авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 51 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КОНГРЕСС ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ...»

-- [ Страница 48 ] --

восторженное увлечение»3. Эти выводы наиболее важны в соотношении с позд Важно также заключить, что представлению о стра- ним представлением Лейбница о России. Однако, как не как широком поле для правительственных экспе- пишет С. В. Семенцов, «Справедливы мнения о “Пла риментов, гигантском подопытном экземпляре, к ко- не Леблона” как о воплощении идеальной модели го торому можно было приложить самые передовые ад- рода нового типа, разрабатывавшейся в европейском министративные и юридические идеи с полнотой, не- градостроительстве в XVI–XVII веках. Но беспочвен ны оказались обвинения Леблона в “нереальности” Роте Г. Лейбниц и возникновение европейских образов Рос и “идеальности” плана. Леблон сумел с выдающимся сии // К истории идей на Западе: Русская идея. СПб. : Изд-во Пуш мастерством создать новую прекрасную градострои кинского Дома : Издат. дом «Петрополис», 2010 С. 93;

Benz E.

тельную композицию»4.

Leibniz und Peter der Groe. S. 16, 19.

Роте Г. Указ. соч. С. 94;

Guerrier W. Leibniz in seinen Bezie hungen zu Russland und Peter dem Groen. № 125. S. 175. Санкт-Петербург на планах и картах первой половины Роте Г. Указ. соч. С. 95. XVIII века / С. В. Семенцов [и др.]. СПб., 2004. С. 91.

662 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой И тем не менее «План Леблона» был подвер- взята за методологический принцип. При рассмотре гнут забвению, а Петербург продолжил развиваться нии истории первых переселенцев — английских пу по «Плану Трезини». Но даже нереализованный «План ритан — на Американский континент очевидна реали Леблона» выявил многие градостроительные особен- зация протестантского проекта, включавшего в себя ности Санкт-Петербурга, которые позднее были осу- идеи республиканства и демократии. Америка начала ществлены в проектах других градостроителей и ар- XVI века есть реализованный проект идеи устройства хитекторов. общества, возникшей в европейской культуре. Ценой Для России эти проекты являлись весьма нерод- вопроса явились индейцы, нашедшие себя чуть позже ственными традиционному художественному миро- в резервации.

воззрению, воплощение которого в градостроитель- Блестящие идеи европейской культуры, вспыхнув стве можно обнаружить в планах города Москвы нача- шие в воображении их авторов, сформировали представ ла XVIII века. Санкт-Петербург был первым в России ление о России как о земле будущего, с которой нужно городом, который строился по плану. Рациональный оперировать как с областью потенциального. Но что-то принцип в подобном масштабе впервые реализовы- пошло не так, как в Америке. Фантазии о русских вар вался на берегах Невы. варах увязли в русских снегах, так и не позволив Ев Вновь мы сталкиваемся с идеями Лейбница, кото- ропе осуществить свою надежду, — если Россия была рые плоть от плоти есть дух европейской культуры сво- способна оставить свое варварство в прошлом, то у нее его времени, которые без всякой подготовки с благими оказывался даже некоторый потенциал, позволявший ей намерениями обрушиваются на «бородатую» Россию. заново вдохнуть в Европу тот животворный дух, кото Ключ к пониманию и оценке возникшего диалога рый континент, как тогда казалось, уже потерял.

культур Европы и России начала XVIII века мы смо- Таковы первые речи диалога культур России и Ев жем найти у того же А. де Токвиля, чья мысль была ропы начала XVIII века.

С. С. Лебедева СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Идеи1Д. С. Лихачева об открытости и уважении в систему образования и работу конфессиональных ин российской культуры и культуры других народов ститутов.

сформировались не только в контексте русской куль- Образованием детей и юношей занимались казен туры, но и в условиях уникальной петербургской ду- ные и частные учебные заведения, где при недоста ховности — в городе, в котором активная социально- точности материальных средств прихожанами поддер культурная деятельность в течение трех веков была ве- живались учащиеся разных сословий. Уже к середине дущим направлением работы различных учреждений XIX века значительное место начинают занимать би и общественных организаций. блиотеки, имеющие в своем арсенале книги на разных Как известно, ценности и жизненные приоритеты языках, благородные собрания, устраивающие концер складываются на протяжении многих столетий, пе- ты, чтения, спектакли, обучение танцам, театральные редаваясь из поколения в поколение и определяя ха- представления. Ширится система воспитательных заве рактер социально-культурной жизни, мировоззрен- дений для детей мужского и женского пола, причем вне ческие основания функционирования и развития си- зависимости от вероисповедания. Каждое из учрежде стемы образования, науки, традиции и нормы об- ний характеризуется широкой культурной программой, щественной деятельности. Значимой исторической включающей в себя церковное пение, музицирование, традицией Санкт-Петербурга была развитая социаль- изучение литературы, изобразительное искусство, при но значимая активность различных учреждений, ре- кладные виды деятельности и т. д.

лигиозных и общественных организаций. Специаль- Система образования включала: духовные (духовная ными службами осуществлялся сбор информации академия, семинария, духовные училища), иноверческие историко-культурного, этнографического, экономико- (римско-католическая семинария и римско-католическая хозяйственного, торгово-промышленного характера, духовная академия). Из высших учебных заведений вы которая давала представление о занятости населения делялись Санкт-Петербургский университет, Педагоги в разных видах деятельности, степени вовлеченности ческий институт с публичными лекциями для вольно слушателей. Среди средних общеобразовательных учеб Профессор кафедры социальной психологии СПбГУП, про ных заведений к 1870-м годам было 8 мужских гимна фессор кафедры теории и технологии социальной работы Санкт зий;

частных классических — 4;

реальных училищ — Петербургского государственного института психологии и соци и 2 евангелических училища на правах гимназий, а так альной работы, доктор педагогических наук. Автор более 200 на учных публикаций, в т. ч.: «Глобальное образование как фактор же четыре прогимназии. Уделялось внимание женскому социализации населения групп риска. Учебно-методическое по образованию: работало 7 гимназий и одна прогимназия, собие», «Социальная работа с пожилыми и инвалидами: учебник»

а также педагогические курсы.

(в соавт.), «Роль специальных библиотек в образовательной дея тельности социальной группы инвалидов», «Социальная направ- Одним из важных направлений развития социально ленность деятельности прогимназии», «Развитие социальных культурных инициатив середины XIX века стало функций образования взрослых (на примере инвалидов)» и др.

С. С. Лебедева развитие публицистики и журнальной деятельности. дывались в систему образования. В систему благотво Наряду с известными изданиями создаются специаль- рительности были включены различные организации ные журналы для воспитанников военно-учебных за- и ведомства: «ученые учреждения», учебные заведе ведений, журнал для солдат, журнал «Звездочка» для ния, благотворительные общества, воспитательные за детей старших и младших возрастов. Растет число про- ведения, врачебные учреждения и др. Была организова фессиональных журналов, а также изданий для лиц, на система статистического учета благотворительных интересующихся разными направлениями отечествен- инициатив медицинских, образовательных, культурных ной и зарубежной культуры и относящихся к разным и научных учреждений, в рамках этой системы фик конфессиям. сировались также и негативные явления в сфере об Богатством начинаний отличалась деятельность щественной нравственности, на основе которых раз евангелических приходов, католических костелов, рабатывались действенные меры по предупреждению лютеранских и православных церквей. По данным, и снижению опасных явлений.

опубликованным А. Н. Гречем, в 1850 году в Санкт- В качестве цементирующего основания благотво Петербурге проживало православных и единоверцев рительных инициатив выступало созданное 16 мая 413 902 человека, иноверцев — 70 132, раскольни- 1802 года министерство, которое включало в себя сле ков — 967, не христиан — 2337 человек. Религиозные дующие структуры: медико-филантропический коми организации большое внимание уделяли воспитанию тет;

попечительский комитет о бедных;

общество по человека на всех возрастных этапах его жизни. сещения бедных;

дом призрения малолетних бедных;

Достаточно высок был интеллектуальный потен- институт слепых;

дом воспитания бедных детей;

школу циал города. Из «учебных учреждений» основное ме- для девочек;

дом призрения убогих;

богадельни.

сто занимала Академия наук с ее тремя отделениями: В начале XX века в период Русско-японской кампа физико-математическим, русского языка и словесности, нии по инициативе жены Николая I, Александры Фе историко-филологическим. По сведениям 1869 года, доровны, создается Верховный Совет по призрению действительными членами были 43 человека, почет- семей лиц, призванных на войну, а также семей ране ными — 66 (из них русских — 57, иностранных — ных и павших воинов. Членами этого Совета состояли 9), членами-корреспондентами — 192 (65 русских лучшие правоведы, экономисты, общественные деяте и 127 иностранных). При академии работало несколь- ли. Одним из направлений работы было устройство де ко комиссий и обществ, среди них Русское археологи- тей раненых и павших воинов «вне штата» в учебные ческое;

филологическое;

географическое, любителей и воспитательные учреждения1. В тот же период был духовного просвещения, Вольное экономическое об- создан Алексеевский главный комитет (в честь наслед щество, основанное еще в 1765 году, педагогическое, ника престола Алексея) по призрению детей лиц, по Русское техническое и др. гибших в войне с Японией. Председателем Главной ко Значимым направлением общественной жизни го- миссии этого комитета был назначен действительный рода была социально-благотворительная деятельность, тайный советник, известный ученый П. П. Семенов направленная на поддержку слабо защищенных сло- Тянь-Шанский.

