авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |

«С ерия «В ы сш ее о б р а зо в а н и е» Ю. А. ДМИТРИЕВ Б. Б. КАЗАК ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ психология Утверждено ...»

-- [ Страница 9 ] --

Значение смысловой сферы чаще всего проявляется в критических ситуа­ циях. Отбывание уголовного наказания связано с потерей или разрывом свя­ зей с близкими, ограничением личной свободы, ухудшением материального положения. При этом часто теряется смысл жизни, и человек идет на само­ убийство или пытается резко изменить свою жизнь. Следовательно, варианты выхода из сложной ситуации, возможность прогнозировать свою жизнь и реа­ лизовать поставленные цели тесно связаны с уровнем развития и содержанием смысловой сферы осужденного.

В то же время смысловая сфера имеет двойственную и противоречивую природу. По мнению В. Франкла, смысл может быть определен как явление уникальное, причем на уровне не только одной личности, но и ситуации в жизни этой личности. Однако есть смыслы, которые разделяются множеством людей на протяжении истории (например, смысл жизни — в служении Богу).

Двойственность смысловой сферы осужденного проявляется в ее «локализа­ ции», в психологической структуре личности. Иногда личностный смысл (осо­ бенно в обыденной ситуации) осознается недостаточно и человек не задумыва­ ется, для чего он живет. Поиск и реализация жизненных смыслов осужденно­ го сопровождается переживаниями, характер, интенсивность и продолжитель­ ность которых могут быть индикатором их значимости.

Больше всего смысловая сфера человека изменяется в период освоения ка­ кой* либо новой для него реальности, в частности, во время адаптации к но­ вым условиям. Характер этих изменений во многом зависит от предшествую­ щего жизненного опыта, направления и интенсивности воздействия на осуж­ денного среды и его личностных особенностей. Психологу необходимо обра­ тить особое внимание на исследование жизненного смысла у осужденных различных категорий: впервые, неоднократно находящихся в местах лише­ ния свободы, готовящихся к освобождению.

Осужденному приходится заниматься разнообразной деятельностью, и в каждом ее виде реализуется определенная цель. Совокупность этих частных целей есть общая жизненная цель личности, а реализация каждой из них обеспечивает частичную реализацию общей жизненной цели. В жизненных целях осужденного находит выражение его будущее. Осознание осужденным Глава 13. Характеристика направленности личности осужденных и особенности ее проявления не только цели, но и реальностей ее осуществления становится перспективой личности.

Жизненно значимые перспективы и цели определяют «программы отноше­ ний человека к действительности, которые, закрепляясь в нем, становятся его потребностями... побуждают индивида искать или создавать те жизненные ситуации, в которых запрограммированные им отношения могли бы реализо­ ваться и действительно реализуются»1.

Перспективы осужденных (А. Д. Глоточкин, В. Ф. Пирожков, 1985):

— нередко имеют асоциальное содержание;

— являются чаще всего ближними;

— часто характеризуются неустойчивостью.

В. В. Владимиров и Л. А. Сухинская (1994) выявили систему мотивов и личностных смыслов у осужденных и расположили их в порядке значимости следующим образом:

1) не измениться;

2) быть богатым;

3) устроить себе жизнь;

4) быть простым;

5) «спуститься на землю»;

6) «урвать» свое счастье;

7) не потерять веру;

8) начать жить сначала.

Личностные смыслы в зависимости от значимости можно расположить в таком порядке:

1) трезво оценить ситуацию;

2) хорошо жить;

3) быть богатым;

4) чтобы люди понимали друг друга;

5) продолжить нормальные отношения;

6) быть наравне со всеми;

7) чтобы жизнь была праздником;

8) помогать друг другу.

Таким образом, ведущими у осужденных являются утилитарно-прагмати­ ческие мотивационно-смысловые факторы.

А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков приводят несколько другие данные (хотя общие закономерности остаются): порвать с прошлым;

овладеть профессией и честно трудиться;

закончить среднюю школу, чтобы поступить в техникум, вуз;

создать хорошую семью;

жить в свое удовольствие, не работать.

1Д о д о н о в Б. И. П о т р е б н о с т ь, о т н о ш е н и я и н а п р а в л е н н о с т ь л и ч н о с т и / / В о п р о с ы п с и х о л о г и и.

1 9 7 3. № 5. С. 1 9 - 2 9.

Раздел II. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных Зная жизненные смыслы, цели и перспективы осужденного, сотрудники могут целенаправленно оказывать психологическую помощь осужденным в критических ситуациях, прогнозировать их психологическую готовность к освобождению и адаптацию в условиях свободы.

13.4. Психологическая защита личности в процессе переубеждения осужденных В связи с осуждением у человека снижаются возможности удовлетворения своих потребностей. Кроме того, совершение преступления и нахождение в местах лишения свободы наносят ему психическую травму. При этом поведе­ ние регулируется с помощью механизмов психологической защиты, направ­ ленной в конечном счете на сохранение стабильности самооценки осужденно­ го, его образа «Я» и образа мира. Ее функцией является «ограждение» сферы сознания от негативных, травмирующих личность переживаний.

Механизмами психологической защиты являются отрицание, вытеснение, проекция, идентификация, рационализация, замещение, отчуждение. Резуль­ тат успешной психологической защиты — прекращение импульсов, провоци­ рующих тревогу.

Остановимся на характеристике основных защитных механизмов.

Отрицание сводится к тому, что информация, которая тревожит и может привести к конфликту, не воспринимается. При этом у осужденных заметно искажается действительность.

Вытеснение — универсальный способ избавления от внутреннего конф­ ликта путем активного выключения из сознания неприемлемого мотива или неприятной информации. Быстрее всего осужденный забывает то плохое, что он причинил своим преступлением другим людям.

Проекция — бессознательный перенос осужденным на другое лицо соб­ ственных импульсов и чувств, неприемлемых для себя. Так, осужденный, проявивший агрессию по отношению к другому человеку, старается показать, что потерпевший виноват сам.

Идентификация — перенос осужденным на себя качеств, присущих дру­ гому человеку и желательных для себя. Неосознаваемое следование образцам позволяет преодолеть собственную слабость и чувство неполноценности.

Рационализация — псевдоразумное объяснение осужденным своих жела­ ний, поступков, вызванных причинами, признание которых грозило бы поте­ рей самоуважения. В этом случае человек пытается «скрыть» от себя тот факт, что его действия побуждались мотивами, находящимися в конфликте с его нравственными стандартами.

Замещение — осужденный переносит действие с недоступного объекта на доступный. При этом разряжается напряжение, но не достигается желаемая Глава 13. Характеристика направленности личности осужденных и особенности ее проявления цель. Замещение может переходить от практической деятельности к уходу в мир фантазии.

Отчуждение — характеризуется чувством утраты осужденным эмоцио­ нальной связи с другими людьми, равнодушием к ранее значимым событиям или собственным переживаниям.

Психологическая защита обеспечивает сохранение человеком внутреннего комфорта даже при нарушении им правовых норм и моральных запретов, поскольку, снижая действенность социального контроля, она создает почву для самооправдания, заглушает совесть и чувство вины за совершенное пре­ ступление. Без разрушения психологической защиты осужденный не может встать на путь исправления и самосовершенствования. В этой связи важным представляется переубеждение, под которым понимается коренное изменение взглядов и убеждений личности. Ошибочные взгляды и убеждения у осужден­ ных различны и могут иметь разные причины, но их успешное изменение у осужденных криминальной направленности невозможно без выяснения моти­ вов преступного деяния.

Начало разрушения старых взглядов и убеждений — порождение сомне­ ния в их истинности, помощь осужденному в осознании их противоречивости и несостоятельности. Однако понимание и осознание ошибочности и несостоя­ тельности взглядов является только началом отказа от них. Нередко осужден­ ный осознает ошибочность своих взглядов и убеждений, а отказаться от них не может в силу привычки. В этом случае необходимо вызвать внутренний конфликт личности. Преодолению инертности сознания способствует активи­ зация эмоциональной и волевой сфер осужденного.

Переубеждение не завершается разрушением ошибочных взглядов и убеж­ дений. Их можно преодолеть окончательно только путем замены и вытеснения другими. Формируя у человека новые убеждения, надо опираться на положи­ тельное в нем и одновременно помогать ему избавляться от отрицательного.

При этом нельзя забывать, что большое влияние на изменение убеждений у осужденного оказывает ближайшая микросреда.

Исследования ученых-пенитенциаристов показывают, что слабая эффек­ тивность переубеждения, а значит, исправления и ресоциализации осужден­ ных связана с тем, что она ориентирована на воздействие только в сфере со­ знания.

Многие преступники знают закон, поэтому принято считать, что противо­ правное поведение определяется сознательными антиобщественными установ­ ками и защитными механизмами их оправдания («воровская» идея испокон веков поддерживается кодексом «воровской» чести и братства) (К. Полькен, X. Сцепоник, 1988;

В. Челидзе, 1990;

Я. Маховский, 1993).

Эффективную коррекцию поведения осужденного можно осуществить, по мнению некоторых ученых, методом кодирования, то есть введением команд в Раздел II. Индивидуально-психологические _ и социально-психологические особенности личности осужденных подсознание, стиранием антиобщественных установок и разрушением «воров­ ской» идеи. Нейропедагогическая реабилитация должна строиться, по мне­ нию авторов этого подхода (Г. А. Аминов, Э. Г. Аминов, В. П. Сафонов, 1997), по модульному принципу (сознательный и подсознательный уровни психики).

