авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 51 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КОНГРЕСС ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ...»

-- [ Страница 24 ] --

сти и смыслы были непонятны, иногда диаметрально В послевоенный период российское зарубежье по противоположны российским. полнилось перемещенными лицами — бывшими во В потоке появившихся в последние десятилетия еннопленными, людьми, принудительно угнанными работ по истории российской эмиграции недостаточ- в Германию, а также добровольно ушедшими с немец но внимания уделяется российскому зарубежью на пе- кими войсками — все они боялись репатриации и по риферии русского мира, в частности на Африканском старались осесть хотя бы в Африке. Еще раньше со континенте. Историк-африканист А. Б. Летнев отмечал ветские военнопленные, бежавшие из немецких ла «периферийность, маргинальность, изолированность герей, сражались в войсках союзников против итало той части всемирной российской диаспоры, которая германской армии в Северной Африке.

очутилась на Африканском материке»3. Действительно, После 1991 года, в период перестройки, возник эмигранты из России оказались в Африке, чаще все- ло такое новое явление, как трудовая эмиграция с воз можностью возвращения и наличием двойного граж Грякалов А. А. Эстетическое и политическое в контексте данства (согласно закону «О гражданстве РФ» от 28 но постсовременности: Топос Homo Aestheticus // Вопросы филосо фии. 2013. № 1. С. 55. ября 1991 г.). В основном поток трудовой эмиграции Ведущий научный сотрудник Института Африки РАН, кан был направлен в Южную Африку как самую экономи дидат философских наук, доцент. Автор более 200 научных пу чески развитую страну континента. В результате наи бликаций, в т. ч.: «Идеология в странах Тропической Африки:

более обширные и разнообразные анклавы российско традиции и современность», «Мифы России: мифологические до минанты в современной российской ментальности», «Социокуль- го зарубежья были сосредоточены в Северной и Юж турное пограничье как феномен мировых и российских трансфор ной Африке, значительно меньше — в Тропической.

маций: междисциплинарные исследования» (в соавт.), «Роль ду При всем различии этих регионов Африки сходным для ховного наследия российского зарубежья в формировании образа России в западной культуре», «Трансформация образа России на эмигрантов из России была их необычность: природно Западе в контексте культуры последней трети ХХ века», «Культу климатическая, культурная, ментальная, социополити ра повседневности русской эмиграции и ее место в культурном ческая. Часто это вызывало психологический шок, рас разнообразии мира», «Кризис идентичности и духовные искания африканской интеллигенции», «Религиозный опыт на Мадагаска- терянность и даже отторжение. Однако силою обстоя ре. Миф и ритуал» и др.

тельств эмигранты были вынуждены приспосабливать Российская диаспора в Африке. 20–50-е годы : сб. ст.

ся, вписываться в эти условия существования.

М., 2001. С. 3.

326 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы Особенностью эмигрантского бытия является не- институте восточной археологии и оставили не только вероятная сложность самоидентификации. Как прави- замечательные научные труды, но и учеников — еги ло, российский эмигрант оказывается одновременно петских ученых4. В Египте сохранилась память о заме включенным в три сообщества (России, принимающей чательном русском художнике И. Я. Билибине. Он не стороны и диаспоры)1, и с каждым из этих сообществ только создавал портреты и картины по частным зака он связан множеством нитей, участвует во множестве зам богатых греков, но и иконы в греческом православ ценностных и смысловых диалогов. В Африке же этих ном храме. Эти иконы под воздействием климата раз сообществ оказывается больше, ибо каждая страна- рушаются и требуют реставрации, которую в Египте реципиент, в свою очередь, включает как европейское не собираются производить. В 1990 году председатель колониальное (или бывшее колониальное) сообщество, Советского фонда культуры (СФК) академик Д. С. Ли так и сообщество аборигенов. В Южной Африке к этим хачев выдвинул инициативу о переговорах с Египтом двум сообществам присоединяется сообщество «почти по поводу возвращения с компенсацией билибинских аборигенов» — африканеров (буров). И каждое из них икон в Россию, но развал Союза и ликвидация СФК имеет свои особенности. прервали их5.

В статье мы рассматриваем прежде всего диалоги- Значительно более серьезные, чем в Северной Аф ческие ценностно-смысловые отношения российских рике, ценностные барьеры и противоречия ожидали эмигрантов с сообществами принимающих стран. эмигрантов из России в Тропической и Южной Афри В Североафриканском регионе заметное место для ке, где подавляющее большинство населения в 1920– российского зарубежья занимает Египет. Следует ска- 1930-х годах придерживалось (несмотря на христиани зать, что в Египте многое привлекало русскую научную зацию и исламизацию) традиционных верований, обы и творческую интеллигенцию еще в дореволюционный чаев и образа жизни. Российские эмигранты в странах период — и памятники древней цивилизации, и святы- Тропической Африки — в Конго, Сенегале, Гвинее, Ка ни раннего христианства. До Первой мировой войны меруне и других — оказались в совершенно немысли в Египте побывали В. Соловьев, И. Бунин, Вяч. Ива- мой для них среде, почти на другой планете. Они ра нов, Н. Гумилев, А. Белый, академики С. В. Бакалович ботали по контрактам с французскими и британскими и Б. А. Тураев, египтолог А. Живаго и др. предпринимателями, но на рудниках, строительстве После революции в Египет стали прибывать рус- дорог, в портах им приходилось иметь дело с местны ские беженцы, которых (вместе с уже существующей ми рабочими-африканцами, русские врачи лечили как до 1917 г. русской колонией) насчитывалось не менее колониальных чиновников, так и африканцев, россия 10 тыс.2 Эмигрантов из России Египет встретил бежен- не общались с местным населением и в быту. Поми скими лагерями англичан3 с тяжелейшими условиями мо изнуряющего климата, ядовитых насекомых, не существования. Большие трудности возникали с поис- ведомых болезней, русских эмигрантов, не имеющих ками работы. Естественно, что русские эмигранты стре- представления об особенностях африканских культур, мились найти работу у англичан — шоферами, меха- шокировало поведение африканцев, их нравы, обы никами, трамвайными служащими, в конторах и бюро, чаи, ритуалы. Пугали многочасовые ритуальные тан а женщины — гувернантками, горничными в европей- цы под ритмы тамтамов, в которых танцоры с масками ских семьях. Однако это не всегда удавалось, и жен- доводили себя до экстаза. Однако каждый ритуал имел щинам приходилось работать в арабских семьях, ма- свой смысл и цель — способствовал снятию напряже стерских, магазинах, где они сталкивались с особенно- ния в коллективе, решению конфликта и единению или стями отношения мусульман к женщинам, мусульман- был направлен на исцеление больных, общение с пред скими поведенческими стереотипами и ориентациями, ками, вызов дождя и т. д. Вызывала раздражение одеж не совпадающими с русскими ценностями. Русские да туземцев, точнее почти ее отсутствие. У африкан эмигранты — технические специалисты, медики — цев свои представления о стыдливости и нравственно успешно работали на строительстве плотин в дельте сти, и их тоже отталкивало многое в поведении евро Нила, Управлении по эксплуатации Суэцкого канала, пейцев, например курение, неумеренное употребление сфере тропической медицины, но и они испытывали алкоголя и т. д. Противоречивость ценностных пред огромные трудности, сталкиваясь с тяжелым клима- почтений и ориентаций удивляла, а часто возмущала том, языковым барьером, конфессиональными разли- русских практически на каждом шагу. Африканцы ка чиями. В результате возникало отчуждение от основ- зались русским «дикими» и «безнравственными», на ной арабской массы населения. Многие эмигранты так пример в силу их достаточно свободного сексуального и не смогли адаптироваться к жизни в Египте и исполь- поведения, терпимого отношения к добрачным связям.

зовали все возможности, чтобы уехать в Европу. Однако ценностные ориентации африканцев опреде В то же время русские ученые, художники остави- лялись естественно-природными импульсами, в связи ли неизгладимый след в культуре, науке Египта. Егип- с чем добрачные связи и особенно дети, рожденные до тологи В. С. Голенищев, В. М. Викентьев, А. Н. Пьян- брака, воспринимались как благо, а девушка, имеющая ков работали в университете Каира, во Французском детей, — как завидная невеста, ибо не было опасно сти бездетного брака. В то же время внебрачные связи См.: Пивоваров Е. И. Российское зарубежье. Социально осуждались, и муж имел право потребовать от обид исторический феномен, роль и место в культурно-историческом чика материальной компенсации. Но и в этом случае наследии. М., 2008. С. 36–37.

Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия. Париж, 1971. С. 319– 324. См.: Беляков В. Приютила Африка Жар-птицу. Россияне в Египте. М., 2000. С. 125–136, 204–208.

Египет с 1914 по 1923 год был английским протекторатом, но и позже в стране сохранялось господство Британии. Там же. С. 123–125.

А. Н. Мосейко дети, рожденные не от мужа, принимаются с любовью всех выходцев из нашей страны не только в Африке, но и в других странах) стали отличать от других «белых»

в семью, ибо для африканцев главное богатство — это и относиться к ним как к друзьям. Часто это отношение дети. Такие нравственные установки определяются ми распространялось и на эмигрантов.

ровоззрением африканцев, согласно которому главной Специфически складывалась судьба российской базовой ценностью является жизненная сила, жизнен эмиграции в Южной Африке. Пик притока сюда эми ная энергия, а предназначение человека — эту силу грантов из России пришелся на послевоенный период приумножать и развивать. Африканец к детям — сво (1950-е гг.). Перемещенных лиц среди них было край им или чужим — всегда относится нежно и трепетно.

