авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |

«ИНСТИТУТ Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии ...»

-- [ Страница 16 ] --

кости к азартным играм, лотереям, рискованным инвестициям на фондовом рынке и пр., и его неприятие, которое легче всего проил люстрировать на примере страхования. Фридмен и Сэвидж показа чи, что при неприятии риска дуга кривой полезности дохода должна иежать выше своей хорды (функция выпукла кверху), а при предпо чтении риска - ниже своей хорды (функция вогнута книзу) в точке, соответствующей актуарному доходу (математическому ожиданию чохода) данной «игры» (рис. 1).

Полезность(U) Полезность(U) Доход (I) Доход (I) Рис. Пусть вероятность получить доход /, равняется а, а полезность того дохода — /,С;

вероятность получить доход /2 равняется 1 — а, а полезность дохода 12 - 1гЕ.

Тогда актуарная ценность «лотерейного билета» в деньгах (досто верный эквивалент)составит:

7 = в / ] + (1-йг)/2,_ а ее полезность — IF, Что такое неприятие риска? Это ситуация, когда возможность сыграть в лотерею (лотерейный билет) индивид оценивает ниже, чем се достоверный эквивалент (/*). (Лотерея для него менее полезна, чем ее достоверный эквивалент.) Иными словами, чтобы побудить l.iKoro индивида сыграть в честную лотерею, где цена билета равна •жтуарной ценности, ему надо приплатить сумму, равную 7— /*.

Геометрически кривая полезности такого индивида образует вы пуклую хорду CDE.

Напротив, если индивид любит риск, то возможность сыграть в потерею он оценивает выше, чем ее достоверный эквивалент. Он го i ов доплатить сумму /* — / за право сыграть в честную лотерею, и его кривая полезности образует вогнутую хорду CDE.

Поскольку показателем отношения к риску является мера выпук лости функции полезности, то в качестве меры неприятия риска по зднее был предложен коэффициент Эрроу—Пратта, равный отноше нию второй и первой производной функций полезности в условиях риска:

-f'[vix)}/f[v(x)}.

Широкое распространение как лотерей, так и страховок наводит на мысль, что разное отношение к риску не является «специализации ей» разных групп людей, а скорее проявляется у одних и тех же инди видов в разных обстоятельствах. Фридмен и Сэвидж проиллюстрг ровали этот тезис на диаграмме, где индивид отказывается рисковать по мелочи, но готов сыграть в лотерею с большой вероятностью круп ного выигрыша. Более того, кривой полезности дохода, несколько раз меняющей выпуклость и вогнутость, авторы предложили социально экономическую интерпретацию: когда индивид, перемещаясь по оси дохода внутри каждой социальной группы, демонстрирует неприятие риска (выпуклые участки), а при переходе в иную социальную груп пу склонен рисковать (вогнутый участок).

Концепции вероятности Второй главный компонент модели ожидаемой полезности - это концепция вероятности.

Она также различается в разных версиях модели. Основной вопрос здесь сводится к тому, где находится ос новной источник неопределенности: в самом человеке или в окружа ющем его мире. Соответственно, упор делался на вероятность слу чайных событий (объективная вероятность) или на меру убежденно сти в их наступлении (субъективная вероятность). В теории Неима на-Моргенштерна предполагаются объективные вероятности, оди наковые для каждого экономического субъекта. Нов экономической действительности, в отличие от азартных игр, сфера применения та ких вероятностей невелика: повторяющиеся ситуации, для которых можно было бы рассчитать объективные вероятности, в мире эконо мики и бизнеса не правило, а исключение (таковым является страхо вое дело). Преобладают редко встречающиеся или уникальные ситу ации и события. (В особенности, как отмечал английский экономист Дж.Л.Ш, Шэкл, это относится к инвестиционным решениям.) Поэто му есть основания для того, чтобы в теории использовать концепцию субъективной вероятности, которая является функцией от объектив ной, разработанную, в частности, американскими математиками Ф. Рамсеем и Л. Сэвиджем". При этом, чтобы сохранить операцио Ramsey F.P. The Foundations of Mathematics. N.Y., 1931;

Savage L. Thi Foundations of Statistics. N.Y., 1954.

цельность теории, субъективные вероятности, как правило, должны подчиняться тем же аксиомам, что и объективные1, сумма их должна р.шняться единице, взаимодополняющие и взаимоисключающие со Ьития наступают с вероятностью, равной соответственно произведе мяю и сумме элементарных вероятностей. Предполагается, что по скольку хозяйственные агенты — субъекты разумные, субъективная т'роятность какого-либо события или исхода связана с объективной исроятностью и является ее функцией f{p), где р;

— объективная ве роятность /-го исхода.

Наконец, существуют концепции вероятности, где субъективные вероятности не подчиняются названным выше аксиомам. К такой группе относится теория перспектив американских психологов Д. Ка исмана и А. Тверски (см. ниже).

Теория ожидаемой полезности, если объединить все ее разновид ности (при разных концепциях полезности и вероятности), является универсальным инструментом неоклассической микроэкономики.

Всюду, где речь заходит о ситуации неопределенности, экономист-нео классик немедленно воспринимает ее через призму модели ожидае мой полезности. Теория имеет нормативное применение: для того, что бы улучшить качество принимаемых решений, в теории управления и исследовании операций рекомендуется ориентироваться на вариант с максимальной ожидаемой полезностью. Используется она и в прогно зах, и особенности для рынка ценных бумаг. Но в данном случае наи Сюльший интерес теория ожидаемой полезности представляет для нас как описание реального человеческого поведения в условиях неопре деленности. В отличие от гипотезы максимизации полезности в усло ииях определенности, гипотеза ожидаемой полезности более операци ональна и поддается эмпирической проверке. Конечно, в экономиче ской действительности, как уже было сказано, нечасто встречаются [ситуации, в которых полезности и вероятности исходов могут быть [точно измерены. Но такие ситуации могут быть сконструированы в [рамках лабораторного эксперимента. Именно благодаря проверкам [гипотезы ожидаемой полезности развился такой метод экономичес кого анализа, как «экспериментальная экономика», который позво лил по-новому поставить многие методологические проблемы эконо мической науки, и прежде всего проблему верификации гипотез.

Аномалии Эксперименты показали, что выбор испытуемых часто обнару живает аномалии, не объяснимые гипотезой ожидаемой полезности Неймана—Моргенштерна. Отчасти аномалии объясняются тем, что нарушаются основные аксиомы ожидаемой полезности: полнота и транзитивность предпочтений. Уже первые эмпирические исследо вания выявили непостоянство предпочтений: в ходе повторных из мерений участники эксперимента не всегда давали одинаковые от веты12.