ев населения (или «недостаточных слоев» — термин, Санкт-Петербург того периода отличался также вы используемый в литературе XVIII–XIX вв.). На протя- сокой по тому времени культурой организации соци жении XVIII–XIX веков разные авторы подчеркивали, альной жизни населения, медицинскими и санитарно что «нигде в России благотворительность, помимо ее гигиеническими структурами. Так, например, в столице обширности, не устроена так правильно и многосто- к середине XIX века работало 40 бань, население обслу ронне, как в Петербурге, и нигде не имеет она столько живало 17 больниц и 5 госпиталей. Кроме того, частные органов, рассчитанных на предупреждение всевозмож- лечебные клиники осуществляли «безденежное поль ных нужд и лишений» (В. Михневич). Отмечалось, что зование» неимущих с «безденежным отпуском медика благотворительность была вызвана нищетой и бедно- ментов» (А. Н. Греч). Бесплатная медико-хирургическая стью, что она «вошла в народные привычки, освящена помощь оказывалась известными врачами Н. Ф. Эдель временем и необходимостью и стала одной из наиболее бергом и И. Д. Штраухом. Медицинское бесплатное симпатичных добродетелей русского характера. Благо- обслуживание предоставлялось в финской и британо творительная деятельность обеспечивала социальную американской церквях на Васильевском острове.

поддержку и образование малоимущих слоев населе- Приведенные факты и примеры характеризу ния, она строилась с учетом особенностей культуры, ют социально-культурную деятельность различных опиралась на духовно-нравственные основы в соответ- учреждений и общественных организаций как исто ствии с религиозными воззрениями вне зависимости рически устойчивую и значимую традицию духовной от конфессионального контекста, ее традиции закла- жизни Санкт-Петербурга.

РГИА. Ф. 1409. Оп. 9. Д. 105. Л. 15.

664 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой Ю. В. Лобанова ПРОБЛЕМА ВИДОВОГО СВОЕОБРАЗИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР Культура1Санкт-Петербурга, как и любого другого урбанизированного пространства, и, одновременно, — на принадлежность к определенной, отнюдь не мало города, может быть рассмотрена как минимум на трех численной «группировке», представляющей городские взаимосвязанных уровнях — видовом, типическом культуры многих стран.

и индивидуальном. Очень часто при осмыслении кон Деление городов на типы позволяет, таким обра кретной городской среды в расчет берется только по зом, осмыслить город в контексте. Существуют инте следний уровень. Тем самым исследователи идут как реснейшие закономерности, касающиеся принципов бы на поводу у города, у заложенной в нем потребно формирования и исторического существования «род сти находиться в центре, любым образом выделиться ственных» городов, и их необходимо учитывать в про из ряда себе подобных. Взятый вне контекста, город ектной деятельности. Это отмечал и В. Л. Глазычев:

действительно может казаться уникальным во всех «Когда в игру включается представление о месте того своих проявлениях — и в способах адаптации к при или иного города в стратегии территориального разви родным условиям, и в принципах пространственно тия, когда затем начинается сценарная разработка ва пластической организации, и в характере осуществле риантов развития города, вопрос о его доминирующих ния заложенных в нем функций. На этом эмпирическом функциях становится определяющим. Иначе и не мо уровне взаимодействия «факторов своеобразия» (сре жет быть, так как до сих пор никто не смог предложить ди которых нет ни одного не подверженного историче другой способ определения ведущего вектора город ским изменениям) достигается ситуация, отраженная ского развития»2. Разумеется, при использовании функ в известной поговорке «что город, то норов».

ционального подхода важно помнить, что в большин Вместе с тем очевидно, что индивидуальное свое стве случаев город, в особенности крупный, оказыва образие городской среды также обладает чертами отно ется принадлежащим сразу к нескольким типам;

а так сительности, небезусловности и может быть наиболее как полифункциональность заложена в самой приро ярко раскрыто в сопоставлении с городами: 1) занима де города, то картина связей между городами по прин ющими приблизительно то же место в сложившейся ципу типического родства представляется подвижной иерархии городов;

2) связанными с данной средой от и потенциально не ограниченной.

ношениями типического своеобразия. Отсюда, с одной Типический уровень очень важен. Он дает возмож стороны, непреходящая, несмотря на разницу в «удель ность (столь редко реализуемую на практике) рассмо ном весе» этих городов (столь отчетливо обнажившу треть город всесторонне, а главное, как отмечалось, — юся в реалиях 1990-х гг.), неизбежность смысловой через призму разнообразных, разнородных связей рас пары «Москва–Санкт-Петербург», а с другой — неча крыть уникальные качества конкретной городской сто встречающиеся попытки соотнести культуру Пе среды. Можно сказать, что проблема соотношения ин тербурга, к примеру, с городскими культурами Запада дивидуального и типического является одной из ма и Востока, Севера и Юга, Античности и Нового вре гистральных в разговоре о городе, его историческом мени, увидеть в ней одно из воплощений «русскости»

значении и путях развития. Так, М. С. Каган отмечал, и «российскости» (идея города как выразителя нацио что «в каждой стране есть поселения рядовые, ничем нальной культуры).

не проявившие себя в духовной жизни народа и поэто Типическое своеобразие впервые обнаруживается му трудно отличимые друг от друга, но есть и города в тот момент, когда складывается упомянутая выше уникальные, с особой историей, судьбой, вкладом в на иерархия: возникает деление городов на малые и боль циональную и мировую культуру — скажем, Карфаген шие, столичные и провинциальные. По мере их диф и Иерусалим, Афины и Спарта, Рим и Венеция, Париж ференциации, углубления процессов разделения труда и Марсель, Киев и Новгород, Москва и Петербург»3.

между ними типическое своеобразие также принимает Близким по смыслу предстает высказывание В. Л. Гла более отчетливые формы — один город утверждается зычева по поводу городов-центров, которые «истори в значении университетского центра, другой — про чески приобрели столь индивидуальный характер, что мышленного, третий — религиозного и т. д. Любопыт от концентрации внимания на них, как именно на типе, но, что эпитеты, которые город стремится закрепить не слишком много толку»4. Вряд ли, впрочем, следует за собой (для Петербурга таковыми являются, к при говорить о городах, ничем не проявивших себя, хотя меру, «северная столица» и «культурная столица»), ука бы их «идея» (каждый город возникает там и тогда, где зывают и на его уникальность в рамках конкретного и когда обнаруживается потребность в его существо Доцент кафедры теории и истории культуры Российского вании) была заимствована или имела частный (локаль государственного педагогического университета им. А. И. Герце ный) характер, так же как и преувеличивать степень на (Санкт-Петербург), кандидат культурологии. Автор более независимости выдающегося города от неких стан 40 научных публикаций, в т. ч.: «Концепты Санкт-Петербурга дартов, которые вырабатывает городская среда, находя в современной архитектуре», «О культурном пространстве Коль ского Севера: культурные ландшафты», «Типология городов Глазычев В. Л. Урбанистика. М., 2008. С. 37.

Кольского Севера: подходы и методы», «Культурология города: Каган М. С. Град Петров в истории русской культуры.

типологический аспект», «Будущее исторического города», раз- 2-е изд., перераб. и доп. СПб., 2006. С. 19.

делы «Культура Древнего мира», «Культура классического нового времени», учебника «Культурология» и др. Глазычев В. Л. Указ. соч. С. 37, 34.

Ю. В. Лобанова конкретные формы воплощения, адаптируясь к природ- желанием «отмерить каждому / полоску воздуха», сра ной и социокультурной данности. зу же предлагается план города:

Культура Санкт-Петербурга непредставима без Затем прямую, тоже по линеечке, рефлексии, без отстраненного, рационального взгляда Я проведу, чтоб круг квадратом сделался.

на себя, свое место в системе городских культур Рос Здесь, в центре, будет рынок. К рынку улицы сии, Европы, мира. Северная столица — один из тех Пройдут прямые. Так лучи расходятся, городов, которые не только не рискуют «растворить- Сверкая, от звезды. Звезда округлая, ся» на уровне типического своеобразия, но различимы Лучи прямые, — также на еще более высоком, так называемом видовом на что следует реплика:

уровне, позволяющем выявить качества, демонстри- «Ты Фалес поистине!»

руемые городом в противостоянии природе и деревне. (Аристофан. «Птицы», 1003–1008;

пер. С. В. Шервинского) Данный уровень, возможно, не имеет столь выражен Примеры подобного прочтения города как систе ного прикладного значения, однако позволяет отказать мы с четко прочитываемой структурой запечатле ся от некоторых устойчивых мифологем, в значитель ны во многих художественных текстах разных эпох ной степени повлиявших на содержание петербургско (в том числе Средневековья), часто с использованием го текста русской литературы.