не мало, в основном это были послереволюционные У европейцев, в том числе российских эмигрантов, эмигранты из разоренной войной Европы, стран Се работающих с африканцами, вызывали неприятие их верной и Тропической Африки. В Южно-Африканском «неорганизованность», опоздания на работу и даже от Союзе (ЮАС, с 1961 г. — ЮАР) во время войны начал лучки. Однако у африканца свое восприятие времени, ся быстрый рост промышленности, государство вошло он живет, подчиняясь природным ритмам, в том числе в десятку богатейших стран мира. Интенсивное раз ритмам жизни семьи и общинного коллектива. Участие витие требовало притока квалифицированных техни в обряде инициации, например, для него неизмеримо ческих кадров. Правительству для проведения своей важнее, чем работа у белых. Отсюда вытекает и отно расистской политики также необходимо было устано шение африканца к труду и его продуктам. Он трудит вить баланс между белым и черным населением, кото ся для обеспечения жизни своей семьи, ему не нужны рого было большинство (70 %). Все это привело к при излишки продуктов, которые он потратит на праздники влечению белых иммигрантов, в числе которых были и подарки. Казалось бы, беспечность, безответствен и русские. Положение русских эмигрантов в ЮАС ока ность. Но праздник не менее важен, чем труд. Это об залось несравненно лучшим, чем в других странах, од щение с сакральным, разрядка, игра, смена деятельно нако, освобожденные от проблемы выживания, они не сти, наконец, средство повысить свой престиж перед избавились от тоски по Родине. В ЮАС они общались соплеменниками1.

в основном с англичанами и африканерами, в послед Из этого краткого очерка ясно, сколь далеки друг них они даже находили родственные для русских ка от друга были системы ценностей африканцев и рус чества. В 1952 году в Йоханнесбурге возникло Обще ских эмигрантов. Попав в Африку, они стремились ра ство русских эмигрантов, которое способствовало со зобраться в людях, с которыми их столкнула жизнь, хранению русской идентичности, сбережению русской в их сущности. Владимир Унковский, русский врач культуры.

эмигрант, работавший в 1920–1930-е годы в Дагомее От африканской части населения эмигранты были (с 1975 г. — Республика Бенин), размышляет об афри далеки, даже отчуждены, чужды им были ценности канцах, сравнивая их с людьми своего круга. «Европе и мировоззренческие принципы африканцев, тем более ец, очутившись на экваторе, среди африканских негров, их борьба против апартеида. Члены южноафриканской поражается антиподностью понятий и быта, — пишет русской диаспоры соблюдали лояльность по отноше он. — Но, присматриваясь внимательно и изучая, муча нию к власти и идеологии, господствующей в стране, ется сомнениями. Где же правда?.. Наши достижения, ибо не хотели создавать для себя проблемы3.

взлеты к небесам и победы?.. Или счастье в первобыт Сложным и даже двусмысленным оказалось поло ности?.. Взрослые младенцы — как завидуешь им!» жение эмигрантов из России в 1990-е годы — так на Русские, которые жили в африканской среде достаточ зываемой трудовой эмиграции. В нашей стране произо но долго, начинали понимать образ мыслей африкан шла перестройка, а вместе с ней — общая масштабная цев, ценности и смыслы их жизненного мира, а отсю переоценка ценностей. Кардинально изменился курс да возникали терпимость к их необычности, уважение правящих кругов по отношению к ЮАР. От безуслов к ним, ибо знание и понимание друг друга — основа ной поддержки партии «Африканский национальный продуктивного ценностного диалога.

конгресс» (АНК) в борьбе с расистским режимом и ак Вначале африканцы воспринимали эмигрантов тивного выступления на международной арене против из России лишь как белых, а их культурные особенно апартеида наше правительство ослабило связи с АНК, сти — как «чудачества белых», но со временем они на а в 1992 году установило дипломатические отношения чинали понимать и ценить их доброту, мужество и от с ЮАР, нарушив тем самым международный бойкот зывчивость. Разумеется, как и во всякой культуре, цен в отношении этой страны. Эта непродуманная полити ностные предпочтения и ориентации в Тропической ка на многие годы затормозила наше сотрудничество Африке меняются под напором модернизации, однако с Южной Африкой, где уже в 1994 году к власти при базовые ценностные и смысловые принципы сохрани шел АНК4. На этом фоне в нашей стране началась неяв лись, особенно в сельской среде, до сих пор.

ная, но заметная агитация за эмиграцию в ЮАР. В усло Изменилось отношение к русским после того, как Со виях перевернутых ценностных ориентиров, утраты ветский Союз занял позицию поддержки национально привычных смыслов жизни людям, лишившимся опо освободительного движения. Русских (так называют ры и в прошлом, и в настоящем, и в будущем, казалась привлекательной эмиграция в Южную Африку — См.: Мосейко А. Н. Человек в традиционных обществах Аф рики. Образы мира — коллектив — личность // Обычай. Символ.

Власть. М., 2010. Горелик Б. М. Российская иммиграция в Южную Африку:

вчера и сегодня. М., 2007. С. 64–65.

Унковский В. В мире экзотики (из личных впечатлений) // Африка глазами эмигрантов. Россияне на континенте в первой по- Шубин В. Г. Африканский конгресс в годы подполья и во ловине ХХ века. М., 2002. С. 46–47. оруженной борьбы. М., 1999.

328 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы страну богатую, с комфортным климатом. В результате мились эмигранты из России в принимающей стране, сотни россиян из страны, охваченной глубоким кризи- был затруднен и оказался эффективен только на инди сом, отправились в ЮАР, стоящую у порога политиче- видуальном уровне.

ских перемен. Большинство из них устроились в новой Даже эти краткие заметки свидетельствуют о слож стране, однако после 1994 года ЮАР стала ориентиро- ности и многогранности ценностно-смысловых диа ваться преимущественно на автохтонное африканское логов, в которые приходилось вступать русским эми население. Россиянам не могли простить «предатель- грантам, стремившимся интегрироваться в новую ства» их правительства по отношению к АНК1. Таким для них среду и желающим сохранить при этом свою образом, ценностный диалог, к которому всегда стре- национально-культурную идентичность.

Л. М. Мосолова ОТ ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ К КОНСТРУИРОВАНИЮ СОВРЕМЕННЫХ КУЛЬТУРНЫХ ПРАКТИК И ИХ АКСИОСФЕРЫ 1. Ценности1— важнейшая2 составляющая архи- жизненные смыслы, базисные ценности, которые играют тектоники культуры. Как отмечал еще Н. Бердяев, роль своего рода системных параметров, объединяющих «человек есть существо оценивающее, определяющее все многообразие культурных феноменов в органическую качество. Определение ценностей и установка их ие- целостность. Эти ценности и жизненные смыслы пред рархии есть трансцендентная функция сознания». Цен- ставлены мировоззренческими универсалиями (их име ности существуют в системе отношений людей как нуют также категориями культуры, идеями, концептами), субъектов к объектам как носителям ценности. Ценно- которые в своем сцеплении или взаимодействии задают сти есть определение значения объекта для субъекта. обобщенный образ человеческого жизненного мира»3.

Они воплощают исторический опыт и концентрирован- Содержание мировоззренческих категорий, по В. С. Сте но выражают смысл культуры отдельного народа и все- пину, включает всеобщий слой смыслов, который «всег го человечества. Под смыслом я понимаю сам способ да сплавлен со вторым смыслом, который репрезентиру обнаружения человеком значения того или иного объ- ет специфику культуры исторически определенного типа екта для своего бытия. Иными словами, смысл — это общества, выражает особенности способов общения придание ценности всему, что входит в пространство и деятельности людей, хранения и передачи социального культуры из мира природы, и всему, что создали сами опыта, особенности принятой шкалы ценностей». Третий люди. Ф. Ницше говорил, что «человек создал смысл слой смыслов — это «конкретизация универсалий в мно вещей, человеческий смысл!» Сущность ценности — гообразии групповых и индивидуальных мировосприя в ее значимости, а не фактичности. тий и миропереживаний»4.

По мнению многих исследователей, система ценно- В свете этого развитие культуры предполагает со стей образует внутренний стержень, или ядро культуры, зидание, конструирование новых смыслов и значений, духовную квинтэссенцию интересов отдельных лично- которые связаны с регуляцией и управлением деятель стей и социальных общностей. И эта система ценностей ностью, поведением и общением людей. Вместе с тем оказывает обратное воздействие на социокультурные по- развитие культуры связано с формированием новых требности и интересы, выступая одним из главных мо- кодовых систем, закрепляющих и транслирующих эти тиваторов деятельности и поведения людей. Ценности смыслы и значения.

человека являются своего рода ориентирами, с которы- 3. Ценности являются предметом изучения широкого ми он соотносит свои действия и поведение. круга гуманитарных наук, что обусловлено сложностью 2. Как полагает академик В. С. Степин, «в глубинных этого феномена, его сторон, аспектов, свойств и функ основаниях культуры можно выделить фундаментальные ций. Представители разных конкретно-научных подхо дов пытаются строить аксиологические концепции, сво Горелик Б. М. Указ. соч. С. 151–159.

