авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |

«ИНСТИТУТ Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии ...»

-- [ Страница 12 ] --

этический принцип и экономическая теория М.И. ТУган-Барановский" соединил в себе ученого-экономиста) социального философа, озабоченного проблемой построения новог общества, которое бы отвечало кантианскому принципу верховна ценности человеческой личности. Как ученый-экономист он стремил) познать объективные законы капиталистической экономики и еде немало в таких областях, как теория ценности, рынков и кризис^ история народного хозяйства и экономической мысли. Вместе с • " Михаил Иванович Туган-Барановский (1865—1919) родился в Харьк^ ской губернии в дворянской семье, окончил естественный и юридическ факультеты Харьковского университета, в 1894 г. в Московском унинерси те защитил магистерскую диссертацию, а Е 1898 г. — докторскую диссер цию. С 1895 по 1918 г. преподавал в ведущих вузах Санкт-Петербурга и Мо вы. После Октябрьской революции переехал в Киев, непродолжитель время был министром финансов в правительстве Центральной рады, за отошел от активной политической деятельности, преподавал в Kneecii университете, участвовал в кооперативном движении, был одним из оси вателей Украинской академии наук. Умер по дороге в Париж, куда напрлН лялся в составе делегации Директории как советник по экономическим ш просам.

[ не только признавал неизбежность этической обусловленности по итической экономии, но и руководствовался нравственным крите чем при разработке важнейших понятий политэкономии.

Для Туган-Барановского единственно приемлемым нравственным ?итерием был кантианский принцип верховной ценности, а следо цтельно, равноценности человеческой личности. Он считал канти цское учение об этическом идеале огромным достижением общест виной мысли Нового времени, полагал, что этот принцип является ентральной идеей современного этического сознания и является 5щеобязательным «для всех людей с нормальным нравственным знанием»12. Именно общепризнанность этического идеала может ружить гарантией объективности (критерий которой, заметим, он 1 формулирует), и в этом случае обе части политэкономии — прак кческая и теоретическая — оказываются внутренне связанными. По пению Туган-Барановского, только этот принцип и может стать еди i точкой зрения на хозяйство, позволяющей, как он писал, возвы сься над противоположностью интересов, в том числе и классовых, избежно отражающихся и на теоретической политэкономии. Гаран Ьй объективности науки, построенной таким образом, он считал |енно общепризнанность этого этического принципа для данного 1ества в данных исторических условиях.

Непосредственным результатом утверждения этого принципа ста [возможность объединения теории предельной полезности и тру рой теории стоимости.

Туган-Барановский полагал, что признание труда основой стоимо h, возможность сравнения всех видов труда и их объединения в по ре общественного труда и есть признание верховной ценности че ческой личности. «В процессе производства принимают участие только человек, но и средства производства. Почему же мы рассма Ьнаем весь продукт как созданный только человеческим трудом?

[чему же мы признаем только труд человека активным деятелем про родства? И почему, с другой стороны, мы приравниваем в этом от иснии между собой все виды труда без различия? Почему мы счита |все виды труда человека сравнимыми между собой и соединяем их в \iy общую массу, одно общее понятие общественного труда?

Вез сомнения, потому, что мы молчаливо исходим из руководя |й этической идеи политэкономии — верховной ценности, и пото |раиноценности человеческой личности»'1.

»i. i I " Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. 3-е изд. Пп, |S. С. 30.

" Там же. С. 63-64.

С другой стороны, именно человек определяет субъектив полезность данного блага, оно становится ценным не само по с а в оценке человека, Важным моментом в рассуждениях уче( было утверждение, что субъективная ценность блага зависит oi количества, а оно в свою очередь для свободно воспроизводи товаров — от объема затраченного труда. Здесь и обнаружива возможность соединения двух моментов: объективного и субг тивного.

Туган-Барановский не ограничился констатацией этого фак сформулировал теорему, устанавливающую количественные соо.

шения трудовых затрат и ценности при оптимальном распределении ресурсов. «Если производство руководится основным хозяйственны^ принципом — стремлением к достижению с наименьшей затрате наибольшей пользы, — то отношения предельных полезностей снй бодно производимых продуктов и их трудовых стоимостей равны»* Это утверждение было высказано в статье «Учение о предельной i лезности хозяйственных благ как причина их ценности»15, в ней ;

приведен пример (в духе тех, которые использовали представите^ австрийской школы), подтверждающий его правильность 16. Но основе этой иллюстрации Туган-Барановский сделал следующий в* вод: «Мы постарались показать, что тпп (теория предельной поле ности. — Ред.) не только не составляет опровержения взглядов Р | кардо или Карла Маркса, но что, напротив, эта теория, правиль^ понятая, составляет неожиданное подтверждение учения о ценное названных экономистов. Менгер и его школа исследовали субъекти ные причины ценности, Рикардо и его последователи - объекти!

ные. До работы Менгера можно было думать, что оценка блага по ejj хозяйственной полезности не соответствует оценке того же 6jiaraj трудовой стоимости последнего. Теория предельной полезности!

и Цит. по: Столяров Н.А. Аналитическое доказательство предложен г. Туган-Барановским политико-экономической формулы: предельные!

лезности свободно производимых продуктов пропорциональны их трудо| стоимостям. Киев, 1902. С. 4.

Туган-Барановский М.И. Учение о предельной полезности хозя( венных благ как причина их ценности // Юридический вестник. 1890. [ Кн. 2.

Туган-Барановский рассуждал следующим образом. Пусть есть дп| вара А и В, трудовые затраты на единицу которых относятся как 1 к. 2. \ лы полезностей этих товаров таковы: 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2 и 4, 3, 2, 1,0. flped ложим, что есть 10 единиц труда. В этом случае максимум полезности [ достигается при производстве 8 единиц/) и 1 единицы В, причем отноше их предельных полезностей равно 2 : 4.

к;

гзывает, что оба принципа оценки находятся между собой в согла сии, которое тем больше, чем в большей мере распределение народ ною труда подчинено хозяйственному принципу»17. Он делает еще один вывод, важный для его будущих рассуждений о социализме:

•Трудовые стоимости продуктов играют решающую роль в установ лении хозяйственного плана - распределении производства между [ишичньши отраслями»18.

Иллюстративный характер доказательства тезиса о пропорцио нальности трудовых затрат и предельных полезностей воспроизво димых благ, предложенный Туган-Барановским, был в 1902 г. в рабо Iс экономиста киевской экономической школы (представителей ко торой, заметим, отличал большой интерес к использованию матема •• тики) Н.А. Столяровадополнен строгим алгебраическим доказатель ством. Столяров решал стандартную задачу нахождения условного чкегремума, причем целевой функцией была функция общественной полезности или, как он писал, пользы, а ограничением - совокуп ный объем трудовых ресурсов. При условии, что общественная по лезность любого блага зависит от количества только этого блага, ча t'1'ные производные целевой функции совпадают с предельной по JILMI гостью соответствующих благ, что и позволяет легко получить ис комое соотношение. Эта небольшая работа оказалась по существу одной из первых математических работ в области общественной функ ции полезности и предвосхитила идею народнохозяйственного оп •шмума, которая в виде системы оптимального функционирования экономики (СОФЭ) активно разрабатывалась в нашей стране в 60-е 1ОДЫ.

Вклад Туган-Барановского в собственно экономическую теорию • nil jaH с разработкой проблем реализации, циклов и кризисов, денег, 11роблеме циклов посвящена его первая крупная работа — «Периоди ческие промышленные кризисы» (1894), в которой, оп ираясь на статис тический материал по истории промышленных кризисов в Англии и Критический анализ предшествующих теорий рынка, ученый пред ложил разрешение проблемы реализации для случая расширенного •роизводства и объяснение периодичности кризисов и механизма нклов. Он попытался дистанцироваться от двух наиболее влиятель мх позиций поданной проблеме: идущей от Сэя и отрицающей воз '1 Там же. С. 228.

Туган-Барановский М.И. Австрийская школа // Мир божий. 1901.

, XГI С. 217.

'' Столяров Н.А Указ. соч.

можность общего перепроизводства, и опирающейся на концепцию недопотребления, прежде всего в ее марксистском варианте, и при дающей перепроизводству характер перманентного явления.

Туга н-Баранове кий предложил собственное решение проблемы рынка, суть которого состоит в том, что «при пропорциональном рас пределении общественного производства (между производствол средств производства и предметов потребления для разных классов. • Ред.) никакое сокращение потребительского спроса не в силах вьн звать превышения общего предложения продуктов на рынке сравни тельно со спросом на последние»20. Ечавным моментом в его аргуме: i тации было признание того, что потребление не является единствен ным и главным фактором, определяющим размеры рынка. Послед ние зависят прежде всего от спроса на средства производства. Здсс i.

можно заметить истоки той линии рассуждений относительно глаи ной причины нарушения макроэкономического равновесия, которая сегодня связывается с именем Дж.М. Кейнса. Речь идет, разумеется о признании лидирующей роли инвестиций в развитии циклически го процесса.

