авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«А.Л. Катков ИНТЕГРАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (философское и научное методологическое обоснование) Павлодар, 2013 ...»

-- [ Страница 4 ] --

пластика времени (в условиях синергетической активности внесознательных инстанций существенно облегчается возможность ретроспективных и проспективных перемещений во времени, достижения возрастной регрессии и прогрессии, эффективной проекции планируемых результатов в будущее. С позиции разрабатываемого нами подхода особенно важно, что за счёт механизмов временной пластики могут намного эффективнее решаться проблемы компенсации деструктивного варианта прохождения жизненных кризисов по Э. Эриксону, выстраиваться конструктивные жизненные сценарии с их устойчивой проекцией в будущее, формироваться ресурсная метапозиция, характерная для зрелого человека);

пластика обстоятельств (в условиях синергетической активности существует возможность терапевтической модификации имеющихся жизненных обстоятельств, а в сочетании с временной пластикой – обстоятельств прошлого и будущего субъекта;

такая возможность реализуется за счёт акцентирования или усиления концентрации каких-либо значимых аспектов ситуации, разрешения или удаления из ситуации травмирующих «шумовых» моментов, выхода за пределы ситуации с одновременным умалением степени её значимости, т.е. достижения ресурсной трансценденции и др.);

пластика контекстов (в условиях гиперпластического пространства двухуровневой развивающей коммуникации существует возможность терапевтической трансформации негативно-эмоциональных антиресурсных контекстов какой либо настоящей, а с учётом потенциала временной пластики – прошлой и будущей ситуации, в позитивно-эмоциональный ресурсный контекст при сохранении событийного строя происходящего;

т.е. речь идёт о том, что травматическую память, негативное восприятие настоящего и ожидание будущего можно перевести в полярно противоположные терапевтические контексты с одновременным форсированным развитием достаточно устойчивого ресурсного состояния, профилактирующего неконструктивное, стереотипное поисковое поведение субъекта, в том числе в сторону добывания адаптогенов быстрого действия);

множественная гиперпластика (данный феномен является интегративной содержательной характеристикой синергетической стратегии внесознательных инстанций, обеспечивает высокую скорость и качество усвоения субъектом актуальной информации, гиперпротекцию используемых структурированных технологий – психотерапевтических, консультативных, тренинговых, воспитательных, образовательных, - высокую скорость конструктивных изменений субъекта в избранном направлении;

феномен множественной гиперпластики может быть обозначен как разлитой терапевтический транс - состояние измененных характеристик импульсной активности сознания субъекта, – для которого, в отличие от индуцированного транса, не характерен «увод» осознаваемого личностного ядра на периферию сознания, напротив, уровень креативной активности данной инстанции психики субъекта только лишь возрастает);

т.е. в данном случае уместны прямые аналогии с состоянием особого «креативного экстаза» с сочетанием двух типов психической активности – интуитивной («шрути») и осознанной («дхи»), описанной авторами древнеиндийских Вед. Гиперпластический статус субъекта манифестирует спонтанно, вслед за переходом от защитно-конфронтационной базисной стратегии внесознательных инстанций к синергетической. То есть для формирования разлитого терапевтического транса не требуется реализации каких-либо структурированных технических приемов, что является весьма важным обстоятельством в смысле возможности трансляции основных механизмов двухуровневой коммуникации в наиболее распространенные развивающие практики. Такого рода «переключение» базисных адаптационных стратегий сопровождается характерными изменениями в моторной, вегетативной, эмоциональной сферах, которые могут быть адекватно интерпретированы (диагностированы) и восприняты как сигнал к использованию структурированных технологий, направленных на достижение соответствующих изменений у субъекта. Однако наиболее важными признаками формирования разлитого терапевтического транса, с точки зрения последующей динамики развития, являются пластические изменения в сферах Я-мышления, Я-поведения, о чём можно судить по критической редукции таких форм поведения субъекта, которые традиционно обозначаются как «сопротивление» или «психологическая защита» (с нашей точки зрения, данные поведенческие стереотипы представляют типичную атрибутику защитно-конфронтационной стратегии адаптации, которая закономерно редуцируется при переключении активности внесознательных инстанций на полярно противоположную синергетическую стратегию адаптации), а также – по существенному возрастанию уровня креативной активности субъекта.

Из всего вышесказанного следует, что основа множественной гиперпластики – главного условия, обеспечивающего скорость и качество усвоения субъектом актуальной информации – управляемая адаптационная активность внесознательных инстанций. Такого рода экологическое управление обеспечивается специально разработанными метатехнологическими подходами, основу которых представляют специфические статусные характеристики психотерапевта и определенные профессиональные навыки, «всегда присутствующие» в общем поле развивающей коммуникации. В ходе проведения соответствующих исследований (А.Л. Катков, 2006) нами была отмечена особая значимость следующих статусных характеристик и профессионального поведения психотерапевта:

1) Я-техника (профессионал должен находиться в ресурсном состоянии, предполагающем наличие актуализированной синергетической базисной стратегии внесознательных инстанций, метапозиции, открытой к изменениям;

наличие особого, «диалогизированного» режима активности, позволяющего, с одной стороны, быть заинтересованным участником диалога с вовлеченным субъектом, а с другой – внимательно отслеживать динамику соответствующих изменений. Особый ресурсный статус психотерапевта и соответствующая генеративная активность его внесознательных инстанций являются мощным стимулом для переключения защитно-конфронтационной базисной стратегии адаптации на синергетическую и запуска механизма идентификации с ключевыми характеристиками ресурсного статуса психотерапевта, инициируемых внесознательными инстанциями вовлечённого субъекта. Таким образом, ещё на этапе установления контакта и диагностическом этапе двухуровневой развивающей коммуникации клиент может почувствовать, что ситуация в отношении заявляемых им проблем кардинально изменилась: то, что из метапозиции доминирования защитно-конфронтационной стратегии адаптации (наиболее вероятного исходного антиресурсного статуса клиента) представлялось «тупиковым, сложным или неподъёмным» - из полярно противоположной метапозиции ассимилированных характеристик ресурсного статуса психотерапевта и синергетической базисной адаптационной стратегии, «вдруг» предстаёт в совершенно ином свете – перспективным и вполне решаемым.

В свете всего сказанного становится понятным истинное значение таких достаточно традиционных характеристик общих терапевтических факторов, как «важность установления доверительных отношений между терапевтом и клиентом», «важность личностных характеристик профессионального психотерапевта», «вера в то, что психотерапия может помочь» и пр. (M.T. Nietzel, S.G. Fisher, 1981;

D.H. Stein, M.J. Lambert, 1984;

J. Magraf, V. Bauman, W. Bedentung, 1986;

L.E. Beutler, P.P. Machado, S.A.

Neufeldt, 1994;

M.J. Lambert, A.E. Bergin, 1994;

S.L. Garfield, 1994).

2) постоянное вербальное – прямое и косвенное – и невербальное подкрепление безопасности субъекта, вовлечённого в процесс двухуровневой развивающей коммуникации (психотерапевт постоянно демонстрирует открытую метапозицию спокойного интереса к субъекту, эмпатии, «дистанционной сердечности» – в эмоциональной сфере, понимание и уважение к занимаемой позиции и оценочным суждениям клиента – в собственно коммуникативной сфере, наличие «успокаивающих», «присоединяющих» и «стимулирующих к открытому диалогу» жестов – в сфере моторной активности. Психотерапевт заявляет клиенту о полной конфиденциальности озвучиваемой в ходе терапевтической коммуникации информации (при групповом формате занятий такое решение, с подачи психотерапевта, принимает терапевтическая группа). При появлении малейших намёков на сопротивление к продвижению в исследуемой проблемной сфере, психотерапевт должен обязательно подтвердить безопасность клиента в смысле того, что тот имеет полное право сообщать лишь то, чем действительно хочет поделиться, и что эта информация в любом случае будет полностью конфиденциальной. Как правило, после такого подтверждения активность клиента существенно возрастает. В процессе подготовки профессионалов развивающего профиля, в частности, по вопросам реализации рассматриваемой метатехнологии, следует обращать внимание на то, что в отсутствие ресурсного статуса и конгруэнтной активности терапевта, выражающейся в соответствии вербального и невербального поведения (например, в случае недоброжелательности, напряжения и неуверенности терапевта на первых этапах построения развивающей коммуникации) рассматриваемая метатехнология не эффективна. Внесознательные инстанции вовлечённого субъекта, выполняющие в данном случае функции «детектора правды», считывают сигнал о наличии соответствующей конфронтационной базисной стратегии психотерапевта, и мобилизуют психику клиента на сопротивление, защиту – т.е. в полярно противоположную сторону от гиперпластического полюса быстрых изменений);

