авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Ковалев В. В. Проблема понятийной неопределенности в прикладной экономике................... ...»

-- [ Страница 4 ] --

Владислав Иосифович Борткевич В. И. Борткевич (Ладислас фон Борткевич) родился 8 августа 1868 г. в Петербурге в польской семье военного [4–6]. После окончания в 1890 г. юридического факульте та Петербургского университета был направлен на ста жировку в Германию, где в 1893 г. в Гёттингене под руко водством В. Лексиса защитил докторскую диссертацию «Средняя продолжительность жизни» [7]. Уже студентом Борткевич активно включается в  переписку с  ведущими экономистами и статистиками. В 1887 г. в возрасте 19 лет он пишет письмо Леону Вальрасу, которое станет первым в их многолетней переписке. В 1888 г. он адресует письмо известному статистику Георгу Фридриху Кнаппу, а  уже в мае 1891 г. состоится его встреча с Кнаппом, в это время ректором Страсбургского университета. С 1895 по 1898 г.

Борткевич является приват-доцентом в Страсбурге, затем на какое-то время возвра щается в Россию, где читает лекции по статистике в Александровском лицее [8] и рабо тает секретарем пенсионной кассы служащих государственных железных дорог. Сво им преемником на заведование кафедры Борткевича видели Ю. Э. Янсон в Петербурге и Л. Вальрас в Лозанне. Но этим планам не суждено было сбыться. В 1901 г. по реко мендации Лексиса Борткевич был назначен экстраординарным профессором по ста тистике и экономике Берлинского университета, где он проработал до своей кончины 15 июля 1931 г. Лишь в 1920 г. он стал ординарным профессором. Все годы в Берлине он был сконцентрирован исключительно на науке, домашнее хозяйство вел совместно с младшей сестрой Еленой Борткевич.

Научное наследие Борткевича остается малоисследованным. Нет специальной монографии, посвященной его творчеству, так же как остается неизданным собрание его сочинений. Одна из объективных причин состоит в том, что Борткевич не ставил своей задачей развить цельную систему взглядов (этому мешал и высокий уровень са мокритичности), а зачастую реагировал на наиболее актуальные работы и острые дис куссии того времени. Дополнительную сложность представляет тот факт, что много численные статьи он публиковал на разных языках (преимущественно на немецком и русском) в более чем 20 разных журналах, издававшихся в Германии, Австрии, Рос сии, Швеции, Италии и Швейцарии. Считается, что из этих статей можно было бы со ставить не менее 50 монографий по статистике и более 20 монографий по экономике.

Борткевича сразу отличает особый стиль: свой острый, проницательный и зача стую беспощадный к ошибкам ум он направляет, как правило, на критику. В некото рых некрологах о Борткевиче говорили как о «верховном контролере», проверяющем ясность и глубину теорий. Часто его критика перерастала в  изложение собственных взглядов. Этот характер работы ученого обусловил определенную сложность, кото рая еще и сейчас не дает возможности во всей полноте представить вклад Борткевича в науку.

Борткевич внес научный вклад в  развитие статистики и  экономической теории.

В  статистике он был последователем Лексиса. Его работы стали известны в  таких областях, как теория коэффициентов дисперсии, устойчивость статистических рядов, статистика населения (смертности) [9–11], математическая статистика, теория веро ятности и числовые индексы. По аналогии с законом больших чисел Борткевич раз работал в 1898 г. закон малых чисел для редких событий (пример: статистика солдат, погибших от удара лошадиного копыта) [12].

В экономической теории его вклад состоит главным образом в  конструктив ной критике работ В. Парето, К. Маркса, Е. Бём-Баверка, Л. Вальраса, Ф. Эджуорта, Г. Ф. Кнаппа, И. Фишера [13;

14]. В истории экономической мысли он стал известен как четко сформулировавший проблему трансформации (перехода) ценности в цену, что вскрыло противоречие между I и III томами «Капитала» К. Маркса [15;

16]. В крити ческих работах он развивал теорию ссудного процента, теорию денег, в которой стре мился интегрировать номиналистическую и металлическую теории денег, теорию сто имости, предложив срединный путь между объективной и  субъективной теориями стоимости [17]. В экономической теории с самого начала он стал приверженцем при менения математического метода, что могло стать одной из причин его определенной изоляции в Берлинском университете.

Борткевич остается удивительной фигурой в истории экономической мысли. Он сразу становится известен в Европе, поражает своими глубокими и всесторонними по знаниями. Тем не менее он не окружает себя учениками, не создает системы экономи ческих взглядов. В этой связи еще большее значение имеет эпистолярное наследие — переписка с коллегами и друзьями. Большая работа была проделана О. Б. Шейниным и  А. Л. Дмитриевым по публикации переписки В. И. Борткевича с  А. А. Чупровым, Е. Е. Слуцким, А. А. Кауфманом, П. Б. Струве и М. В. Птухой [4;

18–21]. Данная публи кация продолжает этот ряд и показывает уровень академического общения, позволяет проникнуть в творческую лабораторию Борткевича на самой ранней стадии его ста новления как ученого.

Переписка Переписка Борткевича и  Вальраса примечательна по многим причинам. Она началась по инициативе молодого студента юридического факультета Санкт Петербургского университета, которому тогда было всего 19 лет. Профессору же поли тической экономии Лозаннского университета было уже почти 53 года. Однако эта раз ница в возрасте никак не проявилась в переписке, которая скорее казалась общением двух коллег. Придерживаясь стратегии шире распространять свое учение, Вальрас не жалел денег на пересылку книг и знакомство с ними коллег за пределами парижского круга, представители которого не разделяли его идей, что заставило ученого искать «интеллектуального убежища» в Швейцарии. Несмотря на эти усилия, потребовалось еще время, прежде чем его работы были признаны в Европе. Поэтому, когда в 1887 г.

Борткевич написал Вальрасу, последний был рад открыть читателя, которого он не должен был сам искать. Впрочем, остается загадкой, как Борткевич, который в первом письме (818) уже упоминает несколько сочинений Вальраса, смог раздобыть эти труды.

Если письмо Борткевича должно было стать приятным сюрпризом для Вальраса, то еще более должен был обрадовать молодого Борткевича ответ профессора из Лозанны (письмо 819). Вальрас оказался не только более дружелюбен и расположен, чем обыч но, но и настолько любезен, что в знак доверия послал ему оттиски своих работ и бо лее того — корректуру и сами рукописи с условием возврата, поскольку они имелись в единственном экземпляре.

Близость во взглядах двух авторов рано проявилась в  их переписке, особенно по двум вопросам. Во-первых, по вопросу метода — абстрактного, математического.

Борткевич сетует, что в  России считалось, что в  «споре о  методе» немецкая истори ческая школа одержала верх над Менгером. Борткевич объявляет себя приверженцем математического метода в политической экономии (письмо 818), Вальрас в ответ за являет о своем «символе веры» (письмо 819). Во-вторых, что редко встречается, Борт кевич заявляет, что в политическом плане его общественная программа совершенно соответствует взглядам Вальраса. В данном случае Борткевич признавался, что он, как и Вальрас, был сторонником национализации земли, а также в некоторой степени по следователем его нормативных взглядов на экономику (письмо 829).

Их долгая переписка по сути касалась двух пунктов: научной поддержки Бортке вичем Вальраса и усилий последнего в том, чтобы сделать Борткевича своим преемни ком. Рассмотрим эти два сюжета.

Вальрас был рад обнаружить в Борткевиче внимательного читателя. Уже во вто ром письме Борткевич обращает внимание Вальраса (который не был математиком) на неверный способ выведения кривых полезности в первом издании «Элементов чистой политической экономии». Он предлагает альтернативный способ. Вальрас благодарит его за это замечание, которое учитывает во втором издании «Элементов…». Это со трудничество по части технических деталей продолжается, прежде всего, в связи с под готовкой второго издания книги, корректуру которого Вальрас посылал Борткевичу по мере того как продвигается работа, чтобы экономист из России мог ее прочитать и предложить свои изменения до выхода в печать. Таким образом Борткевич корректи рует еще ряд элементов, касающихся дискретных кривых полезности, а также наиболее важных основ теории Вальраса — теорем максимальной полезности товаров и макси мальной полезности новых капиталов. Этот вопрос обсуждается в  многочисленных письмах и во время первой их встречи, которая проходит в одно из сентябрьских вос кресений 1889 г. в загородном доме Вальраса недалеко от Лозанны. Они не приходят к согласию по этому последнему вопросу, который и поныне остается проблемным. Со временем, когда английский экономист Эджуорт в  двух публикациях 1889  г. атакует чистую политическую экономию Вальраса, швейцарский экономист собирается отве тить ему, но  потом решает, что будет лучше защититься с  помощью своего лучшего читателя — Борткевича. Так, Вальрас предлагает Борткевичу написать для Revue d’co nomie politique рецензию на последнее издание «Элементов…», которая станет скры той атакой на возражения Эджуорта. Вальрас помогает и, возможно, даже руководит Борткевичем в написании данной статьи, которая появляется в 1890 г. Борткевич зака зывает у Вальраса оттиски этой статьи (письмо 956) для 15–20 человек в России, кото рые способны что-нибудь в ней понять. Когда Эджуорт публикует свой ответ в том же журнале в 1891 г., Вальрас обращается с просьбой к Борткевичу продолжить полемику.

Но, прекрасно понимая, что он втянут Вальрасом в спор, из которого не сможет выйти без потерь, Борткевич отказывается снова стать рядовым защитником Вальраса [25].

