авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Серия 5 2012 2010 Выпуск 1 Июнь 2 Март СОДЕРЖАНИЕ К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Из этого следуют два возможных варианта решения данной проблемы: либо вос становить сбалансированность экономического и социального развития (и для этого придется понизить уровень жизни в тех странах, в которых он экономически не под креплен), либо поддерживать достигнутый уровень жизни во всех экономически более успешных странах и в последующем посткризисном периоде своими ресурсами неиз бежно обрекая ЕС на общую социальную, а затем и экономическую стагнацию, с вы текающими политическими последствиями в виде роста повсеместного недовольства, конфликтности и политического брожения во всех странах.

Удастся ли ЕС выйти из этой ловушки «необеспеченного социального государ ства», в котором он оказался, и как это будет сделано? Этот вопрос чрезвычайно слож ный, и ответ на него трудно прогнозировать. Тем более что он обусловлен взаимодей ствием многих факторов, действующих не только в Европе. Вместе с тем следует при нять во внимание, что подход к разрешению этой проблемы в немалой степени зависит от того, как в дальнейшем будут соотнесены экономический рационализм, присущий западному мировоззрению, с  политической мечтой о  единой Европе, основанной на общих ценностях и устремлениях. Учтем: произошедшая прагматизация ЕС, особенно ставшая значимой после его самого масштабного расширения, выдвинула на передний план получение выгод и выигрышей, а не укрепление общих ценностей, что обостряет противоречия между ними, делая их трудноразрешимыми.

Для нас же важно, что исторический опыт ЕС, как ранее и СССР, должен тщатель но учитываться в  развертывании интеграционного процесса на постсоветском про странстве, чтобы в будущем не допустить непродуманных решений. И одновременно мы должны видеть в  развитии интеграции вполне разумную защитную реакцию на кризис глобализации с поиском выхода из него.

8 В своем нынешнем расширенном составе ЕС-27 уровень ВВП по ППС в  2010 г. на душу населения варьировался между его участниками в  диапазоне от 11,6 (Румыния) до 82,6  тыс. долл.

США (Люксембург) при среднем значении по Союзу в 32,7 тыс. долл.

9 Так, пороговым критерием для получения помощи регионами является уровень ВВП на душу населения, если он не достигает 75% от среднего уровня в  ЕС. Именно поэтому на развитие региональных проектов сегодня направляется свыше 30 % от общего бюджета ЕС, а это более 50 млрд евро в  год. Подчеркнем, что получают такую помощью не страны, а  непосредственно конкретные регионы, что должно укреплять интеграцию Европы, ослабляя национально-государственные узы.

Ve_5_2_2012.indd 26 05.06.2012 15:31: Государство и национальные регуляторы в постглобальной экономике:

новое качество Итак, кризис вынудил государства в  срочном порядке вернуться в  экономи ку. Этим подтверждается, что оно на сегодняшний день остается единственным по настоящему легитимным институтом, способным подчинить стихию рынка и напра вить ее в нужное русло. При этом традиционный недостаток государства, состоящий в  бюрократизации управления, не исчез при переходе к  глобальным рынкам. Более того, запущенный процесс глобализации обернулся быстрорастущей ролью нового носителя бюрократизма — международной бюрократии, представленной разросшимся чиновничьим аппаратом наднационального уровня. Сформировался новый глобаль ный управляющий класс или «новые кочевники», по определению Ж. Аттали [6, с. 95], а власть превратилась в «глобальную паутину».

Ограничимся двумя примерами. Так, аппарат управления ЕС в Брюсселе насчиты вает 20 тыс. человек, и только на обслуживание его переводчиков ежегодно затрачива ется более одного миллиарда евро. Еще пример. Действующий Лиссабонский договор, заключенный вместо евроконституции (2005 г.), которую из-за разногласий не удалось принять, включает 358 статей с  огромным количеством подпунктов (для сравнения:

Конституция США состоит из 7 статей с 26 поправками, а Конституция РФ включа ет 137 статей). Такой детально расписанный регламент организации общественно-хо зяйственной деятельности не столько отражает потребность в четкости прав и норм, сколько характеризует серьезные трудности, с  которыми приходится сталкиваться в процессе согласования и поиска компромиссов участниками ЕС. Вряд ли в таком гро моздком варианте он станет по-настоящему эффективным правовым инструментом.

Пример ЕС свидетельствует о том, что функционирование надгосударственных институтов — дело весьма затратное, а главное, то, что они чаще всего не ведут к более эффективным управленческим решениям. Это означает, что глобальное управление не в  состоянии изжить бюрократизм, а  рынки, даже мировые, не являются достаточно эффективным средством его преодоления, как это часто представляется либеральным экономистам.

Еще один характерный пример, связанный с возможностями «малой глобализа ции» в  замещении государственных регуляторов. В ЕС быстрее и  дальше всего этот процесс продвинулся применительно к  формированию Европейского центрального банка, что неудивительно. Дело в  том, что центральные банки в  европейских стра нах в соответствии с действующими нормами выступают как самостоятельная ветвь экономической власти, напрямую неподконтрольная национальному правительству.

Поэтому передача их полномочий на наднациональный уровень не столь существен но сужала экономический суверенитет в  текущей хозяйственной деятельности, хотя и заметно ограничивала проведение внутренней денежной политики в интересах мак роэкономического регулирования.

Значимость и уникальность государства как института, создающего и эффектив но использующего экономические регуляторы, подкрепляются разного рода новыми альтернативными концепциями, призванными разрешить главную проблему глобали зации  — повысить легитимность ее власти. В этой связи сошлемся на выдвигаемую концепцию глобального переустройства мира в посткризисную эру на основе превра щения США в новую мировую империю — «Американскую империю» [7]. Как обосно вывает Д. Лал, либеральный экономический порядок в мире может быть утвержден, Ve_5_2_2012.indd 27 05.06.2012 15:31: если США возьмут на себя две главные функции: поддержание международного пра вопорядка и защиту прав собственности. И ими ограничатся, исключив навязывание другим странам стандартов американского образа жизни и экспорт западной системы ценностей. Иначе говоря, предлагается вариант завершения формирования гомоген ного (глобального) экономического пространства, основанного на американском во енно-политическом руководстве, при сохранении цивилизационного многообразия и общественного устройства в рамках мировой империи. Тем самым благодаря такому имперскому проекту будет обеспечена требуемая легитимность наднациональных эко номических институтов и их регулирующих инструментов, подкрепленная признани ем мировым сообществом имперских правомочий и  опирающаяся на эффективную систему принуждения.

Таков экзотический замысел, призванный устранить изъян нынешнего глобально го проекта. Сразу же следует отметить, что он не менее утопичен, чем проект «мирово го правительства». Во-первых, США уже не в такой экономической форме, чтобы вы ступать военно-политическим гарантом в мировом сообществе. Во-вторых, не только страны, входящие в данный момент в лидирующую группу стран, но и рождающиеся новые лидеры — «развивающаяся сверхдержава» (КНР) и «восходящий гигант» (Бра зилия), вряд ли согласятся на такое доминирование какой-либо страны.

Вообще же следует подчеркнуть, что утверждение легитимности власти, будь она основана на всеобщем избирательном праве или на других началах, в конечном счете определяется тем, насколько признают ее законной жители своей страны, а примени тельно к глобальному проекту — все мировое сообщество. В этом случае органы вла сти (правительство, армия, полиция и т. п.) приобретают должный авторитет. Рассчи тывать на то, что в  условиях существующего разношерстного мирового сообщества можно получить такой мандат на властные полномочия, не приходится. Легитимность не столь просто поддерживать даже в рамках одной страны, о чем свидетельствуют ре волюции, перевороты и другие радикальные изменения в сфере властных отношений, регулярно происходящие в мире.

Попутно заметим, что легитимность ЕС при наличии множества наднациональ ных институтов и правовых документов также уязвима, прежде всего имеется в виду доминирование бюрократического характера в разработке и принятии правил и норм.

Этим порождается контраст с демократическими режимами стран, входящих в евро объединение. На данный момент можно констатировать, что ЕС как интеграционная организация функционирует преимущественно в  бюрократически-управленческом формате с ограниченными демократическими институтами и процедурами, что ослаб ляет его легитимность.

Обсуждая проблему восстановления значимости национальных регуляторов в постглобальной экономике, привлечем особое внимание к вопросу о роли протек ционизма в преодолении кризисных процессов. Ведь выбор режима взаимодействия национальной экономики с другими странами — важнейшая прерогатива государства.

Стоит напомнить, что первой реакцией на Великую депрессию было повсемест ное распространение протекционизма. Причем инициатором выступили США, кото рые в июле 1930 г. приняли таможенный закон, вводящий запретительный импортный тариф в размере 40% на 800 видов товаров. Это не могло не породить ответных мер, что привело к началу торговой войны между странами. В 1931–1932 гг. 76 стран повы сили таможенные пошлины и ввели импортные квоты. В результате уровень мировой Ve_5_2_2012.indd 28 05.06.2012 15:31: торговли в 1929–1934 гг. упал на треть. В 1934 г. в США этот закон, от которого в боль шей степени они же и пострадали, был отменен. Их экспорт за этот период сократился с 5,2 млрд до 1,7 млрд долл. Приведенный пример подтверждает, что всеобъемлющий торговый протекционизм с точки зрения развития всего мирового хозяйства способен лишь углубить экономический спад в мире. Снятие барьеров во внешней торговле — важный рычаг преодоления кризиса всей мировой экономики.