3) постоянное вербальное и невербальное подкрепление креативной активности вовлечённого субъекта (одобрительные мимические реакции, жесты и слова, междометия, продемонстрированные и сказанные в особо важный – сензитивный момент первых осторожных шагов клиента в сторону развития и ожидания реакции от значимой фигуры терапевта, выполняют функцию катализаторов креативной активности клиента, подкрепляют синергетическую стратегию его внесознательных инстанций, придают устойчивость формируемому ресурсному статусу. Рассматриваемая метатехнология адекватно работает лишь в случае активности первого из рассматриваемых метафакторов – «Я-техники», за счёт чего и формируется особая значимость фигуры терапевта для внесознательных инстанций клиента);

4) формирование и подкрепление стыковочных сценариев желаемых терапевтических изменений (под термином «стыковочный сценарий» в данном случае подразумевается специальная программа конструктивных изменений вовлечённого субъекта, привязываемая к определённой последовательности структурированных технических действий и оформляемая как «неявный» возврат клиенту его собственных сценарно проработанных ожиданий от проекта терапии или любой другой развивающей коммуникации. Обязательными условиями успешного оформления стыковочного сценария является адекватная детализация конструктивных ожиданий клиента от соответствующего терапевтического процесса, формирование множественной гиперпластики, совместное обсуждение последовательности структурированных технических действий с проговариванием того, какие именно желательные эффекты будет вызывать то или иное техническое действие, отслеживание невербальных реакций клиента, свидетельствующих об «утверждении» программы проговариваемых терапевтических изменений внесознательными инстанциями психики клиента. В этом случае с известной долей уверенности можно ожидать, что программа конструктивных изменений будет воспроизведена в ходе последовательной и чёткой реализации оговоренных структурированных технических действий, практически в автоматическом режиме. Что, собственно, и является основным механизмом гиперпротекции структурированных технических действий, реализуемых в условиях множественной гиперпластики. При этом важно помнить, что рассматриваемая метатехнология может быть успешно воспроизведена лишь в условиях синергетической активности всех вышеобозначенных метатехнологических подходов. В свете сказанного становится понятным значение таких, идентифицированных Дж. Франком общетерапевтических факторов, как «рациональная основа;

индивидуальная схема лечения;

терапевтический ритуал»);

5) формирование и подкрепление перспективного сценария продолжающихся конструктивных изменений (в данном случае речь идёт о тех же самых механизмах оформления соответствующего стыковочного сценария, привязываемого к значимым компонентам конструктивного жизненного сценария. Последний формируется за счёт использования специальных структурированных или тренинговых техник. Проговариваемая программа продолжающихся терапевтических изменений содержит характеристики ресурсной достаточности субъекта, возможность его функционирования в креативно-пластическом режиме, возможность ненавязчивого «присутствия» психотерапевта в виртуальном психологическом пространстве субъекта в качестве позитивной референтной группы, оптимистические ожидания и уверенность психотерапевта в успешном прохождении клиентом важных жизненных рубежей. Работа с перспективными стыковочными сценариями должна проводиться на пике креативно-пластической активности и позитивных переживаний клиента в отношении только что полученных и в полной мере осознанных результатов терапевтической сессии или иной развивающей коммуникации. Такого рода результаты гораздо лучше любых других вербальных аргументов убеждают клиента в возможности успешного решения сложных жизненных проблем, формируют уверенность в себе, повышают самооценку. Пик гиперпластической активности клиента является наиболее выигрышным контекстом для осуществления скрытой временной прогрессии и трансляции программы успешного преодоления каких-либо проблемных ситуаций в будущее).

Кроме того, нами выделены основные диагностические метатехнологии, также имеющие прямое отношение к управляемой активности внесознательных инстанций:

6) постоянное отслеживание и оценка характеристик базисной адаптационной стратегии внесознательных инстанций (внешние параметры, характеризующие базисную активность внесознательных инстанций, должны находиться в зоне постоянного внимания терапевта;

при этом особое значение имеет момент фиксации перехода от защитно конфронтационной стратегии к синергетической, с формированием множественной гиперпластики – необходимого компонента для оформления соответствующих стыковочных сценариев и успешной реализации структурированных технических действий в модели двухуровневой развивающей коммуникации);

7) отслеживание и фиксация ключевых невербальных сигналов (такого рода утвердительные либо отрицательные сигналы, генерированные внесознательными инстанциями клиента, отслеживаются в отношении:

диагностических версий, проясняющих значение того, что происходит с субъектом в проблемном поле;

проекта структурированных технических действий, обеспечивающих ожидаемый результат;

актуального и перспективного стыковочных сценариев;

при этом в зависимости от характера отслеживаемых сигналов принимается решение о реализации какой-либо избранной последовательности структурированных технических действий с высокой вероятностью достижения ожидаемого результата).

В связи со всем сказанным, нами идентифицируются три уровня развивающей коммуникации, направленной на достижение основного востребованного эффекта – обеспечение значительных, устойчивых и продолжающихся конструктивных изменений у вовлечённого субъекта в ограниченные временные периоды: глубинный, формируемый за счёт синергетической активности внесознательных инстанций;

структурно технологический, формируемый за счёт использования разработанного технологического арсенала соответствующих практик – психотерапии, консультативной психологии, функциональных тренингов, воспитания, образования. Основные характеристики глубинного и структурно психологического уровней представлены в схемах 1 и 2.

Схема 1– Основные характеристики универсального, глубинного уровня развивающей коммуникации Содержание Технологические Цели Механизмы профессиональной подходы подготовки 1. Обеспечение 1. Идентификация 1. Макротехнологии Теория – функциональная высокой скорости вовлечённого субъекта с организационного уровня концепция психологического и качества ресурсным статусом (связанные с процессом здоровья – устойчивости к усвоения терапевта и подготовки специалистов агрессивному влиянию среды;

субъектом ассимиляция открытой развивающего профиля и модель двухуровневой актуальной (мобилизованной на уровнями их компетенции развивающей коммуникации;

информации. изменения) метапозиции. в сфере использования макротехнологические и 2. Обеспечение 2. Перевод защитно- метатехнологических метатехнологические оптимальных конфронтационной подходов). подходы, использующиеся в условий для базисной стратегии 2. Макротехнологии развивающих практиках.

основного и адаптации в стратегического уровня Практика – углубленное наиболее синергетическую. (связанные с оформлением личностное самопознание и востребованного 3. Актуализация и этапов развивающей диагностика уровней эффекта – форсированное развитие коммуникации). психологического здоровья;

достижения феномена 3. Конструктивистские практика личностного значительных, множественной метатехнологии, роста, личной терапии с устойчивых и гиперпластики. актуализирующие достижением высоких продолжающихся 4. Обеспечение глубинный уровень уровней психологического изменений в гиперпротекции развивающей здоровья и устойчивого ограниченные структурированных коммуникации. ресурсного состояния;

временные технических действий. 4. Диагностические формирование периоды. метатехнологии, конструктивистских и оценивающие уровни диагностических активности метатехнологических внесознательных навыков;

специальная инстанций. интервизия, супервизия.

На схеме 1 показаны универсальные механизмы, за счёт которых обеспечиваются оптимальные условия для оформления главного и наиболее востребованного эффекта развивающей коммуникации, а также продемонстрированы основные макро- и метатехнологические подходы, которые актуализируют глубинный универсальный уровень развивающей коммуникации, и которые при соответствующих условиях (изменении стандартных требований и программы подготовки специалистов развивающего профиля) могут быть транслированы в основные развивающие практики – консультативные, тренинговые, воспитательные, образовательные.

Схема 2 – Основные характеристики структурно-технологического уровня развивающей коммуникации Содержание Технологические Цели Механизмы профессиональной подходы подготовки Теория – классическая 1. Эффективное 1. Качественное усвоение 1. Структурирован психологическая теория;

продвижение по имеющейся и генерация ные техники и теоретические курсы универсальным целям новой информации, модальности соответствующих формирования высокого способствующей психотерапии, дисциплин (психотерапии, уровня устойчивости к достижению высоких консультирования консультирования, агрессивному влиянию уровней устойчивости педагогики).

2. Специальные среды (в частности – субъекта в агрессивной Практика – практические тренинговые курсы по усвоению эффективное среде.

соответствующих умений технологии.

продвижение от 2. Утилизация и навыков в сфере дефицитарно- неконструктивных, реализации специфических 3. Профилактически дезадаптивного полюса к дезадаптирующих структурно ориентированные нормативно- психических связей технологических блоков;

воспитательные и адаптивному). (штампов, моделей, тематическая образовательные 2. Эффективное стереотипов). интервизорская и технологии. супервизорская практика.

решение проблемных 3. Форсированное ситуаций и задач, развитие конструктивных специфических для адаптационных навыков каждой развивающей за счёт адекватной:

практики - психотерапии, коррекции консультирования, эмоционального опыта;

тренинговой, воспитания, расширения образования. когнитивного репертуара;

модификации поведения.