Общий смысл рассуждений Туган-Барановского сводился к еле дующему. При увеличении доли прибыли, направляемой на прои водство, действительно уменьшается потребление капиталистов, по увеличивается спрос на средства производства и на рабочую сич\ Соответствующим образом изменяются и пропорции производи ва: производство средств производства растет более высокими тем пами,чем производство предметов потребления. Очевидно, что п^ добный рост неизбежно должен прекратиться, и его внезапная тановка и есть кризис, во время которого указанные пропорции «F сильственным» образом восстанавливаются. Кризис предстает ситуация общего перепроизводства. Толчок кризису может дать:

репроизводство одного товара, затем ситуации перепроизводства!

одном рынке через механизм цен и доходов передается на эконол ку в целом. Следовательно, утверждает Туган-Барановский, проС ма заключается в пропорциональном развитии экономики, «п| пропорциональном распределении производства никакое сокра!.

ние потребительного спроса не в состоянии вызвать превышеь общего предложения над спросом... И ясно, что никогда не моя быть действительного общего перепроизводства товаров;

возмо| но лишь частичное перепроизводство их»21.

Туган-Барановский М.И. Периодические промышленные кризис] СПб., 1914. С. 222.

Кондратьев Н.Д М.И. Туган-Барановский. Основные черты его на)| ного мировоззрения. М., 19.., С. 13.

Важную роль в развитии кризиса, а также в восстановлении про порций Туган-Барановский отводил кредиту, который придает лю бым колебаниям характер лавинообразного процесса. Здесь он сле довал в русле кредитно-денежной теории цикла, которая рассматри нпсг циклический процесс сквозь призму соответствия между спро сом на ссудный капитал, определенным потребностями производст liii, и его предложением со стороны банков. Иными словами, в дан Ном случае по существу затрагивается хорошо известная благодаря Кейнсу проблема равновесия между сбережениями и инвестициями (причем признается, что в отличие от процесса сбережений, который достаточно стабилен, инвестиции осуществляются импульсами),.1 мкже проблема воздействия инвестиций на производство, т.е. про Лпема мультипликатора. В фазе подъема, когда инвестиционная ак тивность велика, инвестиции финансируются не только за счет теку щих сбережений, но и за счет накопленных ранее, т.е. в фазе депрес сии, запасов свободных капиталов. Согласно этой теории кризису предшествует финансовая паника, вызнанная исчерпанием резервов i пого капитала, а подъему - восстановление этих резервов. Ту i Барановский даже сравнивал этот процесс с паровой машиной, в i рой капитал — пар, который, расширясь, двигает поршень — про мы тленность.

Сегодня можно сказать, что модель Туган- Барановского была пер noii и самой оригинальной «из целого семейства моделей цикла, в основе которых лежало соотношение между сбережениями и инвес пшпями, среди приверженцев которых наиболее значительными i i Шпитгоф, Бунятян, Кассель и Кейнс, когда он писал "Трак '2. К этой оценке известных ученых можно добавить, что среди I ких экономистов идеи Туган-Барановского разделяли В.Я. Же ов, И.М. Кулишер, В.К. Дмитриев. Что же касается теоретичес i новаций при исследовании цикла, то следует отметить, что Ту Ьарановский, по существу, попытался соединить макроэкономи ки (агрегатный) подход со структурным, и значение этой попыт 1 экономической теории трудно переоценить.

Я Анализ экономической конъюнктуры не может считаться завер чым без обращения к проблемам денег и их стоимости. При ис овании циклов и кризисов Туган-Барановский, по существу, Сс i в стороне этот круг проблем, обратившись к ним в работе «Бу ные деньги и металл», написанной в 1917 г. В этой работе он вы ул так называемую конъюнктурную теорию денег, которая про ' Screpanti E., Zamanti S. An Outline of the History of Economic Thought.

Klord, 1993. P. 220.

тивостояла как товарной теории денег, так и количественной теории С чисто теоретической точки зрения основная проблема, вокруг ко торой разворачивались в то время споры и сосредоточил свое внима ние Туган-Барановский, состояла в выяснении механизма взаимовли яния денежной массы, относительных и абсолютных цен. Сегодня этот механизм принято называть механизмом трансмиссии. Товар ная теория отводила деньгам пассивную роль, лишая их качествен ного отличия от других товаров, и рассматривала абсолютные цены как в достаточной степени условный показатель. Количественная те ория, напротив, рассматривала изменение массы денег как абсолют но экзогенное явление, но интересовалась исключительно конечным результатом — влиянием на общий уровень цен, причем сам механизм этого влияния, включая вопрос о скорости реакции различных сег ментов экономики, т.е. в современной терминологии вопрос о лагах, оставался, по существу, вне поля зрения.

В противоположность этому Туган-Барановский с самого начали исходил из того, что процесс приспособления экономики к измене ниям денежной массы, а в конечном счете их влияние на абсолют ные, или денежные, цены — процесс сложный и длительный, пред полагающий взаимодействие между массой денег, объемом кредит ных средств и скоростью их обращения. Очевидно, что при таком под ходе изменение массы денег и его влияние на экономику нельзя от делить от процессов на финансовом рынке, т.е. от движения процент ных ставок и стоимости ценных бумаг. В итоге влияние денег на аб солютные, или денежные, цены «следует искать в отношениях товар ного рынка к денежному, в широком смысле слова». С этим выска зыванием Викселля Туган-Барановский полностью соглашается и делает вывод: «Ценность денег предстает перед нами как нечто объ ективно заданное всей совокупностью меновых отношений. Деньги сами по себе никогда не определяются нами. Мы их оцениваем лишь как средство приобресть те или иные хозяйственные предметы. Но сколько именно можно получить хозяйственных предметов в обмен на заданную сумму денег, это зависит не от нашей воли, а от объек тивных условий рынка»", т.е. от общей конъюнктуры рынка. Конъ юнктурная теория денег позволила сделать вывод о возможности ре гулирования ценности денег в рыночной экономике. «Ценность то варов строится на основе сознательных оценок отдельных индиви-а дов, чем государство управлять не может;

напротив, ценность дене( есть бессознательный стихийный продукт социального взаимодей!

Туган-Барановский М.И. Бумажные деньги и металл. Изд. 2-е. Одес| са, 1919. С. 31. • * ствия, вполне допускающего государственное регулирование»24, при тгом Туган-Барановский указывает и на возможный способ регули рования - через регулирование вексельного курса и курса валюты.

Как и для многих русских экономистов, вопрос о перспектипах капитализма представлял для Туган-Барановского особый интерес.

Ошет на этот вопрос он искал в теории циклов и кризисов и в теории еюимости. Что касается теории циклов и кризисов, то, как уже отме чалось, Туган-Барановский пришел к выводу, что ограниченность по требления не является непреодолимым препятствием расширенному капиталистическому воспроизводству. Вместе с тем стихийный харак i ер капиталистического производства проявляется в том, что пропор циональность производства постоянно нарушается. Прм существую щем рынке ссудного капитала и банковской системе это ведет к пери одическим кризисам. Однако в отличие от Маркса, полагавшего, что при капитализме действует долгосрочная тенденция усиления проти воречий, которая проявляется в углублении циклического падения производства и понижающемся движении нормы прибыли, Туган-Ба 1 и ювекий считал, основываясь на своей теории, что циклические кри зисы преодолеваются и нет тенденции ихуглубления. В отношении же нормы прибыли он полагал, что на уровне теоретического анализа в нпу множественности разнонаправленных и разновеликих по силе Факторов, влияющих на норму прибыли, нет возможности выявить ка i vio-либо общую тенденцию движения нормы прибыли. Ошибка Маркса, по его мнению, заключалась в том, что, говоря о тенденции повышения производительности труда и связывая ее с ростом органи ческого строения капитала, он в действительности рассматривал слу | чай, когда стоимость произведенной продукции была неизменной.

[ О i сюда и был сделан вывод о тенденции снижения нормы прибыли. В | противоположность этому Туган-Барановский полагал, что «развитие [ производительной силы общественного труда имеет тенденцию не по I нижать, а повышать процент прибыли»25.

Заметим, что критически переосмысливая схему Маркса, Туган •фановский придерживался тезиса о том, что труд является основ |.ш источником прибыли. Если только предположить, например, 'н:д за И. Кулишером2(|, что в условиях современного капитализма фяду с трудом рабочего источником прибыли становятся изобрете Там же С. 40.

" Туган-Барановский М.И Крушение капиталистического строя как |учная проблема // Новый путь. 1904. № 10. С. См.: Кулишер И.М Эволюция прибыли с капитала в связи с развити i промышленности и торговли п Западной Европе. В 2-х т. Т. 2. СПб, 1908.

IV-V, ния и нововведения (идея впоследствии, как известно, была сформ\ лирована Шумпетером), то сомнения Туган-Барановского относи тельно справедливости одного из основных тезисов марксизма полу чат дополнительное подтверждение.

Таким образом, в противовес Марксовому тезису о внутреннел обреченности капитализма как экономической системы, Туган-Бл рановский пришел к выводу о жизнеспособности капитализма как системы хозяйства. Более того, он считал, что развитие капитализм,i является прогрессивным и неизбежным явлением в таких страна\ как Россия27. Однако это не означает, что Туган-Барановский отка зался от критики капитализма. Он критиковал капитализм с соцн ально-нравственных позиций. Основное противоречие капитализм.!

состояло, по мнению Туган-Барановского, «в том, что капитализм, обращая человеческую личность в средство, в раба вещей, в то же Bpi мя ведет к распространению и укреплению общественно-моралы го сознания, признающего личность верховной ценностью общее венной жизни»2". И это позволяло поставить вопрос о переходе к t циализму как о сознательном процессе29.