Часто важное значение имеет способ формулировки эксперимен та. Это так называемый эффект контекста (framing). Например, один и тот же выбор между достоверной (100%) потерей 10 дол. и потерей 1000 дол. с вероятностью 1 % - согласно теории ожидаемой полезнос ти эти альтернативы равнозначны - по-разному воспринимается в крн тексте страховки и в контексте лотереи. Если в формулировке задачи речь идет об игре, то достоверную потерю предпочли 56%, если о стра ховке — 81%, т.е. упоминание таких понятий, как страховая премия, страхование от риска потери, повышает степень неприятия риска'1.

Другой пример того же эффекта - так называемый феномен «обраще ния предпочтений» (preference reversal). Выбирая между двумя лотере ями: Z, с высокой вероятностью небольшого выигрыша и Z2 с малой вероятностью большого выигрыша — большинство склонялось к Zy Но при изменении формулировки задачи, когда испытуемым предложи ли назнач ить цену, за которую они продали бы каждую из лотерей, боль шинство назначило более высокую цену за Z,. Разгадка аномалии за ключается в том, что цена, выраженная в деньгах, невольно сопостав ляется испытуемыми с размером возможного выигрыша. При этом о вероятности они как бы забывают. (Если выигрыши измерять не вдень- • гах, то эффект обращения предпочтений резко сокращается14.) Индивиды проявляют асимметричную оценку одинаковых по ве личине положительных и отрицательных исходов. Потеря оценива ется выше равновеликого выигрыша. Например, участникам экспе-' римента сначала предлагается сыграть в лотерею (с положительной^ ожидаемой полезностью) или гарантированно получить в подарок кружку, а затем — сыграть в лотерею (с отрицательной ожидаемо)] полезностью) или отдать кружку обратно. Оказалось, что ожидаема полезность лотереи, при которой выбор был безразличен, во второл случае в 2 раза выше {по модулю), чем в первом! Лица, имевшие круж| ку, тяжелее воспринимали расставание с ней, чем не имевшие ее — См.: Mostelier F., Nogee P. An Experimental Measurement of Utility /\ Journal of Political Economy. 1951. № 5. P. 371-404.

См. Шумейкер П Указ. соч. С. 55-56.

Slovic P., Lichtenstein S. The Relative Importance of Probabilities and Payof in RiskTaking//Journal of Experimental Psychology 1968. № 46. P. 646-654;

см| также- Шумейкер П. Указ. соч С 53-54.

не приобретение. (Так называемый эффект наделенное™ — endowment effect.) Выяснилось также, что вопреки теории ожидаемой полезности достоверный выигрыш оценивается непропорционально выше, чем, скажем, выигрыш с вероятностью 98% (различие между ними боль ше, чем 0,02 суммы выигрыша). Таким образом, определенность и неопределенность качественно различны. (В этом основное значе ние так называемого парадокса Алле15.) Другой пример того же эф фекта определенности - парадокс Эллсберга. Игра состоит в том, что бы из одной из двух урн, в обеих из которых — красные и черные ша рики, вынуть красный. Про одну урну известно, что тех и других ша риков там поровну, про другую неизвестно ничего, но испытуемые предполагают, что и там вероятность вынуть красный шар равняет ся 50%. Тем не менее при выборе большинство предпочитает тянуть жребий из первой, известной урны. Парадоксы Алле и Эллсберга сви детельствуют о том, что неприятие риска распространено у людей юраздо шире, чем его предпочтение, — фактор, от которого абстра i ируется теория Неймана Моргенштерна, предполагающая нейт ральное отношение к риску.

Нелинейная зависимость субъективных вероятностей от объек 1 И Ы — еще один возможный источник аномалий. Ряд эксперимен ИН Х тов показал, что субъективная вероятность обычно выше объектив ной \f{p) р} при малыхр и ниже объективной ]f{p) pt] при средних и особенно больших р^\ Все описанные нами аномалии относятся к лабораторным экс периментам. Защитники теории ожидаемой полезности отмечали, что искусственная ситуация эксперимента с условными выигрышами не может адекватно воссоздавать ситуацию реального экономического иыбора. Однако при попытке приблизиться к реальным рыночным условиям, например, путем увеличения денежных сумм, которые при обретают и теряют испытуемые, аномалии не исчезли, хотя и несколь ко ослабли. Кроме того, что еще важнее, аномалии зафиксированы и и реальном экономическом поведении, например в области стцахо нания. Полевые исследования нескольких авторов показали, что люди либо игнорируют события, имеющие низкую вероятность, даже ког да им объективно выгодно приобрести страховку (например, при суб сидируемом правительством страховании от наводнений), либо, на против, обращают внимание только на величину возможных потерь, Алле М. Поведение рационального человека аусловиях риска" критика постулатов и аксиом американской школы // Thesis. 1994. Вып. 5 С. 217— Шумейкер П. Указ. соч С. 61.

отвлекаясь от их вероятности, и приобретают сравнительно дорогие страховки (например, при авиаперелетах)17.

Несколько зафиксированных в экспериментах и полевых иссле дованиях аномалий попыталась объяснить так называемая теория перспектив американских психологов Д. Канемана и А. Тперски1*. Что касается компонента полезности, то Тверски и Канеман предпочи тают говорить не о полезности, а о ценности отдельных исходов.

Функция ценности имеет следующие свойства (рис. 2): 1) она выпук ла для выигрышей и вогнута для проигрышей (т.е. если проигрыш ье избежен, индивид склонен к риску, а в случае выигрыша демонстри рует неприятие риска);

2) ее крутизна для проигрышей больше, чем для выигрышей, что отражает отмеченную выше асимметрию в опенке выигрышей и проигрышей равной величины.

Рис. В качестве вероятностей вэтой модели используются так назыш емые «субъективные веса», которые хотя и являются непрерывнс функцией объективных вероятностей п =f(p), но не обладают cnot| ствами любых вероятностей (сумма элементарных вероятностей доля на равняться единице, взаимодополняющие и взаимоисключающ^ события наступают с вероятностью, равной соответственно произв дению и сумме элементарных вероятностей). При малых р к р,\ при средних и больших п р (рис. 3).

См.: Шумейкер П. Указ. соч С. 51- Kahneman D, Tversky A. Prospect Theory: An Analysis of Decision Und| Risk// Econometrica. (979. № 47. P. 263-291.

Рис. Кроме того, оценка исходов состоит из двух стадий, первая из ко i орых (так называемое «редактирование») представляет собой пред пмрительныи отбор, после которого отсеиваются неприемлемые ва ркпнты и может вообще остаться единственный доминирующий ва риант. Здесь могут проявиться различные эффекты контекста. На вто рой стадии происходит оценивание уже отобранных альтернатив.

