авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Ковалев В. В. Проблема понятийной неопределенности в прикладной экономике................... ...»

-- [ Страница 7 ] --

Методологическая сложность заключается в характере определения сферы ответ ственности регионов, когда требуется гибкость, чтобы легко следовать тем сдвигам, которые вызываются внутренними импульсами развития. Незавершен процесс раз работки теоретических основ структурного развития регионов в  складывающихся в  настоящее время в  России социально-экономических условиях. Это усложняется уникальностью каждого из  них. Нарастают сложности учета влияния внешних ус ловий старыми приемами либо явно видна их неэффективность, имеются проблемы точности верификации целей развития в условиях неопределенности не только внеш ней, но и внутренней среды, трудно реализовать достижение целей только методами обычного бюджетирования, долгосрочного планирования. Перспективные перемены могут быть значительными, а время для быстрой реакции на них ограничено, поэтому стратегическое региональное управление должно представлять собой упреждающий процесс. В связи с этим модернизация системы стратегического управления регионом требует внедрения новых теоретических подходов для активного практического ис пользования. Среди трудностей отметим: разрыв теории и практики стратегического регионального управления;

нехватку знаний, связанных с  развитием институтов на территории РФ;

недостаточную гибкость системы регионального управления;

отсут ствие опыта в  осуществлении «нового» стратегического регионального управления;

недоучет прошлого опыта и основных ценностей в обществе, в том числе на уровне региональных сообществ. Среди преобразований в этой сфере можно выделить сле дующие направления: во-первых, уточнение понятийного аппарата  — методологии анализа, отражающей наиболее устойчивые механизмы объективирования знаний в  стратегическом управлении по  отношению к  региональным системам;

во-вторых, корректировка формального аппарата и нормативно-правовой базы стратегического регионального управления с проверкой результатов понятийного анализа на полноту и непротиворечивость;

в-третьих, разработка качественных и надежных операцион ных моделей стратегического управления в стране и регионах.

Литература 1. Рязанов В. Т. Хозяйственный строй России: на пути к другой экономике: сб. ст. СПб.: Из дат. дом С.-Петерб. ун-та, 2009.

2. Полтерович В. М. Стратегии модернизации, институты и коалиции // Вопросы экономи ки. 2008. № 4. С. 4–24.

3. Маленков Ю. А. Проблемы управления мезоэкономикой в условиях глобализации // Ак туальные проблемы менеджмента в России на современном этапе: развитие новых принципов и методов управления мезоэкономикой и проблемы их внедрения в социально-экономических системах: тез. докл. науч.-практ. конференции. СПб.: ОЦЭиМ, 2008.

4. Норт Д. Институты и  экономический рост: историческое введение. М.: THESIS, 1993.

Вып. 2. С. 69–91.

5. Спиридонов Ю. А. Управление социально-экономическим развитием региона. М.: Наука, 2001.

6. Региональное развитие: опыт России и Европейского союза / под ред. А. Г. Гранберга. М.:

Экономика, 2000.

7. Желаева С. Э., Сактоев В. Е., Цыренова Е. Д. Институциональные аспекты устойчивого развития социо-эколого-экономических систем различных типов. Улан-Удэ: Изд-во Вост.-Сиб.

гос. техн. ун-та, 2005. 175 с.

8. Фатхутдинов Р. А. Стратегический менеджмент: учеб. 5-е изд., испр. и доп. М.: Дело, 2002.

9. Кузнецов Ю. В. Теория организации: учеб. пос. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 158 с.

10. Neuberger E., Duffy W. Comparative Economic Systems: a Decision–Making Approach. Boston, 1976.

11. Кайсарова В. П. Синтез методов стратегического управления крупным городом: от адми нистрирования к маркетингу // Проблемы современной экономики. 2008. № 2. С. 270–274.

12. Гринчель Т. П. Городской маркетинг — новый подход к концепции развития города // Ев роград. 1993. № 1. С. 25–32.

13. Томсон-мл., Артур А., Стрикленд А. Дж. Стратегический менеджмент: концепции и ситу ации для анализа. 12-е изд. / пер с англ. М.: Издат. дом «Вильямс», 2005. 928 с.

14. Scheer A. W., F. Abolhassam, Jost W., Kirchmer M. Business Process Change Management. ARIS in Practice. Springer-Verlag Berlin Heidelberg.Germany. New York, 2003. 293 с.

15. Соколова С. В., Соколов Б. И. Концептуальные основы выделения технологической школы менеджмента // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 5: Экономика. 2006. Вып. 4. С. 13–19.

16. Кайсарова В. П. Ценностно-ориентированный подход в  стратегическом управлении крупным городом // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 5: Экономика. 2008. Вып. 4. С. 132–137.

17. Кайсарова В. П. Система социальных ориентиров стратегического управления крупного города: смена парадигмы и переход к ценностной ориентации // Бедность в российском обще стве посткризисного развития / Андреев Н. Г., Крюков О. Г. и др. Владимир: Собор, 2011. 204 с.

18. Маленков Ю. А. О  необходимости перехода на новую модель стратегического менедж мента // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 5: Экономика. 2007. Вып. 4. С. 142–152.

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

2012 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 5 Вып. СТАТИСТИКА И УЧЕТ УДК 336. М. Л. Пятов, С. Н. Карельская БАЛАНСОВЫЕ МОДЕЛИ В МЕТОДОЛОГИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА Гармонизация методологии бухгалтерского учета и экономической статистики — тема, которая занимает наших коллег уже довольно давно. Интерес к ней совершенно не случаен, ведь во многом показатели современной экономической статистики фор мируются на основе данных бухгалтерской отчетности. Отсюда не следует оставлять без внимания методы, с помощью которых получаются агрегируемые в статистике дан ные. Актуальность вопросов соотношения методологии бухгалтерского учета и  ста тистики значительно повышается в  условиях перехода отечественной статистики на систему национальных счетов, которая в  том числе основывается на бухгалтерском методе двойной записи. При этом, как уже полвека назад писал Жан Маршаль, «для многих… счетоводство продолжает оставаться загадочной и сомнительной системой.

Это связано с  тем, что бухгалтерские методы принято считать сложными и  малодо ступными. Бухгалтер представляется каким-то особым существом, которое выражает простые факты при помощи непривычных приемов» [1, с. 17]. Вместе с тем, как отмеча ет В. В. Ковалев, такой «традиционный скептицизм и даже нелюбовь к бухгалтерскому учету со стороны многих… легко объясним и кроется главным образом в нежелании, а иногда и в непосильности овладения логикой и основаниями методологии этой весь ма специфической науки» [2, с. 108]. Однако при видимых различиях бухгалтерский учет и экономическую статистику объединяет результат работы наших коллег — это информация, определенным образом характеризующая реальность. Через бухгалтер ский учет, как и через статистику, по утверждению Я. В. Соколова, формируется «новое понимание мира, преобразующее его» [3, с. 137]. И бухгалтерская, и статистическая ин Михаил Львович ПЯТОВ — д-р экон. наук, профессор кафедры статистики, учета и аудита эко номического факультета СПбГУ. В 1996 г. окончил Санкт-Петербургский торгово-экономический ин ститут. В 1997 г. защитил кандидатскую, в 2003 г. — докторскую диссертации. Основные направления научных интересов — теория бухгалтерского учета, анализ бухгалтерской информации, регулирова ние практики бухгалтерского учета. Автор более 300 публикаций.

Светлана Николаевна КАРЕЛЬСКАЯ — канд. экон. наук, старший преподаватель кафедры ста тистики, учета и аудита экономического факультета СПбГУ. В 1996 г. окончила Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов. В 2009 г. защитила кандидатскую диссерта цию. Область научных интересов — история бухгалтерского учета и статистики, балансоведение, управленческий учет. Автор 33 публикаций.

© М. Л. Пятов, С. Н. Карельская, формация «подобно рентгеновским снимкам раскрывает внутренний, скрытый от глаз механизм общественных явлений» [3, с. 137]. Раскрытие такого «внутреннего смысла общественных явлений» экономической статистикой обусловлено методологией, слу жащей основой составления бухгалтерской отчетности. Именно в связи с этим целый ряд известных отечественных бухгалтеров, во многом сформировавших историю уче та в России, занимались вопросами соотношения бухгалтерского учета и статистики.

О соотношении методологии бухгалтерского учета и статистики писали такие авторы, как В. Д. Белов (1888), С. Ф. Иванов (1915–1916) [4;

5]. Методологические отличия бух галтерского и статистического учета анализировал Л. И. Гомберг (1897) [6]. Варианты использования в статистике метода двойной записи предлагал Н. У. Попов [7, с. 80–81].

Особый интерес в  этой связи представляют работы, в  которых авторы предло жили балансовые модели для обобщения статистической информации. Это труды М. Я. Батенькова [8], И. Ф. Валицкого [11], С. Г. Струмилина [18], А. П. Рудановского [20] и Н. С. Помазкова [27]. Рассмотрим содержание этих работ и попытаемся оценить значение изложенных в них идей для развития современной статистической методо логии.

Михаил Яковлевич Батеньков Михаил Яковлевич Батеньков (1844–1896) — преподаватель нижегородского реч ного училища, автор ряда известных работ по бухгалтерскому учету и ревизии, видел цель составления статистического баланса в систематизации сведений, формируемых за разные годы, и представлении взаимной связи между ними. Наилучшим средством для достижения этого, по его мнению, мог служить метод двойной записи, который по зволяет «дробить каждый однородный отдел, группировать все сведения, все отдель ные операции и случаи в деле… учитывает их по месту, времени и количеству каждого названия предмета». С помощью двойной записи, по убеждению Батенькова, возмож но было собрать и систематизировать информацию, раскрывающую «ход дела и … от ношения дела к прочим местам и лицам» [8, с. 313]. Возможность применения двойной записи к статистической информации он обосновывал использованием в статистике необходимого измерения, т. е. суммы и количества.