Поскольку социализм представляет сложную систему и предщ лагает различные сочетания способов организации, отношение,!

различным типам социализма определяется исходя из нравстве ного идеала. Беря за основу нравственного императива кантианск| принцип, Туган-Барановский пришел к признанию свободы ну ности, а не равенства, как утверждали в тот период многие соЩ листы, важнейшей социальной ценностью. «Равенство, - пи( он, - само по себе, отнюдь не является положительным блдгом.

равенство есть несомненное социальное зло, но устранение зла лишь первый шаг в направлении к социальному идеалу. Социа Вопросу о перспективах развития капитализма в различных отрасл хозяйства посвящена его работа « Русская фабрика и прошлом и настояща^ (СПб., 1898), в которой Туган-Барановский показал специфику условий р| пития крупной промышленности в России и пришел к выводу, что, несм{ ря на ряд сдерживающих факторов, страна входит в мировой капиталке ческий рынок и этот процесс сопровождается ускорением технического п|| гресса и укреплением экономической свободы и прана. Вместе с тем кап к лизм не может завоевать господствующие позиции во всех отраслях xo3J| стна: сохраняется мелкое производство, особенно в сельском хозяйс!

Впоследствии это обстоятельство в значительной мере побудило Туган рановского выступить с идеей национализации земли и. передачи ее мели собственникам.

Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 19. ;

См., например,: Туган-Барановскай М.И. Круцзение капиталиста^!

кого строя к-йк.научная проблема //.Нявый путь. 1904 № 10.

ним же идеалом является не социальное равенство, а социальная снобода»30.

С этой точки зрения Туган-Барановский подошел к оценке раз имчных в зависимости от степени централизации типов социализма.

Кик и многие социалисты того времени, он не видел того, что расши рение регулирующей функции государства может привести к паде нию эффективности производства. Напротив, он полагал, что«цент рдлизация благоприятствует умножению общественного богатства», поскольку позволяет подчинить производство плану. Вместе с тем принципы построения плана, которые выдвигал ученый, напомина ли идеи сторонников рыночного социализма 1930-40-х годов и ос новывались на интеграции теории предельной полезности и трудо ной теории стоимости. С целью достичь максимума общественной полезности он предлагал определять объемы производства товаров»' и 1 условия пропорциональности их предельных полезностей трудо шм затратам.

Туган-Барановский полагал, что при соответствующей органи |.|ции учета можно непосредственно определить трудовые затраты.

' 1 о же касается полезности, то о ней можно судить по изменениям ipoca. Причем последние и должны побуждать государство соот • гствующим образом корректировать цены. Как информационные и гналы цены при социализме и капитализме — одно и то же. Раз шчия лежат в другой области — в распределении труда между от iмелями. При социализме, когда затраты труда учитываются непо редственно (а не через зарплату в составе издержек производства), можно обеспечить оптимальную аллокацию ресурсов, в то время как при капитализме пропорции восстанавливаются во время кризиса.

При социализме деньги — лишь единица изменения, условный знак, т- имеющий ничего общего с товаром, а цены — обменные соотно шения.

Проблема эффективности, по мнению Туган-Барановского, мог i.i быть решена в условиях государственного социализма, но сущест щ жала опасность ограничения личной свободы. Именно поэтому он • мотрел с надеждой на развитие других форм организации, прежде |":его кооперации31. Для него кооперация — не только путь к социа ипму, но и форма организации, которая открывает простор свобод Туган-Барановский М.И. Социализм как положительное учение. М., IW6. С. 365.

Туган-Барановский является одним из крупнейших русских теорети Г ков и практиков кооперации. Среди его работ, специально посвященных этой •облеме, следует назвать «Социальные основы кооперации» (М., 1914).

ному труду, смягчая принудительный характер государственного со циализма.

Работа «Социализм как положительное учение» была написана, когда российская действительность мало соответствовала предстаи лениям Туган-Барановского о будущем общественном устройстве Можно ли отнести это несоответствие на счет неподготовленности России к социализму, о чем, хотя и не прямо, предупреждал ученый, или это закономерный результат попытки претворения идеи соци;

] лизма в любом обществе с той лишь разницей, что в более развитом эксцессы были бы меньше? Можно ли говорить, что социальная ис тория нашего века свидетельствует о движении культурных народои в сторону общества, признающего личность высшей ценностью, л, соответственно, подтверждает точку зрения Туган-Барановского? Эш вопросы и сегодня стоят на повестке дня.

3. С.Н. Булгаков: в поисках христианского экономического мировоззрения Универсализм в подходе к анализу экономических явлений, и| терес к проблеме общественного идеала, социальная направленное!

экономических исследований, наконец, стремление к новой экон| мической науке, адекватной этому идеалу, — все это ярчайшим обр зом проявилось в наследии выдающегося русского религиозного мь лителя, философа и экономиста С.Н. Булгакова".

Не только эти черты роднят Булгакова с Туган-Барановским, щей у них была и увлеченность марксизмом (не случайно обоих пр| Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944) родился в Орловской губе нии, начальное образование получил в духовной семинарии. Затем nopnaj| религией, увлекся марксизмом. Окончил Московский университет, зи тил магистерскую диссертацию. С 1900 по 1906 г. преподавал а Киевском п| литехническом институте, активно занимался общественной деятельность!

После революции 1905 г. отошел от марксизма в сторону идеализма и пос пенно вернулся к православию В 1906—1918 гг. преподавал в Московск| коммерческом институте, был депутатом II Государственной думы. В 19 lj защитил докторскую диссертацию («Философия хозяйства»). Свою лухо ную и философскую эволюцию Булгаков представил в религиозной рабе «Свет Невечерний» (1917). Булгаков опубликовал ряд очень важных стат составивших сборник «Два града» (1911), участвовал в знаменитом сборн!

ке «Вехи» (1909). В I91S г. Булгаков принял сан священника, уехал в Кры| некоторое время преподавал в Симферопольском университете, а в нача ! 923 г. вместе с целой группой русских ученых был выслан из Советской Ро сии. Работал в Праге, с 1925 г. - в Париже в Православном 6ОГОСЛОЕКЖ| институте.

цято относить к так называемому легальному марксизму), и доста очно быстрый и естественный отход от марксизма, наконец, оба ак ГИ1зно занимались общественной и педагогической деятельностью, гход Булгакова от марксизма начался, по существу, с его первой Крупной работы «Капитализм и земледелие», которая была задумана [как. подтверждение марксистского тезиса о концентрации производ и м а применительно к сельскому хозяйству. Но она привела автора к I противоположному выводу и, более того, побудила поставить под со мнение не только некоторые прогнозы марксизма относительно тен [депции социального развития, но и принципы познания, лежащие в [основе этих прогнозов. «Ошибка Маркса (имеется в виду тезис о кон IUL'H грации производства. - Ред.) да послужит нам предостережени ем. Она объясняется не тем, что ему не хватало ума — ум он имел ге ниальный, - и не тем, что ему не хватало знаний — он принадлежит к t.ivibiM ученым экономистам не только своего, но и всех времен, — она объясняется общими социально-философскими воззрениями Маркса, его переоценкой действительных способностей и значения социальной науки, границ социального познания. Он считал возмож • иым мерить и предопределять будущее по прошлому и настоящему, между тем каждая эпоха приносит новые факты и новые силы исто рнческого развития - творчество истории не оскудевает. Поэтому j мелкий прогноз относительно будущего, основанный на данных на [поящего, неизбежно является ошибочным. Строгий ученый берет Здесь на себя роль пророка или прорицателя, оставляя твердую почву I фактов.

Поэтому что касается предсказаний на будущее, то честное Ignoranus мы предпочитаем социальному знахарству или шарлатан Стиу. Завеса будущего непроницаема. Наше нынешнее солнце осве щает лишь настоящее, бросая косвенный отблеск на прошлое. Этого Достаточно для нас, для нашей жизни, для злоб нашего дня и его ин гересов. Но мы тщетно вперяем свои взоры в горизонт, за который спускается наше заходящее солнце, зажигая там новую зарю гряду исму, неведомому дню»33.

Этот выход из собственно экономической области исследования ;

и область философии и гносеологии был началом процесса, который | Можно назвать поиском основ новой философии экономического Цншния и который побудил Булгакова обратиться, как и Туган-Бара Ноиского, к этике. Но в отличие от последнего это была не этика Кан J,.) этика христианства. В этом уникальность Булгакова, его особое рее го в истории отечественной политэкономии.

Булгаков С.Н. Капитализм и земледелие. Т. 2. СПб., 1900. С. 457—458.

В 1915 г. в рецензии на «Философию хозяйства» (1912)34 В. Спе ранский писал: «Профессору Сергею Николаевичу Булгакову при надлежит, несомненно, единственное в своем роде место среди рус ских ученых-экономистов. Далеко не замыкаясь в формальные рам ки своей присяжной специальности и ке греша о то же время поверх ностным дилетантизмом, он стремится к созданию цельного религи озно-экономического миросозерцания. Он хочет открыть человече ству не только новую землю материального благоденствия, но и но вое небо радостного религиозного социосозерцания»35.