приема гиперболизации. В этой связи мысли сенатора Например, можно предположить, что вне зависимо А. А. Аблеухова, связанные с восприятием петербург сти от конкретного историко-культурного наполнения ского пространства (Андрей Белый. «Петербург»), как город в сопоставлении с природой будет демонстриро и парадоксальный, на первый взгляд, вывод «За Петер вать такие качества, как искусственность и упорядочен бургом же — ничего нет» не представляются чем-то ность. При всей неоднозначности подобной трактовки исключительным, что заставляет по-новому оценить логика здесь прозрачна — полноценно противостоять как меру регулярности Санкт-Петербурга, так и на природной среде может только среда, противополож стойчивые попытки противопоставления «неорганич ная ей по характеристикам. Следовательно, о какой бы ному» городу на Неве, вызванному к жизни некоей на эпохе ни шла речь, город всегда будет квинтэссенцией сильственной волей в соответствии с предумышленной культуры, и «умышленный» Санкт-Петербург в этом схемой, планом, правилом1, «органичной» Москвы.

отношении отнюдь не является чем-то необычным.

С такой же определенностью Петербург разделяет Примечательны приемы, с помощью которых город со всеми городами качества (по-разному преломляемые запечатлевает свою рукотворность в художественных на типическом и индивидуальном уровнях), противопо текстах, делая, в том числе, акцент на рукотворности ставляющие город «негороду» (деревне). К числу этих самого материала, из которого формируется предмет качеств может быть отнесена обособленность/относи ная оболочка. К примеру, в ряду «общих мест» в ли тельная замкнутость и в то же время притягатель тературе урбанизма следует выделить представление ность. В иконографии любого крупного города нетруд о современном городе как изделии из «стекла и бето но обнаружить образ «чужака», провинциала, стремя на»;

«в мрамор, в гипс, и в сталь, и в копоть, и в мазут»

щегося покорить город, утвердиться в нем (и Александр одет, согласно Э. Верхарну, «город-спрут» («Исход»);

Адуев, выведенный И. А. Гончаровым в романе «Обык «Стальной, кирпичный и стеклянный», с железными новенная история», — лишь один из многих в этой ко жилами, с дворцами из золота и хрустальными зала горте, наряду, например, с Растиньяком).

ми внутри последних — город у В. Я. Брюсова («Го Особенно интересен мотив противопоставления роду. Дифирамб»). Этой же особенностью города, по «святой» деревни городу как источнику греховности, видимому, навеяно сравнение его с «толчеей фарфора проклятому месту, которое в отечественной традиции и битого хрусталя» (И. А. Бродский. «Венецианские устойчиво ассоциируется с Петербургом. В действи строфы», II).

тельности мотив этот, существующий во множестве Характерно, что подобное восприятие городской вариаций, проходит через всю литературу урбанизма.

среды иногда переносится и на природную составля Он очевиден, к примеру, и в предании о Содоме и Го ющую материального каркаса города (например, рас морре, и в «Божественной комедии» Данте, и в сюжете пространенное уподобление вод стеклу: «вод весе изгнания бесов из Ареццо (фреска Джотто);

город как лое стекло» (А. С. Пушкин. «Евгений Онегин», гла ад выведен в очерке М. Горького «Город Желтого Дья ва I, строфа XLVIII) или «воды, застывшие стеклом»

вола»;

без обиняков называет адом Париж О. Бальзак в стихотворении Н. С. Гумилева «Венеция»;

показа («Золотоокая девушка») и т. д. Взгляд на основание го телен в этом отношении «оловянный закат», брошен рода как на акт, по своей значимости близкий сотворе ный вечностью в город (стихотворение А. А. Блока нию мира;

утверждение (часто проявляющееся в фак «Вечность бросила в город…») или сверкающее, как тах преодоления, покорения «естественной природы») эмаль, море, являющееся частью города (Н. С. Гуми демиургической роли человека в ущерб роли Созда лев. «Неаполь»).

теля, несомненно, можно считать предпосылками для Антиномичность упорядоченности города и сти возникновения эсхатологического мотива, многократно хийности природы пронизывает тексты урбанистиче повторенного отнюдь не только на петербургских стра ской направленности уже в период древности. К при ницах текстов урбанизма.

меру, разнесшийся слух о предполагаемом строитель стве города птиц (Тучекукуевска) вызывает появление Например: Топоров В. Н. Петербург и петербургский текст русской литературы // Семиотика города и городской культуры.

землемера с измерительными приборами, движимого Петербург. Труды по знаковым системам. Тарту, 1984. С. 11.

666 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой Очевидно, что в отличие от черт типического свое- торые город утверждал свою особость. В современ образия, рассмотренных Н. П. Анциферовым, перечень ных условиях значение этих качеств возрастает, что, черт видового своеобразия среды города не может быть несомненно, свидетельствует о потребности городов продолжен «до бесконечности», а семантика порожден- в диалоге, консолидации перед лицом общих про ных ими художественных образов действительно будет блем. Изменение конфигурации сложившихся город общей для многих городов, создавая жизненно необхо- ских систем, поиск «городской идентичности» в си димую основу для проявления типического и индиви- туации перехода к постиндустриальному обществу, дуального своеобразия. Какую бы роль ни играли Рим, одновременное обозначение дезурбанизационных Лондон, Париж, Санкт-Петербург в мировой истории процессов — вот лишь некоторые симптомы, застав и истории своих стран — они играли ее в соответствии ляющие оценивать современный этап, переживаемый с возможностями, которые обрела культура, отлившись городской культурой России как кризисный. Неудиви в городскую форму. Благодаря непрерывному воздей- тельно, что сегодня взаимодействие между городами ствию факторов видового своеобразия, конкретный го- во многом строится по горизонтали — как малые, так род не утрачивает своей специфически-средовой сущ- и средние и крупные города стремятся быть вписан ности и тогда, когда под грузом семантических наслое- ными во множество культурных контекстов. Так, не ний начинает восприниматься как своего рода символ, утрачивает своего значения институт побратимства, идея, абсолютный дух. как правило, связывающий города, родственные сво Анализ текстов, тематически связанных с горо- им статусом и исторической ролью;

рождаются но дом, показывает, что на протяжении столетий в боль- вые сообщества (яркий пример — проведение кон шинстве из них ключевое значение придавалось грессов петровских городов). Подобное сотрудниче именно видовым и типическим качествам (отмечен- ство является взаимовыгодным, содействующим раз ная В. Л. Глазычевым индивидуализация городов — витию не только отдельных городов, но и городской явление сравнительно позднего времени), через ко- культуры в целом.

В. В. Молзинский «ХОВАНЩИНА» М. П. МУСОРГСКОГО: К ПРОБЛЕМЕ ОСМЫСЛЕНИЯ ТЕНДЕНЦИЙ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И СЛАВЯНОФИЛЬСТВА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА XX–XXI столетия была подвергнута философскому Россия–Восток,1Россия–Запад — извечный вопрос анализу в диссертации О. В. Парилова, который аргу отечественной культуры. В XIX веке он обрел контуры ментированно выделяет черты общности и различий славянофильско-западнической антитезы, когда исто идей раннего старообрядчества и славянофильских рической точкой в оценке ее первопричин обычно, концепций XIX века3.

можно сказать, стереотипно, а затем уж и традицион Достижения исторической мысли рубежа XIX– но рассматривалась эпоха «славных дней Петра».

XX веков и современной философской мысли способ Правомерен, однако, взгляд В. О. Ключевского, ко ствуют осмыслению достижений русской художествен торый был склонен видеть корень «разлада» уже в со ной культуры периода ее расцвета. Речь, конечно же, бытиях предыдущего — XVII столетия, и особо выде должна идти о периоде второй половины XIX века, ког лял в них роль церковного раскола2, вызванного, напом да достигает апофеоза национальная классика и в ис ним, грекофильской реформой патриарха Никона, при кусстве России рождаются сюжеты, связанные, в част ведшей к отступлению от религиозно-нравственных ности, с воплощением отечественной истории на опер основ русского традиционного православия и дей ной сцене и в произведениях русской живописи.

ственному неприятию «никоновых новшеств» огром Случилось так, что кульминацией тенденции исто ной частью населения России, именуемой «старовери ризма стали явления искусства, посвященные теме ем», а чуть позднее — «старообрядчеством».

раскола старообрядчества и особенностям ее прелом И все-таки проблема взаимосвязи идей старооб ления в жизни народа и государства. В контексте науч рядчества и славянофильства еще долго оставалась ак но-исторических знаний речь прежде всего шла о соот туальной для гуманитарной мысли и лишь на рубеже ношении национального и инонационально привнесен Заведующий кафедрой теории и истории музыки Санкт ного. В искусстве же все более рельефно очерчивалась Петербургского государственного университета культуры и ис новая тенденция (или по крайней мере особенность) кусств, доктор исторических наук, кандидат искусствоведения, осмысления прошлого. Не отвергая реальности проти профессор, заслуженный работник высшей школы РФ. Автор ряда научных публикаций, в т. ч.: «Старообрядческое движение востояния западным привнесениям со стороны сторон второй половины XVII века в русской научно-исторической ли ников национального, укоренившегося в массовом со тературе», «Очерки русской дореволюционной историографии знании жизненного уклада, подчеркнем здесь не менее старообрядчества», «Старообрядчество в русском искусстве вто рой половины XIX — начала XX века как проблема отечествен- важную, на наш взгляд, особенность — наметившегося ной науки» и др.;

научный редактор-составитель «Учебных про грамм курсов истории музыки и музыкально-теоретических дис- Парилов О. В. Типологические особенности старообрядче циплин». ства и славянофильства и их значение в развитии русского нацио Ключевский В. О. Курс русской истории. М., 1908. С. 245. нального самосознания : дис. … канд. филос. наук. Н. Новгород, Ч. 3. 2000.