На схеме 2 показаны механизмы, за счёт которых решаются универсальные и специальные задачи структурно-технологического коммуникативного уровня. Вместе с тем следует иметь в виду, что такого рода механизмы и структурированные технологии особенно эффективны в условиях актуализации и гиперпластической активности глубинного уровня развивающей коммуникации, что, по-видимому, и объясняет различный эффект от использования стандартных технологических подходов. То есть наша интерпретация постоянно отмечаемого различия в эффективности стандартных структурированных технологий как и сопоставимой эффективности при использовании абсолютно разных технологических подходов – что весьма часто приводится как аргумент в пользу «ненаучности» и «необъективности» психотерапии – заключается в том, что такого рода факты обусловлены в первую очередь разным уровнем метатехнологической подготовленности специалистов-практиков и, соответственно, различной степенью мобилизации гиперпластической активности глубинного уровня развивающей коммуникации.

Схема 2, кроме того, иллюстрирует возможности эффективного сочетания различных психотерапевтических модальностей с другими развивающими практиками (консультативными, тренинговыми и пр.) В данном случае специфическое технологическое содержание развивающих практик будет эффективно подкрепляться универсальным, глубинным уровнем коммуникации, обеспечивающим гиперпластику и высокую скорость терапевтических изменений.

5.4 Ещё одним важным компонентом общей теории психотерапии является анализ возможных вариантов построения психотерапевтического процесса (или соответствующих макротехнологий профессиональной психотерапии), соотношения макро- и метатехнологий в данном процессе, а также использования структурированных психотерапевтических техник – т.е.

той комбинации экологически выверенных стратегий и действий, которые закономерно приводят к наиболее востребованному психотерапевтическому эффекту – достижению значительных, устойчивых и продолжающихся конструктивных изменений у клиентов (пациентов) в ограниченные временные периоды.

Однако предварительно необходимо определиться с используемыми терминами, отображающими различные функциональные аспекты общего понятия «психотерапевтические техники». Последние в практически необозримом массиве специальной литературы представлены в основном, по данным наших собственных исследований 2001-2010 гг., следующими дефинициями: 1) техника-метод (содержание данного термина включает всю последовательность психотерапевтических действий, выстраиваемых на основании определённых теоретических представлений);

2) техника методика (в данном случае имеется в виду последовательность технических действий, необходимых для достижения определённых психотерапевтических целей);

3) техника-процедура (последовательность технических действий, ведущих к определённому промежуточному результату, планируемому в ходе психотерапевтической сессии);

4) техника манипуляция (определённый элемент или цикл элементов законченного технического действия, направленного на достижение определённого эффекта). При этом большинство авторов согласно с тем, что само понятие «психотерапевтическая техника» следует определять как структурированные действия (поведение) специалиста-психотерапевта с целью развития соответствующих, оговоренных и желаемых терапевтических изменений в состоянии и поведении клиента.

Приведённая система понятий, раскрывающих важнейшую тему адекватного технологического оформления психотерапевтического процесса, с нашей точки зрения, (основанной на анализе вышеприведенных компонентов общей теории психотерапии), во-первых, должна быть дополнена уточняющими понятиями макротехнологий, метатехнологий и структурированных психотерапевтических техник, каждое из которых раскрывает особо значимые и вполне дифференцируемые аспекты оформления психотерапевтического процесса. Во-вторых, необходимо чётко разграничить наиболее часто и бессистемно употребляемые в специальной литературе понятия «психотерапевтические техники» и «психотерапевтические технологии», что, на наш взгляд, также будет способствовать более осмысленному и эффективному выстраиванию психотерапевтической практики.

Экспликация и уточнение класса понятий, имеющих отношение к технологическому оформлению психотерапевтического процесса, позволяют определить термин «макротехнологии профессиональной психотерапии» как совокупность психотерапевтических стратегий с их основными компонентами (стратегическими установками, планами с конкретизацией в виде универсальных и специальных психотерапевтических целей, выводимых отсюда задач, планируемых результатов, средств их достижения – применения адекватных метатехнологических, структурно технологических кластеров, и других менее значимых структурно организационных компонентов), используемых с общей целью расширения ресурсных возможностей клиентов при прохождении им «кризисных волн»

адаптивно-креативного цикла, достижении устойчивого ресурсного состояния, позволяющего эффективно профилактировать возникновение таких дискомфортных «волн» в будущем.

Термин «метатехнологии профессиональной психотерапии»

определяется нами как состояние и профессиональное поведение специалиста-психотерапевта, обеспечивающее актуализацию глубинного уровня терапевтической коммуникации и гиперпротекцию используемых структурированных техник.

Что же касается понятия «психотерапевтическая техника» и его разграничения с термином «психотерапевтическая технология», то в соответствии со всем сказанным первое определение мы предлагаем употреблять лишь при обозначении структурированных техник (т.е. техник процедур и техник-манипуляций в ранее приведённых дефинициях). В то время как термин «психотерапевтические технологии», с нашей точки зрения, следует употреблять по отношению к более сложным конструкциям, оформляющим психотерапевтический процесс – макротехнологиям, метатехнологиям, их сочетанию в том числе и с кластерами структурированных психотерапевтических техник. Что в целом соответствует раскрытию обсуждаемых терминов в «Первом толковом Большом Энциклопедическом словаре» (2006), где понятие «техника»

определяется как совокупность элементарных средств деятельности, а «технология» – как совокупность более сложных приемов и способов деятельности.

Итак, по результатам анализа соответствующих публикаций в специальной литературе (в основном эти публикации рассматривают и обосновывают временные форматы психотерапии: долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные, формат кризисной помощи), а также наших собственных исследований, основные макротехнологические стратегии, используемые в общем поле профессиональной психотерапии, представлены следующим образом:

лонгитюдные, охватывающие весь терапевтический цикл;

кросс-секционные, сфокусированные на особенностях построения и прохождения этапов терапевтической сессии;

когерентные, рассматривающие варианты «стыковки» психотерапии с другими помогающими и развивающими практиками (консультативными, тренинговыми и пр.).

В представленном перечне, безусловно, приоритетными являются лонгитюдные стратегии профессиональной психотерапии, определяющие универсальные и специальные терапевтические цели, задачи, планируемые результаты и выбор наиболее адекватных технических средств (идеальным вариантом здесь является полное соответствие заявленного перечня ожиданиям, потребностям и особенностям клиента. Но в действительности речь почти всегда идёт о компромиссе между экспектациями клиентов и предпочтениями, квалификацией психотерапевтов, которые в данном случае правильнее рассматривать как ограничения). Кросс-секционные и конкретные стратегии выстраиваются в соответствии с системообразующей лонгитюдной стратегией и носят подчиненный характер.

Лонгитюдные макротехнологические стратегии дифференцируются по вариантам прохождения кризисной волны адаптивно-креативного цикла.

Основными здесь являются следующие варианты:

- вариант, ориентированный на повышение мотивации и эффективное прохождение всех стадий терапевтического процесса в схеме Д. Прохазка, К. ДиКлементе (1992). Акцент здесь делается на экологически выверенное, форсированное прохождение стадий 1-3 – предразмышления, размышления, подготовки (эти стадии соответствуют таким механизмам общетерапевтических изменений по К. Гравэ (1997), как «прояснение и коррекция значений», «актуализация проблемы», «мобилизация ресурсов», а также фазам 1-3 универсальной модели адаптивно-креативного цикла). В то же время подчёркивается значение и таких стадий, как 5 – сохранения результатов, 6 – стабилизации (эти стадии соответствуют фазам 10- адаптивно-креативного цикла), часто выпадающих из поля зрения исследователей и профессионалов-практиков. Рассматриваемый вариант лонгитюдной макротехнологической стратегии особенно актуален для лиц с признаками патологической зависимости, для которых проблема формирования устойчивой мотивации на освобождение от зависимости и сохранение достигнутого результата является определяющей. На что, собственно, и указывали Д. Прохазка, Д. Норкросс, К. ДиКлементе (1994). В связи со всем сказанным, временной формат психотерапевтических модальностей, выстраиваемых в соответствии с вышеописанным вариантом лонгитюдной макротехнологической стратегии, определяется как «континуальный», т.е. продолжающийся неопределённо долгое время (Ю.В.