Человек может контролировать сознание и ограничен в управлении подсо­ знательными процессами. В психике существует особая функциональная сис­ тема, защищающая подсознание от прямого воздействия сознания (так назы­ ваемый критический фильтр сознания). Чтобы изменить установки, привыч­ ки субъекта, находящиеся в подсознании, необходимо обойти критический фильтр сознания или отключить его, снизив уровень сознания, то есть вы­ звать транс. Формула нейропедагогической реабилитации (рецептура кодиро­ вания) такова: транс + код. Апробация и анализ более двух десятков психоте­ рапевтических методов показали универсальность формулы реабилитации: во всех случаях вызывается особое состояние сознания и на этом фоне (или до появления его) вводится команда, 3. Фрейд и его последователи ставят задачу «вытащить» информацию из подсознания и называют это психоанализом (Р. Урсано, С. Зоненберг, С. Ла зар, 1992). При нейропедагогической реабилитации, напротив, производится ввод информации в подсознание.

В модуле нейропсихологического трансирования применяют различную тех­ нику снижения критической функции сознания через воздействие на основ­ ные нейропсихологические блоки мозга (восприятия, программирования, энер­ гетики). Воздействие осуществляется путем самогипноза, индукции аутоген­ ного состояния, медитации (А. С. Новоселова, 1998).

Ключевые термины и понятия Н аправленность л и ч н ости осуж ден н ы х, структура н ап равл ен н ости, ти п ол оги я н ап р ав л ен н ости о су ж ­ д е н н ы х, ц е н н о с т н ы е о р и е н т а ц и и о с у ж д е н н ы х, с т р у к т у р а ц е н н о с т н ы х о р и е н т а ц и й (к о г н и т и в н ы й, э м о ­ ц и о н а л ь н ы й, п о в е д е н ч е с к и й к о м п о н е н т ы ), с а м о с о з н а н и е, л и ч н о с т н ы е см ы сл ы о с у ж д е н н ы х, ж и з н е н н ы е п лан ы, п е р с п е к т и в ы, п с и х о л о г и ч е с к а я чащ ита.

Психологическое самообразование В о п р о с ы д л я о б с у ж д е н и я и р а зм ы ш л е н и я 1. П р о а н а л и з и р у й т е т е о р е т и ч е с к и е п о д х о д ы к с т р у к т у р е н а п р а в л е н н о с т и о с у ж д е н н ы х в о т е ч е с т в е н ­ н о й п е н и т е н ц и а р н о й п с и х о л о г и и (А. Г. К овал ев, 1 9 6 8 ;

А. Д. Г лоточк и н, В. Ф. П и р о ж к о в, 1 9 7 5 ;

В. Г. Д е е в, 1 9 8 2 ). Ч то н о в о г о в н е с л и а в т о р ы в с т р у к т у р у н а п р а в л е н н о с т и л и ч н о с т и о с у ж д е н н о г о ?

2. О зн а к о м ь т есь с т и п о л о г и е й о с у ж д е н н ы х п о н а п р а в л е н н о с т и и о б о с н у й т е и х зн а ч и м о с т ь д л я п р а к ­ т и ч е с к о г о и с п о л ь з о в а н и я с о т р у д н и к а м и и с п р а в и т ел ь н ы х у ч р е ж д е н и й, п с и х о л о г а м и и со ц и а л ь н ы м и р а ­ ботникам и при п р ов ед ен и и индивидуальной и груп п овой воспитательной работы.

3. С равните ц е н н о с т н ы е о р и е н т а ц и и о су ж д ен н ы х, вы явл ен н ы е в х о д е и с сл е д о в а н и й, п р о в е д е н н ы х в 7 0 -е и 9 0 -е годы, и о б о с н у й т е п с и х о л о г и ч е с к и е и со ц и а л ь н о -п с и х о л о ги ч е ск и е за к о н о м е р н о с т и и х р а зл и ч и й.

4. О п и ш и те п р о ц е с с п е р е у б е ж д е н и я о с у ж д е н н ы х. В ч е м б у д е т за к л ю ч а т ь с я п с и х о л о г и ч е с к а я п ом ощ ь, о к а зы в а е м а я о с у ж д е н н ы м с о т р у д н и к а м и и с п р а в и т е л ь н о г о у ч р е ж д е н и я ?

5. О б о с н у й т е п с и х о л о г и ч е с к и е и с о ц и а л ь н о -п с и х о л о г и ч е с к и е з а к о н о м е р н о с т и у с т а н о в к и у о с у ж ­ ден н ы х в м естах л и ш ен и я св обод ы.

Глава 13. Характеристика направленности личности осужденных и особенности ее проявления Рекомендуемая литература А н дреев Н. А. С о ц и о л о ги я и с п о л н е н и я н а к а за н и я. — М., 2 0 0 1.

Д еев В. Г. С о ц и а л ь н о -п с и х о л о г и ч е с к а я х а р а к т е р и с т и к а о с у ж д е н н ы х м о л о д е ж н о г о в о з р а с т а и о с о б е н ­ н о с т и и х п е р е в о с п и т а н и я в ИТУ. — М., 1 9 8 2.

Д еев В. Г., Ушатиков А. И. Х а р а к т е р и с т и к а н а п р а в л е н н о с т и л и ч н о с т и н е с о в е р ш е н н о л е т н и х п р а в о ­ н а р у ш и т е л е й. — Р я зан ь, 1 9 7 8.

И с п р а в и т е л ь н о -т р у д о в а я п с и х о л о г и я. — Р язань, 1 9 8 5.

К овалев А. Г. П с и х о л о г и ч е с к и е о с н о в ы и с п р а в л е н и я п р а в о н а р у ш и т е л я. — М., 1 9 6 8.

М ихлинА. С., Пирожков В. Ф Ц е н н о с т н ы е о р и е н т а ц и и о с у ж д е н н ы х. — Р я зан ь, 1 9 7 5.

.

Наприс А. В. П с и х о л о г и ч е с к а я х а р а к т е р и с т и к а л и ч н о с т н ы х ж и з н е н н ы х п л а н о в и и х в л и я н и е н а п о ­ в е д е н и е о с у ж д е н н ы х м о л о д е ж н о г о в о зр а с т а : А в т о р е ф. д и с с.... к а н д. п с и х о л. н а у к. — Р я зан ь, 1 9 9 7.

Н овоселова А. С. П с и х о л о г о -п е д а г о г и ч е с к и е о сн о в ы в з а и м о д е й с т в и я у б е ж д е н и я и в н у ш е н и я как у с ­ л о в и е р е с о ц и а л и з а ц и и л и ч н о с т и о с у ж д е н н ы х. — П ерм ь, 1 9 9 8.

П р и к л а д н а я ю р и д и ч е с к а я п с и х о л о г и я / П од р е д. А. М. С т о л я р ен к о. — М., 2 0 0 1.

П оздняков В. М. О т е ч е ст в е н н а я п е н и т е н ц и а р н а я п с и х о л о г и я : и с т о р и я и с о в р е м е н н о с т ь. — М., 2 0 0 0.

Ушатиков А. И. И деал ы и в о л е в а я а к т и в н о ст ь н е с о в е р ш е н н о л е т н и х п р а в о н а р у ш и т е л е й в п р о ц е с с е и с п р а в л е н и я и п е р е в о с п и т а н и я в у с л о в и я х ВТК / / П р о б л ем ы с о в е р ш е н с т в о в а н и я д е я т е л ь н о с т и ИТУ. — Р я зан ь, 1 9 7 8.

Э н ц и к л о п е д и я ю р и д и ч е с к о й п с и х о л о г и и / П о д р е д. А. М. С т о л я р е н к о. — М., 2 0 0 3.

Я ковлев В. В. П с и х о л о г и ч е с к и й а н а л и з см ы сл о в о й с ф ер ы л и ч н о с т и : Д и с с.... к а н д. п с и х о л. н а у к. — Р я зан ь, 1 9 9 8.

Глава КЛАССИФИКАЦИИ И ТИПОЛОГИИ ОСУЖДЕННЫХ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ 14.1. Понятие типологии и классификации осужденных в исправительных учреждениях Типология и классификация осужденных в исправительных учреждениях позволяет индивидуализировать воспитательное воздействие на личность осуж­ денного, дифференцировать систему отбывания наказания, скомплектовать отряды (бригады) осужденных с нормальным социально-психологическим кли­ матом, активизировать участие в воспитательной работе с осужденными всех сотрудников, создать единые режимно-педагогические требования, оказывать психологическую помощь как конкретному осужденному, так и специально созданным для психокоррекции группам осужденных.

Личностные особенности осужденных являются не только важнейшим фак­ тором, детерминирующим дефференциацию способов, форм, методов и путей воздействия на личность, но и условием эффективности процесса ресоциали­ зации. Таким образом, возникает проблема типологии личности осужденного.

В современной литературе при этом в большинстве случаев имеют в виду кри­ минологическую типологию личности преступника, дающую представление о степени развития криминальных свойств личности, их стойкости или воз­ можности их изменения в положительную сторону.

Исследование социально-демографических, индивидуально-психологичес ких, психолого-педагогических характеристик значительного массива осуж­ денных позволяет предположить, что основные различия между ними и зако­ нопослушными гражданами состоят в направленности личности, «ядро» кото­ рой — «смысл» (В. Н. Мясищев, В. Франкл), интегрирующий систему отно­ шений личности к основным человеческим ценностям.