В. В. Молзинский и начавшегося тогда диалога культур: с одной стороны, проявление народного религиозного чувства, на рас то была культура прошлого, олицетворяющего для не- кол XVII века как на поворотный момент, нарушающий малой доли народа идиллию «Святой Руси», а с дру- естественный ход российской истории;

наконец, это гой — культура «никоновых новин» и реформирован- идеализация русского православия в его традицион ного православия, как бы нацеленного на усвоение но- ном виде — до Никоновой реформы.

вого, связанного с постижением идущих «извне» куль- Старообрядчество и его исторические истоки, мас турных веяний в целом. совые народные движения и религиозно-нравственные Таковы в общих чертах содержательно-смысловые устои становятся основой идейно-художественного за особенности начавшегося диалога старого и нового, мысла величайших явлений русского искусства. К тако диалога, доходившего порой до силовых противосто- вым относится наследие М. П. Мусоргского, увенчан яний, но имеющего в основе комплекс исторических ное оперой «Хованщина». Без преувеличения ее мож и религиозно-мировоззренческих первопричин, об- но считать вершиной в развитии жанра отечественно ладающих объективными особенностями зарождения исторической оперы. На протяжении всего XIX века не и преломления в народном сознании, жизни народа было произведений, столь полно отвечающих понятию и государства. историзма в музыке. Достоинства творения М. П. Му Глубокое осмысление этих особенностей вызыва- соргского в его целостности предопределили огромное ло к жизни величайшие явления искусства, такие как внимание к нему исследователей, в частности тех, кто опера «Хованщина» М. П. Мусоргского — величай- имеет выраженную направленность творческих поис шего представителя петербургской композиторской ков ответов на вопросы отражения исторических собы школы, запечатлевшего в своем великом произведе- тий в искусстве. И невзирая на обилие литературы да нии события эпохи «бунташного века» московской лекого и недавнего прошлого1, по сей день появляются государственности в поворотный момент ее истории, все новые работы, авторы которых стремятся к пости когда староверие могло вновь вернуть свое положе- жению непостижимого — к осмыслению неисчерпае ние государственно-православной веры, какое имело мой глубины идейного замысла «Хованщины».

до Никоновой реформы. К таковым можно отнести замечательную статью Но почему такая «московская» тема оказалась ото- Н. С. Серегиной «“Рассвет на Москве” в свете песно браженной в наследии «кучкиста» Мусоргского, всеце- пений Владимирской иконе Богоматери», в которой ло связанного с формирующимися традициями музы- автор дает свою, вполне убедительную версию роли кальной культуры Санкт-Петербурга? «Рассвета» в истории отечественного музыкознания.

Многое определялось здесь расцветом славянофиль- «Вступление к Хованщине — это моление и похвала ских идей, способствующих формированию опыта Богоматери… духовное зерцало, не омрачаемое суетой осмысления старообрядчества, его места в русской и беснованием мира, заря спасения граду сему от тьмы истории, исходных позиций в оценках прошлого. И слу- скорбей и междоусобных браней»2.

чилось так, что «балакиревская школа», или «русская Но события оперы происходят на земле, где нет спа пятерка», «Могучая кучка», движимая в своем разви- сения от скорбей и междоусобных браней, но есть ре тии идеей поиска национального языка, вобрала мно- альная история, контрастная высочайшим идеалам и за гое из числа достижений культуры славянофильства. мешанная на крови и корыстолюбии, а потому и кон Уместно вспомнить, что именно в русле данной тен- трастная по средствам художественного воплощения.

денции оформилось и позитивное понимание старооб- В решении оперного замысла Мусоргский предста рядчества как исторического явления, народной жизни ет не просто выдающимся классиком отечественной и религиозного чувства как сферы объективного осмы- музыки, но и мыслителем, с именем которого можно сления в науке, как предмета художественного воплоще- связывать проблему художественного постижения про ния в искусстве. Основой данной тенденции, как извест- шлого во всей глубине и многомерности составляющих но, стала идея историко-культурной самобытности Рос- его исторических процессов. Даже в трудах именитых сии и идеализация ее исконных, народно-национальных авторов эпохи Мусоргского, а равно в письмах и вос традиций перед западными привнесениями. поминаниях современников сложно найти адекватное Подчеркнем, однако, многоплановость необычай- понимание его исторических взглядов на раскол, запе но широкого круга культурно-исторических явлений, чатленных в «Хованщине».

отвечающих понятию славянофильства, вступивше- Не будучи ученым-историком, Мусоргский в сво го в середине — второй половине XIX века в позд- ем образном восприятии обнаруживает убедительность нюю стадию. В воззрениях славянофилов нового по- трактовки событий и первопричин «хованщины», кото коления (И. Д. Беляева, Т. И. Филиппова, Ап. А. Гри- рые и сегодня могут быть предметом научного спора, горьева, Б. Н. Алмазова, Н. В. Берга, И. Ф. Горбунова, См., в частности, работы таких авторов, как Е. Н. Абызова, П. И. Мельникова-Печерского, Л. А. Мея, А. Н. Остров А. А. Альшванг, Б. В. Асафьев, Г. Н. Бакаева, Г. Л. Головинский, ского, А. Ф. Писемского, А. А. Потехина, Т. И. Фи- М. Д. Сабинина, Л. А. Жуйкова, Н. В. Запорожец, В. Г. Каратыгин, липпова, Е. Н. Эдельсона и др.) складываются прин- Ю. В. Келдыш, И. И. Мартынов, Г. Н. Некрасова, И. Ю. Неясова, А. А. Орлова, Т. В. Попова, М. П. Рахманова, В. В. Стасов, Н. В. Ту ципиально новые подходы к осмыслению прошлого манина, Э. Л. Фрид, Г. Н. Хубов, Р. К. Ширинян, С. И. Шлиф и настоящего. Прежде всего это отношение к отече- штейн и др.

ственной истории как к истории народа;

идеализация Серегина Н. С. М. П. Мусоргский: «Рассвет на Москве»

народного жизненного уклада как воплощения старой в свете песнопений Владимирской иконе Богоматери // Отраже ния музыкального театра / ред.-сост. Т. А. Зайцева, Э. С. Барутче русской традиции;

взгляд на старообрядчество как на ва. СПб., 2001. С. 88.

668 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой допускающего много дискуссионных вопросов. Неко- ного раскола XVII века оказали особое влияние на со временников, в частности на исторические взгляды торые из них вполне убедительно были поставлены М. П. Мусоргского. Композитор сам пишет об этом Мусоргским в процессе разработки основных сюжет в своей краткой «Автобиографической записке». Бо ных линий оперы. По крайней мере «художественное лее того, он упоминает имя Н. И. Костомарова в чис постижение прошлого» в наследии великого компози ле мыслителей, оказавших наибольшее влияние на ми тора и мыслителя удивительно емко отражает дух эпо ровоззренческие установки его композиторского твор хи, история которой — следствие целого комплекса чества3, в чем-то, следовательно, и на выбор оперных взаимодополняющих причин социально-политического сюжетов. Во всяком случае обращает на себя внима и религиозно-нравственного порядка.

ние следующее совпадение: через год после опубли Одна из них — попытка вождей старообрядчества кования в «Вестнике Европы» (1871) «Истории раско обратиться к властям предержащим с идеей возврата го ла у раскольников» Н. И. Костомарова, где предпри сударственной церкви в лоно «старой веры» (ведь была нимается одна из первых в российской науке попыток причина, по которой «раскол как идея мужественного научно-исследовательского подхода к осмыслению это героического противостояния гнету всяческой ортодок го сложного явления русской истории, М. П. Мусорг сии, церковной и государственной, как символ готовно ский приступает к подготовке либретто оперы «Хован сти пожертвовать жизнью во имя свободы духовного во щина», в драматургии которой образы раскольников леизъявления волновал… многие умы»1);

другая — на староверов составляют то же высокое духовное на кал мятежных настроений в стрелецкой среде, направ чало, что концентрированно выражено в «Истории»

ленных на восстановление старых привилегий;

третья Н. И. Костомарова. Имеются документы, подтвержда (менее известная) была высказана даровитым, но рано ющие факт содействия Н. И. Костомарова зарождению ушедшим из жизни М. Д. Хмыровым и определялась мысли композитора о «Хованщине»4.

недовольством стрельцов (в массе своей староверов), Идеи Н. И. Костомарова и Д. Л. Мордовцева, следо вернувшихся из Чигиринского похода, сожжением в Пу вательно, повлияли на формирование замысла создания стозерске протопопа Аввакума и его соузников2;

нако в оперном жанре своеобразного цикла — «грандиозной нец, наиболее реальная и определяемая сугубо земными музыкально-исторической хроники России», в основе мотивами — борьба царевны Софьи за власть против которой события трех смут: начала XVII века («Борис Петра в форме провокации стрелецко-раскольничьего Годунов»), событий стрелецких бунтов 1680–1690-х го мятежа, обеспечившего «равноправное» царствова дов («Хованщина»), наконец, народных движений «пу ние Петра и Ивана при ее регентстве, а затем жесто гачевщины», составивших основу нереализованного кое усмирение народа и расправа с главным исполните оперного замысла М. П. Мусоргского. Констатируя та лем — Иваном Хованским, ставшим ненужным и опас кой не вполне состоявшийся факт творческой биогра ным главой серьезной и только им управляемой воен фии композитора, М. П. Рахманова находит, что такой ной силы. Допустимой представляется и «суммарная»

материал не мог быть почерпнут у Н. М. Карамзина, версия, согласно которой все упомянутые выше причи С. М. Соловьева или А. С. Пушкина, но имел убеди ны способствовали формированию действенных факто тельное, соответствующее воззрениям композитора ров происходящих событий.

