авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 51 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КОНГРЕСС ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ...»

-- [ Страница 41 ] --

ским («докарамзинским») языком лирической мини- Но твоя слабость повелевает, чтоб я тебя оставил, как атюре тоже не обходится без метра: «Луна, другиня нашел, увядшую славой и упадшую своим именем;

ибо ночи, с главою лучезарною, являющуюся из облаков За- сердца старых бойцов моих были приведены в отчая падных, непечатлевающая величественные стопы свои нье нападением бури и непогоды, хотя сражения были на лазурной тверди небесной, что смотришь ты в доли- выиграны и орел, коего взор померкнул, мог бы снова ну? Ветры бурные дня умолкли;

шум водопада кажет- подняться, встретив солнце победы.

ся удаляющимся;

волны утихшие пресмыкаются при Итак, прости же, Франция! — Но если свобода сно подошве утеса;

насекомые вечерние, быстро несущи- ва появится у тебя, вспомни обо мне — фиалка надеж еся на крылах легких, напоминают своим журчанием ды еще растет, скрываясь во глубине долин твоих;

хотя тишину воздушную. Луна блестящая — что смотришь она увяла, слезы твои могут воскресить ее — я могу ты долине? Я зрю тебя восклоняющуюся, осклабляясь еще смешать неприятелей, нас окружающих, и твоя на край небосклона. Волны сближаются с веселием во- душа еще может внять голосу моему;

в цепи, которая круг тебя, омывая блещущие власа твои. Прости, луна нас оковала, еще есть кольцы, могущие разорваться, уединенная;

да огнь Гения моего возблистает на месте тогда, обратясь, призови начальника твоего выбора»4.

твоем: я ощущаю его возрождающимся в своей силе;

Еще более неожиданно выглядит обращение к про я созерцаю его при свете тени моих друзей, собравших- зе в переложении стихотворения Байрона «Поражение ся на холме Лоры;

вижу Фингала посреди своих героев, Сеннахериба» (так у автора. — Ю. О.), выполненное вижу бардов моих соперников: почтенного Уллина, ве- композитором М. Мусоргским в 1860–1870-е годы для личественного Рина, сладкогласного Альпина, нежную одноименной кантаты;

комментируя этот текст, музы и плачевную Миньону»2. коведы обычно пишут: «Текст из цикла “Еврейские Таким образом, русские переводчики отдельных мелодии” Байрона в переводе А. К. Толстого и в сво «Песен Оссиана», а также отрывков из них, которые, бодной транскрипции Мусоргского»5, однако есть все в отличие от книги Макферсона в целом, чаще воспри- основания считать, что это абсолютно самостоятельное нимались как прозаические аналоги эпических или ли- прозаическое произведение.

рических стихотворений, выбирали для их воссоздания «Как стая волков голодных, на нас враги набежали.

или стихотворную форму, или форму прозаической ми- Толпы их златом и пурпуром нас ослепляли. Их копья ниатюры, которая к тому времени уже складывалась стальные блистали, как звезды, на зыби играя, как лес в нашей литературе как в переводах, так и в оригиналь роскошный и могучий. С восходом солнца поднима ном творчестве писателей.

лись толпы вражьи. И солнце померкло, не стало зари Третий английский источник русской лирической миниатюры (на этот раз несколько необычный) — пе- Мрак: (Из сочинений лорда Байрона) // Благонамерен реводы такого «стихотворного» автора, как Байрон. ный. 1822. Ч. 17, № 3. С. 122–126 (пер. О. Сомова);

Тьма: (Из Бай рона) // Соревнователь просвещения и благотворения. 1822. Ч. 17, Парадокс в том, что его творчество и, соответственно, № 2. С. 159–164 (пер. Ф. Глинки);

Тьма: (Из Лорда Байрона) // Но переводы произведений на русский язык приходятся вости литературы. 1825. Кн. 12, июнь (пер. А. Воейкова). Подроб на объявленный тем же Жуковским период перевода- нее см.: Сухарев С. Л. Стихотворение Байрона “Darkness” в рус ских переводах // Великий романтик: Байрон и мировая литера тура. М., 1991. С. 221–236.

Сельмские песни. Из творений Оссиановых [Перевод Н. М. Карамзина] // Разные повести, переведенные Н. Карамзи- Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений : в 4 т. Л., 1979. Т. 1.

ным. M., 1816. Ч. I. С. 34–35. С. 519–520.

Уединенные часы пустынника в хижине, или Собрание раз- Наследие М. П. Мусоргского : сб. материалов : к выпуску 2 ных сочинений и переводов из лучших мест Оссияна и Овидия / Полного академического собрания сочинений М. П. Мусоргско изд. В. Литвиновым. М., 1815. С. 67–68. го : в 13 т. / сост. и общ. ред. Е. М. Левашева. М., 1989. С. 129.

564 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур Не смеются ли над тобой?

от полчищ вражьих. Поблекшими листьями, бурей го нимыми, те толпы с закатом солнца поле покрыли. «Не смеются ли над тобой, не издеваются ли над И ангел смерти взмахнул крылом в тиши ночной, тобой? Или они смотрят тебе вслед и, хихикая, пере парил на крыльях смерти страшный дух. Смертным глядываются между собою? Презирают тебя за то, что дыханьем поразил врага, ангел смерти врага оледенил. ты неправильно сложен, что ты застенчив, за то, что ты Страшным, смертным дыханьем поразил врага ангел не похож на других, что ты неудачлив во всех делах, — мщенья страшный. И сердца врагов забились в послед- и ты знаешь, что все это правда?

ний раз и смолкли навсегда»1. И ты уходишь в свой угол, и прячешься от людей, Интересно, что именно собрание сочинений Бай- и страдаешь при мысли, что никто не думает о тебе, рона вышло в России в прозаическом переводе а если думает, так враждебно?

в 1894 году в пяти томах2. Дитя мое, есть одно существо, которое не только Характерно, кстати, что переводы «Стихотворений думает о тебе, но которому ты необходимо нужен.

в прозе» Бодлера появляются в России спустя пять Не одинок ли ты на свете?

лет: первым выпустил их А. Алябьев (1899), затем — Не согрешил ли ты? Нет ли у тебя тайны, от кото А. Булгакова (1902), М. Волков (1909 и 1911), Л. Гуре- рой ты жаждешь освободиться и не имеешь мужества вич и С. Парнок (1909), Эллис (1910). открыть ее?

До Бодлера появились в русском переводе и «сти- Или лицо твое так обезображено, что никто не ре хотворения в прозе» Оскара Уайльда: первое напеча- шается взглянуть тебе прямо в глаза?

тал в своем очерке Дионео (Шкловский) в 1898 году;

Или ты страдаешь смертельной болезнью, слы а начиная с 1905 года выходит в свет несколько изда- шишь ее биение в мертвой тишине ночи? Может быть, ний этих произведений в переводах М. Ликиардопу- среди светлого солнечного дня, когда прохожие спешат ло. Наконец, в собрании сочинений появляются став- туда и сюда, ты чувствуешь темный зов в иной мир?

шие классическими переводы Ф. Сологуба, издающи- Не обуревают ли тебя неотступные похоти, о ко еся и сегодня. торых ты не смеешь говорить? Не доводит ли тебя до безумия их жгучее жало и мысль, что они могут быть Художник обнаружены?

«Был вечер, и вот в душу его желание вошло соз Дитя мое, есть один, который все понимает. Нет ни дать изображение радости, пребывающей одно мгно чего скрытого и нет ничего, что нужно было бы скры вение. И он в мир пошел присмотреть бронзу. Только вать. Все имеет смысл.

о бронзе мог он думать.

Нет части твоего дня, твоего тела, твоих мыслей, Но вся бронза во всем мире исчезла, и вот во всем твоих страстей, которая не была бы подготовлена спо мире не было литейной бронзы, кроме только бронзы койно и обдуманно и которая не будет откинута так в изваянии печали, длящейся вовеки.

же спокойно и обдуманно, когда кончится надобность Это же изваяние он сам своими руками создал и по в ней.

ставил его на могиле той, кого он любил. На могиле Нет ни предрассудков, ни слабостей, ни самооправ усопшей, которую любил он больше всех, поставил он дания, ни особенностей.

это изваяние своей работы, чтобы оно служило знаком Ты включен в великое, и все, что ты чувствуешь любви, которая не умирает, и символом печали, которая и думаешь, в тот же самый миг чувствуется и делает длится вовеки. И вот во всем мире не было иной брон ся другим.

зы, кроме бронзы этого изваяния.

Где бы ты ни был, что бы ты ни делал, всегда есть И взял он изваяние, которое он создал, и ввергнул один, который дружески смотрит на тебя и понимает его в большую печь, и пламени предал его.

тебя.

И вот из бронзы в изваянии печали, длящейся во Ты можешь отшатнуться от этого взора;

но если ты веки, он создал изваяние радости, пребывающей одно научишься выдерживать его и даже сам станешь смо мгновение»3.

треть ему в лицо (может быть, в течение одной жизни, Прозой иногда переводили и верлибры с длинной а может быть, в течение многих жизней), ты убедишь строкой У. Уитмена: наиболее известен среди них пере ся, что перед этим взором рассеивается все: тайные вод Д. Майзельса4. Однако особенно «повезло» в этом страхи, уродство, обманы и самая смерть.

смысле другу американского поэта Эдуарду Карпенте И ты почувствуешь себя не одиноким, а владыкою ру (1844–1929), целую книгу стихотворений которого над всем миром»5.

перевела прозой Софья Шиль (1863–1928), назвав их, Напомним, что в России начала ХХ века Карпен соответственно, «стихотворениями в прозе».

тер был хорошо известен, но не как поэт — ученик и в значительной мере подражатель Уитмена, а как Мусоргский М. Письма. М., 1981. С. 141–142. См. также:

публицист: с 1898 по 1915 год вышло несколько его М. П. Мусоргский как писатель ХХ века // Слово и музыка : ма книг: «Какая нам нужна наука?» (1911), «Любовь териалы научных конференций памяти В. В. Михайлова. М., 2008.