Поскольку поведение, описываемое теорией перспектив, ни в ка ком смысле не является оптимальным, то эта теория, естественно, не претендует на нормативное значение и является одной из попыток описать отклонения действительного поведения от модели ожидае мои полезности.

Итак, аномалии, казалось бы, убедительно опровергают теорию ожидаемой полезности как объяснение человеческого поведения в ус ловиях неопределенности. Если следовать позитивистскими поштери цпским критериям верификации и фальсификации гипотез (см. гл. 41), теорию ожидаемой полезности следовало бы давно отвергнуть. Однако ii.i практике этого не происходит и теория ожидаемой полезности по прежнему активно используется экономистами. Дело, очевидно, в том, | ч i (1 чредполагаемая ею рациональность экономического поведения ян i я естественным отправным пунктом - точкой отсчета, с которой 1 * ю соизмерять реальное поведение. Но непосредственно применять но ожидаемой полезности для объяснения и тем более прогнози ;

р шя экономических явлений надо с необходимой осторожностью.

3. Экономическая теория информации — теория поиска И теории ожидаемой полезности имеющаяся у субъекта инфор. 1 проявлялась в знании вероятности, с которой им будет полу ШМ 1 п.;

та или иная полезность.

Другой способ трактовки неопределенности в основном неоклас сическом течении экономической теории связан с трактовкой инфор мации как самостоятельного блага, полезность которого состоит it уменьшении неопределенности19. Разумеется, в большинстве ситуа ций реальной хозяйственной жизни это благо является ограничен ным и платным, иными словами, экономическим. Соответствующий раздел экономической теории получил наименование экономичес кой теории информации. Одним из пионеров здесь был экономист Чикагской школы нобелевский лауреат Джордж Стиглер, одноимен ная статья которого вышла в 1961 г.20 Стиглер предполагает, что на рынке даже однородных товаров существует разброс цен. Поэтому поиск продавца с минимальной ценой может быть выгодным для по купателя. Экономия от дополнительной «единицы поиска», т.е. до полнительного опрошенного продавца, составит где q — количество приобретаемого товара, р — минимальная цена, уменьшающаяся в ходе поиска, И Й - ЧИСЛО единиц поиска. Произ водная берется по модулю, так как имеет отрицательный знак — с продолжением поиска предельная экономия уменьшается. Оптималь ная продолжительность поиска определяется из равенства предель-!

ной экономии предельным альтернативным издержкам поиска, ко-] торые, напротив, имеют тенденцию к росту:

где МС — предельные издержки поиска, a i — ставка процента, пс которую могли быть вложены средства, пошедшие на проведен!' поиска. Издержки поиска могут быть снижены с помощью рекламь дилерской сети, их снижает наличие корреляции между ценами разные периоды (опытный покупатель в данном случае имеет прв имущество). «Величина» или продолжительность поиска п обуслов лена прежде всего разбросом цен. Кроме того, она зависит от дол расходов наданный товар в потребительском бюджете, географичед кой протяженности рынка, доли на рынке новых и прежних продщ цов и покупателей.

Американский экономист Сидни Уинтер выдвинул против refl рии поиска следующее серьезное возражение: поскольку человек Ц См.: Эрроу К Дж И нформация и экономическое поведение // Вомра сы экономики. 1995. № 5 С. 98.

См.: Стиглер Дж. Экономическая теория информации // Теория фир мы / Под ред. В.М. Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 1995.

ptinee не знает размера будущей экономии и связанных с ее получе нием предельных издержек, то для того, чтобы их вычислить, необ ходимо провести предварительную процедуру поиска на шаг раньше основной. Поскольку этот аргумент можно применять бесконечно, теория Стиглера лишь формально решает проблему необходимой информации. На самом деле, отмечает Уинтер, рано или поздно при дется отказаться от оптимизации и выбрать приблизительно удовле творительный вариант. А раз так, то почему не сделать это раньше?

Возражение Уинтера — типичный пример критики неоклассической теории представителями альтернативных направлений экономичес i кой мысли {см. гл, 42).

4. Асимметрия информации Теория поиска Стиглера рассматривает неопределенность лишь одного аспекта блага — его цены. Вне ее рамок осталась проблема не определенности качества благ, по мнению Стиглера, более трудная с •тчки зрения анализа21. Подход к этой проблеме был сделан в извест ной работе Дж.Акерлофа «Рынок "лимонов"» (1970)22. Исходной иде ей Акерлофа была неустранимая на некоторых рынках асимметрия информации о качестве блага между продавцом и покупателем. Эта 1 |уация характерна, в частности, для рынка подержанных автомо м ' Ьилей, на котором продавец всегда обладает значительно большей ин формацией о продаваемом товаре, чем покупатель. Покупатель не может отличить плохую машину (в Америке ее называют «лимоном») ш хорошей и поэтому склонен полагать, что все предлагаемые на вто ричном рынке машины — «лимоны». Поэтому цены на этом рынке (удут непропорционально (относительно качества) ниже цен новых ингомобилей, В этих условиях владельцам автомобилей хорошего ка чества невыгодно продавать их на вторичном рынке, так что плохие ртомобили вытесняют с рынка хорошие. Поскольку величина спро на таком рынке зависит не только от цены, но и от качества, то ролне возможен результат, когда она станет равной нулю и, таким рразом, рынок прекратит существование.

Аналогичные ситуации возникают в страховом деле, когда потен пильный страхователь имеет информационное преимущество перед раховой компанией, например, лучше знает состояние своего здо 1!1я. Поэтому среди людей, желающих застраховаться, преоблада | Стиглер Дж. Указ. соч. С. 526-527.

Акерлоф Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыноч |lii механизм//Thesis. Вып. 5. 1994. С. 91-104.

ют те, для которых риск страхового события непропорционально ise-l лик. Этот феномен называется «отбором худших» (adverse selection),!

и страховые компании борются с ним, отказываясь продавать стра-| ховьте полисы людям определенного возраста.

Но злоключения страховых компаний на этом не заканчиваются.] Приобретя полис, застрахованный индивид начинает вести себя не брежно, что увеличивает вероятность страхового события (например,!

угона машины). Так, к отрицательному отбору добавляется «мораль-[ ный», или «субъективный», риск {moral hazard) 21.

Большое развитие получила тема асимметрии информации в рам ках проблемы «принципал-агент». Представители новой институтi ональной экономики рассматривают здесь следствия из лучшей ни формированное™ управляющего фирмы по сравнению с ее соГк i венниками-акционерами (см. гл. 38).

Из предпосылки о неравенстве информации в настоящее вре\пг| вырастает большой новый пласт экономической теории.