Другой наиболее обсуждаемый сюжет переписки, который в основном был ини циирован Вальрасом, касается карьеры Борткевича. Зная, что Ладислас, как называл себя в письмах Владислав Иосифович, колеблется в выборе между статистикой и эко номикой, Вальрас горячо желает, чтобы Борткевич посвятил себя чистой политиче ской экономии (письмо 957). Но у Борткевича был другой план. Он подумывает о ка рьере статистика в Германии или в России. Его учитель — профессор статистики Юлий Эдуардович Янсон — сам считает, что Борткевич станет его достойным преемником в заведовании кафедрой политической экономии и статистики Санкт-Петербургского университета. Именно поэтому Борткевич отказывается от предложения Вальраса, которое было сделано в  августе 1892  г. во время их второй встречи. Вальрас, поду мывая о выходе на пенсию по состоянию здоровья, предлагает поддержать кандида туру Борткевича в качестве своего преемника. Однако неожиданная кончина Янсона в 1893 г. поставила Борткевича в сложное положение (письмо 1124). У него еще не было российской докторской степени, чтобы претендовать на должность Янсона. Тогда он обращается к Вальрасу в Лозанну, которому не остается ничего другого, как признать ся, что уже слишком поздно. Поскольку в свое время Борткевич не дал своего согласия, Вальрас вошел в контакт с маркизом Вильфредо Парето, который сразу принял пред ложение быть его преемником в Лозанне (письмо 1127). Борткевич будет преподавать в Германии и России, пока окончательно не устроится в Берлине, где станет профессо ром статистики и политической экономии.

ПРИЛОЖЕНИЕ (ПИСЬМА)* Письмо 818 — от Владислава Иосифовича Борткевича Леону Вальрасу С.-Петербург, 24 октября/5 ноября 1887 г.

Господин Вальрас, Из предисловия Вашей работы по математической теории общественного богат ства я понял, что новая теория, наиболее ярким представителем которой Вы, без вся ких сомнений, являетесь, насчитывает среди своих сторонников значительное число наиболее выдающихся ученых Европы.

Насколько мне известно, до сих пор не вышло ни одной книги, написанной на русском языке, в  которой бы разрабатывалось применение математики к  политиче ской экономии. Россия, мне кажется, осталась в  стороне от последних достижений собственно в  теории нашей науки. Причину этого легко установить. Профессора российских университетов, находящиеся под господствующим влиянием немецкой экономической науки, а именно исторической и этической школ (etische Richtung der Nationalkonomie), опасаются, осмелюсь обобщить, любых теорий, которые стремят ся к открытию абсолютных законов в области политической экономии и рассматрива ют экономические явления изолированно от других классов общественных явлений.

В России политическая экономия — алчная к фактам и всецело поглощенная деталя ми — представляет собой неоднородную смесь. С одной стороны, она почти целиком представлена статистикой и  экономической историей (Wirthschaftsgeschichte);

с  дру гой  — решает вопросы практического порядка, к  которым приковано внимание по давляющего большинства как дипломированных, так и не дипломированных русских экономистов. Число последних существенно в царской Империи. Можно сказать, что в  их руках политическая экономия становится экономической политикой (Wirth * Публикация Ф. Аллиссона, Д. Е. Раскова.

schaftspolitik), наука становится искусством2. Неудивительно же и то, что математиче ская теория не могла рассчитывать на сколько-нибудь благосклонный прием в России.

Однако с определенной вероятностью можно предсказать, что противодействие «исто ризму» в политической экономии, которое наиболее отчетливо проявилось в послед ние годы в Германии и Австрии в работах Менгера3, Сакса4, Дитцеля5 и  других, скоро рикошетом заявит о себе и в России. Тогда внимание наших экономистов будут при влекать, прежде всего, проблемы метода, которые на сегодняшний день их еще мало беспокоят. Именно тогда знакомство с попытками применить математику в нашей на уке станет необходимым ввиду особой важности, которая связана с этими попытка ми для методологии политической экономии. Не будучи в состоянии, скорее пока не имея дерзновения ни высказать моего окончательного мнения о ценности и значении математического метода, ни объявить себя сторонником новой теории, я бы точнее сказал, что правда, открывшаяся при чтении Ваших работ, Месье, разбудила во мне живой интерес к вопросу применения математики в политической экономии и указала мне, до некоторой степени, путь для моих исследований в методологии экономической науки. Надеюсь, Месье, что Вы не откажете мне в интересах науки предоставить неко торые сведения по литературе на данную тему. Что касается книг, то у меня была воз можность ознакомиться только с пятью: 1) Ваши Элементы чистой политической эко номии6, 2) Ваша Математическая теория общественного богатства 1883 г.7, 3) Ваша Теория денег 1886 г.8, 4) Теория политической экономии9 Стэнли Джевонса10 и 5) Ауспиц и Либен11 — К теории цен, Лейпциг, 188712. Стало быть, я бы просил Вас сообщить мне список значимых книг, появившихся в Европе по математической теории Политиче ской Экономии.

С глубоким уважением, заранее благодарю Вас, Ладислас Борткевич Письмо 819 — от Леона Вальраса Владиславу Иосифовичу Борткевичу Лозанна, 11 ноября 1887 г.

Господин, Я вчера получил Ваше письмо от 5 числа текущего месяца, и был очень впечат лен тем, как Вы описываете и оцениваете текущее состояние политической экономии 2 Отсылка к различению, которое делает Вальрас между наукой и искусством, в частности [2, leon 2;

6, Урок 2).

3 Карл Менгер (1840–1921)  — основатель австрийской школы политической экономии, один из первых обосновал идеи маржинализма (см. [22]), участник дискуссии «Спор о методе» (см. [23]).

4 Эмиль Сакс (1845–1927) — экономист второго поколения австрийской школы политической экономии.

5 Генрих Дитцель (1857–1935) — немецкий экономист, последователь классической рикардиан ской школы.

6 Борткевич мог быть знаком только с первым изданием (1874–1877) [2;

3].

7 См. [24].

8 См. [25].

9 См. [26].

10 Уильям Стенли Джевонс (1835–1882) — английский экономист, один из первооткрывателей маржинализма.

11 Рудоль Аушпиц (1837–1906) — промышленник;

Ричард Либен (1842–1919) — банкир.

12 См. [27].

в  России. Слова, которые Вы используете, в  точности те же, которые я бы сам ис пользовал, если бы попытался описать настоящее положение и сделать эскиз будуще го развития науки в большинстве стран мира. Это полное совпадение мнений, есте ственно, заставляет меня делать все, что может от меня зависеть, чтобы включить Вас в число постоянных сторонников математического метода применительно к чистой политической экономии, и с этой целью я тороплюсь ответить Вам о библиографии этого метода.

Я надеюсь, что издание Теории политической экономии Джевонса, которое у Вас имеется — второе. Это издание чрезвычайно важно благодаря его Предисловию и При ложению, в котором перечисляются все работы по математической экономике, что мы смогли найти до 1879 года издания.

Я указывал в Предисловии к моей Теории денег ключевые произведения, опубли кованные с тех пор. Но в этой связи я должен отметить, что ученые, чьи имена я дал в  этом предисловии  — это те, кто придерживается теории редкости, Final Degree of Utility или Grenznutzen, а не те, кто придерживается математического метода. Я имею в виду Эджуорта13 и Лаунхардта14, которые, надо сказать, не относятся к наиболее ква лифицированным экономистам. Остальные, в том числе многие имеющиеся математи ки, с симпатией относятся к математическому методу, однако и они часто им не поль зуются. Это — Маршалл15, Сиджвик16, Фоксвелл17, Волкер18, Жид19.

В общем признанные сторонники математического метода, чьи попытки должны быть изучены — Курно20, Госсен21, Джевонс и я. Со своей стороны, дополняя литера туру, которая имеется у Вас под рукой, посылаю Вам три свои работы, которые вышли в свет между публикацией Математической теории общественного богатства (1883) и  Теорией денег (1886). Это следующие: Золотые деньги с  серебряным регулирующим биллонном (1884)22, Об одном методе регулирования изменения ценности денег23 и К во просу об изменениях цен после прекращения чеканки серебряной монеты (1885)24.

Я прибавлю две статьи, одна 1876 года (на итальянском языке) — Un nuovo ramo della matematica. Dell’ applicazione delle matematiche al l’Economia politica25, другая года — Неизвестный экономист Герман Генрих Госсен26. Думаю, эти две статьи Вас за 13 Фрэнсис Исидор Эджуорт (1845–1926)  — английский экономист неоклассической школы и статистик.

14 Карл Лаунхардт (1832–1918) — немецкий экономист неоклассической школы.

15 Альфред Маршалл (1842–1924)  — английский экономист, оказавший большое влияние на экономическую мысль главным образом благодаря книге «Принципы экономической науки» (1890).

16 Генри Сиджвик (1838–1900) — английский философ и экономист в духе утилитаризма.

17 Гербер Фоксвелл (1849–1936) — английский экономист.

18 Фрэнсис Волкер (1840–1897) — американский экономист.

19 Шарль Жид (1847–1932) — французский экономист.

20 Антуан Огюстен Курно (1801–1877) — французский философ, математик и экономист. Одним из первых применил математический метод к политической экономии. Идеи Курно стали известны Леону Вальрасу благодаря своему отцу Огюсту Вальрасу, для которого Курно был школьным товарищем.

21 Герман Генрих Госсен (1810–1858) — немецкий предшественник маржинализма. Его работа [28] была переведена Вальрасом на французский в 1879 г. (опубликована лишь в 1995 г.).

22 См. [29].

23 См. [30].

24 См. [31].

25 См. [32].

26 См. [33].

интересуют, так как речь идет о методе и об оценке вклада моих предшественников:

Курно, Госсена, Джевонса. Если у Вас возникнут некоторые трудности с чтением ита льянской статьи, я мог бы Вам послать свой французский текст в рукописи, который прошу вернуть после прочтения.

Я начинаю печатать второе издание своих Элементов чистой политической эко номии27. Я буду посылать Вам части издания по мере того как они будут выходить, но я должен предупредить Вас, что из-за моей крайней усталости эта работа продлится по меньшей мере год.