С. 89–103. и смерть» (1915);

«О браке» (1904), «Промежуточный Байрон Дж. Г. Полное собрание сочинений : в 5 т.

пол» (1916), «Тюрьмы, полиция и наказание» (1907), СПб., 1894.

«Цивилизация, ее причина и излечение и другие ста Цит. по: URL: http://sologub.narod.ru/texts/translations_wilde.

тьи» (1906), «Человек и его посланничество: Человек.

htm# Стихотворения Уолта Уитмена. Из «Песни плотничьего то пора»;

«В тесных кораблях на море». Из цикла «Посвящений» Карпентер Э. Я поднимаюсь из тьмы: Избранные стихотво [Пер. Д. Майзельс] // Пламя. 1918. № 30. С. 498. рения в прозе. М., 1907. С. 34.

Т. Г. Рабенко Его философия. Его послание к отдельному лицу. Его причем как в тех случаях, когда оригинал был напи послание к о-ву» (1915), «Я есмь» (1907), «Современ- сан традиционным (силлабо-тоническим) стихотвор ная наука» (1898);

причем предисловие к «Современ- ным метром, так и при переводах на русский язык ной науке» написал Лев Толстой, «Любовь и смерть» верлибров, прозаических миниатюр и поэтической представлял П. Д. Успенский, еще две книги — Иван прозы — как целиком, так и фрагментарно. Таким об Наживин. разом, частная история одной конкретной литератур Подводя итог, можно сказать, что переводы англо- ной формы убедительно показывает, как литература язычных поэтов, а также подражания их авторам ста- одной национальной традиции превращается при пе ли в конце XVIII — начале XX века одним из важней- реводе/подражании в факт иной словесной культуры ших источников русской прозаической миниатюры;

и традиции.

Т. Г. Рабенко ВИЗАНТИЙСКИЕ ТРАДИЦИИ В ДРЕВНЕРУССКОЙ ДУХОВНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (На материале проповедей XI–XII вв.) В1настоящее время представителями различных от- В силу своего самостоятельного и независимого раслей науки активно разрабатывается широкий спектр социально-экономического положения Русь принима тем по проблеме диалога культур. В их числе — вопрос ет новую религию на началах самостоятельной, рав о религиозно-эстетической, а также жанрово-стилевой ной всем остальным церкви, приобщается к христиан соотнесенности византийской и древнерусской духов- ству, не подпадая первоначально ни под какую поли ной литературы, о степени влияния сложившейся в Ви- тическую или идеологическую зависимость. «Христи зантии восточно-христианской цивилизации на лите- анство было своеобразно усвоено русскими, — пишет ратуру славян. Изучение данного вопроса, рассматри- академик Б. Д. Греков3, — как и все, что так или иначе ваемого в общекультурном контексте художественно- попадало извне к русскому народу». Христианство на эстетических взаимоотношений Византии и Руси, Руси, «заимствованное от греков и в то же время не от необходимо для уяснения многих процессов и явлений, межеванное полностью от Запада, оказалось в конеч происходивших как в самой Византии, так и в сопре- ном счете не византийским и не римским, а русским».

дельных с нею странах. Примечательно, что после крещения Руси эволюция Созданная в Византийской империи уникальная русско-византийских отношений шла по пути перехо по своему богатству христианская культура, безуслов- да от военно-политических, дипломатических и эконо но, оказала глубокое воздействие на страны средневе- мических столкновений и союзов к преимущественно ковой Европы, в том числе и на Древнюю Русь.

К мо- церковным связям и культурному взаимодействию. Эта менту вокняжения Владимира Русь — могущественное особая близость Руси и Византии была во многом обу государство, характеризующееся развитым феодализ- словлена осознанием общности православной духов мом, государство, которое по территории превосходит ной культуры, в течение веков служившей связующим даже Византийскую империю. Князь Владимир осо- звеном между этими странами. Принятие христианства знал необходимость приобщения своего народа и го- из Константинополя рассматривалось Византией как сударства к одной из великих религий, которые к тому вхождение древнерусского народа в состав Вселенской времени были приняты соседями Руси (ислам у волж- православной церкви и вовлечение его в сообщество ских булгар, иудаизм у хазар, христианство в Польше). христианских государств во главе с империей. Однако Летописное предание об избрании князем Владимиром подобные представления вовсе не означали реального «греческой веры» в образной форме свидетельствует политического подчинения Руси Византии4.

о том, что на Руси оценили высочайший уровень раз- Распространение христианской веры на Руси и про вития духовной и эстетической культуры, достигнутый возглашение обновленной системы ценностей, безу в Византии, которая находилась в конце X века на вер- словно, связаны с развитием проповеднической дея шине политического и культурного развития2. тельности. Первые образцы древнерусской практиче ской риторики появляются в Х–ХII веках, когда на Руси Доцент кафедры общего языкознания и славянских языков Кемеровского государственного университета, кандидат филоло- закладываются основы церковного красноречия. Уста гических наук. Автор ряда научных публикаций, в т. ч.: «Параме новлено, что на заре христианства древнерусская про трические основания лингвистической типологии», «Литератур поведь находилась в прямой зависимости от проповеди ная разговорная речь и ее своеобразие», «Областной словарь Куз греков и болгар, а также от греко-византийской и бол басса» (в соавт.), «Основные духовные ценности православия в древнерусской гомилетике», «Роль религиозной проповеди в ду- гарской духовной традиции, что объясняется самими ховном возрождении российского общества (на материале древ обстоятельствами принятия христианства: близостью нерусских проповедей XI–XII вв.)», «Клятва как фидеистический территорий, сложившимися политическими, культур речевой жанр», «Утешение: речевые тактики жанра», «Извине ние: речевые тактики жанра и средства их языковой реализации», ными и религиозными связями. Но овладение данны «Благодарность в культуре речевого общения», «Языковые сред ми традициями произошло так быстро, что это дает ства реализации речевого жанра угрозы» (в соавт.) и др.

Кузенков П. В. Византия и Русь // Православная энциклопе Греков Б. Д. Киевская Русь. Л., 1953. С. 392.

дия. М., 2004. С. 223;

Чекалова А. А., Чичуров И. С. Византийская империя // Там же. С. 125–126. Кузенков П. В. Указ. соч. С. 223.

566 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур основание говорить как бы об отсутствии «периода воборство двух государственных систем: византийской и русской, двух миров: христианского («ромейского») ученичества»1.

и языческого («варварского»)2.

Обращение Руси к христианству совпало с возник Идея равноправия всех народов, противостоящая новением славянской письменности. Древнерусская теориям вселенской империи и вселенской церкви, — книжность с самого начала оказалась фактически тож основная идея «Слова о Законе и Благодати» Иларио дественной с общеславянской церковной литературой, на. Иларион своим сочинением «прославляет русский основанной на переводах с греческого языка на «сло народ среди народов всего мира и резко полемизиру венъское письмо». Среди переписываемых и перево ет с учением об исключительном праве на вселенское димых текстов на Руси преобладали книги Священ господство нового Рима — Византии»3. «Византий ного Писания и богослужебные книги. Одновремен ской теории вселенской церкви и вселенской импе но с ними начинают переводиться творения святых рии, — пишет Д. С. Лихачев4, — Иларион противо отцов, в том числе и гомилетические творения. Со поставил свое учение о равноправности всех народов, чинения Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григо свою теорию всемирной истории, как постепенного рия Назианзина, Афанасия Александрийского, Ефрема и равноправного приобщения всех народов к культу Сирина, Нила Синайского и других бытовали на Руси ре христианства». «Иларион как бы противопостав в виде энциклопедических, четьих сборников: Свято ляет обанкротившемуся античному миру новый мир, славов «Изборник» 1073 года (переведенный с грече представленный народами, которых греки высокомер ского на древнеславянский язык в конце IX — начале но третировали как “варваров”». Будучи христианами, X в.), «Изборник» 1076 года, «Златоструй» (составлен греки «чинят насилие другим христианам». Они не де ный в Болгарии при царе Симеоне и, возможно, при его лятся приобретенной «благодатью» с другими народа участии), «Измарагд», «Торжественник», «Златоуст», ми, а с «иудейской завистью» своекорыстно стремят «Златая чепь», Минеи четьи, «Шестоднев» (цикл про ся удерживать ее только для себя. Поэтому греки не поведей о сотворении мира в переводе Иоанна Экзар достойны благодати и истины, которым «лепо» было ха Болгарского), «Паренесис» («Увещевание» — свод воссиять над «новыми людьми», ибо не вливают новое наставлений для новокрещеных) и др. Творения свя вино в ветхие мехи, которые могут порваться, но для тых отцов сыграли важную роль в формировании эти нового учения нужны новые мехи, новые народы5.

ческих принципов новообращенного населения Руси Русский митрополит сравнивает Владимира с са и в освоении его сознанием основ христианской дог мим великим Константином, первым императором, матики. С XI века Киевская Русь становится центром узаконившим христианство в Римской империи, и на славянского мира, главным ареалом общеславянской зывает их равноумными и равнохристолюбивыми.

переводной деятельности.

Если вселенские церкви гордятся своим первым хри Древнерусская проповедь дала значительные по со стианским императором, то и русская церковь должна держанию и самобытные по национальному колориту воспевать «крестителя Руси» князя Владимира. Для произведения: «Слово о Законе и Благодати» Илариона, древнерусских и в целом славянских книжников это митрополита Киевского, дидактические «слова» препо произведение послужило источником многочисленных добного Феодосия, игумена Киево-Печерского, митро подражаний, образцом высокого изложения мыслей, полита Никифора и новгородского епископа Луки Жи что определило его популярность не только на Руси, дяты, шедевры торжественного красноречия святителя но и в южнославянских странах. Оригинальные памят Кирилла, епископа Туровского. Древнерусские пропо ники красноречия Древней Руси в XII–XIII веках про ведники свободно владели всем многообразием прие никают в южнославянские страны, служат примером мов, выработанных святоотеческой проповедью и раз для многочисленных подражаний («Слово», возник витых классическим торжественным красноречием шее под влиянием византийских авторов, оказало осо Византии. Яркий образный язык проповедей того вре бое влияние на сербские жития святых Симеона и Сав мени, их удивительная глубина и актуальность мысли вы, написанные афонским монахом Доментианом) на обеспечили им долгую жизнь в русской культуре.

