коммерциализации проектов и  на лаживанию необходимых связей, в  том числе с  вузами и  научными организациями, с другими фирмами как вне технопарков, так и внутри их. Как показывает уже имею щийся опыт, нужна также целенаправленная политика по привлечению в технопарки крупного бизнеса, спрос которого на новые товары пока оставляет желать лучшего.

3. Серьезным негативным фактором, затрудняющим в  условиях традиционного недостатка собственных денежных средств у учредителей фирм процесс превращения их инновационных бизнес-идей в инвестиционно привлекательные проекты и их по следующую коммерциализацию, выступает сложность получения для этого внешнего финансирования. При этом с формальной точки зрения, по крайней мере, в крупных регионах, где в основном и присутствует инновационная активность, имеется некото рое разнообразие принципиально доступных вариантов. Это и  специальные фонды поддержки малого инновационного бизнеса, и банки, реализующие соответствующие программы, и  венчурные фонды и  др. Тем не менее проблема нехватки финансовых ресурсов, особенно для начинающих компаний (на посевной и  стартовой стадиях), традиционно в различных опросах называется одной из важнейших.

3.1. Весьма заметную на протяжении последних 15 лет роль в поддержке малого инновационного бизнеса играет действующий за счет бюджетных средств Фонд со действия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Он создан в форме государственной некоммерческой организации для оказания финансовой, ин формационной и иной помощи малым инновационным фирмам, реализующим про екты по разработке и освоению новых видов наукоемкой продукции и технологий на основе принадлежащей им интеллектуальной собственности. По состоянию на 1 апре ля 2011 г. в Фонд поступило 24 000 проектов, причем более половины из них — из реги онов России, поддержано свыше 8200 проектов. Получившие помощь Фонда предпри ятия освоили в  производстве  около 3500 запатентованных изобретений, выпустили продукции на 6 млрд рублей, их отчисления государству в виде налогов превышают в 1,8 раза сумму полученных ими бюджетных средств, а выработка на одного работаю щего достигла 1,5 млн рублей [12].

В последние годы Фонд разработал несколько различных конкурсных программ:

«СТАРТ», «ТЕМП» (технологии — малым предприятиям), «ПУСК» (партнерство уни верситетов с компаниями), «Ставка», «Развитие», «ИНТЕР» (инновационные террито рии), «УМНИК» (участник молодежного научно-инновационного конкурса). Наиболее известной из  них стала программа посевного финансирования «СТАРТ». Ее цель  — государственная поддержка малых инновационных предприятий, стремящихся раз работать и освоить производство нового товара, изделия, технологии или услуги с ис пользованием результатов своих научно-технологических исследований, находящихся на начальной стадии развития и  имеющих большой потенциал коммерциализации.

Начальная стадия развития означает, что малое предприятие существует не более двух лет и еще не приступило к реализации продукции (отсутствие реализации означает, что она не превышает 0,3 млн рублей в год).

Программа рассчитана на три года (этапа). Финансирование в первый год предо ставляется на конкурсной основе для проведения НИОКР, которое позволит предпри ятию снять значительную часть рисков потенциальных инвесторов. Переход на второй этап финансирования НИОКР также осуществляется на конкурсной основе. Одним из основных критериев отбора проектов является привлечение средств на реализацию проекта из внебюджетных источников, т. е. возможны два варианта: Фонд софинанси рует проект или вместе с внебюджетным инвестором, или совместно с самим предпри ятием (для которого это будет вариант саморазвития). Второй случай относится к си туации, когда предприятие или не нашло инвестора, или считает нецелесообразным развиваться за счет привлечения средств инвестора, но сумело в течение года присту пить к реализации своей продукции. Таким образом, Фонд принимает исключительно на себя финансирование только первого года работ по проекту.