При рассмотрении личности осужденного как совокупности социально-ти­ пических свойств и качеств, сложившихся в определенной системе отноше­ ний и проявляющихся в определенных способах жизнедеятельности, главное внимание в исправлении и ресоциализации должно быть уделено изменению деформированной системы отношений, что невозможно без переоценки личност но значимых для человека ценностей, без преодоления «экзистенционального вакуума» (В. Франкл, 1990).

Построить общую психологическую классификацию осужденных очень сложно, поскольку, с одной стороны, понятием «осужденный» охватывается большой круг людей, совершивших разнообразные преступления и отбываю­ щих уголовные наказания, с другой — за одинаковыми преступлениями сто­ Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях ят разные по степени криминальной зараженности и личностным качествам люди.

Наличие у людей таких общих типообразующих признаков, как сам факт осуждения, применение уголовно-правовых санкций, изменение социального статуса, социальных ролей, не означает, что их нужно воспринимать как не­ кую однородную общность. В этой связи при назначении и исполнении нака­ зания основополагающим является принцип дифференцированного подхода, реализация которого вызывает необходимость исследования различных типо­ логических групп (М. П. Стурова, 1991).

В отечественной научной литературе различают правовую и психолого-пе дагогическую классификацию осужденных. Под классификацией немецкий криминолог Г. Шнайдер понимает деление правонарушителей на тех, кого нужно исправлять, и тех, кого нужно охранять.

Путем классификации пытаются разбить всю массу осужденных на груп­ пы, чтобы обеспечить каждому из них то индивидуальное воспитательное воз­ действие (обращение), в котором он нуждается.

Классификация — непрерывный процесс, поскольку воздействие имеет целью изменение личности осужденного. Чтобы она была успешной, ее посто­ янно должны разрабатывать разные специалисты (криминологи, психологи, психиатры, социологи, педагоги, социальные работники).

14.2. Подходы к типологии и классификации преступников О различных подходах к классификации заключенных (каторжников) пи­ сал еще Н. М. Ядринцев. Он подчеркивал, что уже существовало распределе­ ние преступников по категориям (воров к ворам, убийц к убийцам), срокам заключения, но эти классификации оказались несостоятельными, поэтому вопрос о классификации в тюрьмах до сих пор остается спорным.

В криминальной и пенитенциарной классификации личности- преступни­ ков выделяют: 1) общий тип преступника-осужденного;

2) личность осужден­ ного определенной категории;

3) личность осужденного определенного вида.

Эти градации соотносятся как общее, особенное и единичное.

Критерием типического в осужденном может быть вид совершенного пре­ ступления. Оно связано с психологией его личности, ценностной ориентаци­ ей, индивидуально-психологическими и социально-психологическими осо­ бенностями (М. И. Еникеев, 1996). Можно выделить следующие группы осуж­ денных.

1. Лица, осужденные за корыстные преступления:

а) лица, совершившие корыстно-хозяйственные преступления (фальсифи­ кация товаров, игнорирование налогообложения, лицензирования и т. п.);

б) лица, совершившие корыстно-служебные преступления (хищения путем злоупотребления служебным положением, обман, взяточничество и др.);

Раздел II. Индивидуально-психологические _ и социально-психологические особенности личности осужденных в) воры (совершившие корыстные посягательства, связанные с хищением имущества, — кражи);

г) мошенники (совершившие подделку документов, ценных бумаг, денеж­ ных знаков и т. п.);

д) ненасильственные вымогатели.

2. Лица, осужденные за корыстно-насильственные преступления:

а) грабители;

б) участники разбойных нападений;

в) насильственные вымогатели (рэкетиры);

г) убийцы с корыстной целью (киллеры).

3. Лица, осужденные за насильственные преступления (преступники с на­ сильственными, агрессивными установками, с пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей):

а) хулиганы;

б) злостные хулиганы:

в) лица, причинившие ущерб чести и достоинству личности путем оскорб­ ления и клеветы;

г) лица, совершившие агрессивно-насильственные действия против лично­ сти — убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений.

Личностные качества человека, проявившиеся в тяжком преступном дея­ нии, свидетельствуют о конкретных нравственно-психологических пороках (жадность, жестокость, агрессивность и т. д.). Это лицо требует специальных мер по его ресоциализации.

За основу типологий осужденных преступников чаще всего берется харак­ тер антисоциальной направленности личности, отражающий особенности мо­ тивационной сферы.

В качестве основных типологических признаков асоциальной направлен­ ности выделяются:

а) пренебрежительное, агрессивно-нясильственное отношение к людям: лич­ ность этого типа отличается эгоцентризмом, импульсивностью;

б) корыстные взгляды, ориентация на паразитизм, стяжательство, разгуль­ ный образ жизни, обман;

в) индивидуалистическая доминанта в сфере общественных ценностей и установок, безответственное отношение к собственным обязанностям и обще­ принятым нормам;

личности этого типа свойственно уклонение от выполне­ ния своих гражданских, семейных, общественных и должностных обязанно­ стей.

Криминогенные свойства личности отличаются также по глубине, стой­ кости, интенсивности проявления антиобщественной направленности, что позволяет выделить типы случайных преступников (лица, впервые совер­ шившие нетяжкие преступления, противоречащие их общей позитивной Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях направленности);

ситуационный (совершившие преступления под воздей­ ствием стечения обстоятельств);

неустойчивый (совершившие преступления впервые, но ранее допускавшие правонарушения и аморальные проступки), злостный (неоднократно совершавшие преступления, в том числе ранее су­ димые);

особо злостный тип (лица, признанные судом особо опасными ре­ цидивистами).

Недостатком такой типологии является то, что за ее рамками остаются социально-психологические особенности каждой личности (Н. А. Андреев, 2001).

Основанием для типологии осужденных могут быть эмоциональная и воле­ вая сфера, психологические особенности (темперамент, характер, способнос­ ти, познавательные процессы). Еще А. Ф. Лазурский (1921) подчеркивал, что извращенное развитие человеческой личности связано не с отсутствием или недостаточностью тех или иных психических качеств (ума, воли, эмоций), а в большей степени с несоответствием особенностей психики внешним условиям, в которых происходит развитие человека. Классификация осужденных, при­ держивающихся уголовных традиций, тюремной субкультуры, может быть основана на особенностях межличностных отношений.

Интерес для пенитенциарной науки представляет классификация преступ­ ников Г. М. Миньковского (1971), основанная на направленности их лично­ сти (установки, ориентации): для правонарушителей первого типа преступ­ ление является случайным, противоречащим общей направленности личнос­ ти;

для второго — может быть ситуативным из-за общей неустойчивости на­ правленности;

для третьего — вызвано общей отрицательной ориентацией личности, обусловливающей выбор среды, способа времяпрепровождения и непосредственного варианта действий при наличии подстрекательства, при­ мера преступного поведения;

для четвертого — оно результат относительно устойчивой системы антисоциальных оценок и отношений личности, ее пре­ ступной установки, включающей активный поиск повода и ситуации для преступного деяния.

В этой типологии отражены не только основные варианты возможной на­ правленности личности правонарушителей, но и процесс формирования соци­ ально-негативных черт личности, знание которых позволяет остановить и за­ тем устранить криминальное развитие личности.

Таким образом, в 60— 80-х годах для пенитенциарной психологии была ха­ рактерна тенденция заимствования у криминологов типологий личности пре­ ступника (А. М. Яковлев, 1971;

Г. М. Миньковский, 1971;

К. Е. Игошев, 1974) и использование их в практике конкретных видов исправительных учреж­ дений.

Раздел II. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных 14.3. Пенитенциарно-психологические типологии и классификации осужденных Наиболее ранняя классификация арестантов в тюрьмах России была пред­ ложена А. И. Свирским (1898):

1) случайные преступники, совершившие преступление вследствие несчаст­ ного стечения обстоятельств;

2) «фартовые ребята», составляющие собственно «тюремный мир». Они под­ разделяются на «брусов легавых», которые после освобождения не попадают в тюрьму, и «брусов шпановых», которые попадают под влияние преступной среды и намереваются продолжать преступную жизнь.

Л. Мелыпин (П. Ф. Якубович, 1907) попытался описать типы заключенных в зависимости от криминальных и характерологических особенностей их личнос­ ти. К первому типу относятся тихие, большей частью старички, играющие роль неповинных жертв и высказывающие ненависть к своему брату-«кобылке». Их главные черты — резонерство, черствое себялюбие, лицемерное ханжество, кото­ рые нередко уживаются с неподкупной честностью, от которой веет бездушием.

Второй тип — пожилые, а иногда совсем старые арестанты, не скрываю­ щие того, что они мошенники и разбойники, но держащие себя с некоторым гонором и благородством.

Представители третьего типа (их большинство) составляют душу и сердце «шпанки»: это игроки, «жиганы», «сухарники», палачи, готовые превратить­ ся в жертвы, и жертвы, могущие завтра стать палачами: люди, которые как бы специально созданы природой для жизни на каторге. Они находятся в вечном угаре и хмеле без вина, Им нужно прежде всего волнение.

Попытку показать типы заключенных в художественной литературе пред­ принял В. Пикуль в романе «Каторга».

Ученые-иенитенциаристы определяли тип личности заключенного по тому, какое влияние на него оказывают предохраняющие мотивы в сравнении с соблазняющими. Так, И. Бентам в книге «Основы нравственности и законода­ тельства» указывает на такие его особенности у преступников, как: притесне­ ние слабого (отсутствие чувства сострадания);

отягощение бедственного поло­ жения другого лица;

пренебрежение к авторитету;

жестокость без всякой на­ добности;

обдуманность или импульсивность преступления;

обман и наруше­ ние договора;

подговор других лиц.