Вместе с тем обратим внимание на то, что использование протекционистской по литики как антикризисной меры может быть достаточно успешным в тех странах, ко торые располагают необходимыми ресурсами и развиваются преимущественно в са модостаточном режиме с ориентацией на внутренний рынок. В качестве примера мож но сослаться на опыт экономики СССР. Форсированная индустриализация в  нашей стране продолжалась на высокой скорости, несмотря на масштабный спад ведущих мировых держав в  период Великой депрессии. Или другой пример  — современный впечатляющий экономический рост КНР, который сохранился в  условиях мирового кризиса за счет своевременного переключения на освоение необъятного внутреннего рынка и защиты своей валютно-финансовой сферы от внешних шоков.

Что же касается нынешней ситуации, то заявленные декларации о необходимости сохранить открытость торговли и не допустить возрождение протекционизма не по мешали большинству стран в том или ином объеме вводить защитные меры10. Хотя они и не носили массированного характера, но тем не менее объем мировой торговли в разгар кризиса (2009 г.) сократился на 12%, в том числе и под влиянием протекцио нистских мер.

Следует обратить внимание на то, что современный протекционизм, выступая в виде традиционных мер по селективной защите ключевых и стратегически важных отраслей производства от иностранных производителей, вместе с тем приобрел новые формы проявления. В последнем случае речь идет о сфере валютно-финансовых от ношений. Известно, что на современном этапе валюта и манипулирование ее курсом стали грозным финансовым оружием. Многие страны разными способами стремят ся обеспечить ослабление собственных валют, чтобы добиться конкурентных пре имуществ в  борьбе на мировых рынках. Такая ситуация уже получила название ва лютных войн, пришедших на смену торговым войнам. Особенно она артикулирована в  политике США относительно заниженного, по их оценке, курса китайского юаня.

Характерным примером наступательных действий в этой сфере стало принятие Сена том США законопроекта (октябрь 2011 г.) о санкциях против стран, манипулирующих валютными курсами. Согласно ему, американское правительство вправе будет взимать компенсационные таможенные пошлины на импортируемые товары из стран, которые искусственно занижают курс своей национальной валюты.

Новые формы протекционистской политики подтверждают назревшую потреб ность в пересмотре мирохозяйственного устройства в наступающий постглобальный период. Так, рядом экономистов выдвигается концепция о  необходимости реорга низации мирохозяйственных отношений на принципах сбалансированности внеш ней торговли с  тем, чтобы устранить существующие перекосы в  мировой торговле 10 Так, например, в феврале 2009 г. Палата представителей Конгресса США поддержала движение «Покупай американское», а в принятом пакете мер по стимулированию экономики на сумму около 800 млрд долл. при реализации инфраструктурных проектов предусмотрено использование только американской стали и промышленных товаров.

Ve_5_2_2012.indd 29 05.06.2012 15:31: и не допускать их в будущем, защищая мировую экономику от разрушительных кри зисов [8]. Такого рода идеи представляют собой своеобразное возрождение мерканти лизма, возникшего на заре капитализма.

В конечном счете реализация данной концепции предполагает существенное пере форматирование ВТО (с переходом к ВТО-2), которое должно включать в свой состав государства, проводящие политику сбалансированной внешней торговли и контроли руемых курсов валют. По существу, речь идет о пересмотре теоретических и практиче ских установок, сложившихся в международных экономических отношениях, и о пере ходе к политике обеспечения устойчивого и пропорционального развития, призван ной оптимизировать соотношение внутреннего и внешнего спроса, а значит, добиться сбалансированного сочетания действия внутренних и внешних факторов экономиче ского роста. Особенно данная проблема значима для больших экономик. Одним из ее проявлений стал переход от политики «аутсорсинга» к политике «инсорсинга» (воз вращения производства и рабочих мест в национальные хозяйства развитых стран).

Заключение Подводя итог проведенного анализа, предложим следующие выводы. Во-первых, преодоление кризисных процессов в мировой экономике и выход в фазу посткризис ного развития потребуют существенной коррекции во взаимодействии наднациональ ных и национальных регуляторов. Государство и используемые им регуляторы пред ставляют собой наиболее отработанные и  легитимные инструменты упорядочения стихийных рыночных процессов, роль которых существенно возрастает в  условиях экономической нестабильности. Усиление роли государства и его регуляторов равно значно восстановлению контроля и регулирования рыночных отношений, приходяще му на смену безграничной либерализации. На данный момент другой реальной альтер нативы нет, и вряд ли она появится в ближайшей перспективе.

Вместе с тем при нынешнем переплетении и взаимозависимости национальных экономик не обойтись без межгосударственных структур, что предопределяет необ ходимость глобальной координации направлений совершенствования экономическо го регулирования11. Особенно это касается финансовой сферы, надежное управление и  надзор над которой в  рамках государства в  сложившейся хозяйственной системе и  с  учетом наличия высоких внешних рисков трудно обеспечить. В этих условиях либо финансовая сфера должна быть возвращена в режим полноценного националь ного контроля и регулирования, либо необходимы эффективно работающие надна циональные органы финансового надзора. На данном этапе создание в 2009 г. Сове та по финансовой стабильности с широкими функциями по разработке финансовых стандартов, мониторингу и надзору как раз нацелено на последующее формирование системы глобального финансового регулирования. Возможно, такой подход окажется успешным.

Во-вторых, наднациональные (межгосударственные) институты, созданные по сле Второй мировой войны, требуют радикального реформирования. Это не означает свертывания мирохозяйственных отношений с переходом к закрытости и замкнутости 11 При этом усиление роли взаимозависимости национальных экономик некоторыми экономи стами рассматривается в качестве причины ожидаемого в посткризисный период смещения регуля торов на межгосударственный уровень (см., напр., [9, с. 26]).

Ve_5_2_2012.indd 30 05.06.2012 15:31: в  границах национального рынка. Международное экономическое взаимодействие и дальше должно развиваться, устраняя ненужные ограничения и развивая многооб разное сотрудничество между странами на взаимовыгодных условиях и новых между народных стандартах организации хозяйственной жизни. Фактически речь должна идти о  замене политики замещения экономического суверенитета государств, осно ванного на массированном внедрении наднациональных регуляторов, на политику международной координации и точечные меры в хозяйственной сфере, которые уже давно назрели и  требуют согласованных действий всего мирового сообщества. При всей сложности согласования и  принятия такого рода документов было бы вполне логично в рамках перестраиваемой системы мирового рыночного хозяйства добить ся реализации ряда назревших международных форм регулирования экономики по таким направлениям, как: внедрение в  практику «налога Тобина» (налога на спеку лятивно-финансовые трансакции), расширение экологических ограничений в  кон тексте развития идеологии Киотского протокола, ужесточение международного конт роля и  в  перспективе закрытия оффшорных зон, активизация борьбы с  бедностью в мире.

В-третьих, государство не может не быть национальным (мононациональным или многонациональным), объединенном цивилизационной общностью (или хотя бы со вместимостью), взаимными интересами, историческими связями и т. п. Этим опреде ляется доминирующее значение национальных экономических интересов в проводи мой политике и в организации международной экономической деятельности. Вместе с тем возвращение государству центральной роли в выработке национальной эконо мической стратегии с  выполнением им стимулирующей и  регулирующей функций требует решения ключевой задачи  — обеспечения высокого качества государствен ного управления. Это тем более важно в связи с тем, что используемые государства ми стандартные антикризисные меры не принесли значимых результатов. Поэтому приоритетным направлением формирования и  развития инновационной экономики должно стать внедрение инноваций в сфере государственного управления. Возможное их направление, как свидетельствует накопленный хозяйственный опыт, предполагает переход к политике нового дирижизма. Его реализация предполагает поиск обновлен ных и более эффективных форм государственного вмешательства, которые не ограни чиваются ставшими уже традиционными мерами по созданию государственного сек тора в экономике и отработанными методами прямого и косвенного государственного регулирования. Предстоит, с  одной стороны, осуществить назревшую перестройку экономического устройства, направленную на демонтаж финансово-спекулятивной модели и  восстановление значимости реальной экономики и  ее атрибутов (автори тета и  привлекательности производительного и  творческого труда, науки, образова ния и т. д.);

с другой, выработать более гибкие методы регулирования, позволяющие обеспечить эффективное сочетание государственного и  рыночного регулирования, плана и рынка, общественных и частных интересов, одновременно усилив внимание к мониторингу, надзору и контролю в хозяйственной сфере в интересах как усиления антибюрократической защиты, так и активизации борьбы с монополизмом. При этом акцентирование внимания на общественных интересах в проведении политики дири жизма важно для понимания нетождественности государства и общества, что опреде ляет исходные предпосылки для исключения возможности приватизации государства бюрократическим аппаратом управления.

Ve_5_2_2012.indd 31 05.06.2012 15:31: Реализуя дирижистский подход в экономике, следует иметь в виду, что качество национальных регуляторов определяет качество самих рынков, их устойчивость и спо собность поддерживать экономический рост и давать своевременный ответ на новые вызовы.

Литература 1. Доклад Стиглица. О реформе международной валютно-финансовой системы: уроки гло бального кризиса. М., 2010.

2. Бек У. Власть и ее оппоненты в эпоху глобализации. Новая всемирно-политическая эко номия. М., 2007.