Позвольте мне закончить моим символом веры. Я твердо верю в конечный и даже ближайший успех математического метода в чистой политической экономии. Я вижу, как день ото дня этот успех усиливается, несмотря на противодействие весьма много численных и влиятельных людей, чьи книги, по большей части, нужно будет выбро сить. Но этого не произойдет благодаря дискуссии по вопросу о  методе, так как ни к чему не приведет обсуждение с людьми, которые не являются математиками, и даже не учеными, поскольку они не знают вообще, что такое применение математики в на уке. Это происходит из-за невозможности исправить основные теории чистой поли тической экономии. Усилия Менгера и Бём-Баверка28 разработать теорию Grenznutzen средствами обычного языка являются утомительными и  безрезультатными. Но что произойдет, когда нужно будет уточнить общую теорию определения цен на товары и услуги посредством механизма свободной конкуренции в сфере производства и на копления капитала и посредством понятий рынка товаров и услуг и предпринимателя?

Это время наступает. Этот вопрос уже был обсужден в  Вестнике Бостона (Quarterly Journal of Economics) Маршаллом и Лафлином29 и в Revue d’Economie politique господи ном Ш. Жидом из Монпелье. Когда оно окончательно придет, несколько молодых эко номистов-математиков последуют за мной, я на это надеюсь, по пути моих Уравнений производства и капитализации30. И когда наука дойдет до этого, вопрос о том, как и в какой форме мы можем и должны создавать ее, сразу будет полностью решен и ясен.

Мы станем свидетелями поступательного движения науки.

Примите мои уверения, милостивый государь, в моей глубокой симпатии, остаюсь в Вашем полном распоряжении для дальнейших объяснений Леон Вальрас Письмо 829 — от Владислава Иосифовича Борткевича Леону Вальрасу 12/24 апреля 1888 г.

Господин Вальрас, Вот уж скоро минет пять месяцев, как я получил Ваше очень любезное письмо от 6 декабря прошлого года. Мое долгое молчание объясняется тем обстоятельством, что из-за нехватки свободного времени мне пришлось прервать чтение и систематическое изучение экономистов-математиков. Вероятно, я не возобновлю эту работу раньше 27 Оно было опубликовано в 1889 г.

28 Ойген фон Бём-Баверк (1851–1914) — экономист австрийской школы, развивал идеи Менгера по вопросам стоимости, процентной ставки и капитала. Известен также своей критикой Маркса.

29 Джеймс Лоренс Лафлин (1850–1933) — американский экономист.

30 См. [34;

35].

осени. Так как до настоящего момента я не получил каких-либо оттисков Вашего ново го издания «Элементов…», полагаю, что Вы, возможно, обиделись на меня за мою не вежливость. Стало быть, я чувствовал себя обязанным написать Вам, во-первых, для того чтобы поблагодарить Вас за то внимание, которое Вы соблаговолили уделить мое му замечанию относительно детали, касающейся одной из Ваших теорем, и, во-вторых, для того чтобы сообщить Вам о  новой точке соприкосновения между Вами и  мной, на сей раз по вопросу более практического (политического), нежели чисто теоретиче ского характера. Оказывается, Ваша социальная программа полностью соответствует моей. Ваша «Математическая теория цены на землю»31, по-моему, только подтверж дает глубокую мысль, согласно которой земля и  рента должны быть объектом кол лективной собственности. Единственно, я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что меня слегка удивило, что Вы не упомянули в  Вашей работе в  числе «некоторых экономистов, которые сформулировали идею примирения индивидуализма и комму низма», имя Матвея Волкова32. Его книга, озаглавленная «Заметки о земельной ренте»

(Париж), датирована 1854 годом33. В одной из моих старых тетрадей я обнаружил не сколько выдержек из книги Волкова: я приведу оттуда всего две-три строчки, которые мне показались достаточными для того, чтобы причислить автора к тем экономистам, которые проповедуют национализацию земли. «Рента, которая составляет прибав ку к  ценам всего производства, не является эквивалентом ни потери, ни выигрыша для общества;

это не что иное, как бесплатное перемещение общественного богатства из рук потребителей в руки земельных собственников» (p. 41). «Получение ренты соб ственниками неизбежно, поскольку уровень цен на единицу произведенного продукта должен быть одинаков для всех участников производства на одном и  том же рынке и в одно и то же время. Собственники распоряжаются своей рентой, в то время как общество не осознает природу этой части доходов» (p. 45). У меня нет ни малейшего намерения принижать Ваши заслуги или претендовать на приоритет Волкова в этой теории. В Вашем исследовании мне показалась новой не сама идея, которая была много раз выражена как учеными, так и государственными мужами (Джон Стюарт Милль34, Герберт Спенсер35 (в своей «Общественной статике»), Глэдстоун36). Посмотрите Уол леса37 «Национализация земли, ее цели и необходимость», Лондон, 1884, Г. Джорджа «Прогресс и бедность» как и «Общественные проблемы». Новым стало строгое и дей ствительно оригинальное доказательство. Я хотел только обратить Ваше внимание на экономиста, характерными чертами которого являются беспощадная логика и строгий дедуктивный метод.

31 См. [36].

32 Матвей Степанович Волков (1802–1875) — русский экономист, известен как популяризатор идей Тюнена.

33 См. [37].

34 Джон Стюарт Милль (1806–1873)  — английский философ и  экономист, утилитарист и в полном смысле слова классик.

35 Герберт Спенсер (1820–1903) — английский философ и социолог, автор “Social statics” (1851).

36 Уильям Еварт Глэдстоун (1809–1898) — британский премьер-министр.

37 Альфред Рассел Уоллес (1823–1913) — английский ученый, автор “Land nationalisation, its aims and necessity” (1884).

38 Генри Джордж (1839–1897) — американский экономист, автор “Progress and poverty” (1879) [8] и “Social problems” (1883).

Получил Вашу заметку по англо-индийской проблеме39, за что Вам очень призна телен.

Примите, месье, выражение моего глубокого уважения.

Ладислас Борткевич P. S. После долгих поисков мой книготорговец смог найти для меня экземпляр книги Госсена.

Письмо 830 — от Леона Вальраса Владиславу Иосифовичу Борткевичу Лозанна, 5 мая 1888 г.

Дорогой Господин Борткевич, Я бы, несомненно, с большим огорчением рассматривал замедление нашей пере писки, ведущее к ее прекращению. Но факт в том, что я до сих пор отнюдь не воспри нимал ситуацию таким образом, и в том, что если я еще не послал отрывки второго издания моих Элементов чистой политической экономии, то причина не в том, что я винил Вас за Ваше молчание, но только в том, что ожидал возможности послать Вам всю Теорию обмена за раз. И вот пока, чтобы не заставлять Вас запасаться терпением, посылаю чистовые листы седьмой части, где Вы найдете введение кривых полезностей, как полагаю, в более удовлетворительной форме;

аналитическую формулу максимума действительной полезности;

и наконец, доказательство Теоремы максимальной полез ности в случае с дискретными кривыми полезности, которые, без сомнения, Вас за интересуют.

Я очень рад найти в Вас сторонника коллективной собственности на землю. Прак тически, возможно смириться с уступками по отношению к существующим законам, приобретенным правам и т. д., и т. п. Но теоретически, кто отказывается от этого прин ципа, тот не является экономистом. Я пытался заложить философские основы этой доктрины двадцать лет назад в моем Исследовании социального идеала40. Что касается экономических основ, то они сливаются с теорией чистой политической экономии, над которой я работаю с тех пор. Наше полное согласие по всем этим пунктам заставляет меня сожалеть о том, что отсутствие свободного времени вынуждает Вас прервать за нятия. Надеюсь, что Ваше возвращение к ним не слишком затянется, так как в борьбе против всех ложных экономических и социальных доктрин пришло время «брать кре пость», и никто не будет лишним, когда дело дойдет до решительного штурма.

Именно по вопросу теории земельной ренты и собственности мы понимали друг друга с  Господином Матвеем Волковым, с  которым я был хорошо знаком в  Париже, и у которого я несколько раз обедал в Socit d’Economie politique, между 1860 и  годами. Я не упомянул его в моем исследовании о Цене на землю, поскольку для это го мне не хватило места, но я, безусловно, его процитирую в моем Курсе социальной экономии41. Я высоко ценю его работы;

именно я включил его публикации в  список экономико-математических работ, который напечатан в конце второго издания Теории политической экономии Джевонса.

Я получил несколько дней назад письмо от Госпожи Джевонс, в  котором гово рится о скором выходе третьего издания этой книги. Меня посетил на Пасху профес 39 См. [38].

40 См. [39].

41 См. [40]. Яффе, редактор и издатель переписки, отмечает, что Вальрас никогда не цитировал Волкова в данном контексте [29, p. 830].

сор из  Вюрцбурга (Wrzburg), господин Шанц42, который сообщил мне, что теория Grenznutzen довольно хорошо распространяется в Германии. Итак, Вы видите, что все идет хорошо.

Удачи, милостивый государь, во всем полагайтесь на меня Весь Ваш, Леон Вальрас Письмо 956 — от Владислава Иосифовича Борткевича Леону Вальрасу 10/22 января 1890 г.

Уважаемый Господин Вальрас, В действительности не стоит и говорить, насколько я чувствую себя обязанным за труд и хлопоты, которые Вы взяли на себя по редакции и публикации моей статьи43.

Разумеется, я хотел бы иметь в моем распоряжении определенное количество экзем пляров, и я Вас благодарю за Ваше любезное предложение. Я знаю самое большее 15– человек, которым мне будет приятно послать эти экземпляры, при этом далеко не каж дый из них одинаково заинтересован в проблеме, о которой идет речь в моей заметке.

Впрочем, есть основания полагать, что моя маленькая статья, по причине собствен ной краткости, сможет пробудить среди некоторых читателей новый интерес в новых обстоятельствах, поскольку многие у  нас довольно хорошо знакомы с  математикой и  достаточно образованны, чтобы быть в  состоянии прочесть и  понять Ваши рабо ты. Хочется также надеяться, что равнодушное отношение к вопросам чистой теории в политической экономии не продлится долго. И в момент, когда будет признана важ ность, с ними связанная, их вклад в теорию будет рассматриваться не так, как сегодня.