В докладе, прозвучавшем в августе 1872 г. на Международном статистическом кон грессе в Санкт-Петербурге, М. Я. Батеньков представил собравшимся свой «статисти ческий баланс» (табл. 1).

Нужно сказать, что баланс М. Я. Батенькова, несмотря на то что его части имено вались «актив» и «пассив», имел мало общего с бухгалтерским балансом в его тради ционном понимании. Привычное для бухгалтеров равенство актива и пассива в ста тистическом балансе Батенькова присутствовало. Однако оно обеспечивалось лишь за счет того, что итог «актива», включающий данные об остатках по показателям раз личных разделов на конец отчетного периода и уменьшение их (по определению авто ра «регресс, убыток») в отчетом году, должен был равняться «пассиву», который объ единял сведения об остатках в том же разрезе на начало периода и величину «прибыли или прогресса». Таким образом, итог актива и пассива в предложенном Батеньковым балансе не имел конкретного информационного содержания, поскольку в нем своди лись данные о людях, учебных заведениях, промышленных и торговых предприятиях и проч.

Таблица 1. Общая схема статистического баланса М. Я. Батенькова Баланс Пассив Актив 31 декабря 1900 г.

Антропология Прогресс и открытия:

Налицо людей: в образовании, по племенам, промышленности состоянию Прибыль:

и проч. в народонаселении, Образование промышленности, Налицо училищ: товарах учащихся, техников, Наличность предыдущего года была:

медиков в отделе антропологии — и проч. людей по племенам, Промышленность состоянию Налицо заводов: и проч.;

фабрик, рабочих в отделе образования:

и проч. училищ;

Торговля учащихся;

Налицо товаров: техников;

и проч. медиков Регресс, убыль: и проч., и т. п.

в образовании, промышленности, торговле БАЛАНС БАЛАНС И с т о ч н и к: [8, с. 314].

Несмотря на указанные особенности такого баланса, нельзя не отметить, что мысль Батенькова о необходимости обобщения в единой таблице всей статистической информации о фактах государственной жизни стала важным шагом в развитии мето дологии отечественной статистики.

К сожалению, доклад М. Я. Батенькова был встречен его коллегами, как писал из вестный российский бухгалтер тех лет С. Ф. Иванов, «довольно равнодушно» (цит. по:

[5, с. 96]). Вместе с тем его идеи нашли отражение в трудах И. Ф. Валицкого, имевших гораздо больший успех. Ссылки на них по настоящее время можно встретить даже в зарубежной печати (цит. по: [9, с. 249]).

Иван Францевич Валицкий Иван Францевич Валицкий1 (?–1898)  — автор книг по бухгалтерскому учету на железных дорогах и в золотопромышленных предприятиях [10, с. 34]. Статистический баланс И. Ф. Валицкого был представлен автором на суд коллег в 1876 г. в «Обществе для содействия русской промышленности и торговли». Спустя год доклад Валицкого 1 Настоящее имя — Януарий Франтишек.

увидел свет в издательстве типографии В. С. Балашева в Санкт-Петербурге под назва нием «Теория счетоводства в применении к народному хозяйству». В качестве прило жения к книге был напечатан статистический баланс Валицкого, названный им «Со стояние счетов по экономии европейской России к 1 января 1876 г.».

Статистический баланс И. Ф. Валицкого уже не только и  не столько был разра боткой форм статистических обобщений, но и  определял цели, задачи и  основные принципы того, что мы сегодня могли бы назвать «макроучетом», т. е. учетом функ ционирования хозяйства страны. На основании сформулированных задач и основных принципов (правил) «макроучета» формировался и предложенный баланс, и соответ ствующая ему учетная процедура.

Целью «макроучета» Валицкий считал «изучение перемен в состоянии народно го капитала» [11, с. 1]. При этом под капиталом он понимал «сбереженный труд» [11, с. 13].

Среди задач учета, результатом которого автор представлял статистический ба ланс, он выделял следующие:

— исчисление материального богатства страны;

— определение состава частей этого богатства по количеству, местным ценам и общей стоимости;

— абсолютное и относительное (на 100 душ народонаселения) сравнение данных о составных частях национального богатства России и других стран;

— определение динамики запасов ценностей, которые используются в  дальней шем производстве (см. [11, с. 1]).

Основные принципы статистического балансового учета Валицкий определил следующим образом: 1) использование единого денежного измерителя (что, согласно Валицкому, должно обеспечить сопоставимость данных о стоимости разнообразных «веществ» исходя из  «индивидуальных цен» «общеполезного предмета»  — хлеба);

2) построение учетных записей по правилу «не может быть дебитора без кредитора»;

3) систематизация данных по однородным группам;

4) соответствие групп данных ста тьям актива статистического баланса [11, с. 2–3].

Учетную процедуру, описанную И. Ф. Валицким, можно представить следующей схемой (рисунок).

Процедура макроучета И. Ф. Валицкого.

С о с т а в л е н о п о: [11, с. 3–6, 11];

использованы образцы схем форм счетоводства Я.В. Соколова [12, с. 336–360].

Таким образом, процедура «макроучета» по Валицкому состояла из  следующих этапов:

1. Внесение данных о фактах статистического исчисления из актов (сообщений) присутственных мест в мемориал (памятную книгу).

Рассмотрение данного этапа учетной процедуры позволяет сделать вывод о  том, что И. Ф. Валицкий определял предмет статистики как «факт статистического исчисле ния», который современный нам Федеральный закон «Об официальном статистическом учете и  системе государственной статистики в  Российской Федерации» от 29  ноября 2007 г. № 282-ФЗ называет «первичными статистическими данными» (п. 2 ст. 7 Закона).

Факт статистического исчисления по Валицкому  — это «акты присутственных мест», представляемые ими в органы статистики. Отсюда Валицкий проводит границу между данными о действительной хозяйственной жизни, формируемыми вне статистическо го учета («макроучета» — по его определению), и методологией статистики, позволя ющей обобщить и проанализировать эти сведения, к методам формирования которых сам статистический учет, его методология уже отношения не имеют. Именно исходя из этого утверждения и определяет сегодня методологию официальной статистики Фе деральный закон № 282-ФЗ, согласно которому «официальная статистическая методо логия включает в себя методы сбора, контроля, редактирования, сводки и группировки первичных статистических данных и административных данных» (п. 2 ст. 7 Закона).

2. Переоценка стоимости объектов учета в целях приведения ее к единому изме рителю.

Проведенное автором разделение методологии формирования «первичных ста тистических данных» и методологии их статистического учета позволяет определить данный этап рассматриваемой процедуры как следующее, не менее важное правило Валицкого: обобщение полученных статистиками первичных данных требует их обя зательной переоценки в целях приведения к единому измерителю и единым методам исчисления стоимости. Отсюда, согласно Валицкому, единство методов оценки объек тов статистического учета — это необходимое условие достоверности статистической информации.

3. Систематизация данных методом двойной записи.

4. Перенос данных согласно содержанию мемориала в главную, или сортовую, книгу.

Цель главной книги в системе Валицкого состояла в окончательной группировке статистических данных по счетам. Счета статистического учета в главной книге дели лись на две группы: счета народного дохода и счета народного богатства [9, с. 249].

5.  Выведение в  конце отчетного периода остатков по счетам и  составление на основе записей главной книги «отчета исчисления приращения русского народного бо гатства» и «статистического баланса» [11, с. 3–6, 11;

9, с. 249–250].

«Отчет исчисления приращения русского народного богатства» Валицкого по со держанию представлял собой модель состояния хозяйства страны, которую можно сравнить с  отчетом о  прибылях и  убытках коммерческих организаций. В  нем сопо ставлялись показатели национального потребления и национального дохода (в терми нологии автора  — производства). Превышение дохода, увеличенного на сумму при роста национального богатства за прошлый отчетный период, над потреблением за отчетный период определялось как прирост национального богатства. Эта величина должна была отражаться в  пассиве баланса национального богатства  — статистиче ского баланса Валицкого.

В табл. 2 в сокращенной форме представлен «Отчет исчисления прироста русского народного богатства за 1875 г.», составленный И. Ф. Валицким.

Таблица 2. Отчет о национальном доходе и национальном потреблении И. Ф. Валицкого Номенклатура счетов Сумма, Номенклатура счетов Сумма, потребления млн руб. производства млн руб.

Государственные расходы 543, Государственные доходы (налоги и сборы) 543, Внешняя торговля (экспорт) 370, Внешняя торговля (импорт) 428, Специальные средства Синода 5, Сверхсметные церковные расходы 5, Бюджеты по самоуправлению 53, Расходы по самоуправлению 53, Транспортные сборы 130, Транспорт 130, Личное потребление 5088, Хлебная промышленность 5330, Производственные затраты 946, Животноводство 186, Акцизная промышленность 350, Горное производство 202, Промышленное производство 570, Ремесленное производство 2300, Строительство 4067, Риск и случайности (увеличение стоимости земли, открытие по Убытки от стихийных бедствий 963, лезных ископаемых, предметы по Убытки от естественного износа 900, вторного употребления и т. д.) 5681, Итого потребление отчетного года 9000,00 19 849, Приращение богатства отчетного Приращение богатства прошлого 1874 г. 7748,74 (3100,44) 1875 г.