3. Рязанов В. Т. Деглобализация, или Регулирование вместо дерегулирования // Экономист.

2010. № 10. С. 3–19.

4. Бжезинский Зб. Выбор. Мировое господство, или Глобальное лидерство. М., 2010.

5. Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 26.

6. Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. М., 1993.

7. Лал Д. Похвала империи. М., 2010.

8. Брюне А., Гишар Ж.-П. Геополитика меркантилизма: новый взгляд на мировую экономи ку и международные отношения. М., 2012.

9. Сутырин С. Ф. Глобальный экономический кризис как фактор трансформации междуна родной торговой системы // МЭиМО. 2011. № 8.

Статья поступила в редакцию 5 марта 2012 г.

Ve_5_2_2012.indd 32 05.06.2012 15:31: УДК 330. 3 Вестник СПбГУ. Сер. 5. 2012. Вып. В. М. Шавшуков ПОСТКРИЗИСНЫЕ ИМПЕРАТИВЫ РАЗВИТИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ Глобальный финансово-экономический кризис 2008–2009 гг. поставил перед ми ровой экономической наукой, монетарными властями «Большой двадцатки», между народными экономическими организациями и  бизнесом ключевые вопросы о  пост кризисном устройстве мира. Не успела мировая экономика окончательно преодолеть рецессию, как в 2011 г. в ЕС возникли очаги кризисных явлений в романских странах, а угроза технического дефолта США и снижение суверенного рейтинга ведущей эконо мики поставили мир перед новой волной финансового цунами.

Прежде всего сформулируем ряд ключевых вопросов относительно обустройства архитектуры глобальных финансов в начале ХХI в.

Первый вопрос заключается в определении сущности кризиса: глобальный кризис ХХI в. затрагивает саму финансовую систему, построенную на монетаристской моде ли и технологиях ХХ в., или только отдельные ее элементы?

На этот принципиальный вопрос в научных и финансовых кругах единого ответа нет. Возможна следующая логика анализа проблемы. Глобализация финансовых рын ков позволила капиталам свободно двигаться по миру, затрудняя их налогообложение и регулирование на национальном уровне. Финансовый капитал, в отличие от промыш ленного, находится в привилегированном положении. Он имеет возможность более сво бодного, легкого и  быстрого входа на национальные рынки и  соответственно вывода основного «тела долга», процентных и непроцентных доходов. Опыт либерального дви жения капитала в 1980–2000-е годы показал, что вывод капитала глобального инвестора способен серьезно усугубить кризисные процессы в  национальной экономике. Поэто му монетарные власти вынуждены больше отслеживать и регулировать движение ино странного капитала, чем национального. Глобальный финансово-экономический кризис только обострил противоречия между глобальными и национальными финансами.

Вячеслав Михайлович ШАВШУКОВ — д-р экон. наук, профессор кафедры экономической те ории и экономической политики СПбГУ. Окончил экономический факультет Пермского гос. ун-та, Школу бизнеса и приватизации ЕБРР. В 1983 г. защитил кандидатскую, в  2002  — докторскую дис сертации. С 1998 г. работает на экономическом факультете СПбГУ. Участник 8 российских и 9 между народных конференций, организатор и модератор международных научно-практических конферен ций 2008–2009 гг. по проблемам развития стран БРИК. В 1990-е годы работал в многофилиальном банке, входящем в ТОР 500 банков Европы, обладает практическим опытом работы на международ ных рынках денег, долговых обязательств и капитала. В 1996–1998 гг. участвовал в программе ЕБРР «Проект поддержки финансовых институтов». Область научных интересов — глобальные финансы и международное банковское дело. Автор около 90 публикаций в России и за рубежом.

© В. М. Шавшуков, Ve_5_2_2012.indd 33 05.06.2012 15:31: Глобальная финансовая система нестабильна, поскольку основана на неоправдав шем себя представлении о том, что международные финансовые рынки (денег, капи тала и валюты) способны сами себя регулировать. Рынки не имеют и международного регулирования. На них царит «рыночный фундаментализм», «невидимая рука» сво бодной конкуренции наводит порядок в системе. Однако под давлением кризиса такая система перестала работать.

Второй ключевой вопрос — определение основ регулирования посткризисного функ ционирования мировой финансовой системы. На какой базе следует их выстраивать — национального суверенитета и протекционизма или международного надзора?

Возможны два варианта регулирования системы глобальных финансов.

Вариант 1: построение системы международного регулирования на базе националь ного суверенитета. Базельские стандарты достаточности капитала с 1988 г. стали меж дународными, но они приняты национальными центральными банками (ЦБ). Именно ЦБ определили их легитимность в своих странах. Суверен — конечный источник ле гитимности международных стандартов, соглашений, договоров! Правительства, под держивая национальные ЦБ, исходят из финансовой и  экономической безопасности государств. Это создает почву для финансового протекционизма. ЦБ Норвегии после фактического дефолта Исландии стал меньше доверять банкам этой страны, а ЦБ Вос точной Европы встали на путь пересмотра своих требований к банкам с иностранным капиталом. Независимая комиссия Английского парламента предложила в  качестве буфера создать резервный капитал в размере 3% для больших розничных банков. ФРС США (по закону Додда–Франка) и Банк Англии ввели ограничения против спекуляций коммерческих банков с коммерческими бумагами за счет депозитов. ЦБ Швейцарии планирует ограничить инвестиционные операции крупнейших банков на междуна родных рынках. ЕЦБ ввел временный запрет на операции банков по коротким пози циям [1, р. 18].

Вариант 2: международное регулирование. Оно должно превалировать над нацио нальными регуляторами. В противном случае трейдеры международных рынков будут играть на разнице условий регулирования на разных сегментах рынков. Бизнес, акти вы будут двигаться в страны с наиболее привлекательным инвестиционным климатом и мягким регулятивным режимом.

Успех глобализации с 1980-х годов был связан с либерализацией валютного зако нодательства, т. е. со снижением уровня национального регулирования. Это был удар по императивной природе государства. Однако кризис показал, что рыночный фун даментализм не стал залогом от краха международных финансовых рынков. Поэтому чрезвычайно сложно убедить монетарные власти стран отказаться от национальных регуляторов в пользу международных.

В условиях сложившейся с 1980-х годов глобальной экономики отказ от националь ного финансового протекционизма государств может способствовать окончательному преодолению последствий финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. и  его возможной второй волны.

Несмотря на то что в глобальной экономике риски глобальных кризисов высоки, открытая экономика имеет больше преимуществ, чем закрытая. Систему глобальных финансов легче и  эффективней регулировать на международном уровне, чем на на циональном.

Ve_5_2_2012.indd 34 05.06.2012 15:31: Глобальный финансовый кризис 2008–2009 гг.  — это кризис элементов системы глобальных финансов. В частности, превышена мера производных финансовых ин струментов, забалансовых обязательств, низкий уровень достаточности капитала, раз меров свободного капитала. Система нуждается в  модификации в  сторону ревизии действующих регуляторов (достаточности капитала, резервов, забалансовых обяза тельств, оценки рисков деривативов, налогообложения), введения новых регуляторов, повышения надзорной пруденциальной роли международных финансовых организа ций, роста розничного инвестирования.

Международное регулирование системы глобальных финансов, в которой нацио нальные финансы и рынки выступают ее органичным сегментом, является более эф фективным и  действенным. Базельские стандарты достаточности капитала, МСФО, стандарты SWIFT подтверждают это.

Третий вопрос создания будущей системы международных финансов заключается в следующем: каковы глобальные риски в посткризисный период?

В конце 2009 — начале 2010 г. большинство стран «Большой двадцатки» продекла рировали выход из глобального кризиса. Вместе с тем они вошли в зону глобальных рисков посткризисного периода. Структурируем некоторые из них.

1. Риск прекращения антикризисных программ. Правительства «Большой двадцат ки» в своей макроэкономической политике действовали грамотно, эффективно, соли дарно. За счет государственного бюджета монетарные власти повысили ликвидность банков, сохранили кредитоспособность финансового сектора, поддержали крупный бизнес как системообразующий каркас национальной экономики.

Однако в 2010 г. совокупный спрос не был восстановлен, безработица сохранялась на высоком уровне (около 10%), индекс потребительского доверия оставался низким, инвесторы не имели уверенности в стабильности геоэкономики, бизнес ожидал вто рую волну кризиса. Поэтому прекращение антикризисных программ может ухудшить макроэкономическую ситуацию.

С точки зрения глобальной экономики нет ответа на вопрос, какие экономики и социальные слои могут стать источником роста мировой экономики. Средний класс развитых стран и  развивающиеся рынки исчерпали ресурс ее локомотива. Мировая экономика нуждается в модернизации глобальной финансовой системы, введении но вых регуляторов, дополнительной мировой резервной валюты (кандидатами на эту роль являются евро, юань, специальные права заимствования (CDR) и т. д.), улучше нии системы управления рисками колоссального рынка деривативов (600 трлн долл., что составляет 857% мирового ВВП) [2].

С позиции микроэкономики не решены ключевые вопросы экономического роста:

снижение себестоимости, повышение производительности труда, массовый переход на рельсы новых инновационных технологий (генной инженерии, «голубых», «зеленых»), новые поколения техники и продукции, качественный рост малого бизнеса.