Валентик, 1993). В случае психотерапевтической работы с зависимыми лицами, а также лицами, страдающими достаточно тяжёлыми хроническими соматическими и психическими заболеваниями, такой подход абсолютно оправдан, и является, по-видимому, наиболее оптимальным вариантом обеспечения устойчивого результата. Соответственно, основными (но, конечно, не единственными) структурно-технологическими кластерами, используемыми в контексте обсуждаемого варианта, являются техники и технологии мотивационной, ресурсно-ориентированной психотерапии;

- вариант, ориентированный на преодоление препятствий к «запуску»

естественного алгоритма прохождения клиентом кризисной волны адаптивно-креативного цикла. В контексте данной макротехнологической стратегии основной акцент делается на: форсирование развития первичного ресурсного состояния у клиента, клиническую редукцию проявлений синдрома деморализации, блокирующих естественный алгоритм прохождения адаптивно-креативного цикла;

решение актуальных для клиента проблемных ситуаций. В поле особого внимания психотерапевта, таким образом, оказываются фазы 4-9 адаптивно-креативного цикла, которые по своему содержанию в основном совпадают со стадией 4 терапевтических изменений в схеме Д. Прохазка, К. ДиКлементе (стадия действий), а также – с общетерапевтическими механизмами 3 и 4 в схеме К. Гравэ («мобилизация ресурсов», «компетенция в совладании»). Рассматриваемый вариант лонгитюдной макротехнологической стратегии актуален для лиц, обладающих достаточно высоким ресурсным потенциалом, но в силу разных причин оказавшихся в зоне «ресурсного провала» с признаками синдрома деморализации перед лицом актуальных для них проблемных ситуаций. По материалам цитируемых метаанализов и результатам наших собственных исследований – из общего потока пациентов/клиентов, обращающихся на первичный психотерапевтический приём, доля таких лиц составляет до 60%.

Данную достаточно чётко очерчиваемую и многочисленную категорию клиентов следует дифференцировать от другой категории лиц, оказавшихся в ситуации тяжёлого дистресса по причине катастрофических событий – сравнительно немногочисленной и требующей особого стратегического подхода. Временной формат психотерапевтической помощи, оказываемой клиентам/пациентам при наличии соответствующего запроса, составляет 1- терапевтических сессий и обозначается нами как экспресс-психотерапия (А.Л. Катков, 2011). По нашим данным, этого времени, как правило, достаточно для достижения целей и решения задач, выстраиваемых в соответствии с клиентским запросом. Более того, экспресс-формат профессиональной психотерапевтической помощи, как уже было сказано, в максимальной степени соответствует наиболее востребованному психотерапевтическому эффекту, и устраняет закономерность высокого – до 60% – отсева пациентов/клиентов после первой терапевтической сессии (по результатам ретроспективных опросов, основная причина данного факта заключается в существенном улучшении состояния клиентов после первой встречи со специалистом и появлении отчётливых перспектив решения проблемной ситуации даже и в том случае, когда эти перспективы не обсуждались;

другие причины – такие как нехватка средств, несоответствие ожиданиям, разочарование в специалисте и пр. – занимают не более 15-17% в общем перечне;

здесь же проясняются и обстоятельства «потрясающего»

успеха парапрофессиональных практик, занимающих свыше 90% общего рынка психотехнологий и выигрывающего в конкуренции за счёт почти полного соответствия основному клиентскому запросу). Рассматриваемый вариант лонгитюдных макротехнологических стратегий оформления экспресс-психотерапевтического процесса ни в коем случае не должен квалифицироваться как «ущербный» в отношении возможностей формирования устойчивых и продолжающихся конструктивных изменений у клиента в связи с тем, что в контексте обсуждаемой стратегии возможны:

1) использование так называемых техник-окон, раскрывающихся в обе стороны – универсальных и специальных психотерапевтических целей;

2) использование специальных кроссекционных стратегий построения этапов психотерапевтической коммуникации с переформированием и переносом акцента на актуализацию универсальных психотерапевтических целей, с реальной возможностью их достижения;

3) использование специальных когерентных стратегий – в случае появления соответствующего дополнительного запроса у клиента – с добавлением к реализуемому экспресс-терапевтическому формату тематического функционального тренинга. Далее понятно, что основными техническими кластерами рассматриваемой лонгитюдной стратегии являются структурированные техники экспресс-психотерапии;

- вариант, ориентированный как на расширение ресурсных возможностей клиента при прохождении им «кризисной волны» адаптивно креативного цикла, так и на достижение устойчивого ресурсного состояния, позволяющего эффективно профилактировать возникновение адаптационных кризисов в будущем. В общем контексте данной макротехнологической стратегии приоритетными являются как универсальные, так и специальные цели психотерапии, однако основной акцент делается на форсированное развитие личностных свойств, обеспечивающих высокие уровни самоорганизации, формирование устойчивых ресурсных состояний, повышение качества жизни и социального функционирования субъекта в условиях агрессивной среды. В поле внимания психотерапевта включаются практически все значимые фазы адаптивно креативного цикла со 2-й по 9 (что соответствует полному набору общих терапевтических механизмов по К. Гравэ и 4 и 5 стадиям терапевтических изменений в схеме Д. Прохазка, К. ДиКлементе). Данный вариант лонгитюдной макротехнологической стратегии предназначен для лиц, информированных о потенциальных возможностях профессиональной психотерапии, со сформированным изначально или в ходе первых терапевтических сессий дифференцированным запросом на достижение универсальных целей психотерапии. Другими предрасполагающими обстоятельствами являются соответствующие бюджеты времени и средств, которыми располагают клиенты, но эти обстоятельства, безусловно, вторичны. Временной формат психотерапевтической помощи, оказываемой данной группе клиентов (по нашим сведениям, объём такой группы может достигать 15% от общего числа клиентов, обратившихся на первичный психотерапевтический приём), составляет от 10 до 30 терапевтических сессий, т.е. речь даже и в этом случае идёт в основном о краткосрочной и среднесрочной психотерапии. Что касается долгосрочной психотерапии – от 50 до 100 психотерапевтических сессий и более – то такие временные форматы встречаются лишь в единичных случаях. В контексте обсуждаемой макротехнологической лонгитюдной стратегии, соответственно, используются все востребованные структурно-технологические кластеры профессиональной психотерапии.

В связи с тем обстоятельством, что дифференцированный клиентский запрос на достижение устойчивого ресурсного состояния в большинстве случаев – по нашим данным от 80% и выше – формируется в ходе адекватного прохождения первых терапевтических сессий, оформляемых в духе экспресс-психотерапии, две последние макротехнологические стратегии можно представить в виде последовательных этапов психотерапевтической помощи с далеко идущими организационными перспективами, которые следует обсуждать отдельно;

вариант, ориентированный на оказание кризисной психотерапевтической помощи лицам, пережившим или переживающим катастрофические события. В данном случае речь идёт о пациентах, состояние которых классифицируется шифрами 43.0 (острая реакция на стресс);

43.1 (посттравматическое стрессовое расстройство) в соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), и характеризуется как острое или затяжное расстройство значительной тяжести, которое развивается у лиц в ответ на исключительный физический или психологический стресс, ситуацию угрожающего или катастрофического характера. Необходимость оформления специальной макротехнологической стратегии построения психотерапевтического процесса связана с тем обстоятельством, что в данном случае весьма часто имеет место сочетание почти полной блокады адаптивно-креативного цикла с «застреванием» в его первой фазе (в ходе чего непрерывное тестирование ситуации в системе дуальных критериев «опасно – безопасно», «комфортно – дискомфортно»

подтверждает катастрофическое развитие событий и способствует генерации шоковых реакций), с «обрушением» главного компонента устойчивого ресурсного статуса субъекта – позитивного жизненного сценария. Это последнее обстоятельство, даже и в случае самостоятельного преодоления субъектом «охранительного» шокового ступора и продвижения ко второй фазе адаптивно-креативного цикла – осознания проблемной ситуации – может усугубить и растянуть во времени переживание тяжёлого кризисного пика с понятными последствиями для здоровья и жизни клиента. Таким образом, перед специалистами, действующими в сфере оказания кризисной психотерапевтической помощи, встаёт ряд непростых задач по обеспечению ресурсной поддержки, существенная и наиболее сложная часть которых «располагается» в первых двух фазах адаптивно-креативного цикла, а другая, не менее важная, охватывает фазы с 3-й по 10. При прохождении этой последней части особый акцент делается на фазе 9, в ходе чего реконструируются несущие жизненные смыслы и достигается восстановление устойчивых ресурсных кондиций клиента (что в целом соответствует полному набору стадий терапевтических изменений в схеме Д.

Прохазка, К. ДиКлементе, а также приведённому алгоритму 4-х механизмов общетерапевтических изменений по К. Гравэ). Соответственно, временные форматы рассматриваемой лонгиюдной макротехнологической стратегии могут реализоваться в достаточно широком диапазоне в зависимости от приоритетных задач – от экспресс-терапевтических до среднесрочных и долгосрочных. Определяющим критерием здесь, как и во всех других случаях, являются особенности статуса и характера запроса клиента.

Оказание кризисной психотерапевтической помощи, особенно в ходе прохождения первых этапов адаптивно-креативного цикла, предполагает использование структурно-технологических кластеров профессиональной психотерапии, разработанных специально для этих целей. Далее, как специфическую особенность данного стратегического варианта, следует отметить существенно более высокую интенсивность и значительные объёмы оказываемой психотерапевтической помощи, особенно в сензитивный период, когда воздействие психотравмирующих факторов можно считать максимальным, а также необходимость экологически выверенного сочетания двух предшествующих стратегических подходов.

