авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

«С ерия «В ы сш ее о б р а зо в а н и е» Ю. А. ДМИТРИЕВ Б. Б. КАЗАК ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ психология Утверждено ...»

-- [ Страница 2 ] --

Дифференциация и индивидуализация исполнения наказания, особенно несовершеннолетних правонарушителей, потребовали углубленного научно­ го изучения осужденных. В связи с этим по решению МВД СССР в 1970 Глава 2. История развития пенитенциарной психологии 1975 гг. в ВТК Белгородской, Московской и Харьковской областей прово­ дился эксперимент по разработке основ психологической службы. Впервые в истории пенитенциарных учреждений были разработаны основные направ­ ления психологической службы в ИТУ, задачи и функциональные обязанно­ сти практического психолога, его правовой статус, служебные полномочия (И. П. Башкатов, Г. Г. Бочкарева, Л. С. Саблина). Опыт экспериментальной работы был одобрен коллегией МВД СССР. Было принято решение о выделе­ нии психологической службы в воспитательно-трудовых колониях для несо­ вершеннолетних (ВТК), а в дальнейшем должность психолога пенитенциар­ ного учреждения была введена повсеместно во всех ИТУ.

Важную роль в развитии исследований проблем исправительно-трудовой психологии сыграли I Всесоюзная конференция по судебной психологии и VI Всесоюзный съезд психологов (1971). По инициативе В. Ф. Пирожкова и К. К. Платонова в резолюцию съезда был внесен специальный пункт о новых отраслях юридической психологии: криминальной, судебной, испра­ вительно-трудовой, которые были признаны фактически существующими.

В 70— 80-е годы широко исследовались различные проблемы личности и сре­ ды осужденных. В. Ф. Пирожков и Н. А. Стручков изучали феномен субкуль­ туры «другой жизни» осужденных в местах лишения свободы, И. В. Шмаров, И. П. Башкатов, В. М. Поздняков — формирование малых групп осужденных и межличностные отношения, И. Б. Пономарев, А. Н. Сухов — конфликты, М. П. Стурова, В. Ф. Клюкин, В. Ф. Пирожков — формирование коллективов осужденных, психолого-педагогическое воздействие на осужденных труда, ре­ жима, общеобразовательного обучения. Научной экспертизе были подвергнуты нововведения. В. Г. Деев, И. П. Башкатов, Ю. А. Алферов и Ю. М. Аверкиев разработали программы изучения личности и среды в ИТУ.

Исследовались индивидуально-психологические особенности личности осуж­ денного: направленность (В. Г. Деев), воля (М. В. Тимашевг А. И. Ушатиков.

В. А. Семенов и др.), перцептивные особенности (Т. В. Калашникова), темпе­ рамент (А. П. Краковский), ценностные ориентации (В. Ф. Пирожков), раз­ личные категории осужденных, нарушающих режим отбывания наказания, возрастные и половые особенности (Ф. 3. Фетисов, В. Г. Деев, Т. В. Калашни­ кова). А. М. Столяренко, М. Г. Дебольский, В. И. Черненилов, И. Б. Понома­ рев, В. А. Бакеев, Л. С. Саблина, В. М. Поздняков изучали деятельность со­ трудников ИТУ. Первая психолого-педагогическая лаборатория открылась на базе ИТК УВД Пермской области.

В 70— 90-е годы были разработаны различные классификации осужденных с целью дифференцированного подхода, основанные на социально-нравствен­ ных и психолого-педагогических особенностях (Л. А. Высотина, В. Д. Луган­ ский), направленности личности (В. Г. Деев), волевой активности (А. И. Уша­ тиков, В. А. Семенов), степени дисциплинированности (М. В. Тимашев), сте­ 2. Ю. А. Дмитриев Раздел /. Введение в пенитенциарную психологию пени воспитанности и педагогической запущенности (А. С. Новоселова, М. П. Стурова). В практику внедрялись дифференцированные программы из­ менения нравственного сознания и самосознания. Впервые в исправительных учреждениях в работе с различными категориями осужденных стал приме­ няться педагогический аутотренинг (А. С. Новоселова и др.).

Разрабатывались специальные психолого-педагогические программы по ра­ боте с осужденными, находящимися в карантине, в основной период, при под­ готовке к освобождению, с различными категориями нарушителей режима (склонными к хулиганству, азартным играм, гомосексуализму, побегам, си­ муляции, наркоманами, алкоголиками и др.).

В эти же годы при базовых ИТУ более чем в пятидесяти регионах страны были созданы головные научные организации труда и управления, в штатах которых была предусмотрена должность психолога.

Демократизация российского общества в 80— 90-е годы, выразившаяся в разработке новых концепций деятельности исправительно-трудовых учрежде­ ний и уголовно-исполнительной системы с целью ее гуманизации, настоятель­ но потребовала широкого привлечения психологических знаний. Из концеп­ ции реформы уголовно-исполнительной системы вытекают актуальные для пенитенциарной психологии задачи:

— дифференциация условий исполнения уголовных наказаний в соответ­ ствии с психологическими особенностями и степенью социально-нравственной запущенности осужденных;

— разработка исправительных программ ресоциализации осужденных на основе отечественного и зарубежного опыта;

— нейтрализация влияния носителей тюремных традиций и обычаев, фор­ мирование взаимопонимания между персоналом учреждения и основной час­ тью осужденных;

— разработка методики психолого-психиатрической и социальной диагно­ стики личности осужденное и программ дифференцированного некарательно­ го воздействия на различные категории осужденных;

— систематическое научное прогнозирование происходящих в местах ли­ шения свободы социальных процессов;

— психологическое сопровождение организационных и режимных преоб­ разований;

— создание научно-психологических центров на базе мест лишения свобо­ ды с целью психологического сопровождения различных инноваций;

— расширение прав администрации по изменению условий содержания в зависимости от поведения осужденного, а также сферы общения осужденных;

— проведение позитивной социальной реадаптации лиц, отбывших наказа­ ние, создание службы постпенитенциарной опеки, возложение на нее функ­ ции бытового и трудового устройства.

Глава 2. История развития пенитенциарной психологии Непозволительно экспериментировать без глубокого психолого-педагогичес кого анализа и обоснования возникающих идей, как это было при создании локальных зон, производственных объединений, направлении категорий «оби­ женных» и лиц с психическими отклонениями в отдельные колонии, проведе­ нии зачетов, предоставлении отпусков и т. п.

Первым шагом в создании психологических служб в системе мест лише­ ния свободы стал приказ МВД СССР от 27 апреля 1989 г. № 86, предусматри­ вающий введение в штат должности психолога. Приказ министра внутренних дел СССР от 1 сентября 1992 г. № 305 «О психологических лабораториях ис­ правительно-трудовых учреждений» предусматривал открытие в Рязанской высшей школе МВД СССР психологического факультета, который позволял бы решать проблему комплектования исправительных учреждений професси­ ональными кадрами психологов. Специфика деятельности этих учреждений требует от работников всех служб наличия хотя бы минимума психолого-педа гогических знаний. Следовательно, нужна четкая система переподготовки кад­ ров, предполагающая изучение пенитенциарной психологии и педагогики.

Таким образом, в истории пенитенциарной психологии можно выделить два основных этапа:

1-й этап — накопление и описание фактов, связанных с отбыванием на­ казания в виде лишения свободы. Он характеризуется художественно-пуб лицистическим подходом. Его авторы — писатели, журналисты, обществен­ ные деятели (Н. М. Ядринцев, Л. Мелыпин (П. Ф. Якубович), Г. Крестов­ ский, Ф. М. Достоевский, А. И. Солженицын, В. С. Пикуль, А. Данилович, A. П. Чехов);

2-й этап — выявление психологических и социально-психологических особенностей личности и среды осужденных (М. М. Исаев, С. В. Познышев, Б. С. Утевский, Ю. Ю. Бехтерев, А. Г. Ковалев, К. К. Платонов, В. Ф. Пи­ рожков, А. И. Ушатиков, А. Д. Глоточкин, А. Н. Сухон,Л5^М^ Поздняков, B. Г. Деев, В. 3. Фетисов, М. Г. Дебольский, А. И. Папкин и др.).

Базируясь на исследованиях С. И. Кузьмина (1992, 1997) и М. Г. Деткова (1994, 1998), В. М. Поздняков (2000) выделяет пять этапов в развитии пени­ тенциарной психологии: до 1917 г.;

1917— 1928 гг.;

1929—1953 гг.;

1960 г. — конец 80-х годов;

конец 1990-х гг. — по настоящее время.

В 90-е годы пенитенциарная психология, как и другие общественные на­ уки, вступила в стадию переоценки и переосмысления марксистской психоло­ гии. Идеи исправления и перевоспитания осужденных, формирования их кол­ лектива начали подвергаться критике как нереальные. Была выдвинута идея ресоциализации преступника в местах лишения свободы, цель которой состо­ яла в подготовке его к жизни в обществе. Советская психологическая теория исправления и перевоспитания осужденных строилась на принципах общей теории коммунистического воспитания и носила ярко выраженный идеологи­ Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию ческий характер, что не могло не сказаться на методологии развития пенитен­ циарных отраслей науки в целом. Не отрицая методологического монополиз­ ма марксистской философии, подчеркнем, что взаимоотношения между всеоб­ щей методологией (выявление и обоснование всеобщих законов) и методологи­ ей конкретных наук, в частности исправительно-трудовой психологии, были различны. Это обеспечивало прогрессивное становление и развитие пенитен­ циарной психологии. Сформулированные С. В. Познышевым, Б. С. Утевским, А. Г. Ковалевым, В. Н. Мясищёвым, К. К. Платоновым, В. Ф. Пирожковым, А. Д. Глоточкиным и другими учеными методологические принципы испра­ вительно-трудовой психологии были доказаны теоретически и проверены прак­ тикой.