Речь шла о том, чтобы подчинить политическую экономию эти ческим принципам христианства, что предполагало не только ради кальное переосмысление существующих экономических теорий, не и отказ от господствующей экономической философии в целом кг системы представлений, стержнем которой является подчиненное1^ всех отношений росту материального богатства. Поэтому он, HanpF мер, в отличие от М.И. Туган-Барановского не ставил перед собо| задачу примирения экономической теории марксизма (трудовой • ории стоимости) и маржинализма (теории предельной полезности!

а требовал отказа от них как имеющих общую философскую базу • материализм и позитивизм, которая проявлялась в рассмотрении xd зяйсгвенной деятельности человека и труда исключительно сквоэ призму создаваемых им материальных благ. Именно это обстоятеля ство оказалось для Булгакова решающим, несмотря на методологи ческие различия между австрийской школой и маржинализмом в ца лом, базировавшимся на принципе методологического индивидуа лизма, и марксисткой политэкономией с ее методологическим холи| мом и классовым подходом.

Булгаков стремился разработать принципиально новые философ ские основания политэкономии, предложить, используя TepMj Й. Шумпетера, новое видение, которое отвечало бы христианскок представлению о хозяйстве и хозяйственной деятельности, труде и I гатстве. При этом он весьма специфическим образом затронул цель ряд сложных вопросов, которые имеют отношение к современт исканиям в области методологии и философии экономической наук| но предложил неожиданную перспективу рассмотрения как этих nf блем, так и проблем современного экономического развития.

Суммируя и огрубляя многоцветную палитру рассуждений EyJ гакова, можно следующим образом сформулировать его позицию ] обозначенным вопросам.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М., Сперанский B.C. Новая философия государственного хозяйства лигиозно-экономическое учение проф. С.Н. Булгакова. Пг, 1915. С. 1.Богатство есть условие свободы человека, материальный фун дамент проявления его творческих устремлений и одновременно ус ловие материального существования данного общества.

2. Труд является одновременно и актом необходимости, и актом пюрчества.

3. Трансцедентальным субъектом хозяйственной деятельности является человечество.

Эти весьма абстрактные и далекие как от экономических реалий, 1лк и от привычного способа их анализа тезисы дают новый и не обычный ракурс рассмотрения хозяйства и хозяйственных явлений, порой выражающийся в необычной трактовке известных проблем и постановке новых.

Первый из приведенных тезисов предполагает несколько момен тов: отсутствие противоположности между материальной и духов ной сторонами бытия, положительную оценку роста богатства как способа устранения бедности и освобождения человека от внешней природной несвободы, расширение понятия богатства за счет вклю чения в него требования справедливого распределения.

Идея единства материального и духовного мира, как известно,, была сформулирована еще в ходе Реформации и сыграла важную роль в современном хозяйстве, поскольку дала моральное оправ д.шие устремленности человека к лучшему материальному поло жению. Здесь Булгаков по существу солидаризируется с М. Вебе ром в оценке значения религии, прежде всего протестантизма, для р;

ивития капитализма. Однако оправдание роста богатства он дает II широком этической контексте, обусловливая его рядом ограни чений.

Преодоление разрыва между материальной и духовной сферами шшзано для Булгакова с признанием свободы человека христианской ценностью. При этом он утверждал, что осуществление свободы для отдельного человека невозможно в условии бедности, навязанной j\bc) оятельствами жизни, которые не зависят от человека. В этом слу Ilic бедность рассматривается как противостоящая свободе. При та Е(ш понимании богатство становится необходимым условием осуще |'Цчения свободного выбора.

«Рост богатства, — писал Булгаков в «Кратком очерке политэко номии», - увеличивающий силы человека и пробивающий стены от \у i 1.ения между человеком и природой, есть только отрицательное |'виедля духовной жизни человека, он создает для него более щи 1(п. С возможности духовной жизни, открывает перед ним новые 1|ирокие перспективы, но не решает за него, не предопределяет того употребления, которое сделает из них единичный человек и соне ное человечество».

Таким образом, негативно понимаемой свободе придается тинный смысл — как потенциальной возможности утверждения ] вития человеческого духа. Она рассматривается «как положитсл!

мощь, как растущее обладание богатством и вследствие этого [ потенциальной возможности проявления и самоутверждения веческого духа...»17.

Богатство, трактуемое как условие осуществления свободы и i посылка реализации духовного потенциала человека, предполй более широкий ракурс рассмотрения, нежели сведение его к про| сумме материальных благ, которыми владеет человек. В связи с !

Булгаков ставит вопрос о человеке в рамках хозяйственной сист!

и его взаимодействии с другими людьми. Он указывает по кра^ мере на два обстоятельства.

Прежде всего Булгаков говорит о богатстве не только и не ст ко в индивидуалистическом, сколько в народнохозяйственном с^ ле, как о некотором общем условии существования общества.

Понимаемый как освобождение от власти природы, рост на| ного богатства представляется прогрессом всего общества, ахри| анское требование свободы от богатства в личной жизни стаыов| способом направить индивидуальные усилия на развитие матера ной культуры общества в целом. Таким образом, Булгаков устра противоречие между личной заинтересованностью в росте мат ального благосостояния и благом общества.

Далее Булгаков касается весьма сложной и по-прежнему акт ной, как в области практических решений, так и в рамках тео| проблемы соотношения между богатством и справедливостью говоря современным языком, противоречия между экономичен эффективностью и справедливостью.

Булгаков преодолевает это противоречие весьма радикаль| образом: он определяет рост общественного богатства как такое ложение, при котором увеличение массы материальных благ пр ходит при неувеличении неравенства в их распределении. При' подходе дилемма, над которой бьется теория благосостояния, в| ще исчезает. В некотором смысле подход Булгакова напоминает, [ нее, предвосхищает концепцию Ролза (см. гл. 14). Следствием концепции применительно к проблеме благосостояния является | Булгаков С.Н. Краткий очерк политической экономии. М., 1906.] ' Булгаков С Н. Об экономическом идеале // Новое слово 1903. • С. 117.

естно, предложение оценивать изменение общественного благо ртояния по изменению положения наименее благополучных групп.

утими словами, если рост богатства сопровождается возрастанием Висни неравенства, то нельзя считать, что благосостояние общест | унеличивается. А это и было требованием Булгакова.

Теперь несколько слов о втором базисном положении полит цшомии Булгакова — о труде и его следствии для экономической арии. Булгаков видел в труде одновременно акт творчества и про шение жесткой природной необходимости, при этом индивиду ьимй акт хозяйственной деятельности он рассматривал как орга к'И'ски связанный с трансцедентальным субъектом хозяйства - че [Иечеством.

Для Булгакова в труде соединились христианская заповедь тру п.ся и изначальная связь материального и духовного. В этом про гнется глубокий гносеологический смысл труда и хозяйственной лельности, указывающий на возможность преодоления противо 1 м между идеализмом и материализмом.

Чн ()чевидно, что подобное понимание труда несовместимо с тради IfoHHbiM для экономической науки сведением труда к фактору про (Цодства, а человека — к индивиду, решающему задачу оптимально ^распределения ресурсов. Рассматривая труд как фактор, затрачен ||й и производстве материальных благ, экономическая теория ока рипсгея перед неразрешимой проблемой динамики. Не случайно Шумпетерв 1926 г. в поисках внутренней причины развития обра 1Лся к творческой деятельности человека, в центр процесса разви I поставил предпринимателя-новатора: только человек и его твор 1«о является источником нового.

Пулгаков имел в виду не экономического индивида, «экономиче fvo человека», а творческую личность. Признав связь хозяйствен | деятельности и творчества, он указал на важность духовных, нрав fuux мотивов в труде, а следовательно, и на необходимость учи Гь влияние нравственных мотивов на экономическую жизнь и иственное поведение человека. Сегодня мы находим отзвук этой 4t работах ряда экономистов и социологов, прежде всего пред |шпелей так называемой социальной экономики19.

• I ругим, хотя и связанным с предыдущим, аспектом является идея i ической целостности хозяйства, т.е. о том, что не отдельные ато ронанные акты хозяйственной жизни формируют хозяйство, Шумпетер И. Теория экономического развития М.: Прогресс, 1982.

См., например: Etzioni A. The Moral Dimention: Toward a New Economics.

, 1988;

WisskopfW. Alienation and Economics. N.Y., 1971.

а хозяйство является предпосылкой, условием отдельных актон v«i зяйствопания. Здесь мы вспоминаем историческую школу и подх дим к третьему положению Булгакова.

Идея органической целостности хозяйства означает признание^ несводимости к простой сумме хозяйственных актов отдельных I дивидов. Причем подобное утверждение, по мнению Булгакова, | равдано не только гносеологически, но и генетически. «То, что i вается хозяйством в смысле эмпирическом, выражается в множ( раздробленных хозяйственных актов, совершаемых отдельь людьми... В генетическом понятии хозяйства... мы безусловно!

нимаемся над этими частными раздробленными актами и pacq риваем их как проявления некоторой единой функции, обладав известной связанностью, единством иного рода, чем только их | браическая сумма. Динамически они представляются нам части ми, отрывочными проявлениями некой единой деятельности,!