Афоне (в целом известно более 50 списков «Слова»).

Творения древнерусских проповедников необходи Таким образом, творчески воспринимая византийский мо рассматривать в контексте конкретно-исторической опыт из самой Византии и через посредство соседних обстановки, поскольку они выражали политические славянских государств, Киевская Русь сама начинает идеи и тенденции своего времени. Естественно, что транслировать его на окружающий мир.

важнейшей проблемой широкого политического зна- Русский народ, долгое время игравший в диалоге чения того времени было приобщение русского наро- культур роль «принимающей» стороны, после усвое да к христианству. Сочинения древнерусских пропо- ния богатого византийского наследия сам стал носите ведников, демонстрируя некоторое умиление перед лем и хранителем традиций православия. По мнению фактом приобщения русичей к «истинному источни- Б. А. Успенского, русичи, получив византийскую си ку благодатной веры» — византийскому правосла- стему ценностей в готовом виде, восприняли лишь ее вию, тем не менее одухотворены идеей борьбы за по Дулуман Е. К., Глушак А. С. Введение христианства на Руси:

литическую и церковную самостоятельность, доказа легенды, события, факты. М., 1988.

тельством равноправия Руси и Византии, поскольку Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое конкретно-историческая обстановка, в которой проис- значение. М., 1947. С. 52.

ходило введение христианства на Руси, — это проти- Там же. С. 57.

Будовниц И. У. Общественно-политическая мысль Древней Красноречие Древней Руси (XI–XVII вв.). М., 1987. С. 7. Руси (XI–XIV вв.). М., 1960. С. 71.

Е. А. Селиванова внешнюю оболочку, форму, ритуал, наполнив их но- Прощайте брат брату и всякому человеку и не воз вым содержанием и новыми смыслами1. «Россия всег- дайте зла за зло». Только всепрощающая и всепобеж да была эксплицитно ориентирована на чужую куль- дающая любовь должна безраздельно господствовать туру. Сперва это была ориентация на Византию. … в сердце человека — это свидетельство его высочай ценности задаются извне, и это с необходимостью шей праведности. Неслучайно высшая божественная предполагает сознательное усвоение чужих культур- заповедь — заповедь любви, которая провозглашается ных моделей и концептуальных схем». Однако есть Иисусом Христом в ответ на обращенный к нему од мнение2, что в данном случае речь не может идти ним из фарисеев вопрос о высшем законе человеческой о диалоге культур, поскольку долгое время Русь была жизни: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем «принимающей» стороной, не имея возможности твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем предложить византийцам нечто равноценное, равно разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая за как и о предложенной Д. С. Лихачевым идее «транс- поведь. Вторая же подобная ей: “Возлюби ближнего плантации» основ византийской культурной традиции твоего, как самого себя”» (Мф. 22: 37–39).

на русскую почву. Тем не менее красноречие Древней Таким образом, в христианской заповеди любовь Руси восприняло высокие традиции ораторского ис- к Богу и любовь к ближнему даны в единстве: «Любовь кусства Античности, Византии, где существовала це- имейте ко всякому человеку, а более всего — к близ лостная и стройная система ораторских жанров. Ки- ким;

и пусть не будет у вас иного на сердце, а другого евская Русь явилась наследницей греко-славянской на устах!» (Лука Жидята «Поучение к братии»). Нрав культуры. Оставаясь в русле византийско-славянского ственный императив действенного служения, любви учительства, древнерусское красноречие творчески к ближнему является важнейшей чертой, отражающей осмыслило полученное наследие. суть русского христианского идеала.

Древнерусские проповедники дают образцы тонко- Однако ко времени появления на Руси литератур го, глубокого усвоения и переосмысления на славян- ных произведений Византии и Болгарии на русской ской почве основных идей византийского христианско- территории уже было развито искусство устной речи.

го миропонимания и наполняют конкретным содержа- «Сама русская почва, — пишет Д. С. Лихачев3, — была нием христианские формулы основных нравственных хорошо подготовлена для создания искусства сло законов. Так, нравственный девиз любви к ближнему, ва. “Дарам волхвов” из далеких стран предшествова с особым воодушевлением воспринятый на Руси и по ли “дары своих пастухов” — представителей неуче патристической традиции основанный на любви Бога к ной мудрости народа». В итоге церковное красноречие людям, звучит как восхваление братской взаимопомо- Древней Руси явилось своеобразным синтезом русско щи, призыв к прекращению взаимной вражды: «Брату го народного красноречия и зрелых традиций восточ ямы не рой, чтобы не вверг тебя Бог в еще большую! ного христианского проповедничества.

Е. А. Селиванова ДИАЛОГ ЯЗЫКОВ, КУЛЬТУР И ОНТОЛОГИЙ В ТРАНСЛЯТОРНОЙ МОДЕЛИ Синтез 1 в 2 современной 3 лингвистике 4 функци о- креативности, деятельностности и телеологичности, нально-коммуникативной и когнитивной научных па- присущие современной лингвистической методологии радигм обусловил новый подход к традиционным от- [8;

17], обеспечивают рассмотрение перевода как целе раслям языкознания, одной из которых является пере- направленной лингвопсихоментальной преобразующей водоведение (транслятология). Принципы экспансио- деятельности личности, соотносящей собственный ин низма, антропо- и этноцентризма, психоментализма, терпретативный процесс текста-оригинала с програм мированием интерпретации адресатом текста-перевода.

Успенский Б. А. Царь и патриарх: харизма власти в России Такая деятельность переводчика как рекреативной си (Византийская модель и ее русское переосмысление). М., 1998.

стемы погружена во множественные диалогические от С. 5–7.

ношения, порождаемые соотнесенностью всех компо Пенская Т. М. Крещение Руси, византийская культурная тра диция и становление древнерусской культуры // VI Приморские нентов интерпретативно-порождающего дискурса, ка образовательные чтения памяти святых Кирилла и Мефодия. Вла ковым является перевод, с интериоризованным бытием дивосток, 2007. С. 11.

и семиотическим универсумом.

Лихачев Д. С. Величие древней литературы // Памятники Сущность интерпретативно-порождающего дис литературы Древней Руси: ХI–ХII вв. М., 1978. С. 388–393.

Профессор кафедры теории и практики перевода Черкасско курса кроется в слиянии в одном преобразующем про го национального университета им. Б. Хмельницкого (Украина), цессе двух фаз: интерпретации переводчиком оригина доктор филологических наук, заслуженный работник образования ла и лингвокреативной процедуры порождения на базе Украины. Автор многочисленных научных публикаций, в т. ч. мо нографий «Основы лингвистической теории текста и коммуника- этой интерпретации текста-перевода. Фаза интерпрета ции», «Когнитивная ономасиология», «Складне слово: мовні ции, в терминах лингвистической герменевтики, пред моделі світу», «Нариси з української фразеології», «Мир сознания полагает «понимание распредмечивающее, позволяю в языке», учебников «Актуальні напрями сучасної лінгвістики», щее восстановить системомыследеятельностную си «Основы лингвистической теории текста и коммуникации», «Су часна лінгвістика: напрями та проблеми», «Основи теорії мовної туацию и мир смыслов продуцентов текста, и перевод комунікації», «Современный русский язык. Морфология», энци понятого содержания и концепта в словесно-знаковую клопедий современной лингвистики.

568 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур форму интерпретатором как высказанную рефлексию» «Введение в прикладную лингвистику» А. Н. Баранов [4, с. 7–10]. Переводчик не может быть простым транс- предлагает оригинальную и многофакторную схему лятором, не имеющим своего «я». Он — главный ан- основных языковых и когнитивных операций, сопро тропоцентр интерпретативно-порождающего дискур- вождающих процесс перевода. Схема предполагает две са, личность творческая, мыслящая. Выполняя пере- фазы перевода: «сперва на гипотетический концепту вод, он сознательно или неосознанно включает в него альный язык-посредник (концептуальное представле собственное распредмечивающее понимание оригина- ние текста, лишенное особенностей L1 и L2), а потом, ла и устанавливает баланс в диалоге двух языков, куль- уже с этого языка-посредника, на язык-цель» [1, с. 138– тур, онтологий. Он становится не только интерпретато- 139]. Такими языками-посредниками в различных шко ром, но и аналитическим критиком текста. лах машинного перевода служили языки представления Фаза порождения вторичного текста представляет синтаксических и семантико-синтаксических структур, соположение внутренне высказанной рефлексии пе- когнитивные модели (фреймы, сценарии), семантиче реводчика с кодом иного языка с учетом универсума ские языки тезаурусного типа [10, с. 216–261;

3, с. 360– иной культуры, интериоризованного бытия иного эт- 388]. Этот подход оказался плодотворным для перевода носа. Такое множественное соположение в «межпоро- текстов особых типов (научно-технических, научных, говом» пространстве [26] интерпретации/порождения деловой сферы) и, бесспорно, не исключает трудно обусловливает коррекцию программы адресованности стей, образно названных Н. Н. Леонтьевой «лингвисти перевода. «В своей деятельности переводчик может ческими перекрестками», а также вмешательства чело ориентироваться на конкретного человека, на опреде- веческого фактора на этапах редактирования.

ленную группу или на усредненного (типичного) пред- Второе направление — этнолингвокультурологи ставителя какой-нибудь группы, поэтому один и тот же ческое, опирающееся на методологию функциона текст может переводиться по-разному» [15, с.