Критикуя некоторые принципы марксистской психологии, нельзя полнос­ тью отвергать накопленные на их основе научные данные, тем более что для психологов советского периода диалектический материализм был самой про­ грессивной философской опорой. Развитие отечественной исправительно-трудо­ вой психологии во многом было заблокировано классовым подходом и вслед­ ствие этого негативной оценкой опыта, имеющегося в пенитенциарной системе западных стран. Это привело к тому, что отечественная исправительно-трудо­ вая психология развивалась на безальтернативной основе. Информационный голод сохраняется в настоящее время, хотя и в меньшей степени.

Внедрению в практику достижений пенитенциарной психологии может способствовать создание при органах, исполняющих наказание, или высших учебных заведениях научных центров по обобщению психолого-педагогичес кого опыта работы с осужденными, обмен информацией между практически­ ми психологами, педагогами, социальными работниками на симпозиумах и конференциях, при проведении совместных научных исследований, издание соответствующей психологической литературы для сотрудников исправитель­ ных учреждений, систематизация понятийного аппарата пенитенциарной пси­ хологии.

Отечественная исправительно-трудовая психология развивалась в русле ре­ волюционной переделки мира и человека, поэтому в ней, как и в других обще­ ственных науках, ярко был выражен педагогический автократизм, педагоги­ ческое и психологическое насилие над личностью. Непосещение и тем более игнорирование осужденными считавшихся обязательными идеологических и воспитательных мероприятий приводили к усилению режимных ограничений и кары. В настоящее время авторитарное психолого-педагогическое воздей­ ствие не оказывает уже прежнего влияния. В связи с этим задача переделки и перевоспитания осужденного была заменена на оказание психолого-педагоги ческой, социально-психологической помощи человеку, находящемуся в изо­ ляции. Все должно стимулировать позитивную активность осужденных, по­ скольку личность претерпевает изменения: она либо криминализуется даль* Глава 2. История развития пенитенциарной психологии ше, либо стремится к нравственному обновлению. Оказать ей своевременную психологическую помощь и поддержку — профессиональная обязанность пси­ холога учреждения.

Одним из важнейших принципов исправительно-трудовой психологии яв­ лялся принцип приоритета коллектива над личностью. Его реализация, с од­ ной стороны, положительно влияла на осужденных, с другой — стандартизи­ ровала личность. В то же время снятие задачи формирования коллектива осуж­ денных ускорило и усилило процессы воспроизводства асоциальных сообществ в рамках «другой жизни» тюремной стратификации, обычаев, воровских тра­ диций и законов, криминальной субкультуры. Поэтому, учитывая недостатки коллективного воздействия, необходимо переосмыслить его и не бросаться в другую крайность — только индивидуализировать психолого-педагогическое воздействие на осужденных. Последнее имеет место в обосновании приоритета одиночного тюремного заключения.

Исправительно-трудовая психология и педагогика, в противовес идеям А. С. Макаренко, всегда ограничивались рамками режима и нормативных ин­ струкций.

Это блокировало психолого-педагогические инновации в практике работы с осужденными, когда психолого-педагогическая целесообразность вхо­ дила в противоречие с «окостенелыми» нормами права и режимными инст­ рукциями. Пример тому —педагогический опыт по формированию коллекти­ вов осужденных в вологодских ИТУ в 70-х годах. Проблема гармонии психо­ логии и педагогики с правом остается до сих пор нерешенной. Например, психолого-педагогическая экспертиза норм уголовно-исполнительного права и различных инноваций режима не осуществляется, хотя еще в 20-е годы она успешно проводилась на базе пенитенциарного отделения в одном из мест ли­ шения свободы в Москве. Такое взаимодействие пенитенциарной психологии и уголовно-исполнительного законодательства усилило бы результативность применяемых правовых норм. _ В настоящее время, несмотря на противоречивость исторического разви­ тия, в рамках пенитенциарной психологии разрабатываются новые направ­ ления: социально-психологический тренинг (А. В. Пищелко, Т. Ю. Базаров, А. Н. Сухов, М. Г. Дебольский, В. М. Поздняков и др.), психологическое кон­ сультирование (В. Г. Деев, В. В. Солодовников, Ю. А. Алферов и др.), груп Цовая психотерапия, саморегуляция психических состояний (А. С. Новосе­ лова, В. И. Серов и др.) и эмоционально-волевая тренировка (А. И. Ушати ков, В. М. Поздняков, О. И. Шеламов), психологическая коррекция осуж­ денных (В. И. Серов, А. С. Новоселова, А. И. Ушатиков), психологическая подготовка сотрудников органов внутренних дел (А. М. Столяренко, Я. Я. Бе лик, В. А. Семенов, В. М. Поздняков), направления, представляющие раз­ личные отрасли прикладной пенитенциарной психологии (В. Г. Деев, М. Г. Дебольский, В. Н. Казанцев, А. Н. Сухов, В. И. Серов и др.).

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию Негативные явления, сложившиеся в пенитенциарной психологии в 8 0 90-х годах, — это «нормальные» явления для науки, однако выход из кризиса стимулировал дальнейшее позитивное развитие науки. Преодоление этого кри­ зиса видится в рождении новых направлений: психологии деятельности сотруд­ ников учреждений, исполняющих наказания (А. М. Столяренко, М. Г. Деболь ский, А. И. Папкин, В. И. Черненилов), возрастной пенитенциарной психоло­ гии и педагогики (И. П. Башкатов, В. Г. Деев, Т. В. Калашникова, А. И. Уша тиков и др.), психологии инновационной деятельности сотрудников в органах, исполняющих наказания (М. Г. Дебольский, А. В. Чечкова, А. И. Папкин и др.), психологической службы пенитенциарной системы (И. П. Башкатов, М. Г. Де­ больский, Л. С. Саблина и др.), психологии организационных отношений (А. И. Папкин), пенитенциарной социологии (Ю. А. Алферов и др.), аудиовизу­ альной психодиагностики (А. И. Ушатиков, О. И. Шеламов). Принятие Концеп­ ции реформирования уголовно-исполнительной системы Минюста РФ, концеп­ ций воспитательной работы, психологической службы послужило активному переосмыслению методологии пенитенциарной психологии и ее основных катего­ рий, разработке новых гуманизированных программ пенитенциарной психоло­ гии (А. И. Ушатиков, А. Н. Сухов, В. Г. Деев, В. М. Поздняков, О. Г. Ковалев, В. А. Семенов и др.), визуальной психодиагностики осужденных (А. И. Ушати­ ков, О. И. Шеламов, В. И. Серов и др.), программ социально-психологического консультирования и психотехники (А. Н. Сухов, В. Н. Казанцев, В. М. Поздня­ ков и др.), психокоррекционной работы с осужденными (А. С. Новоселова, В. И. Серов, А. И. Ушатиков и др.), психологии консультационной работы с осуж­ денными (В. Г. Деев, А. И. Ушатиков, В. М. Поздняков и др.). Теоретически обо­ сновано введение таких новых специальностей в деятельность УИС, как психо­ лог, социальный работник, психотехник, социальный педагог и др.

Ключевые термины и понятия Исправительно-трудовая политика, виды отбывания наказания, карательно-теологическая модель, изменчивость и устойчивость личности, врожденный и социализированный преступник, исправимость, коллектив, этапы развития пенитенциарно-психологических взглядов в России, «психиатрическая ин­ тервенция», кризисы пенитенциарной психологии.

Психологическое самообразование Вопросы для обсуждения и размышления 1. Как вы думаете, почему в Х\Ш1-Х1Х веках в юридической психологии преступник отождествлялся с осужденным (заключенным)? Может быть, это один и тот же феномен и не было необходимости выде­ лять в качестве новой отрасли юридической психологии исправительно-трудовую (пенитенциарную) психологию?

2. Синонимичен ли ряд: исправительно-трудовая психология, тюремная психология, пенитенциар­ ная психология? Почему в советский период эта отрасль юридической психологии называлась исправи­ тельно-трудовой психологией?

3. Имеются ли различия в подходе к пониманию личности осужденного на разных этапах развития тюремной, исправительной, пенитенциарной психологии? Влияло ли это понимание на исполнение уго­ Глава 2. История развития пенитенциарной психологии ловных наказаний или это связано с какими-то другими явлениями? На каком наиболее характерном периоде вы проиллюстрировали бы свое мнение?

4. Согласны ли вы с приводимым авторами учебника обоснованием кризисных явлений в пенитен­ циарной (исправительно-трудовой) психологии?

Рекомендуемая литература 1Ърнет М. Н. История царской тюрьмы: В 5 т. — М., 1956. Т. 5.

Детков М. Г. Исполнение наказания в дореволюционной России. — М., 1992.

ДетковМ. Г. Организационно-правовые проблемы развития системы наказания в виде лишения свободы в 60-70-е годы. — Домодедово, 1993.

Зубков А. И., Калинин Ю И., Сысоев В. Д. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства.

юстиции России. — М., 1998.

Исправительно-трудовая психология. — Рязань, 1985.