осмысление в работах «новых историков», в частно Характерен еще один факт истории отечествен сти Н. И. Костомарова5. Понимание народа как само ной культуры. В год смерти М. П. Мусоргского Рос стоятельной силы исторического процесса у Н. И. Ко сия знакомится с выдающимся полотном В. И. Сури стомарова исследователь справедливо расценивает как кова «Утро стрелецкой казни» и повестью Д. Л. Мор отвечающее мировоззренческим установкам М. П. Му довцева «Великий раскол». Но если великий живопи соргского6. Но эта сила подвержена воздействию ко сец обнаруживает убедительное ощущение прошлого рыстных властолюбцев, в противоборстве которых на на уровне жизненных впечатлений и феноменальной род оказывается наиболее страдающей стороной (пред интуиции, если давний знакомый М. П. Мусоргско сказание юродивого в «Борисе Годунове», поражение го писатель Д. Л. Мордовцев вполне удовлетворен стрельцов в «Хованщине»).

поверхностным усвоением общепринятых оценок В интерпретации Н. И. Костомарова раскол вы духовно-академической направленности, то компози ступает сопутствующим фактором антифеодальных тор глубоко входит в круг лучших достижений научно выступлений. Подобный подход, обнаруживающий исторической литературы своего времени. А всякая по акцентирование в расколе его социально-противо пытка объективного осмысления событий становления государственных моментов, заставляет увидеть в миро религиозно-общественных движений старообрядчества воззрении ученого выраженные черты политического в искусстве неукоснительно требует анализа той пер радикализма. Важнее, однако, подчеркнуть противопо вичной основы, какой в интерпретации событий про ложное — наличие разумной грани, за которой доброт шлого выступает система исторических знаний.

ный научно-исторический анализ мог бы обрести черты В спектре таковых — труды Н. И. Костомарова, ми ровоззрение которого вобрало в себя обширный круг Мусоргский М. П. Автобиографическая записка 1880 г. // Му соргский М. П. Литературное наследие. М. ;

Л., 1971. С. 268.

славянофильских идей, а изложенные оценки церков Т. 1.

М. П. Мусоргский. Письма и документы / сост. А. Н. Римский Головинский Г. Л., Сабинина М. Д. М. П. Мусоргский. М., Корсаков. М. ;

Л., 1932. С. 423.

1998. С. 675.

Рахманова М. П. Истоки оперных концепций М. П. Мусорг Хмыров М. Д. Стрельцы и первый стрелецкий бунт с рас 2 ского : автореф. дис.... канд. искусствовед. М., 1987. С. 15.

кольничьим мятежом (Исторический очерк) // Северное сияние.

1863. Т. 2, № 3. С. 146. Там же.

В. В. Молзинский умозрительных вульгарно-социологических «теорий». ляризация научных предметов», а исторические и эт нографические труды нередко пишутся и читаются как В концепции историка течение «старой веры» хотя беллетристика2.

и рассматривается в ряду реальных компонентов осо Таков весьма существенный историко-социоло знанного сопротивления власти, но не выступает опре гический феномен эпохи, характеризующий состоя деляющим в социально-политических процессах. Осо ние проблемы «искусство–публика», «литература– бенно показательна здесь костомаровская версия собы читатель», «театр–зритель», «музыка–слушатель»:

тий «Хованщины», предложенная в разделе «Царевна деятели культуры обращались к грамотной аудитории, Софья» второго тома «Русской истории в жизнеописа способной оценить моменты интерпретации историче ниях ее важнейших деятелей». Лишь одной из вдох ского сюжета, увидеть и понять особенности творче новляющих сил стрелецкого мятежа предстает раскол, ской и мировоззренческой позиции автора, склонного понимаемый как движение «старой веры».

концентрировать события вокруг центральной (по его То же самое можно сказать об авторской позиции мнению) точки отображаемых событий.

М. П. Мусоргского, заявленной в оперной драматур Но возможность такого метода не объясняет фак гии «Хованщины».

та его реализации в творчестве великого художни Но есть еще одна особенность подхода М. П. Му ка и мыслителя. Есть другое объяснение, связанное соргского к истории. Для композитора, создателя «Бо с содержательно-смысловой основой старообрядчества риса Годунова» и «Хованщины», история России — это как учения и миропонимания. Аксиоматичный консер история народа, оказывающегося страдающей сторо ватизм в отношении к религии, окружающему миру ной при всех коллизиях и изменениях в государстве.

и нравственным ценностям, выраженное стремление В том сказывается влияние народнической идеологии.

к сохранению всего привычного, устоявшегося на про Отсюда и интерес к освещению старообрядчества и его тяжении веков, позволяли художникам идентифициро места в народной жизни в трудах А. П. Щапова, став вать в своем образном восприятии прошлое и настоя ших основополагающими в формировании так называ щее. Так рождается принципиально новый аспект про емой «социально-политической» школы русской исто блемы историзма в русском искусстве второй полови рической мысли о расколе. Поиск первопричин раскола ны XIX века — не просто стремление к достоверности и его места в народной жизни влечет за собой обраще художественного воплощения образов и событий про ние М. П. Мусоргского к воззрениям А. П. Щапова, за шлого, но попытка воссоздать это прошлое как запе печатленных в его книге «Русский раскол старообряд чатленную художественными средствами живую, ви чества».

димую реальность.

Таким образом, в выстраивании оперной концеп Такова «Хованщина» М. П. Мусоргского. Запечат ции произведения М. П. Мусоргский имел возмож ленная в ней драма народа, приверженного националь ность опереться на фундаментальную базу научных ной традиции православной веры, обращенной к за знаний об истории московских событий 1682 года, ветам старины, крах надежд на возврат к прошлому о роли в них религиозно-политических идей старооб и необратимый поворот к новому и еще непонятно рядчества.

му и нарушающему привычный, а потому естествен Подобной базы не было в освещении событий ный патриархальный уклад — смысл этой реально последующих стрелецких бунтов (1689 и 1698 гг.)1, сти. Пересекающимися оказываются не столько обра эпизоды которых лишь контурно намечены в опере, зы и события стрелецких бунтов 1682, 1689 и 1698 го будучи фактически «нанизанными» на стержневую дов, но двух вех истории — важнейших для двух фаз идею — эпохальной роли «хованщины» в россий развития русского славянофильства: раннего («клас ской истории.

сического»), видевшего корень зла России в петров Это-то, по-видимому, и объясняет во многом ту кон ских преобразованиях, нарушающих естественный центрацию событий оперы, что допускает М. П. Му ход культурно-исторического процесса, и позднего — соргский, соединяя вместе события 1682 года, когда Пе склонного к идиллии «Святой Руси», олицетворяе тру было 10 лет, 1689 и 1698 годов, когда Петр — уже мой символом старой, «древлеправославной» веры.

реально действующая личность российской истории.

Возврат к ней как единой для всего народа и государ Можно добавить также исключительную попу ства — основа массовых движений, вдохновленных лярность исторических знаний в период творческой массовыми, несбывшимися ожиданиями народа, — деятельности М. П. Мусоргского, когда, по словам смысловой стержень волнений и бунтов 1682 года, по Д. Л. Мордовцева, происходит «эпидемическая попу лучивших имя «хованщины».

Согласно результатам исследований, проведенных в свое «Хованщина» М. П. Мусоргского — не просто вер время Н. М. Молевой, документы дела Шакловитого, без которых шина жанра русской исторической оперы. Она уни объективно разобраться в событиях стрелецкого бунта 1689 года кальна как область пересечения тенденций старооб невозможно, были опечатаны и скрыты «от лишних взоров»

рядчества и славянофильства в русской музыкальной в Оружейной палате при Екатерине II и лишь через 70 лет, при Николае I и по его повелению, стали достоянием историков. Но то культуре, обусловливающего существо ее идейно была лишь часть дела, тогда как другая хранилась в собрании кня образной концепции, соотношения сюжетных линий, зя М. Ю. Виельгорского и стала доступна исследователям уже основы драматургии, отображения прошлого как во в год смерти М. П. Мусоргского. Только тогда стало ясно, что бунт 1689 года был спровоцирован Софьей как попытка государствен- площенной жизненной реальности.

ного переворота с целью захвата царской власти. Неудачным ис полнителем оказался Шакловитый, не сумевший поднять стрель цов на массовое выступление (См.: Молева Н. М. Царь-девица // Цит. по: Рахманова М. П. Истоки оперных концепций Знание — сила. 1971. № 1. С. 32–36). М. П. Мусоргского : дис. … канд. искусствовед. Л., 1986. С. 24.

670 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой Н. Н. Мутья ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЫСТАВКИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА КАК ПРОСТРАНСТВО ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ И ДИАЛОГА КУЛЬТУР Современная1выставочно-экспозиционная деятель- дожник второй половины XIX века изобразил в круп ность как «особое гуманитарное пространство»2, как ном масштабе не подвиг, не трагедию, не переломное пространство традиций, ценностей и смыслов расши- событие истории, а бытовое действо времен Ивана ряет наши представления о природе и сущности ис- Грозного — завершение пира целованием гостей хо кусства как форме диалога культур.