116]. Пе- лизма, — рассматривает перевод в ракурсе триады реводчик дважды корректирует исходный смысл в пер- «этнос–язык–культура» [24, с. 5–19] как преобразова вой и во второй фазах, но и реальный адресат перевода ние текста-оригинала в соответствии со спецификой осуществляет третью коррекцию как собственную реф- инолингвокультурной среды. Такой интегративный лексию текста в структуре своего сознания. подход формировался постепенно на основе перехода Такая тройственная коррекция с учетом возмож- от сильных вариантов гипотезы Э. Сепира–Б. Уорфа ностей «свободно-вариативной интерпретации тек- к более слабым, от критики гипотезы к компромиссно ста» (М. М. Бахтин), безусловно, удлиняет расстоя- му рассмотрению универсального и идиоэтнического ние между смыслом и целями, заложенными авто- в соотносимых языках.

ром в оригинале, и рецептивным смыслом и целями Становление и развитие этнопсихолингвистики, перевода. Сокращение протяженности этого расстоя- лингвокультурологии, теории и практики межкультур ния — первостепенная задача переводчика, но, как ви- ной коммуникации обусловили выработку оптималь дим, и не только его, ибо баланс интерпретаций зави- ной стратегии соположения текстов оригинала и пе сит и от эффективности авторской программы адресо- ревода — учета лакунизированного характера одной ванности, компетентности реального адресата и соот- лингвокультурной общности по отношению к другой ношения пространственно-временных континуумов (Ю. А. Сорокин, И. Ю. Марковина). Центростреми автора оригинала, переводчика и адресата. Поэтому тельные тенденции, присущие теории перевода, пер понятия эквивалентности, адекватности, буквально- воначально сосредоточивающей внимание на линг сти изначально не отвечают реальным возможностям вистическом факторе, на формально-структурной интерпретативно-порождающего дискурса перевода. и нормативно-содержательной эквивалентности ориги Можно говорить лишь об оптимальной сбалансиро- нала и перевода [16], на создании переводчиком смыс ванности содержания, формы, прагматической уста- лового аналога оригинала, «сбалансированного соот новки. ношения полноты и точности смыслов» [9, с. 3], усту Исходя из общего подхода к созданию такого ба- пили место центробежным, учитывающим несовпаде ланса, в существующих концепциях перевода можно ние не только языков, но и онтологий, культур этносов, условно выделить три направления. исторической и пространственной детерминантам по Первое — универсалистское, в основу которого рождения оригинала и восприятия перевода [5;

13;

20;

положена рационалистическая методология, — опи- 25]. Ю. Найда назвал такую, считающуюся весьма пер ралось на положение о коде-инварианте, создающемся спективной, ориентацию современного переводоведе в межпороговом пространстве оригинала и перевода на ния коммуникативной [25]. К. Клакхон рассматривал этапе трансфера и позволяющем осуществить преобра- психологическую разновидность перевода, где слова зование текста на одном языке в текст на другом. Это производят тот же эффект на носителей языка пере направление сложилось в основном в прикладных пе- водчика, что и на людей, говорящих на языке оригина реводоведческих исследованиях, в частности в машин- ла, как близкую к невозможному [6, с. 187].

ном переводе. В советском языкознании такой подход Базовым понятием данного подхода служит экви базировался на разработках А. Н. Леонтьевым поло- валентность, «мотивирующая переводческие транс жения об универсальном предметно-изобразительном формации необходимостью достижения равноценно коде, а в западной прикладной лингвистике — на транс- сти их (оригинала и перевода. — Е. С.) регулятивно формационном анализе и теории универсальных глу- го воздействия на своих адресатов» [20, с. 31]. Адре бинных структур генеративной грамматики. В книге сат перевода должен максимально приблизить свое Е. А. Селиванова восприятие к восприятию адресата оригинала. При ного познания М. М. Бахтина, концепциях Московско этом задачу переводчика усматривают в переклю- тартуской семиотической школы, достижениях прагма чении не только кодов языков, но и культур, этниче- лингвистики, теории текста и коммуникации.

ских онтологий. При таком подходе снятие барьеров Данная модель представляет собой синергетиче двух этнических онтологий и культур, коммуникатив- скую нелинейную суперсистему, включающую ряд ных компетенций, требующее компенсации лакун раз- модулей как самостоятельных функциональных узлов.

личного порядка, не говоря уже о временных барье- Антропными модулями дискурса являются автор (адре рах, влечет за собой значительную трансформацию сант), адресат (читатель) и переводчик как промежу текста-перевода по сравнению с оригиналом, расши- точная смыкающе-преобразующая подсистема. Дан ряет границы мегатекста (комментариев, примечаний ные модули манифестированы сферами индивидуаль переводчика). Учет тетратомии «этнос–язык–культура– ных сознаний, включающих ментальные лексиконы, онтология» при переключении-порождении создает сопряженные с невербальным когнитивным простран для переводчика сверхсложную задачу, решение ко- ством, а также иные, отличные от мышления смысло торой крайне важно для конкретного рода дискурсов порождающие психические функции (ощущения, чув (международных переговоров) и текстовых ситуаций ствования, интуицию и трансценденцию), коррелирую (модально-аксиологических, эмотивных, культурно- щие со сферами бессознательного. Эти составляющие специфических). антропных модулей на основе многоплановых диало Третье направление — «отчуждающее», близкое по гических отношений обеспечивают: а) порождение мо установкам неопозитивистской методологии и сформи- дуля текста-оригинала со встроенной в него програм ровавшееся на основе немецкой переводческой тради- мой интерактивности и интерпретации;

б) интерпрета ции [15, с. 119], — предполагает осознанное введение ции этого модуля переводчиком на основе собственной читателя переводчиком в чужой мир языка, культуры, сферы сознания и интерпретанты;

в) порождения/пре мировидения. И если второе направление требует ре- образования путем смены регистров ментальных лек креации оригинала и приспособления его к программе сиконов модуля текста-перевода;

г) восприятие его ис адресованности для читателя перевода, то в третьем на- ходя из интерпретанты сознания адресатом перевода.

правлении постулируется отчуждение адресата от сво- Поскольку «интерпретативный режим вербальных ей культуры и привычных стереотипов не как переклю- значений соотносится с социо- и этнокультурной ком чение, а как погружение, которое можно соположить петенцией носителей концептуальных систем», «пере с некоторыми чертами необуквализма [7, с. 245–254] водчик работает не только с вербальными формами, в плане абсолютизации (как в позитивном, так и в не- но и со стоящими за ними концептами» [22, с. 66–67], гативном плане) достижений и недостатков оригинала. а значит, его задачей является концептуальное соотне Отчуждающий переводчик может манипулировать тек- сение пространства и стратегий исходного текста с ин стом и, исходя из множественности и вариативности терпретативными фильтрами адресата.

интерпретаций текста вообще, предоставлять читате- Диалогическими коррелятами перечисленных мо лю право перевода на основе собственного культурно- дулей, в том числе текстовых, служат динамизиро семиотического опыта интертекстуализировать пере- ванные во времени и пространстве модули интерио вод и избрать его интерпретационный ключ. При этом ризованного бытия как онтологии этносов, к которым читатель помнит о том, что перед ним перевод текста принадлежат автор, переводчик и адресат, и модули чужой ему культуры, «чужой» в языке оригинала. семиотических универсумов как кодов культуры дан Анализ данных трех направлений переводоведе- ных этносов. Погруженность антропных и текстовых ния дает нам возможность квалифицировать перевод модулей в бытие и культуру зависит от установки пере как многофакторный процесс, в котором главным яв- вода: универсалистской, этнокультурной и отчуждаю ляется смыкающе-преобразующе-погружающий че- щей. Универсалистская позиция переводчика нивели ловеческий фактор, успешность деятельности которо- рует эти различия для адресатов перевода, хотя концеп го обусловлена его билингвокультурной компетентно- туальное пространство переводного текста при доста стью, гармонизацией с текстом оригинала и идеальным точно высокой энциклопедической и межкультурной адресатом перевода. компетенции читателя может частично снимать эту ни В конечном счете эти компетентность и гармониза- велировку. Этнокультурная установка определяет адап ция обеспечиваются готовностью переводчика к мно- тацию адресата к чужой культуре как переключение гостороннему диалогу, ибо, по словам А. А. Потебни, этнокультурной доминанты в иную, близкую этносоз «передать мысль можно только тому, кто готов ее вос- нанию читателя, исходящее отождествления прагма принять, так как язык только возбуждает умственную тических воздействий. Отчуждающая установка пере деятельность человека, который, понимая, что ему го- водчика погружает читателя в структуру этносознания ворят, думает своей собственной мыслью, формирует автора оригинала, в его творческую манеру, специфику мысли из своего собственного материала» [14, с. 95]. чужого языка и стиля, давая адресату свободу адапта Квалифицированный переводчик должен быть лич- ции в чуждой культуре.

ностью всесторонне «диалогической», ибо векторы Динамический модуль интериоризованного бытия диалога ориентированы на различные составляющие обеспечивает пространственно-временную дискрет интерпретативно-порождающего дискурса. ность режимов порождения оригинала, повествования, Предлагаемая нами модель перевода [18, с. 144–156] перевода и интерпретации перевода адресатом. Этно базируется на концепции диалогичности гуманитар- культурная онтология порождения и повествования 570 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур может также быть различной, что создает для перевод- установок, концептов, смыслов текстов оригинала чика дополнительные трудности, усложняя диалогиче- и перевода.

ские отношения с оригинальным произведением.

Модуль семиотического универсума, в который Литература погружены антропные и текстовые модули, облада- 1. Баранов А. Н. Введение в прикладную лингвистику : учеб.

ет чертами глобализации и этнизации, сохраняя це- пособие / А. Н. Баранов. — М., 2001.

2. Бахтин М. М. Собрание сочинений : в 7 т. / М. М. Бах лостность и динамизируясь на основе онтологиче тин. — М., 1996. — Т. 5.