Ковалев А. Г. Психологические основы перевоспитания правонарушителя. — М., 1968.

Крестовский Г. Петербургские тайны. — М., 1994.

Кузьмин С И. Развитие советских ИТУ в 60-80-х годах. — М., 1990.

.

Педагогическое наследие А. С. Макаренко и проблемы исправления и перевоспитания осужден­ ных. — Рязань, 1988.

Поздняков В. М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. — М., 2000.

Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. — М., 1923.

Глава ПСИХОЛОГИЯ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПРАКТИКЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН 3.1. Пенитенциарные теории и модели тюремных учреждений в западных странах История развития западной пенитенциарной теории и практики характе­ ризуется противостоянием сторонников репрессивного подхода к проблеме ис­ полнения уголовного наказания в виде лишения свободы и гуманистического подхода, в основе которого изначально лежал принцип возможности и необхо­ димости исправления преступников. Эти подходы нашли отражение в ряде пенитенциарных концепций, одни из которых отрицали цель исправления преступников, другие выдвигали ее в качестве основной.

Становлению научных основ концепции, реализованной в реинтеграцион­ ной (ресоциализационной) модели исполнения уголовного наказания, способ­ ствовали современные философские, социологические, криминологические, уголовно-правовые, психологические теории американского и западноевропей­ ского происхождения.

Как перед отечественной, так и перед западной пенитенциарной теорией стоит вопрос: должна ли такая цель уголовного наказания преступников, как исправление, признаваться основной? Международная пенитенциарная прак­ тика не дает на него однозначного ответа.

С одной стороны, пенитенциарная система должна устрашать преступника, формировать у него страх перед наказанием и таким образом сдерживать его от совершения повторного преступления (юридическое исправление). С дру­ гой — пенитенциарная система реализует идею социальной ресоциализации как воплощение общечеловеческих ценностей — исправление заключенного.

Модели, реализуемые в практике западных стран, можно свести к двум большим группам:

1. Репрессивная модель (изоляция, кара, устрашение) предусматривает тю­ ремное заключение, усиленный режим, труд, включая тотальную изоляцию и режим молчания. В качестве примера можно привести пенсильванскую мо­ дель (Филадельфия): система молчания, индивидуального воздействия, оди­ ночные камеры;

оборнскую модель: индустриальная модель такой тюрьмы пред­ полагала, что осужденные днем работали, а на ночь помещались в камеры. От оборнской системы содержания берет свое начало современная тюремная сис­ тема западных стран.

2. Исправительные модели: ресоциализационная и реинтеграционная.

Их предваряла прогрессивная система отбывания наказания, проявившаяся Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран в 40-х годах и состоящая в изменении условий режима в зависимости от поведения.

Репрессивная модель базировалась на неизменности человеческой природы теории неисправимости личности, которую нужно устрашать. Исправительная модель (Г. Спенсер) связана с теориями коррекции отклоняющегося поведе­ ния (медицинская модель), модификации поведения и др.

Пенитенциарная модель — это тип пенитенциарной системы, особенно­ сти которой обусловливаются объективными (социально-экономическими) и субъективными ( гносеологическими) факторами в конкретный период.

Пенитенциарные системы стран Западной Европы и США более чем за 200 лет своего существования имели различные исправительные модели (табл. 1).

Таблица Основные исправительные модели зарубежных стран (на примере США) Пенитенциарная Применяющиеся средства исправления Теоретико-методологическая платформа модель 2 Полная изоляция от общества, беседы Философско-мировоззренческие представле­ Религиозная ния членов религиозно-благотворительного священника о необходимости спасения души и религиозного покаяния, религи­ Филадельфийского тюремного общества.

озно-нравственное воспитание Причины преступного поведения кроются в грешных устремлениях душ правонарушителей, чему способствует порочная социальная среда Индустриальная Полная изоляция от общества в тюрьме, Философско-мировоззренческие пред­ ставления членов светского Нью-йоркского превращенной в гибрид пенитенциар­ ного учреждения, военного лагеря и тюремного общества. Причины преступного поведения кроются во влиянии негативного фабрики, жесткий режим жизнедеятель­ ности, принудительный труд, религиоз­ социального окружения, отсутствии у правона­ рушителей привычки к труду, самодисциплины, но-нравственное воспитание, начальное религиозно-нравственных чувств, в стремлении школьное образование к достижению успеха в жизни нечестным путем Реформаторская Изоляция от общества в исправитель­ Философско-Мировоззренческие представле­ ния членов светского Нью-йоркского тюремно­ ных учреждениях;

режим, посильный го общества труд, общеобразовательное обучение и профессиональная подготовка, физи­ ческое воспитание, обучение правилам поведения в обществе, организованное самовоспитание и самообразование Медицинская Позитивистская школа уголовного права и Полная изоляция от общества в криминологии. Причины преступного пове­ исправительных учреждениях, преоб­ дения — это социопатия правонарушителя, разованных в подобие психиатрических страдающего от психологического диском­ клиник. Психотерапия, психологическое форта, негативных эмоциональных состояний, консультирование, психоанализ, обще­ образовательное обучение и профессио­ и психопатия преступника, наследственные или нальная подготовка, обучение правилам приобретенные, соматические заболевания, подсознательные конфликты поведения в обществе, трудотерапия, религиозно-нравственное воспитание ! См.: Чакубаш Ю. В. Социально-педагогические основы деятельности пенитенциарной сис­ темы США: Автореф. дисс.... канд. пед. наук. — М., 1993.

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию Окончание табл. Реакция на очень тяжкие преступления Модель Классическая теория Ч. Беккариа и Дж. Говарда.

Центральная идея состоит в том, что лишь тот должна состоять в лишении свободы на справедливости срок до 25 лет. Принудительное воздейс­ может усвоить нормы поведения, чьи права неуклонно гарантируются и защищаются твие и терапия запрещены как неэффек­ тивные и противоречащие конституции.

Напротив, добровольное согласие на воздействие следует широко поощрять в тюрьмах в целях их гуманизации. Это относится, например, к общеобразова­ тельному обучению и профессиональной подготовке, психологическим консульта­ циям, групповой терапии. Воспитатель­ ное воздействие осуществляется только на добровольной основе Модель Акцент в этой модели делается на том, чтобы Правонарушитель (преступник) должен социальной путем правильной реакции на преступление налаживать отношения со своей семьей, школой (если речь идет о подростке), реабилитации помочь преступнику, потерпевшему и обществу.

Модель социальной реабилитации пресле­ с соседями, с трудовым коллективом и дует цель решительного улучшения качества с теми, с кем он проводит досуг. Тем са­ человеческих взаимоотношений (интеракций) в мым и общество привлекается к участию общине. Противоправность и преступность ус­ в процессе некарательного воздействия ваиваются в результате того, что человек иден­ тифицирует себя с противоправными и преступ­ ными ролями, разрушая при этом нормальные социальные связи. Поэтому необходимо, чтобы преступники усвоили непротивоправные и не­ преступные образцы поведения путем вживания в социально-конформные нормы жизни Модель Воспитательное воздействие нацелено на то, Содействующими этой цели методами воспитательного чтобы путем вмешательства государства ис­ могут стать, например, профессио­ коренить социально неприемлемое поведение нальная подготовка, воспитание в часы воздействия Имеется широкая и узкая модель воздействия досуга, индивидуальные или групповые консультации, а также различные виды физической и социальной терапии, ме­ дикаментозные и оперативные методы (например, кастрация), индивидуальная психотерапия и групповая терапия Реинтеграционная В основе лежит теория ресоциализации лично­ Цель исправления лиц в заключении модель сти. Расширение социальных связей в условиях должна быть такова, чтобы поддержи­ изоляции позволяет реинтегрировать освобо­ вать их здоровье и самоуважение и, дившегося в обществе насколько позволяет продолжительность заключения, развить в них чувство ответственности, поощрять те позиции и формы поведения, которые помогут им вернуться в общество и с наибольшими шансами после освобождения вести самостоятельную жизнь, уважая закон Методологической основой каждой из перечисленных пенитенциарных мо­ делей служили научно-житейские взгляды на преступника и его психологию, обусловившие те или иные методы воздействия на осужденных. Пенитенциар­ ные модели исторически сменяли друг друга под влиянием определенных фак­ Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран торов, соответственно становились иными и взгляды на преступника, отбыва­ ющего наказания.

Самая ранняя репрессивная модель возникла в европейских странах в пе­ риод становления пенитенциарных центров в XVII веке. Ее теоретическая ос­ нова с начала XX столетия формировалась под влиянием классической школы уголовного права и криминологии, а в конце века — под влиянием неокласси­ ческой школы. Указанный тип пенитенциарной системы ориентировался на реализацию целей наказания: воздаяние (кара), устрашение (удержание), об­ щая и специальная превенция.

В конце Х"УШ-Х1Х веке прогрессивные ученые-пенитенциаристы отстаивали в качестве первостепенной цель позитивного изменения личности преступника посредством устрашающего воздействия наказания на основе жесткого режима содержания заключенных. В отечественной науке подобное исправление имену­ ется юридическим и предусматривает превращение преступника в правопослуш­ ного гражданина, не нарушающего закон из-за страха перед возможным наказа­ нием. С точки зрения пенитенциарной психологии такой подход малоэффекти­ вен, поскольку в этом случае человек не изменяет своих взглядов и убеждений и, как только появляется возможность, вновь совершает преступление.