Художественная зяйкой дома. Заслуживает ли показ обыденного собы выставка, являясь сферой межкультурного диалога, тия прошлого, правда не лишенного драматизма, боль выступает не только как форма художественной ком- шого формата? Для художественной жизни периода муникации и актуализации культурно-исторического расцвета салонных тенденций и позднего академиз и художественного наследия, но и как способ форми- ма такое решение вполне оправданно. Поиск красоты рования научного, образовательного и эстетического в прошлом, уход от насущных вопросов современно пространства современности. сти органичен для художников этих направлений. Для Художественный Петербург всегда славился сво- них важны были эти вопросы, и отражали они их ре ей выставочной деятельностью. Этому способствова- шение в крупных формах исторических полотен, тог ли и прекрасные выставочные площадки, и петербург- да как их современники — художники демократиче ская художественная школа, обладающая неповтори- ской линии — считали, что большого формата заслу мым стилем, и традиции культурной жизни Северной живает только исторически значимое событие. С такой столицы. трактовкой задач «большой картины» зритель знаком Многие современные художественные выставки по постоянной экспозиции музея, где демонстрирует являются активной формой исторического диало- ся произведение В. И. Сурикова «Покорение Сибири га культур3. Особенно те из них, которые посвящены Ермаком» (1895). Иную трактовку зритель «наглядно»

интерпретации исторических событий и образов лич- оценил благодаря временной выставке.

ностей прошедших эпох в изобразительном искусстве. Итак, как показал проект «Большая картина», вы Историческая тематика все больше интересует курато- ставки способствуют не только диалогу зрителя и ху ров современных выставок. Отмеченное явление нахо- дожника (посредством картин), но и диалогу в совре дит подтверждение в анализе крупных выставок, про менной профессиональной художественной среде, ка веденных в Петербурге за последнее десятилетие.

сающемуся проблемных вопросов понимания искус Историческая живопись всегда тяготела не толь ства ушедшего времени.

ко к показу значимых исторических событий и вели Художники решают и вопросы осознания русской ких исторических личностей, но и к крупному формату истории, показывая нам ее творцов в разных ипоста живописных полотен. К сожалению, многие больше сях. Эта проблема находит отражение в концепции еще форматные произведения очень редко экспонируются одной выставки Русского музея «Избранники Клио: ге на выставках. Эту задачу попытались решить сотруд рои и злодеи русской истории» (2011). И опять в исто ники Русского музея, организовав выставку «Большая рический диалог, касающийся выставки как формы вос картина» (2004), на которой были представлены произ создания персональной истории, вступают его различ ведения из запасников прославленного собрания. Тем ные аспекты: «художник–история», «зритель–история», самым выставка способствовала «прямому диалогу»

«картина–история», «зритель–картина» и т. п.

современных зрителей и художников прошлого.

Это многообразие подуровней диалогов «спро Выставка вызвала и полемику в художественной воцировано» тем, что устроители экспозиции, сохра среде: как понимать определение «большая картина»?

няя хронологию в показе исторических лидеров Рос Ограничивается ли это понятие только метрическими сии, не придерживаются этого принципа в представле единицами или заключает в себе и высокую идею, тре нии творчества художников — произведения мастеров бующую воплощения в монументальной форме? Воз изобразительного искусства разных времен объеди можны ли иные трактовки термина4?

нены одной исторической личностью. Так, в зале, по Эта проблема находит яркое отражение в картине священном Ивану Грозному и его эпохе, можно было К. Е. Маковского «Поцелуйный обряд» (1895), где ху одновременно увидеть и картон знаменитого русско Доцент кафедры искусствоведения СПбГУП, кандидат ис го живописца второй половины XIX века В. Г. Швар кусствоведения. Автор около 50 научных публикаций, в т. ч. книг:

ца «Иван Грозный у тела убитого им сына в Алексан «Виктор Гартман», «Русское декоративно-прикладное искусство XVIII — начала ХХ века», «Леон Бакст», «Иван Грозный. Исто- дровской слободе» (1861), и полотно известного совет ризм и личность правителя в художественной культуре XVIII– ского художника П. П. Соколова-Скаля «Иван Грозный ХХ веков» и др. Член Союза художников России.

в Ливонии. Взятие крепости Кокенгаузен» (1942). При Гусейнов А. А. Как возможна глобальная общность людей? // чем если в первой работе Иван IV представлен как зло Диалог культур и партнерство цивилизаций: становление глобаль ной культуры : X Международные Лихачевские научные чтения, дей, то во второй — как герой. При этом оба художни 13–14 мая 2010 г. Доклады. СПб. : СПбГУП, 2010. С. 61.

ка находятся во власти аллюзии. Если Шварц решает Панченко А. С. Основные тенденции современной выста в своем полотне этическую проблему власти, интересу вочной деятельности художественного музея (на материале музе ев Санкт-Петербурга рубежа ХХ–XXI вв.) : автореф. дис. … канд. ющую людей второй половины XIX века, то Соколов искусствоведения. СПб., 2012. С. 15.

Скаля, изображая победоносное сражение прошлого, Большая картина. СПб., 2006.

Н. Н. Мутья воодушевляет воинов Великой Отечественной войны В этой работе художник прибегает к излюбленному на подобные битвы. Такая разновременная и неодно- приему — в живописное произведение он вносит эле значная трактовка образа исторического правителя менты коллажа, что более характерно для произведе и интересна современному зрителю, втягивая его в диа- ний прикладного искусства. Одеяние царя сделано из лог с изображенной эпохой, аллюзивным подтекстом дорогой ткани, повторяющей рисунок старинной пар трактовки настоящего в прошлом, причем того настоя- чи, шапка вышита жемчугом и стразами, имитирующи щего, которое тоже успело стать историей, и т. п. ми драгоценные камни, так же украшен и посох. Фи Выставка показывает зрителям и то, что даже ху- гура царя словно спрятана за тканевую «декорацию».

дожники, творящие в одну эпоху, будучи привер- Архитектурный пейзаж со сценой казни написан деко женцами разных художественных линий, могли по- ративно. Небеса плоскостно вызолочены. При помощи разному интерпретировать характер одной и той же светотеневой живописной моделировки объемно «реа исторической личности. Напомним, во второй полови- лен» только страшный лик Ивана и рука, сжимающая не XIX века наиболее ярко разница в понимании роли зловещий посох. Совмещение живописного и декора личности в истории просматривается в творчестве ху- тивного начал в этом произведении второй половины дожников салонно-академической и демократической ХХ века вызывает в памяти древнерусские иконы в бо линий. Так, художник-академист Г. С. Седов пред- гатых окладах, где за пластинами золота, украшенными ставляет Ивана Грозного как сладострастного старца драгоценными камнями, видимыми оставались толь («Царь Иван Грозный любуется на Василису Мелен- ко лики и руки святых. Вполне возможно, что худож тьеву», 1875). А художник-демократ И. Е. Репин изо- ник рассчитывал на рождение подобной ассоциатив бражает Ивана Грозного не только как убийцу, но и как ной связи. И от этого весьма спорного сопоставления жертву своего деяния («Иван Грозный и сын его Иван в произведении Глазунова святости (по формальным 16 ноября 1581 года», 1885). Зритель, рассматривая эти средствам выражения) и злодеяния (по сюжету) еще яв работы, обнаруживая в них те черты, которые подчер- ственнее проявляются противоречия личности Грозно кивают разницу не только в творческих концепциях ху- го царя. Итак, в творчестве художника ярко просматри дожников, но и показывают их разное понимание исто- вается диалог искусства прошлого и настоящего.

рии, словно находится в атмосфере диалога двух ярких Глазунов известен не только как художник, но и как художественных линий второй половины XIX века.

педагог. Благодаря его стараниям в Москве была ре В Петербурге проходят выставки, где демонстриру организована Российская академия живописи, вая ются и произведения современных художников, пыта ния и зодчества. В этом учебном заведении продол ющихся показать в них свое понимание истории Оте жают развиваться художественные традиции, кото чества. Главной выставочной площадкой в Петербур рые художник впитал еще за годы учебы в Ленинград ге для знакомства с их творчеством стал Центральный ском институте живописи, скульптуры и архитектуры выставочный зал «Манеж». И на этих выставках есть им. И. Е. Репина. Наиболее ярко эти традиции прояв возможность не только заочного диалога художника ляются в исторической живописи питомцев Глазунова.

и зрителя, но и личностного общения, так как на от Но студенты впитывают и те традиции, которые харак крытии подобных экспозиций нередко присутствует терны для московской школы живописи, к примеру яр автор демонстрируемых произведений.

кий колорит. Своеобразной формой творческого отчета Отметим, что Илья Глазунов вступает в диалог со студентов остаются выставки. Некоторые из них про зрителем не только на выставках, но и при помощи ходят в петербургском Манеже (например, «Ступени средств массовой информации. Так, он публично от мастерства», 2013). Эти выставки часто являются от стаивал свою позицию в отношении личности Ивана ражением диалога двух живописных традиций — пе Грозного в знаменитом проекте российского телевиде тербургской и московской.


ния «Имя Россия» (2008).