ского дуализма инвариантов и вариантов дискурсов, 3. Беляева Л. Н., Откупщикова М. И. Автоматический (ма текстов и неязыковых семиотических сфер, а также шинный) перевод / Л. Н. Беляева, М. И. Откупщикова // Приклад принципа асимметрии семиотических систем и сре- ное языкознание. — СПб., 1996.

4. Богин Г. И. Текстовые ключи к инокультурным смыс ды семиозисов. Ю. М. Лотман одним из факторов дол лам / Г. И. Богин // Вісник Київського державного лінгвістичного гой жизни, сохранения текста в культуре, семиосфе університету. Сер. Філологія. — Киев, 1999. — Т. 2. — № 2.

ре считал обеспечивающееся временем переформу- 5. Виноградов В. А. Введение в переводоведение. Общие лирование основ структуры текста: «Он вступает во и лексические вопросы / В. А. Виноградов. — М., 2001.

взаимодействие с неоднородным ему сознанием и во 6. Клакхон К. К. М. Зеркало для человека. Введение в антро пологию / К. К. М. Клакхон. — СПб., 1998.

время генерирования новых смыслов перестраивает 7. Коломієць Л. В. Віршовий переклад як метапоетичне пись свою структуру, но при этом это переформулирова- мо: проблема творчого методу перекладача / Л. В. Коломієць // ние не должно переходить границ свободы смыслов, Мовні і концептуальні картини світу. — Киев, 2002. — № 7.

которых нет в тексте» [11, с. 434]. В этом положении 8. Кубрякова Е. С. Эволюция лингвистических идей во вто рой половине ХХ века / Е. С. Кубрякова // Язык и наука конца заключена скрытая мысль о роли перевода в сохране ХХ века. — М., 1995.

нии и динамизации семиотического универсума. Эт 9. Латышев Л. К. Курс перевода (эквивалентность перевода нокультурная специфика семиотических продуктов, и способы ее достижения) / Л. К. Латышев. — М., 1981.

привносимая в универсум путем перевода, способ- 10. Леонтьева Н. Н., Шаляпина З. М. Современное состояние ствует глобализации и развитию различных семиос- машинного перевода / Н. Н. Леонтьева, З. М. Шаляпина // Искус ственный интеллект : справ. — М., 1990. — Кн. 1.

фер, а глобализация, в свою очередь, динамизирует 11. Лотман Ю. М. Текст у тексті / Ю. М. Лотман // Антологія этнокультурные семиотические процессы. світової літературно-критичної думки ХХ ст. — Львів, 1996. — Тем самым диалогические отношения переводчика С. 430–441.

с семиотическим универсумом направлены на вовлече- 12. Мурзин Л. Н., Штерн А. С. Текст и его восприятие / Л. Н. Мурзин, А. С. Штерн. — Свердловск, 1991.

ние в круг реципиентной культуры инокультурного се 13. Нелюбин Л. Л., Хухуни Г. Т. История и теория зарубежного миотического продукта. Рекурсивно-прокурсивная диа перевода / Л. Л. Нелюбин, Г. Т. Хухуни. — М., 1999.

логичность текста с семиотическим универсумом для 14. Потебня А. А. Мысль и язык / А. А. Потебня. — переводчика, имеющего дело с отдаленным от адреса- Киев, 1993.

та во времени текстом, может означать необходимость 15. Раренко М. Б. Развитие перевода в ХХ веке в России и США / М. Б. Раренко // Лингвистические исследования в конце учета связей произведения как «с теми, на которые оно ХХ в. : сб. обзоров. — М., 2000.

отвечает, так и с теми, которые на него отвечают» [2, 16. Ревзин И. И., Розенцвейг В. Ю. Основы общего и машин с. 178]. В данном случае важную роль может сыграть ного перевода / И. И. Ревзин, В. Ю. Розенцвейг. — М., 1964.

мегатекст перевода. В ракурсе предлагаемой модели 17. Селиванова Е. А. Когнитивная ономасиология / Е. А. Се ливанова. — Киев, 2000.

представляется перспективной концепция тотального 18. Селиванова Е. А. Основы лингвистической теории текста перевода П. Торопа, согласно которой процессуальная и коммуникации / Е. А. Селиванова. — Киев, 2004.

сущность перевода рассматривается в совокупности 19. Селіванова О. О. Лінгвістична енциклопедія / О. О. Селі четырех факторов: текстового, метатекстового, интер- ванова. — Полтава, 2010.

текстового и экстратекстового [21]. Последние два фак- 20. Текст и перевод / под ред. А. Д. Швейцера. — М., 1988.

21. Тороп П. Тотальный перевод / Тороп П. — Тарту, 1995.

тора детерминируют перевод социокультурной бытий 22. Фесенко Т. А. Перевод в зеркале когнитивной науки / ностью этносов, ибо культура выходит за пределы со- Т. А. Фесенко // С любовью к языку. — М. ;

Воронеж, 2002.

вокупности или даже системы текстов и растворяется 23. Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика / А. Д. Швейцер. — в социуме [12, с. 10]. М., 1973.

24. Этнопсихолингвистика / под ред. Ю. А. Сорокина. — Рассмотрение перевода как интерпретативно М., 1988.

порождающей лингвопсихоментальной целенаправ 25. Nida E., Taber Ch. R. Theory and Practice of Translation / ленной деятельности в ракурсе многомерной диало- E. Nida, Ch. R. Taber. — Leiden, 1964.

гичности позволяет выявить ряд факторов, способ- Robinson D. What is Translation? Centrifugal Theories, Critical ствующих оптимальной сбалансированности целей, Interventions / D. Robinson. — L., 1997.

Н. Г. Шаймердинова Н. Г. Шаймердинова ОСОБЕННОСТИ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТЮРКСКОГО РУНИЧЕСКОГО КОЙНЕ В1современной тюркологии статус языка руни- — ораторские формулы: «…Став каганом, я под ческих письменных памятников (орхонских, енисей- нял неимущий, бедный мой народ. Бедный народ сде ских, таласских) вызывает неоднозначные суждения. лал богатым, малочисленный народ сделал много В. В. Радлов, один из первых исследователей этих па- численным. Разве есть неправда в этой моей речи?»

мятников, отмечал, что древнетюркский язык состоит [4, с. 264]. «Я, тюрк Бильге-каган, нынче сел на пре из трех диалектов: наречия северных тюрков-сиров, стол»;

«О! Вы, тюркские, огузские беки и народ, слу говор южных тюрков-уйгуров и смешанный северо- шайте! Если Тенгри сверху не давило тебя, и земля южный диалект [1]. Некоторые другие тюркологи от- внизу не разверзлась под тобой, тюркский народ, кто носят рунические тексты либо к огузскому, либо к тур- погубил твое государство, твою власть! Объединяй фанскому, либо к уйгурскому диалектам. тесь!» [4, с. 268];

В то же время ряд исследователей язык древнетюрк- — обращения: «О, тюркские беки и народ, слушай ских рунических памятников характеризуют в боль- те меня! Как, объединив тюркский народ, создал госу шей степени как стандартный литературный язык, не- дарство, здесь высек. Как, заблуждаясь, вы распадае жели та или иная диалектная форма, что подтвержда- тесь, тоже вырезал на этом камне…» [4, с. 265];

ется следующими высказываниями: «общий письмен- — риторические вопросы: «Был народ, у которого ный литературный язык древнетюркского общества», было государство. Где государство это теперь? Был «рунический литературный язык», «стандартный язык народ, у которого был собственный каган. Где мой официального повествования», «тюркское руническое каган? Какому кагану отдаю я (мои) труды и силы?»

койне», «эпитафийные надписи на камнях» (Л. Р. Кыз- [4, с. 186]. Или: «Откуда пришли вооруженные люди и ласов, С. Е. Малов, И. В. Кормушин, Э. Р. Тенишев). рассеяли тебя?», «Откуда пришли копьеносцы и увлек Высказывая свою точку зрения по поводу вышепри- ли тебя?»;

веденных суждений, Э. Р. Тенишев отмечал: «…есть — высокая лексика: «Небоподобный, неборож основания полагать, что тюркоязычными племена- денный (собств. “на небе” или “из неба возникший”) ми задолго до употребления рунического письма был тюркский каган, я нынче сел (на царство). Речь мою выработан свой вариант обобщенной речи, стоящий полностью выслушайте (вы), идущие за мной мои над диалектами, которым могли пользоваться в устно- младшие родичи и молодежь;

(вы), союзные мои пле поэтической практике, во время публичных выступле- мена и народы;

(вы, стоящие) справа начальники шад ний и обрядовых действий» [2, с. 178]. С появлением и апа, (вы, стоящие) слева начальники: тарханы и при у тюрков рунического письма устное койне оформи- казные, (вы) тридцать;

благородные герои, царствует лось в стройную литературную норму, получившую тюркский каган, роскошные дары, сладкие речи, возвы общественное признание и распространение в древне- сившийся, лукавый, престол» и т. д. [5, с. 37–40].