Ввиду такой будущей возможности я бы хотел иметь еще несколько экземпляров про запас. Тем самым, учитывая это, я бы просил Вас напечатать для меня 50 экземпляров.

Прошу Вас, кроме того, соблаговолить оплатить счет за печать и сообщить мне сумму, которую я Вам буду должен. Позволю себе послать Вам мою статью по статистике смертности в России44, чтобы доставить себе удовольствие, простительное начинаю щим авторам.

Как всегда с большим уважением, Обязанный Вам, Ладислас Борткевич Письмо 957 — от Леона Вальраса Владиславу Иосифовичу Борткевичу Лозанна, 6 февраля 1890 г.

Дорогой господин, Я получил вашу корректуру от 27 января и отправил ее в Bar Le Duc в тот же день.

Я надеюсь, что Вы очень скоро получите номер журнала45. Он всегда выходит с неболь шим опозданием.

42 Георг фон Шанц (1853–1931) — немецкий экономист.

43 См. [13].

44 В бумагах Вальраса в Лозаннском университете хранятся три первые публикации Борткевича на русском языке [9;

10;

11].

45 Имеется в  виду журнал Revue d’conomie politique [13], где была опубликована статья Борткевича о втором издании «Элементов чистой политической экономии» Вальраса.

Затем Вы получите 50 экземпляров отдельных оттисков, которые я прошу Вас при нять как дар, который сам по себе ничего не стоит, но лишь отражает сильную призна тельность за Вашу прекрасную статью.

После того как добросовестный исследователь  — требовательный (и строгий) к себе — наконец скажет себе: «Я нашел!», то это еще ничто по сравнению с тем тор жественным моментом, когда другой компетентный ученый смело и  публично под твердит: «Он нашел!»46. Поверхностная и неумная критика Эджуорта47 привела меня к убеждению, что этого момента я должен еще долго ждать, но вдруг я нашел в Вас того превосходного математика-экономиста, который мне был так необходим, чтобы вы ступить в мою защиту.

Я не могу представить себе человека, который бы сумел прочитать мои работы более внимательно и понять меня более совершенно, чем это сделали Вы. Я добавлю со всей искренностью, что, на мой взгляд, важным вопросом для будущего науки станет то, посвятите ли Вы себя чистой политической экономии48. Я не буду на этом наста ивать. Я лицо заинтересованное и не имею никакого права подталкивать Вас в этом направлении. Но будьте уверены, что если Вы вступите на этот путь, то во мне всегда сможете найти друга, который будет Вас на нем сопровождать.

Всем сердцем Ваш, Леон Вальрас Письмо 1124 — от Владислава Иосифовича Борткевича Леону Вальрасу С.-Петербург, 1/13 апреля 1893 г.

Казанская ул. 5, кв. Уважаемый Господин Вальрас, Вот уже три недели, как я вернулся в Петербург. Я должен был сократить на два месяца мое пребывание за границей после смерти профессора Янсона49, который был моим учителем и покровителем. Ввиду этого мое положение в Университете в какой-то степени пошатнулось. Поскольку, не имея российской докторской степени по полити ческой экономии, которая одна дает право на место профессора, я не могу претендо вать на то, чтобы меня назначили преемником покойного, хотя именно это место было мне предназначено. Возможно, что факультет поручит мне читать курсы по статистике в качестве приват-доцента. Но это не может произойти раньше января 1894 г., учиты вая весь ряд необходимых формальностей, которые требуются по нашим правилам.

Если бы это удалось, то за 4–5 лет я бы смог получить звание профессора. Но кроме меня претендуют и  другие кандидаты, а  так как они обладают российской степенью доктора, естественно, что они не преминут воспользоваться своим правом. У меня есть шанс на успех только благодаря тому, что я единственный профессиональный стати стик, между тем как мои конкуренты — скорее экономисты. Тем временем именно про фессор политической экономии сменит Янсона. Я позволю себе проинформировать Вас, как только ситуация прояснится. Я был бы Вам очень обязан, Месье, если бы Вы 46 Фраза, зачеркнутая Вальрасом.

47 Критика Эджуортом теории Вальраса появилась в сентябре 1899 г. [41;

42].

48 Вальрас впервые предлагает Борткевичу связать свою карьеру с  политической экономией.

Позже он выскажется более прямо относительно продолжения его дела в Лозанне.

49 Юлий Эдуардович Янсон (1835–1893) — русский статистик и экономист.

оказали со своей стороны любезность, сообщив мне, как идут Ваши дела и в каком со стоянии находится вопрос преподавания политической экономии в Лозанне50.

Примите, пожалуйста, уверения в моем глубоком почтении к Вам, Преданный Вам, Ладислас Борткевич Письмо 1127 — от Леона Вальраса Владиславу Иосифовичу Борткевичу Лозанна, 20 апрель 1893 г.

Дорогой Господин, После отказа от предложения, которое я Вам сделал в  августе прошлого года, я воспользовался первой возможностью, которая представилась, пригласить маркиза Вильфредо Парето51, который с  большой готовностью откликнулся на мои предло жения. Различные обстоятельства задержали его назначение до настоящего времени, но, видимо, это произойдет на этой неделе, и у него еще будет время, чтобы в мае, июне и июле прочесть немного сокращенный курс чистой политической экономии. Препо давание этого курса признано в Университете Лозанны.

Мне было жаль узнать, что Ваши планы были прерваны в связи со смертью г. Ян сона. Тем не менее, перечитывая более внимательно Ваше письмо, мне показалось, что Вы в настоящее время находитесь под первым, по всей видимости, преувеличенным впечатлением обеспокоенности, и что Ваши дела, вероятно в конечном итоге устроят ся к Вашему удовлетворению, поскольку Вам необходима только степень доктора наук, чтобы получить во всех отношениях преимущество перед конкурентами.

Надеюсь, что все обернется для Вас наилучшим образом. Теперь, если Вы хотите узнать мои сокровенные мысли, признаюсь, что с моей стороны я всегда сожалел о том, что Вы посвятили себя статистике и России, и что я бы охотно принял участие в тех обстоятельствах, что привели бы Вас к тому, чтобы стать профессором политической экономии в Германии, Австрии или другой стране, сначала в качестве приват-доцента, затем как штатного профессора.

С уважением, Л. В. [Леон Вальрас] Литература 1. Correspondence of Leon Walras and related papers / ed. by W. Jaff. Amsterdam: North-Hol land, 1965. 3 vols.

2. Walras L. lments d’conomie politique pure (1874–1877) // Auguste et Lon Walras. Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica. Vol. 8.

3. Вальрас Л. Элементы чистой политической экономии. Теория общественного богатства.

М.: Изограф, 2000.

4. Борткевич В. И., Чупров А. А. Статьи авторов. Некрологи и воспоминания о них / сост.

и  пер. О. Б. Шейнин. Берлин, 2007. URL: www.sheynin.de/download/Mean_Square_Ladiskaus.pdf (дата обращения: 31.10.2011).

50 Вальрас еще раз поднимает вопрос о решении быть его преемником в Лозанне.

51 Вильфредо Парето (1848–1923) — итальянский экономист и социолог, преемник Вальраса на кафедре политической экономии в Лозанне.

5. Телицын В. Л. Борткевич В. И. // Экономическая история России с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. Т. 1. М.: РОССПЭН, 2008. С. 276.

6. Шейнин О. Б. В. И. Борткевич (научная биография) // Пятая хрестоматия по истории ве роятностей и статистики / сост. О. Б. Шейнин. Берлин, 2008. С. 192–215.

7. Bortkiewicz L., von. Die mittlere Lebensdauer // Staatswissenschaftliche Studien. Bd 4, № 6. Jena.

8. Борткевич В. И. Из курса статистики, читанного в Императорском Александровском ли цее. СПб., 1900.

9. Борткевич В. И. К вопросу о русской смертности // Врач. 1889. 30 нояб. С. 1–15.

10. Борткевич В. И. Смертность и долговечность женского православного населения евро пейской России (Читано в заседании Физико-математического отделения 6 февраля 1891) // За писки Императорской АН. Т. 66. Прил. 3.

11. Борткевич В. И. Смертность и долговечность мужского православного населения евро пейской России (Читано в  заседании Физико-математического отделения 27 февраля 1890  г.) // Записки Императорской АН. Т. 63. Прил. 8.

12. Bortkiewicz L., von. Das Gesetz der kleinen Zahlen. Leipzig, 1898.

13. Bortkiewicz L., von. Compte rendu des lments d’conomie politique pure // Revue d’conomie politique. 1890. Vol. 4, N 1.

14. Bortkiewicz L., von. La Teoria economica di Marx e altri saggi su Bhm-Bawerk, Walras, Pareto (a cura di L. Meldolesi). Turin: Einaudi, 1971.

15. Bortkiewicz L., von. Wertrechnung und Preisrechnung im Marxschen System // Archiv fr Sozi alwissenschaft und Sozialpolitik. 1906. Bd 23. P. 1–50;

1907. Bd 25. P. 10–51, 445–488.

16. Bortkiewicz L., von. Zur Berichtigung der Grundlegenden theoretischen Konstruction von Marx im dritten Band des “Kapital” // Jahrbcher fr Nationalkonomie und Statistik. 1907. Bd 34. N 89.

P. 319–335.

17. Bortkiewicz L., von. Objektivismus und Subjektivismus in der Werttheorie // Ekonomisk Tids krift. 1921. N 12. P. 1–22.

18. Дмитриев А. Л. Письма В. И. Борткевича к П. Б. Струве // Известия С.-Петерб. гос. ун-та экономики и финансов. 1996. № 1. С. 110–119.

19. Переписка Е. Е. Слуцкого и  В. И. Борткевича /  сост. К. Виттих, Г. Раушер, О. Б. Шейнин.

2007. URL: www.sheynin.de/download/Bort.pdf (дата обращения: 31.10.2011).

20. Письма А. А. Кауфмана к  В. И. Борткевичу /  публикация А. Л. Дмитриева //  Вестн.