Рекомендуемая литература Нейман Дж.фон, Моргенштерн О. Теория игр и экономическое м ведение. М.: Наука, 1970. Гл. I.

Льюс Р.Д., РайфаХ. Игры и решения: введение и критический об io|i.i М.: Изд-во иностранной литературы, 1961. Гл. 1, 2.

Шумейкер П. Модель ожидаемой полезности: разновидности, пс ходы, результаты, пределы возможностей //THESFS. 1994. Вь 5. С. 29-80.

Фридмен М., Сэвидж Л. Анализ полезности при выборе среди тернатив, предполагающих риск // Теория потребительского nij ведения и спроса. СПб.: Экономическая школа, 1993.

Стиглер Дж. Экономическая теория информации // Теория фиг СПб.: Экономическая школа, 1995. С. 507-529.

Акерлоф Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и ры^ ный механизм// THESIS. 1994. Вып. 5. С. 91-104.

Эрроу К. Дж. Информация и экономическое поведение // Вощ экономики. 1995. № 5. С. 98-107.

Проблемы страхования, связанные с асимметрией информации, ( впервые разработаны К.Дж. Эрроу (см.: Arrow K.J. Uncertainty and Me| Care//American Economic Review. 1963. Vol.53. P. 941-973, Акерлоф Дж.] соч. С. 95-97).

Глава Теории экономического роста Q Основные темы теории роста Q Предыстория • Модель Харрода—Домара • Неоклассическая модель роста Р. Солоу • Посткейнсианские концепции экономического роста.

Модель Калдора • Новые теории роста 1. Основные темы теории роста Проблемы экономического роста находились в центре внимания жономистов с давних пор. Среди них можно выделить следующие пять основных групп, значение которых менялось с течением време ни: I) факторы экономического роста;

2) соотношение настоящих и будущих потребностей и их влияние на темпы роста;

3) взаимовлия ние экономического роста и распределения дохода;

4) историческая н-нденция экономического роста и 5) условия равновесного (устой ипгого, сбалансированного) роста.

2. Предыстория Проблема обеспечения долговременного экономического роста, i оторый играет ключевую роль в процветании или упадке соответст вующей державы, занимала центральное место уже в теориях меркан шдистов.

Английская классическая школа не имела отдельной специали •прованной теории экономического роста. Однако она занималась Ф ксгорами роста национального богатства и его соотношением с рас пределением дохода. Вопрос о том, чем определяется прирост наци онального богатства, фактически подразумевается в самом заглавии i ушного экономического труда Смита: «Исследование о природе и причинах богатства народов». Главный вывод классиков сводился к 11)му, что прирост богатства определяется величиной факторов про и шодства и их производительностью. (Наиболее подробно этот круг копросов освещен в I книге «Основ политической экономии»

Л* Ст. Милля, где сначала рассматриваются все факторы произвол i та, затем причины их роста и, наконец, динамика их. производи и [(ьности.) Поскольку предполагалось, что величина естественных факторов производства: труда и земли - в значительной степени не зависит от человеческих усилий, то в качестве основы экономичес кого роста рассматривалось накопление — инвестирование части об щественного продукта, которое приводит к возрастанию капитала.

Отсюда большое значение, придаваемое «бережливости» английски ми классиками, начиная со Смита.

Поскольку основные накопления в то время производились из • прибыли капиталистов (наемные рабочие в силу недостаточных до ходов, а земельные собственники в силу «потребительской» мотив ции сберегали и инвестировали значительно меньше), то особое зна чение для экономического роста приобретала норма прибыли, а так же распределение дохода, благоприятствующее капиталистам.

Что же касается самой нормы прибыли, то классики считали не избежным ее падение в долгосрочном аспекте. Причиной такого не благоприятного прогноза был так называемый «закон убывающего j плодородия почвы» (см. гл. 4). По мере роста населения и необходи мого расширения пахотных площадей убывающее плодородие долж-j но было привести к относительному увеличению ренты и сокращен нию прибыли, что должно было в итоге привести к падению накоп| ления и прекращению экономического роста. Эта пессимистически точка зрения, отстаиваемая, в частности, Т. Мальтусом и Д. Рикардо!

способствовала тому, что политическая экономия получила HMJJ «мрачной науки» (dismal science).

Представители английской классической школы, очевидно, neJ дооценивали потенциал технического прогресса, который уже во upej мена Рикардо мог компенсировать убывание естественного плоде родия почвы.

Весьма схожих с классической школой взглядов на долговремен!

ные перспективы экономического роста при капитализме придержи] вался и Карл Маркс. Однако тенденцию нормы прибыли к пониже| нию он связывал не с убыванием плодородия почвы, а с ростом отпе шения постоянного капитала (С), вложенного в средства произвол^ ства, к переменному капиталу (К), вложенному в рабочую силу, коте рое он называл «органическим строением капитала*1.

Норма прибыли равна, по Марксу, отношению прибавочной CTOJ имости (т), созданной неоплаченным трудом рабочих, к величии^ авансированного капитала:

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26.

Разделив числитель и знаменатель на V, получим:

Таким образом, чем больше органическое строение капитала, тем меньше норма прибыли, (Показатель т/У - так называемая «норма •жеплуатации» — принимается за неизменную величину при равно 151-сии сил рабочего класса и буржуазии.) Далее Маркс приходит к выводу, что с развитием капиталистичес кого способа производства происходит относительное уменьшение переменного капитала по сравнению с постоянным капиталом, т.е.

номрастание С/У1. Причиной этой тенденции он считает технический прогресс, который, в свою очередь, объясняется желанием капиталис тов получить добавочную прибавочную стоимость за счет того, что их издержки производства будут меньше нормальных для данной отрас ли1. Очевидно, что Маркс исходит из предпосылки, согласно которой панический прогресс может быть только трудо-, но не капиталосбе i ругающим, т.е. не видит возможности компенсировать увеличение ко личества применяемых машин на одного работника их удешевлением.

1 Ит огом этой тенденции, которая прокладывает себе дорогу через мно гочисленные противодействующие факторы, является, по Марксу, то;

что капиталистическое производство теряет стимул к дальнейшему росту, способ производства сам создает себе пределы4.

С победой маржиналистской революции в экономической тео рии возобладал статический равновесный подход, и интерес к про Пмемам роста снизился. Предметом господствующего направления в экономической теории стало распределение уже созданных редких ресурсов между областями их применения. Кроме того, в период с 1S71 по 1914 г. экономический рост был для теоретиков скорее пре зумпцией, чем проблемой. На первый план и в теоретических дис куссиях, и в политических спорах в это время также выходит пробле ма не роста, а распределения (см. гл. 19).