Итого по потреблению 16 748,74 Итого по производству 16 748, С о с т а в л е н о п о: [11, с. 15–31].

Существенной методологической особенностью «Отчета…» Валицкого является отражение налогов. Он показал суммы налогов и  сборов в  составе государственного потребления. Вероятно, это можно объяснить тем, что автор рассматривал в  составе потребления не только фактическую передачу ресурсов государства в личное или про изводственное потребление, но и выбытие ресурсов у основных производителей нацио нального дохода, т. е. предприятий, для которых оплата налогов являлась расходом. Дан ное предположение дает возможность объяснить включение И. Ф. Валицким в  состав национального дохода (производства) государственных расходов. Под государствен ными расходами ученый понимал расходы на финансирование высших государствен ных учреждений, ведомств Святейшего синода, министерств, органов контроля и т. д.) [11, с. 17]. Включение этих сумм в национальный доход можно объяснить пониманием их как денежной оценки оказанных услуг перечисленных государственных структур, которые не получают иных доходов, кроме государственного финансирования.

Новацией было включение в пассив данных о кредиторской задолженности, или внешних и  внутренних долгах государства. Актив раскрывал сведения об остатках материальных ценностей, составляющих национальное богатство страны. Его статьи должны были представляться в единой оценке — текущей рыночной — на отчетную дату. Таким образом, согласно Валицкому, статистический баланс должен был иметь са мостоятельное аналитическое значение. Пользователь его данных имел возможность, отняв величину отраженных в пассиве внешних долгов государства на отчетную дату от суммы оценки имущества страны на ту же дату, получить величину национального богатства государства, отдельно в балансе не выделявшуюся.

В сокращенном виде баланс национального богатства России на 1 января 1876 г., составленный И. Ф. Валицким, показан в табл. 3.

Таблица 3. Схема баланса национального богатства И. Ф. Валицкого Сумма, Сумма, Наименование статей актива Наименование статей пассива млн руб. млн руб.

Незастроенная территория 23 199, Застроенные территории 3 071,04 Народное богатство к 1 января 1875 г. 37 310, Разменный фонд 792,25 В том числе приращение богатства в Железные дороги 1 275,45 течение 1874 г. 7748, Коммерческий флот 44,00 Долги: внешние 1 074, Телеграф 10,12 внутренние 566, Материалы внешней защиты 767, Водные пути 98, Шоссейные дороги 37, Хлебный продукт 2 066, Домашние животные 4 769, Промышленные заводы 718, Театры и сценические увеселения 24, Государственная роспись доходов 40, Маяки и береговые знаки 7, Разное движимое имущество 1 354, Строительные материалы 41, Материалы 3434, Переходящие суммы* 301,86 Переходящие суммы** 3 100, Итого 42 051,43 Итого 42 051, * «Переходящие суммы» в активе включают оценку строящихся железных дорог, кораблей, раз ных сооружений и горных приисков [11, с. 49].

* ** «Переходящие суммы» в пассиве — это сумма прироста национального богатства за отчетный год (в терминологии автора – русского национального богатства) [11, с. 5, 31, 49].

С о с т а в л е н о п о: [11, с. 33–49].

Рассмотрение отчета и баланса Валицкого показывает, что, являясь пропаганди стом балансового метода в статистике, он при этом великолепно продемонстрировал и объективные границы возможностей его применения.

Таким образом, теория «макроучета» И. Ф. Валицкого  — это методология стати стического учета, позволяющая определять национальный доход и национальное бо гатство страны, а его статистический баланс — модель, позволяющая увидеть значение показателя национального богатства для определения благосостояния отдельного го сударства.

Много лет спустя в Советской России, уже после опубликования баланса народ ного хозяйства СССР 1923/24 г., в печати разгорелись дискуссии о методологии его со ставления. Большинство статистиков признавали, что общая схема баланса народного хозяйства «… должна состоять из серии таблиц, связанных друг с другом и в общей со вокупности охватывающих все основные моменты хозяйственной жизни в их взаим ной обусловленности — производство, распределение, обмен и производство, включая накопление» [13, с. 141;

14, с. 81]. Но были и такие, которые продолжали предлагать но вые схемы балансов народного хозяйства, построенных аналогично балансу частного хозяйства. Одним из таких авторов был Владимир Густавович Громан2 (1874–1940), ко торый в 1927 г. предложил схему баланса, построенную по принципам бухгалтерского учета. В сокращенном виде эта схема выглядит следующим образом (табл. 4).

Таблица 4. Схема статистического баланса В. Г. Громана I. Состояние капиталов к началу года (в том числе материальная и денежная части) II. Движение капиталов в течение года Левая часть баланса Правая часть баланса А. Приобретено материальных ценностей А. Потреблено Б. Поступило денежных средств Б. Отчуждено В. Произведено материальных ценностей В. Расходы денежных средств III. Состояние капиталов к концу года (в том числе материальная и денежная части) С о с т а в л е н о п о: [14, с. 81;

16, с. 54–55].

Предложения Громана не получили поддержки. Здесь любопытно обратить вни мание на содержание критики, высказанной в  его адрес. Так, например, по мнению авторов работы «Развитие статистической науки», В. Г. Громан только «заимствует из бухгалтерского учета прием сопоставления прихода и расхода денежных и матери альных ценностей. Экономико-статистический анализ этого “баланса” показывает, что он — не более чем набор показателей, которые непосредственно даже не балансируют ся между собой… Таким образом, вместо баланса перед нами только сочетание разных разделов, в которых смешаны разнородные категории и показатели» [17, с. 224].

Продолжали выдвигать свои идеи составления статистических балансов и бухгал теры. Среди них следует особо остановиться на работах С. Г. Струмилина и А. П. Руда новского.

Станислав Густавович Струмилин Станислв Гставович Струмилин3 (1877–1974) — автор более 700 научных работ по экономике, планированию, бухгалтерском учету и  отчетности, статистике, демо графии, социологии, политэкономии, истории народного хозяйства, управлению на родным хозяйством [15, с. 152–154]. В 1927 г. он предложил свой вариант баланса на родного хозяйства. В  сокращенном варианте его статистический баланс может быть представлен в следующем виде (табл. 5).

2 Псевдоним В. Г. Громана — Горн [14, с. 43].

3 Настоящая фамилия — Струмлло-Петрашквич.

Таблица 5. Схема баланса народного хозяйства по методологии С. Г. Струмилина Состояние на- Годовые Состояние народ родного хозяйства обороты ного хозяйства к началу года по: к концу года Актив (наличие) Актив (наличие) кредиту (расхо ду) по секторам ду) по секторам дебету (прихо зательства) по зательства) по Пассив (обя Пассив (обя по секторам по секторам Наименование статьи баланса секторам секторам Секторы: социалистический, капиталистический, простой товарный Рабочая сила Жилищный фонд Хозяйственные строения и сооружения Машины и орудия Мертвый инвентарь Живой инвентарь Основные фонды Амортизационный фонд Сельскохозяйственное сырье Материалы и полуфабрикаты Топливо и энергия Готовые изделия непроизводственного назначения Золото и другие валютные металлы Русская бумажная валюта Инвалюта Ценные бумаги Текущие счета в кредитных учреждениях Дебиторы и кредиторы Оборотные фонды Потери и накопления С о с т а в л е н о п о: [18, с. 58–59;

14, с. 82].

Главная идея С. Г. Струмилина относительно построения статистического балан са состояла в том, что «баланс народного хозяйства в целом по форме должен пред ставлять собой сводный баланс отдельных отраслей хозяйства и социальных укладов, с расшифровкой этой сводки в целой системе частных балансов, счетов производства и результативных счетов» [18, с. 56]. Информационным источником для составления статистического баланса должны являться балансы отдельных предприятий. Это, по мнению автора, могло бы обеспечиваться построением баланса народного хозяйства по структуре, аналогичной балансу частного хозяйства [18, с. 56].

Таким образом, очевидно, что идеи С. Г. Струмилина подкрепляли и  развивали положения трудов Батенькова и Валицкого. Главный вывод, который мы можем сде лать из его работ, состоит в следующем. Предмет экономической статистики не состав ляет квалификация тех фактов, которые отражаются в  бухгалтерском учете. Однако при этом ее задача состоит в формировании на основе представляемых бухгалтерами данных новых информационных сообщений, характеризующих состояние хозяйства страны. Следовательно, в этом случае методологически оправданным может быть толь ко построение экономической статистической отчетности посредством обобщения и  преобразования отчетности бухгалтерской. Это делает необходимым если не объ единение методологических принципов бухгалтерского учета и экономической стати стики, то, по крайней мере, принятие во внимание одних при формировании других.

Среди статистиков идеи Струмилина не получили официального одобрения. Лю бопытно обратить внимание на то, что автора много критиковали за использование бухгалтерских категорий (актив, пассив, дебет, кредит), а  также за искусственность разделения данных на актив и  пассив. Но главным объектом критики коллег стало включение Струмилиным статьи «рабочая сила» в денежной оценке в состав активов народного хозяйства [17, с. 225–226;

19, с. 67–68]. Интересно, что в наши дни разработ ка методологии учета так называемого «человеческого капитала» рассматривается как одна из актуальнейших задач теории бухгалтерского учета.

Абсолютно новаторский подход к составлению статистического государственного баланса в 1928 г. был предложен А. П. Рудановским.