С.-Петерб. ун-та. Сер. 5: Экономика. 2009. Вып. 4. С. 94–113.

21. Письма М. В. Птухи к В. И. Борткевичу / публикация А. Л. Дмитриева // Вестн. С.-Петерб.

ун-та. Сер. 5: Экономика. 2010. Вып. 4. С. 113–128.

22. Менгер К. Основания политической экономии [1871] // Избранные работы. М.: Террито рия будущего, 2005.

23. Менгер К. Исследование метода социальных наук и политической экономии в частности [1883] // Избранные работы. М.: Территория будущего, 2005.

24. Walras L. Thorie mathmatique de la richesse sociale [1883] // Auguste et Lon Walras. Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1993. Vol. 11.

25. Walras L. Thorie de la monnaie [1886] // Auguste et Lon Walras. Oeuvres conomiques com pltes. Paris: Economica, 1992. Vol. 10.

26. Джевонс У. С. Политическая экономия. СПб.: Народная польза, 1905.

27. Auspitz R., Lieben R. Untersuchungen ber die Theorie des Preises. Leipzig: Duncker&Humblot, 1889.

28. Gossen H. H. Entwicklung der Gesetze des menschlichen Verkehrs [1854]. Berlin: R. L. Praeger, 1889.

29. Walras L. Monnaie d’or avec billon d’argent rgulateur [1884] // Auguste et Lon Walras. Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1992. Vol. 10.

30. Walras L. D’une mthode de rgularisation de la variation de valeur de la monnaie [1885] // Au guste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1992. Vol. 10.

31. Walras L. Contribution l’tude des variations des prix depuis la suspension de la frappe des cus d’argent [1885] //  Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1992. Vol. 10.

32. Walras L. Un nuovo ramo della matematica. Dell’ applicazione delle matematiche all’Economia politica [1876] //  Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1988.

Vol. 7.

33. Walras L. Un conomiste inconnu: Hermann-Henri Gossen [1885] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1990. Vol. 9.

34. Walras L. quations de la capitalisation [1876] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1993. Vol. 11.

35. Walras L. quations de la production [1876] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1993. Vol. 11.

36. Walras L. Thorie mathmatique du prix des terres et de leur rachat par l’Etat [1881] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1990. Vol. 9;

1993. Vol. 11.

37. Wolkoff M. Opuscules sur la rente foncire. Paris, 1954.

38. Walras L. Note sur la solution du problme montaire anglo-indien [1887] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1992. Vol. 10.

39. Walras L. Recherche de l’idal social [1868] // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes. Paris: Economica, 1990. Vol. 9.

40. Walras L. Cours d’conomie sociale // Auguste et Lon Walras Oeuvres conomiques compltes.

Paris: Economica, 1996. Vol. 12.

41. Bridel P. Bortkiewicz et Walras. Notes sur une collaboration intellectuelle avorte // Revue d’co nomie politique. 2008. Vol. 118 (5). P. 711–742.

42. Edgeworth F. Y. Application of Mathematics to Political Economy // Nature. 1889. N 40.

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

УДК 330.8 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. ПИСЬМА М. В. ПТУХИ К В. И. БОРТКЕВИЧУ (1921–1928 гг.)* Данная публикация писем известного отечественно го статистика члена-корреспондента АН СССР Михаила Васильевича Птухи (1883–1961) к  Владиславу Иосифови чу Борткевичу (1868–1931)  — продолжение нашей публи кации [1]. Письма охватывают период с  1921 по 1928  г.

и  относятся к  украинскому периоду жизни и  деятельно сти Птухи. Несмотря на удаленность от Петрограда и Мо сквы и  чрезвычайную загруженность текущими делами, как следует из писем, Птуха продолжал поддерживать на учные контакты с  учеными (Е. Е. Слуцким, С. И. Солнце вым, Р. М. Орженцким, В. В. Степановым, А. А. Чупровым, К. Джини) и, прежде всего, со своим учителем — В. И. Борт кевичем. В этот период сфера интересов Птухи значитель но расширяется: от теоретических проблем демографии он М. В. Птуха в 1925 г.

переходит к практическим вопросам изучения смертности населения России и Украины, что хорошо видно из библио графии его работ данного периода. Значительное внимание он уделяет своему детищу — Демографическому институту АН УССР, созданному в 1918 г. Это учреждение возникло во многом по замыслу М. И. Туган-Барановского, предста вившего в  Украинскую академию наук записку о  составе Отделения социальных наук, в соответствии с которой оно подразделялось на два класса  — экономический и  юри дический. В  первом планировалось создать одиннадцать кафедр и  учредить два института: 1)  для изучения эконо мической конъюнктуры (при кафедре политической эко номии), 2) для статистического изучения населения Укра ины (при кафедре статистики) [2, с. 53]. В январе 1919 г. на пост директора Демографического института был избран В. И. Борткевич в 1928 г.

с правом академика социально-экономического отделения М. В. Птуха. Свое название Институт сохранял до 1934 г., а в 1934–1938 гг. назывался Институтом демографии и санитарной статистики АН УССР. В первый период его су ществования наблюдался настоящий кадровый голод, и  М. В. Птуха приглашал туда * Публикация А. Л. Дмитриева.

Антон Леонидович ДМИТРИЕВ — канд. экон. наук, доцент кафедры экономической кибер нетики СПбГУ. В 1993 г. окончил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов. В 1998 г. защитил кандидатскую диссертацию. Сфера научных интересов — история оте чественной и зарубежной экономической мысли, микроэкономический анализ. Автор более 200 на учных и учебно-методических работ.

© А. Л. Дмитриев, своих воспитанников из Киевского коммерческого института, где он в это время ак тивно преподавал. На первом этапе деятельности Института (1919–1922) сотрудники в основном занимались сбором и систематизацией статистических материалов по насе лению отдельных территорий бывших украинских губерний, создавая тем самым базу для будущих исследований. Одной из первоначальных задач было построение полных таблиц смертности для населения Украины. Большое внимание придавал М. В. Птуха исчислению индексов брачности (склонности женихов и невест из одной социальной группы вступать в брак друг с другом). Критически оценив различные схемы индексов зарубежных статистиков, он изложил свои идеи в работе «Индексы брачности» [3]. Эта работа, которую он высоко оценивал, обсуждалась в переписке между А. А. Чупровым и В. И. Борткевичем. Последнему Птуха пересылал все свои основные работы, что сле дует из его писем. Чупров в письме от 2 августа 1922 г. писал: «Спасибо за Птуху. По части вдохновения научного не густо, в суждениях о количественных соотношениях не совсем твердо и слегка смешновато местами по тону — академик! Но в целом все же работа приличная, вполне доброкачественная» [4, с. 247].

В 1923–1926 гг. Демографический институт установил тесный контакт со статисти ческими органами ЦСУ УССР и ЦСУ СССР. К этому периоду относится налаживание регулярной публикации статистических разработок по населению Украины. В работе [5] Птуха дал исторический очерк Киевской губернии, рассмотрев рост ее населения с 1797 по 1923 г., его размещение, состав, а также дав вероятные потери за время Пер вой мировой войны. В  1924  г. увидел свет и  первый том «Трудов Демографического института» [6].

В 1926–1930  гг. Институт значительно укрепил свою материальную базу. Стали выделяться средства на длительные командировки и увеличился штат сотрудников. За этот период было опубликовано шесть томов «Трудов Демографического института»

(Т. 3–8) и  два «Демографических сборника». В  это время деятельность Института во многом была связана с разработкой вопросов воспроизводства населения, в особен ности — проблем смертности. Птухой был предложен новый метод построения сум марных таблиц смертности для СССР. Большая работа в Институте развернулась в об ласти изучения причин смертности населения Украины в период 1918–1927 гг. По этой проблематике под редакцией Птухи было подготовлено несколько статистических сборников. Он старался все основные работы отправлять своему наставнику — Борт кевичу и ждал его строгой критики.

В дальнейшем в 1931–1938 гг. деятельность Института была связана с работой по исчислению будущего населения УССР по заданию Госплана Республики. Кроме того, сотрудники Института уделяли большое внимание истории статистики населения.

Свидетельство тому — многочисленные публикации на русском и украинском языках [2, с. 69–71].

Период массовых репрессий не обошел стороной и Институт демографии. В фев рале 1938 г. Птуха был арестован, а в июне 1938 г. по постановлению Президиума АН УССР Институт демографии был расформирован. Сотрудники отдела демографии были переведены в Институт экономики АН УССР, где была образована группа стати стики переписей населения.

Публикуемые ниже письма, как и предыдущие, находятся в фонде В. И. Борткевича в Упсальском университете (Швеция). Они, видимо, были переданы туда его сестрой, с  которой он проживал в  Берлине до самой смерти. Мы чрезвычайно благодарны О. Б. Шейнину за присланные копии писем. Все письма, кроме № 6 и 8, напечатанных на пишущей машинке, написаны от руки. На большинстве есть подчеркивания и по меты В. И. Борткевича, которые мы не воспроизводим. Ряд писем написаны на бланке Украинской академии наук (отдел социальных наук).

№ Москва, 26/II. Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

После долгого перерыва позвольте вкратце описать Вам то, что со мной было за это время. В конце 1915 г. я возвратился из своей двухлетней командировки в Пе троград и начал печатать прилагаемую работу1. Она вышла в октябре. Летом 1916 г. я получил предложение выставить свою кандидатуру в  Донской (б. Варшавский) уни верситет (от А. А. Вилкова)2 и  быть командированным и. о. профессора во вновь от крываемое Пермское отделение Петрогр. ун-та.