3.2. Среди потенциально доступных для малых инновационных фирм источников финансирования можно отметить банковский кредит, хотя из-за повышенных рисков, характерных для реализации инновационных проектов, и  отсутствия зачастую при емлемого для банков обеспечения (ликвидного и достаточного по объему залогового имущества либо поручительства финансово состоятельного лица), на практике воз можность его получения по-прежнему остается малореальной. Одним из способов ре шения этой проблемы за счет государственных ресурсов является деятельность ОАО «Российский банк развития», который, являясь дочерней структурой одного из инсти тутов развития, созданных в последние годы, — государственной корпорации «Банк развития и  внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», осуществляет финансовую поддержку субъектов малого и  среднего, в  том числе инновационного, предпринимательства.

В 2010 г. Российским банком развития была разработана Программа финансиро вания инноваций и модернизации, в рамках которой Банк приступил к кредитованию новых производственных проектов, для чего создан канал отбора инновационно ори ентированного малого бизнеса. При этом Банк не занимается его поддержкой напря мую, а действует через банки-партнеры (кредитует их на эти цели), при условии, что деятельность соответствующих субъектов направлена на использование  результатов научных исследований и  разработок для расширения и  обновления номенклатуры, улучшения качества выпускаемой продукции (товаров, услуг), совершенствования технологии их изготовления с  последующим внедрением в  производство. Особый приоритет предоставляется финансированию проектов, обеспечивающих производ ство и продажу конкурентоспособной продукции, не имеющей российских аналогов.

При принятии решения о соответствии инновационных проектов требованиям Рос сийского банка развития учитывается наличие патента, авторского свидетельства, экс пертизы, подтверждающей инновационный характер изобретения. При использова нии сторонних разработок необходимо наличие патента и соответствующего договора с автором, передающим заемщику право использования разработок для производства продукции [13]. Таким образом, у фирм, отвечающих соответствующим требованиям, имеется возможность обратиться за получением кредита в один из банков-партнеров «Российского банка развития» (а они действуют в различных субъектах Федерации).


Другим примером облегчения доступа малых фирм к  банковским кредитам яв ляются специально созданные для этого, обычно региональные, фонды. Например, в  Санкт-Петербурге создана некоммерческая организация «Фонд содействия креди тованию малого бизнеса», имеющая целью развитие системы кредитования субъектов малого предпринимательства в  виде поручительств по его обязательствам, основан ным на договорах кредита и лизинга. Формирование активов Фонда осуществляется на условиях долевого финансирования с привлечением средств бюджета города и фе дерального бюджета. Поручительство Фонда выдается субъектам малого предприни мательства, осуществляющим хозяйственную деятельность сроком не менее 3 месяца, по договорам, заключенным на срок не менее 3 месяца и предоставившим обеспечение кредита в размере не менее 30% (последнее условие относится к научно-техническим, производственным и инновационным фирмам) от суммы своих обязательств в части возврата фактически полученной суммы кредита. Размер поручительства не может превышать 50% от суммы обязательств заемщика в части возврата фактически полу ченной суммы кредита и уплаты процентов на нее. Совокупный объем поручительств Фонда в отношении одного заемщика не может быть больше 12 млн рублей. Стоимость поручительства Фонда составляет 1,75% от выданной суммы [14].

При этом в  Санкт-Петербурге действует и  еще одна специальная программа — «Кредитование коммерческими банками субъектов малого предпринимательства».

В ее рамках предусмотрены различные виды возмещений предпринимателям за счет средств бюджета города (максимальная сумма возмещений — до 2,5 млн рублей в одни руки):

— по выплате вознаграждения Фонду за предоставление поручительства — воз мещается 90% от суммы вознаграждения;

— по выплате комиссионного вознаграждения банку за выдачу кредита — возме щение производится единовременно и составляет до 1,5% включительно;

— по компенсации процентов по кредиту, выплачиваемых банку — возмещение производится ежеквартально в  течение первого года и  составляет до 90% от процентной ставки банка [15].

3.3. Другим, заслуживающим внимания малых фирм способом получения ресур сов под проект является получение финансирования от одного из венчурных фондов, созданных в последние годы, когда отечественная венчурная инфраструктура форми ровалась под активным влиянием ОАО «Российская венчурная компания» (РВК)  — одного из  элементов государственно-частного партнерства. Эта компания была соз дана в соответствии с распоряжением Правительства РФ [16]3. Основные цели ее дея тельности — стимулирование создания в России собственной индустрии венчурного 3 Несколько позже, 24 августа 2006 г., было принято Постановление Правительства РФ от №  «Об ОАО „Российская венчурная компания“» [17].