В наибольшей степени из теоретиков маржинализма проблема ми экономического роста занимался А. Маршалл. В подготовитель ных материалах, которые так и не вошли в «Принципы экономичес кой науки», есть наброски теорий роста, разработанных отдельно для калового и чистого дохода страны. В число факторов роста валового дохода входят:

число и производительность работников;

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. III. Гл. 13.

'Тамже.Т. 23. Гл. Ш.

Там же. Т. 26. Ч*. III. Гл. 13.

накопленное богатство (капитал);

естественные ресурсы с учетом удобства их местоположения, уро вень техники;

«общественная безопасность», отражающая уверенность эконо мических агентов в том, что они получат заработанные доходы.

Рост чистого дохода, т.е. избытка валового дохода общества над его необходимыми тратами, зависит от:

готовности людей пожертвовать настоящим ради будущего;

крепости семейных связей (определяющей стимул к обеспечению будущих поколений);

нормы процента, определяющей стимулы к сбережению.

Естественно, все перечисленные факторы, в свою очередь, зави сят от множества других причин. В результате теория становится слишком сложной, многофакторной и необозримой, что, видимо, • послужило причиной того, что Маршалл не включил ее в конечны вариант «Принципов...». В дальнейшем наибольшее развитие полу^ чили те теории роста, которые сосредоточивали внимание на узко) группе факторов и взаимосвязей, принимая прочие за равные.

Значительной попыткой динамизации экономической теорц| следует считать «Теорию экономического развития» и последующие' работы Й. Шумпетера, который связывал динамику экономики с предпринимательской деятельностью по осуществлению новых ком бинаций (см. гл. 18). Однако в центре внимания Шумпетера был iii «количественный» экономический рост, а «качественное» экономи ческое развитие, и его теория с большим трудом поддавалась форма лизации и квантификации.

В период между двумя мировыми войнами, который озиамеис вался большими потрясениями в экономике развитых западных с экономическая теория вновь повернулась лицом к проблемам р Огромное значение имела «кейнсианская революция», в ходе i рой возникла цельная макроэкономическая теория, оперируг агрегатными показателями и исследующая условия макроэкон ческого равновесия, в особенности условия равенства сбереже!

инвестиций. В связи с открытиями Кеинса возник большой ин и к измерению динамики национального дохода и его составляй (работы С. Кузнеца). Однако сам Кейнс сосредоточил свое внич на краткосрочном анализе1. Начиная с этого момента, в историк Как пишет известный историк экономической мысли Й.Ниханг влиянием «Общей теории» Кеинса внимание экономистов теоретике реключилось с динамического анализа роста на статический анализ С ботицы» (Niehans J. A. History of Economic Theory: Classic Contributions, 1980. Baltimore, London, 1990. P. 452).

Змической мысли можно выделить сменяющие друг друга периоды Преобладания краткосрочной теории цикла (1930-е, 1970-е годы) и сшгосрочной теории роста (1940—60-е, 1980-е годы). Легко заметить, То особое внимание к теориям цикла приходилось на периоды ярко выраженных циклических колебаний, тогда как теория роста выхо дила на первый план в периоды, когда экономическая динамика имела So'iee гладкую траекторию.

3. Модель Харрода—Домара В современной экономической теории под теорией экономичес кий) роста имеется в виду формальная теория роста, возникшая как ||v (ультат распространения кейнсианства на долгосрочный (по Мар ]|||.1ллу) период. Начало этой теории положили модели английского ||кономиста Роя Харрода и американца Евсея Домара.

РойХаррод (1900—1978) получил образование в Оксфордском уни фситете (в числе его учителей был Эджуорт), где впоследствии пре подавал большую часть своей жизни. Большое влияние оказало на шги знакомство с Дж.М. Кейнсом, переросшее в крепкую дружбу.

После смерти Кейнса Харрод написал наиболее полную и содержа i тельную его биографию6. В своих ранних микроэкономических про Ишсдениях Харрод «воскресил» концепцию предельной выручки Курно7 и представил долгосрочную кривую средних издержек как оги Пшощую краткосрочных кривых8. Но затем область интересов Хар рода сдвигается в область макроэкономики и международной эконо мики. В работе «Теория международной экономики» Харрод излагает ^Концепцию мультипликатора внешней торговли. В книге «Экономи т нкий цккл» он дает экономическому циклу кейнсианское объяс Цшие, усматривая его причину во взаимодействии мультипликатора акселератора, но без построения соответствующей модели. Даль ||пмиее исследование этого взаимодействия как раз и привело Хар •ода к изысканиям в области экономического роста, впервые изло Кснным в статье 1939 г. «Очерк теории динамики», а впоследствии •ппштым в изданной в 1948 г. книге «К теории экономической дина щн/си».

'' Harrod R. The Life of John Meynard Keynes. L.: Macmillan, (951.

Harrod R, Economic Essays. L.: Macmillan, 1952. Ch. 3.

" Ibid, Ch. 4.

' Harrod R, International Economics. L.: Nisbet, 1933.

'" Harrod R. The Trade Cycle: An Essay. Oxford: Clarendon.

" Essay in Dynamic Theory//Economic Journal. 1939. Vol. 49. P. 14-33.

Харрод всегда стремился к применению экономической теории на практике, во время второй мировой войны работал в администра ции премьер-министра У. Черчилля, был экономическим советни ком правительства, а после войны активно участвовал в разработке нового мирового экономического порядка. За заслуги перед отечест вом в 1959 г. ему был присвоен дворянский титул.

Идеи, лежавшие в основе модели экономического роста Харро да, как это часто бывает в истории экономической мысли, высказы вались другими авторами раньше опубликования его работ, но помг чили широкую известность только после выхода в свет книги «Ктео рии экономической динамики».

Шведский экономист Густав Кассель в работе «Теория обществен ного хозяйства»2 впервые ввел в экономический анализ понятие сба лансированного роста, при котором структура экономики не меня ется, поскольку все ее компоненты растут одинаковым темпом, рав ным темпу роста населения. (Грубо говоря, сбалансированный рост динамической экономической теории эквивалентен точке равной^ сия в статической.) Другой шведский экономист Эрик Лундберг в кт ге «Исследования по теории экономической экспансии»^ дал понята сбалансированного роста точную математическую формулировн показав, что единый темп роста должен равняться отношению мел нормой сбережений и показателем капиталоемкости экономик^ Этим он практически описал основное содержание будущей моде Харрода—Домара. Однако Харрод не был знаком с работами сноп шведских коллег, Существует несколько вариантов записи модели Харрода, npjl надлежащих и ему самому, и последующим экономистам. Но во iscq случаях модель состоит из трех частей.