Выпускники Российской академии живописи, вая В 2011 году в Манеже проходила юбилейная вы ния и зодчества Ильи Глазунова, став самостоятель ставка И. С. Глазунова. Наряду с полотнами, написан ными художниками, также организуют выставки в Пе ными им в последние годы, на выставке демонстриро тербурге. Так, в 2008 году в Манеже прошла выстав вались картины прошлых лет. Среди них — его зна ка исторического художника Павла Рыженко. Живо менитое произведение «Иван Грозный» (1974). Мож писец, испытав сильное влияние творческой личности но спорить о художественной ценности этого творения Ильи Глазунова, нашел свой художественный язык мастера, но оно интересно тем, что художник одним и свою трактовку образов исторических героев. Его из первых в истории отечественной живописи тракту Иван Грозный в картине «Царево молчание» (2005) ет царя как противоречивую личность. Живописец изо одновременно и строгий правитель, и религиозный бразил Ивана Грозного на фоне величественного собо молчальник. Не менее интересен и образ сподвижни ра Василия Блаженного и Лобного места рядом с этим ка царя — Малюты Скуратова («Царский указ», 2006).

храмом, где по обычаю Средневековья проводились казни. Благодаря такому «фону» художник показал, что Перед нами не одиозный рыжий палач-опричник, а му перед нами царь-герой — завоеватель Казани (на это жественный воин.

указывает храм Покрова на Рву, воздвигнутый в честь Итак, выставочная деятельность Петербурга, объ победы над татарами) и одновременно царь-тиран, же- единяя прошлое и настоящее через мир художествен стоко расправляющийся с собственным народом (это ных образов, является значимым фактором формиро иллюстрируют плаха с обреченной жертвой и палач, вания исторической памяти и ценностных смыслов занесший над нею топор). современной культуры.

672 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой С. Б. Никонова РОССИЯ И ЕВРОПА: ПЕТЕРБУРГ МЕЖДУ ЗЕМЛЕЙ И МОРЕМ В работе «Земля и море. Созерцание мировой исто- водит слова английского путешественника и авантю рии» К. Шмитт описывает два вида цивилизаций, дея- риста XVII века Уолтера Рэли: «Тот, кто господствует тельность которых связана с освоением сухопутных на море, господствует в мировой торговле. А тому, кто либо морских просторов. Они противостоят друг другу, господствует в мировой торговле, принадлежат все бо и, вглядываясь в это противостояние, Шмитт приходит гатства мира и фактически сам мир». И другие, более к выводу: хотя человек — существо сухопутное, имен- поздние слова, характеризующие морской дух: «Вся но владычество над морем способствует обретению им кая мировая торговля есть свободная торговля»3, отме силы, недоступной при деятельности на суше. чая при этом, что они характеризуют скорее конкрет В чем же состоит эта новая сила, новое качество, ную эпоху, нежели являют собой неизменную истину.

сообщаемое морским господством? Из приводимых Подобный взгляд стал всеобъемлющим, когда выра в работе исторических примеров можно сделать вывод: ботанный Новым временем и подкрепленный идеями это новое качество есть качество глобальности, пере- Просвещения буржуазный порядок перешел в откры ход от локальной замкнутости на уровень мирового об- тую фазу своего существования. Причину смены пер щения. Подобный переход Шмитт называет «револю- спективы от взгляда, бросаемого с земли в даль моря, цией пространства» и свершение ее относит к истории к взгляду, бросаемому с моря на еще неизвестную и не Европы Нового времени, начиная от эпохи Великих покоренную землю, Шмитт видит в революции созна географических открытий до становления современ- ния, произошедшей в новоевропейской мысли и поро ного глобального мира. дившей в физике понятие пустого пространства, а в ис Цивилизации, осваивающие землю, сколь бы мощ- кусстве и философии — саму идею перспективы, цен ными они ни были, оказываются обреченными на про- трированной взглядом субъекта.

странственную ограниченность. На первый взгляд в та- Это обоснование весьма необычным образом про ком описании есть нечто парадоксальное, ведь именно ясняет, как и почему именно европейская цивилизация вода разделяет земли, делает их неведомыми друг дру- стала центром и образцом современного глобально гу, между тем как земля, легко проходимая человеком, го мира. Вступая в общение с ней, любая иная тради соединяет разрозненные территории. ция вовлекается в глобальное общение. Вовлекаясь же Но кажется, что сама возможность разметки терри- в глобальное общение, она не может избежать необхо торий на земле устанавливает границы, между тем как димости в обращении и к его принципам. Диалог, став текучая и как бы «ничья» вода их стирает. Земная осед- ший возможным благодаря обращению к морю/языку лость привязывает к земле, как корнями в ее глубины как к универсальному пространству коммуникации, уходит дерево, между тем как течение воды устрем- вынуждает менять принципы вступивших в него сто ляет в бескрайнюю даль. Водное сообщение облегча- рон на диалогические.

ет торговлю и путешествия. Суша с ее разнообразным В этом контексте феномен Санкт-Петербурга пред рельефом, с ее диковинными обитателями выступает ставляет собой нечто выдающееся. В упомянутой рабо как символ различия, выражающегося в разнообразии те Шмитт приводит Россию как яркий пример сухопут культурных традиций, обрядов, верований, социальных ной цивилизации, вступившей в схватку с цивилизацией установлений, разнящихся систем мировидения. Море моря. Однако схватка была бы практически безнадеж же создает единое пространство общения. Море подоб- ной, если бы описанное превосходство универсаль но языку: в качестве сложной знаковой системы, чуж- ного (морского) взгляда над локальным (сухопутным) дой смыслосодержанию разделенных сознаний, он соз- не было учтено. И оно учитывается — через стремле дает тем не менее плюралистичное текучее интерсубъ- ние России стать морской державой и тем самым стать ективное пространство коммуникации. Так и море, раз- равноправным партнером в глобальном мире, которое деляя, соединяет и своим единообразием нивелирует воплощается в строительстве Петербурга.

сухопутные границы и различия. В работе «Внутри мыслящих миров» Ю. М. Лот И вот, согласно Шмитту, по крайней мере до нача- ман, описывая город как символическую структуру, ла освоения воздушной стихии в XX веке, тот, кто вла- дает определения двух типов городов по отношению ствовал над морем, властвовал над всем миром. Кто к окружающему их миру. Один город — центр мира, же не был связан с морем, тот, можно сказать, выпа- концентрический «город на горе», выстраивающийся дал из мира. Шмитт пишет: «На взгляд, определяемый естественно и постепенно: «Такой город выступает как исключительно морем, земная твердь, суша есть все- посредник между небом и землей, вокруг него концен трируются мифы генетического характера (в основа го лишь… незахваченная территория»2. Шмитт при нии его, как правило, участвуют боги), он имеет нача Заместитель заведующего кафедрой философии и культуро ло, но не имеет конца — это “вечный город”…»4 При логии СПбГУП по учебной работе, кандидат философских наук, мер такого города — Москва. Другой тип — эксцен доцент. Автор более 50 статей в научных изданиях, в т. ч.: «Поэзия и подражание в структуре новоевропейской субъективности», трический город, расположенный на краю культурного «Нарратив: описание истории или самосознание историка?», http://luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/schmitt02.htm (дата обращения:

«Апофатическое медиапространство» и др.;

монографии «Эсте 07.04.2013).

тическая рациональность и новое мифологическое мышление»

(2012). Шмитт К. Указ. соч.

Шмитт К. Земля и море. Созерцание всемирной истории / Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров // Лотман Ю. М.

2 пер. Ю. Ю. Коринца // Точка перехода : [Электрон. ресурс]. URL: Семиосферы. СПб., 2000. С. 321.

С. Б. Смирнов пространства. Этот край земли — берег моря, устье но до сих пор словно бы опасливо оставляется под реки. Такой город, по мнению Лотмана, создается как свалки, пустоши и скрытые от повседневной город бы вопреки природе, в борьбе с нею, он побеждает сти- ской жизни портовые работы). В этом смысле, как го хию, но, с другой стороны, искажает естественный по- род воды, как город разомкнутого пространства, Пе рядок. Вокруг такого города формируются эсхатологи- тербург ни в коей мере не является подобием какого ческие мифы, нарастает чувство обреченности, страх либо европейского города, хотя и несет в себе черты уничтожения. «Как правило, это — потоп, погружение стиля каких угодно европейских городов. Скорее он на дно моря»1. По Лотману, земля и вода являют собой есть квинтэссенция европейского духа, перенесен две противоположные стихии, определяющие образы ная на чуждую почву, и потому тем более явная, ведь городов. Петербург по Лотману — город воды. Пусть в качестве прохода он представляет собой пустое и грозя уничтожением, именно вода дает городу быть, пространство, равно чуждое обоим мирам, которые хотя, основанный на стихии, столь явно чуждой чело- соединяет. Но это пустое пространство, представлен веку, он кажется созданным намеренно как опасное ное в форме города, есть наиболее явное выражение противостояние с водой. «Петербургский камень, — порыва к стиранию различий в единой перспективе пишет Лотман, — это камень на воде, на болоте, ка- универсального пространства.

мень без опоры, “не мирозданью современный”, а по- Петербургский поэт А. Скидан в эссе «О пользе ложенный человеком»2. Образ окаменевшего во мгно- и вреде Петербурга для жизни» указывает на «вто венье усилием человеческой воли болота напоминает ричность» замысла Петербурга по отношению к евро магическую иллюзию, вызывая к жизни образ города- пейским столицам, характеризуя его как подражание призрака. какому-то неопределенному «европейскому» образцу.