Александр Павлович Рудановский Александр Павлович Рудановский (1863–1931)  — выдающийся отечественный бухгалтер-практик, который долгие годы проработал главным бухгалтером Москов ской городской управы, автор работ по теории бухгалтерского учета и анализу бухгал терской информации. Его статистический баланс увидел свет в 1928 г. в книге «Постро ение государственного баланса». Сокращенная схема баланса4 представлена в табл. 6.

Таблица 6. Схема «госбаланса» по А. П. Рудановскому Дебет Кредит Внешняя торговля Заграничные покупатели Заграничные продавцы Римессы Тратты заграничные Потребители ввоза Кредиты Склады Поставщики вывоза Вывоз в червонной оценке Ввоз в червонной оценке Превышение импорта над экспортом Превышение экспорта над импортом Убытки внешней торговли Прибыль внешней торговли Денежное обращение Инвалюта Народный фонд Запас золота и драгоценностей Эмиссионный фонд Земли и жилые постройки Вклады Дворцы, музеи, памятники Взносы кооперативов Наличные средства Внутренние займы Процентные бумаги Векселя Векселя Резерв учетных векселей 4 А. П. Рудановский для обозначения сторон баланса вместо традиционных наименований «ак тив» и «пассив» использовал термины «дебет» и «кредит». Это связано с тем, что автор понимал под балансом «счет счетов» и поэтому считал, что «в балансе, как во всяком счете, должен быть дебет… и кредит» [21, с. 8].

Окончание табл. Дебет Кредит Потеря на инвалюте Прибыль в инвалюте Проценты и комиссии, уплаченные банками Проценты и комиссии, полученные банками Госуправление Оборудование Основной фонд госбюджета Авансирование госбюджета наркоматами Запасный фонд госбюджета Дефицит госбюджета Фонды госбюджета за наркоматами Расходы Кредиты Доходы Добывающая промышленность Природные блага обеспеченной добычи Основной фонд добычи Предварительные затраты Промссуды Склады на местах добычи Кредиты Обрабатывающая промышленность Оборудование Основной фонд производства Дооценка оборудования в восстановительной оценке Агенты производства Промссуды Акции Облигационные займы Незаконченное производство Производственный фонд Полуфабрикаты Кредиты Готовые изделия Дотации Себестоимость продукции всей обрабатывающей Доходы от выручки за продукцию промышленности Торговля Товары на складах и в магазинах Торговый оборотный фонд Агенты торговые Кредиты Акции Прибыль торговли Незаконченные заготовки Убытки торговли Кооперация Склады и лавки Оборотный фонд кооперации Покупатели Кредиты Векселя Поставщики Покупная стоимость предметов Продажная выручка Коммунальное хозяйство Общественные сооружения и постройки Основной фонд коммунального хозяйства Общественные предприятия Кредиты Обзаведения коммунальных хозяйств Жилищный фонд Жилищные постройки в пользовании населения Кредиты Наличные средства Запасный фонд Дефициты коммунального бюджета Доходы Расходы Постройка жилых домов Сооружения коммунальных предприятий Потребление Сальдо расчетов с  госбалансом потребления и вообще балансов, входящих в госбаланс И с т о ч н и к: [20, с. 84–87].

Государственный баланс А. П. Рудановский предлагал построить исходя из  по ложений сформулированной им ранее балансовой теории. Одна из основных ее идей состоит в констатации искусственности столь привычного для бухгалтеров и многие десятилетия не подвергавшегося ими никакому сомнению равенства актива и пассива бухгалтерского баланса. По мнению Рудановского, подлинное равенство актива и пас сива баланса, характеризующих состояние капитала хозяйства и источников его фор мирования, может быть обеспечено только включением в баланс третьего элемента — бюджета, раскрывающего величины доходов и расходов хозяйства за отчетный период (см. [22]). Таким образом, бюджет в теории Рудановского — это дополнительный эле мент баланса, обеспечивающий соблюдение равенства его итогов баланса и  отража ющий независимые изменения актива и пассива. А. П. Рудановский был убежден, что при отсутствии в балансе бюджета «сбалансированность актива с пассивом на сальдо прибыли и  убытка дает ложный баланс» [20, с. 13]. Именно на основе этого подхода А. П. Рудановский в большинство разделов «государственного баланса» включил ста тьи доходов (выручки) и расходов (себестоимости выбывших товаров).

Государственный баланс А. П. Рудановского состоит из девяти разделов, соответ ствующих девяти выделяемым им функциям государственного хозяйства: 1) внешняя торговля;

2) денежное обращение;

3) госуправление;

4) добывающая промышленность;

5)  обрабатывающая промышленность;

6)  торговля;

7)  кооперация;

8)  коммунальное хозяйство и 9) потребление [20, с. 16, 20, 87].

По методологии составления государственный баланс А. П. Рудановского  — это сводный баланс отдельных наркоматов или министерств (см. [23, с. 309]). Основой для его формирования должны были служить две группы шахматных балансов5 отдельных наркоматов, в которых выявлялись взаимные расчеты между ними, элимининируемые в госбалансе, и функциональные обороты.

Очень важно отметить, что А. П. Рудановский не только предложил новую форму государственного баланса, но  и  разработал методологию статистического учета, ос нованную на принципе двойной записи, которая строилась «от балансов отдельных хозяйств, через балансы их объединений» [24, с. 4]. Эта методология предполагала не простое суммирование данных единичных балансов, а выявление внутрибалансовых и межбалансовых взаимосвязей, что полностью перестраивало учетную информацию, обеспечивая раскрытие данных о выполняемых функциях государства.

Таким образом, А. П. Рудановский показал, что использование балансовой моде ли в экономической статистике способно обеспечить методологическое единство при агрегировании данных бухгалтерской отчетности и позволяет на основе информации о положении дел единичных хозяйств, представляемой в их балансах, оценивать реа лизацию государством его экономических функций.

Здесь интересно обратить внимание на то, что одной из  важнейших таблиц со временной системы национальных счетов является так называемая «межсекторная матрица активов и обязательств», характеризующая взаимоотношения между различ ными институциональными секторами экономики. Она раскрывает данные об активах и обязательствах выделенных секторов на отчетную дату. Таким образом, фактически для формирования этой матричной таблицы используется методология составления государственного баланса, предложенная А. П. Рудановским в 1928 г.

5 Шахматный баланс автор определял как оперативный баланс, раскрывающий «взаимоотноше ния — корреспонденцию каждого счета со всеми остальными счетами» [20, с. 14].

Формируемые в настоящее время на основе Международных стандартов макро экономической статистики матричные балансовые таблицы являются инструментом макроэкономического мониторинга, надзора за развитием экономики и  выявления тенденций к нарушению экономического равновесия [25, с. 54–55]. Главной задачей их составления является создание единого информационного пространства, обеспечива ющего равномерное развитие национальных экономик и  мирового рынка [26, с. 16].

В связи с этим следует вспомнить предложение по разработке статистических балан сов еще одного известного бухгалтера Н. С. Помазкова, выдвинутое в 1929 г.

Николай Семенович Помазков Николай Семенович Помазков (1889–1968) — профессор Ленинградского инсти тута советской торговли, автор известных работ по балансоведению, истории и теории бухгалтерского учета.

Н. С. Помазков предложил не ограничивать макроучет рамками отдельной стра ны. Он разработал статистическую балансовую модель, характеризующую макроэко номические показатели мирового хозяйства. Свой статистический баланс Помазков назвал абсолютным балансом. Его схема представлена в табл. 7.

Таблица 7. Схема статистического баланса Н. С. Помазкова Актив Абсолютный баланс Пассив Здания и сооружения Оборудование и машины Транспорт Сырье и основные материалы Чистый капитал Топливо и вспомогательные материалы Полуфабрикаты Товары и готовые изделия С о с т а в л е н о п о: [27, с. 255].

В активе предложенного Помазковым абсолютного баланса раскрывается инфор мация о массе материальных ценностей, формирующих капитал мирового хозяйства.

Среди них, по его замыслу, должна была отсутствовать такая позиция, как денежные средства, поскольку, по мнению Н. С. Помазкова, «деньги по своей природе могут ча стично относиться к материальным ценностям (металл), а частью к дебиторам (бумаж ные деньги)» [27, с. 250–251]. Автор также изъял из  своего баланса статьи дебитор ской и  кредиторской задолженности, поскольку они лишь «выражают перемещение отдельных частей имущества (капитала) и в  пределах баланса мирового хозяйства имеют тождественное суммовое выражение, причем статья “дебиторы” показывает сумму переданных, а статья “кредиторы” сумму полученных частей имущества миро вого хозяйства … при этом … те или иные перемещения отдельных частей имущества мирового хозяйства не отражаются на общей величине этого имущества … отсутствие в балансе этих же статей не может отразиться на общей величине имущества мирового хозяйства» [27, с. 253].

По всей видимости, именно такая модель баланса мирового хозяйства, которую представил на суд коллег Помазков, позволяет увидеть определенную степень услов ности форм межгосударственного кредитования, в  реальности обеспечивающего не столько доход отдельных стран от предоставления кредита другим государствам, сколько относительную стабильность функционирования мировой экономики в  це лом. Это и подчеркивает абсолютный баланс Помазкова тем, что не содержит статей расчетов.

В пассиве абсолютного баланса показатель «Чистый капитал» характеризует «итог суммовых выражений, перечисленных в … активе баланса» [27, с. 254]. Чистый капи тал, представленный в пассиве баланса, Н. С. Помазков предлагал раскрывать в разрезе по районам (народное хозяйство Советского Союза, Германии, Франции и т. д.) или по отраслям [27, с. 258]. Таким образом, согласно Помазкову, в масштабе мировой эконо мики все присутствующее имущество — это не что иное, как чистые активы общего мирового хозяйства, относительно которого по определению абсолютно бессмыслен ны рассуждения о платежеспособности.