1. Фундаментальное уравнение роста. Прежде всего из дефиници основных экономических агрегатов и тождественных преобразов^ ний выводится фундаментальное уравнение Харрода:

( где С — темп прироста дохода или выпуска продукции, У— доход i выпуск продукции, К— капитал, S— сбережения, /- инвестиции, i определению равные приросту капитала АХ", по условию равные c6d режениям;

s — доля сбережений в доходе;

а — коэффициент прирос!

Cassel G. Theoretische Nationalokonomie. 2 Auflage.

" Lundberg E. Studies in the Theory of Economic Expansion. L., 1937.

iimi капиталоемкости (количество капитала, необходимое для увели чения выпуска на единицу).

В этой форме фундаментальное уравнение представляет собой до i и точно тривиальный вывод: темп роста прямо пропорционален доле ч-режений и обратно пропорционален капиталоемкости. Однако ему можно придать и более содержательную интерпретацию с точки зре и mi исследуемой проблемы стабильности экономического роста.

2. Гкрантированный рост. Инвестиции в каждый период времени / мнисят от ожидаемого для данного периода прироста выпуска:

I где /( - инвестиции в период t, Yt* - ожидаемый доход, а - коэффи ImrcHT приростной капиталоемкости (количество капитала, необхо димое для увеличения выпуска на единицу). Данное равенство фак тически представляет собой механизм акселератора.

В то же время сбережения для того же периода по определению Ipiiinibi:

fruc Yt - доход или выпуск продукции в период t, St - сумма сбереже нии в этот же период, s — доля сбережений в доходе;

По условию St = /(, т.е.

(2) sY = aAY*.

Теперь нас интересует ситуация, которая является необходимым условием сбалансированного роста. Это ситуация, когда ожидания предпринимателей выполняются и у них, следовательно, нет никако го стимула расширять или сокращать свои производственные мощно сш. (Предполагается, что при исполнении желаний мощности загру жены полностью.) В этом случае ожидаемый прирост дохода должен Г)ыть равен фактическому: AY* = AYt, т.е. предприниматели не сталки шнотся ни с какими приятными или неприятными сюрпризами.

Тогда из уравнения (2) следует, что (3) Левая часть уравнения (3) — это тоже темп прироста дохода (или продукта), но не любой, атакой, при котором планы предпринима • тилей в точности реализуются. Харрод назвал такой рост гарантиро Ишшым (warranted, или GJ, хотя логичнее, вероятно, былобы назвать Сю «равновесным».

Величина а в правой части уравнения (3) тоже представляет со Оой не любой коэффициент приростной капиталоемкости, а толь ко тот, который требуется для гарантированного роста. Ее поэта му можно записать как аг (индекс г обозначает требуемый (анг^ required) уровеньданного показателя). «Это новый (предельный.

Прим. авт.) капитал, требуемый для сохранения такого выпуск продукции, который должен удовлетворить потребительсо спрос, возникающий из предельного добавочного дохода потри бителей» (ЛК(. — Прим. авт,)™. В каждый данный момент ХаррС рассматривает величину аг как фиксированную. Это означает, замещение труда капиталом или, наоборот, в процессе произвол ства он считает невозможным. Данную предпосылку, которая, ка| мы увидим ниже, играет в его модели решающую роль, Харрод нь водит не из постоянства технологий, как можно было бы предпС ложить, а из предполагаемой жесткости цен груда и капитала ставки заработной платы и нормы прибыли. Гибкость первой of раничена закрепленной в обществе минимальной ставкой зарпл!

ты, а гибкость второй — минимально приемлемым уровнем про»

цента.

Таким образом, стабильный гарантированный рост равен:

и для каждого момента его величина определена однозначно. Фак i и ческий рост вовсе не обязательно должен быть равен гарантирон.ш ному, хотя, конечно, всякий предприниматель стремится к тому, чп бы его планы были максимально точными".

Расхождение же этих величин в модели Харрода имеет тендв!

цию не сглаживаться, а, напротив, нарастать, что ведет к неустойч)] вости системы. Так, если G Gw, т.е. рост оказался больше ожидае!»

го, то капиталоемкость а будет меньше требуемой аг. Это приведем действие эффект акселератора — возрастут заказы на инвестицис ные товары. В свою очередь инвестиционный мультипликатор пр| ведет к дальнейшему росту производства.

Если же фактический рост окажется меньше гарантирование (ожидания производителей окажутся недовыполненными), то мо См.: Классики кейнсианства: В 2-х т. Р. Харрод. 3. Хансен.| С. 117.

Сам Харрод пишет об этом так: «GWecTb величина, определяемая мя от времени опытным путем и посредством проб и ошибок, соверша| великим множеством людей. Было бы большой удачей, если бы врезул их коллективных оценок им удавалосьточно достигать величины Gw» (t сики кейнсианства... Т. 1. С. 119).

in окажутся недогруженными, что запустит механизм акселера 1-мультипликатора в сторону понижения16.

| Возрастающее отклонение фактического роста от гарантирован t можно было бы предотвратить, если бы норма сбережения s из [илась во столько же раз, что и фактический темп роста G, но в гипоположном направлении. Однако, как справедливо отмечает юл, нельзя представить себе, что доля сбережений в доходе долж ном ичиться в 4 раза вследствие того, что темп роста дохода изме |ленс 1 до4% ! 7.

Тлким образом, ситуация сбалансированного роста, когда фак Чсский рост равен гарантированному, оказывается, говоря слова I Харрода, «равновесием на лезвии ножа».

J (.сйствием этих центробежных сил, заставляющих систему откло rt.cn псе дальше от равновесного роста, Харрод объяснял феномен люмического цикла.

.1. Естественный рост. Если гарантированный рост гарантировал yniyio загрузку производственных мощностей, то далее Харрод ^Оди г в свой анализ предпосылку полной занятости другого фак ри производства — трудовых ресурсов. Темп экономического рос мри полной занятости труда Харрод назвал естественным — Gn ридекс п соответствует английскому слову natural), хотя, может правильнее было бы назвать его «максимальным». Он опре 1 Н Г Я темпом роста предложения труда и темпом роста его про Л СС (йодительности. При предпосылке экспоненциального роста пред )жспия и производительности труда естественный темп роста ра \\\ сумме темпов роста этих величин:

Gn = n + g, и — темп роста предложения труда, а # — темп роста производи •щ.мости труда. Gn представляет собой максимально возможный инь среднего значения Gза долгосрочный период.

1,ля того чтобы были полностью загружены и труд и капитал, \но соблюдаться равенство Gw= Gn. Однако гарантированный и '" Следует оговориться, что модель Харрода учитывает только эндоген iic иппестиции, порождаемые акселерационным механизмом, и абстраги |тсм от аптономных инвестиций, вызванных к жизни новыми шобрете -ми, долгосрочными ожиданиями и пр.