Кросс-секционные макротехнологические стратегии, определяющие последовательность и особенности прохождения этапов терапевтической коммуникации, как уже было сказано, выстраиваются в соответствии с вариантами лонгитюдных макротехнологических стратегий. В данной связи определяются: базисный вариант кроссекционных макротехнологических стратегий, установочные позиции и подходы которого используются в ходе реализации всех вышеприведенных лонгитюдных макротехнологий;

вариант, ориентированный на экспресс-психотерапевтические подходы;

вариант, ориентированный на достижение универсальных психотерапевтических целей (краткосрочные и среднесрочные форматы психотерапии, а также варианты сочетания психотерапии с другими развивающими практиками).

Основные содержательные характеристики идентифицированных вариантов следующие:

базисный вариант кроссекционной макротехнологической стратегии, собственно говоря, и является «краеугольным» универсальным фактом, аккумулирующим, систематизирующим и проясняющим характер взаимодействия многих других, так называемых общетерапевтических факторов с возможностью достижения главного и наиболее востребованного психотерапевтического эффекта – максимальных конструктивных изменений за минимальное время. Данный вариант демонстрирует суть синергетического взаимодействия макротехнологических, метатехнологических и структурно-технологических подходов, используемых в профессиональной психотерапии, не отрицая, а наоборот, подчеркивая особую значимость каждого из них. В связи со всем сказанным, основными содержательными компонентами рассматриваемого варианта является последовательность этапов оформления психотерапевтической коммуникации, макротехнологические цели и метатехнологические задачи каждого этапа, а также метатехнологическое обеспечение гиперпротекции структурированных технических действий. Так, в приведённом базисном варианте нами рассматривается 6 этапов построения психотерапевтической сессии: установления контакта;

диагностический этап;

разработки индивидуального проекта терапии;

реализации избранного проекта терапии;

оценки достигнутого результата;

завершения терапевтической сессии.

Соответствующее содержание каждого из вышеперечисленных этапов выглядит следующим образом:

1) этап установления контакта: макротехнологическая цель – установление доверительных терапевтических отношений, проговаривание и оформление терапевтического контракта (если такая процедура предусмотрена в соответствующей психотерапевтической технологии).

Главная метатехнологическая задача данного этапа – активизация синергетической стратегии внесознательных инстанций клиента, актуализация глубинного уровня и соответствующих универсальных механизмов, обеспечивающих гиперпластическое состояние клиента (т.е.

речь идёт о переводе клиента с этапа актуального функционирования энтропийного полюса реальности с жёсткой структурой общего информационного каркаса, на этап актуализации антиэнтропийного полюса объёмной реальности – фазу 4 адаптивно-креативного цикла, – в ходе чего достигаются необходимые изменения темпоральных режимов, параметров ФИАС и, соответственно, искомая степень пластичности информационных рамок, в поле которых проявляет свою активность клиент). Основные метатехнологии, с помощью которых выполняется данная важнейшая задача, следующие: Я-техника;

обсуждение, принятие правил безопасности, постоянное вербальное и невербальное подкрепление безопасности клиента;

позитивное подкрепление активности, демонстрация искреннего интереса к клиенту (активное слушание, демонстрация уважения к позиции клиента, проявление эмпатии);

идентификация клиента с ресурсным статусом терапевта;

фиксация момента перехода от защитно-конфронтационной к синергетической адаптационной стратегии внесознательных инстанций клиента. Критерии успешности прохождения данного этапа – сброс напряжения, отчётливая редукция защитных реакций, реакций сопротивления и других проявлений неосознанной защитно конфронтационной стратегии;

появление и развитие признаков формирования первичного ресурсного состояния клиента. Вклад данного стартового этапа в достижение общих целей терапевтической сессии, в связи со всем сказанным, представляется более чем значительным. Степень «проективного» влияния на все последующие этапы психотерапевтической коммуникации – существенная, а метатехнологическая нагрузка – максимальная. Далее следует иметь в виду, что усилия по углублению и расширению терапевтического контакта должны прилагаться, а соответствующие метатехнологии – использоваться на протяжении всей терапевтической сессии.

2) диагностический этап: макротехнологическая цель данного этапа – по мере возможности точная идентификация, полная инвентаризация проблемной ситуации клиента;

определение таких особенностей личности, понимания и отношения к проблемной ситуации, которые обозначаются как «личный миф» клиента. Главная метатехнологическая задача рассматриваемого этапа (наряду с наращиванием активности по формированию первичного ресурсного статуса и гиперпластического состояния клиента) – подготовка основных терапевтических эффектов и программы их манифестации в виде индивидуального проекта терапии – согласованного сценария конструктивных изменений. То есть на данном «участке» психотерапевтической сессии осуществляется активное продвижение по этапу актуализации антиэнтропийного полюса объёмной реальности – от 4-й к 5-й фазе, - закономерно сопровождающееся ростом креативной активности клиента, умножением числа выдвигаемых им альтернатив, в том числе диагностического плана, почти моментальным усвоением и осмыслением неявно предлагаемых альтернатив того же плана и другими признаками приближения к 5-й фазе адаптивно-креативного цикла.

Основные метатехнологии, привносимые на рассматриваемом этапе терапевтической сессии, с помощью которых решается новая задача, следующие: позитивное подкрепление креативной активности клиента;

скрытая коррекция эмоционального опыта, когнитивного репертуара и стереотипных поведенческих реакций за счёт неявных, невербальных стимулов или «подсказок», осуществляемых в ходе проводимой диагностики;

подчёркнутое внимание и позитивное подкрепление попыток клиента уже на этом этапе простроить «макеты» альтернативных реакций и форм поведения в проблемной ситуации, а также репрезентации данной ситуации в целом.

Критериями успешности прохождения данного этапа является «отработанность» двух первых механизмов общетерапевтических изменений в схеме К. Гравэ – прояснения и коррекции значения того, что происходит с клиентом;

актуализации подлинной проблемы – в ходе чего, как правило, наблюдается наращивание характеристик первичного ресурсного статуса клиента (сам по себе переход от состояния неопределенности, связанной с проблемной ситуацией, – к определённости, связанной с появлением перспектив её решения, почти всегда сопровождается такого рода динамикой);

а также – появление отчётливых признаков вхождения клиента в 6 фазу адаптивно-креативного цикла. Как понятно из всего сказанного, рассматриваемый фрагмент сессии подготавливает основные и наиболее востребованные терапевтические эффекты, т.е. – в нашем случае – несёт терапевтическую, а не только диагностическую нагрузку.

этап разработки индивидуального проекта терапии:

3) макротехнологическая цель данного этапа – выведение ключевых характеристик терапевтического алгоритма: исходное состояние клиента желаемое состояние индивидуальный проект психотерапии. Главная метатехнологическая задача – обеспечение пика креативно активности клиента, с формированием экологически выверенной программы терапевтических изменений, реализуемой в ходе настоящей сессии и, возможно, за ее пределами. На данном этапе оформления терапевтической сессии – в идеале – имеет место достижение максимальной креативной активности клиента в ходе прохождения им 5-7 фаз адаптивно-креативного цикла, сопровождающееся «растворением» стереотипов, гиперпластическим ресурсным состоянием всех систем, поддерживающих жизнь, изменением границ субстатуса субъекта. При решении этой актуальной задачи, наряду со всеми поименованными, используются следующие метатехнологии:

постоянное позитивное подкрепление креативной активности, стимуляция процесса генерации клиентом конструктивных альтернатив стереотипным представлениям, реакциям, поведению в проблемной ситуации;

фиксация «утвердительных» сигналов внесознательных инстанций в отношении выдвигаемых диагностических версий и проектов терапии;

формирование соответствующих позитивных ожиданий от избранного проекта терапии у клиента. Критериями успешности прохождения рассматриваемого этапа являются высокая степень личной активности клиента, признаки успешной «отработки» третьего общетерапевтического механизма в схеме К. Гравэ – мобилизации ресурсов – наличия даже и некоторого удивления у клиента перед лицом открывающихся терапевтических возможностей, уверенности в том, что «теперь проблема будет решена, да и сейчас она в значительной степени решена, поскольку ясно виден путь, по которому следует двигаться…» Рассматриваемый этап терапевтической сессии, связанный с генерацией и «утверждением» индивидуального проекта терапии, наряду со следующим этапом, несёт основную терапевтическую нагрузку, поскольку именно в ходе конструирования стыковочного сценария на «внутреннем плане» клиента происходит его многократное проигрывание с выстраиванием алгоритмов проявления желаемых терапевтических эффектов (во всей видимости, выдающиеся теоретики и практики психотерапии Д.

Франк и Д. Мармор как раз и имели в виду описанный механизм формирования стыковочного сценария терапевтических изменений, когда заявляли об универсальной терапевтической значимости таких факторов, как «согласованный терапевтический ритуал» и, с некоторыми оговорками, «скрытое внушение»).

этап реализации избранного проекта терапии:

4) макротехнологическая цель данного этапа – чёткая и последовательная реализация определённых на предыдущем этапе структурированных технических действий с получением планируемого промежуточного либо конечного (в случае если психотерапевтическая сессия проводится в экспресс-режиме) результата.