дя сложное к простому, целое к части или сумме частей, Заведующая кафедрой теории и истории культуры Российско го государственного педагогического университета им. А. И. Гер- многомерное к одномерному. Однако лишь философский цена (Санкт-Петербург), доктор искусствоведения, профессор, за и культурологический подходы к исследованию этого служенный работник высшей школы РФ. Автор более 250 научных сложного феномена способны теоретически «схватить»

публикаций, в т. ч.: «Скульптура и монументальное искусство Кир гизии», «Теодор Герцен. Творческий портрет», «Виталий Бубен- его в целостности, выявить его структуру, которую эта цов — художник Русского Севера», «Культурные индустрии Коль целостность обеспечивает и которая обусловливает отбор ского Севера» (в соавт.), «История искусства Кыргызстана (с древ и взаимоотношение наук, обращающихся к их познанию.

нейших времен до XX века)», «Культура Дальнего Востока России»

Культурология целостно исследует аксиосферу в эволю (в соавт.), «Культура Урала» (в соавт.), «Культура Северо-Запада России» (в соавт.), «Культурология» (в соавт.), «Основы теории ху- ционной самоорганизации жизнедеятельности человека, дожественной культуры», «История культуры Кольского Заполя ее исторические типы в динамике культурогенеза.

рья» (в соавт.), «Мировая художественная культура в памятниках»

(в соавт.), «Философско-культурологические основания содержа Степин В. С. Цивилизация и культура. СПб. : СПбГУП, ния структуры современного гуманитарного образования» и др. 2011. С. 61.

Награждена орденом «Знак Почета», почетной грамотой Мини стерства образования РФ и др. Там же. С. 64.

Л. М. Мосолова 4. Изучение культуры в целом, в том числе ее цен- моды на плюральный постмодернизм имеется множе ностных структур и их роли в развитии культуры, не ство проявлений методологической наивности и мето является целенаправленным и согласованным в ин- дологического нигилизма и путаницы в теоретических теллектуальных практиках в нашей стране. В масси- уровнях исследования культуры и ее элементов.

ве литературы о культуре существует множество сла- Как раз культурология как система специальных на бо согласующихся языковых систем и пластов, кото- учных знаний о целостности культуры и ее историче рые принадлежат разным эпохам, научным направлени- ских модификациях сложилась в нашей стране. В этой ям и философским школам. Это метафизический язык системе преодолена редукционистская трактовка фено искусствознания, язык классической и позитивист- мена культуры, сведние его содержания к искусству, ской философии, но особенно — язык импровизацион- музеям, охране памятников истории, явлениям духа.

ной герменевтики и постмодернизма. Многие россий- Путь к теоретической культурологии пролегал, как из ские авторы за последние десятилетия привыкли рабо- вестно, через абстрагирование и формализацию объ тать по линии «догоняющей модернизации», используя ектов исследования, через рационализирующую и кон языки поздно переведенных текстов полувековой дав- ституирующую деятельность познающего субъекта.

ности в парадигмах европейской мысли — структура- К настоящему времени в российской культуроло лизма, функционализма, символического интеракцио- гии вышли на первый план и продуктивно развивают низма и т. д. На отечественную мысль сильно повли- ся два направления концептуализации культуры. Во яла традиция неокантианской трактовки «наук о куль- первых, это деятельностная теория культуры, пред туре», заострившая противоположность понимания как ставленная такими крупными учеными, как Э. С. Мар интуитивного постижения реальности объяснению как карян, М. С. Каган, В. С. Степин и их последователи.

дискурсивно-логической процедуре. Это одна из причин Во-вторых, это информационно-семиотическая теория несерьезного отношения к гуманитарному знанию. культуры, которую на базе идей А. Моля и Ю. М. Лот Кроме того, на существующую бессистемность на- мана наиболее глубоко разработали А. С. Кармин, учного языка культурологии повлияли методологиче- Х. Г. Тхагапсоев и ряд других авторов. Развитие куль ский плюрализм и понимание научного творчества поч- турологической мысли на основе деятельностного ти как произвола автора. Самыми распространенными и информационно-семиотического подходов позволи форматами культурологического дискурса сегодня явля- ло открыть культуру как «систему надбиологических ются: «каждый о своем» или же «о высоких абстракци- программ человеческой жизнедеятельности (деятель ях». К тому же любой разговор о культуре в журнали- ности, поведения и общения), обеспечивающих вос стике и политологии именуется «культурологическим», производство и изменение социальной жизни во всех хотя вовсе таковым не является. Об этом свидетельству- ее проявлениях»3. Согласно концепции В. С. Степина, ют сотни и сотни сборников с материалами огромного в целостном социальном организме культура выступа числа конференций, посвященных обсуждению различ- ет аналогом генетических кодов, передаваемых от по ных проблем культуры, включая аксиологические. В них коления к поколению людей, весь массив информации «тонут» действительно эвристические достижения фи- о созданном ими неорганическом мире и способах су лософии культуры и культурологии. ществования в нем.

Несмотря на противоречия и трудности в процес- По мнению А. С. Запесоцкого, данное определение се изучения культуры как явления высокой сложно- культуры является новаторским, задавая принципиаль сти, созданной человечеством, в нашей стране сложи- но новый ракурс видения культуры, понимания ее сути.

лось представление о разных уровнях и соответству- С одной стороны, оно «сочетает достоинства деятель ющих им познавательных процедурах исследования ностного, ценностного и семиотического подходов, ин культуры. Это уровни философии культуры, собствен тегрирует достоинство этих подходов, с другой — но но культурологии и конкретно-частного культуроведе сит динамический характер, с третьей — антропоцен ния, изучающего отдельные явления и стороны культу трично, то есть ставит в центр системы человека, его ры (этнографии, филологии, искусствоведения и т. д.).

развитие»4.

В частности, М. С. Каган писал: «Как философская Можно с уверенностью сказать, что в российской антропология не есть человековедение, как социаль научной мысли сформировались глубокие философско ная философия не есть социология, так и философия методологические основания изучения культуры как культуры и культурология — это разные уровни одного сложного и целостного объекта познания, на которых и того же предмета»1. Эта позиция сегодня характерна можно строить исследование ее морфологии, свойств, и для других крупных российских философов и культу особенностей, динамики, аспектов, в том числе каса рологов — В. М. Межуева, В. М. Розина, В. С. Степи ющихся ценностей и смыслов культуры. Вместе с раз на. Например, В. С. Степин считает, что общая карти работкой проблем философии культуры в России кон на структуры и динамики есть предмет культурологии, ституировалась культурология, определилось ее место и эта картина «не сводится к философии и не являет в системе наук, хотя ее легитимация в научном сообще ся ее частью. Она принадлежит к области специаль стве встречает трудности, связанные с инерцией ста ных знаний о культуре, которая получает философское рого типа мышления и отсутствием культурологиче обоснование»2. К сожалению, в условиях затянувшейся ской компетентности современного уровня среди ряда Каган М. С., Соколов Е. Г. Диалоги. СПб. : СПбГУ, 2006. С. 9.

Степин В. С. Указ. соч. С. 43.

Культурология как наука: за и против : круглый стол. Мо 2 сква, 13 февраля 2008 г. / науч. ред. А. А. Гусейнов. СПб. : Запесоцкий А. С. Концепция культуры В. С. Степина // Сте СПбГУП, 2009. пин В. С. Цивилизация и культура. СПб. : СПбГУП, 2011. С. 11.

330 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы представителей других областей научного знания и ор- вопрос о необходимости тотальной информатизации ганов управления наукой, образованием и культурой. населения страны. Следует заметить, что формирова Российская культурология с ее интегративными ние новой системы кодирования накопленного опыта и генерализирующими возможностями способна об- опережает выработку новых смыслов и значений, ре новить исследовательскую оптику и поднять на новый гулирующих поведение и общение людей. Именно на уровень систематизации знания о человеке и создан- эту сторону развития культуры следует обратить самое ном им мире культуры, а также продолжить разработ- пристальное внимание.

ку своего понятийно-категориального языка — одного Культурология должна стать более чувствительной из главных индикаторов ее научности. Однако в стра- к реальным вызовам сложного и напряженного бытия со не нет мощных научно-исследовательских центров временников, к изменившимся «текстам культуры» с его по культурологии, ни в структуре РАН, ни в других многообразными значениями и смыслами. По метафо научно-образовательных структурах страны. Плюра- рическому выражению Клиффорда Гирца, современный листическое «броуновское движение», присущее со- текст культуры являет собой «паутинку смыслов» или стоянию науки во многих университетах, не может за- «паутинку значений», сплетенную запутавшимся в ней менить целенаправленное развитие культурологии и ее человеком1. Действительно, ценностные ориентации продуктивное воздействие на обновление существу- и смыслы в современных «текстах культуры» настолько ющих и конструирование новых разнообразных куль- противоречивы, неустойчивы, разнонаправленны, дезор турных практик. Создание сети взаимосвязанных цен- ганизованны, что человек теряется в этой «паутине». От тров сегодня становится настоятельной необходимо- сюда возникают мотивы «обессмысленности существова стью. «Нет ничего практичнее хорошей теории», — ния» и жажда поисков новых смыслов. Сегодня необхо любил повторять один из патриархов отечественной димы переосмысление всей проблематики современных культурологии Э. С. Маркарян. Это общепризнанное культурно-трансформационных процессов в стране и кон лаконичное утверждение как нельзя лучше вскрывает струирование новой российской национальной культуры суть дела, обсуждаемого сегодня. Решение практиче- с определенным типом (или типами) научной рациональ ских задач развития современной культуры требует ности, с гуманитарными ориентирами и ценностями.