За рубежом первые шаги в превращении тюремных заведений в воспита­ тельные учреждения для детей-правонарушителей предпринял швейцарский педагог И. Песталоцци (в России — А. Герд), который в 1775 г. в Аргау уст­ роил земледельческий приют для заброшенных, порочных и преступных де­ тей. Воспитание основывалось на любви к детям, заботе о них, на использова­ нии труда. И. Песталоцци сам обучал детей чтению, письму и счету. Они ра­ ботали в поле, осваивали ремесло, вели хозяйство. И. Песталоцци видел в труде прежде всего средство развития физических сил, умственных и нрав­ ственных способностей, стремился дать детям не узкоремесленные навыки, а разностороннюю трудовую подготовку. _ В настоящее время пенитенциарные системы Запада ориентируются на три основных типа моделей: контрольную (регулятивную), психогенную и социо­ генную.

Контрольная (регулятивная) модель основывается на том, что цели ис­ правления достигаются в основном мерами контроля за индивидами — выяв­ лением преступлений, арестом, судебным разбирательством и наказанием.

Психогенная модель строится на понимании того, что преступник — это человек с эмоциональными расстройствами, нуждающийся в индивидуальной Терапии.

Социогенная модель объясняет преступность и преступное поведение как следствие комплексного воздействия таких социальных факторов, как соци­ альная дезорганизация, конфликт культур, несинхронность в развитии куль­ туры, расстройство личности и социальное отчуждение.

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию Следовательно, тюремные системы, ориентирующиеся на контрольную (ре­ гулятивную) модель, наряду с правовыми методами воздействия включают модификацию поведения, реальную терапию, давление группы равных и дру­ гие подобные методы;

пенитенциарные системы психогенной модели предус­ матривают различные методы лечения, социальную работу, консультирова­ ние. Социогенной модели соответствуют программы расширения социальных контактов заключенных с внешним миром.

Специфика западной тюремной системы состоит в назначении несовершен­ нолетним так называемых неопределенных приговоров. В этом случае суд не определяет в мотивировке приговора срок пребывания несовершеннолетнего в исправительном заведении. В соответствии с действующим законом он может оставаться в нем до исправления, но не менее шести месяцев и не дольше, чем до достижения 21 года. При этом учитывается лишь степень криминализации несовершеннолетних, в зависимости от которой они должны быть помещены в разные типы заведений. Это должно, по мнению пенитенциарных юристов и психологов, создать условия для максимальных педагогических усилий в от­ ношении воспитанников, требующих особенно интенсивного ресоциализаци онного воздействия.

При выборе исправительной меры семейный суд принимает во внимание не только факт совершения несовершеннолетним наказуемого действия (пре­ ступления), но и неэффективность применяемых до сих пор воспитательных мер, отрицательный прогноз относительно эффективности возможного приме­ нения к нему воспитательных мер.

Виды заведений дифференцируются в зависимости от воспитательных и терапевтических потребностей разных категорий осужденных. Индивидуали­ зация методов и средств воздействия на воспитанников состоит в модифика­ ции назначенной исправительной меры, изменении вида заведения, помеще­ нии вне заведения.

Большое внимание уделяется средствам воспитательного воздействия: об­ щему и профессиональному обучению, сотрудничеству с родителями, контак­ ту с окружающей средой, общественными организациями, особенно молодеж­ ными и культурными.

Практика последних лет направлена на устранение изоляционного харак­ тера исправительного заведения путем введения полусвободного режима под­ готовки заключенных к выполнению общественно полезных функций и при­ ближение их к условиям жизни на свободе (Я. Раинчук, 1990).

Многие западные ученые-криминологи, пенитенциаристы и психологи (Э. Са­ зерленд, Д. Кресси, Д. Тафт, Т. Барнс, У. Реклесс, Дж. Митфорд, А. Ройс, Г. Шнайдер, Р. Кристи) возлагали надежды на претворение в жизнь пенитенци­ арных учреждений принципов, лежащих в основе исправительной системы:

1. Перевоспитание преступников вместо их наказания.

Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран 2. Применение научно обоснованных средств позитивного изменения лич­ ности нарушителя закона.

3. Дифференциация в зависимости от особенностей личности, а не от степе­ ни тяжести совершенного преступления.

4. Немедленное освобождение осужденного, как только он доказал свое исправление.

Стремление к позитивному изменению заключенного ряд авторов связыва­ ют с представлением о нем как о больном человеке, нуждающемся в специаль­ ном лечении.

Провозглашенный реформаторами принцип классификации преступников с целью отыскания индивидуальных форм воспитательного воздействия час­ тично был принят в практике западных тюрем, поскольку надежда на превра­ щение тюрьмы в средство «социального восстановления личности» наталкива­ лась, с одной стороны, на консерватизм сотрудников пенитенциарной систе­ мы, с другой — на отрицательное отношение к нововведениям самих заклю­ ченных.

В то же время нельзя не согласиться с Р. Кларком (1975), который хотя и называет тюрьмы «фабриками преступности», но полагает, что внедрение в их практику новых принципов может превратить исправительные учреждения в эффективный инструмент предупреждения антиобщественного поведения. Боль­ шие надежды в этом плане Р. Кларк возлагал на «образцовые» исправитель­ ные учреждения, где практиковались новые формы «социального восстанов­ ления личности».

Ученые-пенитенциаристы в западных странах высказывают мнение о кри­ зисе системы исполнения наказания, поскольку места лишения свободы спо­ собствуют не перевоспитанию заключенных, а усилению их преступных на­ клонностей и увеличению рецидива. Сложившуюся ситуацию они объясняют низкой квалификацией администрации, патологией власти персонала и нали­ чием тюремной субкультуры. Д. Клеммер в книге «Тюремное сообщество» даже ввел в обиход термин «призонизация», который означает усвоение заключен­ ными норм и ценностей тюремной субкультуры.

В последнее время большое значение приобрела теория воспитательного (некарательного) воздействия на заключенных, являющегося способом воз­ вращения правонарушителей в общество. Воспитательное воздействие, иногда называемое реабилитацией или ресоциализацией, включает наряду с моделью воздействия (обращения) модель справедливости и модель ресоциализации.

Последние две содержат элементы воспитательного воздействия. В модели спра­ ведливости такое воздействие имеет второстепенное значение, поскольку ее смысл состоит в гуманизации исполнения наказания. Она применяется на доб­ ровольной основе и не может навязываться прямо или косвенно. В модели ресоциализации воздействию подвергается не только преступник посредством Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию той общности, в которой он живет или в которую он перевелся из преступной среды, но и жертва преступления, некоторые социальные группы, в которых живут преступник и жертва.

Наказание в виде применения телесного, психического или социального насилия, по мнению Г. Шнайдера (1994), не содержит воспитательные эле­ менты, поскольку в этом случае преступник превращается в объект насилия, которому наносится реальный ущерб (унижение, клеймение). Воспитательное воздействие должно помочь преступнику возвратиться в общество, жертве по­ лучить возмещение причиненного ей вреда и обществу избежать рецидивов, добиться примирения между преступником и его жертвой, восстановить и под­ держать общественный порядок.

Пенитенциарные системы западных стран и России имеют как общее, так и особенное (табл. 2).

Таблица Сравнительная характеристика пенитенциарных систем России и США Пенитенциарная система США Пенитенциарная система России Преимущественно коллективное отбывание наказания. Преимущественно одиночное (тюремное) отбывание Коллективные формы воздействия (собрания и др.) наказания. Индивидуальные формы воздействия.

Групповой тренинг Цель — исправление. Дифференциация в зависимости Цель — перевоспитание вместо наказания. Диффе­ ренциация в зависимости от особенностей личности, от тяжести преступления а не от степени тяжести преступления Освобождение в зависимости от правовой регламен­ Немедленное освобождение осужденного, как только тации он доказал свое исправление Средства воздействия: коллективный или индивиду­ Средства воздействия: психотерапия, модификация альный труд, обучение, режим, участие в самодеятель­ поведения ных организациях Определенный приговор: он может быть сокращен в Неопределенный приговор: отказ суда в назначении зависимости от статьи, отбытого срока и положитель­ срока для того, чтобы стимулировать исправление ной характеристики заключенного и исключить возможность содержания в тюрьме уже исправившихся 3.2. Диагностика и классификация заключенных Западные психологи исходят из понимания поведения как нормы и модели индивидуальных отклонений, которые могут быть названы клинической ти­ пологией делинквентности. Таким образом, индивидуальное поведение стано­ вится социальной проблемой тогда, когда оно свидетельствует о нарушении норм закона.

Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран Для проверки умственных способностей, профессиональных наклонностей и некоторых других свойств заключенного психологи используют преимуще­ ственно тесты (чаще всего групповые), а изучение личного дела и проведение бесед — лишь предварительные как способы оценки личности. Пенитенциар­ ные психологи предпринимали попытки создать психодиагностические мето­ дики для изучения конкретных типов правонарушителей.

Имеется ряд тестов, которые помогают оценить успехи заключенных в ходе перевоспитания (шкалы эмпатии, тревожности, самосознания). Например, тест Рейда (НШ) (1967) дает возможность измерять уровень карательных мер в отношении такого преступления, как кража (шкала содержит 100 вопросов, на каждый из которых надо ответить «да» или «нет»).