чиненной в споем развитии своим особым нормам... Мы не усмс ли бы в хозяйстве ( и науке) самого существенного его содержап'к если бы не остановили в достаточной мере внимания на целому ходящем за пределы отдельных актов... хозяйство не только чески, но и фактически, исторически есть prins отдельных акт зяйства (а наука- наук). Хозяйство должно уже существовать п{ основах, чтобы возможны были эти отдельные акты...»* Что может означать подобная позиция с точки зрения совр ной науки? f Очевидно, мы можем увидеть здесь, говоря современным яэц аргумент в пользу рассмотрения экономических процессов и | институционного подхода, который сегодня получает все бс признание, причем интерес к этому подходу поддерживается :

блемами трансформационной экономики, решение которых i ется найти с помощью традиционных для экономической наук|| ходов и концепций.

Проблема институтов и их роли неотделима от вопроса об и j исхождении и о том, каковы возможности сознательного воз вия на этот процесс и на состояние экономической системы ный момент. Позиция Булгакова по этому кругу вопросов видна I рассуждениях об экономической политике и о роли экономич науки в ее определении.

Ракурс рассмотрения этих вопросов у Булгакова определял позицией в спорах по поводу существования так называемых m тивных законов, которые разгорелись в конце XIX — начале XX и hi Булгаков С.Н. Философия хозяйства. С. 90-91.

|te отмечалось, в книге «Капитализм и земледелие» Булгаков высту [ против марксистских претензий на знание объективных законов знития, неизбежных и неумолимых как законы физики и позволя ^их предсказывать историческое развитие, а также разрабатывать : называемую научную социальную политику. В дальнейшем в «Фи софии хозяйства» он вновь обратился к этой проблеме и подтвер I высказанный ранее тезис, добавив утверждение о том, что обще гнная наука не обладает и не может обладать надежным знанием торических перспектив и потому прогнозирование социального Знития беспочвенно. Что касается политики, то она, по мнению (глгакова, в значительной степени независима от теории, и из дан : научных предпосылок могут быть выведены различные ее направ 4ия, Социальная окраска проводимых мероприятий зависит от тех 1, которые считают их желательными и в силу желательности объ [)яют соответствующую политику единственно научной. Что же в Ком случае экономическая наука может предложить практике?

Булгаков полагал, что политэкономия может и должна давать со Гы, но и политики, и экономисты должны помнить, что- на ее ре : «неизбежно лежит печать субъективности, вольного личного ячества», так как здесь «интерес и страсти влияют больше, чем где | то ни было, и это одно уже заставляет относиться к ее выводам с йбенно недоверчивой осторожностью»41. В этом он видел основу ;

называемого «жизненного реализма».

Признавая неизбежность существования многих точек зрения и шчного понимания проблем, Булгаков тем не менее высказывал : мнение. Он видел практический смысл политэкономии в указа цутей роста народного богатства как условия духовного разви I общества и личности. Социально-экономическую политику, под Чепную этой цели, Булгаков назвал идеализмом.

В области практической политики идеализм Булгакова представ I попытку реализации политического требования свободы лично 1, подкрепленную расширением вмешательства государства в эко |(ику с целью преодоления хаотической и стихийной организации ийстватого времени.

Среди практических вопросов, по поводу которых высказывался Щипков, интерес представляет проблема собственности. Специфи I по позиции состояла в сознательном приуменьшении значения Булгаков С.Н. Краткий очерк политической экономии. М., 1906.

(?.! -23.

Булгаков С.Н. Без плана: «Идеализм» общественные программы // |ын путь. 1904. № 10. С. 269-270.

вопроса о форме собственности на фоне ожесточенных споров гц данному вопросу между представителями различных политических!

социально-экономических течений. Он противостоял как марксис там, усматривавшим в частной собственности источник всех зол, та и либералам, полагавшим, что частная собственность обеспечивает) экономическую эффективность, и свободу. Булгаков считал нетш можным выносить окончательный приговор существующим социал i.

ным институтам, в том числе и частной собственности. Рассматрп.

вая ее как исторический институт, «который все время меняется своих очертаниях, и ни один ш образов ее существования не имв самодовлеющего, преобладающего значения»41, он подчеркивал обходимость исторического отношения к собственности и к ее фс мам, т.е. отношения в зависимости от того, чему она служит в, ный момент (имея в виду предложенный им критерий роста обше| земного богатства).

Соответственно, при определении направления экономичес политики Булгаков предлагал исходить не из отношений собстй ности, а из критерия роста богатства при соблюдении требова| неувеличения абсолютной и относительной бедности отдельных»

нов общества. При таком подходе отношение к проблеме собст ности должно формироваться в контексте политики, а не наобс политика - в контексте отношения к собственности. Последняя;

рачиваетсвое первостепенное значение, подчиняясь общей цел^ стижения экономической и социальной свободы человека.

Аналогичную по сути позицию занял Булгаков в отношении проса о преимуществах капитализма и социализма. Он, в частнс писал, что «абстрактные категории социализма или капитали!

столь удобные для демагогии, оказываются совершенно неприм^ мы для углубленного рассмотрения вопроса ц свете совести. Но | высшая ценность, при свете которой и нужно давать сравнитель расценку разных хозяйственных форм. Это есть свобода личнс правовая и хозяйственная. И наилучшей из хозяйственных форм] бы она ни называлась и какую бы комбинацию капитализма и o f ализма, частной и общественной собственности она ни предст ла, является та, которая наиболее обеспечивает для данного сое ния личную свободу как от природной бедности, так и от социал1| неволи. Поэтому в своих суждениях о хозяйственных формах и шении к ним православие исторично. Это есть область релятив^ средств при неизменности цели».

Булгаков С.Н. Православие. Очерки учения православной церкЕ*^ Терра, 1991. С. 367.

'Тамже. С 367-368.

Сегодня в свете трансформационных процессов, с одной сторо ны, и поисков гуманистических оснований социально-экономичес кой системы XXI в. — с другой, это высказывание Булгакова воспри нимается не только как своеобразная программная и в достаточной егепени конкретная политическая установка, но и как указание на безусловные приоритеты, следование которым только и может при нести к смягчению существующих социальных и экономических кон фликтов. В этом и состоит историческая заслуга Булгакова перед оте чественной и мировой общественной мыслью.

Рекомендуемая литература ! Туган-Барановский М.И. Периодические промышленные кризисы.

История английских кризисов. Общая теория кризисов, М.: На ука, РОССПЭН, 1997.

1 К лучшему будущему. Сб. социально-философских произведений. М.:

РОССПЭН, 1996.

Кондратьеи Н.Д. М.И. Туган-Барановский // Истоки. Вып. 2. М., 1990.

[Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М.: Наука, 1991.

'Грсбнев Л.С. О чем писал М.И. Туган-Барановский //Экономичес кие науки. 1990. № 5.

Глава Формирование доктрины планового хозяйства • Марксизм о научно планируемом обществе • Проект «всеобщей организационной науки»

• Модель «единой фабрики» и ее корректировка 1. Марксизм о научно планируемом обществе Плановое хозяйство, опыт построения которого начали захвати шие в конце 1917 г. власть в России большевики, должно было вопл тить идеи К. Маркса и Ф. Энгельса о более высоком, чем капиталист ческий, коммунистическом способе производства, когда «вместе с B d сторонним развитием индивидуумов вырастут и производительна силы и все источники общественного богатства польются полным i током»'. Историко-философское и политэкономическое обоснован революционной коммунистической доктрины резюмировал вывод, «созданные в пределах капиталистического способа производства i совые производительные силы, которые он уже не в состоянии оЦ дать, только и ждут того, что их возьмет в свое владение организона ное для совместной планомерной работы общество, чтобы обеспечи всем членам общества средства к существованию и свободному раз^ тию их способностей, причем во все возрастающей мере».

В категориях своего форшционного подхода Маркс п Энг дали общие определения характера производительных сил, подге ленных капиталистическим производством к переходу на более сокий уровень {обобществление труда, крупное машинное произн(| ство, электрификация), и ориентиры нового - коммунистической типа производственных отношений:

«ассоциированный труд, выполняемый добровольно, с roroitij стью и воодушевлением» - «непосредственно общественный тру!

мерой которого является рабочее время, поскольку «общество мо)| просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой M;

I Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 19. С. 20.

' Там же. Т. 20 С. 150.

iic, в гектолитре пшеницы последнего урожая, в ста квадратных мет рд\ сукна определенного качества»3;

«прозрачно ясные» отношения в «союзе свободных людей, рабо |.пощих общими средствами производства и планомерно расходую щих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную ра | Ьочую силу»4;

общество, «освобожденное от пут капиталистического производ li та», избавит работника от судьбы «искалеченной экономической ' разновидности, прикованной к одному участку производства», вы растит «новое поколение всесторонне развитых производителей, ко торые понимают научные основы всего промышленного производ сска и каждый из которых изучил на практике целый ряд отраслей производства от начала до конца»5;

«законы их собственных общественных действий, противостояв шие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними зако ны природы, будут применяться людьми с полным знанием и тем са мым будут подчинены их господству»6.

При распределении общественного продукта должны быть выде лены для обеспечения процесса расширенного производства: 1) фонд помещения потребленных средств производства;

2) фонд расшире ния;

3) резервный и страховой фонд. Другая часть совокупного про дукта предназначена служить в качестве предметов потребления, за пычетом: 1) общих, не относящихся непосредственно к производст пу издержек управления;


2) общественных фондои потребления (шко | ли, средства здравоохранения);

3) фондов для нетрудоспособных.