С. В. Познышев (1915) разделял осужденных на классы в зависимости от степени их исправления: класс испытуемых;

класс исправляющихся;

класс образцовых и особый класс — осужденные штрафного разряда.

В пенитенциарной практике в послереволюционные годы в основу клас­ сификации были положены формальные признаки, характеризующие клас­ совую принадлежность: трудящиеся;

классово чуждые элементы.

Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях Кроме того, согласно Положению об общих местах заключения РСФСР в 20-е годы все осужденные делились: на осужденных за преступления, не име­ ющие корыстного характера;

осужденных за преступления корыстного харак­ тера;

рецидивистов той и другой группы.

Теоретическое обоснование классификации лиц, отбывавших наказания в местах лишения свободы в 20-30-е годы, содержится в работах А. Ф. Лазурс кого и А. С. Петровой. Положив в основу классификации психологический критерий и особенности социального приспособления личности к реальной дей­ ствительности, они выделили три уровня личности: низкий, средний, высо­ кий. В каждом уровне есть чистые, смешанные и извращенные типы. По мне­ нию А. Ф. Лазурского, большинство извращенных типов личностей являются криминальными.

А. С. Петрова (1927) при классификации личностей исходила из психоло­ гической конституции человека. Она различала две группы личностей: при­ митивы и непримитивы. К примитивам она относила нормальных людей, имеющих низкий культурный уровень вследствие неблагоприятных условий.

Непримитива, напротив, отличает высокий культурный уровень. Внутри каж­ дой группы А. С. Петрова выделяла: конкретно-эмоциональный, аффективно­ абстрактный, интеллектуально-волевой типы. Кроме того, она допускала на­ личие промежуточных типов.

Теоретическое исследование проблем психологии заключенных в 30— 50-е го­ ды не проводилось, они классифицировались на основе официальной каратель­ ной политики: уголовные и политические.

Восстановление законности в деятельности правоохранительных органов в конце 50-х — 60-е годы вызвало необходимость дальнейшей разработки теоретических проблем преступности, создания научно-методической базы с целью дифферен­ циации и индивидуализации подхода к различным категориям осужденных.

Одними из первых к проблеме классификации тк^жденных в местах лише­ ния свободы обратились в 60— 70-е годы М. Д. Шаргородский, А. В. Яковлев, Н. А. Беляев, А. Г. Ковалев.

М. Д. Шаргородский (1958) в основу классификации положил физиологи­ ческие критерии (пол, возраст, болезни) и социальные (стойкий рецидив, со­ вершение преступления впервые). Он предложил учитывать при дифференци­ ации режима отбывания наказания характер совершенного преступления, цели, мотивы, средства и способы действий.

А. В. Яковлев (1964), исходя из степени социальной и нравственной за­ пущенности личности, выделял две категории особо опасных рецидивистов:

а) с социальной установкой, образ жизни которых свидетельствует о созна­ тельном противопоставлении себя нормам закона;

б) сасоциальной установ­ кой, свойства личности которых обесценены в социальном аспекте, а интере­ сы находятся вне сферы нормальных отношений.

Раздел II. Индивидуально-психологические _ и социально-психологические особенности личности осужденных А. Г. Ковалев (1968) в качестве критерия классификации правонарушите­ лей использовал степень криминальной зараженности личности: 1-й тип — глобальный преступный — характеризуется полной преступной зараженнос­ тью;

2-й тип — парциальный — отличается частичной криминальной зара­ женностью;

3-й тип — предкриминальный — его представители обладают та­ кими морально-психологическими свойствами, которые в определенной ситу­ ации неизбежно приведут к совершению преступления. Среди заключенных он выделял лиц с эгоистическими стремлениями и характером (презирают труд и тех, кто трудится, пытаются прожить за счет других);

частичной пре­ ступной пораженностью;

здоровым, но ослабленным морально-психологичес­ ким складом.

К. К. Платонов и В. Ф. Пирожков (1970) предложили классификацию осуж­ денных по критерию их противоправной деятельности и по стремлению к со­ вершению преступлений. По первому критерию выделяются пять типов:

1) самый отягощенный, который определяется внутренней тягой к повтор­ ным преступлениям, обосновывающимся соответствующим мировоззрением;

2) определяемый совершением преступления под влиянием сложившихся обстоятельств или окружающих лиц;

3) обусловленный случайной возможностью соучастия в преступлении или совершением преступления по неосторожности;

4) с высоким уровнем правосознания (по отношению к совершенному пре­ ступлению), но пассивным отношением к нарушителям правовых норм;

5) не только с высоким уровнем правосознания, но и активным противо­ действием нарушению правовых норм или хотя бы его попытками.

На мотивационно-потребностной сфере, отношении к совершенному пре­ ступлению и раскаянии базируется типология Г. Г. Бочкаревой (1967): бес­ конфликтные и циники, раскаивающиеся, неустойчивые.

Д. Лестер, Б. Данто (1994) выделяют следующие типы преступников и заключенных: и суицидальным риском;

с психическими отклонениями;

ал­ коголики и наркоманы;

склонные к половым преступлениям (сексуально опасные).

П. С. Дагель (1972) предлагал классифицировать преступников по раз­ личным основаниям: физическим признакам, характеру совершенных пре­ ступлений, предшествующей преступлению деятельности, психологическим особенностям, степени исправления, степени общественной опасности лич­ ности.

Криминологические классификации связаны с проведением массовых со­ циально-профилактических мероприятий. Исследователю было важно знать, представители каких социальных слоев преобладают среди преступников, их возрастной состав, место жительства, характер работы до совершения пре­ ступления.

Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях Существует классификация по возрасту, полу, социальному положению и месту жительства, степени тяжести совершенных преступлений и их видам, форме вины, прежней судимости. Кроме того, учитывается степень стойкости антиобщественной ориентации (К. Е. Игошев, 1974).

Например, психологический портрет типичного осужденного к пожизнен­ ному заключению выглядит так: возраст 35-37 лет, ранее один-два раза суди­ мый, в том числе за насильственные преступления, склонен к злоупотребле­ нию алкоголем, импульсивным проявлениям агрессивности, конфликтности, осужден за умышленное убийство с особой жестокостью. По характеру замк­ нут, чаще всего погружен в себя, пессимистичен, испытывает трудности в общении и адаптации, чувство вины обострено, раздражителен, склонен к аффективным реакциям, мнителен, тревожен, ориентирован на чувственное восприятие реальности с пониженным, часто подавленным фоном настроения.

Уровень эротизма завышен, уровень интеллекта ниже среднего, мыслитель­ ная активность и логическое мышление часто тормозятся аффективными пе­ реживаниями. Имеет заниженную самооценку в сочетании с переоценкой зна­ чимости личных страданий. Стремится избежать ответственности, потворствует своим желаниям. Ориентирован прежде всего на получение личной выгоды, при этом способен пренебречь моральными правилами. Внутренне недисцип­ линирован, в поведении часто руководствуется случайными влечениями. Уро­ вень волевого самоконтроля снижен, стремится приспособиться к условиям учреждения. Необходимость постоянного сдерживания и самоконтроля часто вызывает тревожные, невротические реакции (Ю. В. Славинская, 2001).

Основу пенитенциарно-психологической типологии осужденных могут со­ ставлять возрастные и половые особенности, наличие аномалий в психике, дефектов психической саморегуляции при совершении преступлений, коли­ чество судимостей, отношение к основным средствам исправления осужден­ ных, направленность и степень адаптации, степень исправлёния~Тресоциали зации). Например, типология в зависимости от отношения к режиму может включать осужденных, склонных: к типичным нарушениям режима (упо­ требление спиртных напитков и наркотических веществ), побегам, симуля­ ции, картежным и другим играм «под интерес», гомосексуализму. К сожа­ лению, большинство этих типологий остаются в пенитенциарной практике невостребованными.

В отечественной психологии классификации осужденных чаще всего стро­ ятся на нормах уголовно-исполнительного права. Осужденные делятся на груп­ пы, которые объединяют лиц:

1) совершивших преступления при особо опасном рецидиве;

2) ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы;

3) впервые осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления и отбывающих наказания в колониях общего, строгого, особого видов режима и Раздел 1!. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных в тюрьме1. В свою очередь, в каждой из этих групп осужденных имеется деле­ ние по полу, возрасту, состоянию здоровья.

Правовая классификация осуществляется судом, выносящим приговор.

В ее рамках применяется психолого-педагогическая классификация осуж­ денных (табл. 14), которую осуществляет администрация исправительного учреждения.

Таблица Сравнительная характеристика правовой и психолого-педагогической классификаций Психолого-педагогическая классификация Правовая классификация 1. Личность осужденного 1. Вид преступления 2. Отношение осужденного к труду, режиму, учебе, воспитательной работе 2. Тяжесть преступления 3. Поведение осужденного 3. Возраст преступника 4. Состояние здоровья осужденного 4. Пол преступника 5. Показатели исправления осужденного 5. Рецидив Психолого-педагогическая классификация осужденных применяется внут­ ри исправительного учреждения и преследует цель индивидуализировать при­ менение средств и методов исправительного воздействия и воспитательной работы с осужденными.

С 1979 по 1983 год проходил эксперимент по реализации классификации с целью создания отрядов из числа осужденных, совершивших насильственные или корыстные преступления (на базе ИК-8 усиленного режима Челябинской области и ИК-4 строгого режима Тамбовской области). Эксперименту предше­ ствовало изучение этой категории лиц в колониях. ВНИИ МВД СССР была изучена репрезентативная группа, выделены особенности осужденных за на-:

сильственные преступления, утверждены методы и программа эксперимента.