инвестирования и значительное увеличение финансовых ресурсов венчурных фондов.

Компания выполняет роли: 1) государственного фонда венчурных фондов, через ко торый осуществляются государственное стимулирование венчурных инвестиций и  финансовая поддержка высокотехнологического сектора в  целом;

2) государствен ного института развития отрасли венчурного инвестирования в России [18]. Идея за ключалась в  том, чтобы сначала на конкурсной основе отобрать от 8 до 12  частных управляющих компаний, после чего эти компании создадут 10–15 венчурных фондов в форме закрытых паевых инвестиционных фондов особо рисковых (венчурных) ин вестиций с совокупным капиталом порядка 30 млрд рублей. И целый ряд таких фондов был сформирован и приступил к работе. По состоянию на май 2011 г. было образовано 12 фондов (включая 2 фонда в зарубежной юрисдикции), их размер — около 25 млрд рублей, при этом доля самой компании составила около 15 млрд рублей. Число про инвестированных созданными фондами инновационных фирм достигло 67, а совокуп ный объем вложенных в них средств — около 7,7 млрд рублей [18].

Однако нельзя не отметить, что внешне достаточно логичная и в принципе реа лизованная схема действий РВК в ходе своего воплощения в жизнь оказалась небес спорной и  вызвала претензии Генпрокуратуры РФ, что в  итоге привело к  смене со става Совета директоров компании. В рамках принятой им новой стратегии развития РВК в 2009 г. создан Фонд посевных инвестиций Российской венчурной компании. Его участниками являются РВК (99%) и Фонд содействия развитию малых форм предпри ятий в  научно-технической сфере (1%). Объем средств, переданных под управление Фонда, составляет 2 млрд рублей. Фонд намерен предоставлять не более 75% от объема инвестиционной потребности инновационных фирм в денежных средствах и не более 25  млн рублей на первом раунде инвестирования. При этом Фонд ориентирован на инвестирование в российские инновационные компании «посевной» стадии развития с высоким потенциалом роста на российском и зарубежных инновационно-технологи ческих рынках;

иначе говоря, будут поддерживаться малые технологические бизнесы, претендующие впоследствии на получение инвестиций венчурных инвесторов и фон дов ранней стадии. Инвестиционная декларация (Меморандум) Фонда посевных инве стиций размещена на сайте ОАО «Российская венчурная компания» [19].

Таким образом, речь идет о  выстраивании такой модели поддержки только что созданных инновационных фирм, которая позволит обеспечить непрерывное их фи нансирование с  высокой долей участия государственных средств, начиная с  самой сложной — посевной — и далее до следующих стадий (стартовой, начальной), где на своеобразном «подхвате» могут действовать уже венчурные фонды как из числа тех, что созданы при содействии РВК по ранее изложенной схеме, так и те, что образованы в регионах, причем, как правило, опять же при поддержке государства. Так, по данным РВК, на начало августа 2010 г. в России (в том числе и в Санкт-Петербурге) действуют 22 региональных венчурных фонда инвестиций в малые предприятия в научно-техни ческой сфере, созданных в 2006–2010 гг. Минэкономразвития РФ совместно с админи страциями регионов, общим объемом 9,2 млрд рублей [20].

Для венчурных фондов как потенциальных инвесторов малых инновационных фирм важное значение имеет своевременный и удачный «выход» из проинвестирован ных объектов, имея в виду продажу своей доли. Одним из способов его осуществления является продажа пакета акций в процессе биржевого размещения. Однако здесь воз никает проблема: даже успешно развивающиеся компании обычно не соответствуют требованиям классических бирж, предъявляемым к эмитентам (имея в виду жесткие условия листинга, например, по уровню капитализации, величине прибыли и  др.).