Я принял последнее предложение, ибо факультет дал мне понять, что в  случае успешного для меня впечатления от диссер тации и  хорошего исполнения обязанностей меня через 1–2 года вернут на кафедру в Петрограде. В феврале 1917 г. я защитил диссертацию при Московском ун-те и при ехал в Петроград. Вопрос о моей кандидатуре обсуждался в факультете и совете, и он встретил всеобщее сочувствие. Последующие события опрокинули все. И. И. Кауф ман3 умер в конце 1915 г., кафедра же была замещена в конце 1918 г. Р. М. Орженцким и А. А. Кауфманом5 (сверхшт. проф.). Первый весной 1919 г. переехал в Киев, второй в том же году умер. Летом 1918 г., получив право на годичную командировку, я выехал из Перми в Москву. За границу меня не пустили, но домой я отпросился все же. Семья моего покойного отца живет под Киевом, и я попытался устроиться там. По предложе нию покойного М. И. Туган-Барановского6 меня избрали директором Демографическо го института при Украинской академии наук, организованной в конце 1918 г. и проф.

Украинского университета. Летом 1919 г. я был избран на кафедру статистики в Киев ском коммерческом институте и сверхштатным проф. Ун-та св. Владимира.

В 1920  г. меня избрали сверхштатным академиком по кафедре статистики, ка ковую занимал тогда Р. М. Орженцкий. Все это сохранилось и до настоящего времени.

Почти все мое имущество в разных местах и по разным причинам пропало. Остались только книги, которые я стараюсь сконцентрировать в Киеве, для чего и предпринял поездку в декабре. Был в Петрограде, куда не отказался бы опять перебраться;

в Перми, 1 Речь идет о работе Птухи [7].

2 Вилков Александр Александрович (1872–1958), экономист. Преподаватель Варшавского уни верситета. С 1921 г. проживал в Чехословакии.

3 Кауфман Илларион Игнатьевич (1848–1915), экономист-финансист. В 1889–1893 гг. — приват доцент, в  1893–1901  гг.  — экстраординарный, с  1901  г.  — ординарный профессор Петербургского университета.

4 Орженцкий Роман Михайлович (1863–1923), статистик. В 1918–1919 гг. — профессор Петро градского университета. С 1919 г. заведующий отделом статистической методологии ЦСУ.

5 Кауфман Александр Аркадьевич (1864–1919), статистик и экономист. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В  1910–1913  гг. преподавал курс статистики на юридиче ском факультете. В 1907–1916 гг. профессор Высших женских (Бестужевских) курсов.

6 Туган-Барановский Михаил Иванович (1865–1919), экономист. В  1895–1899  гг. и в  1906– 1911 гг. — приват-доцент Петербургского университета. В 1905–1907 гг. преподавал в Петербургском политехническом институте, с 1913 г. — профессор там же.

откуда вывез все, что осталось и теперь, по дороге в Киев, нахожусь вновь в Москве.

Н. А. Каблуков7 тоже умер и кафедру статистики занимает здесь П. А. Вихляев8 (по на значению, бывший зав. губ. Зем. стат. бюро). Хотят здесь открыть статистический ин ститут, зовут меня остаться здесь, но не хочется мне шумной Москвы. В Киеве библио теки плохие, жить очень трудно. Весь 1920 г. я был директором Кооперативного ин ститута и секретарем 3-го отделения Академии, работы было очень много. Для чистой науки и окончания докторской работы (брачность народонаселения) оставалось мало времени. Это сильно угнетало меня. В результате я напечатал до 5 печ. листов мелких политико-экономических статей и  подготовил к  печати теоретическую часть своей второй работы9. В теоретической я, между прочим, даю позитивную теорию индек сов брачности, ибо в своей книге я только дал критику всех существующих индексов.

Историческая часть дает все существовавшие таблицы брачности и их разбор. Остает ся до окончания работы построить несколько таблиц брачности и дописать некоторые §§ теоретической части. Печатать работу негде. Вот и все о себе.

Я не могу выразить, как мне не хватает все время Вашего руководства. Если в моей книге есть что-либо путное, это результат Вашей школы. Мое самое заветное желание — вырваться хоть на некоторое время, чтобы под Вашим руководством опять поработать — удастся ли это, покажет время.

Мой адрес в Киеве: Украин. академия наук, Б. Владимирская, 54, Мих. Вас. Птухе.

Теперь надо сноситься так: ….

С глубоким уважением М. Птуха.

№ Киев, Украинская академия наук, Б. Владимирская, 54. 1/XII/ Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

1 сентября получил от Вас следующие Ваши работы: 1) Stabilitt und Homogenitt in der Statistik10;

2) Variationsbreite und mittlerer Fehler11;

3) рецензии в журнале Nordisk Statistisk Tidskrift12. Сердечно благодарю Вас за память — это единственные работы по статистике, изданные позже 1917 г., которые имеются в Киеве. После получения их по чувствовал новый прилив энергии, но не успел даже поблагодарить Вас за присылку.

Между прочим, перенес сыпной тиф. Был 3 раза при смерти, почти все время без па мяти, но все же выкарабкался. Осложнений после тифа нет, кроме общей слабости, и в особенности слабости ног. Начинаю понемногу работать. Самое тяжелое для меня то, что я потерял возможность напечатать свою работу «Смертность на Украине в конце 7 Каблуков Николай Алексеевич (1849–1919), экономист и статистик. В 1885–1907 гг. — заведу ющий статистическим отделением Московской губернской земской управы. С 1903 г. — профессор Московского университета по кафедре статистики.

8 Вихляев Пантелеймон Алексеевич (1869–1928), статистик. В 1907–1917 гг. — заведующий ста тистическим отделом Московской губернской земской управы. В 1918–1926 гг. — член коллегии ЦСУ.

С 1919 г. — профессор по кафедре статистики Московского университета. В 1920–1928 гг. заведовал кафедрой статистики Петровской сельскохозяйственной академии.

9 Речь идет о работе [3].

10 Имеется в виду работа [8].

11 Имеется в виду работа [9].

12 См. работы Борткевича [10–12].

XIX столетия»13. Условлено было разбить на 3 части и в сентябре-октябре-ноябре на печатать в «Бюллетене губстатбюро». Теперь «Бюллетень» сильно уменьшается. Полу чил письмо от проф. К. Джини14 с приглашением принять участие в журнале “Metron”.

Думаю послать туда таблицы смертности для Украины15. Хотелось бы видеть на ино странном языке мою работку «Индексы брачности»16, если она заслуживает внимания и перевода. Здесь не с кем и поговорить об этом. Проф. Р. М. Орженцкий никогда этим не занимался. Он на днях переезжает на жительство в Харьков, там несколько лучше будет ему в смысле научной работы.

Простите меня, глубокоуважаемый Владислав Иосифович, что затруднил Вас по сылкой моей статьи «Индексы брачности» ряду ученых — другого выхода у меня не было. Очень просил бы Вас, если можно, прислать мне и более ранние работы Ваши, а также, при случае, сообщить проф. А. А. Чупрову17, что я был бы ему в высшей степе ни благодарен за высылку его новых работ.

В ближайшее время буду, по-видимому, больше работать на более конкретные темы — теорией заниматься тяжело.

Сердечное спасибо за помощь.

Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

№ Киев, 30 декабря 1922 г.

Украинская академия наук, Б. Владимирская, Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Письмо Ваше от 14/XII 22 г. получил, равно как и 5 статей. Очень и очень благо дарю Вас за них. От проф. А. А. Чупрова в тот же день получил три его статьи. До Ва шего письма я, как и другие, вовсе не предполагал, что немецкие книги так дороги. Я надеюсь, что в течение нескольких месяцев насобираю денег, куплю марок и перешлю их в Берлин, чтобы приобрести хоть 2–3 книги. Сейчас с головою ушел опять в работу.

На днях окончу 1-ю часть работы «Смертность населения в  9 укр. губерниях в  кон це XIX в.». По теории сейчас работать очень трудно, такую же работу сделать можно.

Почти каждый вечер «заседаю» где-либо или читаю лекции, экзаменую и т. п., неред ко то же приходится делать и днем. Вознаграждается это в Киеве более чем скромно, в результате чего часто не могу себе позволить купить даже книгу на русском языке.

Есть все же надежда, что это положение улучшится, или что мне удастся попасть в кон сультанты Киевского губернского стат. бюро, где оплата не так плоха. Проф. Р. М. Ор женцкий переехал из-за материальных соображений в  Харьков, оставил семью там, а сам теперь уехал лечится за границу. В Киеве у меня есть несколько молодых людей, приступивших к серьезным занятиям по статистике. Беда только, что у самого меня 13 Речь идет о работе [13].

14 Джини Коррадо (1884–1965), итальянский статистик, демограф и социолог. Профессор стати стики в университетах Кальяри (1909–1913) и Падуи (1913–1925), социологии в Римском университе те (с 1925 г.). В 1926–1932 гг. — председатель Центрального института статистики Италии, основатель журнала «Метрон».

15 См. работу Птухи [14].

16 См. работу Птухи [3].

17 Чупров Александр Александрович (1874–1926), статистик. В 1902–1917 гг. — профессор Пе тербургского политехнического института. Член-корр. РАН (1917). В 1920–1925 гг. жил в Дрездене.

настолько мало времени, что помочь им как следует не могу. Живу по-прежнему в Ака демии в одной комнате, где поставил маленькую плитку — утешение в жизни нашей.

От тифа оправился совсем, хотя ноги не имеют прежней силы.

Что касается до Вашего указания, что мои индексы S1 и S2 по временам могут быть больше –1, это мне известно. Но ведь я применяю их только в случае симпатии, т. е. ког да при индексе знак положительный, в случаях же, если AТ–CL величина отрицатель ная, я рекомендую другой индекс (стр. 13, форм. 19 AT CL ). На стр. 17–18 я говорю CL несколько подробнее об этом коэффициенте. На основании последней формулы и вы числены мною индексы антипатии для России. В том-то и беда, что я не нашел пути для конструирования единого индекса симпатии и антипатии. В Вашем примере надо было бы применить формулу антипатии18.

Я не знаю, как и  благодарить Вас, глубокоуважаемый Владислав Иосифович, за те хлопоты, которые Вы взяли на себя по рассылке моей работы ученым, которые мо гут заинтересоваться ею. Не беспокойтесь, пожалуйста, о высылке мне Вашей книги “Iterationen”19, я соберусь с силами и как-либо устрою это. Причинить Вам, кроме хло пот, еще и большой материальный ущерб — я бы не хотел ни в коем случае.