Эксперимент показал несостоятельность содержания вместе лиц, осужденных за однородные преступления. Л. А. Высотиной, В. Д. Луганским (1975) была произведена психолого-педагогическая классификация осужденных, целью ко­ торой было разделить осужденных на однородные группы для обеспечения вос­ питательной работы с ними. Они полагали, что понятием «классификация»

охватывается процесс распределения судом осужденных при оценке степени их общественной опасности и определении им режима отбывания наказания.

Л. А. Высотина и В. Д. Лутанский пытались найти универсальный прин­ цип разделения осужденных на группы, который отражал бы глубинные и специфические характеристики внутреннего мира и поведения осужденных и *См.: Уголовно-исполнительный кодекс РФ. — М., 1997. С. 64-73;

Комментарии к Уголов­ но-исполнительному кодексу Российской Федерации и Минимальным стандартным правилам об­ ращения с заключенными. М., 1997.

Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях позволял установить педагогически целесообразное и практически значимое количество категорий осужденных. Такими критериями они считали уровень социальной и моральной запущенности, а также степень исправления и пере­ воспитания. На этой основе были выделены три типа осужденных.

1-й тип — осужденные, вставшие на путь исправления. Примерным пове­ дением, честным отношением к труду и обучению, активным участием в об­ щественной жизни они доказывают настойчивое стремление искупить вину и исправиться. Эти осужденные правильно оценивают совершенное преступле­ ние и свое преступное прошлое;

осознают свои нравственные пороки и необхо­ димость перевоспитания;

занимаются самовоспитанием и оказывают помощь другим осужденным в становлении на путь исправления.

2-й тип — осужденные, характеризующиеся в основном положительным, но неустойчивым поведением, отношением к труду и обучению. Они не во всем правильно оценивают совершенное преступление и свое преступное про­ шлое, осознают свои отрицательные качества и необходимость перевоспита­ ния, но не проявляют активности в общественной жизни и устранении своих нравственных пороков, отрицательных наклонностей и привычек;

безразлич­ но относятся к поведению других осужденных.

3-й тип — осужденные, не вставшие на путь исправления. Они системати­ чески нарушают режим и правила поведения, недобросовестно трудятся, ук­ лоняются от участия в воспитательных мероприятиях и общественной жизни, от обучения в школе и ПУ, неправильно оценивают совершенное преступление и свое преступное прошлое, не признают необходимости исправления, не стре­ мятся к устранению своих отрицательных качеств и привычек. Такие лица негативно влияют на других осужденных.

А. П. Евграфов (1970) обосновывает типологию осужденных в местах ли­ шения свободы в зависимости от их статуса и характера отношений:

1) актив осужденных;

-------- 2) осужденные, вставшие на путь исправления и поддерживающие актив, но ведущие себя пассивно;

3) осужденные с неустойчивым поведением и допускающие нарушения ре­ жима;

4) осужденные, систематически нарушающие дисциплину, не реагирую­ щие на воспитательное воздействие;

5) осужденные-приспособленцы, которые с целью досрочного освобожде­ ния внешне ведут себя дисциплинированно и даже участвуют в общественной жизни;

6) религиозные фанатики.

Ориентиром для приведенных выше типологий являются узаконенные в Уголовно-исполнительном кодексе РФ особенности исправления осужденных.

Они базируются на системе отношений осужденного к главным средствам воз­ Раздел II. Индивидуально-психологические _ и социально-психологические особенности личности осужденных действия, поэтому основу типологии осужденных чаще всего составляют пове­ дение до осуждения, характер преступления и поведение в период следствия и суда;

отношение к различным видам деятельности в колонии, преступлению и наказанию, себе и другим людям.

При психологическом анализе ряд авторов используют социально-психоло­ гические типологии, где выделение типов происходит на основе мотивации преступлений (корыстные, сексуальные), при этом под мотивом понимается то, что лежит в основе выбора действий и поступков личности. Такие типоло­ гии позволяют вскрыть глубинные детерминанты преступного поведения и на их основе прогнозировать и корректировать поведение осужденного в местах лишения свободы.

Для решения последней задачи перспективны типологии осужденных, в ос­ нове которых лежат акцентуации свойств характера, темперамента и поведен­ ческих признаков. Они позволяют конкретизировать меры воспитательного воздействия применительно к осужденным й сделать их максимально индиви­ дуализированными.

В отношении насильственных преступников целесообразно применять ин­ дивидуальный метод воздействия, прежде всего исходя из особенностей ха­ рактера и темперамента.

В. П. Голубев, Ю. Н. Кудряков предлагают более развернутую типологию, где выделяют:

1) личность корыстного преступника, включающую корыстолюбивый и иг­ ровой типы (Э. Берн);

2) личность насильственного преступника, включающую: возбудимый, им­ пульсивный (неуправляемый), ригидный (упорный), гипертимный (активный), демонстративный, безвольный типы;

3) личность осужденного за сексуальные преступления. Осужденные за изнасилования, имеющие нарушения психосексуального развития: 1-й тип — лица, совершившие изнасилование или его попытку в отношении ранее не­ знакомых женщин;

2-й тип — осужденные, отбывающие Н ЯКЕЗ^Н ил За ИЗ насилование девочек (в возрасте до 6 лет), а иногда и женщин преклонного возраста (свыше 60 лет);

3-й тип — осужденные за изнасилование девочек от 6 до 14 лет. Многие из них судимы ранее за развратные действия, по делу обычно имеется несколько эпизодов;

4-й тип — лица, преступные дей­ ствия которых направлены вначале на оказавшихся рядом с ними мужчин (мужа знакомой и т. п.), а затем на женщину. Осужденные за изнасилова­ ния с выраженными характерологическими или психопатологическими осо­ бенностями;

5-й тип — лица, преступные действия которых отличаются внезапностью как для потерпевшего, так и для самого преступника;

6-й тип — лица с психическими и физическими дефектами, которые явля­ ются препятствием для взаимодействия с противоположным полом (лица с Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях умственной отсталостью, инвалиды). Осужденные за изнасилования с нару­ шением межличностного восприятия;

7-й тип — осужденные, обычно пол­ ностью отрицающие свою вину и считающие, что изнасилования как таково­ го не было;

4) личность осужденного за неосторожные преступления. Характеризуется наличием чувства вины, личностной тревожностью.

Тенденция к неосознаваемой постановке себя в ситуации, связанные с ак­ тивацией чувства вины, может носить сценарийный, по терминологии Э. Бер­ на, смысл, то есть выступать как неосознаваемое жизненное стремление, про­ грамма, определяющая поведение человека и являющаяся для него мотивом, пронизывающим все его поступки и поведение в целом.

Изучение осужденных, проведенное В. П. Голубевым и Ю. Н. Кудряковым с помощью теста ММИЛ, позволило составить следующую сравнительную ха­ рактеристику предлагаемой ими типологии преступников (табл. 15).

Таблица Сравнительный психологический анализ различных категорий осужденных Типы преступников Отличительные черты Самые высокие значения, связанные с затруднениями в межличностном общении, аффекты. Повышена чувствительность в межличностных взаимодействиях. Более Убийцы предрасположены к импульсивным реакциям «короткого замыкания» на фоне аккуму­ ляции аффекта Корыстно­ Самые высокие значения по шкале «импульсивность-активность». Повышена импуль­ насильственные сивность при низком контроле Совершившие Наиболее низкое значение по шкале «затруднения» в межличностном общении. Сниже­ изнасилования ны чувствительность в межличностных контактах и способность к рефлексии Самые высокие значения по шкале «тревожность». Снижены уровень тревоги и склон­ Воры ность к возникновению чувства вины _ — Наиболее социально адаптированы: Высокий самоконтроль Расхитители Ученые и практики считают, что существующие системы классификаций преступников и осужденных к лишению свободы не в состоянии обеспечить в организационно-методическом плане их исправление и ресоциализацию. По их мнению, нужна такая классификация, которая, отражая социально-демо­ графические, уголовно-правовые и психолого-педагогические признаки, учи­ тывала бы изменение личности под влиянием как среды, так и специально организованных воспитательных воздействий. Такой психолого-педагогичес кой классификацией являлась до недавнего времени, на наш взгляд, класси­ фикация по степени исправления. М. П. Стурова (1991) высказала предполо­ жение о необходимости разработки такой типологии личности осужденных, в которой в качестве типообразующего признака выступала бы деформация отношений личности в определенных сферах жизнедеятельности: а) в трудо­ 9. Ю. А. Д*(йтриев Раздел II. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных вой;

б) в социально-бытовой, общении с окружающими;

в) в основных сферах деятельности, для которых характерна утрата большинства социально полез­ ных связей и отношений. Однако в данной типологии, как и в других, не отражается изменение личности в процессе отбывания наказания.

Многие ученые и практики остаются привержены классификации осуж­ денных по степени исправления личности. В ней в отличие от других лич­ ность осужденного рассматривается в развитии. С изменением системы от­ ношений становится иной степень исправления осужденного, что поощря­ ется соответствующими стимулами. Данная типология обеспечивает дви­ жение осужденного от одной степени к другой: перевод на улучшенные условия содержания, направление в колонию с более легким режимом, пе­ редвижение без конвоя вне территории учреждения, освобождение условно­ досрочно.

Примером широкого использования критерия степени исправления может служить экспериментальная типология осужденных в исправительных учреж­ дениях Вологодской области в 70-х годах, нашедшая выражение в движении осужденных по ступеням исправления.