Данная проблема в мировой практике еще в 1970-х годах стала решаться посредством появления специальных торговых площадок, ориентированных как раз на такие ком пании. Их примерами в мире являются биржа NASDAQ в США, секция AIM (Alterna tive Investment Market) на Лондонской фондовой бирже, Neuen Markt в Германии и др.

Этот опыт пытаются использовать и в России, где в рамках Российской торговой си стемы создана площадка RTS START, на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) — Сектор инновационных и растущих компаний, также появилась Фондовая биржа высоких технологий.

Эмитенты, собирающиеся разместить свои акции в Секторе инновационных и ра стущих компаний на ММВБ, должны соответствовать следующим требованиям:

• существенная часть выручки должна формироваться за счет осуществления де ятельности в  отраслях, связанных с  применением инновационных и  высоких технологий, при этом приоритет получают компании, темпы роста выручки ко торых составляют не менее 20% по итогам финансового года;

• капитализация должна составлять не менее 50 млн рублей и не более 15 млрд рублей (в RTS START — не более 5 млрд рублей [21;

22]).

Значимым для организации торгов фактором является утверждение Федеральной службой по финансовым рынкам специального котировального списка «И», ориен тированного на компании инновационного сектора с  более мягкими требованиями к ним. Их акции могут находиться в этом списке не более 5 лет, после чего либо пере водятся (при выполнении необходимых условий) в другой список, либо просто пере стают быть списочными.

Следует учитывать и повышенную ценовую неопределенность впервые предлага емых на бирже акций. В зарубежных источниках отмечается, что результаты эмпири ческих исследований указывают на то, что в ходе IPO акции продаются (в среднем) со значительной скидкой (свыше 15%) от цен, которые в конечном счете складываются на их вторичном рынке, что представляет собой своеобразную плату за выход на откры тый рынок [23, с. 893]. Акции же наиболее успешных молодых высокотехнологичных компаний иногда вырастали в несколько раз.

Проведенный анализ возможных источников привлечения средств для реализа ции своих проектов молодыми инновационными фирмами показал, что в последние годы доступность получения ими финансовых средств возросла, причем значитель ную роль в  этом сыграли действия различных организаций, инициированные госу дарством. Для координирования их усилий и облегчения субъектам поддержки досту па к ней ключевое значение может иметь подписанное 6 апреля 2010 г. «Соглашение о взаимодействии в сфере обеспечения непрерывного финансирования инновацион ных проектов на всех стадиях инновационного цикла» [24]. Участниками Соглашения выступили ключевые российские институты развития и заинтересованные организа ции (о многих из них шла речь выше), оказывающие финансовую и иную поддержку заинтересованным субъектам: Государственная корпорация «Банк развития и внешне экономической деятельности», РОСНАНО, ОАО «РВК», ОАО «Российский банк раз вития», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, ЗАО «ММВБ», Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора РОССИИ» и др.

Целью Соглашения являются организация взаимодействия сторон по определе нию потребностей инновационных компаний и их обеспечение инструментами, сер висами и  условиями для эффективной деятельности по реализации инновационных проектов на территории РФ и  глобальном рынке. Его реализация позволит создать механизм обмена информацией, направленный на постоянное взаимодействие участ ников соглашения при сопровождении и реализации инновационных проектов, а так же обеспечить последовательную передачу проектов на сопровождение профильным институтам развития. Были определены следующие основные направления для взаи модействия:

— оказание финансовой поддержки инновационным проектам малых и средних предприятий на разных стадиях их осуществления;

— поиск перспективных для реализации инновационных проектов и представле ние их на рассмотрение другим участникам соглашения;

— привлечение частных инвестиций в проекты, поддержанные финансовыми ин ститутами развития;

— выработка единых подходов к отбору, экспертизе, структурированию и реали зации инновационных проектов.

Таким образом, у созданных в разное время по инициативе как государства, так и  общественных объединений заинтересованных организаций появилась возмож ность выстроить систему постоянного отслеживания хода выполнения проектов и не прерывного обеспечения инновационных фирм финансированием, причем в первую очередь из государственных средств. Это представляется крайне важным и логичным решением, и вопрос заключается в том, насколько успешно эти договоренности будут в дальнейшем реализованы.