2. Риск роста государственного долга. По прогнозам МВФ, произойдет рост сово купного госдолга к ВВП с 78% в 2007 г. до 118% в 2014 г. [3]. Это превышение порогового уровня национальной экономической безопасности.

3. Риски бюджетного дефицита и бюджетного кризиса США, ЕС, России, Восточ ной Европы. Рост социальных, страховых и  пенсионных расходов обострит пробле мы бюджетного дефицита. Складывается угроза перманентного суверенного дефолта Ve_5_2_2012.indd 35 05.06.2012 15:31: США, ряда стран ЕС (прежде всего романских стран), снижения кредитного рейтинга США, стран Персидского залива.

4. Возможность повышения налогов. После десятилетия снижения общемировой налоговой ставки на прибыль компаний с 33 до 26% монетарные власти будут вынуж дены для сокращения бюджетного дефицита, частичной компенсации затрат на анти кризисные программы увеличить налоговое бремя на бизнес.

5. Избыток денег в мировой экономике. В 2008–2009 гг. из госбюджетов «Большой двадцатки» было направлено на антикризисные мероприятия 1,7 трлн долл., т. е. 2,3% мирового ВВП 2010 г. [4].

6. Возможность торможения экономики Китая. Снижение темпов экономическо го роста Китая до 6% способно ударить по мировым рынкам сырья и капитала. Эко номика страны «перегрета» дешевыми кредитами. В 2008 г. объем выданных кредитов был равен 615 млрд долл., в 2009 г. — 1,3 трлн долл., т. е. вырос в 2,2 раза. В результате в 2009 г. рост цен на жилье составил 60% [5;

6].

Для стерилизации денег ЦБ Китая 12 января 2010 г. повысил норму обязательных резервов до 16%, но этот шаг стал препятствием роста денежного мультипликатора с 6,25 до оптимального уровня 10–12 [7].

7. Возможность обвала цен на активы. МВФ прогнозирует падение цен в  2011– 2012 гг. на 20% с возможными потерями 1 трлн долл [8].

8. Риски управления, регулирования мировой финансовой и  экономической систе мой.

Противоречия между глобальными и  национальными финансами обостряются.

Глобальный инвестор игнорирует, не учитывает, не в полной мере принимает во вни мание национальные экономические интересы.

Глобальные проблемы (экологическая, энергетическая, продовольственная без опасность стран) не решены, но способны вызвать торговые войны и протекционизм.

Недостаточный объем инвестирования для решения этих глобальных проблем (требуется 35 трлн долл., 50% мирового ВВП) ставит под угрозу продовольственную и энергетическую безопасность развивающихся стран, затрудняет рост развитых.

Финансовый сектор китайской экономики получил ликвидность, но оживление реального сектора не имело устойчивого характера. Рост государственных расходов на социальные программы, поддержание социальной стабильности, инновационные программы увеличат дефицит госбюджета, госдолг, налоговую нагрузку на бизнес, запустят маховик инфляции. Экономика Китая при узком внутреннем спросе, из бытке ликвидности, росте доходов бизнеса и населения, низком качестве продукции столкнется с ростом инфляции, падением темпов экономического роста и конкурен тоспособности. Вопрос о смене мирового экономического и технологического лидера с  юанем в  качестве новой резервной валюты отодвинется на 10–15 лет. Поэтому ЦБ КНР будет и в дальнейшем поддерживать действующую мировую резервную валюту.

Система глобальных финансов нуждается в пересмотре, модификации, расшире нии регуляторов на основе опыта Банка международных расчетов (BIS) по разработке международных банковских стандартов.

Четвертый вопрос перспектив мировой финансовой системы: обратим ли процесс глобализации? Да, такой сценарий возможен. За 30 лет истории глобализации выкри сталлизовались очевидные угрозы для неконкурентных экономик и  новые возможно сти для социально-экономического прогресса. Плодами глобализации воспользовались Ve_5_2_2012.indd 36 05.06.2012 15:31: не только развитые страны, но и большая группы развивающихся — Китай, Россия, страны ЮВА, Израиль, Индия, Бразилия, Аргентина, Мексика, Чили, ЮАР, страны Персидского залива, Турция, Восточная Европа.

Вместе с тем темпы роста благосостояния, концентрация доходов в странах ОЭСР угрожают традициям, обычаям, ценностям разумного поведения западного общества, более того, стабильности их демократических основ. Глобализация, открыв экономи ческие границы, породила новые этнокультурные противоречия субцивилизаций.

Они проявляют себя не только в непринятии стандартов «западного образа жизни», западного менеджмента в  переданных в  развивающиеся страны производствах, но и  в  цивилизационном конфликте в  странах Европы. Идея европейской толерантно сти находится в  серьезном кризисе. Рабочая сила из Турции, Балканских стран, Аф рики, Азии не смогла адекватно интегрироваться в  общественные системы Англии, Франции, Германии, Бельгии, Швейцарии, Голландии, Скандинавских стран. Это ведет к  усилению национализма в  европейском сознании, обществе, политике, антиглоба лизму и протекционизму. Ближайшие десятилетия XXI в. ответят на вопрос о будущ ности глобализации.

Оно связано с поиском новых источников роста мировой экономики. В течение последних 30 лет такими источниками были рынки БРИКС, Восточная Европа, страны Персидского залива. В ближайшем будущем эти развивающиеся рынки уже не смогут обеспечить прежний экономический рост, внутренний потребительский и инвестици онный спрос. Мировая экономика на рельсах технологического уклада второй поло вины ХХ в. исчерпала источник роста, а новым может стать высокотехнологический уклад и соответствующий спрос экономик и рынков «Большой двадцатки» на продук цию и технологии будущего поколения, способные решить экологическую, продоволь ственную, энергетическую безопасность человечества. Не случайно практически во всех антикризисных программах правительств «Большой двадцатки» присутствовали мероприятия, направленные на модернизацию экономики.

Обратимость процессов глобализации сопряжена с противодействием со стороны развивающихся стран и их рынков, ибо большинство из них воспользовалось плодами глобализации. Поэтому целесообразно поставить пятый вопрос: что же дала миру глобализация  — только угрозы или широкие возможности? и  резюмировать ответ на него.

Беспристрастная статистика свидетельствует о том, что глобализация прида ла ускорение мировой экономике, создала дополнительные импульсы и точки роста, открыла новые возможности государствам и регионам, мировому развитию. Многие страны использовали преимущества глобализации, в их числе Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Израиль, Сингапур, Китай. Вместе с тем она вызвала волну кризисов, привнес ла в них новые явления и черты, придала им глобальный характер. Страны по-разному адаптировались в новых реалиях глобальной экономической среды. Одни сделали это быстрей, с меньшими издержками и в результате продемонстрировали более быстрое развитие и  эффективные способы борьбы с  бедностью. Путь других оказался более длительным и менее результативным. Страны СНГ и Восточной Европы находятся на начальном этапе формирования своих сегментов в новой архитектуре мировой эконо мики. В качестве плодов глобализации они испытали разрушительное давление волны Ve_5_2_2012.indd 37 05.06.2012 15:31: кризиса, прокатившейся от Азии через Россию к Бразилии. Их обрабатывающая про мышленность, столкнувшись с  чрезвычайно жесткой конкуренцией на международ ных рынках, не может занять достойную нишу.

В актив глобализации можно отнести динамизм и  процветание большинства стран Восточной Азии, одного из беднейших районов мира еще 40 лет назад. Полити ка этих государств была сориентирована на внешний мир, иностранные инвестиции, создание лицензионных производств и франшизу. По мере роста качества жизни ста ло возможным как повышение уровня организации и результатов производства, так и осуществление демократизации общества.

Глобализация в  экономическом аспекте отражает рост интеграции экономик во всем мире, который проявляется посредством увеличения торговых и финансовых по токов. Этим термином также объясняют движение через границы рабочей силы и тех нологий. Характерным признаком глобализации является превышение стоимости вы пуска лицензионных производств над оборотом мировой торговли.

Термин «глобализация» стал отражением научно-технического прогресса, сделав шего международные расчеты по торговым и финансовым потокам более быстрыми и  легкими. Глобализация объясняет движение рыночных сил через национальные границы во всех сферах экономической деятельности человечества, будь то аграрные, промышленные или финансовые рынки. Поэтому глобализация  — это интеграция международных товарных и финансовых рынков в масштабах мировой экономики.

Международные рынки стали играть чрезвычайно важную роль. Они продвига ют социально-экономическую эффективность производства посредством конкурен ции и  разделения труда. Специализация позволяет национальным экономикам, от раслям и компаниям фокусироваться на выпуске тех товаров и услуг, в производстве которых они обладают сравнительными преимуществами. Глобализация экономики, в свою очередь, предлагает странам и компаниям бльшие возможности для выхода на крупные мировые рынки. Это означает, что они могут получить открытый доступ к большим потокам капитала, технологий, дешевым импортным товарам и емким экс портным рынкам.

Международные рынки уже доказали, что могут способствовать повышению эф фективности компаний, росту их капитализации и ликвидности, следовательно, при носить реальные выгоды стране. Но рынки по своей природе не могут гарантировать странам роста эффективности их экономик и справедливого распределения выгод от глобализации. Учитывая эти обстоятельства, организации международного сообще ства (ООН, МВФ, Всемирный банк, «Большая восьмерка») должны поддерживать те страны, которые выбрали политику глубокой интеграции в мировую экономику.