«хорошей теории». Как было показано, философская Особого внимания заслуживает решение вопросов теория культуры и теоретическая культурология в ре- по культурологии образования — важнейшего инстру шающей степени сформированы и открыты для по- мента анализа и конструирования современного об следующей разработки своих направлений, отраслей, разования как фундаментального способа воспроиз аспектов, категорий и т. д. Кроме теоретических уси- водства и развития культуры российской нации. Нуж лий, культурология сегодня должна потратить немалые на корректировка стратегического курса в управлении усилия проектно-регулятивного и смыслополагающе- образованием с учетом реальных особенностей поли го характера. культурной страны и остроты вопроса социокультур Уже говорилось о том, что развитие культуры свя- ной идентичности россиян, учитывая многообразие се зано с двумя линиями — формированием новых кодо- миотических образов культуры народов России.

вых систем и выработкой новых смыслов и значений. Развитие культуры России с ее сложной ценностно Компьютерная стадия развития нашей цивилизации смысловой структурой в изменившихся условиях су предоставляет новые системы кодирования массив- ществования предполагает целенаправленное взаи ного социокультурного опыта, который должен осва- модействие между научно-исследовательскими, об ивать индивид. Эти информационные системы закре- разовательными, управленческими и общественными пляют изменения характера коммуникаций и способов организациями. В настоящее время нужна синергия включения человека в специальные связи, в пределах усилий всех культурологов страны, заинтересован которых варьируются разные формы социального по- ных в позитивном, качественном развитии культуры ведения и деятельности. Неслучайно так остро стоит нашей Родины.

С. С. Неретина ДЕРРИДА VS АВГУСТИН: ДИАЛОГ ЧЕРЕЗ 17 СТОЛЕТИЙ В последнее время, несмотря на то что понятие брендом и что исчезло философское направление, при 1 «диалог культур» стало едва ли не журналистским знанным главой которого был В. С. Библер, именно идея диалога набирает силу. Вторая половина ХХ века Гирц К. Интерпретация культур. М. : РОССПЭН, 2004.

и первое, а теперь уже и второе десятилетие XXI века С. 11.

производят словно бы расчет со всей предыдущей фи Главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор кафедры истории зарубежной философии Российского лософией и метафизикой, породив особые методы та государственного гуманитарного университета, доктор философ- кого расчета, связанные с понятиями деструкции и де ских наук. Автор более 200 работ, в т. ч. монографий: «Слово конструкции. Достаточно посмотреть работы М. Хай и текст в средневековой культуре. История: миф, время, загадка», деггера с его анализом философии И. Канта, Р. Декар «Концептуализм Абеляра», «Верующий разум. К истории средне вековой философии», «Верующий разум. Книга Бытия и Саличе- та, Г. В. Ф. Гегеля, а также Фомы Аквинского, Иоанна ский закон», «Точки на зрении», «Философские одиноче Дунса Скота, У. Оккама, Ф. Суареса и еще древнее — ства» и др.

С. С. Неретина Парменида или Гераклита. Страстный анализ и спор ко это кажущееся желание учить тут же превращает Ж. Дерриды с Э. Гуссерлем, М. Фуко, Ж.-Ж. Руссо, ся в собственную противоположность: желание чего Ф. Соссюром показывает не только новые начала фи- то, выраженное в форме повеления кому-то другому, лософии, но и то, что эти начала чреваты рассогласо- мгновенно и безоговорочно превращается во внешнее ванием, и уж точно лишает нас самоуверенности в по- выражение своего собственного внутреннего желания нимании смыслов текстов, в которые впечатаны мысли не столько в изъявительном, сколько в сослагательном их авторов. Сообщаемость с авторами этих текстов не наклонении, когда повеление превращается в упова только наращивает эти смыслы, но и ставит под вопрос ние. Такого рода пропозициональные метаморфозы на старое понятие коммуникации, понятие, связанное зывались в Средневековье чудом. Попытка обратить с даром (munus — дар) одного члена общества другому. ся к Богу в повелительной форме, оборачивающаяся Нынешняя коммуникация происходит сквозь разрывы, выражением своего желания, показывает полную не и, похоже, эта взрывная пустота, это изначальное от- возможность рассмотреть Бога категориально. Соот сутствие, невозможность опереться на некие трансцен- ветственно Бог-Слово — это Слово как таковое, имен дентные истины характеризуют философское движе- но потому — неопределенное. Его артикуляция в Би ние, озабоченное поиском ускользающего или ускольз- блии оказалась презентацией неясного целого, которое нувшего и способов его схватывания, чаще всего при- было основанием фонетической речи, возможностью нимающего форму идеологии, требующей сохранения того, чего еще нет, что не определено, а не наоборот.

и непреложного следования. Этот фон выражается писанием. В «Исповеди» гла В этом смысле сопоставление идей Дерриды гол “scribere” употребляется в значении, гораздо более и Августина, которых отделяют друг от друга почти важном, чем “dicere”: слово «книга» означает здесь са 17 столетий, оказывается весьма насущным делом. мого Бога, а слова «приказать», «писать» или «стать»

Августин в диалоге «Об учителе» во многом отвеча- употреблялись как синонимы. Писание происходило из ет вопрошаниям современного мыслителя. Они, ка- немоты, неясности, желания Бога нечто сделать, из его залось бы, очевидные противники. Деррида в рабо- скрежета делания, ибо вещь — это и речь, и дело, res, те, посвященной грамматологии, отстаивает приори- вместе.

тет письма над устным словом, проводит критический Казалось бы, такое Писание предполагает необхо анализ современной науки о языке, отождествляющей димость знакового выражения. И Августин, опреде вещь и знак и настаивающей на их единстве, предла- ляя, что такое вещь, что такое знак, в чем их сходство, гает логику палеонимии, смысл которой заключается а в чем отличие, обнаруживает парадокс существова в придании старым понятиям новых смыслов. Идеи ния самого Слова. Когда он скажет, что знак указывает же Августина обычно справедливо относят к онто- на вещь, но и сам может быть вещью (например, дым, теологическим, развивающим мысль о подчинении указывающий на огонь), это скорее формулирование письма устному слову. Но это лишь один срез его раз- парадокса, связанное с желанием проанализировать мышлений, показывающий к тому же процесс склады- степень возможности постижения Бога, чем отождест вания определенной идеологии. Но параллельно раз- вление вещи и знака. Обозначение истинной Вещи вивается другая мысль, противоположная идее един- вторично, оно идет «от нас», а «наши» вещи — веще ства вещи и знака и их равенства. Деррида мог бы знаки. Движение означивания у Августина не происхо найти в Августине союзника не столько своей идеи, дит непрерывно. Напротив, там, где оно может казаться сколько в деле напряжения мысли об изначальности непрерывным, оно quasi-верно и quasi-необходимо, по бытия и его представленности. Связывает их и балан- скольку Вещь (истинная Вещь — это Бог) сама по себе сирование на грани нечто/ничто бытия, и сама пара- не нуждается в представлении. Она лишь может вы доксальность мышления. разить желание быть предъявленной, и то в случае, Основная мысль Августина в диалоге заключается если прекратится знаковость. Доказательство же, что в том, что истинное понимание вообще происходит вне Она есть сама по себе, коренится в неотступном жела знака внутри человека. Внутреннее — сама истина, ко- нии человека «дойти до истины», даже если не знаешь, торая, скрипя и царапаясь, овладевала человеком, про- что это такое. В этом смысле Бог или всем наполнен, рываясь, как он пишет, в голос, то есть писала его, де- или пустотен и не определен, то есть Он — не знак лая ему биографию. Это не противостоит идее Дерри- и не обладает значением. Поскольку человек — Его об да, особенно если вспомнить, как удивился Августин, раз и подобие, то и его полностью означить нельзя. Он увидев пишущим св. Амвросия: он понял этот факт как сам — трещина, разрыв.

само письмо. Выведение значения из неопределенности весьма Августин, ставя в диалоге проблему определения существенно для понимания того способа, каким мо и соотношения вещи и знака, полагал главным вопро- гут образовываться значения без ускользающего от сом выявление оснований грамматики, которая должна определения обозначаемого. Причем это касается лю опираться на умопостигаемые истины. Выясняя осно- бой единичной вещи, в которой находится не подлежа вания грамматики, Августин выстраивает пропозиции, щее определению всеобщее (“universalia in re”). Все меняющие свой смысл в зависимости от поставленных общее оказывается неопределенным не только потому, произносящим эти предложения целей. Так, в словах что над ним нет высшего рода, на основании которого молитвы, обращенной к Богу, внешне может показать- происходит определение, но и потому, что звук речи ся, что человек чему-то научает Бога и повелевает Им может появиться случайно. Мысли, как писал Авгу («дай мне»), желая от Него чего-то добиться. Одна- стин в трактате «О диалектике», находятся «в душе, 332 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы они выражаемы до голоса»;

они лишь стремились (он вторгается, впрочем, и в письмо, в слове “theatrum” «прорваться в голос» и лишь потому могли сложить- не произносится буква “h”). Любая вещь, таким обра ся в высказывания1. И это вполне соответствует мысли зом, состоит из ничто и имени. Вещь, которая может французского философа ХХ века. быть означенной, но не является знаком, называется Августин не называет Вещь-Бога Логосом, пыта- «обозначаемое», а слово, обозначающее эту вещь, — ясь объяснять происхождение знака (мира) из ничего. «значение». И если даже именем считать единство обо В результате анализа слова «ничто» из стиха Верги- значаемого и обозначения, то наличие «ничто» разби лия («если ничто от великого города бог не оставит») вает это единство, позволяя при необходимости сме обнаруживается, что определение знака как указате- щать смысл, а то и вовсе его упускать, оставляя за ля на вещь неверно, поскольку «ничто означает … именем-словом пустую оболочку. Такое смещение за то, чего нет»2. «Ничто» не может удержать даже мысль ложено в условия процесса именования. Только после о том, что такое знак (ведь его нет, значит, и мысли этого процесса можно определить письмо как знак зна нет). Оно — «род противоречия», создающего воз- ков, произносимых голосом, то письмо, которое Дер можность с помощью замены слов полностью изме- рида назвал низшим. Да так оно есть и для Августина.