Миннесотский многофазный личностный опросник (ММР1) содержит шка­ лы достоверности (стремление испытуемого казаться лучше, чем он есть;

к чрез­ мерной замкнутости или открытости), а также позволяет выявлять степень склон­ ности к совершению повторных преступлений у сексуальных преступников.

Наиболее полный обзор психологических тестов был сделан в ежегоднике, вышедшем в 70-х годах под редакцией Оскара К. Бьюреса (1157 тестов, в том числе 640 новых).

По результатам тестирования осуществляется классификация заключен­ ных, основания для которой могут быть различными в зависимости от задач, решаемых администрацией тюрем. Наиболее ранняя классификация, прово­ димая в целях эффективного воздействия на преступников, включала отделе­ ние преступников друг от друга по полу и возрасту.

В 1519 г. в Испании мужчины в рабочих домах и тюрьмах впервые были отделены от женщин. В США мужчины и женщины стали содержаться раз­ дельно с созданием пенитенциариев (1790). Отделение несовершеннолетних от взрослых, разделение заключенных в зависимости от умственного развития в целях более эффективного обучения было осуществлспо во Франции.

В 1905 г. в Англии зародилась борстальская система открытых исправи­ тельных учреждений, в тот же период подобные заведения появились в Бель­ гии. В них заключенные разделялись на группы для более эффективного воз­ действия.

В 1909 г. Восточный пенитенциарий в США начал проводить простейшую классификацию заключенных, а в 1917 г. — пенитенциарий в Нью-Джерси.

В 1929 г. классификации начало разрабатывать Федеральное бюро тюрем, а предложенная им программа была утверждена в 1930 г. Конгрессом США.

Администрация тюрем США в зависимости от вероятности совершения за­ ключенными побега и их опасности выделяет пять основных категорий пре­ ступников (В. Фокс, 1980):

1. Содержащиеся в условиях максимальной изоляции лица, от которых надо ожидать побега, а также лица, могущие причинить вред себе и другим.

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию Для обеспечения безопасности их рекомендуется содержать в одиночных ка­ мерах и не выводить без сопровождения сотрудников тюрьмы и без спецсредств (наручники, ремни, кандалы).

2. Содержащиеся в условиях строгой изоляции лица, которых запирают в камерах и блоках, но которым разрешается работать в бригадах под надзором в помещениях тюрьмы.

3. Содержащиеся в условиях ограниченной изоляции лица, работающие в бригадах под надзором невооруженной охраны вне стен тюрьмы и безнадзорно на территории тюрьмы (в тюрьме их называют благонадежными).

4. Содержащиеся в условиях минимальной изоляции лица, которым разре­ шается жить и работать вне тюрьмы, без надзора.

5. Опекаемые обществом лица, которым разрешается проживать в общине в самом городе либо недалеко от него, без надзора ездить на работу и учебу или время от времени проживать в университетских общежитиях. В период обучения в университете они один раз в неделю должны отчитываться перед консультантом.

Подобные классификации имеются и в других зарубежных странах, на­ пример в Англии (С. М. Иншаков, 1997). Классификация заключенных помо­ гает администрации исправительных учреждений оказывать целенаправлен­ ное воздействие на заключенных.

Исправительные учреждения заинтересованы в смягчении режима содер­ жания заключенных, поскольку максимальная и строгая изоляция обходится намного дороже, чем минимальная изоляция и опека со стороны общества.

Фактически в некоторых юрисдикциях такая опека может быть экономичес­ ки выгодной, потому что осужденный отрабатывает 3— доллара за содержа­ ние и 1 доллар за транспортные расходы. В то же время он помогает своей семье, что сокращает размер выплачиваемого пособия.

Заключенные, содержащиеся в условиях ограниченной и минимальной изо­ ляции, а также осужденные, проживающие в общине, более подготовлены к условно-досрочному освобождению, чем заключенные, которых содержат в условиях максимальной и строгой изоляции. Лишь очень немногие преступ­ ники, содержащиеся в условиях максимальной изоляции, освобождаются до­ срочно, да и то только при чрезвычайных обстоятельствах.

Таким образом, смягчение по мере возможности режима каждому осуж­ денному отвечает, по мнению ученых и тюремного персонала западных стран, как целям приспособления заключенного к условиям общежития, так и п|елям экономии.

В тюрьмах Германии заключенных классифицируют на 2 группы: лица, которые не нуждаются в ресоциализации;

лица, которые нуждаются в ресоци­ ализации и могут стать законопослушными гражданами (в большинстве слу­ чаев это рецидивисты, совершающие преступления против собственности).

Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран Классификация заключенных в тюрьмах США прошла несколько этапов:

1. Непрофессиональный подход: комитет из 10-12 представителей тюрем­ ного персонала без участия специалистов разрабатывал рекомендации в отно­ шении заключенных.

2. Обычный комитет по классификации разрабатывал рекомендации, но уже с участием социолога или психолога, которые собирали сведения о каж ­ дом заключенном.

3. Объединенный комитет, который стал действительно элементом струк­ туры пенитенциарного учреждения, поскольку назначенные им меры не про­ сто имели рекомендательный характер, а фактически выполнялись заместите­ лем начальника тюрьмы. Последний группировал осужденных таким обра­ зом, что все лица, попавшие при классификации в одну группу, работали и жили в одном блоке.

4. Профессиональный комитет по классификации, состоящий из начальни­ ка отдела режима, начальника отдела классификации и специалиста, кон­ сультирующего заключенных.

В 70-х годах в ряде западных стран в пенитенциарных системах была раз­ работана классификация заключенных с помощью ЭВМ на основе совокупно­ сти диагностических признаков. В зависимости от мнения персонала тюрьмы о возможностях изменения личности преступника его относили к одной из трех категорий: интенсивного, селективного или минимального воздействия.

В США появилась новая система «RAPS», использовавшая в качестве кри­ терия деления заключенных на разряды разницу между предлагаемым объе­ мом дополнительной работы по перевоспитанию данного заключенного и ее усредненным объемом. Система классификации осужденных «RAPS» включа­ ла следующие группы информации:

«R» — профессиональное мнение работающих в тюрьме специалистов о возможностях изменения данного преступника;

—— «А» — сведения о возрасте преступника (до 30, 30— старше 45 лет);

45, «Р» — сведения о количестве предыдущих судимостей;

«S» —информация о приговоре в соответствии со специальной классифи­ кацией и о сроке наказания по приговору.

Кодовые комбинации вводились в ЭВМ, которая определяла принадлеж­ ность заключенного к одному из трех разрядов. Первый разряд предусматри­ вал пересмотр дела каждый месяц и получение задания вне тюрьмы в первую очередь, второй — пересмотр дела каждые шесть месяцев и получение зада­ ния вне тюрьмы во вторую очередь, третий — пересмотр дела один рад в год и, как правило, использование на работе внутри тюрьмы.

Другое основание классификации заключенных — влияние тех или иных факторов на их преступное поведение. В ее основе лежит:

а) конфликт между ценностными представлениями индивида и общества;

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию б) конфликт, проистекающий из взаимоотношений с другими людьми;

в) проблемы, обусловленные потребностью в материальных благах;

г) проблемы, обусловленные самосознанием индивида.

В рамках репрессивной модели пенитенциарные работники ограничивают­ ся, как правило, уголовно-правовой и упрощенной социально-демографичес­ кой системами классификаций. В то же время в тех тюремных системах, где преобладает ресоциализационная модель, при классификации осужденных учитываются криминологические, социально-демографические, психологичес­ кие, психолого-педагогические, психиатрические особенности. Тип пенитен­ циарной системы, ориентирующейся на преимущественную реализацию цели социальной реабилитации, позволяет глубоко изучить личность заключенного и в дальнейшем применить к нему обоснованную систему средств исправи­ тельного воздействия.

Процесс классификации правонарушителей в этом случае проходит в не­ сколько этапов. Во-первых, действуют группы классификации при органах правосудия, в которые входят представители пенитенциарного департамента, отделов реабилитации, управлений по надзору за условно осужденными и ус­ ловно-досрочно освобожденными, общественные, наблюдательные организации.

Группы классификации собирают общую информацию о правонарушителях (со­ циальный статус, данные медицинских обследований и пр.), использующуюся в ходе судебного разбирательства и при определении меры наказания. Во-вто­ рых, специалисты диагностических центров (психологи, психиатры, психосо­ циологи, педагоги), являющихся промежуточным звеном между следственны­ ми изоляторами и исправительными учреждениями, осуществляют специаль­ ное изучение личности осужденных. Центры разрабатывают общие програм­ мы реабилитации преступников, имеющие для персонала исправительных учреждений рекомендательный характер. В-третьих, классификационные ко­ миссии (группы) в исправительных учреждениях изучают личные дела вновь прибывших осужденных. На основании полученных данных составляется коп кретная программа исправительного воздействия, представляющая собой пер­ спективный, подробный план деятельности тюремного персонала.

Постоянное наблюдение за осужденным, помимо работников отрядов «юнитс», осуществляют отделы диагностики исправительных учреждений, персонал которых на профессиональном уровне изучает социально-психологи­ ческие особенности отбывающих наказание. Они готовят материалы для лич­ ных дел осужденных, заседаний классификационных комиссий, рекоменда­ ции по коррекции программ исправительного воздействия конкретных право­ нарушителей, рапорты для совета по условно-досрочному освобождению за­ ключенных штата.

Персонал диагностических центров, классификационных комиссий испра­ вительных учреждений использует научные методики, разрабатываемые ве­ Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран домственными исследовательскими центрами и ведущими учебными заведе­ ниями.