Непрерывная полоса кризисов 1990-х годов (Мексика, Таиланд, Индонезия, Юж ная Корея, Россия, Бразилия, Турция), финансово-экономический кризис 2008–2009 гг.

дали серьезные основания для утверждений о том, что финансовые кризисы являются прямым и  неизбежным результатом глобализации. Кризисы поставили перед всеми без исключения странами мира новые вопросы: почему глобализация делает управ ление финансами страны и корпорации более трудным? Какие новые требования она предъявляет к менеджменту? Как максимально учесть риски, связанные с открытостью системы национальных финансов и создающие дополнительные условия неопределен ности управленческих решений? Как учесть риски космополитизма топ-менеджеров ТНК? Как защитить государственные и  корпоративные финансы от возможных Ve_5_2_2012.indd 38 05.06.2012 15:31: разрушительных последствий их вовлечения в международные рыночные механизмы глобального движения капитала?

Эти вопросы отражают реальные угрозы системе государственных и корпоратив ных финансов: движение капитала в глобальной экономике не знает границ, способно смести слабые валюты, вызвать не только техническую коррекцию рынка, но и его об вал, более того — представляет угрозу тем правительствам, которые проводят неэф фективную макроэкономическую политику.

Международные рынки повинны в кризисах прежде всего потому, что инвесторы адекватно не оценивают риски как финансовой периферии, так и финансового цент ра. В свою очередь, международные рейтинговые агентства, регулирующие и  надзи рающие органы вовремя не отслеживают негативные процессы в платежных балансах стран, капитальной базе и качестве кредитного портфеля банков. Кроме того, отсут ствует информация о ряде международных инвесторов. В результате рынками овладе вает чувство паники, выражающееся во внезапно изменившемся настроении инвесто ров и быстром оттоке капитала.

Кризисы можно избежать, если правительства развивающихся стран, местные банкиры и  промышленники не будут столь незащищенными от глобальных рынков капитала. И это признал еще в 2000 г. Исполнительный совет МВФ [9, р. 36]. Вместе с тем следует подчеркнуть, что новые индустриальные страны не добились бы впечат ляющего экономического роста без международных финансовых потоков. Особая от ветственность лежит на финансовых институтах и ЦБ стран финансового центра, ибо колыбелью глобального кризиса 2008–2009 гг. стала рецессия экономики США.

Последующие кризисы в ХХI в. станут продуктом взаимодействия денежно-кре дитной политики государств и  международной финансовой системы. В глобальной экономике кризисов не избежать, прежде всего, тем странам (включая высокоразви тые), правительства которых не знают, как упредить и противостоять ударам со сторо ны международных рынков. Преодолевшие кризис 1990-х годов страны обладают уни кальным опытом антикризисного управления на государственном и  корпоративном уровнях. И это помогло им смягчить волну кризиса 2008–2009 гг. Макроэкономическая стабильность, надежность финансового сектора, открытость экономики, прозрачность и хорошая управляемость — вот самые главные рекомендации, которые следуют для стран, экономики которых стали сегментами глобальной экономики.

Расширение разрыва в доходах богатых и бедных стран стало актуальной темой обсуждений в ООН, МВФ, Всемирном банке, «Большой двадцатке». Интеграция в гло бальную экономику трудна для всех стран. Она требует приспособления системы на циональных финансов к  международным потокам капитала, выдвигает новые стан дарты управления в условиях возросшей неопределенности и разнообразных рисков.

Управление финансами государства и крупных корпораций детерминировано потока ми международного капитала в реальные и финансовые активы, тенденциями между народных рынков денег, капитала и валюты, заинтересованностью инвесторов и кре диторов, конъюнктурой рынков фондовых ценностей, суверенными и корпоративны ми рисками, наконец, техническим прогрессом в коммуникационных технологиях.

Литература 1. The Economist. 2011. May 14th–20th. 102 р.

2. OTC derivatives market activity in the second half of 2010. URL: http://www. bis. org/publ/ otc_hy1105. htm (дата обращения: 01.12.2010).

Ve_5_2_2012.indd 39 05.06.2012 15:31: 3. Fiscal Policy Challenges in the Post-Crisis World: Speech by John Lipsky, First Deputy Mana ging Director, International Monetary Fund аt the China Development Forum. 2010. March 21. URL:

http://www. imf. org/external/np/speeches/2010/032110. htm (дата обращения: 05.06. 2011).

4. URL: www. csef. ru/pdf/533. pdf;

http://www. opec. ru/docs. aspx?id=225&ob_no= (дата обращения: 17.02.2011).

5. URL: http://liberty.ru/Themes/Davos-i-nyne-tam.-Krizis-konchilsya.-CHto-dal-she Politicheskaya-povestka-25-31-yanvarya (дата обращения: 01.12.2010).

6. URL: http://www. rosbalt. ru/business/2010/01/12/703227. html (дата обращения: 20.03.2011).

7. China Monetary Policy Report Quarter Four, 2010. URL: http://www. pbc. gov. cn/publish/ english/3511/2011/20110321085639039267093/20110321085639039267093_. html (дата обращения:

25.09.2011).

8. URL: http://www. capitaleconomics. com/global-economics/global-economic-outlook. html (дата обращения: 01.10.2011).

9. IMF Annual Report 2000. Washington, 2000.

Статья поступила в редакцию 5 марта 2012 г.

Ve_5_2_2012.indd 40 05.06.2012 15:31: 2012 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 5 Вып. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ УДК 330. Ю. В. Крылова ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗМЕРЕНИЮ И ОЦЕНКЕ КОРРУПЦИИ:

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР Введение С середины 1970-х годов в научно-практической литературе все больше внимания стало уделяться экономическим исследованиям коррупции. С того времени начались разработки системного подхода к  ее измерению, т. е. получению числовых значений, характеризующих распространение нелегальных практик экономических и политиче ских акторов в государстве. В качестве таких значений могут выступать, например, ча стота и денежный объем коррупционных сделок. Широкое распространение получили и международные рейтинги стран, составленные на основе расчета индексов коррупции с использованием условных шкал оценивания. Настоящая статья посвящена обзору ос новных подходов к измерению коррупции, а также анализу перспектив и ограничений их использования в процессе разработки антикоррупционных программ.

Наличие широкого спектра показателей и индикаторов коррупции породило це лое направление их критического анализа, представленного в работах зарубежных ис следователей: К. Арндт (C. Arndt) и Ч. Оман (C. Oman) [1], Ф. Гальтунг (F. Galtung) [2], П. Лангсет (P. Langseth) [3;

4], Т. Сорейде (T. Sreide) [5], Ф.-Х. Урра (F.-J. Urra) [6] и др.

Актуальность этого направления обусловлена тем, что измерение уровня коррумпи рованности стран является необходимой базой для разработки антикоррупционной политики государств. У. Томпсон подчеркивал: «Если вы можете измерить то, о  чем говорите, и выразить это в цифрах, значит, вы уже что-то знаете об этом;

если же не можете провести измерения и получить количественные оценки, значит, ваши знания весьма скудны и неудовлетворительны. Если вы не можете это измерить, вы не сможете это улучшить» (цит. по: [7, p. 52]). Расчеты уровня коррупции не только позволяют оце нить эффективность и при необходимости скорректировать национальные и между народные антикоррупционные стратегии, но также предоставляют важную информа цию об эффективности государственного управления, качестве институциональной Юлия Валентиновна КРЫЛОВА  — канд. экон. наук, доцент кафедры экономической теории СПбГУ. В 2000 г. окончила экономический факультет СПбГУ. С 2005 г. работает на факультете. Сфера научных интересов — новая институциональная экономическая теория, инновационная экономика.

Автор 35 научных работ.

© Ю. В. Крылова, Ve_5_2_2012.indd 41 05.06.2012 15:31: среды, уровне политической стабильности, надежности судебной и правоохранитель ной систем в той или иной стране.

В настоящей статье представлены: основные подходы к  пониманию коррупции и проблемы ее измерения;

ведущие международные рейтинговые оценки коррупции в государственном секторе экономики;

особенности расчета показателей распростра нения коррупционных практик в  частном и  государственном секторах, которые из меряются экспертами Всемирного экономического форума;

сравнительный анализ рассмотренных рейтинговых оценок и показателей коррупции. В заключительных за мечаниях в  качестве наиболее перспективного рассматривается комплексный метод измерения коррупции, разработанный в рамках антикоррупционных программ ООН.

Коррупция и проблемы ее измерения В научной литературе существует много определений коррупции. Например, С. Хантингтон характеризует коррупцию как «поведение чиновников, отклоняющее ся от общепринятых норм, в целях получения частных выгод» [8, р. 2]. В соответствии с определением Н. Леффа, «коррупция представляет собой нелегальную институцио нальную норму, которая используется отдельными индивидами или группами в целях оказания давления на бюрократов» [9, р. 8]. Однако следует отметить, что вышепри веденные определения имеют существенное ограничение, так как они рассматривают только те коррупционные практики, в  которых принимают участие представители государственной власти, оставляя другие практики без должного внимания. В соот ветствии с  более широким подходом, озвученным в  Конвенции ООН против кор рупции  [10], необходимо также учитывать те коррупционные практики, в  которых субъектами сделки выступают физические и/или юридические лица в частном секто ре экономики. Опираясь на данный подход, в рамках настоящей статьи под корруп цией мы понимаем незаконное использование в  собственных интересах служебного и должностного положения с неправомерным получением или намерением получить выгоды материального и/или нематериального характера в  частном и  государствен ном секторах экономики.