нить смысл фразы. Но этот род («ничто») вообще мо- Но для последнего не менее значимо, что вещь прежде жет ничего не предполагать: нет — это нет. Невозмож- всех знаков.

но даже говорить о смысле незначимого ничто. Можно Казалось бы, тенденция, которую наметил Деррида согласиться, что «внутри этой эпохи чтение и письмо, (письмо после речи, произнесенной голосом), обрисо выработка или истолкование знаков, вообще текст как вана правильно. Но все-таки у Августина это — второе знаковая ткань» действительно «выступают как нечто письмо, ясное и содержательное. Первое же — то неяс вторичное», но это не значит, что «им предшествуют ное, царапающее горло, из которого еще только должны истина или смысл, уже созданные логосом и в стихии получиться или не получиться звуки. «Ничто», встав логоса»3. У «ничто» нет смысла, в этом качестве оно — ленное между «что» и «именем», образующим вещь, фикция. однако, тоже слово: то, чего нет, обозначается члено Однако у Августина есть основания подозревать раздельным звуком с известным значением того, чего его нефиктивный характер. След, слово, которое, как нет, и знанием того, чего нет. Таким образом, возник и Деррида, Августин делает в «Исповеди» едва ли не новение мира из ничего оказывается тождественным термином, указывает на то, чего уже нет, но что опре- возникновению по Слову. Ничто оказывается необхо деленно было (например, младенчество). То, что было, димой внутренней границей вещи, которую вовне этой можно, конечно, связать с Вещью-Логосом, ибо у этого границы составляют знаки — буквы, слова, имена.

«было» были свидетели. Но свидетелей нетворящего При этом можно поставить такой вопрос: поче Бога нет. Никто ведь и не ставил вопрос о том, как Бог му «ничто», вставленное между «что» и «именем», стал Логосом: это положение взято, как если бы оно не разрушает вещь? А оно не разрушает, это эмпири было достоверным, о нем, как о достоверном, свиде- ческий факт, заставляющий поставить вопрос: являет тельствует этот мир, если его понимать как образ и по- ся ли знаком имя «ничто», и если является то не явля добие Бога. ется ли оно ничего не значащим именем, atus vocis?

При объяснении упомянутого «рода противоре- Однако даже если оно atus vocis, то чем является его чия» Августин заявляет, что все анализируемые слова знак на письме? Ибо «ничто» не может уничтожить объясняются тоже словами. Однако есть вещи, кото- только самое себя. Когда в Средневековье «этот», со рые видны без слов или которые можно объяснить без творенный, мир называли иллюзорным, то опреде слов, например, показать пальцем на какое-либо тело ление употреблялось неслучайно. В нем слышится и все телесное (цвет). Но нельзя жестом показать пред- «игра», “ludus”. И Августин активно вводит это слово, лог. К тому же чаще всего движение сопровождается обращая внимание на то, что игра ведется ради того, не только его показом, но и словесным объяснением. чтобы вынести и даже полюбить жар и свет рая. В та Чтобы объяснить слово «ходить», нужно ходить и при кой игре обозначаемое постоянно смещается. Но мо этом говорить, что это и есть «ходить». жет ли смещаться истинное, или истина? И не в игре Объяснив различие между словами-знаками и ве- ли, напоминающей творческий, выражающий только щами, к которым знаки прилагаются, Августин прово- лишь желание жар, смысл образа и подобия, все самое дит анализ имени. Имя — это то, что связано с умом важное для жизни человека превращающий в шутку?

и законом, к тому же оно обозначает нечто. Нечто — не Если же истинное остается самим собой, то какова вещь. Оно может стать вещью при наложении имени. функция знака, который ее не может редуцировать к Нечто — aliquid, «некое что», но это «некое что», или себе и соответственно не может представить? Это, как «что-то иное» можно назвать «вещью» при условии его считает Деррида, рассматривавший подобное соотно именования. Между «неким что» и именем, которым шение, ведет «к разрушению самого понятия знака».

его могут наречь, стоит ничто: оно держится между Так же считает и Августин, подчеркивающий, что при ними на расстоянии. Из этого следует, что без «ничто» этом не исчерпывается ни теологическая, ни онтоло не обходится никакое нареченное «что». Более того, гическая проблематика.

в это «что» вторгается некий нефонетический элемент Августин настаивает на том, что все, обозначенное знаками сложено из ничто и имени. Через саму себя Augustini A. De dialectica. 5.

показывается только речь. Но поскольку она сама — Augustini A. De magistro. 2, 3.

Деррида Ж. О грамматологии / пер. с фр. и вступ. ст. Н. Ав знак, то «не остается вовсе ничего, чему, как кажется, тономовой. М., 2000. С. 129.

С. Б. Никонова можно научиться без знака»1. Августин снова форму- нефилософское. Августин — философствующий тео лирует парадокс: если ничего нельзя преподать без зна- лог, и он не может уйти от такого вопроса, ибо как тео ков, то как можно преподать ничто? А если ничто нель- лог и проповедник он должен суметь объяснить, во что зя преподать, то появляются сомнения в тотальной зна- должны верить верующие. У Августина две стратегии:

ковости мира, которая вместе и в настоящем времени, одна — показать абсолютную непознаваемость и неде и вне его. Знак есть всегда, если есть мир, а человек лимость письма, а другая — показать способ, которым подхватывает его. Этот знак в его время означает не то, оно может быть дано.

что он означал вне этого времени и вообще за порогом Письмо действительно «распахивает историю ло времени. В силу этого смысл вещи постоянно смеща- госа и само существует лишь в Логосе, ибо до Логоса ется, и значение всегда означает нечто иное, чем озна- или вне Логоса оно — ничто»: это утверждают и Ав чающее. Потому знак не означает смысла. густин, и Деррида. Августин подчеркивает эту изна Это вполне перекликается с тем, о чем писал Дер- чальную ничтожность, когда говорит: «Если признал рида: «Знак должен быть единством неоднородно- за истину, что я сказал, то научился от Него, а если не го, поскольку означаемое… не является в себе самом признал, ничему не научился».

означающим, или, иначе, следом, или во всяком случае Размах, который получила эта проблема в свете его смысл никак не соотнесен с возможностью следа»2. нарождающейся теологии, мешает записать Августи Деррида словно имел в виду этот диалог Августина, на в ряды полных логоцентристов. Вчитавшись в его когда писал о следе и о том, что «внеположность озна- произведение, понимаешь, насколько различаемы вещи чающего» — «это внеположность письма как таково- и знаки по факту существования и осуществления.

го». О том, что перед нами письмо, вряд ли могут быть Но тем более существенным оказывается диалогиче сомнения. Деррида — философ, пытающийся постичь ское напряжение между IV и XX веками.

С. Б. Никонова ПАРАДОКСЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР: ЭТНОГРАФИЯ И ФЕНОМЕН «ДРУГОГО»

Основанием1постановки2проблемы3диалога куль- ного мира: «Те же райские птицы и бабочки будут ле тать на Новой Гвинее даже в далеком будущем, и со тур являются глобализационные и универсализаци бирание их будет восхищать зоолога;

те же насекомые онные процессы, происходящие в современном мире, постепенно наполнят его коллекции. Между тем как, с преобладанием западного образца. Возможность диа почти наверное, при повторенных сношениях с белы лога культур рассматривается как альтернатива вестер ми не только нравы и обычаи теперешних папуасов низации.

исказятся, изменятся и забудутся, но может случить Но сам принцип диалогичности тесно связан ся, что будущему антропологу придется разыскивать со структурой западной мысли: в рамках других куль чистокровного папуаса в его примитивном состоянии тур он, возможно, просто не мог бы возникнуть. Это в горах Новой Гвинеи, подобно тому как я искал оран ставит серьезную моральную проблему перед тем, сакай и оран-семанг в лесах Малайского п-ва»4. Обще кто ратует за сохранение культурного многообразия, ние с белыми пришельцами неизбежно изменит жизнь но противится стратегии изоляционизма.

туземных народов, даже если это общение с исследова Рассмотрим проблемы и парадоксы, возникающие телем, не говоря уже о контактах с более грубыми эко в этом контексте, на примере исследовательской прак номическими и политическими силами.

тики, развившейся в рамках европейского научного зна Кроме того, заслуживает внимания следующая ния, но направленной на изучение и сохранение мно фраза: «В непродолжительном, быть может, времени, гообразия культурного наследия разных народов, — вследствие развития торговли в Тихом океане жители практики этнографического исследования. Подобный берега Маклая войдут в сношения с другими народами, род исследования оказался одним из тех мостов, ко и тогда их примитивность вполне исчезнет, а вместе торые привели европейскую мысль от всеохватности с тем исчезнет большая часть того научного интере применения естественно-научного метода в сферу гу са, который представляют дикари в их первобытном манитарного знания.