тюркском государстве. «В VII–VIII веках языком руни- Язык орхонских надписей отличается особой стили ческих надписей как единым литературным стандартом зацией, которую обобщенно можно представить как:

пользовались различные тюркские племена или союзы — повторяемость слов и выражений в особой риф племен — огузы, уйгуры, кипчаки и др. Каждое племя мованной тональности («имевших колени заставил имело, разумеется, свой народно-разговорный язык для преклонить колени, имевших головы заставил скло повседневного общения: у огузов и кипчаков это были нить головы», «вперед — на восток, назад — запад;

j-языки (ajag, goj-), у уйгуров d-язык (adag, god), у кир- справа, в стране полуденной, слева, в стране полуноч гизов — z-язык (azag, goz)» [2, с. 179]. ной», «истинно мудрые люди, истинно мужественные Изучение подлинников рунических текстов, их чте- люди не поддавались обману»). Частотность рифмо ние, анализ, перевод, работа над языковой системой поэтической тональности текстов позволяет некото позволяют нам разделять точку зрения Э. Р. Тенишева рым исследователям толковать их как поэзию древних и других ученых и считать, что язык таласских, енисей- тюрков (И. В. Стеблева, М. Жолдасбеков);

ских, орхонских, турфанских и других рунических па- — тексты памятников насыщены эмоционально мятников является стандартной формой древнетюркско- экспрессивными метафорами, сравнениями, эпитетами, го языка, руническим койне той дальней эпохи. Все это которые, с одной стороны, раскрывают эмоционально подтверждается высокой лексикой и стилем памятников, образный характер мышления древних тюрков, с дру их художественностью, эмоционально-экспрессивной гой — демонстрируют богатство, красочность, высо окрашенностью слов и выражений, многообразием кую художественность древнетюркского языка: «Вой сравнений, метафор, гипербол и других художествен- ско тюргешского кагана в Болчу пришло, как огонь ных тропов.


В текстах памятников часто используются и буря», «Кровь твоя бежала (лилась) рекой, твои ко присущие литературному языку [3, с. 90]: сти лежали как горы», «На другой день они пришли, пламенея, как пожар», «…Я проливал свою красную Профессор кафедры тюркологии Евразийского националь кровь, стекал (лился) мой черный пот» (орхонские ного университета им. Л. Н. Гумилева (Астана, Казахстан), доктор филологических наук. Автор ряда научных публикаций, в т. ч.: тексты) [4].

«Когнитивная семантика древнетюркских орхонских текстов», Эмоциональным построением текста, художествен «Репрезентация в языке древнетюркской картины мира», «Когни ными тропами насыщены енисейские и другие руни тивные модели древнетюркских текстов в русских переводах»

ческие тексты: «Золотой колчан, мой — я разлучился и др.

572 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур с тобой», «Печаль из печалей — вы отделились тексты, что также способствовало пространственно [от нас], о горе», «Вы, Тириг-бек [были] словно клы- временному распространению рунической письмен кастый вепрь», «Жаль, моя земля, моя священная зем- ности. Таким образом, социально-исторические, куль ля, — о жаль! Жаль, мое государство, мой хан, солн- турные, религиозные аспекты являются причиной об це и луна, о жаль! Моя… земля» (енисейские памят- разованности, грамотности не только отдельных знат ники) [6]. ных лиц, но и широкого круга людей.

«Моя маленькая жена осталась вдовой, мой сын В качестве одного из примеров можно назвать крат полненький малыш», «У родственников расстройство кую наскальную надпись, обнаруженную в 1985 году желудка от глубоких переживаний, как у лошадей археологом А. Е. Рогожинским в Восточном Казахста и волов», «Развей мою печаль», «Кара-Чур — меткий не, в урочище Койтубек, в юго-восточных отрогах Кур стрелок (по прозвищу) Кол-Кар — Ямаз (букв. “Рука — чумского хребта. И. Л. Кызласов прочитал рунический не Промахнется”)» (таласские памятники) [7]. текст, определил палеографическую принадлежность и историко-культурное значение надписи. Текст над Язык отражает реалии действительности. Возник новение, совершенствование и распространение тюрк- писи сводится к следующему: us(i)kl(i)g { } (a)jurtim ской руники связаны с развитием культуры и укре- «Я велел изъясняться письменно» [8, с. 65]. По сти лю словаря данная надпись относится к высокохудо плением государственности в Центральной Азии, су щественными социальными, политическими, эконо- жественному литературному языку: «велел», «изъяс мическими изменениями в жизни кочевых народов. няться», «письменно». Императив (повеление, приказ), Формирование письменности для того времени есть содержащийся в слове «велел», означает приказ чело важный признак развития тюркских сильных госу- века, наделенного властью;

слово «изъясняться» пред дарств, тюркской цивилизации. Руническая письмен- полагает — рассказать, точнее, описать какое-то про ность в период ее расцвета получила широкое распро- изошедшее событие. Наречие «письменно» означает:

странение на огромной территории: от Восточного субъект действия хорошо осведомлен об образованно Туркестана на востоке до Дуная на западе, от Таймыра сти и грамотности адресата, так как просит оповещать на севере до Ферганской долины на юге. Социально- его в письменной форме. Все содержание предложе культурное развитие степной цивилизации, развитие ния содержит важную информацию о достаточной гра торговых путей, Шелкового пути, памятные историче- мотности населения, потому что такие надписи были ские события, хроника походов и сражений как важные не единичны и нашли широкое распространение в Ев вехи жизни кочевых и оседлых народов были основой разийском ареале.

Древнетюркская руническая письменность — фе для широкого распространения письменности, гра мотности народов евразийского пространства. Древ- номен, развивавшийся на протяжении многих сотен нетюркский язык был языком повседневной жизни, веков, не случайно в селегинском памятнике руниче ские надписи называются «тысячелетними и бесчис обыденной коммуникации между этносами и народа ми, языком государственного обустройства, использо- лодневными». Временные границы рунической пись вался для различения титулов и званий, издания указов менности — начало и конец (terminus ad quem terminus ad quo) — до сих пор не нашли четкого определения.

и распоряжений каганов и ханов.

Другой причиной распространения письменно- Протоистоки рун и руноподобных знаков восходят сти являются религиозные взгляды тюркских этносов к скифо-сакской культуре и эпохе гуннов, о чем свиде и народов. В эпоху тюркских каганатов в Центральную тельствуют надписи на «оленных камнях» Тувы, «Па Азию активно проникают различные религиозные фор- мятная скала» Сулекской писаницы, надписи на сере мы — манихейство, буддизм и христианство, которые бряной чаше из Иссыкского кургана Казахстана, резы продолжали сосуществовать с тенгрианством, шама- на костяной бляхе в Иртышском кургане Павлодарской низмом. В жизни древних государств и народов духов- области Казахстана и многие другие факты, установ ные начала, религиозные формы были основной идео- ленные археологами.

логией жизни и управления народами. Для широкого Несомненно, расцвет рунической письменности распространения манихейства и буддизма тюркские приходится на V–X века. В этот период функциони руют три варианта рунического письма — енисейская, миссионеры оставляли свои надписи-призывы, много численные письменные отметки о молениях, свершен- таласская и орхонская. В современной тюркологии нет ных у скал;

были записаны также покаяния и мольбы единого мнения о хронологии их появления. П. М. Ме лиоранский, С. Е. Малов, И. Л. Кызласов наиболее верующих, многочисленные другие религиозные над писи. Эти надписи встречаются на камнях и урочи- древним типом рунического письма считают енисей щах Южной Сибири, Саяно-Алтая, Северо-Западной ские руны. По мнению В. В. Радлова, знаки онгинско го памятника представляют начальный, наиболее древ и Центральной Монголии, Прииртышья. Например, надписи-призывы религиозных проповедников к веру- ний этап развития рунической письменности, так как ющим: (е ri «Очистись (искупи грехи)», Яблык-Таш XI;

в памятнике не различаются твердорядные и мягкоряд bt (e)ri «Уверуй и очистись (искупи грехи)», Яблык- ные согласные, наблюдается своеобразие графем, не Таш XVI;

(e)r (a)ti t(e)k () { } «Его имя мужа-эра — похожи геометрические начертания знаков [1, с. 44].

Текеш» (освободи его от греха), Казахстан, Жаксылык- В то же время другие орхонские надписи называются сай I [8, с. 68]. классическими рунами, представляют собой стройную, На древнетюркский рунический язык переводи- упорядоченную систему звуков, в которой определе лись манихейские, буддийские и другие религиозные на система гласных фонем, а большинство согласных Д. А. Щукина различаются по признаку твердости и мягкости. Язык 3. Шаймердинова Н. Г. Рунический литературный язык орхонских памятников Средневековья / Н. Г. Шаймердино этих памятников характеризуется как стандартный ли ва // VI Intermational Symposium Contemporary Issues of Literary тературный язык, древнетюркский рунический койне.

Criticism Medieval Literary Processes. Georgia, Europe, Asia. — Широкое проникновение в степную Евразию различ Tbilisi, 2012.

ных религиозных форм (IX–X вв.) манихейства, буддиз 4. Жолдасбеков М., Сарткожаулы К. Атлас орхонских памят ма, ислама, христианства несторианского толка, а также ников / М. Жолдасбеков, К. Сарткожаулы ;

пер. М. Жолдасбекова, распространенные с этими формами религиозные тек- Н. Шаймердиновой [и др.]. — Астана, 2006.

сты послужили началом вытеснения рунической пись- 5. Малов С. Е. Памятники древнетюркской письменности / менности манихейской, уйгурской, арабской графиками. С. Е. Малов. — М. ;

Л., 1951.

По некоторым данным исследователей, следы руниче- 6. Кормушин И. В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты ской графики протянулись вплоть до XIII века. и исследования / И. В. Кормушин. — М., 1997.

7. Аманжолов А. С. История и теория древнетюркского пись Литература ма / А. С. Аманжолов. — Алматы, 2003.

1. Радлов В. В., Мелиоранский П. М. Древнетюркские памят- 8. Кызласов И. Л. Как называли руническое письмо сами ники Кошо-Цайдам / В. В. Радлов, П. М. Мелиоранский // Сбор- тюркские народы / И. Л. Кызласов // Российская тюркология. — ник трудов Орхонской экспедиции. — СПб., 1897. — Т. ІV. 2011. — № 2(5).

2. Тенишев Э. Р. Избранные труды : в 2 кн. / Э. Р. Тенишев. — 9. Мелиоранский П. М. Памятник в честь Кюль-тегина / Уфа, 2006. — Кн. 1. П. М. Мелиоранский. — СПб., 1899.