К основным типам коррумпированного поведения относятся: взяточничество, фаворитизм, непотизм, растрата, вымогательство, злоупотребление служебным поло жением, «откаты», конфликт интересов и др. На основе анализа современной научно практической литературы, а также национального и международного антикоррупци онного законодательства для целей настоящей статьи можно предложить следующие обобщенные определения. В широком понимании взяточничество означает предло жение или получение денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имуществен ного характера за действия или бездействие должностного лица в интересах взяткода теля. Термин фаворитизм используют для описания ситуаций, когда решение о назна чении на должность, продвижении по служебной лестнице или выделении каких-либо льгот и преимуществ принимается ответственными за это лицами на основе не объек тивных критериев, а дружественных связей. Под непотизмом понимают аналогичные действия в отношении родственников. Растрата представляет собой неправомерное использование средств должностным лицом на цели, не соответствующие условиям их получения. Вымогательство означает требование взятки должностным лицом в  об мен на действия или бездействие в интересах взяткодателя.

Ve_5_2_2012.indd 42 05.06.2012 15:31: Злоупотребление служебным положением представляет собой совершение какого либо действия или бездействия должностным лицом при выполнении своих функций с  целью получения какого-либо неправомерного преимущества для себя самого или другого лица. Под «откатами» понимают практику получения выплат от заинтере сованных лиц в  обмен на заключение с  ними контрактов в  ущерб интересам других потенциальных контрагентов в частном секторе или в сфере государственных закупок.

Конфликт интересов возникает в  ситуации, когда должностное лицо предоставляет льготы, преимущества или покровительство лицам или организациям, деятельность которых непосредственно связана с его частными интересами. Подобная заинтересо ванность может иметь как финансовый, так и личный характер, что в результате влия ет на объективность должностного лица при выполнении им своих обязанностей. Сле дует иметь в виду, что конфликт интересов может возникать даже после увольнения должностного лица. Например, часто корпорации в частном секторе заинтересованы принимать на работу в качестве консультантов бывших чиновников в надежде исполь зовать в  корыстных целях конфиденциальную информацию, относящуюся к  работе государственных органов власти, а также их социальные связи и контакты с бывшими коллегами с предыдущего места работы.

В процессе измерения коррупции исследователи сталкиваются со значительными проблемами. Следует иметь в виду, что преступность в данной сфере характеризуется высокой латентностью, иначе говоря, находится в скрытом состоянии. Низкий уровень зарегистрированных преступлений, связанных с  нарушением антикоррупционного законодательства, не всегда свидетельствует об отсутствии данной проблемы в обще стве. Во-первых, антикоррупционное законодательство может быть неэффективным.

Например, если нормативно-правовые акты той или иной страны не определяют четко и однозначно, что понимается под конфликтом интересов, то в этом случае отдельно го чиновника практически невозможно привлечь к ответственности за использование должностного положения в собственных интересах. Во-вторых, низкий уровень заре гистрированных преступлений может объясняться коррумпированностью правоохра нительной и судебной систем, которая не позволяет осуществлять правосудие.

Также невозможно судить о  масштабах проблемы коррупции посредством при менения контент-анализа, т. е. количественного анализа текстов и текстовых массивов с  целью их содержательной интерпретации. Частота появления публикаций в  сред ствах массовой информации, посвященных коррупции и конкретным преступлениям в  данной сфере, зависит не только от актуальности этой проблемы в  той или иной стране, но также от степени независимости прессы и объективности отражения собы тий, происходящих в обществе. Х. Халкин заметил: «Время, когда нужно беспокоиться, наступает не тогда, когда газеты полны статей о  ней (коррупции. — Ю. К.), а  тогда, когда их нет. В любом случае вы можете быть уверены, что она есть, но только тогда, когда должностных лиц преследуют и привлекают к суду за малейшие должностные преступления, есть надежда ее победить» [11, р. А22].

В настоящее время существует целый ряд методов количественного расчета объема рынка коррупции, который в  наиболее общем виде определяется как объем коррупционных операций в  денежном выражении, осуществленных физическими и юридическими лицами в частном и государственном секторах экономики в течение года. Однако эксперты не могут прийти к единому мнению о том, какие из них явля ются наиболее эффективными. Эти методы можно разделить на прямые и косвенные.

Ve_5_2_2012.indd 43 05.06.2012 15:31: Прямые методы основаны на анализе первичных источников информации, к которым относятся проверки, выявляющие расхождение между доходами и  расходами пред ставителей государственной власти и отдельных групп налогоплательщиков, а также специальные опросы и  обследования граждан. В качестве примера можно привести исследование разброса цен стандартных медицинских материалов, таких как шприцы, закупаемые государственными больницами в различных районах Буэнос-Айреса, про веденное Р. Ди Тела и Э. Шаргродски. В результате была выявлена коррупция в сфере государственных закупок в  отдельных районах Буэнос-Айреса [12]. Авторы другого исследования Р. Рейникка и Я. Свенссон на основе сравнения финансовых данных и ре зультатов опросов, проведенных в 250 государственных школах в Уганде, выявили рас трату в размере 18% средств, выделенных на образовательные программы в 2001 г. [13, р. 4–5]. Однако этот метод чрезвычайно сложно применить для количественного ана лиза коррупции на уровне отдельных стран. К косвенным относятся методы, основан ные на изучении вторичных источников информации, — это оценка расхождений раз личных статистических данных, монетарные методы, основанные на анализе спроса на наличные деньги и объема денежных операций хозяйствующих субъектов и др.

В России одна из наиболее успешных попыток расчета объема рынка коррупции была предпринята в  рамках комплексного исследования коррупции, проведенного в 2001 и в 2005 гг. региональным общественным фондом «Информатика для демокра тии» (ИНДЕМ). В ходе исследования использовались специализированные математи ко-статистические методы анализа социологических данных. При этом применялась репрезентативная всероссийская многоступенчатая территориальная стратифициро ванная случайная выборка. Исследователи разделили рынок коррупции на два типа.

Первый тип представлен рынком деловой коррупции, на котором в качестве взятко дателей выступают субъекты хозяйственной деятельности. По расчетам экспертов фонда ИНДЕМ, объем рынка деловой коррупции составил 33,5 млрд долл. в  2001 г.

и 316 млрд долл. в 2005 г. Ко второму типу относится рынок бытовой коррупции в сфе ре здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения, регистрации граждан и т. д. Объем рынка бытовой коррупции в 2001 г. составил 2,8 млрд долл., в 2005 г. — свыше 3 млрд долл. [14]. При анализе этих данных следует иметь в виду, что прямые методы количественной оценки коррупции в форме опросов часто дают заниженные результаты [15, с. 147]. Это может быть связано с  нежеланием респондентов предо ставлять информацию об участии в  нелегальных сделках. Тем не менее в  настоящее время рейтинговые оценки уровня коррупции в различных странах, рассчитываемые на основе опросов и глубинных интервью респондентов, получают все большее рас пространение в мировой практике.

Международные рейтинговые оценки коррупции в государственном секторе экономики К наиболее известным международным рейтинговым оценкам коррупции в госу дарственном секторе экономики относятся: индекс восприятия коррупции и взяткода телей Transparency International, индекс контроля коррупции Всемирного банка, индекс коррупции и демократичности Freedom House. Рассмотрим их более подробно.

Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index) является наиболее ча сто цитируемым показателем коррупции стран. Он рассчитывается с 1995 г. экспертами Ve_5_2_2012.indd 44 05.06.2012 15:31: Transparency International, которая была основана в Берлине в 1993 г. бывшим директо ром Всемирного банка П. Айгеном. Этот индекс представляет собой сводный индика тор, сочетающий данные, полученные из различных источников. Например, в 2010 г.

он основывался на данных из тринадцати источников, представленных десятью не зависимыми организациями и опубликованных в период с января 2009 г. по сентябрь 2010 г. Эти источники отражают уровень распространенности коррупции, а  именно частоту и объем взяток в государственном секторе экономики. Он оценивает уровень коррупции по десятибалльной шкале (0 — максимальный уровень коррупции, 10 — минимальный). В соответствии с расчетами Transparency International на протяжении последних лет Россия входит в группу стран с высоким уровнем коррупции (табл. 1).

Таблица 1. Индекс восприятия коррупции и рейтинг России в 2001–2011 гг.

Год 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 Наименование показателей Количество обследованных стран 91 102 133 146 159 163 179 180 180 178 Рейтинг России 79 71 86 90 126 121 143 147 146 154 Значение индекса для России 2,3 2,7 2,7 2,8 2,4 2,5 2,3 2,1 2,2 2,1 2, Источник: [16].

Оценка уровня коррупции в стране производится как зарубежными экспертами аналитиками, так и экспертами, живущими в этой стране. К участию в опросах при влекаются ведущие представители деловых кругов. Если международные организации публикуют расчеты показателей коррупции ежегодно, то в  целях получения вырав нивающего эффекта рассчитывается средний показатель за последние два года. В том случае, когда используются экспертные оценки рисков, например данные Агентства по оценке экономического и политического риска, в расчет берутся только последние из менения в этих оценках. Это объясняется тем, что данные проходят проверку незави симыми экспертами и незначительно изменяются из года в год.