Это описание не только выражает признание свя- «Своим обликом он напоминал то новый Амстердам, зи Петербурга с осваиваемой стихией моря, но и на- то северную Венецию, то Париж, то Афины, то Рим, поминает о чуждости этой стихии, ужас перед кото- но как-то фрагментарно, местами, постоянно усколь рой проявляет себя в мифологии Петербурга. Постро- зая от определения собственной сущности, не совпа енный как «окно в Европу», Петербург представляет дая с самим собой… В целом же Санкт-Петербург собой для России скорее прорыв, проход, чем соб- являл постороннему наблюдателю некий полуфан ственно город в качестве населенного пространства. тастический собирательный образ европейской сто Прорыв к воде как выход в мир глобальной свобо- лицы вообще или, скажем так, “европейскости”» 3.

ды: свободной торговли и «пустого пространства» Но по сути еще более верным будет обратное: имен новоевропейского мировосприятия. И в этом смыс- но Петербург заставляет видеть характерные европей ле Петербург оказывается гораздо более «водным», ские черты в других городах, так что при сравнении нежели любой другой европейский город, поскольку скорее не он оказывается похожим на них, а именно любой другой европейский город есть укрепление, они на него: во всех европейских городах есть что построенное на земле, противящееся натиску плаву- то, напоминающее Петербург. И если судьба развития чих странников-кораблей и отсылающее за свои пре- новоевропейского мышления оказалась движением от делы изнутри своих стен торговые экспедиции. При создания глобального пространства на основе завла всей глобальности европейского сознания, европей- девания единым пространством моря как условия тор ский город скорее есть крепость — в противополож- говли и коммуникации к выходу в бесконечный вир ность странной роли Петербурга как прохода и про- туальный океан информационных потоков, за которы рыва. Хоть и начавшись со строительства укрепле- ми теряется какое-либо чувство реальности, то можно ния, он воплотил в себе идею открытого — в сторо- сказать, что в качестве воплощения европейского духа ну моря — пространства, упорядоченность которого как духа текучей безосновности, чистой трансгрес тает по мере приближения к берегу и, наконец, теря- сии, пространственного прорыва Петербург предста ет всякую определенность (быть может, не случайно вил европейскому миру пример рефлексии о его соб берег моря лишен здесь набережных и четкой линии, ственных основаниях.

С. Б. Смирнов ЕВРОПЕЙСКИЙ МАСШТАБ:

СОВРЕМЕННЫЙ ПЕТЕРБУРГ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ГРАНИЦА от других россиян. Набор и сочетание этих черт меня Не1секрет,2что3со4времен основания города само лись, но сам факт их наличия никогда не оспаривался.

сознание петербуржцев имело черты, отличающее их Катастрофы и урбанистический взрыв ХХ века неодно Лотман Ю. М. Указ. соч.

кратно меняли состав его населения, но петербургский Там же. С. 323.

менталитет демонстрировал удивительную жизне Скидан А. О пользе и вреде Петербурга для жизни. Элек тронный ресурс: Вавилон. Тексты и авторы. URL: http://www. стойкость. Польский писатель Я. Ивашкевич еще в се vavilon.ru/texts/skidan7-16.html (дата обращения: 07.04.2013).

редине 70-х годов ХХ века заметил: «Этот огромный Доктор культурологии, профессор, почетный работник выс город был разрушен во время блокады, большинство же шего профессионального образования РФ. Сфера научных инте нынешних его граждан — пришлое население. И все ресов: сравнительная историко-культурологическая урбанистика, история Петербурга и Москвы. Член редколлегии журнала «Куль- же удивляет, как эти пришлые люди приспособились тура и цивилизация».

674 Секция 7. Петербург в диалоге с мировой культурой к стилю города, к его нравам»1. Со временем петер- не редкостью на улицах города. Предприимчивая часть горожан активно вступала с ними и моряками бургские «нравы» менялись, но восприятие петербурж с иностранных и отечественных судов в запрещенные цами своего города как наиболее европейского города товарно-денежные отношения. И пусть неконтролиру России сохранялось всегда. Конечно, в первую очередь емые контакты с иностранцами, мягко говоря, не при оно было связано с его политической ролью, культур ветствовались, само их присутствие в Ленинграде да трегерским предназначением, архитектурным обликом, вало ощущение, что «Запад» — не абстракция, не кар но и ощущение того, что Петербург стоит на границе тинка из телевизора, а реальность, представленная России и Запада, никогда не покидало жителей горо на Невском проспекте хорошо одетыми и раскованны да.

ми людьми.

Во времена империи сухопутная граница была Парадоксально, но петербургские (а до 1917 г.

от Петербурга в сотнях верст, в 1920–1930-е годы она и имперские) и ленинградские власти, а вслед за ними проходила в 30 километрах от Ленинграда, но во все и архитекторы на протяжении почти трех веков прак эпохи существования города его пограничный харак тически игнорировали тот факт, что город расположен тер определялся, в первую очередь, положением «при на берегу моря. У города до сих пор нет морского фаса море», говоря словами Пушкина. Морским путем из да, хотя и построен жилой комплекс с таким названием.

Петербурга всего за несколько дней можно было до В исторической части города еще в XIX веке прибреж браться до Центральной Европы. По суше этот путь ная полоса была занята портом и судостроительными был в несколько раз дольше и утомительнее. Несмотря заводами. Только в 1970-е годы была предпринята по на то, что в XVIII — начале XX века Россия владела пытка благоустройства морского берега Васильевско на Балтике, не считая других, такими крупными пор го острова, здесь появились набережная, пассажир тами, как Рига и Ревель (Таллин), Петербург все это ский порт, комплекс «Ленэкспо», гостиница «Прибал время оставался крупнейшим портом империи. В пер тийская». Но даже на Васильевском острове берег был вые десятилетия советской власти, когда Петроград благоустроен только частично, а южный и северный Ленинград был единственным портом страны на Бал берега Финского залива в черте города продолжали яв тике, его значение еще более возросло. Напротив, лять собой унылое зрелище заброшенности — боло во второй половине ХХ века оно упало, в том числе та, камыши и мусор. В советское время казалось, что и потому, что коммунистическая власть близоруко раз город сознательно поворачивается спиной к западу — вивала, в ущерб ленинградскому порту, порты Прибал Западу, с которым его разделяла (соединяла) Балтика.

тики, потерянные для страны в начале 1990-х. В этом Но горожане всегда чувствовали значение моря в судь смысле распад СССР и новый этап интеграции Рос бе города и их собственной судьбе. Это ощущение точ сии в мировую экономику создали предпосылки для но выразил И. Бродский:

резкого усиления роли Петербурга в международной торговле и туризме. Сегодня, двадцать лет спустя, уже Я родился и вырос в балтийских болотах, подле можно говорить о том, что в регионе сформировался серых цинковых волн, всегда набегавших по две… и продолжает развиваться многопрофильный портовый В этих плоских краях то и хранит от фальши комплекс с центром в виде реконструируемого петер- сердце, что скрыться негде и видно дальше.

бургского порта, подковой охвативший Финский залив от Усть-Луги на юго-западе Ленинградской области Сегодня, когда идеологические комплексы совет до Выборга на ее северо-западе. ского времени постепенно уходят в прошлое, уже мож Огромное значение для развития Петербурга как но сказать, что город поворачивается лицом к своей за центра культуры и туризма имеет строительство но- падной границе, лицом к морю. Мало того, он стремит вого пассажирского порта, что позволило уже сегод- ся на запад, намывая все новые земли, сжимая Мар ня резко увеличить поток туристов из-за рубежа, посе- кизову лужу. Жить «с видом на море» стало модным щающих берега Невы, начать развивать паромное со- и престижным. Архитекторам еще предстоит ответить общение с другими портами Балтики. Если на рубеже на вызов времени и создать западный фасад устрем XX–XXI веков Петербург посещало чуть более 2 млн ленного к Западу города. Очень хочется верить, что их человек в год, то в 2011 году число туристов превыси- ответ будет адекватен градостроительному и художе ло 5,1 млн2. Не Барселона, конечно, но учитывая про- ственному уровню, заданному историческим Петер блемы с инфраструктурой и сезонный характер петер- бургом.

бургского туризма, который очень трудно преодолеть, Во второй половине 1940–1980-х годов, после Ве этот результат уже заслуживает уважения. При этом ре- ликой Отечественной войны, близость сухопутной гра зервы для дальнейшего роста еще весьма значительны, ницы с Финляндией играла в жизни Ленинграда ми особенно если учитывать, что в ближайшее десятиле- нимальную роль. Только что финны, отдыхавшие на тие и воздушный порт Петербурга аэропорт «Пулко- берегах Невы от строгостей сухого закона, были самы во» должен превратиться в крупнейший аэропорт Се- ми многочисленными иностранцами. Из ленинградцев верной Европы. в ближайшей «капстране» бывали единицы. После рас Даже в позднее советское время положение города- пада СССР многие горожане добрым словом помина порта откладывало особый отпечаток на жизнь Ле- ли стойкость финнов в «зимней войне» 1939–1940 го нинграда, да и туристы-иностранцы были тогда уже дов — Финляндия так и не стала советской, а следо вательно, ей не пришлось возвращать независимость Ивашкевич Я. Петербург. СПб. : Стройиздат, 2002. С. 68.



Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 51 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.