Д. А. Щукина ЯПОНСКАЯ МОДЕЛЬ КУЛЬТУРЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Б. АКУНИНА В1современной науке словосочетание диалог куль- потерпеть»2. Опора на номинации-стереотипы предпо тур утратило метафоричность и обрело статус междис- лагает переход на когнитивный уровень, который свя циплинарного термина, который широко используется зан с изложением основ дзен-буддизма (религиозно в культурологии, лингвокультурологии, межкультур- философского учения, получившего распространение ной коммуникации (работы В. В. Воробьева, С. Г. Тер- в Японии), в частности учения о дао — пути просвет Минасовой и др.). При постижении инокультуры важ- ления.

но само восприятие страны, которое складывается Япония в изображении Б. Акунина реальна, ее мож на основе традиционных представлений народов друг но увидеть, услышать, ощутить. Автор выступает как о друге (иначе — культурных стереотипов) при чтении писатель, публицист, историк, этнограф, филолог. На научной, художественной и публицистической литера- пример, демонстрирует фонетические особенности туры, просмотре фильмов и телепередач, в процессе японского языка: смешение дрожащего [р] и щеле изучения иностранных языков. вого [л], свистящих и шипящих согласных: «От вол В России интерес к Японии имеет давнюю тради- нения все “р” и “л” полезли друг на друга. Вы браго цию, сложились устойчивые представления о Стране лодный человек, господин вице-консур. Я навеки ваш Восходящего Солнца, в русский язык вместе с куль- доржник»3.


турными реалиями вошли японские слова, например, В романе «Алмазная колесница» есть эпизод, уви сакура, сакэ, самурай, сатори, сумо. денный с разных точек зрения представителями раз Обратимся к творчеству Б. Акунина, «ведущего личных культур: глазами русского вице-консула и его диалог» с японской культурой в романе «Алмазная ко- японского слуги. Это знакомство главного героя лесница», эссе и новелле «Кладбищенские истории», с японской кухней. Восприятие японца: «Господин по а также в японской пьесе-приложении к роману «Весь радовал отменным аппетитом, только вот манера по мир театр». глощать пищу у него оказалась интересная. Сначала Следует отметить, что автор широко вводит япон- откусил маленький кусочек сколопендры, потом весь ские лексические единицы, семантизируя их различны- сморщился (должно быть, от удовольствия) и быстро ми способами: 1) прямое толкование в тексте: «гайд- быстро доел, жадно запив ячменным чаем. От чая по зин — иностранец»;

2) перевод в постраничной сно- перхнулся, закашлялся, разинул рот и выпучил глаза»4.

ске: «ёку ирассяимасита! — Добро пожаловать!» (яп.);

Восприятие русского: «Завтрак, приготовленный ту 3) широкий контекст: «Со вчерашнего дня не ел, не земным Санчо Пансой, был кошмарен. Как они только спал, только пил сакэ. В животе ноет. Но хара может едят это склизкое, пахучее, холодное? … Не желая обижать японца, Фандорин поскорее проглотил всю Заведующая кафедрой русского языка и литературы Нацио эту отраву и запил чаем, но тот, кажется, был сварен из нального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт Петербург), доктор филологических наук, профессор. Автор око- рыбьей чешуи»5.

ло 70 научных публикаций, в т. ч.: «Трансформация пространства В романе много вставок, новелл о японской в русской прозе ХХ века (от Михаила Булгакова к Виктору Пеле истории и культуре. Особое место отведено хокку, вину)», «Чеховский театр на современной сцене», «Гуманитари зация технического образования: традиции и перспективы», «Ин Акунин Б. Алмазная колесница. М., 2004. С. 198.

новационный подход к созданию программ повышения квалифи- Там же. С. 351.

кации» (в соавт.), «Название художественного текста как способ Там же. С. 286.

моделирования интертекста в современной русской литературе», «Символика интертекста в русской литературе XXI века» и др. Там же. С. 290.

574 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур традиционному японскому трехстишию. Каждая глава в беззвездном небе» с подзаголовком «пьеса для теа второй части заканчивается трехстишием, лирическим тра кукол в трех действиях с песнями, танцами, трюка обобщением, например: «Не беречь красы / И не боять- ми, фехтовальными сценами и митиюки». Последний ся смерти: / Бабочки полет»1. В текст романа включено термин отсылает к традиционному японскому театру, эссе о хокку, своего рода пособие по японской поэзии. следует указать, что его пояснение дается в тексте ро В книге «Кладбищенские истории» программное мана, это комментарий Фандорина: митиюки обозна раздвоение автора на писателя (новелла) и публициста чает действие на сцене, когда герои находятся в пути.

(эссе), по сути, не добавляет ничего нового к модели Признанный знаток японской культуры, Чхартишвили японской культуры. В соответствии с заявленной в на- стилизует текст пьесы, вводя в нее, с одной стороны, звании темой Япония характеризуется как страна, где структурные элементы японского театра кукол дзёру мастерски умеют умирать. В коротком эссе преобла- ри: ведущая роль сказителя, деление сцены на две ча дает самоирония, а в новелле описанные компоненты сти, актеры, играющие кукол (в традиционном япон японской культуры сочетаются с уже известными ху- ском театре куклы почти в рост человека и с богатой дожественными приемами (детективный сюжет, сме- мимикой), любовно-бытовой сюжет;

с другой — узна шение религии и мистики на фоне дзен-буддийского ваемые стереотипы-реалии традиционной японской просветления). культуры и быта: гейша, веер, кимоно.

Роман Б. Акунина «Весь мир театр» (2009) в жан- Пьеса, помещенная в приложение и фигурирую ровом отношении может быть определен как театраль- щая в основном тексте романа, написана специально ный детектив. Один из самых известных шекспиров- для труппы театра «Ноев ковчег», связана с интересом ских афоризмов вынесен в заголовок текста неслучай- к ориентальному стилю в искусстве, которым было от но. Заложенное в названии соотношение встраивается мечено начало прошлого века, и соответствует пред в следующий ряд: естественное поведение челове- ставлениям режиссера Штерна об идеальной пьесе.

ка / игра, мир / театр, природа / культура, при этом Следовательно, японская пьеса представляет собой каждое понятие может вступать в различные гипо- текст в тексте, в то же время функционирует в ка гиперонимические отношения с другими. В ХХ веке честве метатекста. Театральность проявляется прежде происходит художественное и философское осмысле- всего на жанровом уровне: пьеса для театра кукол, ко ние метафоры «мир — театр». торых играют актеры, является драматургической ча Разработка театральной метафоры в романе Б. Аку- стью детективного романа о театре «Весь мир театр».

нина обусловлена развитием сюжета, характеристика- За счет выстраивания многомерной конструкции (текст ми героев, детективным жанром и осуществлена по за- в тексте в тексте…) возрастает роль условности как ве конам стилизации. Сюжет, основа которого — рассле- дущего театрального принципа.

дование убийств, разворачивается в театральной сре- Мотив оживших кукол-марионеток встречается де, на страницах романа находят отражение спектакли в мировой культуре, важно подчеркнуть, что именно и репетиции, взаимоотношения между актерами труп- в 1911 году (время действия романа) состоялась знаме пы (закулисье), околотеатральная жизнь. Объектом нитая премьера балета И. Ф. Стравинского «Петруш стилизации у Б. Акунина становится не только жанр ка», в котором оживали куклы. Кроме того, у каждой детектива, но и ряд структурных, стилистических, ре- куклы своя маска (амплуа), соответствующая амплуа чевых особенностей, характеризующих художествен- определенного актера труппы, при этом актер в смоде ный дискурс ХХ века. лированном автором мире либо действует по законам Анализ текста романа позволяет сделать следу- своей роли, либо отказывается от предлагаемой ему ющий вывод: метафора «мир — театр» выступает маски. С этой точки зрения развязка детективного сю как объект изображения (фабула, сюжет и характеры жета оказывается вполне закономерной, так как Девят героев-актеров);

как модель для различных интерпре- кин, актер без определенного амплуа, «един в девяти таций (философско-эстетической, прагматической, лицах», сам выбирает себе маску злодея в мире, кото психопатологической);

как средство выразительности рый представляется ему театром.

(театральная метафора, выступая в качестве образного В основе романа Б. Акунина «Весь мир театр» ле способа восприятия мира и его концептуализации, опи- жит стилизация (прототипные черты детектива, произ рается на основные принципы театра: условность, ори- ведений для театра и о театре, речеповеденческие сте ентация на зрелищность, высокая степень эмоциональ- реотипы театральных персонажей), которая раскрывает ного воздействия на зрителя);

как свернутый метатекст способы построения текста массовой литературы и за (своеобразный семиотический маркер, функционирую- дает его интерпретацию.

щий в текстовом и интертекстуальном пространстве). Таким образом, при создании модели японской Стилизация, раскрывающая механизм построения культуры у Б. Акунина преобладают цитирование и восприятия романа Б Акунина, особенно ощутима и стилизация. Анализ индивидуального стиля писателя в приложении, которое представляет собой текст пье- в рамках различных жанров позволяет обнаружить ти сы. Главный герой, решив от любовного недуга стать пологические закономерности создания речевой струк драматургом, для «Ноева ковчега» пишет «Две кометы туры произведения-стилизации.

Акунин Б. Указ. соч. С. 183.

ДИСКУССИЯ Выступающие:

С. Р. АБРАМОВ заведующий кафедрой английского языка СПбГУП, доктор филологических наук, про фессор Ю. Б. БОРЕВ главный научный сотрудник Института мировой литературы РАН, академик Академии художеств РФ, доктор филологических наук, профессор М. Н. ВЕТЧИНОВА профессор кафедры иностранных языков Курского государственного университета, доктор педагогических наук Ренэ ГЕРРА доктор филологических наук Парижского университета (Франция) Е. В. ИВАНОВА ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН, доктор филологических наук Роберт Ф. ИЛСОН научный сотрудник Лондонского университета А. В. КОВТУН специалист Волонтерского центра Тверского государственного университета Чарльз МакГРЕГОР профессор Института Всемирного банка (Великобритания) З. Н. ПОНОМАРЕВА доцент кафедры философии и культурологии СПбГУП, кандидат филологических наук Майкл ПУШКИН почетный старший научный сотрудник Центра изучения России и Восточной Европы Бирмингемского университета (Великобритания) С. В. СНАПКОВСКАЯ заместитель исполнительного директора Федеральной национально-культурной авто номии «Белорусы России», доктор исторических наук, доктор педагогических наук, профессор С. Г. ТЕР-МИНАСОВА президент факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоно сова, доктор филологических наук, профессор Д. А. ЩУКИНА заведующая кафедрой русского языка и литературы Национального минерально сырьевого университета «Горный», доктор филологических наук, профессор ченной частными интересами группы, а проводники С. Р. АБРАМОВ: — Дорогие друзья и коллеги!