Классики кейнсианства. С. 120.

Н период времени tYt= LtPt, где L — предложение труда, а Р— произво п.ность труда. Если величина L растет неизменным темпом п процен i Р— неизменным темпом ^процентов, то Ll= La ent, a Pt— Poegt. Под n дна последних выражения в первое уравнение, прологарифмировав и ифференцировав по /, получим приведенный в тексте результат.

И и крки экономических учений естественный темпы роста определяются независимо друг от дру совершенно разными факторами и совпасть могут только случайн^ «Лезвие ножа», на котором находится равновесие в модели Харрс оказывается «обоюдоострым» — необходимо дополнительно paccMfl треть случаи неравенства Gw и Gn.

Для начала предположим, что Gw Gn. Выше было сказано, чт если G Gw, возникает самоподдерживающийся бум. Если же пр^ этом к тому же Gw Си, т.е. GwGGn, то этому буму невидно никл-' ких границ в долгосрочном периоде. Структурная безработица при сутствует, так как уровень Gn не достигнут, но сокращается. Однлко это состояние нельзя назвать беспроблемным, поскольку ситуации, когда производственные мощности хронически перегружены, чрев.| и инфляцией.

Конечно, намного хуже, если Gw Gn. Тогда G просто не мо» t быть больше Gw (G Gn Gw), так как величина Gn — его физичо кий предел. Это означает одновременное существование безрабош цы (С7 Gn) и недогрузки мощностей (Gn Gw), т.е. преимуществен но депрессивное состояние хозяйства в течение долгого времени.

Таким образом, если расхождение фактического и гарантирован ного роста создает циклические колебания, то расхождение гаран i и рованного и естественного роста ведет к хронической безработица' Модель Харрода иллюстрирует циклическую и долгосрочную несш;

бильность капиталистической экономики.

В своих статьях 1946— 1947 гг. американский экономист Евсей f мар, не знавший о работе Харрода 1939 г., самостоятельно прише уравнению равновесного роста, аналогичного уравнению гаранти!

ванного роста Харрода. Основная идея Домара заключалась в т | что инвестиции играют в экономике двойственную роль: с одной роны, они создают производственные мощности, а с другой - соэ ют спрос через эффект мультипликатора. Домар показал: для тс чтобы прирост спроса соответствовал приросту мощностей, ин!

тиции (а значит — при условии равновесного роста и весь национа ный доход) должны расти темпом, равным os, где о — показатель | питалоотдачи, a s — норма сбережений. Поэтому в теории эконол ческого роста принято говорить о модели Харрода—Домара.

4. Неоклассическая модель роста Р. Солоу После второй мировой войны теория роста стала развиватьс| ином по сравнению с довоенной депрессией контексте. 1950-е гс стали периодом устойчивого роста. В США бум был связан с KopJ См • Классики кейнсианства. С. 124.

Ькой войной, в Западной Европе и в Японии — с американской по мощью по плану Маршалла.

Так или иначе, стало ясно, что модель Харрода—Домара сильно преувеличивала неустойчивость западной экономики и недооцени н т а силы, ведущие к ее росту. С середины 1950-х годов начался но и i.i и этап развития теории роста, который продолжался примерно до • редины 1970-х, когда на авансцену вышла теория цикла. Ключе ||мо роль на этом этапе сыграла модель роста Р. Солоу.

Американский экономист Роберт Солоу родился в 1924 г. в Нью 11орке, прошел курс наук и получил докторскую степень в Гарварде i им университете. С 1950 г. преподает в Массачусетсском технологи ком институте. Основной областью его интересов всегда была ма юкономика, причем его подход заключался в построении моде ц, оперирующих несколькими ключевыми показателями и пост i-нных на микроэкономических принципах. Свои научные работы шоу в основном публиковал в виде журнальных статей и глав в кол кгивных трудах. Наиболее известными его монографиями являют • Линейное программирование и экономический анализ» (совместно с Самуэльсоном и Р. Дорфманом (1958) и «Теорияроста:изложение»

'69). За вклад в развитие теории экономического роста в 1987 г.

лоу была присуждена Нобелевская премия. Помимо научных ис •цонаний и преподавания Солоу занимался практической деятель i 1ъю в государственном секторе. Он входил в штат Совета эконо ческих консультантов при президенте Дж. Кеннеди, позднее ра кш в государственной комиссии, изучавшей проблемы доходов неления. В конце 1970-х годов Солоу в течение пяти лет был дирек '|нм Федерального резервного банка Бостона.

Основы модели роста Солоу были изложены в его статье «Вклад в рию экономического роста». Солоу пришел к выводу, что основ н причиной неустойчивости экономики в модели Харрода—Дома является фиксированная величина капиталоемкости (а), отража мая жесткое соотношение между факторами производства — тру м и капиталом (K/L). Неудивительно, что в этом случае один из • I факторов часто остается «недогруженным». В соответствии же с X кмципами неоклассической теории пропорции между капиталом i рудом должны быть переменными (именно в этом заключается i'классический характер теории роста Солоу) 2 1. Они определяются '" Solow R. A Contribution to the Theory of Economic Growth // Quarterly ii "irnal of Economics. 1956. February.

л Хотя, например, в модели общего равновесия Вальраса, ставшей од ним и J истоков неоклассической теории, предполагалась неизменная про порция между трудом и капиталом. Дай сам Солоу в своих взглядах намак i"p жономические проблемы был скорее кейнсианцем, а не неоклассиком.

минимизирующими издержки производителями в зависимости от щ на эти факторы производства. Поэтому вместо фиксированного.

Солоу включил в свою модель линейно-однородную производстве^ ную функцию:

Y= F{K, L).

Разделив все члены на L и обозначив доход на одного работай!

(У/L) через у, а капиталоинтенсиЕНОсть K/L через к, получим:

y=LF(k,\) = L№.

Как и в модели Харрода—Домара, предполагается, что населений растет неизменным темпом и, а инвестиции составляют постояннун долю дохода, определяемую нормой сбережения s:

I=sY.

Темп прироста тогда можно записать как или dk' = sf(k)-nk.

Это так называемое «фундаментальное уравнение» Солоу слои. ми выражается так: прирост капиталовооруженности одного раб" ннка — это то, что осталось от удельных инвестиций (сбережени после того как удалось обеспечить капитальными благами всех полнительных работников.

Если sf(k) = пк, то капиталовооруженность остается прежЕ (elk = 0), т.е. экономика растет без каких-либо структурных измене] в соотношении между факторами. Это и есть сбалансированный pt В модели Солоу в противоположность модели Харрода—Дом.