Если использовать терминологию современной неоконсерватив ной философии* и институциональной экономической теории9, то в Коммунистическом проекте можно выделить три ключевые предпо сылки:

1) миф универсального гнозиса - образ прозрачного и пластичного (мира, доступного интеллекту и подвластного поле человека;

2) ориентацию на создание структур с изначальной гуманитар hioii и нерыночной направленностью, игнорирующую (тщетно) оп ш1»пунистическое поведение индивидов;

'Тамже. С. Там же Т 23. С. 77- ' Там же. Т. 20. С 301.

ь Там же. С. Там же. Т. 19. С. 17, Неоконсерватизм в странах Запада. Ч. 2. М.. И Н И О Н АН СССР, 1982.

1, " Уильямсон О. Экономические институты капитализма. СПб., 1996.

1(14.

3) неограниченный (и неосторожный) оптимизм в том, что ка| ется прогресса «производительных сил» (изобилие ресурсов и пр дуктов, открываемое прогрессом науки и техники) и пластичное человеческой природы.

Ориентиры будущего послекапиталистического общества бь «намыты» в русле утопического социализма XIX в, — радужных ид^ лов и коммунитарных экспериментов, с одной стороны, «крити| политической экономии» — с другой.

Доктринальные основания образов «естественного порядка» 6j жуазной политической экономии и «совершенного строя» социалр тических (коммунистических) проектов могут быть сопоставлен!

трех главных антитезах:

разделение труда - перемена труда как форма его превращени)) «первую жизненную потребность» и средство всестороннего разЕ тия личности;

«невидимая рука» рынка и конкурентной анархии — сознател ная планомерная организация общественного производства;

распределение доходов по факторам производства — распреде/ ние «каждому по его труду», а затем и «каждому по потребностям»

Идея перемены труда была унаследована марксизмом от пол зумного фантазера Шарля Фурье и практичного фабриканта-фила тропа Роберта Оуэна;

идея планомерной ассоциации трудящихся принцип распределения по трудовым заслугам — от Клода Анри руа де Сен-Симона (о «гении и энциклопедическом уме» которс Маркс, по свидетельству Энгельса, отзывался «исключительно с вс торгом») и его учеников, которые ввели само слово «социализм».

Фурье и Оуэн предполагали идеальный строй в виде относите но небольших хозяйственных общин, преодолевающих протипог ложность между городом и деревней, но преимущественно сельск хозяйственных. Воспитание и обучение новых поколений долж!

было подготовить их к трудовым «сеансам» (Фурье), обеспечивав щим привлекательность труда в его разнообразии. Из фурьеризма оуэнизма возникли общеевропейская практика детских садов и мар систская концепция политехнической школы11. Убеждение, что «ка дый ребенок с 9-летнего возраста должен часть времени быть заь По мнению А. Маршалла, «социалисты решительно отстаивали тез о совершенстве природы человека».

Англичанина-квакера Джона Беллерса (1654—1725), автора проек «колледжа промышленности» для воспитания многосторонних — а не «ч(( тичных» мануфактурного типа — работников, Маркс в «Капитале» наэн «истинным феноменом в истории политической экономии» (Маркс К,!

гельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С 454).

| ш м производительным трудом, сочетаемым с умственным образо ]вплием и гимнастикой», было закреплено в формуле I Интернацио нала (Базельский Конгресс, 1865) о праве каждого ребенка на «инте гральное образование, которое даст ему возможность стать одновре менно работником умственного и физического труда». Интегральное, ' политехническое образование и разнообразие труда были, очевидно, I дли Маркса и Энгельса предпосылками в утопии превращения труда ) ь «наслаждение», в «первую потребность жизни».

Но марксизм - вслед за сен-симонизмом - представлял коммуни | стический труд централизованным, ассоциированным в крупных мас штабах, созданных машинным производством. Сен-Симон наряду с | установлением трехпалатного парламента (палаты изобретений, обра, шиания и исполнения — последняя исключительно из богатейших про мышленников) проповедовал связующую роль банков в объединении | «промышленности всех родов» для достижения цели общенародного интереса. Эту идею после смерти учителя развили в 1828—1829 гг. его последователи. Они выдвинули идею общей банковской системы с [трехуровневой иерархией (центральный, территориальные и специа ' ли мрованные отраслевые банки) для согласования потребностей про изводства и потребления и решения основных задач научно-промыш ленного общества: «точной классификации работников», «разумного pitc пределе ни я орудий производства», «правильной оценки сделанно го», «справедливого вознаграждения труда»12.

В годы наивысшего расцвета сен-симонистской школы (начало IK30-X годов) к ней примыкал Эмиль Перейра, который спустя 20 лет [реализовал идею удешевленного общественного промышленного Кредита с массовым распространением мелких акций среди населе нии, создав вместе со своим братом Исааком банк «Креди Мобилье»

(I N52). Маркс заметил, что братья Перейра внесли «кредитные и бан ковские грезы» сен-симонистов в практику акционерного дела. Сам Ммркс считал, что в банковской системе дана форма общественного счетоводства и распределения средств производства в общественном мисштабе;

кредит и акционерные общества — переходный пункт к превращению капитала в собственность ассоциированных произво ни гелей, «упразднение капиталистической частной собственности на понове самой капиталистической системы» и средство к постепен лу развитию в национальном масштабе кооперативных фабрик, юр,ые уже являются прообразом к «положительному упразднению стной собственности» при социализме.

Изложение учения Сен-Симона. М., 1961. С. 292.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. II. С. 479, 480.

В свою очередь Энгельс солидаризовался с формулой Сен-Сия на о том, что политическое управление людьми должно превратит!

в «руководство процессами производства», трактуя ее как «мысль!

отмене государства». Государство, по Марксу и Энгельсу, — продув частной собственности на средства производства и разделения o6t ства на классы, выражение классовой воли господствующих класс Оно будет постепенно отмирать после обобществления собствен сти революционной диктатурой пролетариата — государством пе ходного периода превращения капиталистического общества н к мунистическое.

Однако еще при жизни Энгельса партийные лидеры германи социал-демократии — А. Бебель, К. Каутский и др. - стали шир использовать понятие «Zukunftsstaat» («государство будущего») политическую цель социал-демократов, реализация которой поз| лит осуществить необходимые экономические пpeoбpaзoвa^ В брошюре «На другой день после социалистической революц| (1902) Карл Каутский высказал мнения, что в пролетарском Zukun staat'e найдут завершение тенденции к горизонтальной конценН ции фабричного производства (экономия на масштабах) и к rocyd ственному попечению о науке, все более и более превращающейс| бесхлебное ремесло, которым нельзя добывать себе средства к ни, которому могут посвящать себя только лица, получающие за содержание у государства». Но при главенстве государственного!

зяйства его роль будет второстепенной в торговле, где на первый i выступят потребительские товарищества и общины;

в руки кол нальных учреждений перейдут производство предметов потребле и распределение их для удовлетворения местного спроса. При держке К. Каутского вышло в 1897 г. сочинение Атлантикуса (Ы доним уроженца Риги Карла Баллода (1864-1931), в 1905-19 if профессора Берлинского ун-та) «Der Zukunftsstaat», излагайте примере Германии детальные статистические расчеты рационаш организации социалистическим государством отдельных отра^ сельского хозяйства (от мелиорации до производства сахара и вс и промышленности (от железоделательной до производства рояле| при сосредоточении производства главнейших жизненных средся крупных предприятиях, где легко можно достигнуть обществен^ контроля, и сохранении частной инициативы в производстве метов роскоши, жилищном строительстве и издательском деле.( Балл од был первым из социалистов, кто выставил в качестве ства достижения более высокой производительности труда всео распространение разработанной американским инженером Фр риком У. Тейлором системы рационализации трудовых действий и управления предприятием (scientific management). При такой рацио 1 ц;

ишзации «достаточно» всеобщей трудовой повинности молодежи в (течение 5—6 лет после получения среднего образования (после завер (пиния службы в трудовой армии — пожизненная рента), с отбором lijuoiie 2 лет особо одаренных для овладения административными, |мг 1ИЦИНСКИМИ, научными, художественными и педагогическими профессиями.

Взгляды Маркса, Энгельса, Каутского и Баллода были главными Источниками представлений о плановом хозяйстве для пришедших к |л;

1сти большевиков. Однако в речи на I Всероссийском съезде сове Иов народного хозяйства (май 1918 г.) В. Ульянов-Ленин заявил, что I не шает ни одного сочинения о социалистическом обществе, «где бы f указывалось на ту конкретную практическую трудность, которая вста Нег перед взявшим власть рабочим классом, когда он задастся зада 1чси превратить всю сумму накопленного капитализмом богатейшего ;

ис юрически неизбежно-необходимо го для нас запаса культуры и зна ний и техники — превратить все это из орудия капитализма в орудие Социализма»14.

Вождь большевиков явно лукавил, поскольку уже Э. Бернштейн, рсиизуя Маркса, констатировал иллюзорность надежд на то, что уп ршшение производством в крупных размерах и в соответствии с но | цсйшими требованиями науки осуществимо руками самих рабочих.

f Чем обширнее предприятие и сложнее ведение его дел, тем более труд соблюдение принципа, «чтобы руководитель непосредственно Избирался теми, кем он руководит, и зависел от их расположения Уха»15.