К сожалению, при всей масштабности идей Помазкова о построении абсолютно го статистического баланса, ученый не описал способов его формирования, оставив без внимания методологию абсолютного учета. С методологической точки зрения оче видно лишь то, что в предложенном балансе соблюдается равенство актива и пассива, и актив и пассив понимаются аналогично тому, как они трактуются в рамках методоло гии бухгалтерского учета юридических лиц. Нужно отметить, что схожие с идеями По мазкова предложения использовал один из основоположников системы национальных счетов, голландский экономист Ван Клифф в 1930-х годах, обосновывая возможность применения принципов бухгалтерского учета для описания экономики в  целом [28, с.193].

*** Рассмотренные нами идеи ученых-балансоведов — более или менее удачные, бо лее или менее оригинальные, как нашедшие отражение в практике учета, так и не по лучившие признания,  — это доказательства в  определенной степени единства задач бухгалтерского учета и  экономической статистики  — создания количественной эко номический информации. В настоящей статье мы обратили внимание читателя лишь на один из аспектов множества работ, отражающих идеи гармонизации методологии экономической статистики и  бухгалтерского учета. Так, например, совсем недавно Я. В. Соколов, ставя вопрос о том, «какая статистика нужна обществу», и пытаясь дать на него ответ, как условие повышения достоверности статистических данных опреде лял необходимость применения в статистике бухгалтерского принципа «достоверного и добросовестного взгляда» (true and fair view) [3, с. 131–133]. Рассматривая «бухгал терский учет как часть экономической статистики», профессор Соколов определял его как «микростатистику», что, в частности, позволяет увидеть относительность «класси ческого» утверждения об отличии бухгалтерского учета и экономической статистики прежде всего по предмету: единичные хозяйственные факты в первом случае и сово купности — во втором. Совокупность, считал Я. В. Соколов, — это исходное понятие статистики. Однако «бухгалтер, приступая к учету, должен, прежде всего, сконструи ровать совокупность, т. е. выделить те объекты и явления, которые принадлежат учету, на том или ином счете. Все входящие в  совокупность факты должны быть связаны между собой общей связью, что позволяет объединить их… Отбор проводится на ос новании признаков, которыми обладают единицы совокупности, ее составляющие.

Основные категории бухгалтерского учета — баланс и счета — это статистические со вокупности в полном смысле этого слова. И, что самое главное, бухгалтер формирует их как статистик» [29, с. 189].

Исходя из  этого утверждения при рассмотрении информативности статистиче ских показателей Я. В. Соколов определял данную категорию в статистике совершенно аналогично понятию информативности сообщений о единичном хозяйственном фак те [3, с. 134;

30, с. 40–41].

Заканчивая статью, следует отметить, что переход отечественной статистики на систему СНС, модернизация нормативно-правового регулирования статистического учета в нашей стране — это чрезвычайно важные, но не самые главные причины того, что делает актуальным вопрос о  соотношении методологии учета и  экономической статистики. Наблюдая и  изучая экономическую реальность, нельзя не заметить, на сколько экономическая жизнь общества зависит от получаемой им количественной информации о хозяйственных процессах, формируемой бухгалтерами и обобщаемой и анализируемой статистиками. Качество экономической информации — это важней шее условие экономической стабильности. И  здесь бухгалтеры и  статистики вместе способны сделать много больше, чем обособившись за весьма относительными отли чиями методологических принципов.

Литература 1. Маршаль Ж. Новые элементы французской системы национальных счетов. М.: Стати стика, 1967. 374 с.

2. Ковалев В. В. Бухгалтерский учет в России: смена приоритетов // Вестн.С.-Петерб. ун-та.

Сер. 5: Экономика. 2010. Вып. 4. С. 98–112.

3. Соколов Я. В. Какая статистика нужна обществу? // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 5: Эконо мика. 2008. Вып. 3. С. 131–139.

4. Белов В. Бухгалтерия в ряду других знаний // Счетоводство. 1888. № 22. С. 368–370;

№ 23.

С. 391–393, 1889;

№ 14–15. С. 184–187;

1891. № 1. С. 3–5.

5. Иванов С. Ф. Очерки по счетоводно-хозяйственной статистике //  Коммерческая школа и жизнь. 1915–1916. № 4, вып. 15. С. 93–116.

6. Гомберг Л. Счетоводство и статистика // Счетоводство. 1897. № 10–16. С. 161–165.

7. Попов Н. У. Математический метод бухгалтерии. Красноярск. Типо-литография М. Я. Ка хановской, 1906. 286 с.

8. Батеньков М. Я. Счетоводство и статистика // Счетоводство. 1893. № 21. С. 312–314.

9. Соколов Я. В. Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней. М.: Финансы, 1996. 638 с.

10. Соколов Я. В., Стуков С. А. Идеи макроучета в России // Бухгалтерский учет. 1992. № 1.

C. 34–38.

11. Валицкий И. Ф. Теория счетоводства в применении к народному хозяйству с приложени ем состояния счетов по экономии России. СПб.: Типография В. С. Балашева, 1877. 49 с.

12. Соколов Я. В. Основы теории бухгалтерского учета. М.: Финансы и статистика, 2003. 496 с.

13. Зейлингер В. И., Гухман Б. А. К методике построения баланса народного хозяйства СССР // Плановое хозяйство. 1928. № 4. C. 141–158.

14. Соколин В. Л., Симчера В. М. К истории становления и развития балансовых работ в Рос сии // Вопросы статистики. 2006. № 6. С. 76–87.

15. Корнев В. П. Видные деятели отечественной статистики. М.: Финансы и статистика, 1993.

200 с.

16. Громан В. Г. О теории баланса народного хозяйства и методах его построения // Вестник статистики. 1927. № 1. С. 46–55.

17. Рябушкин Т. В., Симчера В. М., Машихин Е. А. Развитие статистической науки в СССР. М.:

Наука, 1985. 336 с.

18. Струмилин С. Г. О методах построения баланса народного хозяйства и частности народ ного богатства // Вестник статистики. 1927. № 1. С. 56–61.

19. Смирнов В. По поводу тезисов тт. Громана и Струмилина о балансе народного хозяйства // Вестн. статистики. 1927. № 1. С. 65–71.

20. Рудановский А. П. Построение государственного баланса. М.: Издательство Наркомторга СССР и РСФСР, 1928. 94 с.

21. Рудановский А. П. Построение баланса. М.: Московское академическое издательство «Макиз», 1926. 36 с.

22. Рудановский А. П. Общая теория учета и оценка Московского городского счетоводства с точки зрения счетной теории и счетной практики в их современном развитии. М., 1912. 390 с.

23. Соколов Я. В. Бухгалтерский учет в России: теория и практика // Очерки истории разви тия экономической мысли. М.: Наука, 2003. С. 304–311.

24. Борьян Б. А. Проблема государственного баланса: вступительная статья к  книге Руда новского А. П. Построение государственного баланса. М.: Издательство Наркомторга СССР и РСФСР, 1928. С. 1–6.

25. Замараев Б. А., Назарова А. Г. СНС и матричные формы представления статистических данных в  практике макроэкономического анализа прогнозирования //  Вопросы статистики.

2011. № 2. С. 42–56.

26. Пушкина М. В. Гармонизация бухгалтерского учета и  системы национальных счетов // Аудиторские ведомости. 2007. № 1. С .16–23.

27. Помазков Н. С. Счетные теории. Принцип двойственности и метод двойной записи. Л.:

Изд-во «Экономическое образование», 1929. 268 с.

28. Иванов Ю. Н., Казаринова С. Е., Карасева Л. А. Основы национального счетоводства. М.:

ИНФРА-М, 2005. 480 с.

29. Статистика в  Санкт–Петербургском университете /  под ред. Я. В. Соколова, Д. А. Льво вой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010. 266 с.

30. Палий В. Ф., Соколов Я. В. АСУ и проблемы теории бухгалтерского учета. М.: Финансы и статистика, 1981. 224 с.

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

УДК 336.6 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. Н. В. Генералова, Н. А. Соколова ВАРИАТИВНОСТЬ ИНТЕРПРЕТАЦИИ БУХГАЛТЕРСКОЙ ИНФОРМАЦИИ Анализ бухгалтерских данных является логическим следствием бухгалтерской процедуры. Учетные противоречия приводят к  возникновению противоречий при интерпретации финансовой отчетности. В  этом направления среди отечественных специалистов можно выделить профессора Я. В. Соколова (1938–2010), который ввел понятие «бухгалтерский парадокс»1.

Возникновение информационных противоречий при анализе финансовой отчетности в свете информационных преломлений Бухгалтерская информация на своем пути от бухгалтера до заинтересованного пользователя проходит несколько информационных преломлений (рис. 1).

Рис. 1. Четыре информационных преломления.

Первое информационное преломление имеет место при отражении фактов хозяй ственной жизни в системе бухгалтерского учета как следствие применения бухгалтер ской процедуры и реализуемых учетных принципов. Именно здесь возникает то, что 1 «Под парадоксом в науке понимают логическое противоречие, неизбежно возникающее в тех или иных фундаментальных или существенно важных положениях. Парадоксы неизбежны, а от глу бины их осмысления и разрешения зависит успех любой деятельности, в том числе и бухгалтерской»

[1, с. 65]. Первоначально в 2000 г. Я. В. Соколов выделял двенадцать парадоксов [1, с. 65–77]. В одной из своих последних работ, опубликованной в 2010 г., им было сформулировано тридцать два пара докса [2, с. 146–183].