Индивидуальное изучение преступников, ориентированное на задачи пени­ тенциарной практики, осуществляется в центрах наблюдения и ориентации (в ряде стран они называются центрами классификации) заключенных.

По аналогичным программам работают национальные и религиозные цент­ ры. Так, деятельность Французского национального центра ориентации стро­ ится следующим образом: после вынесения приговора осужденные на срок более 1 года переводятся в центр, куда предварительно направляется обвини­ тельный приговор, материалы социального исследования, характеристика от руководителя пенитенциарного учреждения, в котором до этого находился преступник.

Каждые шесть недель в центр поступает 100— 120 заключенных, которые размещаются по камерам. В лабораториях центра их изучают врач, психиатр, психотехник и психолог. По окончании срока пребывания в центре комиссия в составе специалистов, директора центра и руководства центральной админи­ страции изучает досье осужденного, результаты исследования и определяет тип пенитенциарного учреждения, в котором заключенный будет отбывать на­ казание.


Индивидуальное изучение преступников проводится в рамках клиничес­ кой криминологии, которая осуществляет профилактику преступления на уров­ не конкретного человека. Ее задача выражается формулой: «диагноз — про­ гноз — лечение» и реализуется врачом, психиатром, социальным работником, а при наличии у преступника внутренних конфликтов привлекаются психо­ техник и психоаналитик.

Каждый специалист изучает заключенного по своей программе. Затем на основе полученных данных готовится общее заключение с рекомендаци­ ями по перевоспитанию и передается администрации пенитенциарного уч­ реждения.

Методики, применяемые психологом, подразделяются на основные (подда­ ющиеся классификации тесты и вопросники) и дополнительные (проектив­ ные, психоаналитические методы). Подбор методик, их взаимосоотнесенность, а главное — интерпретация результатов определяются исходной теоретичес­ кой концепцией психологических предпосылок преступления и личности пре­ ступника на основе существующих различных школ и направлений:

— во Франции и Италии велико влияние психоанализа и концепции лич­ ности преступника Ж. Пинателя;

— в Нидерландах, скандинавских странах клиническая криминология от­ личается стремлением к эмпирическому поиску новых методов (в том числе математических), обладающих наибольшей прогностической валидностью в отношении преступного поведения.

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию В то же время в западных странах достаточно сильны позиции классичес­ кого направления, основанного на концепции опасных состояний, перенесен­ ных из психиатрии в криминологию.

Психологическая оценка степени криминогенности строится на основе оцен­ ки «преступной способности», составляющей созвездие черт, образующих ядро личности преступника.

3.3. Программы и методы психокоррекционной работы с заключенными В зарубежной практике широко применяется термин «программа», причем в самом различном смысле: социальные программы, основу которых составляет формирование личности в социальном окружении;

программы психотерапевти­ ческого характера, имеющие целью положительное изменение свойств личнос­ ти, формирование позитивного имиджа;

программы обучения правилам соци­ ального поведения;

программы социальной реабилитации заключенных.

В пенитенциарной практике зарубежных стран исправительные програм­ мы построены на основе разноплановых индивидуальных и групповых мето­ дов психологического консультирования и психотерапии.

Психокоррекционная работа с заключенными,, по мнению В. Фокса (1980), Г. Й. Шнайдера (1994), Дж. Наэма (1979), прошла путь от индивидуальных клиник терапевтических и психоаналитических процедур и «направляемого бихевиорального воздействия», доминировавших в 50-е годы, и через модели гештальттерапии трансактного анализа логотерапии, психодрамы, телесно-ори­ ентированной, экзистенционально-гуманистической и других видов терапии в 60— 80-е годы до понимания в конце 80-х годов необходимости разработки и внедрения более адаптированных к определенным категориям заключенных индивидуальных и групповых средств психотехнического воздействия, спо­ собствующих устранению личностных дефектов и обеспечивающих личност­ ный рост и выработку позитивной правовой ответственности (В. М. Поздня­ ков, 2000).

Классификацию и воспитательное воздействие западные пенитенциаристы рассматривают в единстве. Без дифференциации методов воздействия класси­ фикация остается бессмысленной. Индивидуализация позволяет найти такой метод воздействия на каждого заключенного, который наиболее соответствует ег.о личности.

Например, с помощью классификационного метода Куэя и Парсонса выде­ ляют следующие группы несовершеннолетних заключенных и соответственно психотерапевтов, которые должны на них воздействовать (Г. Й. Шнайдер, 1994):

— незрелые подростки, обычно погруженные в свои мысли, молчаливые, пассивные, невнимательные, ведущие себя по-детски, безответственно. В сво­ их отношениях со взрослыми они очень чувствительны или крайне зависимы Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран от них и всегда боятся, что их обидят сверстники. Воспитательное воздействие на таких подростков могут оказать психотерапевты, способные обучать, быть терпеливыми, успокаивать и поддерживать других. Главной задачей програм­ мы воздействия является создание надежной и урегулированной социальной среды, в которой подростку будет легче расти и развиваться;

— невротические конфликтные личности, которым свойственны страх, де­ прессивное состояние, чувство собственной неполноценности и вины. Они с готовностью рассказывают о своих трудностях, осознают последствия своего поведения и сожалеют о том, что совершили. Тем не менее нет уверенности в том, что они снова не совершат те же поступки. Оказать воздействие на подро­ стков этой группы могут лица, восприимчивые к проблемам других, умеющие целиком посвящать себя человеку, с которым имеют дело, и оказывать ему необходимую помощь;

— недостаточно социализированные агрессивные подростки, которые, как правило, не заслуживают доверия, но способны эффективно влиять на других людей. У них большая потребность побуждать к действиям и возбуждаться, отвергать «авторитетов» и становиться зачинщиками беспорядков в местах заключения. Лицо, которому придется воздействовать на таких подростков, должно быть стойким и последовательным, настаивать на неукоснительном соблюдении закона. Подростки этой группы нуждаются в хорошо контролиру­ емой среде, в которой должно быть много сфер для рационального использова­ ния сил, что помогло бы исчерпать их разрушительную энергию;

— правонарушители, социализированные в делицквентных субкультурах, которые в большинстве своем были вовлечены в деятельность банд, поэтому придерживаются ценностей и кодекса чести своих противоправных групп. При столкновении с администрацией учреждений эти лица защищают позиции и установки своей банды. Лица, которым надлежит воздействовать на эту кате­ горию, обязаны твердо придерживаться личного кодекса чести, еели они хо­ тят завоевать уважение. Они должны вести строгий контроль за поступками правонарушителей и следить за попытками группы манипулировать ими, разъяснять им, каким образом можно повысить свой статус приемлемым для общества способом.

В западных пенитенциарных учреждениях применяются разнообразные про­ граммы воздействия труда, образования, досуга, групповая психотерапия и групповое консультирование заключенных;

ролевые игры и социодрама;

мо­ дификация поведения;

дифференцированное некарательное воздействие;

геш тальтпсихологический и клинический подходы;

общинная терапия;

воздей­ ствие реальностью окружающего мира;

трансактный анализ;

отвлекающие программы и др. (Г. Й. Шнайдер, 1994;

Дж. Митфорд, 1968;

Дж. Наэм, 1979).

В зарубежных пенитенциарных источниках к средствам социальной реаби­ литации относятся: общеобразовательное обучение и профессионально-техни­ Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию ческая подготовка;

регулярный, значимый, оплачиваемый труд;

социальное воспитание;

социально-психологический тренинг;

психотерапия;

религиозно­ нравственное воспитание;

лечение от наркомании и алкоголизма и др.

Основные средства ресоциализации заключенных реализуются в целе­ направленных перспективных программах общеобразовательного обучения, психотерапии, программах лечения от наркомании и алкоголизма, разраба­ тываемых с учетом специфики личности преступника и его индивидуаль­ ных потребностей. Как правило, в разработке реабилитационных программ участвуют сами заключенные, так же как и при составлении многоцелевой программы исправительного воздействия. Отбывающие наказание в виде лишения свободы стимулируются к участию в этих программах такими средствами, как прогрессивная система исполнения уголовных наказаний;

система «хорошего времени» (временных зачетов);

система неопределен­ ных приговоров, которая в последние десятилетия применяется значитель­ но реже из-за присущих ей недостатков;

выплата стипендий учащимся об­ щеобразовательных школ и центров профессионального обучения, источни­ ком которых является прибыль от производственной деятельности пенитен­ циарных учреждений.

Взаимоотношения между работниками исправительных учреждений, фун­ кционирующих в рамках региональной модели, строятся на основе системы педагогических принципов, сформулированных в 50-е годы американским криминологом Ф. Байстеком. Более совершенные варианты системы приво­ дятся в научных работах его последователей. Речь идет о принципах индиви­ дуализации исправительного процесса, гуманизма, соблюдения нейтралитета, недопущения конфронтации в общении, соблюдения права осужденного на частную жизнь, свободу выбора, свободу совести, конфиденциальности.

В реализации этих принципов важное значение имеет автономность тюрем­ ных систем. Так, в США насчитывается 53 автономные пенитенциарные сис­ темы, позволяющие экспериментировать, искать и находить наиболее действен­ ные формы и методы организации работы по исправлению правонарушителей, обмениваться накопленным в этой области положительным опытом на уровне Конгресса США.