«Недомолвкам» Маркса относительно «высших форм труда» уде U главное внммание в своей книге — первой в России, специально i Ьоскященной критике «Капитала», — экономический обозреватель журнала «Вестник Европы» Л,3, Слонимский (1850—1918). «В капита листическом производстве, по описаниям Маркса, господствует слож Iiiui умственная работа, требующая технических и коммерческих зна 1й, большого практического искусства, находчивости и изобретатель pciM, тогда как значение простой рабочей силы неизбежно понижа ем имеете с сокращением и упрощением функций мускульного труда и Ленин В.И. Поли. собр. соч Т. 36. С. 382.

п Бернштейн Э. Исторический материализм. СПб., 1901. С. 183. Но еще Вес выпукло проблему конкретных практических трудностей управления ВГицествленным производством в соответствии с новейшими требовани |и науки ставил бывший партийный соратник Ульянова-Ленина А. Богда в крупной промышленности». Но это противоречит тем выводам!

которым ведут Маркса «фикция кристаллизованного труда как onj делителя ценности» и «искусственное внесение элемента сурое классовой борьбы», поскольку «представители высших форм тру уже входят в состав буржуазии и тем не менее без их непосредство ного участия немыслимо существование и развитие какой бы то I было отрасли крупного промышленного производства*-16.

2. Проект «всеобщей организационной науки»

Александр Александрович Богданов-Малиновский (1873—192^ стал широко известен после выхода своей первой книги — «Кратн го курса экономической науки» (1897) — результата, как подчерки!

автор, его сотворчества с тульскими заводскими рабочими, котор «широтой и разнообразием своих запросов» направляли «ищуи мысль молодого лектора» в сторону марксизма как «монистическ го миропонимания», соединяющего «в одной сложной цепи разв тия звенья технические и экономические с вытекающими из формами духовной культуры». «Краткий курс» Богданова стал мым популярным учебником политической экономии в Росси к 1906 г. вышло уже 9 изданий, причем появился и раздел «Соц* листическое общество». Кроме того, в соавторстве с И. Степа* вым-Скворцовым Богданов написал «Курс политической эконо\»

(1-й том в 1910 г.;

2-й - в 1918 г.).

Политическая экономия, так же как и активная революнион* деятельность (увенчавшаяся солидерством, а затем соперничеств с В. Ульяновым-Лениным в Большевистском центре), была лишь ч| стью напряженных усилий Богданова по претворению в жизнь щ граммы «монизма», соединяющего идеалы рабочего движения с :

тегративными концепциями естествознания и философской мыс «Страсть к монизму», искания универсального «социально-трудо^ го миропонимания» и образ «планомерности как самой сущности I циализма» Богданов воплотил в работы «Эмпириомонизм» (в 3 TON 1904—] 906), «Краснаязвезда» (роман-утопия, 1908), «Тектологияи общая организационная наука» (в 3 томах, 1913—1922), «Вопросы ев ализма» (1918;

написано между февральской и Октябрьской реве циями 1917 г.), «Социализм кауки» (1918) и др. Революционер-май Слонимский Л.З, Экономическое учение Карла Маркса, СПб., И С. 129.

41G Богданов по своим философским и социокультурным позици JICT, : был убежденным позитивистом и сциентистом. Дистанцировав шись и от большевиков, и от теоретиков II Интернационала (Г. Пле IIHOB, К. Каутский), он отказался от основанной на гегелевской диа •ектике интеллектуальной парадоксии, сделав вывод, что «из царст ри необходимости в царство свободы ведет не скачок, а трудный путь», •нот путь есть путь овладения рабочими массами знаниями и на выками, необходимыми для осуществления «строя хозяйственной ланомерности».

Всемирную историю Богданов резюмировал формулой «дробление Человека» — в специализации и в расхождении высших, «организатор ских» форм труда от НИЗШИХ, «исполнительских». Именно отношения «организаторов» — «исполнителей», укорененные в технико-экономи ческих отношениях, но оформленные и регулируемые идеологичес ки, - основа классового деления общества;

причем организаторский класс, как правило, складывается и становится классом раньше, чем исполнительский, но с течением времени теряет реально организатор скую функцию, превращаясь в класс паразитический и вырождаясь.

буржуазия, утвердив капиталистическое воспроизводство, начинает рпзииваться «по преимуществу в потребительном, т.е. паразитическом, направлении» и вырождается в рантьерство.

Организаторская деятельность «на службе капитала и буржуазного тсударства» переходит к «технической интеллигенции» (термин введен Ногдановым в 1909 п) — промежуточной социальной группе владель це» специализированных знаний. Социально-экономический идеал технической интеллигенции, численность и роль которой растет вслед 11 пие всевозрастающего значения «производства идей» для техничес koi о и экономического прогресса, Богданов характеризовал так: «Пла номерная организация производства и распределения под руковод t том ученых-экономистов, врачей, юристов, вообще — самой этой интеллигенции;

при этом она создает привилегированные условия для себя, но также условия жизненно удовлетворительные для рабочего к пасса, тем самым устраняются основания для классовой борьбы и получается гармония интересов»17.

Этот образ целиком совпадает с технократической утопией Г, Гант - Т. Веблена, но Богданов противопоставил ему другой утопичес ки идеал — программу создания тектологии (от греч, тгктон — стро гель) — «всеобщей организационной науки», универсальной теории }ганизации человеческих знаний для обеспечения интегрального | БогдановА.А.Тектология. всеобщая организационная наука. М., 1917.

149.

История экономических учений образования, «всесторонней подвижности труда», «целостного оря низационного мышления» и «всесоциальной планомерности»^ основе «всеобщей организационной науки» Богданов предпол^ выработать «общие методы исследования, которые давали бы клр самым различным специальностям и позволяли бы быстро овлЛ ватьими». «Наука — великое орудие труда... будет обобществлена, этого требует социализм по отношению ко всем орудиям труда». Ее «всесторонняя подвижность труда» работников-универсалов — «и обходимое условие гибкости форм производства и планомерности i развития», то без наличия точных знаний, которыми «пока владе!| только интеллигенты-организаторы», рабочим даже в случае захвЯ политической власти не на что рассчитывать, кроме «перехода из-г ига капиталистов под иго инженеров и ученых»18.

Свой грандиозный замысел Богданов рассматривал как развитй «исторического монизма» Маркса и Энгельса и «гносеологической демократизма» австрийского физика и историка науки Эрнста Ма (1838—1916), подчеркнувшего то «преимущество хозяйства науки i ред всяким другим хозяйством... что накопление ее богатств ников •не приносит ущерба». «Гносеологический социал-демократизм» Ба данова был завершением выраженного в I томе «Капитала» марксис ского рационалистического максимализма: сознательный планоме ный контроль ассоциации трудящихся над системой «прозрачно fljj ных» производственных отношений 19.

Предложенный Богдановым «всеорганизационный» проект бь отвергнут большевиками-ленинцами, обвинившими тектолога в тс что в его системе «идея общности всех людей преобладает над иде классовой и групповой борьбы», в ревизионизме и «оппортунист!

ческом культурничестве». В свою очередь Богданов, разработа' 1917 г. концептуальную схему «обобщения всего организационн опыта, накопленного человечеством», применил ее к эпохе миро войны и революционного кризиса и раскритиковал в книге «Воп| сы социализма» представления «максималистов» В. Ульянова-Лени на и Ю. Ларина о наличии предпосылок для «завтрашнего» перехои к хозяйственной планомерности, якобы созданных системой воем но-государственного капитализма.

Богданов А А. Вопросы социализма. М., 1918, С. 104.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 77-78 Более отчетл!-" формулировка этого максимализма осталась в рукописях Маркса 1858 гг. (опубликованы п 1939-1941 гг.), где речь идето контроле «всеобп интеллекта» над общественным жизненным процессом (Маркс К., гельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. И. С. 215).

Богданов отодвигал возможность планомерного хозяйства, или члективистского строя», в отдаленную перспективу, гораздо чет ругих выделяя его технические предпосылки: 1) поднятие машин ) производства на ступень автоматизации — тенденция к превра ШЮ рабочей силы в синтетический тип, совмещающий функции •мз «организаторского» и «исполнительского», и к устранению со чьной градации видов труда;

2) «грандиозная революция в спосо сообщения»;

3) электроэнергия, которая поддается «детальному феделению, учету и контролю» — база «машинного производства tee высокой, чем нынешняя, фазе». Богданов первым в России и фовой политико-экономической литературе указал на атомный истер XX столетия и на угрозу ядерного омницида: работа над элек юством и производными от него явлениями открывает еще более :диозные перспективы освоения внутриатомной энергии, поставив -д научной техникой самую революционную из всех задач, даже пчное разрешение которой «само по себе повело бы к преобразо i ю всей социальной организации: оно должно дать в руки людям 1 гигантские и грозные силы, которые необходимо требуют кон С 1 общечеловеческого коллектива, иначе они могут оказаться ги Я •иыми для всей жизни на земле»20.

Использовать современную науку для прямого воплощения со [изма в жизни не так-то легко. Требуется огромная предваритель работа»21, чтобы заменить стихийный двигатель технического про ta - экономическую конкуренцию - планомерным решением за ia основе оформленного опыта прошлого;

мобильность рыночно фоса на рабочую силу — новым механизмом добровольного пере сния производителей по звеньям производства, основанным на совой однородности, развитии здоровой «органической» потреб « в труде и универсальных методах овладения знаниями и навы I, которые должна обеспечить всеобщая организационная наука.