Наталья Викторовна ГЕНЕРАЛОВА — канд. экон. наук, доцент кафедры статистики, учета и аудита СПбГУ. Окончила учетно-экономический факультет Санкт-Петербургского торгово-эконо мического института (2000) и аспирантуру (2003). В 2004 г. защитила кандидатскую диссертацию в СПбГУ. С 2005 г. работает в Университете. Область научных интересов — влияние методологии бух галтерского учета на финансовую отчетность, регулирование учета и отчетности на международном уровне, консолидированная финансовая отчетность, теории финансовой отчетности.

Наталья Александровна СОКОЛОВА — канд. экон. наук, доцент кафедры статистики, учета и аудита СПбГУ. В 2002 г. окончила экономический факультет СПбГУ. В 2005 г. защитила кандидатскую диссертацию. С 2004 г. работает в Университете. Область научных интересов — проблемы методо логии анализа финансовой отчетности и принятия на ее основе управленческих решений, влияние методологии учета и формирования финансовой отчетности на вариативность результатов анализа, типологизация бухгалтерских балансов.


© Н. В. Генералова, Н. А. Соколова, можно назвать информационными бухгалтерскими искажениями. Второе смысловое преломление — это формирование финансовой отчетности. Оно во многом обуслов лено процессами регулирования практики финансового учета. На основании данных бухгалтерской отчетности аналитик рассчитывает финансовые коэффициенты, рас крывающие картину финансово-хозяйственной деятельности компании, и здесь воз никает третье преломление информации. И, наконец, четвертое преломление имеет место при принятии управленческих решений заинтересованным пользователем бух галтерской информации.

Перечисленные информационные преломления обусловливают вариативность интерпретаций содержания финансовой отчетности, что, в свою очередь, порождает смысловые противоречия при ее анализе (рис. 2).

Рис. 2. Взаимосвязь информационных преломлений и вариативности интерпретации финансовой отчетности.

Причины возникновения информационных преломлений Описанные выше информационные преломления имеют как объективные, так и субъективные причины. Первые являются следствием противоречия применяемой методологии учета действительному содержанию отражаемых фактов. «Движение вперед нашего познания, — пишет П. Л. Капица (1894–1984), — происходит тогда, ког да между теорией и опытом возникают противоречия. Эти противоречия дают ключ к более широкому пониманию, они заставляют нас развивать нашу теорию» [3, с. 307].

Вторые вызваны проблематикой личностного восприятия информации.

Рассмотрим причины информационных преломлений учетной информации.

Противоречие между условной действительностью и  безусловной реально стью. Бухгалтерский учет — это язык знаков, созданный для замены реальных объ ектов их символами, позволяющими описать хозяйственную деятельность и ее резуль таты. А любой знак так или иначе упрощает или искажает действительность. Глубина этих различий определяется смысловыми противоречиями между содержанием хо зяйственного факта и его «заменителем», сформированным через принципы, методы и приемы обработки информации в бухгалтерском учете. Накапливаясь, эти систем ные искажения приводят к иллюзорному восприятию производимой системой инфор мации как полностью адекватной поставленным задачам и  абсолютно соответству ющей реальной действительности. Вместе с  тем, как писал И. П. Павлов (1849–1936), «научный ум имеет дело с маленьким уголком действительности, а ум обычный имеет дело со всей жизнью» [4].

Эта причина также может быть объяснена тем, что финансовая отчетность явля ется финансовой моделью фирмы [5, с. 107]. Моделирование — это один из ключевых методов бухгалтерского учета, «средство концептуальной реконструкции фактов хо зяйственной жизни и  хозяйственных процессов» [1, с. 127]. Ограничения бухгалтер ского учета как модели отражения действительности признают и зарубежные специ алисты [6, p. 18].

Вариативность бухгалтерской методологии. При отражении фактов хозяй ственной жизни в бухгалтерском учете бухгалтер, формируя учетную политику, име ет возможность выбирать один из возможных вариантов бухгалтерской методологии.

Данный выбор также вносит определенные ограничения относительно возможностей представления в отчетности информации о финансовом положении предприятия. Это приводит к вариативности отчетности и результатов ее интерпретации (рис. 3).

Рис. 3. Влияние вариативности методологии бухгалтерского учета.

На степень вариативности финансовой отчетности большое влияние оказывает содержание действующих регулятивов [7;

8]. Вместе с тем вариативность методоло гии бухгалтерского учета во многом обусловлена множественностью характеристик фактов хозяйственной жизни [1, с. 92;

2, с. 19]. Квалификация каждого факта хозяй ственной жизни (признание, оценка и раскрытие) определяется набором его информа ционных «слоев», прежде всего экономическим и юридическим. При этом для объек тивного представления информации о деятельности фирмы в отчетности должно быть отражено как экономическое, так и  юридическое содержание фактов хозяйственной жизни, однако эти две трактовки достаточно часто противоречат друг другу [9]2.

Еще одним фактором, оказывающим влияние на вариативность методологии уче та, является «приоритетный пользователь», в интересах которого формируется учет ная информация [10, с. 87]. Конфликт интересов пользователей бухгалтерской инфор мации заключается в противоречии задач представления информации о платежеспо собности и рентабельности компаний [11, с. 132]. Реализация этих двух противореча щих друг другу целей предполагает совершенно разные подходы к оценке и признанию элементов отчетности компании. В теории учета это находит отражение в статической 2 В настоящее время в большинстве юрисдикций, включая российские и международные стан дарты финансовой отчетности, доминирует приоритет содержания над формой, т. е. первостепенное значение отдается экономическому слою факта хозяйственной жизни, как следствие, юридический отходит на второй план.

и  динамической концепциях балансов, однако на практике составляется лишь один баланс, что затрудняет анализ бухгалтерских данных.

Условность (субъективность) применения учетной процедуры. Важной харак теристикой учетной практики является доминирующее влияние англо-американской учетной школы, ключевые идеи которой легли в основу МСФО [5, с. 99;

12, с. 272;

13].

В данной учетной школе существенная роль при квалификации фактов хозяйственной жизни отводится бухгалтеру, его профессиональному суждению, которое он выносит.

Здесь бухгалтер выступает как аналитик, а не «учетчик». Это усиливает субъективный характер данных учета, поскольку суждение  — это, прежде всего, мнение, основан ное на знаниях, умениях и опыте конкретного специалиста;

более того, оно нестатично [14].

Таким образом, один и  тот же факт хозяйственной жизни может быть отражен по-разному, вплоть до признания или непризнания, в силу профессионального сужде ния того или иного составителя финансовой отчетности. Это приводит к различным содержанию, оценке и раскрытию информации об элементах финансовой отчетности (активах, обязательствах, капитале, доходах и расходах).

Вариативность финансовой отчетности. Информационное преломление на этом этапе обусловлено двумя группами причин. Во-первых, отчетность является следствием учетной процедуры, и, соответственно, причины информационных иска жений, перечисленные выше, оказывают влияние и на показатели финансовой отчет ности. Во-вторых, это причины, порождаемые непосредственно процессом формиро вания финансовой отчетности. Как было отмечено ранее, процесс формирования фи нансовой отчетности выделился в самостоятельную процедуру бухгалтерского учета и приобрел едва ли не первостепенное значение для всей учетной процедуры. Так, если раньше учетные правила главным образом были нацелены на регулирование техники отражения на счетах бухгалтерского учета фактов хозяйственной жизни и этому со ответствовали отчетные формы, то ныне стандарты финансовой отчетности регу лируют порядок отражения операций и событий в финансовой отчетности и как след ствие определяют учетную процедуру.

Среди специальных методов формирования финансовой отчетности, влияющих на ее вариативность, можно выделить группировку статей отчетов (о  финансовом положении, о финансовых результатах, о движении денежных средств и о движении капитала). Так, стандарты финансовой отчетности позволяют в определенных рамках отразить один и тот же объект в различных статьях (например, предоплаты за основ ные средства в отчете о финансовом положении могут быть показаны по строкам «Ос новные средства», «Прочие внеоборотные активы», «Долгосрочная дебиторская за долженность», «Авансы выданные поставщикам»), это, в свою очередь, предопределит влияние на результаты анализа отчетности [15, с. 103].

Степень агрегации при формировании статей финансовой отчетности не урегули рована во многих национальных и наднациональных учетных системах3. Форматы фи нансовых отчетов также имеют вариативы. Например, расходы по обычным видам де ятельности в отчете о финансовых результатах могут быть представлены как методом «по сущности», так и методом «функции расходов», что окажет влияние на их анализ;

3 Например, в соответствии с МСФО (IAS) 1 «Представление финансовой отчетности» состави тель финансовой отчетности самостоятельно определяет форму отчетных форм, стандарт приводит лишь минимальный перечень статей для раскрытия.

выбор в  пользу прямого или косвенного метода формирования раздела операцион ной деятельности отчета о движении денежных средств может привести к различному представлению и, как следствие, к интерпретации данного отчета.

Вариативность методологии анализа финансовой отчетности. Речь идет о  причинах информационных преломлений в  третьей точке на пути «от фактов хо зяйственной жизни к пользователю отчетности», которые помимо озвученных выше факторов обусловлены вариативностью методологии анализа финансовой отчетно сти. Как и методология учета, методология анализа отчетности, включающая методы, приемы и модели анализа, имеет множество вариатив, обусловленных аргументацией различных процедур, абсолютных показателей, коэффициентов, отражающих эконо мический потенциал компании. Подходы к  анализу отчетности во многом обуслов лены страновыми особенностями, хотя говорить о единстве национальных подходов не приходится. Так, среди отечественных специалистов в  этой области нет единства взглядов на модель анализа финансовой отчетности [16–19]. Например, одних только показателей рентабельности насчитывается порядка десяти [20].