Главная метатехнологическая задача – обеспечение гиперпротекции используемых структурированных психотерапевтических техник всем имеющимся ассортиментом метатехнологий. В основном это поддержка гиперпластического статуса, постоянное и акцентированное позитивное подкрепление активности клиента и достигаемых промежуточных терапевтических эффектов после каждого законченного технического действия (если таковая последовательность предусмотрена в избранном терапевтическом проекте), а также деликатная обратная связь в том случае, если необходима какая-либо коррекция в продвижении клиента к планируемому результату. В ходе реализации рассматриваемого фрагмента терапевтической сессии при акцентированной или дистанционной ресурсной поддержке психотерапевта клиент осуществляет переход от этапа актуализации антиэнтропийного полюса к этапу переформирования энтропийного полюса объёмной реальности – фазам 8 и 9 адаптивно-креативного цикла. Таким образом, осуществляется необходимое развивающее переструктурирование интрасубъективных, интерсубъективных и субъект-объектных отношений, информационных планов и установок, ведущее к обновлённым, существенно более высоким и устойчивым уровням адаптации клиента. Критериями успешного прохождения рассматриваемого этапа являются наблюдаемые факты соответствия непосредственных реакций и общей динамики статуса клиента – ожиданиям и планируемым результатам проекта терапии. Что свидетельствует об успешной реализации четвёртого общетерапевтического механизма в схеме К. Гравэ – компетенции в совладании. Рассматриваемый этап, по крайней мере, с точки зрения клиента, является наиболее активной и действенной частью терапевтического процесса (хотя специалистом терапевтом данный фрагмент психотерапевтической сессии может восприниматься и как «премьера спектакля», который тщательно готовился на предшествующих «репетициях»).

В любом случае вклад данного этапа в обеспечении общего результата терапевтической сессии, особенно с учётом проективных (т.е. обращенных в будущее клиента) последствий, следует рассматривать как наиболее значимый, а уровень сложности реализации – как наиболее высокий.

5) этап оценки достигнутого результата: макротехнологическая цель данного этапа заключается в отслеживании непосредственного результата терапевтической сессии и получении дифференцированной оценки в отношении достижения заявляемых терапевтических целей по вербальным и невербальным сигналам клиента. Главная метатехнологическая задача состоит в подкреплении ресурсного статуса клиента и придании ему устойчивости, закреплении развивающей модели поведения в сложных ситуациях. Основными метатехнологическими инструментами здесь являются: фиксация, обсуждение и позитивное подкрепление промежуточных или общих результатов, достигнутых в ходе проведения терапевтической сессии, с акцентом на рост самооценки клиента;

формирование и позитивное подкрепление оптимистических сценариев последующего прохождения терапии (при наличии таких планов), либо – решения актуальных жизненных задач (при завершении терапевтической работы). То есть на протяжении рассматриваемого фрагмента имеет место укрепление клиента в новой для него ресурсной метапозиции и подготовка к успешной реализации усвоенных форм адаптивного поведения, соответствующих содержанию этапа актуализации обновлённого антиэнтропийного полюса объёмной реальности, периоду перехода от 9-й к 10-й фазе адаптивно-креативного цикла. Особенностью данного форсированного варианта прохождения «кризисной волны» адаптивно креативного цикла является то обстоятельство, что клиент в рассматриваемой переходной фазе продолжает пребывать в гиперпластическом состоянии, необходимом для адекватной генерации и усвоения перспективных стыковочных сценариев. Критериями успешности прохождения 5-го этапа психотерапевтической сессии является укрепление ресурсного статуса клиента, повышение его самооценки и наличие позитивных сценариев будущего. В целом следует отметить существенную терапевтическую нагрузку и заметный вклад обсуждаемого этапа в обеспечение устойчивости и развития общего терапевтического результата.

6) этап завершения терапевтической сессии: макротехнологическая цель данного этапа заключается в принятии согласованного решения о завершении либо продлении терапии в последующих психотерапевтических сессиях, обсуждении возможных вариантов сотрудничества терапевта с клиентом в дальнейшем. Главная метатехнологическая задача данного этапа – укрепление и проекция ресурсного статуса клиента в будущее. Основные метатехнологии, с помощью которых решается данная задача, – акцентированный возврат основного авторства терапевтического проекта клиенту, повышение его самооценки, позитивное подкрепление способностей клиента к самоорганизации, проекция достигнутого результата в будущее;

позитивное подкрепление сформированного на предыдущем этапе оптимистического сценария будущего (желательно, чтобы такого рода программа планируемых конструктивных изменений формировалась в экологически выверенном режиме «утверждения» её в меру конкретизированных позиций внесознательными инстанциями клиента с отслеживанием и фиксацией соответствующих сигналов психотерапевтом).

Таким образом, даже и этот заключительный этап является весьма нагрузочным в плане метатехнологической терапии. В целом данный фрагмент терапевтической сессии, как и предыдущий, соответствует содержанию этапа актуализации обновленного антиэнтропийного полюса объёмной реальности – 9 и 10 фазам адаптивно-креативного цикла – в условиях сохраняющегося гиперпластического ресурсного статуса клиента.

Критериями успешности прохождения данного этапа являются: наличие чувства завершенности, деятельностного удовлетворения и ясной, конструктивной перспективы у клиента, существенное повышение его самооценки, полная редукция синдрома деморализации, а также другие признаки перехода в устойчивое ресурсное состояние.

Вышеприведённая последовательность и краткое описание основных этапов базисного варианта кроссекционных макротехнологических стратегий профессиональной психотерапии должны быть дополнены следующим комментарием. Как понятно из всего сказанного, границы между дифференцируемыми этапами весьма условные, цели, задачи, а также кластеры используемых технологий предшествующих этапов в том, или ином виде «присутствуют» и на последующих этапах оформления психотерапевтической сессии, выполняя функцию базисной метатехнологической поддержки. Таким образом, имеет место, скорее параллельное сосуществование, чем последовательное «включение выключение» рассмотренных фрагментов терапевтической сессии с их активным синергетическим взаимодействием. Также понятно, что такой идентифицируемый некоторыми авторами этап прохождения психотерапевтической сессии как «почти обязательное изменение состояния сознания клиента» в нашем случае не занимает какого-то определённого «места» или временного интервала в общей структуре сессии, но охватывает практически весь период терапевтической коммуникации, обеспечивая гиперпластический статус клиента и возможность достижения востребованного психотерапевтического эффекта. Притом – особо подчеркнём это важное обстоятельство – что осознаваемая личность клиента ни в коем случае не удаляется на периферию психической активности, а наоборот, функционирует в энергичном креативном режиме. Интерпретация и обоснование необходимости такой диалогизированной активности основных инстанций психики субъекта при прохождении им «кризисных волн» адаптивно-креативного цикла даны нами в главе 4 настоящей публикации. Более того, есть все основания полагать, что эти специфические для психотерапевтического процесса особенности первичного ресурсного состояния клиента и ресурсного статуса психотерапевта (Я-техника, запускающая процесс идентификации клиента с ресурсным статусом терапевта и актуализирующая глубинный уровень психотерапевтической коммуникации) как раз и являются необходимым условием манифестации феноменов «особого понимания», «проникновения в глубинные смыслы переживаний и высказываний клиента и терапевта» – столь часто цитируемых и приводимых в качестве специфического содержания психотерапии представителями феноменолого-герменевтического подхода (А. Притц, Х. Тойфельхарт, 1999). О сходных феноменах, связанных с переживанием «внутреннего потока, общего для клиента и терапевта», говорил и автор гуманистического направления в психотерапии К. Роджерс (1952), интерпретируя появление таких переживаний, как свидетельство эффективности терапевтического процесса, в чём мы с ним, конечно же, согласимся. И далее – не станем себя удерживать от далеко идущих теоретических посылов и обобщений – проясняется уровень функциональной взаимозависимости самого понятия «герменевтика» (как искусства понимания, постижения смысла каких-либо знаков, тестов, учений – т.е.

информации – а также основного инструмента («органона») наук о духе в понимании В. Дильтея (Л.А. Микеншина, 2009) со стержневым алгоритмом адаптивно-креативного цикла, такими философскими подходами как постмодернизм, постнеклассика, о взаимосвязи которых с новейшими тенденциями в эволюции человека мы уже говорили. Становится понятной необходимость, во-первых, умножения числа альтернатив в ходе прохождения этапа актуализации антиэнтропийного полюса адаптивно креативного цикла, а во-вторых – ускорения переработки и проникновения в суть генерируемых альтернативных смыслов участниками данного процесса – теми, кому оказывается ресурсная поддержка, и теми, кто такого рода поддержку оказывает. Эволюционный смысл изменения темпоральных режимов, в которых функционирует субъект в период прохождения «кризисных волн», таким образом, заключается в обеспечении этих двух «краеугольных» способов ускорения процесса адаптации в целом. В свою очередь, проведённая экспликация и функциональное уточнение философских терминов «постмодернизм» и «герменевтика» применительно к психотерапевтическому процессу показали перспективность и значимость разработки данных подходов в качестве подлинных философских основ интегративного направления в психотерапии.