Литература 1. Всемирный экономический форум: рейтинг глобальной конкурентоспособности 2009– 2010  гг. (The Global Competitiveness Report 2009–2010. World Еconomic Forum. С. 15–16). URL:

http://www.weforum.org/s?s=global+competitiveness (дата обращения: 25.05.2011).

2. URL: http://www.kulikovinnovation.com/node/92 (дата обращения: 5.05.2011).

3. Друкер П. Ф. Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества / пер. с англ.

М.: ООО «И. Д. Вильямс», 2007. С. 61–62.

4. Чесбро Г. Открытые инновации. Создание прибыльных технологий / пер. с англ. М.: «По коление», 2007.

5. Морита А. Sony. Сделано в Японии / А. Морито;

при участии Э. М. Рейнголда и М. Симо муро;

пер. с англ. 2-е изд. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007.

6. Индикаторы науки: 2009. Стат. сб. М.: ГУ–ВШЭ, 2009. С. 79, 315–316. URL: http://www.gks.

ru/doc_2009/nauka/ind_nauki2009.pdf (дата обращения: 15.05.2011).

7. URL: http://www.mgimo.ru/uploads/files/Yaroslavl%20Roadmap_Russian_Print.pdf (дата об ращения: 15.05.2011).

8. Об утверждении статистического инструментария для организации Министерством об разования и науки России статистического наблюдения за организациями научно-технического комплекса: Постановление Росстата от 20 декабря 2007 г. № 104.

9. Сайт «Твой старт». Первый городской бизнес-инкубатор в Санкт-Петербурге. URL: http:// your-start.com/archives/385 (дата обращения: 20.05.2011).

10. Официальный Портал системы поддержки малого предпринимательства Москвы. URL:

http://zelao.mbm.ru/default.aspx?s=0&p=457 (дата обращения: 20.05.2011).

11. Сайт Брянского областного бизнес-инкубатора. URL: http://www.bink32.ru/?p=57& parent=57 (дата обращения: 20.05.2011).

12. Сайт Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфе ре. URL: http://www.fasie.ru/fund/about.aspx (дата обращения: 29.05.2011).

13. Сайт ОАО «Российский банк развития». URL: http://www.rosbr.ru/ru/innovations/ (дата обращения: 1.06.2011).

14. Сайт Фонда содействия кредитованию малого бизнеса. URL: http://credit-fond.ru/usloviya_ predostavleniya (дата обращения: 1.06.2011).

15. Официальный сайт Программы развития малого предпринимательства в  Санкт Петербурге. URL: http://spb-mb.ru/index.php?page=251 (дата обращения: 5.06.2011).

16. Распоряжение Правительства РФ от 7 июня 2006 г. № 838-р.

17. Об ОАО «Российская венчурная компания»: Постановление Правительства РФ от 24 ав густа 2006 г. № 516.

18. Сайт ОАО «Российская венчурная компания». URL: http://www.rusventure.ru/ru/company/ brief/ (дата обращения: 3.06.2011).

19. URL: http://www.rusventure.ru/ru/investments/fpi/index.php (дата обращения: 5.06.2011).

20. URL: http://www.rusventure.ru/ru/investments/regional_funds/ (дата обращения: 5.06.2011).

21. Сайт Рынка инноваций и  инвестиций ММВБ. URL: http://www.micex.ru/markets/stock/ emitents/igc/profile?retry=1&node=node7:10013 (дата обращения: 12.06.2011).

22. Сайт фондовой биржи РТС. URL: http://www.rts.ru/s779 (дата обращения: 12.06.2011).

23. Ван Хорн Дж. К., Вахович мл. Дж. М. Основы финансового менеджмента / пер. с англ. М.:

ООО «И. Д. Вильямс», 2011.

24. Сайт Минэкономразвития России. URL: http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/ instdev/doc20100408_06 (дата обращения: 12.06.2011).