Прошу Вас передать мой привет Вашей сестре.

Искренне уважающий Вас Мих. Птуха.

№ 5/I. 1923 г.

Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

К сожалению, поездка в  Брюссель не удалась. Именно разрешения у  консула почему-то не было, послал очень спешную телеграмму, но ответ до сих пор не получил.

Произошло какое-то недоразумение, ибо Степанов21, Попов22 и Литошенко23 проехали в субботу и на них у консула было разрешение. Очень хотелось бы в ближайшее время повидаться с Вами, но не знаю, когда это будет наиболее удобно для Вас.

Искренне преданный Вам М. Птуха.

№ Киев, 14 февраля 1923 г.

Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Пользуясь неожиданным случаем, позволю себе переслать Прагеру шесть долла ров с тем, чтобы на них купить книги по Вашему указанию. В первую очередь хотелось 18 См. работу Птухи [3].

19 Речь идет о работе Борткевича [16].

20 Написано на почтовой карточке.

21 Степанов Виктор Владимирович (1868–1950), статистик. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В  1906–1918  гг. — заведующий статистическим отделением Санкт Петербургской городской думы. Преподавал статистику в  Петербургском университете в  1895– 1902 гг., с 1909 г. — приват-доцент.

22 Попов Павел Ильич (1872–1950), статистик. В 1909–1917 гг. — заведующий оценочно-стати стическим отделением Тульского земства. В 1918–1926 гг. — первый управляющий ЦСУ РСФСР. Ор ганизатор советской государственной статистики.

23 Литошенко Лев Николаевич (1886–1937), статистик и экономист. В 1911–1917 гг. — ассистент Коммерческого института в Москве. С 1918 г. работал в ЦСУ, с 1929 г. — профессор Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

бы иметь Вашу работу, затем по теории статистики и демографии, а также St. Jahrbuch f. d. DR (два последних выпуска). У меня есть: Майр 3 том, Lex-n 1–4, надо было бы и далее. Есть также новое издание Конрада. Если денег хватит, то дальше по Вашему выбору.

Очень и очень прошу Вас извинить меня за беспокойство, но я ведь сидя в Киеве совершенно беспомощен, ибо не знаю, что вышло, а также цены на книги.

Послезавтра сдаю в печать работу «Население Киевской губ.»24, написанную для заработка. Когда выйдет пришлю ее Вам.

Еще раз прошу Вас извинить меня за беспокойство.

Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

№ Киев, Украинская академия наук, 29 апреля 1923 г. Б. Владмирская, Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Давно уже хочу написать Вам, чтобы разъяснить возможное недоразумение с по купкой для меня книг в Берлине. Теперь выяснилось окончательно, что все мои уси лия оказались напрасными, деньги находятся где-то в Харькове, а главное, меня мучит мысль, что моя попытка могла отразиться на Вашем отношении ко мне. Я думаю, что даже Вы, глубокоуважаемый Владислав Иосифович, вряд ли можете с полной отчетли востью уяснить себе картину моей жизни 4 месяца тому назад, а как раз она и служит оправданием такой на первый взгляд непростительной смелости затруднить Вас дела ми, связанными с покупкой для меня 3–4 книг. Иностранных книг у нас нет, заработ ки же были таковы, что для самой простой жизни приходилось что-либо продавать.

Собрав 3 доллара с такими трудностями, как в старое время чуть ли не 1000 рублей, я очутился в не меньшем затруднении, как их превратить в новые книги. Совершенно неожиданно, через доброго знакомого, утром я узнал, что в тот же день вечером г. Гуре вич едет в Берлин. Знакомый уверил меня, что он воспитанный и корректный человек, и я не мог придумать ничего лучшего, как, заняв еще 3 доллара, просить его оставить их у Вашего книгопродавца Прагера для покупки книг согласно Вашим указаниям, ибо я не имею представления о том, что вышло. Я дал ему письмо к Вам с тем, чтобы он оборудовал все так, чтобы при минимальных затруднениях для Вас он мог привезти мне книги с собой. Этого не случилось и я вообще очень теперь беспокоюсь, не вышло ли какого неприятного недоразумения, которыми так полна моя современная жизнь.

Быть может вдобавок к этому, что я на неопределенное время потерял надежду ознако миться с интересующими меня работами, я вызвал еще у Вас чувство неудовольствия за ту смелость, которую я себе позволил по отношению к Вам. Я еще раз самым ис кренним образом прошу Вас извинить мне ее, приняв во внимание все особенности нашей жизни.

Хотелось бы мне, если это не затруднит Вас, узнать Ваше мнение о целесообразно сти моей новой работы и, главное, ее методов: «Смертность России по районам». Мне хочется при помощи научного метода изучить городскую и сельскую смертность, при няв также во внимание национальность населения. Для этого я строю ряд коротких таблиц смертности. Для возрастов 0–4 лет пользуюсь английским методом, изложен 24 См. работу Птухи [5].

ном у Ньюсголма25 (3 изд. стр. 271–273)26;

5–9 лет обычным способом. Далее я нахожу числа доживающих и средней продолжительности жизни для пределов таких возраст ных периодов: 10–14;

15–24;

25–34 и т. д. После значительного количества пробных вы числений я остановился на методе Бертильона27 при вычислении значений колонны доживающих lx, ибо он дает наилучшие результаты, начиная, примерно, с  35  лет  — в смысле приближения к данным полных таблиц смертности для Украины и Е. России.

Я следовал в этом случае примеру К. М. Баллода28: Die Lebensfhigkeit…, стр. 3429, т. е.

2 8Cn по формуле Sn +1 = Sn. При вычислениях же значений колонны средней про 2 + 8Cn должительности жизни ex наибольшие приближения получались, когда вместо гипо тезы пропорциональности распределения смертных случаев в течение 10-летнего пе риода вычисляют несколько промежуточных значений lx. Гейуорд30 в этом отношении в статье «On Life-Tables», Journal of the R. Stat. Society. Vol. LXII. Part III (1899), стр. 478, о чем изложено также у Ньюсголма (стр. 285), дополнил метод Фарра31 (Vital Statistics32, стр. 456–457). Результаты сравнения таковы:

Мужчины Мужчины Укр. Е. Россия Укр. Е. Россия lx lx ex ex 15 57 584 57 567 50 727 50 744 10 49,24 49,22 48,67 48, 25 53 802 53 760 47 629 47 583 15 45,58 45,57 44,95 44, 55 37 679 38 040 32 488 32 751 25 38,42 38,44 37,53 37, 75 14 076 14 503 11 743 12 208 35 31,06 31,15 30,24 30, 85 16, 4629 4702 3697 3644 55 17,44 17,38 16, 7, 75 8,65 8,63 8, 6, 85 7,32 7,61 6, Для женщин результаты приблизительно таковы же. Для возрастов 95–104 лет я брал годичные значения lx (исходя из  гипотезы, что px неизменно в  пределах 10-лет него периода, для 86–94 и 75–84 находил 3 промежуточных значения (87,5;

90 и 92,5), у остальных — одно. Я рассматриваю, не знаю правильно или нет, короткие таблицы смертности в  таком виде, как мерила гораздо лучше, чем общие коэффициенты, но, 25 Ньюсголм (Newsholm) Артур (1857–1943), британский демограф и статистик.

26 Речь идет о работе [17].

27 Бертильон (Bertillon) Жак (1851–1922), французский статистик и демограф. В 1883–1913 гг.

возглавлял Статистическое бюро Парижа. Один из организаторов Международного статистического института.

28 Баллод (Балодис) Карл Михайлович (1864–1931), статистик. С 1905 г. — лектор в Берлинском университете, с 1919 г. — профессор в Риге.

29 Речь идет о работе [18].

30 Гейуорд (Хейворт) (Hayward) Томас, британский офицер медицинской службы.

31 Фарр (Farr) Уильям (1807–1883), английский демограф. Один из организаторов британских переписей населения 1851–1871 гг. Разработал серии таблиц смертности и построил специальные та блицы здоровья и смертности населения некоторых районов Великобритании.

32 Речь идет о работе [19].

конечно, не такие, как настоящие безупречные полные таблицы смертности. В лите ратуре встречал я указания на последние работы Г. Кинга33 о таких таблицах, но работ самих в  Киеве нет и  я не могу судить, подойдут ли они к  нашим русским материа лам. Моя таблица вычисляется в среднем дня за 3–4, без всякого интерполирования, за исключением разве значений ex для возрастов, оканчивающихся на 0. Они, по моему мнению, совершено не годятся для старческих возрастов, ибо накопление живых на 0 происходит не только за счет 5 ближайших возрастов, но и более молодых. Однако это обстоятельство вряд ли сколько-нибудь значительно отражается на величинах для возрастов молодых. Дефектами моих коротких таблиц являются: 1)  то, что формула Бертильона подходит только для возрастов с возрастающей смертностью;

2) некраси во, что колонны значений lx и ex вычисляются при помощи двух совершенно различных гипотез о законе смертности в пределах каждого возрастного периода.

Мои таблицы смертности для Украины, вычисленные в точности так, как это де лал С. Новосельский34, довольно шероховаты, они скоро будут отпечатаны и я их Вам вышлю. После переписки с А. А. Чупровым, согласно его совету, я в «Метрон» дам ста тью о смертности в России в конце XIX века, где будут фигурировать также и корот кие таблицы смертности и потому мне особенно ценно знать Ваше мнение о методах их построения. Перед Пасхой был в  Москве на съезде по краеведению, созванному Рос. академией наук. Некоторые молодые статистики зовут меня туда переселиться, ибо Киев, по-видимому, осужден на прозябание, в Москве же есть новая литература и людей ценят больше. Из Москвы проехал в Харьков, где нашел некоторый заработок.