Гектология А. А. Богданова была наиболее разработанным из уто ских проектом социализма как безрыночного, бесклассового на нпланируемого общества. Ходом истории ей было суждено ос ья достоянием архива науки - после полувека отвержения и заб 1 привлечь к себе внимание как эвристически ценный опыт со Я пя общей теории структур и организаций, предвосхищение ки 1етики и общенаучного системного подхода22. Примечательно, что Богданов А.А. Вопросы социализма. С. 7—8.

'Там же. С 28.

'См.: Предисловие// Богданов А.А. Тектология: всеобщая организаци,1н наука. Т 1. М., 1989. С. 13-14.

Богданов оценивал К. Маркса как «великого предшественника орга-^ низационной науки», у которого в политической экономии последо вательно проведена «структурная точка зрения». Сам Богданов по-?

дробно разработал теорию устойчивого развития структур, рассмат-^ ривая при этом количественные отношения как тип структурных уделяя особое внимание категории организационной пластичности взаимодополнению комплексов более грубых, но стабильных, и бе лее гибких, но уязвимых. Универсальные «тектологические» поняпы системной дифференциации и контрдифференциации, подвижно! ч равновесия, цепной связи и «закона наименьших», бирегулятор.1.

положительного и отрицательного отбора, консервативного и при грессивного отбора, системных кризисов представляют большой MI "Тодологический интерес.

Политическую экономию «коллективистского строя» Богдане рассматривал как часть тектологии - учение о функциональных с зях между отраслями производства и живыми элементами этих отр^ лей, функциональных зависимостях между формами труда и пот ностями работников. Однако результаты применения «организацис ного метода» в политэкономии оказались довольно скромными. 3i| номические учебники Богданова — в отличие от отвергнутой «Тек логии...» — стали общепризнанными в первое советское десятилет^ но Богданов-политэконом, ограниченный рамками позитивистски i. терпретированного марксизма (энергетическая теория трудовой стс| мости), мало использовал эвристические возможности «всеобщей i ганизационной науки». Но за создателем «Тектологии...» остается :

слуга первого глубокого анализа формы, в которой началось «стр тельство социализма» в России — «военного коммунизма».

В книге «Вопросы социализма» Богданов проанализировал Bod но-государственный капитализм имперской Германии, принят!

Ульяновым-Лениным и меньшевиком Лурье-Лариным 23 за «полн^ шую материальную подготовку социализма». Это государствен!

регулирование Богданов оценил не как «прообраз» социализма новой организации общественного производства, а как ублюдочь систему приспособления к регрессу производительных сил и к рыву экономических и культурных связей между странами — «вре| ние» в капитализм «военного коммунизма», особой формы обще!

венного потребления, подобной организации осажденной крепос!

Ю. Ларин (Михаил Залманович Лурье, 1882-1932) - член РСЦР} 1900 г., журналист-экономист;

в легальной русской печати в 1916—191' пропагандировал широкую постановку дела государственного регулиро ния производства и распределения в Германии.

Постепенное распространение «военного коммунизма» с армии на остальное общество (паек семействам мобилизованных — карточное распределение — регулирование цен и сбыта, принудительное син ищирование — контроль над направлением и размерами производ ства, принудительное трестирование — принудительное распределе ние материалов и орудий труда, всеобщая трудовая повинность) со щано ту «атмосферу миража», в которой максималисты типа Ленина и Ларина увидели предпосылки «планомерной организации произ •:тиа». «Ленин... встав во главе правительства, провозглашает со листическую революцию и на деле проводит воепно-коммунис ;

скую», — подытожил Богданов свой «организационный анализ»24.

Большевики, п пылу революции отмахнувшись от поставленного чановым диагноза «военного коммунизма», задним числом в I г. утвердили категорию «военного коммунизма» для обозначе своей политики в ходе гражданской войны в России. При этом ин стал настаивать, что «военный коммунизм» был вынужден :ой и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйст 1ым задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой, декларация была, однако, явной попыткой затушевать доктри жые истоки политики «военного коммунизма», которые и сам /iH, и его соратники отчетливо раскрывали в 1917—1920 гг., в том.е в принятой в 1919 г, партийной Программе.

3. Модель «единой фабрики»

и ее корректировка Кроме Программы РКП(б) доктриналыюе обоснование полити цоенного коммунизма» можно найти в сочинениях таких руко i щих деятелей Советского государства, как председатель Ревво жета Л. Троцкий, главный редактор газеты «Правда» Н. Бухарин, мирный председатель ВСНХ Н. Осинский, председатель Комитета Хозяйственной политики ВСНХ Ю. Ларин, председатель президиума Социалистической академии Е. Преображенский и др. В качестве главных мер перехода к социалистическому хозяйству эти авторы Игпывали:

иаксимальное — посредством национализации - обобществление йства, при котором «вообще не должно быть отдельных предпри I, хотя бы и государственных;

есть только технические производ нные единицы, частицы единого общественного хозяйства»;

Богданов А.А. Вопросы социализма. С. 96, установление в национализированной промышленности по of) разцу форм германского военно-государственного капитализма, «на полняемых пролетарским классовым содержанием», жесткой верти кали ВСНХ (Высший совет народного хозяйства) — отраслевые «глан ки» и «центры» — предприятия;

милитаризация труда;

неуклонная замена торговли «планомерным, организованным и общегосударственном масштабе распределением продуктов», беспо щадная борьба со спекуляцией;

превращение банковского аппарата в «аппарат единообразною учета и общего счетоводства Советской Республики» с перспективенi уничтожения банка и превращения его в «центральную бухгалтерию», проведение мер, расширяющих область безденежного расчета и под готовляющих уничтожение денег.

Большевики довершили развал расстроенной войной и ре волю циями денежной системы, видя в полном обесценении (нуллифиц ции) денег способ борьбы с классовыми врагами и закономерный i к переходу на безденежные хозяйственные связи;

была начата раз!

ботка технико-статистических методик перевода сложного труда простой, для того чтобы заменить систему денежных «измерител^ ценности» иными единицами учета — трудовыми («тредами») щ «энергетическими» («энедами»).

Проделывая «опыт революции», В. Ульянов-Ленин руководств вался принципом «политика не может не иметь первенства над э* номикой»25 и ограничивался на ходу вносимыми прагматическиК изменениями в те схемы, которые он в более ранних работах очерт отрывочными, хотя и категоричными, замечаниями:

социализм — «крупное производство без предпринимателей" «уничтожение товарного хозяйства»26;

«постоянно, сознательно поддерживаемая пропорциональное! i, означала бы планомерность»";

«все общество будет одной и одной фабрикой с равенством тру м и равенством оплаты»28;

«свергнуть капиталистов, разбить железной рукой вооруженны^ рабочих этих эксплуататоров, сломать бюрократическую машину временного государства - и перед нами... высоко технически обор дованный механизм, который вполне могут пустить в ход сами o6i Ленин В.И. Поли собр. соч. Т. 42. С. 278, Там же. Т. 1.С. 253.

Там же. Т. (7. С. 127.

Там же. Т. 33. С. 101.

диненные рабочие, нанимая техников, надсмотрщиков, бухгалтеров, оплачивая всех их, как и всех вообще государственных чиновников, заработной платой рабочего».

Представляя себе плановое хозяйство как «единую фабрику», Ле нин представлял экономическую политику «диктатуры пролетариа та» как прямое властное регулирование с решением конкретных кад ровых и научно-технических задач, главнейшие из которых: 1) осво ение естественных производительных сил;

2) электрификация;

3) на учная организация труда и управления (НОТ). Важнейшими коррек тивами, внесенными в первоначальный ленинский эгалитаризм, были признание несостоятельности «рабочего контроля» и особо оговорен ное в партийной программе отступление «на известное время» от принципов равенства - более высокое вознаграждение специалис тов, «чтобы они могли работать лучше, чем прежде».

Наиболее развернутое изложение доктрины планового хозяйства как «общественно-технической задачи» дал Н. Бухарин в книге «.Эко номика переходного периода» (1920), провозглашая «конец политичес кой экономии» при переходе от «неорганизованного» товарного хо зяйства к «организованному» социалистическому и «пролетарское»

внеэкономическое принуждение - «начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью» — как «метод выработки коммунистическо го человечества из человеческого материала кап италистической эпо хи». В таком контексте Бухарин ставил проблему «соподчинения тех нической интеллигенции пролетариату». Бухарин признал «структур но решающим, самым основным вопросом» проблему «социального сгустка организационного и техническо-научного опыта — ех-буржу ;

i ши организаторского типа и ниже ее стоящей технической интел иигенции». Он писал, что «функционально техническая роль интел лигенции срослась с ее монопольной позицией как социально-клас совой группы при господстве капитала»;

диктатура пролетариата пе рс норачивает общественную иерархию, в которой техническая интел лигенция сохраняет то же «среднее место» - над основной массой Рабочего класса, но в подчинении выражающей его «коллективную нолю» государственно-экономической власти. Бухарин считал ос iшиной внутренней задачей строительного фазиса революции пре одоление «упорства навязчивой идеи здорового капитализма» в со знании интеллигенции и уповал на внутреннее перерождение «спе циалистов» и на подъем из рядов пролетариата новых слоев, которые постепенно становятся вровень со старой интеллигенцией.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.