Принцип дополнительности. Влияние методологии анализа на вариативность результатов интерпретации бухгалтерской информации связано также с так называе мым принципом Бора4, согласно которому чем точнее и достовернее оценивается один показатель, например платежеспособность, тем менее достоверную оценку получает другой, например рентабельность. Так, выбор метода оценки запасов при отражении выпуска и  продажи продукции предопределяет величину показателей рентабельно сти и ликвидности: чем больше величина списанных материалов в отчетном периоде, тем меньше рентабельность и, соответственно, чем больше оценка остатка материалов в балансе, тем выше показатель ликвидности. Таким образом, выбор метода оценки за пасов одновременно влияет на рентабельность и ликвидность компании.

Апперцепция отчетности пользователем. И, наконец, значимую роль играет рассмотрение отчетности пользователем с целью принятия управленческих решений.

Восприятие учетной информации и  результатов ее анализа, т. е. итог ее интерпрета ции, будет сугубо индивидуально в каждом конкретном случае, для каждого заинте ресованного пользователя в силу различия в апперцепции (возможностей понимания) последнего [21, с. 119]. Так, возможны ситуации, при которых ожидания, связанные у  пользователя отчетности с  получаемыми данными, и  реакция на них не соответ ствуют их смысловому значению, определяемому методологией бухгалтерского учета и анализа. Проще говоря, узнавая, что фирма получила прибыль, пользователь отчет ности считает, что речь идет о полученных фирмой деньгах, но это совсем не так.

Данная группа причин обусловлена множеством факторов, среди которых следу ет отметить и  недостаточную подготовленность пользователей финансовой инфор мации. Эффективное функционирование системы бухгалтерского учета и отчетности невозможно без совершенствования бухгалтерского образования, в том числе нали чия достаточного числа пользователей учетной информации, «имеющих потребность в финансовой информации и навыки ее использования при принятии экономических решений, в частности, определении направлений инвестирования капитала и анализе рисков, связанных с этим» [22]. В противном же случае пользователь, не понимающий 4 Нильс Хенрик Давид Бор (1885–1962)  — датский физик-теоретик и  общественный деятель, один из создателей современной физики. Лауреат Нобелевской премии по физике 1922 г.

природу бухгалтерской информации и ограниченности ее анализа, способен сделать поверхностные выводы, неадекватные реальному положению дел, которые смогут спровоцировать неверные управленческие решения.

*** Мы рассмотрели далеко не все ситуации «информационных преломлений», воз никающих при создании финансовой отчетности и ее последующем анализе, в реаль ной экономической жизни их объективно гораздо больше, поскольку они являются неотъемлемым атрибутом любого информационного поля, и  бухгалтерский учет  — не исключение. Именно поэтому так важно понимать, какие противоречия кроются в том или ином теоретическом утверждении, всегда имеющем определенные границы.

В практической бухгалтерии бывают смешаны совершенно разные теоретические кон цепции, что также не может не приводить к логической неустойчивости финансовой отчетности.

Литература 1. Соколов Я. В. Основы теории бухгалтерского учета. М.: Финансы и статистика, 2000.

2. Соколов Я. В. Бухгалтерский учет как сума фактов хозяйственной жизни: учеб. пособие.

М.: Магистр;

ИНФРА-М, 2010.

3. Капица П. Л. Научные труды. Наука и современное общество / ред.-сост. П. Е. Рубинин.

М.: Наука, 1998.

4. Павлов И. П. Вторая лекция из цикла «Об уме вообще, о русском уме в частности», 1918 г.

// Природа. 1999. № 3. С. 23–29.

5. Ковалев В. В. Бухгалтерский учет в России: смена приоритетов // Вестн. С-Петерб. ун-та.

2010. Сер. 5: Экономика. Вып. 4. С. 98–112.

6. Jones M. Accounting. 2nd ed. Bristol: Wiley, 2010.

7. Генералова Н. В., Корабельников А. А. Методология бухгалтерского учета и ее влияние на показатели финансовой отчетности // Финансы и бизнес. 2008. № 1. С. 162–176.

8. Nobes C., Parker R. Comparative International Accounting. 8th ed. Prentice Hall, 2004.

9. Генералова Н. В. Преобладание сущности над формой //  Финансы и  бизнес. 2011. №  3.

С. 170–184.

10. Хендриксен Э. С., Ван Бреда М. Ф. Теория бухгалтерского учета /  пер. с  англ.;

под ред.

проф. Я. В. Соколова. М.: Финансы и статистика, 2000.

11. Пятов М. Л., Соколова Н. А. Анализ финансовой отчетности. М.: Бухгалтерский учет, 2011.

12. Генералова Н. В., Модеров С. В. МСФО в России: взгляды Я. В. Соколова и практика при менения // Соколовские чтения «Взгляд из прошлого в будущее»: доклады международной на учной конференции 10–11 февраля 2011 г. Т. 2. СПб.: Нестор-История, 2011. С. 269–283.

13. Пятов М. Л., Смирнова И. А. Концептуальные основы Международных стандартов фи нансовой отчетности. М.: 1С-Паблишинг, 2008.

14. Генералова Н. В. Профессиональное суждение и его применение при формировании от четности, составленной по МСФО // Бухгалтерский учет. 2005. № 23. С. 54–62.

15. Соколова Н. А. Анализ ликвидности // Бухгалтерский учет. 2010. № 5. С. 101–106.

16. Ковалев В. В., Ковалев Вит. В. Финансовая отчетность. Анализ финансовой отчетности:

Основы балансоведения. М.: Проспект, 2006.

17. Шеремет А. Д., Негашев Е. В. Методика финансового анализа деятельности коммерче ских организаций. М.: ИНФРА-М, 2003.

18. Баканов М. И., Шеремет А. Д. Теория анализа хозяйственной деятельности: 2-е изд. М.:

Финансы и статистика, 1987.

19. Пятов М. Л. Бухгалтерский учет для принятия управленческих решений М.:

1С-Паблишинг, 2009.

20. Пятов М. Л. Оценка рентабельности: развитие методологии // БУХ. 1С. 2010. № 11. С. 22– 24.

21. Соколов Я. В., Львова Д. А. Теория психологической экономии Р. М. Орженцкого // Вестн.

С.-Петерб. ун-та. 2010. Сер. 5: Экономика. Вып. 2. С. 109–120.

22. Концепция развития бухгалтерского учета и  отчетности в  РФ на среднесрочную пер спективу: Одобрена Приказом Минфина РФ от 01.07.2004 г. № 180.

Статья поступила в редакцию 31 октября 2011 г.

2012 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 5 Вып. ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ УДК 519.6: М. В. Михайлов МОДЕЛЬ ИЗМЕРЕНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО КОМПОНЕНТА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Научно-техническая революция ХХ столетия привела к  кардинальным измене ниям в структуре производительных сил. На успешность предприятия оказывает все большее влияние квалификационная структура рабочей силы. К ней предъявляются другие, более высокие требования. Конкурентоспособность фирмы во многом зависит от опыта и знаний управленческого персонала. Требуются новые подходы в решении проблем организации и управления производством. Потребность высококвалифици рованных кадров ставит новые задачи в  области образования, повышения его каче ства. Роль человеческого фактора приобретает значение, которое трудно переоценить.

Человек становится основным элементом национального богатства, движущей силой экономического роста.

Во второй половине ХХ в. получила бурное развитие теория человеческого капи тала. Значительный вклад на этом этапе внесли Т. Шульц [1;

2] и Г. Беккер [3;

4], которые в продолжение идей В. Петти [5] и А. Смита [6] стали включать в понятие националь ного богатства способности человека к  производительному труду, общие и  профес сиональные знания. Эти элементы обладают свойствами накопления, использования и получения дохода.

В эту теорию внесли вклад многие известные экономисты (У. Боуэн, М. Блауг, Й.  Бен-Порэт, С. Боулс, Б. Вейсброд, Дж. Вейзи, М. Вудхолл, С. Дейзи, Дж. Кендрик, Б. Кикер, Р. Лэйард, Дж. Минцер, Ф. Махлуп, Л. Туроу, Ф. Уэлч, Б. Чизвик и др.). Среди наиболее значимых российских работ можно выделить исследования В. С. Автономо ва, А. И. Добрынина, С. А. Дятлова, Р. И. Капелюшникова, М. М. Критского, С. А. Курган ского, Т. Г. Леоновой. Понятие «человеческий капитал» имеет постоянную прописку в экономической теории.

Михаил Витальевич МИХАЙЛОВ — канд. экон. наук, доцент кафедры экономической киберне тики СПбГУ. Окончил Ленинградский государственный университет в 1982 г. Защитил кандидатскую диссертацию в 1998 г. Область научных интересов — многокритериальное оценивание экономиче ских объектов в условиях неопределенности и дефицита информации, имитационное моделирование экономических процессов. Автор более 30 научных и учебно-методических работ.

© М. В. Михайлов, В настоящий момент нет общепринятого определения понятия человеческого капитала. Mожно выделить две группы экономистов, представители которых при держиваются принципиально разных позиций относительно того, что включать или не включать в это понятие. Экономисты первой группы придерживаются мнения, что важны лишь профессиональные навыки и приобретенные знания. Например, М. Блауг [7] предлагает рассматривать только инвестиции в профессиональные навыки людей.