ее — руководствоваться корыстными мотивами. Со Позвольте мне открыть заседание нашей секции, ве временная глобализационная программа, о которой сти которую мы будем вместе с известным нам всем на протяжении последних лет, в том числе и на этой французским славистом, профессором Ренэ Герра.

конференции, сказано уже немало, не предъяви Проблема диалога культур, которой посвящена уже ла еще ни внятной концепции, ни привлекательной не впервые наша конференция, нам, филологам, по для всех цели, ни безупречных адептов. К тому же нятна и близка как никому иному, ибо любой диалог это далеко не первый проект объединения человече культур, который имел место в письменный период ства. От строительства Вавилонской башни и древ истории человеческой цивилизации, непременно на них империй до идей мировой революции и русско ходил свое отражение в литературных источниках, го космизма было предложено множество проектов, в текстах.

в том числе и весьма успешных. Один из них — идея Всякий общественный проект (в том числе про устроения вселенской христианской церкви, наме ект глобализации) обретает практический смысл ченная уже в Новом Завете в апостольских посла лишь тогда, когда в нем содержится идейная про ниях Павла и воплощенная на практике вселенски грамма, способная завоевать массы, а также когда ми соборами и трудами выдающихся христианских этот проект реализуют личности, способные слу деятелей — святых отцов и учителей Церкви. Мы жить проводниками идей и являть собой, всей своей поговорим об этих проблемах сегодня с позиций фи жизнью пример служения идее, способные стать эм лологии, рассмотрим, как они отразились в литера блемами этой программы. Очевидно, что глубина и турных текстах, в истории нацио нальных литера теоретическая проработанность идеи и нравственное тур, в художественном дискурсе, в межкультурной и культурное превосходство ее сторонников — одни и межъязыковой коммуникации. Вполне умест из основных гарантий ее успеха. Не говоря уже о но будет и обсуждение проблем филологического том, что идея не может быть эгоистической, ограни 576 Секция 5. Национальные литературы в историческом диалоге культур и — шире — гуманитарного образования, форми- ник культурного развития и межкультурного диалога.

рования личности посредством литературы. Слово Это сосредоточение человеческих интересов, к пони предоставляется профессору Юрию Борисовичу Бо- манию которых во все времена стремилось человече реву. ство. Через увлечение литературой постигаются куль тура, окружающий мир, человек, ментальность наро Ю. Б. БОРЕВ: — На пленарном заседании были да, его характер, образ жизни, традиции. Литература сделаны замечательные доклады, в частности блестя- является одним из выражений человеческого духа, о ще выступил Александр Сергеевич. Было упомяну- чем замечательно размышлял философ Семен Люд то одно ключевое слово — «конвергенция». Я думаю, вигович Франк.

что диалог ХХ и ХХI веков — это диалог социализма Для того чтобы в настоящее время объяснить чело и капитализма, причем этот диалог иногда перерастал веческую жизнь, нужно изучать произведения искус в конфликт. В таком диалоге не может быть абсолют- ства, письма, дневники, биографию, историю, но не на ного победителя. Жданов говорил о том, что «главное учную литературу по психологии. Чтение литератур в конфликте — не победа, а соглашения». Победа со- ных художественных произведений дает ряд конкрет циализма в Венесуэле сегодня чревата серьезными кон- ных образов, вызывает чувства, заставляет радоваться, фликтами, победа НАТО в Югославии, когда бомбили жалеть, пробуждает сострадание, любовь, уважение Белград, чревата потерей этой организацией морально- к доброму, презрение, отвращение к низости и пошло го облика. Китайцы вышли вперед в развитии главным сти, негодование по поводу подлости.

образом за счет того, что пошли по пути конверген- Однако сегодня отмечается значительное снижение ции, соединения достоинств социализма (социальной интереса к чтению, влияния литературы на формиро программы) и капитализма (рынка). По этому же пути вание духовно-нравственного мира детей, подростков, идут и Скандинавские страны. молодежи. Именно поэтому общественность призыва Одними из важных событий ХХ века стали ет к повышению читательской культуры, которая ока Октябрьская революция и крах СССР. Октябрьская ре- зывает положительное влияние на общую грамотность, волюция принесла много бед: Гражданская война, тер- мировоззрение, ценностную ориентацию.

рор. Вместе с тем она открыла дорогу интернациона- Продуманное литературное образование, планомер лизму. И если Россия многое потеряла в ходе револю- но реализуемое, оказывает положительное влияние не ции, то западный мир выиграл, потому что он впервые только на общую грамотность современных молодых обратился к анализу общества массового потребления. людей, но и на их способность, готовность участво Я думаю, что общество массового потребления — это вать в межкультурной коммуникации, стать полноцен виток Октябрьской революции. Крах СССР стал все- ными активными участниками диалога культур. И мо мирным историческим событием, о трагизме этого со- жет быть, тогда XXI век, как и XIX, по праву можно бытия хорошо сказал Путин. Поэтому, на мой взгляд, будет назвать читающим. Чем больше мы читаем, тем проблема конвергенции — одна из важнейших. больше мы узнаем чужую культуру, становимся толе рантными, и это имеет огромное значение.

С. Р. АБРАМОВ: — Вопрос о социально-полити ческих взаимоотношениях различных систем и дру- С. Р. АБРАМОВ: — Слово предоставляется Евге гие не могут быть исчерпаны ни в рамках пленар- нии Викторовне Ивановой.

ного заседания, ни в пределах секционных дискус сий. Мы, однако, должны ограничить нашу дискус- Е. В. ИВАНОВА: — На пленарном заседании Ренэ сию проблематикой, связанной с филологическими, Герра говорил о важной для русской культуры теме — литературно-критическими, историко-литературными о том влиянии, которое на нее оказала французская проблемами. культура. Когда мы говорим о русской культуре как национальной, необходимо сформулировать, что мы Р. ГЕРРА: — Совершенно с этим согласен. понимаем под этим термином. Д. С. Лихачев отмеча ет одну важную особенность русской культуры — уча С. Р. АБРАМОВ: — Слово предоставляется про- стие в ее создании людей разных национальностей:

фессору Марине Николаевне Ветчиновой. в древнерусской литературе наряду с русскими писа телями выступали болгары (Киприан), сербы (Пахо М. Н. ВЕТЧИНОВА: — На протяжении развития мий Логофет), греки (Максим Грек), хорваты (Юрий человеческой цивилизации литература является од- Крижанич), поляки (Андрей Белобоцкий), мордвины ним из основных способов передачи культурных до- (по-видимому, протопоп Аввакум и патриарх Никон), стижений. Литературу можно называть «языком» диа- белорусы, украинцы… Все они были включены в со лога культур. Литература, как и произведения куль- зидательный процесс развития русской литературы.

туры, невидимым образом соединяет прошлое, на- Изначально фундамент русской культуры был много стоящее и будущее, а культурное прошлое помогает национальным, многие народы слились в созидатель человеку лучше понять настоящее. Благодаря лите- ном процессе создания русской культуры.

ратуре и ее развитию от древности к современности Затем наступил период, когда (и об этом вчера го культуры различных цивилизаций были сохранены, ворил профессор Герра) русская культура развивалась развиты и постепенно превратились в общечелове- под сильным влиянием французской культуры. Пуш ческую культуру. Литература — мощнейший источ- кин, Тютчев писали по-французски. Вообще в част С. Р. Абрамов, Р. Ф. Илсон, С. В. Снапковская, З. Н. Пономарева ной жизни, воспоминаниях люди всегда переходили Р. Ф. ИЛСОН: — «Опыты» Монтеня были пе на французский язык как более приспособленный для реведены на английский язык в 1603 году. Недавно литературы. В то же время и Пушкин, и Тютчев напи- в Германии я произнес речь, посвященную одному из сали много замечательных русских стихов. То есть на- персонажей Шекспира, в которой говорилось о судьбе циональное загадочно в своем субстрате, сложно опре- Британского содружества. Речь шекспировского пер делить, что в литературе национальное, а что многона- сонажа, написанная четыре столетия назад, оказалась циональное. весьма схожей с тем, что сегодня произносят полити Что определяет русскую культуру? Изначально она ки в Европейском Союзе. Так что тема содружества многосоставна, но в ядре своем однонациональна. Это культур актуальна всегда.

самое трудное в определении русской культуры. На пример, французская культура мононациональная, но С. Р. АБРАМОВ: — Слово предоставляется Свет однородная. Но у нас есть писатели, о которых нельзя лане Валентиновне Снапковской.

однозначно сказать, кто они по национальности. Не давно в «Новой газете» была опубликована статья, где С. В. СНАПКОВСКАЯ: — Как специалист в об ставился вопрос о том, что же можно называть русской ласти русского, польского, белорусского языков, со культурой, если Лермонтов — шотландец, Пушкин — гласна с тем, что сказал Д. С. Лихачев: русская куль эфиоп, и делался вывод, что русской культуры вообще тура — это культура символическая, впитавшая мно не существует. Мне кажется, что первое слово в назва- гие элементы, в том числе из белорусской культуры.

нии в нашей секции — «национальные», — пожалуй, Я филолог, поэтому основываюсь на фактах.



Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 51 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.