Ещё один комментарий касается того вполне очевидного обстоятельства, что приведённая последовательность и содержательные характеристики этапов оформления психотерапевтической коммуникации были ориентированы в основном на экспресс-терапевтический формат, предполагающий максимальную дифференциацию и полноту этапных и метатехнологических характеристик психотерапевтической сессии. Такое решение оправдано, во-первых, тем, что данный формат является наиболее востребованным (60% и более от числа обратившихся клиентов нуждаются лишь в первичной, экспресс-терапевтической помощи). А во-вторых, в содержательных характеристиках каждого этапа, нижеследующих вариантах кроссекционных макротехнологических стратегий и далее в описании когерентных макротехнологических стратегий – даются все необходимые пояснения по особенностям выстраивания психотерапевтической коммуникации в форматах краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной терапии;

- вариант, ориентированный на экспресс-терапевтические подходы: с учётом уже оговоренного обстоятельства того, что приведённый базисный вариант ориентирован на экспресс-формат психотерапевтического процесса, предлагаемые в рассматриваемом варианте дополнения касаются лишь некоторых аспектов метатехнологического оформления трёх из рассматриваемых шести этапов психотерапевтической сессии – диагностического, разработки индивидуального проекта терапии, реализации избранного проекта терапии. Речь в данном случае идёт о возможности полноценного использования потенциала гиперпластического состояния клиента, отчётливые признаки формирования которого, в соответствии с базисной версией, должны быть получены в ходе похождения этапа установления контакта. Предлагаемая дополнительная метатехнологическая стратегия содержит следующий алгоритм направления терапевтической активности: 1) фиксация внимания клиента на возможность использования психотерапевтического пространства для конструирования самых разных событий, обстоятельств, персонажей, имеющих отношение к проблемной ситуации;

при том, что в этом случае совершенно не обязательно быть вовлечённым в эту ситуацию так, как это происходит в реальной жизни;

2) наглядная презентация проблемной ситуации с использованием активного воображения и актуализированного креативного потенциала клиента;

3) диссоциация и наглядная презентация таких слагаемых проблемной ситуации, как Я-эмоции, Я-мышление, Я-поведение, Я-память, Я-личностные субстатусы (ребёнка, подростка, взрослого, партнёра, профессионала и др.);

4) терапевтическая трансформация диссоциированных сущностей с использованием структурированных, экологически выверенных техник;

5) ассоциация трансформированных психологических конструктов в целостные характеристики устойчивого статуса субъекта;

6)экологическая проверка – репетиция возврата в первоначальную ситуацию с обновлёнными статусными характеристиками.

Таким образом, за счёт максимально интенсивного использования макротехнологических и метатехнологических ресурсных возможностей профессиональной психотерапии имеет место предельная интенсификация и «ужимание» временных интервалов прохождения фаз 5 - 9 адаптивно креативного цикла, с возможностью реализации наиболее востребованного психотерапевтического эффекта в ходе поведения единственной сессии.

Описанная макротехнологическая стратегия, на наш взгляд, есть способ экспликации, функционального уточнения и дополнения таких приоритетных, по мнению Виктора Франкла, общетерапевтических факторов, как необходимость трансценденции – т.е. выхода за пределы травмирующих обстоятельств – самотрансценденции – т.е. выхода за пределы собственного, проблемного «Я» клиента, - с которыми этот авторитетнейший теоретик и практик связывал не только условия эффективной терапии, но и саму возможность проведения психотерапии (V.

Frankl, 1963);

- вариант, ориентированный на достижение универсальных психотерапевтических целей (т.е. на более продолжительные по времени форматы и сочетание психотерапии с другими развивающими практиками):

здесь сразу следует оговориться в отношении того, что рассматриваемый вариант кросс-секционной макротехнологической стратегии ни в коем случае не игнорирует актуальную проблему, заявляемую клиентом, и на начальных этапах (в основном на «видимом» структурно-технологическом уровне психотерапевтической коммуникации) работа ведётся с акцентом на достижение специальных целей психотерапии. Иначе говорить о формировании какой-либо устойчивой мотивации на прохождение сравнительно более долговременных курсов психотерапии вряд ли возможно (а именно по этому механизму, как показано в соответствующих исследованиях, в основном и формируются клиентские группы, участвующие в долговременной терапии). Однако даже и без наличия отчетливого клиентского запроса на работу с универсальными целями и, например, выявлении объективных признаков того, что по крайней мере некоторые из психологических свойств, обеспечивающих высокий уровень самоорганизации и устойчивый ресурсный статус клиента, находятся в зоне неприемлемого риска, существуют возможности организации психотерапевтических сессий с использованием «возвратной стратегии 5 уровневого инсайта» и формирования устойчивой мотивации клиента на работу с универсальными психотерапевтическими целями. Данная метатехнологическая стратегия реализуется в ходе прохождения трёх этапов терапевтической коммуникации – оценки достигнутого результата, завершения терапевтической сессии, диагностического. При этом на двух первых поименованных этапах имеет место продолжение углубленного диагностического процесса, но уже не на уровне сбора информации по идентификации, инвентаризации актуальной проблемной ситуации, а в виде продвижения по «лестнице» инсайтов (что тем не менее означает возврат к диагностическому этапу и возобновление терапевтического цикла).

Рассматриваемые в контексте обсуждаемой метатехнологической стратегии уровни инсайтов сами по себе не отличаются особой новизной в смысле содержательных характеристик. Так, первые три уровня инсайтов полностью повторяют наиболее растиражированный классический вариант: осознание зависимости дезадаптивной реакции от ситуации, личностных особенностей клиента, условий, в которых эти особенности были сформированы. Следует отметить, что все перечисленные уровни, так или иначе, обращены в прошлое и проясняют глубинные причины появления соответствующих дискомфортных переживаний и состояний. Следующие два уровня инсайтов, напротив, обращены в будущее: ясное осознание того факта, что имеющийся адаптационный дискомфорт есть сигнал к необходимости «переключения скоростей» развития, а также понятный намёк на то, что традиционно используемые способы преодоления сложностей в жизни клиента уже «не работают» или работают не так эффективно, как бы ему хотелось. И далее – осознание того обстоятельства, что существует вполне реальная возможность овладения универсальным «инструментом» переключения скорости адаптационного процесса, которая обеспечивается высоким уровнем развития определённых психологических свойств и выводимым отсюда устойчивым ресурсным состоянием клиента. Последние, в свою очередь, обеспечивают сравнительно высокое качество жизни и социального функционирования даже и в условиях агрессивной среды, без признаков дискомфортных «кризисных волн» и необходимости дополнительной ресурсной поддержки. Определённая новизна в интерпретации двух последних уровней инсайтов в общей схеме используемой 5-шаговой модели связана с теми терапевтическими контекстами, которые формируются в модели двухуровневой коммуникации. Так, прохождение 5, 6 и 7 фаз адаптивно-креативного цикла на пике гиперпластического состояния клиента – что и обеспечивается механизмом двухуровневой психотерапевтической коммуникации – способствует, во-первых, ускоренному формированию и проявлению совокупности этих новых смыслов в виде необычного по силе и яркости переживания выхода за пределы привычных информационных границ бытия (что, собственно, и отражено в самом термине «инсайт» – т.е.

«выход за рамки»;

такого рода состояния часто носят характер неконтролируемых или лишь частично контролируемых импульсов и обозначаются в специальной литературе как «озарение», «просветление», «ага-переживание», «осознание», «кларификация», а также другими терминами, близкими по содержанию;

кроме того, переживание инсайтов весьма часто интерпретируется как общетерапевтический фактор, несомненно, свидетельствующий об эффективности психотерапевтического процесса). А во-вторых – ускоренному формированию обновленного, целостного и лишенного травматического контекста восприятия переживаемого кризиса. Теперь это событие может быть интерпретировано как урок, который уже усвоен, и позитивные результаты этого урока будут сопровождать и оберегать клиента в будущем. Такого рода ресурсная метапозиция существенно повышает самооценку клиента и мотивацию на эффективное прохождение более длительных курсов терапии или других рекомендуемых практик, имеющих отношение к формированию устойчивого ресурсного состояния. Однако наибольшее значение два последних уровня инсайтов имеют в плане ресурсного обеспечения процесса прохождения клиентом фазы 9 адаптивно-креативного цикла, связанной с реструктуризацией характеристик энтропийного полюса объёмной реальности. Ключевым фактором, определяющим значение данной фазы для продолжения процесса конструктивного развития, является ясная мотивирующая перспектива позитивных перемен в субстатусе субъекта и принципов его взаимодействия с актуальными планами реальности или, проще говоря, «внешними» обстоятельствами его жизни. Последние, после того как принята обновлённая программа саморазвития, уже не являются единственной приоритетной силой, направляющей поступки клиента и определяющей его состояние (отметим, что именно этот поворотный момент и является «точкой отсчёта» в контексте многих проверенных временем духовных практик).