Расчет индекса восприятия коррупции включает в  себя три этапа. Первый этап заключается в стандартизации данных, полученных из различных источников. Опера ция стандартизации проводится по формуле:

SD(CPI t 1 ) S ij [Vi j Mean(CPI t 1 ), (1) Mean(Vi )] SD(Vi ) j где S i — стандартизированное значение показателя коррупции j-й страны в  i-м источнике, SD(Vi) — значение показателя коррупции j-й страны в  i-м источнике, Mean(Vi) — стандартное отклонение и среднее значение коррупции для стран, ранжи руемых в i-м источнике в текущем году, Mean(CPIt-1) и Mean(CPIt-1) — стандартное от клонение и среднее значение индекса восприятия коррупции для данной группы стран в предыдущем году.

На втором этапе к стандартизированным оценкам применяется специальная опе рация, которая называется бета-трансформацией. Она ведет к  росту стандартного Ve_5_2_2012.indd 45 05.06.2012 15:31: отклонения по всем странам, включенным в  индекс восприятия коррупции, что по зволяет более точно ранжировать те страны, баллы которых оказываются равными. На третьем этапе рассчитываются индексы восприятия коррупции путем усреднения всех стандартизированных значений по каждой отдельной стране по формуле Nj S CPI j = j, (2) i Nj i = где CPI j — индекс восприятия коррупции для j-й страны, Nj — количество источников, определяющих коррупционный рейтинг j-й страны.

В отчетах, подготовленных Transparency International, все страны ранжируются в соответствии с набранными баллами по индексу восприятия коррупции. В них также представлены информация об источниках, на базе которых проводилась оценка, ве личина стандартного отклонения и доверительный интервал по каждой стране, опре деляемый пошаговым (непараметрическим) методом и позволяющий сделать выводы о точности результатов [17].

Индекс взяткодателей (Bribe Payers Index) также рассчитывается экспертами Trans parency International. В расчете этого показателя принимают участие только ведущие страны-экспортеры, которые ранжируются в  зависимости от готовности компаний этих стран давать взятки за рубежом. Индекс оценивает вероятность подкупа компа ниями-экспортерами иностранных лиц по десятибалльной шкале (0 — максимальная оценка, 10 — минимальная). Например, в 2011 г. индекс взяткодателей был рассчитан для 28 стран на основе опроса более трех тысяч высших менеджеров компаний из развитых и развивающихся стран. В 2011 г. Россия лидировала по этому показателю коррупции среди ведущих стран-экспортеров (табл. 2).

Таблица 2. Страны, лидирующие по индексу взяткодателей в 2011 г.

Число Рейтинг* Страна Средняя оценка респондентов 28 Россия 172 6, 27 Китай 608 6, 26 Мексика 121 7, 25 Индонезия 153 7, Объединенные 24 156 7, Арабские Эмираты Источник: [18, p. 5].

* Чем выше рейтинг, тем выше уровень коррупции.

Индекс контроля коррупции (Сontrol of Corruption Index) Всемирного банка рас считывается экспертами Всемирного банка на основе агрегирования различных ин дикаторов, которые измеряют степень использования государственной власти в целях личного обогащения. Помимо этого, эксперты Всемирного банка определяют пять по казателей, тесно связанных с коррупцией:

Ve_5_2_2012.indd 46 05.06.2012 15:31: 1) индекс эффективности государственного управления, который измеряет про фессионализм и компетентность чиновников, а также качество поставляемых государ ством общественных благ;

2) индекс правопорядка, который измеряет качество и эффективность примене ния гражданско-правовых процедур в  случае нарушения контрактных обязательств, эффективность судебной и правоохранительных систем, а также уровень преступно сти и насилия в стране;

3) индекс политической стабильности, который измеряет вероятность переворо тов и насильственных действий в отношении правящего режима, а также вероятность террористических атак;

4) индекс административного бремени, который измеряет наличие избыточно го контроля над экономическими субъектами со стороны государственных органов, а также избыточных бюрократических процедур открытия нового бизнеса и ведения хозяйственной деятельности;

5) индекс открытости и  прозрачности, который измеряет наличие гражданских свобод, соблюдение прав человека и прозрачность политических процессов в стране.

Всемирный банк ранжирует все страны в соответствии с индексами, которые ва рьируются от –2,5 (наихудшие показатели) до + 2,5 (наилучшие показатели). На про тяжении последних лет Россия занимала низкие места по всем показателям, рассчиты ваемым Всемирным банком (табл. 3).

Таблица 3. Индикаторы уровня коррупции в России за период 2002–2010 гг.

Год 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 Наименование показателей Индекс контроля коррупции –0,93 –0,75 –0,76 –0,75 –0,78 –0,91 –1,02 –1,12 –1, Индекс эффективности государственного –0,29 –0,22 –0,25 –0,36 –0,43 –0,32 –0,26 –0,28 –0, управления Индекс правопорядка –0,87 –0,93 –0,82 –0,84 –0,93 –0,93 –0,92 –0,77 –0, Индекс политической стабильности и от –0,50 –0,83 –1,01 –0,89 –0,73 –0,67 –0,61 –0,72 –0, сутствия насилия Индекс административного бремени –0,38 –0,32 –0,19 –0,26 –0,49 –0,36 –0,48 –0,46 –0, Индекс открытости и прозрачности –0,38 –0,57 –0,58 –0,65 –0,93 –0,98 –0,91 –0,95 –0, Источник: [19].

Показатели коррумпированности стран Freedom House. Помимо показателя кор рупции стран Freedom House рассчитывает несколько взаимосвязанных с  ним инди каторов, отражающих степень развитости гражданского общества и демократических институтов. Все показатели оцениваются по семибалльной шкале, где один балл  — это наивысший уровень развития демократии, семь баллов — наименьший уровень.

В табл. 4 представлена средняя оценка показателей, полученных Россией в 2008–2011 гг.

Ve_5_2_2012.indd 47 05.06.2012 15:31: Таблица 4. Индикаторы уровня коррупции в России в 2008–2011 гг.

Средняя оценка Наименование показателя Показатель 2011 г.

за период 2008–2010 гг.

Избирательные процессы 6,75 6, Гражданское общество 5,67 5, Независимость СМИ 6,25 6, Независимость судебной системы 5,42 5, Коррупция 6,31 6, Демократия 6,07 6, Составлено по: [20, р. 13–20].

Эксперты Freedom House также ранжируют переходные страны по критерию их демократичности. Например, в 2011 г. в группу стран с демократическими режимами, показатель которых находился в интервале между 1,00 и 3,99 балла, вошли Эстония, Словения, Латвия, Польша и др. В группу стран с переходным или смешанным режи мами были включены Албания, Босния и Герцеговина и другие, набравшие от 4,00 до 4,99 балла. И наконец, к странам с авторитарными режимами правления, показатель демократичности которых находится в  интервале от 6,00 до 7,00 баллов, эксперты Freedom House отнесли Косово, Кыргызстан, Россию, Казахстан, Азербайджан, Бела русь, Туркменистан и Узбекистан [21], что отражает негативную оценку государствен ного управления в этих странах.

Показатели распространения коррупционных практик в частном и государственном секторах экономики Всемирного экономического форума Всемирный экономический форум ежегодно публикует отчеты о глобальной кон курентоспособности стран. В расчет индекса глобальной конкурентоспособности в  качестве составной части входит показатель эффективности институциональный среды и государственного регулирования. Это обусловлено тем, что чрезмерные адми нистративные барьеры, коррупция в сфере государственных контрактов, отсутствие прозрачности политики государственных органов и политическая ангажированность судебных решений накладывают огромные издержки на бизнес, что ведет к замедле нию темпов экономического роста и  снижению конкурентоспособности стран. Эф фективное государственное управление является критическим показателем для фор мирования доверия бизнеса и граждан к органам власти. Различные показатели рас пространения коррупционных практик в России представлены в табл. 5.

Показатель официально неучтенных платежей и взяток представляет собой сред нюю оценку по пяти компонентам, рассчитанным по ответам на следующий вопрос:

«Как часто фирмы в  вашей стране прибегают к  использованию неучтенных допол нительных платежей или взяток в следующих сферах: a) импорт и экспорт;

б) комму нальные платежи;

в) ежегодные налоговые платежи;

г) заключение государственных Ve_5_2_2012.indd 48 05.06.2012 15:31: Таблица 5. Показатели распространения коррупционных практик в России в 2010–2011 гг.

Рейтинг Оценка Наименование показателей 2010 г. 2011 г. 2010 г. 2011 г.

Официально неучтенные платежи и взятки 111 115 3,2 3, Судебная независимость 115 123 2,7 2, Использование государственных фондов в частных 109 120 2,6 2, интересах Фаворитизм в процессе принятия государственных 106 117 2,6 2, решений Бремя государственного регулирования 114 132 2,9 2, Неэффективное использование государственных 82 94 3,1 2, средств Надежность полиции 128 132 2,7 2, Этическое поведение фирм 112 117 3,3 3, Источники: [22, р. 287;

23, p. 307].

контрактов и  выдача лицензий;

д) вынесение благоприятных судебных решений?»