Ф. Махлуп [8] предлагает учитывать только те вложения в человека, которые усилива ют его способности, Э. Дж. Долан и Д. Е. Линдсей [9] придерживаются того мнения, что человеческий капитал приобретается только через образование и опыт.

Представители второй группы экономистов, например С. А. Дятлов [10], предла гают включать в  понятие человеческого капитала и  самого человека, утверждая, что профессиональные навыки и человеческая личность неотделимы и не могут рассма триваться врозь. Эта точка зрения может быть подкреплена утверждением, что одни и те же вложения в человеческий капитал дают разный количественный и качествен ный результат по отношению к разным предметам вложений. Существующие системы образования неспособны производить рабочую силу с одинаковым человеческим ка питалом при условии одинаковых инвестиций и вложений.

Для оценивания размера человеческого капитала существуют разные подходы.

Один из них следует из определения человеческого капитала как совокупного размера инвестиций в рабочую силу в приведенной форме. Данный подход предполагает, что одинаковые инвестиции формируют одинаковый человеческий капитал, что является достаточно спорным. Другой подход предполагает использовать в качестве оценки че ловеческого капитала доход, полученный в течение всего срока жизни от применения этого человеческого капитала, в приведенной форме. Недостатком этого подхода сле дует указать проблемы в определении будущих доходов и выделении той части, кото рая определяется человеческим капиталом.

Формирование человеческого капитала является длительным многолетним про цессом, состоящим из  нескольких этапов. В  общем случае этот процесс по времени соизмерим со сроком человеческой жизни, т. е. человеческий капитал постоянно по полняется знаниями, навыками, умением, опытом. На каждом этапе необходимо оце нивать не только текущий размер человеческого капитала, но и его приращения.

Одним из  основных этапов подготовки высокопрофессиональной рабочей силы является обучение в  институтах высшего профессионального обучения. Затраты на обучение, безусловно, влияют на размер и качество человеческого капитала. Эти ин вестиции в человеческий капитал производятся в надежде на получение максималь но возможного прироста человеческого капитала как в количественном, так и в каче ственном отношении. На практике получается человеческий капитал, который отлича ется в зависимости от его обладателя. Конечно, здесь значительное влияние оказывает входной человеческий капитал. Существуют и  другие факторы, которые оказывают существенное влияние на темп прироста человеческого капитала.

Традиционно оценивание прироста знаний в  высших учебных заведениях осу ществляется при помощи экспертных оценок. В качестве экспертов используется про фессорско-преподавательский персонал как по месту обучения студентов, так и дру гих институтов. Могут привлекаться ведущие сотрудники научно-исследовательских организаций, предприятий отраслей хозяйства. При этом используются различные формы оценивания: зачеты, экзамены, защиты курсовых и дипломных работ, коллок виумы, лабораторные работы, прохождение практики и т. д. В последнее время особую популярность приобрела такая форма контроля приобретенных знаний и навыков, как тестирование с использованием программно-аппаратных средств, призванных умень шить человеческий субъективный фактор в этом важном и ответственном процессе.

Для выставления отметок используются самые различные шкалы, призванные увели чить точность и достоверность получаемых оценок.

Экзаменационная отметка (балл, оценка) по отдельному учебному курсу по своей природе является сложной агрегированной оценкой знаний и  навыков, полученных в  процессе обучения. Эта оценка призвана оценить все стороны уровня подготовки специалиста по конкретному курсу. В течение экзаменационного тестирования экза менатору-эксперту необходимо всесторонне оценить знания студента по конкретному предмету. С учетом ограниченного времени экзамена это достаточно сложная задача.

Проведение письменной формы экзамена лишь отчасти может решить задачу всесто роннего оценивания. Поэтому необходимо использовать и уже используется дополни тельная информация, получаемая в процессе обучения. Почти каждый преподаватель реализует ту или иную форму (утвержденную, неутвержденную) текущего контроля, результатом которого является множество числовых и (или) нечисловых оценок. Даже в  случае отсутствия такого контроля в  процессе обучения преподаватель получает возможность сформировать свое представление о качестве подготовки отдельных сту дентов. Преподаватель-экзаменатор имеет преимущество перед просто экзаменато ром, так как обладает дополнительной информацией, которую он получает в процессе проведения лекций, семинаров и других практических занятий по соответствующему учебному курсу для экзаменуемых студентов. В устной форме экзаменационного оце нивания эта информация, как правило, используется при выставлении экзаменацион ной отметки. В этом случае последняя является агрегированной оценкой, достаточно точной и  объективной оценкой уровня знаний, несмотря на далеко не формальный характер процесса обобщения. В письменной форме применение такой информации затруднительно. Поэтому для повышения качества оценивания полученных знаний необходимо генерировать интегральную оценку, обобщающую результаты текущего и экзаменационного контроля.

Среднее значение как общая оценка, агрегирующая множество оценок по отдель ным элементам учебного процесса, находит широкое применение в  практике оце нивания подготовки специалиста. Например, средний балл, полученный студентом в процессе обучения, часто используется при ранжировании студентов при решении разных задач. Средневзвешенное значение позволяет получать более адекватное пред ставление о подготовке специалиста. Взвешивающие коэффициенты (веса) указывают на значимость отдельных дисциплин в подготовке по конкретной специальности или специализации. К сожалению, получить обоснованную и достоверную информацию, позволяющую определить точные числовые значения весовых коэффициентов, до вольно сложно.

{w } m = 1, Проблема заключается в  выборе вектора весовых коэффициентов: ii где m  — количество критериев оценивания (элементов учебного процесса, по которым производится оценивание), из  множества допустимых векторов m W = {wi }i = 1: wi 0, wi = 1. Таким образом, вектор весовых коэффициентов m i = определяется неточно, приближенно, с точностью до множества W. Мы считаем, что это реальное отражение практической ситуации, когда можно лишь приблизительно оценить необходимые значения. Предлагаем заменить однозначный выбор вектора весовых коэффициентов многократной имитацией этого выбора, рандомизацией вы бора. Эта процедура позволяет рассматривать искомый вектор как вектор случайных величин: {wi }i = 1. Здесь представляет интерес вопрос распределения, характеризую m щего выбор вектора этих случайных величин. У нас нет дополнительной информации, позволяющей сделать этот выбор. В  отсутствие такой информации обычно прини мается равномерное распределение. Действительно, у нас нет информации о предпо чтениях в  выборе вектора весовых коэффициентов. Любой вектор множества W не отличается в предпочтениях выбора от другого вектора этого множества. Для каждой случайной величины можно получить математическое ожидание и стандартное откло нение. Математическое ожидание (среднее) будем использовать в  качестве числовой оценки отдельного весового коэффициента, а стандартное отклонение — как оценку точности числовой оценки весового коэффициента.

При определении множества допустимых весовых коэффициентов W может ис пользоваться и дополнительная информация, позволяющая уточнять это множество и собственно сущность выстраиваемого средневзвешенного. Дополнительная инфор мация может быть представлена в виде равенств и неравенств, например, иметь вид:

числового равенства (wi = 0,21), что зачастую трудно обосновать, числовых неравенств (0,15    wi  0,21) или нечисловых неравенств (wi    wj). Последний случай открывает широкие возможности по обоснованному уточнению значений отдельных весовых ко эффициентов. Например, не вызывает сомнения, что оценка, полученная на экзамене, в большей степени влияет на общую оценку, чем оценка за отдельный тест (из 15 вну трисеместровых тестов).

Использование рандомизированных весовых коэффициентов приводит к  необ m ходимости рассматривать средневзвешенное как случайную величину Q = wi qi, где i =q qi — нормированное значение оценки отдельного элемента учебного процесса. Мате матическое ожидание MQ можно использовать при оценивании полученных знаний в  качестве числовой оценки, а  стандартное отклонение SQ   — как оценку точности числовой оценки. Таким образом, использование рандомизированного средневзве шенного в  качестве инструмента оценивания полученных знаний предполагает, что получаемые результаты оценивания являются приближенными, неточными. Это не умаляет их важности, так как во многих случаях и приближенные значения позволяют сделать вполне определенные выводы. Следует отметить, что экспертные оценки зна ний и навыков, которые используются в качестве исходных данных, являются в сущ ности неточными, приближенными. Эксперт (экспертная комиссия) указывает число вую оценку с некоторым приближением (точностью). Это необходимо учитывать при получении агрегированных оценок полученных знаний, поэтому более корректно рас m сматривать следующую форму рандомизированного средневзвешенного: Q = wi qi, i =q где qi  — случайная величина.

Данный метод используется при оценивании успеваемости студентов по учебно му курсу «Имитационное моделирование экономических систем» на протяжении ряда лет. В течение семестра студенты должны прослушать курс лекций, на практических занятиях показать знания и навыки по созданию имитационных моделей, построить определенное количество имитационных моделей, провести эксперименты над ними для выполнения необходимых заданий и сдать курсовой экзамен. По каждому элемен ту учебного процесса проводится формальное оценивание с  выставлением оценоч ных баллов, которые необходимы для определения итоговой аттестационной оценки.

Структура этой оценки показана на рис. 1. Следует отметить, что приведенная иерар хия будет отличаться для других учебных курсов, где используется иная система теку щего и экзаменационного контроля.

Рис. 1. Иерархическая система оценивания подготовки по учебному курсу «Имитационное моделирование экономических систем».

В качестве примера оценивания по отдельному элементу системы рассмотрим оценивание подготовки на семинарских занятиях. На рис.  2 приведены результаты проведения семинарских занятий.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.