То есть в сущностных характеристиках субстатуса субъекта появляется качество, которое с полным основанием можно обозначить как «устойчивость». Наконец ещё одним примечательным свойством состояний переживания инсайтов 4 и 5 уровней является факт того, что сами по себе эти состояния предстают в виде своеобразной «точки сборки» всех возможных ресурсных статусов клиента и терапевта – первичных и устойчивых – с весьма интересной и обычно скрытой динамикой их становления. Такого рода динамика (исследованная нами в ходе проведения экспликации и функционального уточнения рассматриваемых ключевых понятий «инсайт», «озарение» и пр.) включает:

- наличие условий, предваряющих появление инсайтных переживаний – скрытого или явного кризиса, или даже распада системы устоявшихся отношений;

- актуализацию суперресурсной функции внесознательных инстанций клиента (что в психотерапевтической коммуникации достигается за счёт использования соответствующих метатехнологий и ресурсного статуса терапевта);

- редукцию синдрома деморализации, блокирующего процессы креативного синтеза у клиента, с проявлением способностей к ускоренному усвоению актуальной информации, в частности – объёмных конгломератов неявно транслируемых в ходе психотерапевтического процесса сведений и примеров по альтернативному отношению к проблемной ситуации и пр.;

- стимуляцию и позитивное подкрепление креативной активности на соответствующих этапах терапевтической коммуникации с ожидаемым появлением «спонтанных» инсайтных переживаний;

- акцентированное «укоренение» клиента в ресурсном состоянии за счёт проработки и позитивного подкрепления динамики прохождения между такими полярными характеристиками, как неопределённость определённость;

переживание ситуации тупика – появление перспективы;

ощущение бессмысленности происходящего – появление несущих смыслов;

переживание безнадёжности – появление надежды;

неверие в себя и свои возможности – появление веры в себя, свои возможности и ясных перспектив развития и роста этих возможностей.

Квинтэссенцией такого рода динамики весьма часто является переживаемое чувство «исцеления», которое очень точно передаёт суть произошедших терапевтических изменений, связанных с обретением и осознанием новых уровней ресурсной целостности клиента. Собственно говоря, здесь и замыкается круг кризисного развития, охватывающего со 2 по 9 фазу адаптивно-креативного цикла, и начинается качественно новый период нормативного развития субъекта, не связанный с травмирующими психологическими переживаниями. Несущими конструкциями такого исцеления (не так уж редко воспринимаемого, как подлинное «чудо»

обретения здоровья после длительного периода душевных и телесных страданий) как раз и являются обновлённые целительные смыслы, рождённые из «хаоса» потерявших свою силу стереотипов и генерируемых альтернатив. Однако появление таких инсайтных переживаний, как было показано, представляет собой сложный многоходовый процесс, который, с понятными оговорками, можно теперь представить как технологию «чудесных», а на деле – вполне ожидаемых изменений – «исцелений», которые и являются наиболее востребованным результатом профессиональной психотерапии. Здесь остаётся добавить лишь то, что наиболее предпочтительным, по результатам наших собственных исследований, является вариант прохождения лестницы инсайтов в ходе решения актуальной проблемы клиента, т.е. с акцентом на два последних этапа психотерапевтической сессии, на которых анализируются результаты реализованного терапевтического проекта. В этом случае появление такого инсайтного переживания как раз и будет весьма важным развивающим результатом проведенной терапии, осознанным на пике гиперпластической активности клиента (а не только очередным диагностическим шагом, как это позиционируется в некоторых психотерапевтических моделях).

Соответственно, шансы на реализацию инсайтов 4 и 5 уровней – как программных установок продолжения терапевтического проекта – будут более высокими.

Когерентные стратегические макротехнологии рассматривают возможности эффективного сочетания:

- экспресс-терапевтических, краткосрочных или среднесрочных форматов психотерапии, проводимых в рамках единого психотерапевтического цикла. По сути, речь здесь идёт о преемственности этапов первичной – ориентированной на решение актуальных проблем клиента, и специализированной – акцентированной на достижение универсальных целей психотерапевтической помощи, в большинстве случаев оказываемых одним и тем же специалистом. В технологическом плане, если имеется в виду именно такая преемственность и последовательность этапов психотерапевтической помощи, никаких проблем не возникает: после появления запроса клиента (обычно это происходит после решения актуальной проблемной ситуации) на формирование устойчивого ресурсного состояния – соответствующим образом трансформируются макротехнологические компоненты психотерапевтического процесса – цели, задачи, структура, временные форматы и пр., осуществляется подбор наиболее адекватной структурно-технологических кластеров. Неизменным остаётся одно: интенсивное использование всего метатехнологического репертуара и, соответственно, потенциала двухуровневой терапевтической коммуникации. Главной конструкцией, объединяющей оба этапа психотерапевтической помощи, в данном случае является индивидуальный проект терапии, изменённый и модифицированный в соответствии с обновляемым запросом клиента. Обновляется также и психотерапевтический контракт, если таковой заключался в начале терапевтического процесса. В случае, если все вышеприведённые условия соблюдены, то психотерапевтический процесс не теряет своих качественных характеристик и набранных темпов;

- сочетания психотерапии с другими развивающими практиками (чаще – функциональными тренингами). Здесь прежде всего следует сказать, что многими известными исследователями тренинговый компонент не выводился, а наоборот, включался в общие рамки психотерапевтического процесса. Так, например, Д. Франк считал, что одним из унифицированных аспектов психотерапии является «приобретение и отрабатывание новых паттернов поведения» (1991). Ещё более определённо в этом смысле высказался С. Гарфилд (1992), указывая на то, что «механизмы изменений при любых подходах уходят корнями, в том числе и в тренинг навыков».

Между тем экспресс-форматы и форматы краткосрочной психотерапии – наиболее востребованные в современном мире – не оставляют возможностей для полноценной реализации данного терапевтического компонента. И, например, в случае реализации экспресс-психотерапии в варианте «техник окон», открывающихся как в сторону решения актуальных проблем клиента, так и в направлении достижения универсальных психотерапевтический целей;

либо – продвижения в модели 5-уровневого инсайта (и в том, и в другом случае формируется мотивация на достижение устойчивых ресурсных состояний), вопросы адекватного совмещения собственно психотерапевтических и тренинговых технологий встают «в полный рост».

Результаты проведённых нами исследований по апробации сочетания экспресс-психотерапии и тренинговых технологий по форсированному развитию психологических свойств, обеспечивающих устойчивый ресурсный статус клиента, показывают, что такого рода сочетание уместно, эффективно и экономически оправдано в случае: 1) сформированных на этапе прохождения экспресс-психотерапии чётких, осмысленных целей и задач, высоких уровней мотивации по формированию устойчивых ресурсных состояний, надежно профилактирующих появление деструктивных кризисных волн в жизни клиента;

2) трансляции модели двухуровневой терапевтической коммуникации на этап прохождения тренинговых технологий с адекватной метатехнологической поддержкой активности клиента (что предполагает реализацию тренинговой программы именно тем специалистом - психотерапевтом, который проводил экспресс-психотерапию с клиентом;

либо другим специалистом, подготовленным по особой программе и усвоившим метатехнологические правила актуализации глубинного уровня терапевтической коммуникации);

3) в связи с тем, что программу функционального тренинга с некоторыми оговорками можно считать возвратом на 4 этап структурного оформления психотерапевтического процесса – реализации избранного проекта терапии – завершение тренинговой программы должно предусматривать прохождение всех последующих этапов терапевтической сессии с интенсивным использованием соответствующих метатехнологий – оценки достигнутого результата и завершения терапевтической сессии;

4) с учётом того обстоятельства, что экспрес-спсихотерапия реализуется в индивидуальном, а последующий функциональный тренинг – в групповом формате, клиент должен быть предупреждён и по мере возможности подготовлен к работе в групповом тренинговом формате. Кроме того, важным моментом является установление синергетических, доверительных отношений в тренинговой группе уже на фазе вхождения в тренинговое пространство;

5) клиенту и терапевту должен быть понятен прагматический смысл продолжения работы в формате группового тренинга, при том, что скорость и качество достижения результата в данном случае, как минимум, не страдают, а могут и существенно возрасти за счёт механизмов групповой синергии (уровень оплаты за участие в тренинговом компоненте терапевтического процесса существенно ниже;

но также и терапевту, в том случае если он ведёт как собственно психотерапевтический, так и тренинговый компонент, должно быть понятно, что уровень оплаты его труда по проведению тренингов – если реализуется групповой формат и набирается достаточное количество клиентов – существенно выше, чем при проведении индивидуальных сессий;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.