Первая ступень исправления — «кандидат в передовики труда и быта» — присваивается осужденному, отбывшему не менее 3 месяцев в колонии, участ­ вующему в работе самодеятельных организаций, не нарушающему дисципли­ ну и режим, досрочно погасившему иск. В его характеристику вносится фор­ мулировка: «Стремится встать на путь исправления».


Вторая ступень исправления — «передовик труда и быта» — присваивает­ ся осужденному, отбывшему не менее 6 месяцев в колонии, выполняющему требования «кандидата в передовики труда и быта», активно участвующему в самодеятельных организациях, не имеющему замечаний от самодеятельных организаций и администрации, оказывающему активную помощь другим осуж­ денным, открыто критикующему отрицательные поступки осужденных, осуж­ дающему свою прошлую преступную деятельность и участвующему в предуп­ реждении преступлений среди осужденных. В его характеристику вносится формулировка: «Встал на путь исправления».

Третья ступень исправления — «отличник труда и быта» — присваивается осужденному, отбывшему половину срока наказания, точно выполняющему все требования «передовика труда и быта», активно участвующему в предуп­ реждении и раскрытии нарушений, допускаемых осужденными, сознательно соблюдающему законы. В его характеристику вносится формулировка: «Твер­ до встал на путь исправления».

Психолого-педагогический эксперимент по внедрению системы А. С. Ма­ каренко в исправительных учреждениях Вологодской области позволил сбли­ зить позиции сотрудников и осужденных. В результате этого официальная власть стала пользоваться доверием осужденных.

Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях В рамках классификации по исправлению была осуществлена классифика­ ция осужденных по организации индивидуального шефства с учетом их отно­ шения к соблюдению установленных правил отбывания наказания и особенно­ стей личности. Были выделены группы осужденных с укоренившимися анти­ общественными взглядами и привычками — трудновоспитуемые. Данная ка­ тегория осужденных в своей массе неоднородна: это лица, запущенные в педагогическом отношении, лица, желающие искупить вину. В этой связи при разработке конкретных индивидуальных программ в расчет принимались спе­ цифические особенности каждой личности (В. Ф. Пирожков, 1975).

В то же время не были Определены критерии той или иной категории труд­ новоспитуемых осужденных, что приводило к серьезным затруднениям при их классификации: злостных нарушителей режима и собственно трудновоспи­ туемых. Последние отличаются главным образом сложившимся антиобществен­ ным образом мышления, стремлением подчинить своему влиянию других осуж­ денных. Американский криминолог Э. М. Шур (1977) справедливо отмечал, что нередко исследователь объединяет всех правонарушителей в одну группу, особенно когда он сравнивает социальные характеристики.

Разработанная психологической лабораторией Саратовской области типо­ логия (А. Д. Васильев, И. Е. Гавриков, Б. М. Логак, 1991) основана на интел­ лектуальном уровне осужденных (высокий, средний, ниже среднего, интел­ лектуальный дефект);

типе темперамента;

особенностях характера (общитель­ ный — замкнутый, вспыльчивый — спокойный, дисциплинированный — не­ дисциплинированный, откровенный — скрытный и т. д.);

активности личности (лидер — отсутствие лидерских черт). В этой связи выделяются шесть типов осужденных:

1) имеющие положительную социальную установку, сильный тип личнос­ ти, лидерские задатки;

2) обладающие потенциально-положительными социальными установками, слабым типом личности, без лидерских задатков;

3) не наделенные ярко выраженными организаторскими и волевыми каче­ ствами, так называемое «болото»;

4) с отрицательными социальными установками, слабым конформным ти­ пом личности, без умеренно выраженных задатков к лидерству;

5) с отрицательными социальными установками, сильным типом личности;

6) с отрицательными социальными установками, сильным типом личнос­ ти, объективными задатками к лидерству и стремлением к нему.

В 80-90-х годах ученые НИИ МВД и Домодедовского института повыше­ ния квалификации (Ю. М. Антонян, Ю. А. Алферов, В. П. Голубев, Ю. Н. Куд ряков, Г. Ф. Хохряков, А. А. Зворыкин, Е. В. Черносвит и др.) предложили следующие типологии осужденных, составленные на основе психодиагности­ ческих, чаще зарубежных, методик:

Раздел II. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных 1) мотивационно-поведенческая;

2) характерологическая;

3) патохарактерологическая;

4) индивидуально-стилевая;

5) в зависимости от степени общественной опасности личности и ее крими­ ногенной активности.

В то же время реализация типологического подхода осужденных в пени­ тенциарной психологии идет по развитию вширь, хотя не менее перспектив­ ными являются «буровые скважины» науки, которые могут быть обеспечены только оптимальным сочетанием фундаментальных и прикладных исследова­ ний (А. Р. Ратинов, 1983;

В. М. Поздняков, 1998).

В пенитенциарной психологии имеются и другие классификации, основан­ ные на индивидуально-психологических особенностях личности осужденных:

классификация Ю. А, Алферова (по характеру и направленности мировоззре­ ния осужденных, определяющих морально-педагогическую запущенность);

типология осужденных В. Г. Деева (по направленности);

А. И. Ушатикова (по волевой активности).

Рассматриваемые типологии базируются на индивидуально-психологичес ких особенностях, в них недостаточно отражена социально-психологическая характеристика осужденного.

Законодатель основанием классификации считает изменение отношения к человеку, обществу, его исправление и ресоциализацию. В связи с этим в прак­ тике исправительных учреждений действует юридическо-психолого-педагоги ческая классификация, нашедшая отражение в УИК РФ, которая предусмат­ ривает для осужденных различные меры поощрения и наказания, применение прогрессивной системы отбывания наказания. Однако ее практическая направ­ ленность ограничивается внешними факторами поведения и деятельности осуж­ денного, не затрагивает глубинных психологических особенностей личности.

Таким образом, в различных типологиях и классификациях основное вни­ мание чаще всего уделяется системе отношений, направленности, характеро­ логическим свойствам, волевой и нравственной сферам, жизненным планам, ценностным ориентациям, позитивным или негативным изменениям личнос­ ти. В каждом конкретном случае сотрудники должны знать практическую цель типологии.

Поведение осужденных не всегда определяется количеством судимостей, видом преступления и его тяжестью. Нередко лица, имеющие первую суди­ мость, оказываются более запущенными в социально-педагогическом, нрав­ ственном отношении и более трудными для исправления, чем неоднократно судимые.

На практике широко используются типологии осужденных с психически­ ми аномалиями. Сотрудникам исправительных учреждений приходится стал­ Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях киваться с осужденными, имеющими психические отклонения в рамках вме­ няемости: это психопатии (в различных клинических формах), олигофрения, хронический алкоголизм, наркомания, остаточные явления после травм чере­ па, органические заболевания центральной нервной системы (ЦНС). Эти лица правоспособны и вменяемы, сохраняют свои социальные связи и в подавляю­ щем большинстве случаев трудоспособны.

Вместе с тем психические аномалии обусловливают возникновение и раз­ витие раздражительности, агрессивности, жестокости, снижают волевые про­ цессы, способствуют повышенной внушаемости, ослаблению сдерживающих, контролирующих поведение механизмов.

Осужденные с психическими аномалиями составляют значительную часть нарушителей режима, нередко являются источниками возникновения конф­ ликтных ситуаций, а также объектами преступных посягательств со стороны других осужденных. От выявления таких лиц зависят качество и эффектив­ ность всех последующих мероприятий. Администрации исправительного уч­ реждения и психологической службе необходимо изучать личности осужден­ ных с психическими аномалиями, организовывать их трудовую деятельность, воспитательную и психокоррекционную работу с ними. К этой работе следует привлекать и медицинских работников.

О личностных характеристиках осужденных информировать сотрудников должны психиатр и психолог, в ведении которых будут находиться эти осуж­ денные. В характеристике должно содержаться описание психопатологичес­ ких последствий их состояния, то есть как оно отражается на данной личнос­ ти, ее поведении, общении, работе и образе жизни в целом;

прогноз поведения осужденного;

рекомендации по его лечению и обучению, воспитательному воз­ действию, трудовому использованию и бытовому устройству.

В основу изучения личности осужденных с психи^йпкими отклонениями должны быть положены типологические особенности их социально-демогра фической, уголовно-правовой, нравственно-психологической, психиатрической и педагогической характеристик. Объективная информация об этих особенно­ стях, необходимая для первоначальной организации воспитательной работы, содержится в личном деле осужденного, особенно в приговоре, сообщении об арестованном и акте судебно-психиатрической экспертизы (СПЭК). При отсут­ ствии в личном деле акта СПЭК нельзя оставлять без внимания указание суда о ее прохождении. В таких случаях следует проконсультировать осужденного у психиатра, так как сам факт направления на экспертизу свидетельствует о том, что следствие и суд усмотрели основания, позволяющие подозревать на­ личие психических расстройств.

При изучении акта СПЭК следует обратить внимание не только на диагноз, но и на развернутую характеристику особенностей личности, условия жизни и воспитания. От лиц с диагнозами: психопатия, остаточные явления черепно­ Раздел II. Индивидуально-психологические _ и социально-психологические особенности личности осужденных мозговых травм, органические поражения ЦНС следует с большей степенью вероятности ожидать нарушений режима агрессивного характера (драки, по­ бои, хулиганство, оскорбление представителей администрации, сопротивле­ ние наряду и пр.).