состоянии»5 (курсив мой. — С. Н.).

В конце XIX века Н. Н. Миклухо-Маклай следу Это высказывание выражает внутреннюю двой ющим образом объяснял выбор в качестве сферы свое ственность научного этнографического интереса. Здесь го исследования человеческих обычаев, а не естествен содержится немыслимое еще незадолго до описы Augustini A. De magistro. 10, 30.

ваемых событий признание равенства «дикарей»

Деррида Ж. Указ. соч. С. 134.

и европейцев: о нем свидетельствует указание на лег Заместитель заведующего кафедрой философии и культуро кость, с которой они наверняка смогут перенять прин логии СПбГУП по учебной работе, кандидат философских наук, доцент. Автор более 70 статей в научных изданиях, в т. ч.: «Логи- ципы столкнувшейся с ними новой цивилизации.

ческие основания толерантности», «Нарратив: описание истории Миклухо-Маклай Н. Н. Сообщение о путешествиях, сделан или самосознание историка?», «К проблеме кризиса и трансфор- ное в Русском географическом обществе в 1882 г. // Путешествия мации в современной культуре: варианты теоретического осмыс на берег Маклая. М., 2011. С. 350.

ления» и др.;

монографии «Эстетическая рациональность и новое мифологическое мышление». Там же. С. 349.

334 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы Но это также признание всепоглощающего превос- Сетования на упадок культурного многообразия ходства последней. Кульминацией превосходства ока- и утрату, по известному выражению К.


Н. Леонтьева, зываются сетования на неизбежную утрату соблазни- «цветущей сложности» в едином пространстве комму тельного для нее предмета исследования. Моральное никации неслучайны. Они выливаются во все более требование вступить в продуктивное общение с пред- интенсивные разговоры о возможности развития на ставителем другой культуры и обогатить его своими ционального и этнического самосознания. Но и тезис достижениями, обогащаясь также и его достижениями о национальном самосознании порожден европейской (потому что едва ли можно отрицать, что знакомство субъективистской культурой. Нужно признать про с другими культурами оставило европейскую жизнь зорливость опасения, сформулированного Миклухо совершенно неизменной), или моральное требование Маклаем: любые попытки сохранить самобытность интерсубъективности вступают в конфликт с объектив- культур, их обычаи, традиции, языки, ремесла — как ным интересом ученого, не желающего терять столь исходящие от европейских исследователей — препят привлекательный для исследования объект. ствуют закономерной логике развития рационального В то же время и само желание оставить объект диалога. Ведь мы снова сталкиваемся с противоречи нетронутым, не повредить его самобытности сво- ем моральных требований. Требование оставить «дру им наблюдением составляет моральное требование. гого» как он есть, отвернуться препятствует диалогу, Но оно вновь подчеркивает превосходство исследу- вниманию к «другому» как к рациональному существу.

ющей культуры над исследуемой. Это утверждение Оно заставило бы нас покинуть его как нечто чуждое, превосходства культуры, внутренней сутью которой отказать в своем общении и помощи ради сохранения является исследовательский интерес не только к са- его в качестве объекта. А требование вступить в диа мой себе, но и ко всему, отличному от нее. Превос- лог и поделиться теми достижениями, которые могли ходство происходит из единственного факта: по при- бы быть понятны и полезны ему как мыслящему су роде своей исследователи, мы можем понять любую ществу, ведет к его трансформации под влиянием это другую культуру, она же нас — нет. До тех пор, ко- го диалога.

нечно, пока не станет такой же, как наша. А равен- Можно сказать, что трансформация под воздей ство состоит в том, что другая культура признается ствием диалога с «другим» оказалась внутренней по способной стать такой же, как наша, и исчезнуть при требностью и принципом европейской культуры. Но, этом, как она сама. обращаясь к «другому», который отличен от нее имен Итак, птицы и бабочки не изменятся, по крайней но тем, что для него изначально чужд этот принцип мере настолько, чтобы это стало немедленно значимым диалогичности, она вынуждает и «другого» перестать для зоологии. Но любые контакты между разумными быть другим, вовлекаясь в трансформацию. Будучи существами меняют их мгновенно и необратимо, и по рациональным существом, он легко принимает диало мере накопления изменений желанный «другой» пере- гический интерес. Причем этот процесс оказывается стает быть прежним «другим», и мы видим перед со- странным образом неизбежен даже в том случае, ког бой совсем не тот объект, что раньше. Диалог, в кото- да «другой» пытается активно противостоять влиянию.

рый вступают разумные существа, препятствует воз- Уже само соприкосновение с новым принципом вы можности установления естественно-научного отноше- нуждает осмыслить выбор: вести диалог или вступать ния между субъектом и объектом. в конфронтацию. Возможность диалога оказывается Межкультурные контакты существовали всегда, неизбежной границей культурной самобытности.

но они были губительны для той культуры, которая Даже оставляя в стороне негативные и грубые сто оказывалась слабее в военном, техническом и даже роны европейской экспансии, ограничиваясь лишь ис в мировоззренческом отношении. Потому что более следовательским интересом, подобным маклаевскому, слабый «другой» рассматривался не более чем как чу- мы не можем избежать осуществления сформулиро жак, варвар, не обладающий должными знаниями, жи- ванного им страха. Процесс исследовательского втор вущий ложными ценностями и погрязший в заблужде- жения оказывается необратимым. А страсть к сохра нии, которое в крайнем случае должно быть исправле- нению культурной самобытности воплощается лишь но, а в более общем — уничтожено. Никто не проявлял в форме консервации и музеефикации.

интереса к сохранению чужих ценностей. И в то же Что могло бы противостоять этому пессимисти время это грубое и насильственное отношение удиви- ческому сценарию? Возможно, опасность исходит из тельным образом долгое время способствовало сохра- представления о функции научного знания в структу нению многообразия культур в самобытном состоянии! ре современного мира. С одной стороны, гуманитарное И именно та традиция, которая столь проникновенно знание, ведущее нас к признанию принципа диалога, задумалась о самобытности «другого» и его сохране- продолжает сохранять статус науки. С другой сторо нии, практически тотально и неуклонно универсали- ны, именно научный подход, предполагающий иссле зировала мир по собственному образцу. дование объекта, рассматривается в качестве создаю Но не следует ли признать, что в этом образце дей- щего наиболее адекватную картину мира. Но субъект ствительно есть нечто ценное для всех: нечто, что по- объектное деление подвергается резкой критике внутри зволяет наладить общение между людьми не как меж- самой западной мысли. В то же время в этнографиче ду «своими» и «чужими», не как между «исследовате- ском исследовании содержится нечто большее, чем лем» и «объектом», но как между равными, рациональ- то, что предполагается традиционным представлени но мыслящими субъектами? ем о науке, — это практика диалогического общения.

А. А. Орлов Гуманитарная сфера — это в первую очередь сфера шего — по отношению к ним. И даже при стирании практики, в которой сталкиваются и осуществляются в исследовании объективных культурных различий ин индивидуальные усилия конкретных людей. дивидуальные различия, выявляемые в процессе диа В этнографическом исследовании наряду с инфор- лога (если этот диалог действительно будет установлен мацией и классификацией полученных данных присут- и заменит собой попытки механического отношения ствует конкретное усилие по установлению контакта к другому как к объекту, пусть даже в высшей степе с другими людьми в попытке понимания удивительных ни интересному), смогут породить новую «цветущую особенностей их поведения по отношению к нам и на- сложность» в пространстве гуманитарного знания.

А. А. Орлов ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

ЦЕННОСТИ И СМЫСЛЫ Возникновение1социокультурных, межнациональ- ний в нашем обществе и государстве. В состав педаго ных, конфессиональных и межпоколенческих кон- гической культуры общества, помимо названных, вхо фликтов между различными социальными группами дят также педагогические знания, модели поведения в стране обусловлено как политическими и социально- и межличностного взаимодействия, педагогическая экономическими обстоятельствами, приведшими к рез- рефлексия: способность общества объективно оцени кой социально-экономической стратификации населе- вать образовательную ситуацию в стране и осознание ния, так и процессами, происходящими в развитии рос- обществом и государством высокой миссии професси сийской культуры. онального педагогического труда.

Наиболее значимый фактор, оказывающий существен- В связи с этим представляется необходимым выявить ное влияние как на межличностные, социальные, межпо- исходные позиции в области ценностно-смыслового по коленческие и политические взаимоотношения, так и на нимания обществом и государством идеалов и целей об развитие культуры в нашем Отечестве, — сверхдинамич- разования (созидания) человека и прежде всего опреде ное развитие человеческого общества, что влияет на ха- лить взгляды на сущность воспитания.