При помощи небольшого технического аппарата разрабатываю старую и отчасти но вую демографическую статистику Украины. Это даст мне возможность существовать спокойно до осени, а может быть, и до нового года. У меня все более и более нарастает жажда вновь целиком отдаться занятиям теоретической статистикой, обстоятельства для этого теперь как будто несколько лучше и потому с осени я погружусь в них, если что-либо не выбьет из колеи, как это было в прошлом году. Р. М. Орженцкий — орди нарный профессор Варшавского университета и даже в нем живет.

Прошу передать мой привет Вашей сестре.

Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

№ Киев, 30/VII Б. Владимирская, Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Сердечное спасибо за письмо Ваше от 20/V 23, которое я в свое время получил. До сих пор не писал Вам, ибо очередное несчастье — надо было сначала отправить жену на исследование в больницу, а потом ей сделали операцию аппендицита. Нас только двое и при создавшихся условиях пришлось быть и сиделкой и варить пищу и т. п. Из-за все го этого никак не могу закончить статью о русской смертности для «Метрона». До сих 33 Кинг (King) Грегори (1648–1712), английский статистик, представитель политической ариф метики.

34 Новосельский Сергей Александрович (1871–1953), статистик и демограф. В 1920–1930 гг. пре подавал в Ленинградском институте усовершенствования врачей, где заведовал кафедрой санитар ной статистики.

пор совсем не отдыхал и сильно переутомился. Думаю, числа с 10 августа поехать к ма тери, под Киев, откуда буду наезжать раз в неделю. Закончили мы сводку и проверку материалов по движению населения 9 губерний Украины, за каковую работу я взялся для заработка. На днях вышлю его (50 долларов) зятю друга моего, доцента Е. Е. Слуц кого35, в Берлин, который любезно поможет приобрести книги для меня и их пересыл ке. Вчера вернулся из  Харькова, куда отвозил эту работу. Выяснилось при этом, что мои почти четырехлетние хлопоты о командировке за границу могут при известных условиях осуществиться в ближайшем будущем. Тяжело обманывать себя надеждами, но еще тяжелее допустить свой шанс проскользнуть мимо без попытки схватить его.

Может быть, Вы знаете, что на Украине (в Харькове) есть Центральное статистическое управление на правах народного комиссариата, как и в Москве. Им заведует б. доцент нашего института А. М. Волков36, который своими поручениями поддерживает меня материально. Он предложил выхлопотать мне командировку и  деньги в  том случае, когда я приму участие в очередной сессии Международного статистического институ та, имеющей быть 15 октября с. г. в Брюсселе, по его приглашению. В Москве получе но предложение Института командировать туда его членов и указано, в частности, на В. В. Степанова (кажется, единственного на территории России). А. М. Волков говорит, что если бы в той или иной форме Институт сделал подобное предложение украинско му правительству в Харькове, указав, что желательно было бы видеть меня на сессии, он все уладит формально и я мог бы месяца 3 поработать за границей. Предложение может, в зависимости от разных обстоятельств, принять 2 формы: 1) обращение к Со вету Народных комиссаров с предложением командировать меня (это лучше всего, как говорит он), 2)  обращение к  нашей Академии наук с  тем же предложением (я зани маю кафедру статистики). Так вот, глубокоуважаемый Владислав Иосифович, если это возможно вообще и если это, с другой стороны, почему-либо не будет неудобным для Вас, я бы очень просил Вас оказать мне возможное содействие в осуществлении по стоянной мечты — поездки за границу. Об этом я пишу также А. А. Чупрову. Кстати, я, наконец, прочел в московской газете декрет о командировании на сессию П. И. Попо ва — управляющего ЦСУ в Москве.

Жизнь течет в значительной мере по-старому, хотя, как видите, могу уже покупать книги, правда, за счет экстраординарных ресурсов.

Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

№ Киев, Украинская академия наук, 16-II- Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Не писал Вам до сих пор главным образом ввиду темпа моей жизни здесь. Доехал совершенно благополучно. Не успел приехать, как сразу же засадили за писание от четов: за 1923 г. и за пятилетие существования Академии. С 10–17 декабря был в Харь 35 Слуцкий Евгений Евгеньевич (1880–1948), экономист и статистик. С 1913 по 1926 г. препо давал в вузах Киева, с 1915 г. — в Коммерческом институте. С 1926 г. — консультант Конъюнктурного института Наркомата финансов СССР.

36 Волков Александр Михайлович (1891–1954), статистик. В 1917–1921 гг. заведовал Киевским статистическим бюро, в 1923–1926 гг. — первый управляющий ЦСУ УССР.

кове на Всеукраинской статистической конференции, а с 14–21 января в Петрограде на очередной сессии Центрального бюро краеведения при Российской академии наук, членом которого я состою. Как видите, уже если ездить, так ездить. Могу сказать, что эти поездки приносят мне большую пользу в  разных отношениях. Сегодня ровно месяца, как я вернулся из Германии. Сделано за это время немного больше отчетной работы, чем научной. Написал, в  частности, кроме указанных отчетов, биографию Р. М. Орженцкого37, теперь же с  головой ушел в  работу, несколько своеобразную. На конференции меня просили сделать доклад об общем характере статистических ра бот на Западе за последнее время, что я и сделал. После доклада меня, можно сказать, слезно просили напечатать его, на что я долго не соглашался. Теперь, однако, пишу эту работу. Она затронет только книжную литературу, будут, конечно, пробелы, не знаю, удастся ли она мне вообще38. Задачи я ставлю самые скромные: дать общее представле ние о каждой книге. Знаю одно, что для меня эта работа чрезвычайно полезна. Книги у меня почти все есть, о некоторых пишу на основании одних рецензий. Наши стати стики уверяют, что она будет при нашем полном незнании полезной, что и побуждает меня работать над ней. Одновременно продолжаю работать над смертностью в России, расширяя работу, посланную в  «Метрон»39. Пока, таким образом, время и  силы мои заняты вполне. Вчера получил извещение от Джини, что он послал корректуру д-ру Шлемеру, что очень меня радует. Пока даже материальное положение далеко не пло хо — зарабатываю рублей 150 в месяц. Огорчает только история со счетной машиной.

Поручил знакомым купить ее (Архимедес), они пишут, что уплатили деньги, взяли рас писку, но  оставили ее для упаковки. Фирма же ее не выдает, уверяя, что что-то там сделано условно. Я отсюда понять ничего не могу и потому боюсь, что понесу большие убытки. С. И. Солнцев40 читает политическую экономию везде: в Университете, Поли техникуме, Коммерческом институте, Лесном и на бывших интендантских курсах, за рабатывая в общей совокупности тоже около 150 рублей. Работать научно он, в сущно сти, не может, мне же удается уделять научной работе 4–6 часов в день. Материалы по демографии Украины печатаются. Прошу Вас передать мой привет Вашей сестре. Если есть у Вас отдельные оттиски, очень хотел бы их получить.

Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

№ Киев, 5-II- Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Все ждал выхода в свет своей библиографической работы, но надежды на скорый выход уже нет. Жизнь как-то так быстро бежит здесь, что ничего не успеваю сделать.

Летом кончал свою библиографию и много работал по организации Всеукраинского съезда по изучению производительных сил и народного хозяйства Украины, который 37 См. работу Птухи [20].

38 Эта работа Птухи была издана [21].

39 Речь идет о публикации [15].

40 Солнцев Сергей Иванович (1872–1936), экономист. В  1907–1913  гг. — хранитель экономи ческого кабинета Петербургского университета, в  1913  г. — приват-доцент кафедры политической экономии. С 1913 г. — экстраординарный профессор кафедры финансового права Томского универ ситета. В 1921–1926 гг. — профессор Петроградского университета.

имел место в Харькове с 26-XII-24 по 5-I-25. Ездил также в Москву на съезд по крае ведению, так что проездил в общем месяца 2. Звали остаться в Москве, но там акаде мическая обстановка значительно хуже, чем в Киеве. Отношения между отдельными учеными заставляют желать много лучшего, а, с другой стороны, вознаграждение за академическую работу тоже хуже, чем у нас. Никакого желания двигаться с места нет и быть не может. В связи с улучшением возможностей печатать работы (правда, не все) заработок части профессуры довольно существенно улучшился и жить стало неплохо.

Я лично работал и работаю много, но, к сожалению, не по теории. Когда писал свои би блиографические заметки, ознакомился со многим, заняться чем-нибудь специально не мог пока. Вчера сдал в печать довольно большую монографию о населении Киев ской губернии, которую, надеюсь, напечатают сравнительно быстро (в Киеве). Книга же по библиографии печатается в Харькове (с сентября отпечатано 8 листов, осталось 5). В  Москве печатают в  сборнике, посвященном памяти Н. А. Каблукова, «Историю первой таблицы брачности»41, написанную мной еще летом 1913 г.

На днях, вероятно, заключу контракт на работу о населении Украины и понемно гу буду писать ее. Одновременно начну опять понемногу работать по теории, которая давно меня манит. В 1924 г. мне, за недостатком средств, отказали в заграничной ко мандировке. Теперь я опять хлопочу о ней. Если меня опять вызовет Международный статистический институт, командировку дадут, в противном случае вряд ли. Г. Г. Швит тау42 хочет вернуться в Одессу, я ему помогаю в этом.

Прошу передать мой привет Вашей сестре. Искренне преданный Вам Мих. Птуха.

Сердечно благодарю за присылку своих работ.

№ Рим, 19-X- Глубокоуважаемый Владислав Иосифович!

Приезжал я в Берлин 25 сентября и очень жалел, что Вас не было в городе. На этот раз, хотя и с большими затруднениями, попал на сессию Института. Стоило это мне много времени, сил и даже денег. Обо всех перипетиях жизни в Риме расскажет Вик тор Владим. Степанов, с которым мы жили вместе. О себе могу сказать, что буду жить лучше, чем раньше, — имею квартиру (Трехсвятительская, 23, кв. 2) — тоже в здании академии. Вышла моя библиография книжной литературы, к сожалению, на 1 года позже, чем надо. Вышлю ее из Киева, ибо у меня самого нет ни одного экземпляра.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.