К числу признаков, которые в совокупности дают сотрудникам возможность иметь представление о социальном облике осужденного, относятся возраст, об­ разовательный уровень, трудовая деятельность. Отметим, что психическое здо­ ровье осужденных имеет тенденцию к ухудшению с возрастом. Психические аномалии оказывают влияние и на уровень образования. Тем не менее их следу­ ет вовлекать в учебу, чтобы отвлечь от пустого времяпрепровождения и нару­ шений дисциплины. При этом необходимо строго учитывать умственные спо­ собности человека и возможность учиться в общеобразовательной школе.

Персонал исправительного учреждения должен располагать информацией о том, среди каких категорий осужденных наиболее часто встречаются лица с аномалиями психики.

Первую значительную группу составляют неоднократно судимые, большин­ ство из которых — лица с психическими расстройствами. Вторая группа — осужденные за умышленное убийство, причинение тяжких телесных повреж­ дений и хулиганство. В ней часто встречаются психопатические личности, лица с черепно-мозговыми травмами, а также перенесшие органические забо­ левания ЦНС. В третью группу входят осужденные за групповое изнасилова­ ние, среди которых часто выявляются олигофрены.

Знание типов осужденных с психическими аномалиями позволяет прогно­ зировать их поведение в период отбывания наказания. Хуже всех ведут себя олигофрены, психопаты и лица, перенесшие черепно-мозговые травмы. Они наиболее несдержанные и конфликтные. Для двух последних категорий лиц также характерно хранение запрещенных предметов.

На практике используется типология осужденных по видам преступлений.

Например, осужденные за насильственные преступления отличаются от осуж­ денных за корыстные преступления высокой эмоциональной возбудимостью и повышенным уровнем тревожности, что приводит к частым срывам. У них аффективное мышление, чувства превалируют над мыслью, что выражается в эмоциональной напряженности и неустойчивости. Аффективная напряженность в совокупности с импульсивностью приводят их к серьезным конфликтам.

Дифференциация осужденных по характеру совершенного преступления оказалась практически однозначной, поскольку люди с разными нравствен­ ными пороками совершали похожие преступления, а с однотипными нрав­ ственными пороками — различные преступления в зависимости от обстоя­ тельств. Все это подтверждает мысль Н. А. Стручкова (1970) о том, что при исполнении наказания центр тяжести с характера и степени общественной опасности преступления должен переноситься на личность осужденного, от­ Глава 14. Классификации и типологии осужденных в исправительных учреждениях бывающего наказание. Хотя в основе уголовно-исполнительной практики как раньше, так и в настоящее время лежит уголовно-правовая классифи­ кация, включающая: тяжесть совершенного преступления, его опасность, вид, совершение преступления неоднократно (впервые), мотив преступле­ ния, пол и возраст преступника, его личность. Все вместе взятое в итоге определяет срок наказания и вид учреждения, в котором будет отбывать его осужденный.

Несмотря на значимость данных критериев для типологии, они имеют, скорее, юридическую, чем психолого-педагогическую направленность, посколь­ ку сама личность преступника рассматривается последней в этом ряду.

Ключевые термины и понятия Типология, классификация осужденных;

типологические признаки;

криминально-психологическая, пенитенциарно-психологическая, пенитенциарно-психолого-педагогическая классификация;

крими­ нальная зараженность;

противоправная деятельность;

классификация преступников, осужденных.

Психологическое самообразование Вопросы для обсуждения и размыш ления 1. Проанализируйте разные классификации и типологии, обоснуйте, на каких критериях они бази­ руются.

Классификация преступников Классификация осужденных Тяжесть преступления;

Пол;

вид преступления;

возраст;

совершение преступления ияжесть преступления, совершенного впервые (неоднократно);

впервые (неоднократно);

отношение к исправлению, преступлению и наказанию, режиму, насильственное, корыстное, труду, учению и д р.;

корыстно-насильстэенное воспитанность, дисциплинированность, трудновоспитуемость;

преступление эмоционально-волевые проявления, направленность, отношения;

психические отклонения (акцентуации характера, ауто- и гете­ роагрессивность) 2. Проанализируйте типологию осужденных в зависимости от вида преступления. Осужденные за корыстные преступления обладают сильным типом нервной системы, высокой эмоциональной подвиж­ ностью, решительностью в исполнении задуманного. На психологическом уровне у воров отмечаются развитые показатели внимания, сильная реакция на жизненные ситуации, негативное отношение к со­ циальным ценностям и нормам, ряд личностных акцентуаций, безразличие к социальному статусу, до­ минирование утилитарно-корыстной мотивации и определенная способность к рефлексии.

Вид совершаемого правонарушения (хулиганство, разбойные нападения, грабежи и т. д.) во многом определяется психологическими особенностями личности осужденных. Так, хулиганам свойственны повышенная эмоциональность, агрессивность, стремление оправдать свои действия, облагораживание подлинных побуждений, игнорирование правомерных действий и законных требований администра­ ции исправительных учреждений.

Мошенники отличаются осознанием противоправности своей преступной деятельности;

доминиро­ ванием мотива накопительства, стремлением к получению нетрудовых доходов;

продуманностью вариан­ тов уклонения от ответственности при задержании сотрудниками милиции;

стремлением к установлению контактов с работниками органов внутренних дел различными способами.

Бродягам и попрошайкам свойственны: наличие искаженных ценностных ориентаций, заторможен­ ность эмоциональных реакций, отсутствие воли, наличие негативных привычек;

стремление к пассив­ Раздел II. Индивидуально-психологические и социально-психологические особенности личности осужденных ному существованию;

подавленность эмоционального состояния, иногда граничащего с отрешеннос­ тью, безразличие к себе и окружающим;

умение вызывать сочувствие со стороны окружающих;

стремле­ ние к подчеркиванию физических и психических недостатков (обнажение поврежденных мест на теле, симуляция эпилепсии);

отсутствие силы воли при противостоянии трудностям;

сокрытие некоторыми лицами своих истинных криминогенных намерений или уже совершенных правонарушений.

Для преступников-алкоголиков и наркоманов характерны: деформированность потребностей и цен­ ностных ориентаций, разрыв социально полезных связей с семьей и трудовым коллективом;

сужение интересов, поглощенность поиском путей удовлетворения потребностей в алкоголе и других наркоти­ ческих веществах;

искаженность восприятия окружающей действительности, ослабленность социаль­ ного понимания поступков, долга и других ценностей, изменчивость в эмоциональной сфере в зависи­ мости от личностных особенностей;

нарушение двигательных функций под влиянием алкоголя.

Рекомендуемая литература А ндреев Н. А. Социология исполнения наказания. — М., 2001.

Барт ол К. Психология криминального поведения. — М., 2003.

Васильев А. Д., Гавриков И. Е., Л огак Б. М. Использование результатов деятельности психолого-пе лагогических служб ИТУ в индивидуально-воспитательной работе со спецконтингентом на основе тет­ ради ИВР. — Саратов, 1991.

Высотина Л. А., Лутанский В. Д. Основы дифференциации осужденных и условий их содержания в ИТУ. — М., 1974.

Д еев В. Г. Психологическая классификация осужденных молодежного возраста. — Рязань, 1979.

Медицинская психология в ИТУ. — М., 1983.

Пирожков В. Ф. Криминальная психология. — М., 2000.

Прикладная юридическая психология / Под ред. А. М. Столяренко. — М., 2001.

П оздняков В. М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. — М., 2000.

Рабочая книга пенитенциарного психолога. — М., 1998.

Социально-психологическая реабилитация осужденных: эффективные модели работы. — Минск, 2002.

Энциклопедия юридической психологии / Под ред. А. М. Столяренко. — М., 2003.

Раздел III ПСИХОЛОГИЯ ТЮРЕМНОЙ СРЕДЫ Глава ТЮРЕМНАЯ СУБКУЛЬТУРА В СРЕДЕ ОСУЖДЕННЫХ 15.1. История «воровской» и тюремной субкультуры В становлении и развитии тюремной субкультуры ученые-пенитенциарис ты выделяют следующие этапы: дореволюционный, первые годы советской власти (1917— 1929), гулаговских лагерей (1930— 1953), постсталинский (1953 1960), хрущевский (1960— 1970), постсоветский (80-е годы и по настоящее время).

Этап дореволюционный. В России к началу XX столетия в среде обитате­ лей тюрем и царских каторг уже существовала строгая система взаимоотноше­ ний. Общая арестантская масса была представлена несколькими сословиями, верхнее положение занимали «иваны» — главные носители тюремных тради­ ций, тюремные старожилы, арестантская «аристократия». «Иван» — высший титул для заключенного, его присваивали лицу, имеющему большой крими­ нальный опыт, хитрому, ловкому и способному избежать уголовного наказа­ ния. Еще их называли «бродягами». Бродяжничество было первой школой, учившей совершать преступления большинство уголовников. Многие из них были умными и волевыми людьми, но в целом это сословие преимущественно состояло из неоднократно судимых лиц, которые были грозой всех арестантов, а нередко и тюремной администрации. Они являлись законодателями, судья­ ми и палачами, выносили и приводили в исполнение приговоры, иногда смерт­ ные, но всегда непреложные (В. Пикуль, 1989).

Второе сословие — «храпьт». которые возмущались по любому поводу, все­ го добивались нахрапом, неправильным, незаконным, несправедливым обра­ зом, получали удовольствие от затеянного ими конфликта и при этом уходили в тень. Они стремились стать «иванами», однако не могли этого достичь, по­ скольку не обладали достаточным криминальным опытом и необходимыми личными качествами.