Для некоторых категорий осужденных, в частности, для квалифицируе­ мых властями как опасные, применяются: сенсорное воздействие заключения (помещение на месяцы в камеры отделения адаптации тюрьмы), стрессовая терапия (помещение в открытую проходную камеру), химиотерапия (терапия путем искусственно вызванного отвращения).

На практике применяется групповая терапия и групповое консультирова­ ние осужденных. Использование групп в процессе некарательного воздействия получило широкую известность, когда этот метод стали применять в отноше­ нии военных преступников, а после войны А. Эшас и Ф. Ловесс ввели его в Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран тюрьмах Нью-Джерси под названием «направляемое групповое воздействие».


В этом случае группа равных выполняет функцию катализатора в процессе проявления криминальных или, напротив, позитивных установок, поддержи­ вает конформное отношение к групповым нормам, обеспечивает определенный статус и половую идентификацию своим членам.

Методы групповой терапии применяются во многих экспериментальных программах.

Лидеры групп заключенных нередко пользуются методом нейтрализации, состоящим в отрицании существующей реальности и порицании общества. Спе­ циалисту, который руководит группой, необходимо вовремя уловить такие тенденции и пресечь их.

В отношении заключенных молодежного возраста используется влияние ровесников. Чтобы добиться желаемых результатов при терапии, проводятся, например, разного рода собрания, участники которых делятся трудностями, возникшими у них в течение дня, рассказывают о событиях, причинивших им беспокойство.

В таких группах используют стресс, который иногда принимает форму силь­ ного воздействия, оказываемого одними членами группы на других. Обычно его цель — выяснить, какова способность индивида испытывать стресс;

может ли группа использовать стресс в позитивных целях;

четко ли определена цель стресса и реалистичны ли ожидания. Применение стресса или давления в груп­ повой терапии способствует тому, что от сознания угрозы наказания группа переходит к мотивированной конформности.

Модифицированный метод позитивной культуры равных основан на мето­ де направленного группового взаимодействия, но отличается от него меньшей напряженностью отношений;

он избегает открытой конфронтации и вместо давления на первое место ставит взаимное обучение и взаимное познание в среде равных. Персонал должен побуждать группу к деятельности, руково­ дить ею, формировать чувство ответственности.

В таблице 3 представлена сравнительная характеристика позитивной куль­ туры равных и групп конфронтации.

Психологическая структура общества изучается с помощью социометрии.

Она позволяет идентифицировать внутри группы отдельные группировки, ин­ дивидов, которые оказались отвергнутыми, и лидеров.

В. Фокс (1948) составил социограмму в штате Мичиган в исправительном учреждении с режимом минимальных ограничений. Испытуемых просили выбрать из заключенных учреждения тех, с кем они хотели бы (не хотели) совместно проживать в девятиместной комнате. Полученные данные были ис­ пользованы при расселении. В 1952 г. неофициальная проверка показала, что среди одиночек и их приспешников тенденция к совершению новых преступ­ лений выражена сильнее, чем среди тех, кто склонен объединяться.

Раздел /. Введение в пенитенциарную психологию Таблица Группа позитивной культуры равных Группа конфронтации: давление, разоблачение 1. Я не боюсь быть откровенным с группой. 1. Я боюсь быть откровенным с группой.

2. Члены группы говорят, что я должен быть абсолют­ 2. Группа убеждает меня, что со временем я почувс­ но честен. Они пытаются узнать обо мне все твую себя свободнее. Члены группы расскажут мне о себе 3. Я чувствую себя в безопасности, так как члены 3. Мне нелегко, потому что члены группы пытаются группы дают мне понять, что не причинят мне вреда и заставить меня рассказать то, о чем мне не хотелось бы рассказывать не будут помыкать мной 4. Другие члены группы не скрывают свои трудности 4 Другие считают меня обманщиком, но я не пони­ и, кажется, неплохо с ними справляются. Может, мне маю, почему должен что-то им рассказывать. Почему я должен делиться с ними своими проблемами?

тоже поделиться своими проблемами?

5. Пожалуй, защитные механизмы не нужны, я от них 5. Мои защитные механизмы недостаточно сильны, поэтому группа их разбивает отказываюсь 6. Я открываюсь перед группой 6. Меня разоблачили перед группой 7. У меня достаточно сил, чтобы рассказать им 7. Они достаточно сильны, чтобы выставить напоказ трудности, которые я переживаю о своих трудностях 8. Даже не знаю, что я чувствую после разоблачения.

8. Рассказав им о своих проблемах, я почувствовал себя лучше. Не верю, что они используют против меня Боюсь, как бы они не использовали против меня то, что я сказал то, о чем я рассказал 9. Я знаю, что, когда в группе появится новый член, 9. Когда в группе появится новый член, я буду считать его обманщиком он будет боязлив и недоверчив 10. Я помогу ему привыкнуть к группе, так же как 10. Я буду нападать на него, так же как нападали на мне помогли, когда я был новичком. Если ему будет меня, когда я был новичком. Если он не захочет быть трудно нам поверить, я буду и дальше помогать ему, откровенным, я буду продолжать оказывать на него чтобы он перестал бояться давление до тех пор, пока не выясню, что у него за душой Социометрия позволяет изучить, например, побеги из учреждений для не­ совершеннолетних. Дж. Морено установил, что частота побегов в основном зависит от сплоченности группы, несовместимых пар и отверженных, от отно­ шений наставников к подросткам. Таким образом, именно организация груп­ пы удерживает в ней индивида или выталкивает его из нее.

Другим фактором группового воздействия является семья, у членов кото-* рой формируются сходные модели поведения. Воздействие сотрудников служб условно-досрочного освобождения на семью эффективнее воздействия на от­ дельного индивида. Часто в семьях, из которых вышли преступники, главен­ ствует мать, а отца вообще нет. Это положение составило основу работ супру­ гов Глюк по прогнозированию делинквентов.

В семейной терапии специалист выступает посредником между двумя кон­ фликтующими сторонами. Чтобы достигнуть согласия между ними, специа­ листу необходимо уметь маневрировать.

В групповом воздействии нередко применяется невротическое воздействие, когда один или несколько членов социальной группы используют («едят») Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран других для удовлетворения своих эмоциональных потребностей. Это характер­ но для семей с напряженными отношениями, групп гомосексуалистов и дру­ гих отклоняющихся от нормы социальных групп. В семьях это может прояв­ ляться в демонстрации негодования, чрезмерной обидчивости и в иных фор­ мах агрессивного поведения.

Одним из методов группового воздействия являются ролевые игры. С их помощью воспроизводят различные ситуации, имеющие место в системе уго­ ловной юстиции: арест, подготовка к условно-досрочному освобождению и др.

Такая «репетиция» помогает преступнику осознать свои прежние трудности и подготовиться к новым ситуациям, понять роли, которые ему предстоит иг­ рать, и приспособиться к ним.

Методами групповой психотерапии являются психодрама и социодрама.

Психодрама использует ролевые игры для разрешения проблем личного ха­ рактера (сложности в семье, внутреннее беспокойство), а социодрама — для решения более широких социальных вопросов (отношения с правовыми орга­ нами и др.).

В настоящее время психологи и тюрьмоведы на Западе основываются на концепции психотерапевтического воздействия на заключенных, в соответствии с которой преступник рассматривается как носитель хронического заболева­ ния, а тюрьма — как своего рода клиника.

Наибольшее распространение в тюрьме получила групповая психотерапия, суть которой изложил Ш. Жермен: «Можно считать преступность заболевани­ ем, но если это так, то это социальная зараза, и общество вправе лечить ее при помощи наказания... Общество вправе принудить заключенного по примеру того, как оно принуждает лечиться или принудительно лечит заразного боль­ ного»1.

При проведении групповой работы с осужденными исходят из того, что ин­ дивиды думают, чувствуют и реагируют по-другому, когда ини объединены в группу, способную оказывать влияние. Главное — создать группы, которые могут положительно влиять на заключенных и содействовать их исправлению. Одной из форм групповой психотерапии является коллективная беседа. Для ее прове­ дения заключенные объединяются в группы до десяти человек, однородные по интеллектуальному уровню участников. Специализированные группы создают­ ся для алкоголиков, наркоманов и сексуальных преступников.

Еженедельно в каждой группе проходит диспут на тему, интересующую заключенных. Руководитель группы (служащий, обладающий достаточными знаниями по психологии, психиатрии и социологии) должен стимулировать активность участников дискуссии, не' высказывать категорических суждений, так как это может помешать заключенным свободно обмениваться мнениями.

*Цит. по кн. Шнайдер Г. Й. Криминология. — М., 1994. С. 412—414.

Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию Главная цель групповых бесед — помочь преступникам приспособиться к ус­ ловиям жизни в тюрьме, повысить у них чувство ответственности, развить рассудительность, сделать более восприимчивыми к другим методам воздей­ ствия, применяемым в учреждении.

Среди некарательных методов воздействия на заключенных наибольшее распространение получили: модификация поведения, клинический подход и др.

Система вознаграждений построена на том, что заключенные зарабатывают свои привилегии и, возможно, свою свободу.

П рограммы модификации поведения отождествляют поведение с обус­ ловливанием (Б. Ф. Скиннер), которое определяет допустимое и недопустимое поведение, создает условия для подкрепления допустимого поведения (наказа­ ние, вознаграждение, привитие отвращения, подавление недопустимого пове­ дения, ролевые игры, похвала, дисциплинарное взыскание) и способы его под­ крепления. Однако в большинстве экспериментальных исследований не уда­ лось достичь сколько-нибудь реалистического прогноза, а в некоторых — тех­ ника модификации поведения оказалась недостаточно надежной.