(1 балл — очень часто, 7 баллов — никогда). Аналогично рассчитывается показатель судебной независимости. Респондентов просят оценить, в  какой степени судебная система независима от давления со стороны членов правительства, граждан и  фирм (1 балл — сильная зависимость, 7 баллов — независимость). Еще один важный аспект коррумпированности власти отражается в  показателе использования государствен ных фондов в частных интересах. Он оценивается по ответам респондентов на вопрос:

«Как часто в вашей стране применяются коррупционные практики использования го сударственных ресурсов в частных интересах компаний, индивидов или групп инди видов?» (1 балл — очень часто, 7 баллов — никогда).

В процессе принятия решений чиновники могут руководствоваться не объектив ными критериями, а дружескими или родственными связями. Это отражается в пока зателе, рассчитываемом по ответам на вопрос: «Как часто государственные чиновники в вашей стране проявляют фаворитизм по отношению к отдельным фирмам и инди видам в процессе разработки политики или выбора контрагентов?» (1 балл — всегда, 7 баллов  — никогда). Наличие административных барьеров на пути осуществления хозяйственной деятельности эксперты Всемирного экономического форума измеряют с  помощью показателя бремени государственного регулирования. В нем находят от ражение ответы на вопрос: «Насколько обременительно для бизнеса в вашей стране подчиняться всем административным требованиям (например, лицензирование, ре гистрация, проверки и т. д.)?» (1 балл — необременительно, 7 баллов — очень обреме нительно).

Неэффективность использования государственных средств определяется по от ветам на вопрос, каким образом респонденты оценивают государственные расходы (1  балл  — расточительные, 7 баллов  — эффективные). Показатель надежности по лиции отражает среднюю оценку ее эффективности в  поддержании правопорядка Ve_5_2_2012.indd 49 05.06.2012 15:31: и принуждении к исполнению законов (1 балл — нельзя полагаться на полицию, 7 бал лов  — всегда можно полагаться на полицию). Наконец, показатель этического пове дения фирм отражает приверженность сотрудников организаций в  частном секторе экономики нормам деловой этики и  правилам ведения социально ответственного бизнеса. Он рассчитывается по ответам респондентов на вопрос: «Как бы вы оцени ли корпоративную этику в вашей стране (этическое поведение во взаимоотношениях с государственными служащими, политиками и другими организациями) по сравне нию с другими странами?» (1 балл — одна из наихудших в мире, 7 баллов — одна из наилучших в мире). Многочисленные коррупционные скандалы, в которые были во влечены крупнейшие корпорации, такие как Enron, Parmalat, WorldCom, показали важ ность оценки этического поведения фирм и политики противодействия мошенниче ству в рамках корпоративного управления.

Сравнительный анализ рейтинговых оценок и показателей коррупции Обобщая рассмотренные показатели коррумпированности стран, следует заме тить, что они основаны на опросах респондентов, отражающих индивидуальное вос приятие коррупции, которое является субъективной оценкой и  может опираться на недостоверную информацию. Кроме того, индивидуальное восприятие характеризует ся инерционностью, а это ведет к тому, что отдельные показатели коррупции не вполне адекватно отражают существующее положение. Субъективность рейтинговых оценок можно выразить словами Н. Хеллера, который отметил, что расчет показателей кор рупции по своей форме больше напоминает искусство, чем точно определенную эмпи рическую процедуру [24, р. 3].

Помимо этого, в основе рейтинговых оценок лежит различное понимание корруп ции. Они различаются как по объекту измерения, так и  по группам обследованных стран (табл. 6). Например, индекс взяткодателей Transparency International рассчитыва ет только для ведущих стран-экспортеров, а индекс коррупции Freedom House — толь ко для переходных стран.

Сравнительный анализ показывает, что рейтинговые оценки уровня коррупции имеют множество недостатков. Во-первых, в большей своей части они концентриру ются на измерении коррупции в общественном секторе. Так, только один показатель Всемирного экономического форума (показатель этического поведения фирм) харак теризует распространение коррумпированных практик среди частных организаций.

Тем не менее, как отмечает Дж. Ходжсон, исключение коррупции в  частном секторе при измерении уровня коррумпированности стран ведет к необоснованным и вводя щим в заблуждение данным [27, р. 1043–1044]. Во-вторых, рейтинговые оценки, осно ванные на опросах и  экспертных оценках, в  большинстве случаев не предоставляют полную информацию об объеме коррупционного рынка. Большинство показателей концентрируется исключительно на измерении частоты совершения коррупционных трансакций и сделок [28, с. 51].

В-третьих, практическое применение рейтинговых оценок уровня коррупции имеет весьма ограниченный характер. Например, одним из недостатков индекса вос приятия коррупции является то, что по нему практически невозможно судить о дина мике изменения уровня коррумпированности стран, так как расчет данного показателя Ve_5_2_2012.indd 50 05.06.2012 15:31: Таблица 6. Рейтинговые оценки коррупции: объект измерения и доступная база данных Наименование Доступный времен- Группы и количество Объект измерения показателя ной период обследованных стран Индекс восприятия Уровень распространения Ежегодно с 1995 г. Развивающиеся и про коррупции Transparency коррупции в государствен- по настоящее время мышленно-развитые International ном секторе экономики страны, 182 страны (2011 г.) Индекс взяткодателей Вероятность подкупа 1999, 2002, 2006, Ведущие страны-экс Transparency International компаниями-экспортера- 2008, 2011 гг. портеры, 28 стран ми иностранных лиц (2011 г.) Индекс контроля корруп- Степень использования Ежегодно с 1996 г. Развивающиеся и про ции Всемирного банка государственной власти по настоящее время мышленно развитые в целях личного обогаще- страны, 210 стран ния (2010 г.) Индекс коррупции Злоупотребление полити- 1995 г., ежегодно Переходные страны, Freedom House ческой властью, разви- с 1997 г. по настоя- стран (2011 г.) тость антикоррупцион- щее время ной политики и законода тельства Показатели коррупции Злоупотребление властью Ежегодно с 2000 г. по Развивающиеся и про Всемирного экономиче- и служебным положени- настоящее время мышленно развитые ского форума ем в государственном страны, 139 стран и частном секторах эко- (2011 г.) номики Составлено автором на основе данных, представленных на официальных сайтах Transparency In ternational [16], World Bank [19], Freedom House [25] и World Economic Forum [26].

в  каждый отдельно взятый год основывается на различных опросах респондентов.

Кроме того, постоянно меняется количество обследованных стран. Соответствен но, изменения рейтинга коррупции той или иной страны могут происходить в связи с включением в исследование новых стран. Поэтому многие аналитики не рекоменду ют применять индекс восприятия коррупции для разработки и корректировки анти коррупционных программ в среднесрочной и долгосрочной перспективе [1;

2;

5;

6;

29].

И  наконец, в  основе большинства рейтинговых оценок коррумпированности стран лежит широкое понимание коррупции без учета национальных особенностей. Тем не менее некоторые практики, считающиеся коррупционными в одной стране, могут от носиться к обычаям делового оборота в другой (например, дорогие подарки партнерам по бизнесу).

Широкое распространение практики расчета индексов коррумпированности стран объясняется сложностью количественной оценки масштабов коррупции в абсо лютных показателях. Однако ни один из них не дает достоверной и полной информа ции о масштабе коррупции. В связи с этим в процессе разработки антикоррупционных программ не рекомендуется опираться на отдельные индексы коррупции. Более пред почтительным является использование множественных показателей, а также примене ние комплексного метода измерения коррупции.

Ve_5_2_2012.indd 51 05.06.2012 15:31: Комплексный метод измерения коррупции В качестве альтернативы рейтинговым оценкам выступает комплексный метод из мерения уровня коррупции, который впервые был применен в рамках программы ООН по борьбе с коррупцией в развивающихся странах. В отличие от рейтинговых оценок уровня коррупции, которые рассчитываются внешними по отношению к  обследуе мой стране организациями и служат, как правило, для целей внешних стейкхолдеров и иностранных инвесторов, комплексный метод измерения коррупции направлен на разработку плана действий по борьбе с коррупцией, принятие решений и мониторинг анктикоррупционных программ на национальном и региональном уровнях в рамках конкретной страны. Основная цель комплексного метода измерения коррупции за ключается в  обеспечении внутренних стейкхолдеров (государственных учреждений и  органов власти, негосударственных организаций, бизнеса, политических активи стов, широкой общественности и т. д.) информацией, необходимой для поддержания баланса власти, организации системы сдержек и противовесов, развития институтов демократического общества и противодействия распространению нелегальных прак тик в  отдельных секторах экономики и  государстве в  целом. Сравнительный анализ этого метода и индекса восприятия коррупции представлен в табл. 7.

Таблица 7. Сравнение индекса восприятия коррупции и комплексного метода измерения коррупции Критерий Комплексный метод Индекс восприятия коррупции Цель и задачи Информирование стейкхолдеров, плани- Информирование на международном рование, принятие решений и мониторинг и  национальном уровнях, оценка ри на международном, национальном и регио- сков для иностранных инвесторов нальном уровнях Аудитория Общественность, чиновники, националь- Международный частный сектор, меж ный частный сектор дународные программы развития Заказчики Внутренние заказчики для локального ис- Аутсайдеры для внешнего использова пользования ния Методы Интервью, фокус-группы, кейсы, обзоры Интервью Достоверность Высокий уровень контроля, большая ре- — презентативная выборка, проверочные тесты Интеграция Сбор информации — 20%, анализ и приня- Сбор информации — 90%, распростра тие решений  — 70%, мониторинг и  оцен- нение информации — 10% ка — 10% Составлено по: [3, р. 8].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.