Третье сословие — «жиганы». Это самая многоликая категория, в которую входили лица, допустившие нарушения «правил-заповедей», например, про­ игравшиеся в карты, мошенники, насильники.

Последнюю ступень арестантской иерархии занимала «шпанка» — бесправ­ ная, голодная, задавленная масса арестантов, состоявшая в основном из крес­ тьян. Над ними издевались представители всех других сословий: «иваны» их давили, «храпы» запугивали^ обирали, «жиганы» обкрадывали.

Глава 15. Тюремная субкультура в среде осужденных Жизнь тюремного сообщества подчинялась «правилам-заповедям» арестант­ ской жизни, многие из которых были суровыми и даже жестокими. Прежде всего это касалось мести предателю. Любая измена, в какой бы форме она ни выражалась, влекла за собой смерть. Редко кому удавалось избежать возмез­ дия, так как информация распространялась по сообществу с помощью записок (В. М. Анисимков, 1997).

1929). В местах лишения свободы Первые годы советской власти (1917— сосредоточились различные категории заключенных. «Иваны», «храпы», «жи­ ганы», «шпанка» растворились в массе преступников новой формации — «спе­ кулянтов», «изменников революции», «контры». Многие работники тюрем и мест заключения не знали, как управляться с ними, а тем более как исправ­ лять их. Жизнь в тюрьмах часто стала регулироваться самими заключенны­ ми. Администрация осуществляла лишь внешний надзор. В местах заключе­ ния верховодили наиболее опытные и опасные преступники, подчинявшие себе остальную массу.

Происходило расслоение на различные группировки. Старые «авторитеты»

и преступники новой формации («жиганы») постоянно боролись за сферы вли­ яния. Если раньше «жиганы» играли роль «провинившихся», то теперь они не только быстро перенимали традиции и обычаи «авторитетов», но и стали интенсивно вырабатывать свои собственные. По закону «новых» любой член сообщества не имел права служить в армии, работать, занимать общественные и иные должности.

Между тем «жиганы» не смогли долгое время противостоять «авторите­ там». Будучи потомственными арестантами, «иваны» («бродяги», «сидельцы», каторжане», «староротские») все же удержали пальму первенства, посколь­ ку лучше других ориентировались в условиях изоляции от общества. Их объ­ единяли многовековые «ценности» преступного мира, и больше всего им по­ могали «истинная вера» и «старые заветы».

К «бродягам» примкнули «карманники» («щипачи»), близкие им по пре­ ступной практике, «босяцкому» духу. И те и другие считали себя настоящи­ ми преступниками, их основным занятием было воровство, большую часть своей жизни они проводили в заключении. Ряды «карманников» значительно пополнились в первые годы после революции 1917 г. за счет беспризорников.

«Иванов», «карманников» поддерживали квартирные воры («домушники»), воры, промышляющие в государственных учреждениях («налетчики», «гоп­ ники») и на железной дороге («майданники»).

В этот же период наметилось и разделение заключенных в зависимости от совершенных преступлений. Те, кто привлекался за имущественные преступ­ ления (воровство), стали именоваться «ворами», а за насилие и прочее — «фра­ ерами». Видимо, именно тогда закрепилось почетное звание — «истинный пре­ ступник» и презрительное — «фраер» («прочий», «не вор», «мелкая сошка», Раздел III. Психология тюремной среды «чужой»). «Воры» утвердились, а преступники «новой волны» теперь играли вторые роли, хотя некоторые из них приблизились к «верхушке».

В 20-е годы был принят ряд государственных специальных предупреди­ тельных мер по нейтрализации «воровского» влияния на других осужденных.

При определении меры наказания и вида ИТУ учитывалось, кем и как совер­ шено преступление. Лица, случайно совершившие преступления, направля­ лись в колонии и исправительные учреждения облегченного типа. Правонару­ шители, нуждающиеся в более длительной изоляции, соединенной с мерами исправительно-трудового воздействия, — в исправительные дома и изолято­ ры. Злостные нарушители режима, арестанты, отрицательно влияющие на других или подозреваемые в стремлении к побегу, отправлялись в одиночки и специальные общие камеры с особым наблюдением, изоляторы, штрафные разряды, где устанавливался более строгий режим.

К концу 20-х годов значительно возросло число осужденных. Это привело к тому, что стало допускаться совместное заключение социально опасных и случайных преступников, способствующее *заражению* последних уготтопной романтикой и еще большему ухудшению обстановки в исправительных уч­ реждениях.

1953). В конце 30-х годов произошел ко­ Этап гулаговских лагерей (1930— ренной перелом в деятельности всей исправительно-трудовой системы, что было обусловлено изменениями, происходящими в государстве.

С началом «развернутого по всему фронту наступления на капиталистичес­ кие элементы» («кулаков», «оппортунистов», «вредителей») увеличилась чис­ ленность заключенных и резко изменился их состав. Если в 1929 г. процент лишенных свободы «классово чуждых элементов» не превышал 3— то в 1931 г.

4, он составил 35, возросла и общая численность контингента. Абсолютная цент­ рализация системы исправительно-трудовых лагерей уготовила ей участь обще­ союзного исправительного дома, «граждан» которого могли перемещать в лю­ бой конец страны для использования на «стройках века» и в народном хозяй­ стве, что плохо сочеталось с их исправлением и перевоспитанием (М. Г. Детков, 1992).

Такое отношение было на руку «хранителям» уголовного наследия. «Воры», «бродяги», переведенные, как правило, в исправительно-трудовые лагеря из тюрем и изоляторов, окончательно отделились от других категорий лиц, отбы­ вающих наказание, и силой, наглостью, хитростью добились высокого поло­ жения в местах лишения свободы.

Сложилась четкая трехуровневая структура криминального сообщества. Выс­ ший уровень: «вор в законе» («козырный вор», «всесоюзный вор», «центровой вор», «пахан») — абсолютный «авторитет» («лидер»);

средний: «обычный вор», «привычный вор» — «авторитет»;

нижний: «шестерки» («слуги») и прочие исполнители решений «воровского братства». Наиболее опытные организовы­ Глава 15. Тюремная субкультура в среде осужденных вали сходки (собрания, съезды), на которых формировались новые и совер­ шенствовались старые «идейные принципы» истинных арестантов. Новая «идея» основывалась на том, что «авторитетом» может стать лицо, выбравшее основным занятием своей жизни воровство1.

«Воровское» сообщество обязывало своих членов следить за порядком в лагере, устанавливать полную власть «воров». В противном случае они отве­ чали перед сходкой «авторитетов». По новому «арестантскому» обычаю при­ знать «вором» могли только на основании решения сходки (собрания, съезда).

Как правило, кандидат проходил трехлетнее испытание, тщательно проверял­ ся. После этого ему давали рекомендации два-три «вора в законе», подтверж­ давшие, что принимаемый имеет определенные заслуги, что его поведение и стремления только воровские. «Авторитеты», рекомендовавшие новичка, не­ сли перед сообществом ответственность за его дальнейшее поведение.

Прием включал в себя коронование «воров» и принятие присяги. Текст клятвы был примерно такой: «Я, как пацан, встал на путь воровской жизни.

Клянусь перед ворами, которые находятся на сходке, быть достойным вором, не идти ни на какие аферы чекистов...». Предателей ждала суровая расправа.

Существовало три вида наказания для «своих»: публичная пощечина за мел­ кие провинности, чаще оскорбления;

исключение из сообщества (исключать — «бить по ушам» или переводить в «мужики»);

смерть (наиболее распростра­ ненный в 30-50-е годы).

Возникновение указанных установлений и правил было обусловлено стрем­ лением «воров» (6— 7% в общей массе осужденных) окончательно подчинить своему влиянию преступников новой формации, не допустить в «блатной мир»

случайных людей и расширить в местах лишения свободы круг заключенных, за счет которых можно было бы паразитировать. Эта своеобразная норматив­ но-целостная система защищала сообщество от развала, укрепляла устойчи­ вость и сплоченность «воровских» группировок. Новые нормы существенно дополнили старые традиции и обычаи.

В исправительно-трудовых лагерях сохранились и привычные развлечения «арестантов», язык-жаргон, обычай присваивать клички. Обязанностью всех заключенных оставалось соблюдение «правил-заповедей» (не выдавать пре­ ступных действий и не помогать правоохранительным органам, не проигры­ вать лишнее в карты, не задавать лишних вопросов, не становиться гомосек­ суалистом). Следующая после «воров» группа в иерархии осужденных назы­ валась «мужики» (безобидные, хорошие работники), в которую входили «шпан­ ка», «черти», «бесы», а также «жиганы», не принятые «авторитетами» в свою среду. Ряды «мужиков» значительно пополнились в период раскулачивания.

Бывшие крестьяне не были приняты «истинными арестантами» за своих, так ‘См.: Воры. Кто они? М., 1989.

Раздел III. Психология тюремной среды как никто из них ранее не принадлежал к потомственным «ворам», а их «пре­ ступная деятельность» не имела ничего общего с «образцами» (В. М. Анисим ков, 1997).

Однако, несмотря на то, что данная категория лиц не играла видной роли в преступном мире, в условиях, когда основное внимание уделялось производ­ ству и строительству, а труд стал обязательным для всех, когда на админист­ ративно-хозяйственных, инженерно-технических и иных должностях исполь­ зовались заключенные, «воры» не могли не приблизить к себе «мужиков».

«Блатари» хорошо понимали, что можно не работать, но получать благодарно­ сти, высокий паек, зачеты только исключительно за счет работяг-«мужиков».



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.