рактер взаимодействия между людьми: новые информа- Есть воспитание как социальное явление (его еще ционные технологии и связанные с ними процессы гло- определяют как социализацию личности), которое су бализации привели к опережающему старшее поколение ществует столько, сколько существует человеческое развитию молодежи. Формируется новый тип культуры, общество. Поэтому странно слышать стенания неко становление которого предполагает обучение младшими торой части общества о том, что в последнее время старших новым моделям поведения и деятельности. у нас не было воспитания. Оно было, но каковы его Все вышесказанное актуализирует проблему раз- направленность и результаты? Они таковы, каковы ду вития в контексте общей культуры новой педагоги- ховные, интеллектуальные, политические, экономиче ческой культуры нашего общества и государства, ее ские, гражданские, нравственные приоритеты обще ценностно-смысловых оснований, что даст возмож- ства: сотни тысяч беспризорных и безнадзорных де ность повлиять на гуманизацию отношений между тей, омоложение преступного мира, наркологизация людьми, сформировать в обществе толерантное отно- молодежи, развитие тоталитарных сект и деструктив шение к «инаковости». ных молодежных объединений, массовый отъезд моло Педагогическая культура как явление обществен- дых людей за рубеж и т. д. В образовательных учреж ной жизни тесно связана с уровнем политической, эко- дениях реализуется воспитание как педагогический номической, нравственной, эстетической, трудовой, процесс. Являясь элементом социализации, он пред физической и другими сторонами общей культуры ставляет собой процесс целенаправленного взаимо общества и государства. Она представляет собой це- действия воспитателей и воспитанников, ориентиро лостную открытую динамическую систему, элемента- ванный на духовное, интеллектуальное, эмоционально ми которой являются многообразные образовательные волевое и физическое развитие личности. Взаимодей практики (как институализированные, так и стихий- ствие части и целого в данном контексте достаточно ные). Системообразущим фактором, придающим це- сложно и противоречиво. В массовом сознании сло лостность данной системе, являются цели, ценности жилось представление о доминировании, главенству и смыслы воспитания и межпоколенческих отноше- ющей роли в становлении личности воспитания как пе дагогического процесса. Думается, что это ошибочное Заведующий кафедрой педагогики Тульского государствен мнение. Воспитание как педагогический процесс име ного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, член корреспондент РАО, доктор педагогических наук, профессор, за- ет ограниченные возможности. Эти ограничения обу служенный деятель науки РФ. Автор более 250 научных публика словлены прежде всего теми ценностями и идеалами, ций, в т. ч.: «Способы представления теоретических знаний которые господствуют в обществе. В настоящее время в учебных курсах по педагогике», «Педагогическое образование:


поиск путей повышения качества», «Проектирование содержания многие нравственные и гражданские ценности и ори педагогических дисциплин в вузе», «Компетентностный подход ентиры, культивируемые средней и высшей школой, не в высшем профессиональном образовании» (в соавт.), «Развитие востребуются обществом и государством. Поэтому для профессионального мышления будущего учителя в вузе» и др.

Член редакционного совета журнала «Педагогика». Награжден части выпускников этих образовательных учреждений медалью К. Д. Ушинского.

336 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы социальная адаптация является процессом болезнен- нужно понимать не закаливание в тесном нравственном ным, а иногда и деструктивным: цинизм, агрессив- смысле, только в области нравственных чувствований, ность, «пофигизм», уход в виртуальный мир и прочее но и закаливание в широком смысле душевной деятель становятся для некоторых молодых людей доминиру- ности вообще. Под ним нужно разуметь развитие значи ющими жизненными ориентирами. Кроме того, диаме- тельной душевной энергии и стойкости при самых не трально меняется оценка таких нравственных понятий, благоприятных обстоятельствах, способность отказаться как алчность, агрессивность, эгоизм и др. В условиях от разных, более или менее значительных удовольствий рыночных отношений они обретают статус позитив- для достижения поставленной цели»2.

ных качеств личности. В современной социокультурной ситуации воспи Следовательно, в общественном сознании долж- тание — процесс межпоколенческий, обоюдный. Со ны устойчиво укрепляться социально значимые цен- циологи отмечают, что он усложняется определенной ности, позитивно влияющие на развитие педагогиче- маргинализацией молодежной среды, обусловленной ской культуры населения. Думается, что к становлению некоторыми механизмами социализации в современ общественного сознания как элемента культуры мож- ном обществе, потерявшем традицию четкого перехо но с полным основанием отнести слова видного рос- да подрастающих поколений в гражданскую и юриди сийского историка и педагога В. О. Ключевского, ко- ческую «взрослость». Молодежная субкультура оказа торый справедливо отмечал, что все должны понимать лась гораздо более сложным явлением, чем это обычно идею воспитания и понимать ее одинаково: «Воспита- было принято считать.

тели и учителя должны знать, кого им нужно воспитать Маргинальность молодежных субкультур — это и выучить, знать не только тот педагогический мате- рассогласование в системе отношений индивида, со риал, который сидит или бегает под их руководством, циальных и этнических групп к культуре, природной но и тот умственный и нравственный идеал, к которому и социальной среде. И это порождает многообразные они обязаны приближать эти вверенные им маленькие риски, то есть систематическое столкновение образо живые будущности, смотрящие на них полными смут- вательных институтов с угрозами и опасностями в про ных ожиданий глазами. Воспитатель, который не знает, цессе принятия решений о путях развития, так как при кого он должен воспитать, воспитывает только самого ходится делать выбор среди имеющихся альтернатив себя, то есть продолжает собственное воспитание»1. в условиях неопределенности.

Культивируемым СМИ и информационными При вычленении ценностно-смысловых оснований технологиями гедонистическим жизненным ценностям новой педагогической культуры общества целесообраз и установкам, ориентирующим подрастающие поколе- но обратить внимание на то, что сегодня маргинально, ния на то, что получение удовольствий и достижение завтра может стать социальной нормой. (Например, про успеха любой ценой есть благо, целесообразно про- никновение молодежного и интернет-сленга во все сфе тивопоставить императив нравственного закаливания ры жизни.) Необходимо отойти от устаревшего подхода, личности. Крупный российский педагог П. Ф. Каптерев рассматривающего отношения «отцов и детей» только утверждал, что «…нужно человека закалить, то есть вос- в качестве конфликта поколений, и проектировать новое питать его в такой простоте и даже некоторой суровости коммуникативное пространство как пространство диало обстановки, чтобы изменение условий в неблагоприят- гического общения в противовес существующему авто ном смысле не могло оказать на него подавляющего дей- ритарному стилю межпоколенческих отношений. А это ствия, не обессиливало, чтобы человек не только сохра- требует серьезного преобразования этических и профес нял силы к борьбе, но от борьбы с препятствиями уве- сиональных ценностей, культивируемых обществом, го личивал бы их. … Под нравственным закаливанием сударством и его социальными институтами.

И. В. Палагута ЦЕННОСТИ И СМЫСЛЫ «ТРАДИЦИОННЫХ» КУЛЬТУР:

ПРОБЛЕМЫ ИХ ДИНАМИКИ И ИЗМЕНЧИВОСТИ Человеческая1культура2—3комплексное, системное внебиологической адаптации человека к окружающей явление, которое можно рассматривать как средство среде, как природной, так и создаваемой им самим среде социальной4. В научных исследованиях культу Ключевский В. О. Сочинения : в 9 т. М. : Мысль, 1989. Т. IX.

ры в течение последних полутора столетий сложился С. 5–6.

Каптерев П. Ф. О нравственном закаливании // Избранные целый ряд устойчивых представлений и стереотипов.

педагогические сочинения. М. : Педагогика, 1982. С. 148–149.

Они превратились в постулаты для развития последую Профессор кафедры искусствоведения СПбГУП, доктор щих построений, следование которым даже определило исторических наук. Автор более 70 научных публикаций, в т. ч.

монографий: «Искусство Древней Европы: Эпоха ранних земле дельцев (VII–III тыс. до н. э.)», “Tripolye Culture during the рамики Триполья–Кукутени», «Мифы и реальность в интерпре Beginning of the Middle Period (BI): The relative chronology and тации орнаментов древних земледельцев Европы» и др.

local grouping of sites”, «Мир искусства ранних земледельцев Ев- Вишняцкий Л. Б. Введение в преисторию. 2-е изд. Кишинев :

ропы. Культуры балкано-карпатского круга в VII–III тыс. до н. э.»;

Высшая антропологическая школа, 2005. С. 112–113;

см. также:

статей «“Биноклевидные” изделия в культуре Триполье–Кукутень: Кожин П. М. Этнокультурные контакты населения Евразии опыт комплексного исследования категории “культовых” предме- в энеолите — раннем железном веке (палеокультурология и ко тов», «“Technical decoration” of the Tripolye Ceramics», «Элементы лесный транспорт). Владивосток : Дальнаука, 2007. С. 14–15, “технического” орнамента и проблемы интерпретации декора ке- 26 и сл.

И. В. Палагута целые исследовательские направления и которые име- исследований материалов бронзового и раннего же ют и более широкое распространение — не только в на- лезного веков (в частности, показательным являет учной среде, но и в массовом сознании. Так, несмотря ся практически мгновенное — в течение 2–3 поколе на продолжающуюся уже многие десятилетия критику ний — распространение в пределах степей Евразии специалистов, автору в рамках его исследований в об- скифо-сибирского «звериного стиля»).

ласти первобытной духовной культуры пришлось непо- Аналогичное формирование новых представлений средственно столкнуться с постулатом о консерватизме буквально на глазах у этнологов иллюстрирует и по и неизменности традиционных культур, которые могут явление «карго-культов» у населения Океании после сохраняться в течение столетий и тысячелетий. Этот Второй мировой войны4, и процесс сложения новых стереотип возник в среде эволюционизма XIX столе- представлений в среде населения Новой Гвинеи5. Изо тия, когда культуры «традиционных обществ» воспри- бретение многих, казалось бы, «вековых» европей нимались как некие рудименты, законсервировавшиеся ских традиций на протяжении последних двух столе в своем развитии и остающиеся на тех стадиях разви- тий хорошо проиллюстрировано в работах английско тия, которые европейцы миновали много тысячелетий го историка Э. Хобсбаума6.