В соответствии с медицинской моделью и программами реабилитации пре­ ступник, отбывающий уголовное наказание, считался не заключенным тюрь­ мы, а клиентом исправительного учреждения, некоторые тюрьмы были пере­ именованы в лечебно-исправительные общины;

камеры одиночного заключе­ ния и карцеры стали центрами адаптации и уединения или медитации. Тю­ ремный персонал назывался исправительными чиновниками, выполняющими воспитательно-исправительные обязанности.

Программа социального лечения и воздействия, направленная на реабили­ тацию заключенных, предусматривала отбор наиболее трудных заключенных и проведение их лечения, чтобы по возвращении в тюрьму они стали более восприимчивыми к мерам, направленным на реабилитацию. Такое воздействие на психику без согласия заключенных встретило сопротивление, что вырази­ лось в самоубийствах, забастовках, бунтах.

Дифференцированное некарательное воздействие основано на положе­ нии, что одна и та же программа может быть эффективна в отношении одного типа преступника и неэффективна в отношении другого (Куэй, Уорен). Оно во многом сходно с программой модификации поведения и предусматривает пе­ ревод лица, подвергающегося воздействию, в зависимости от его поведения в исправительном учреждении соответственно в более низкий или более высо­ кий разряд. В данном случае используются разные методы воздействия сооб­ разно с классификацией преступников.

Гештальтпсихологический подход. Гештальттерапия на первый план вы­ двигает позитивную направленность и наличие цели в жизни. Гештальтпсихо логия исходит из существования пяти типов неврозов:

1) ложные, когда мы играем в игры жизни;

Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран 2) фобические, когда мы испытываем чувство страха;

3) тупиковые, когда мы получаем и теряем поддержку окружающей среды;

4) имплозивные, когда мы огорчаемся, отчаиваемся и ненавидим себя;

5) эксплозивные, когда ранее не использованная энергия импульсивно вы­ свобождается.

Цель программ, основанных на гештальттерапии, — выявить внутреннюю ущербность человека с тем, чтобы помочь ему восстановить целостность своей личности. Саморазвитие может быть достигнуто посредством медитации и са­ моанализа. Кризис возникает, когда привычный для человека образ жизни перестает его удовлетворять.

Клинический подход. В центре внимания клиницистов находятся защит­ ные механизмы и техника адаптации к социальным воздействиям. Они оце­ нивают внутренние конфликты, переживаемые человеком, и пытаются их раз­ решить.

Психологи-клиницисты рассматривают стресс как основной источник де­ линквентного поведения. В отличие от социологов основное внимание они уде­ ляют не внешним, а внутренним стрессам и напряжению, которое возникает в результате давления извне.

Необходимо помочь заключенным понять свои проблемы и почувствовать безопасность, оказать им поддержку, проявляя при этом уважение и понима­ ние, одобрение и терпимость. Это позволит смягчить эмоциональную реакцию на стресс, особенно при конфликте с властью, и человек сможет успешно при­ способиться к обществу. Заключенные обычно используют такие защитные ме­ ханизмы, как отрицание реальности и проекция. Нередко они возлагают ответ­ ственность на общество, которое одних сажает, а других — нет, и ссылаются на злоупотребление системы. Таким способом они пытаются защитить свое эго.

С точки зрения клинической психологии лечение делинквентного поведе­ ния должно предусматривать индивидуальную и групповую Терапию.

Клинический подход включает следующие этапы:

а) исследование сфер, в которых возникают проблемы;

6) прием конфронтации, когда специалист пытается определить проблему и привести правонарушителя к ее осознанию;

в) интерпретация проблемы с тем, чтобы правонарушитель понял ее и уви­ дел возможности ее решения;

г) завершающий этап, когда правонарушитель больше не нуждается в помо­ щи специалиста и может самостоятельно решать свои проблемы (Дж. Наэм, 1979).

При проведении лечения нужно учитывать, что негативное отношение осуж­ денных к власти может вызвать агрессивное поведение.

Примером клинического подхода может служить работа клиники психоло­ гического здоровья, открытой в 1973 г. при пенитенциарии штата Мериленд.

Любой заключенный, находящийся в кризисном или предкризисном состоя­ Раздел I. Введение в пенитенциарную психологию нии, в том числе стремящийся к самоубийству, может обратиться в клинику, где проводятся специальные сеансы групповой терапии.

Общинная терапия введена М. Джонсоном во время Второй мировой вой­ ны из-за нехватки обслуживающего персонала в психиатрических больницах и других лечебных учреждениях. Этот метод предполагает участие в воздей­ ствии как вспомогательного медицинского персонала, так и самих пациентов.

При этом между врачом и пациентом устанавливаются отношения партнер­ ства. Н. Фентон, Э. Эймер и Г. Уилмер попробовали вначале в Калифорнии (1970) распространить принцип общинной терапии на исполнение наказания, а в дальнейшем он был развит применительно к наказаниям В. Шарпом (1975), Г. Током (1980). Они поддержали идею сохранения независимости и самоува­ жения заключенного. Было доказано, что не только персонал учреждения, но и сами заключенные должны нести ответственность за свое исправление и песопиализацию.

Основные принципы общинной терапии следующие — власть и авторитет распределены между многими людьми,'право приня­ тия решения децентрализовано, господствует атмосфера равенства и партнер­ ства;

— все служащие и заключенные активно участвуют в воспитательном воз­ действии, персонал помогает заключенным принимать решение относительно своего настоящего и будущего;

— самоуправление введено не только для отработки демократических прин­ ципов во взаимоотношениях, но и для повышения самостоятельности, личной ответственности И самоуважения заключенных;

— все актуальные проблемы общины обсуждаются в присутствии и при участии всех заключенных и персонала. Это помогает предопределить различ­ ные антисоциальные тенденции;

— совещания персонала предназначены для критического обсуждения хода выполнения программы после большого группового собрания в открытой дис­ куссии и определения дальнейших путей развития программы;

— упрочению солидарности в семье и взаимопониманию между ее членами служат ежевечерние сеансы групповой терапии. Руководителями групп явля­ ются лица, личные качества и находчивость которых позволяют добиваться наибольших успехов.

Воздействие реальностью окружающего мира. Впервые применил свой метод воздействия реальностью криминолог У. Глассер (1972) в исправитель­ ном учреждении для несовершеннолетних в Вентуре (Калифорния, США), где содержались 400 девушек-правонарушительниц в возрасте от 14 до 21 года.

Делинквенты нередко полностью отрицают реальность окружающего мира.

Воздействие реальностью на них оказывается успешным, если они начинаю^ не только воспринимать ее в том виде, в каком она существует, но и удовлет­ Глава 3. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран ворять в ней свои запросы. Воздействие реальностью не предполагает отыска­ ние каких-то оправданий поведения заключенного в прошлом, а нацелено на активизацию у заключенного чувства ответственности за свое поведение.

Трансактны й анализ (Э..Берн, 1961). Теория воздействия базируется на предположении, что каждый индивидуум соединяет в себе три личности, три эго-состояния (или феноменологические реальности): «родитель», «взрослый»

и «ребенок». Различия в состояниях выражаются в речи, жестах, мимике, пантомимике.

Анализ (ведется, как правило, с помощью диаграммы) состоит в определе­ нии, на какое эго-состояние двух вступивших в общение личностей приходит­ ся возбуждение и реакция. Если человек в эго-состоянии «взрослый» встреча­ ется с человеком, находящимся в эго-состоянии «ребенок», то первый будет манипулировать вторым, попытается добиться над ним преимущества.

Целью трансактного анализа является социальный контроль. Заключен­ ный должен усвоить, что выгодно и разумно определять свое поведение тем или иным эго-состоянием, но что подобные феноменологические реальности нужно приспосабливать к соответствующей ситуации.

Однако при этом следует избегать деструктивных игр, когда ставится задача добиться превосходства при общении за счет перевода своего поведения в соот­ ветствие с таким эго-состоянием, которое не отвечает ни ситуации, ни поведе­ нию партнера. Методика терапии в данном случае довольно простая, она приме­ няется в группе, и воспитательное воздействие осуществляется в относительно короткие сроки. В связи с этим трансактный анализ получил в местах лишения свободы широкое распространение в качестве метода воздействия.

«Отвлекающие» программы. Существует много форм «отвлечения». Де­ лаются попытки не допустить того, чтобы преступник в самом начале своей (вероятной) криминальной карьеры был втянут в систему уголовной юстиции.

Для этого за ним ведется интенсивное наблюдение в общине, создаются специ­ альные «амбулаторные» воспитательные группы, предназначенные для того, чтобы выработать у него большую выносливость, способность гибко менять и легко усваивать роли, повысить чувство самоуважения, привить ему ответ­ ственность за свои поступки и готовность к сотрудничеству.

3.4. Критерии прогнозирования поведения заключенных в пенитенциарных теориях и практике западных стран Логическим следствием пенитенциарных теорий, типологий и классифи­ каций является прогнозирование ресоциализации заключенного в результате воздействия наказания и его адаптации в условиях свободы.

Первое исследование по вопросам прогнозирования провел С. Уорнер (Мас­ сачусетс, 1923), который изучал возможность предсказывать успех условно­ досрочного освобождения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.