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

УДК 330.1 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. Е. А. Ерасова ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЛЕКАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИИ Обеспечение лекарственной безопасности страны  — важнейшая проблема лю бого государства. Ее решение означает создание условий для экономического роста, удовлетворения потребностей населения, формирования необходимых государствен ных резервов стратегических материалов и  товаров, включающих и  определенную группу лекарственных средств (ЛС) [1]. Лекарственная безопасность, по нашему мне нию, означает обеспечение населения в любое время всей номенклатурой ЛС, необхо димой для их здоровья и активной жизни. Важнейшей составляющей лекарственной безопасности при этом является и безопасность самих ЛС. Согласно Федеральному за кону «Об обращении лекарственных средств», безопасность ЛС представляет собой их характеристику, основанную на сравнительном анализе его эффективности и риска причинения вреда здоровью [2].

Безопасность ЛС имеет количественную и  качественную характеристики. Коли чественная составляющая предполагает оценку обеспечения населения страны отече ственными лекарствами и анализ экономически обоснованного импорта и экспорта.

Качественная характеристика лекарственной безопасности включает в себя, прежде всего, уровень физической и экономической доступности ЛС различным категориям населения;

качество и безопасность фармацевтической продукции;

уровень социаль ной поддержки малообеспеченного населения. Международная лекарственная безо пасность требует достижения баланса между мировым производством и мировым по треблением ЛС, между спросом и предложением его на национальных, региональных и  мировых рынках, специального анализа экономических и  правовых аспектов, без опасности совершенствования национального законодательства и уточнения между народных норм, регулирующих производство, экспорт и импорт ЛС.

Высокие диспропорции между экспортом и  импортом, низкий уровень плате жеспособного спроса на отечественном рынке, рост цен на фармацевтическую про дукцию, большая доля контрафактной, некачественной продукции создают угрозу лекарственной безопасности населения страны. Доля импортных препаратов на оте чественном рынке достигает 80% от общего объема лекарств [3]. Коэффициент зави симости от импорта превышает предельно допустимый. Импорт, таким образом, вы тесняет с национального рынка менее рентабельных отечественных производителей, не способствуя развитию отрасли. Важнейшим показателем обеспечения лекарствен ной безопасности страны является удельный вес отечественных препаратов в общем объеме потребления лекарств [4]. При этом их доля в сегменте госзакупок программы Елена Анатольевна ЕРАСОВА — канд. экон. наук, доцент кафедры мировой экономики эко номического факультета СПбГУ. В 1982 г. окончила Санкт-Петербургский государственный инже нерно-экономический университет. В 1990 г. защитила кандидатскую диссертацию. Сфера научных интересов — проблемы конкурентоспособности экспортной продукции и национального производ ства, международная стандартизация продукции и услуг, международная торговля и конъюнктура мировых товарных рынков. Автор свыше 70 публикаций.

© Е. А. Ерасова, обеспечения населения ЛС и дополнительного (льготного) лекарственного обеспече ния — ОНЛС (ДЛО) в денежном выражении не превышает 5–6 %1, т. е. более 90% бюд жетных средств расходуется на закупку импортных препаратов. И если ситуация на отечественном рынке в ближайшие годы не изменится, то, по оценкам экспертов, доля импорта может возрасти до 90–95% [6]. Отечественные производители не справятся с конкуренцией зарубежных компаний, и цены на жизненно важные препараты суще ственно возрастут.

Повышению конкурентоспособности отечественных ЛС и снижению импортной зависимости должно способствовать внедрение на фармацевтических предприятиях международных стандартов качества. Отраслевые стандарты GMP (Good Manufactur ing Practice)2, как обязательные для соблюдения контроля качества субстанций и усло вий их производства, уже несколько десятилетий используются зарубежной фарма цевтической промышленностью. Однако далеко не все отечественные производители заинтересованы в выпуске продукции, соответствующей международным стандартам качества. Подобная тенденция, объясняемая отсутствием экономических стимулов для создания и улучшения систем качества, просматривается и в других отраслях про мышленного производства. Высокие расходы на внедрение повышают отпускную цену продукции, что делает внедрение этих систем в нынешних условиях нерентабельным3.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.