назад. Считается, что с такими же обществами имеет Использование постулата о неизменности тради дело и первобытная археология. ционной культуры, который позволяет обосновывать Ограниченные возможности для технического наличие «вековых» традиций, свойственных какому прогресса первобытных обществ очевидны. Однако либо народу, этнических стереотипов и устройства и в рамках этих условий объекты материальной куль- общества, происходит отнюдь не с целью исследо туры, связанные с изобразительным и декоративно- ваний конкретных культур прошлого. Так, еще не прикладным искусством, которые непосредственно сколько десятилетий построения академика Б. А. Ры отражают явления духовной культуры, могут претер- бакова, возводившего мотивы русских сказок чуть ли певать значительные изменения за относительно ко- не к палеолиту, а основы славянского язычества — роткий промежуток времени, охватывающий несколь- к раннеземледельческой трипольской культуре7, ка ко поколений. Наблюдения автора над эволюцией ор- зались столь незыблемыми, как и та политическая наментов трипольской культуры, распространенной на система, в рамках которой она поддерживалась.

территории юга Восточной Европы в IV тыс. до н. э., В реальности выстроенные цепочки доказательств показывают динамичные изменения системы орнамен- основаны на внешних и случайных аналогиях и не тации, происходящие на фоне изменений в культурной выдерживают серьезной критики. В частности, тема среде1. Аналогичная смена смысла и форм орнамен- «охоты на мамонта», которую усматривает Б. А. Ры тальной графики отмечена и в материалах этнографи- баков в русских народных сказках, скорее всего, по ческих наблюдений, проводившихся в самых различ- явилась в них благодаря многочисленным лубкам, ных регионах мира2. изображавшим тех слонов, что в XVII–XVIII веках Такие же изменения касаются и предметов пласти- неоднократно присылались российскому двору в по ки, которые отражали базовые религиозные представ- дарок от персидских шахов.

ления ранних земледельцев. Например, особые фор- К стереотипам, основанным на представлении мы статуэток, сгруппированные в наборы, существу- о незыблемости основ традиционной культуры, от ют в той же трипольской культуре только в начальный носятся и популярные ныне расхожие представления период ее развития — в течение не более 300 лет, ког- об изначальной «соборности» русского народа, о не да ее носители осваивали лесостепную зону к восто- приятии иных политических моделей, кроме осно ку от Карпат. Изображали они отнюдь не «духов пло- ванных на авторитарной власти. При этом забывает дородия» или ипостаси «Великой Богини», а группу ся, что само сложение основ великорусской культуры конкретных персонажей, скорее всего — общих пред- произошло в XV–XVII веках в рамках тех процессов ков. Однако с распадом первоначального культурно- становления культур национальных государств, кото го единства это представление становится неактуаль- рые происходили в пределах всего европейского ре ным, и наборы статуэток прекращают изготавливать3. гиона, с особенностями в виде «второго издания кре постничества» в Речи Посполитой, Пруссии, Венгрии, Подобные примеры можно приводить и из области России и ряде других стран Центральной и Восточ Palaguta I. Tripolye Culture during the Beginning of the Middle ной Европы. Таким же образом и споры о событиях Period (BI): The relative chronology and local grouping of sites / British Archaeological Reports, International Series, 1666. Oxford : еще более ранней истории, IX–X веков, — «призва Hadrian Books, 2007;

см. также: Палагута И. В. Орнаменты нии варягов» — приобретают ожесточенный харак Триполья–Кукутени: направления исследований и возможности тер лишь постольку, поскольку становятся основой интерпретации // Российский археологический ежегодник.

для очередного политического мифа. Отрицание роли СПб., 2011. Вып. 1.

Андреев М. С. Орнамент горных таджиков верховьев Аму ОмГПУ. Омск : Наука, 2011. С. 60–63;

более развернутые публи Дарьи и киргизов Памира. Ташкент : Общество для изучения Тад кации сданы в печать.

жикистана и иранских народностей за его пределами, 1928;

Элиаде М. Аспекты мифа. М. : ИНВЕСТ-ППП, 1995. С. 12– Bunzel L. The Pueblo Potter: A Study of Creative Imagination in 13, 76 и сл.

Primitive Art. N. Y. : Dover Publications, 1972;

Кожин П. М. Плете Об эволюции представлений бороро см.: Годелье М. Загадка ные сосуды индейцев Калифорнии // Сб. МАЭ. Культура и быт дара. М. : Восточная литература, 2007.

народов Америки. Л. : Наука, 1967. Вып. XXIV;

и др.

Палагута И. В. Об отражении социального контекста в ран- The Invention of Traditions / еds. E. Hobsbawm, T. Ranger.

3 Cambridge : Cambridge University Press, 1983.

неземледельческой пластике // Памятники археологии и художе ственное творчество : материалы VI Всерос. осеннего коллоквиу- См.: Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М. : Наука, ма / ООМИИ им. М. А. Врубеля, Омский филиал ИАЭ СО РАН, 1981.

338 Секция 2. Современное развитие культуры: ценности и смыслы скандинавов, деятельное присутствие которых дока- ческая свобода, необходимая для ее саморазвития. Глу бину исторической памяти может поддерживать лишь зано находками значительного количества археологи письменная традиция, возникновение которой возмож ческих комплексов, играет роль лишь в политическом, но только лишь с формированием устойчивых государ но не научном дискурсе.

ственных образований1. В пределах же дописьменной Духовная культура, как система ценностей и форм или формирующейся с образованием государства «на поведения, не может оставаться застывшей и неизмен родной» культуры, отличной от «письменной» культуры ной: опираясь на прошлое, культура живет настоящим.

элиты, установки, нормы и традиции, вопреки сложи Смысл культуры — в создании для ее носителей усло вшимся стереотипам о ее устойчивости и «традицион вий материального и духовного комфорта, выработки ности», могут быть достаточно изменчивыми.

таких норм сосуществования, в которых возможна твор И. Н. Панарин ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ДИАЛОГА КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ 1.1Проблемы2диалога культур и цивилизаций каторы США и Великобритании. Это информацион на геополитическом пространстве ОДКБ ное пространство с особым типом коммуникативной практики, далекой от диалога (информационное дав В узком смысле под диалогом понимается осо ление и навязывание западных ценностей, внушение бый вид коммуникаций, который строится по моде или даже целенаправленное навязывание чуждых для ли речи, разговора, чередования вопросов и ответов.

населения стран ОДКБ ценностей и образов).

В более широком и содержательном смысле поня В результате внешнего информационного воздей тие диалога распространяется на культуру в целом ствия создаются новые угрозы и вызовы диалогу ци (диалог как бытие культуры — встреча культур — вилизаций и культур стран ОДКБ. Происходит куль взаимопонимание культур). Широкий диалог, кото турное и языковое обеднение коммуникативной прак рый постоянно идет в культуре, осуществляется на тики стран ОДКБ, заменяются базовые ценностно основе циркуляции в общественном сознании раз смысловые доминанты, снижаются преемственность личных идей, мировоззренческих и ценностных традиций и связанность знаний. Особо опасный харак установок. Диалог культур осуществляется на не тер разнонаправленных тенденций современной глоба скольких уровнях: внутри- и межэтническом, вну лизации по-американски (в направлении формальной, три- и межконфессиональном, внутри- и межлич надцивилизационной интеграции и в направлении от ностном. Наибольшее значение для ОДКБ как орга теснения на периферию социальной жизни и развития низации, объединяющей шесть стран, имеет межци целых массивов традиционных цивилизаций, которые вилизационный диалог. Главную роль в нем играют не вписываются в «глобальный западный проект») со цивилизационное самосознание и цивилизационные стоит в возможности разрушения складывающегося (базовые) ценности государств — членов ОДКБ. Ди столетиями диалога культур и цивилизаций на евра алог цивилизаций — это всегда диалог об их миро зийском пространстве.

воззренческих основах, первичных символах, конеч ных сакральных ценностях, вокруг которого объеди- 2. Духовный суверенитет государств — няются сложные социокультурные системы. Реалии участников ОДКБ межцивилизационного диалога стран ОДКБ — это Глобальное информационное пространство прежде всего совместимость базовых установок го- XXI века характеризуется активным использовани сударств, длительное время существовавших вместе ем различными деструктивными силами методов ин в рамках Российской империи и СССР. Сложность формационного противоборства и терроризма, при и драматичность современной ситуации диалога их ориентации на цели дестабилизации социально культур и цивилизаций связана с ослаблением регу- политической ситуации в государствах — членах ОДКБ.

лирующей роли универсальных институтов между- Информационно-психологический терроризм — это но народных взаимодействий (международного права, вый вид деятельности, ориентированный на использо ООН), распространением экстремизма и террориз- вание различных форм и методов негативного воздей ма. В мире сформировано глобальное информацион- ствия на информационно-психологическую среду го ное пространство, в котором доминируют коммуни- сударств — членов ОДКБ с использованием СМИ для создания негативных условий, влекущих за собой деста Кожин П. М. Китай и Центральная Азия до эпохи Чингисха билизацию социально-политической обстановки. Оче на: проблемы палеокультурологии. М. : Форум, 2011. С. 36–48.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 51 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.