траектория сбалансированного роста является устойчивой. Со) показывает эт.о с помощью следующего графика (рис. 1).

Рис. dk, dKv\ dL обозначают дифференциальные приросты соответствую^ щих переменных. См. сноску 18 к этой главе.

Прямая пк на этом графике показывает, сколько каждый работ ;

должен сберегать и инвестировать из своего дохода, чтобы обес (шъ будущих работников (в том числе своих собственных детей) 1игальными благами.

Кривая sf(k) демонстрирует, каковы его фактические сбережения Цшисимости от достигнутого уровня капиталовооруженности.

ростом капиталовооруженности к темп роста инвестиций/сбереже \, естественно, падает. Вертикальное расстояние между кривой и 1мой обозначает в соответствии с фундаментальным уравнением поу дифференциальное изменение показателя капиталовооружен C'III dk. В точке к* оно равно нулю и наблюдается сбалансирован й рост. Во всех точках левее к* (например, к{) капиталовооружен ;

i i. будет расти, а во всех точках правее к* (например, к2) падать, •но экономика постоянно сдвигается в сторону /с* и траектория [лансированного роста является устойчивой.

И модели Солоу норма сбережений s имеет значение только до Кода экономики на траекторию устойчивого развития: чем больше кичина s, тем выше график sk и соответственно уровень к*. Но как 1I.K0 рост стал сбалансированным, его дальнейший темп зависит (|1.ко от роста населения и технологического прогресса.

«Золотое правило». Из модели Солоу следовало, что чем больше рмп сбережений, тем выше капиталовооруженность работника в 1 оннии сбалансированного роста и, следовательно, тем выше темп таксированного роста. Но сам по себе рост не является самоце ). Поэтому следующим шагом, логически вытекающим из моде j было определение условий оптимального для общества экономи кою роста. Этот шаг одновременно и независимо друг от друга Шали несколько экономистов (Т. Суон, Дж. Мид, М. Алле, Дж, Ро чсон, К. фон Вайцзеккер и др.) в самом начале 1960-х годов.


Но )пым опубликовал ответ на данный вопрос американский эконо Ст Эдмунд Фелпс. Ему же принадлежит и термин «золотое прави нпкопления капитала», вошедший с тех пор в широкое употребле 6. Фслпс задался вопросом, какой величины капитал захочет иметь цсство, находящееся натраектории сбалансированного роста. Если I будет достаточно большим, это гарантирует высокий уровень про родсгва, но все большая его часть пойдет не на потребление, а на копление — общество не сможет насладиться плодами роста. Если | объем капитала будет слишком малым, то потреблять можно бу почти все, что произведено, но произведено то будет совсем не |oio! Где-то посредине между этими двумя крайностями, очевид i находится оптимальная для общества точка, в которой объем по требления общества является максимальным. Это можно следующим образом показать на графике (рис. 2).

Рис. К графику на рис.1 мы добавим кривую выпуска или дохода на душу населения у =f(k). Тогда максимизироваться будет вертикаль ное расстояние между кривой дохода на душу населения и инвести ций надушу населения:/() — sf(k) =/() - пк (в случае сбалансиро ванного роста). Это расстояние является максимальным в точке, где угол наклона касательной к кривой/() равен углу наклона прямой пк, т.е. п. Это задает оптимальный уровень капиталоинтенсивности квГ Остается выбрать такую норму потребления/накопления, чтобы кри вая sf(k) пересекала луч пк в точке, соответствующей ко.

Если мы далее (вместе с перечисленными выше авторами, но за исключением Фелпса) предположим, что в нашей экономике суще ствует совершенная конкуренция на рынках факторов производства и, следовательно, действует теория предельной производительности (см. гл. 17), то угол наклона/(&), т.е. предельная производительность капитала, должен быть равен ставке процента г. В этом случае «золо тое правило» можно сформулировать так: ставка процента должна быть равна темпу роста населения, а значит (при сбалансированном росте), и всей экономики:

г = п.

Следовательно, в экономике, испытывающей бурный рост, став ки процента должны при прочих равных условиях быть высокими.

Применимость «золотого правила» на практике оказалась весьма ограниченной ввиду достаточно сильных исходных предпосылок, но оно позволило сформулировать выводы, относящиеся к реальному экономическому росту.

Модель Солоу и «золотое правило» оказались достаточно просты ми и чрезвычайно удобными в употреблении аналитическими ору Виями. С их помощью оказалось возможно исследовать влияние на (экономический рост различных модификаций производственной (функции, технического прогресса, изменения нормы сбережений и [Налогообложения и т.д. Усилиями самого Солоу, Д.Мида и других эко номистов модель Солоу была дезагрегирована: отдельно учитывалось [Производство потребительских и инвестиционных благ. Были созда 1ны также модели, учитывающие «позраст» капитальных благ, посколь к у разные их поколения обладают разной производительностью (vintage models). Работы Джеймса Тобина ввели в теорию роста де нежную массу (точнее, государственные обязательства, которыми [люди владеют наряду с капиталом).

5. Посткейнсианские концепции экономического роста. Модель Калдора Представители посткейнсианской экономической мысли Дж. Ро ! бинсон, Н. Калдор, Л. Пазинетти и др. продолжили традицию иссле дования равновесного, сбалансированного экономического роста [несколько в другом направлении. Стремясь приблизить модели рав [ Нонесного роста к реальности, они включали в них факторы распре деления национального дохода между прибылью и заработной пла той, несовершенной конкуренции, инфляции, разделения продукта : ни потребительские и производительные блага и др.

В качестве иллюстрации данного подхода приведем простейшую | односекторную модель Н. Калдора23.

Согласно этой модели, в равновесном состоянии сумма доходов ( шработаая плата плюс прибыль) равна сумме потребительских рас ходов и сбережения:

(1) P+W=C+L Калдор предполагает, что вся заработная плата потребляется, а из прибыли делаются некоторые сбережения, равные sP, где s - норма i (ережений, так что совокупное потребление можно записать как:

C=(\-s)P + W.

Подставляя в (1) и приводя подобные, получим Отсюда норма прибыли " Kaldor N. AModel of Economic Growth // Economic Journal. 1957, Vol. 67.

=.91-624.

где второй сомножитель представляет собой норму накопления, а в случае равновесного роста также и темп экономического роста.

Согласно кейнсианской теории инвестиции являются экзогенны ми - они определяют норму прибыли, а не наоборот. Поэтому ситуа ция по Калдору описывается следующими двумя сценариями.

1, Пусть рост инвести ций приводит к их превышению над сбере жениями. В этом случае инфляция (неизбежная, если исходным было состояние полной занятости) ведет к тому, что прибыль начинает рас ти быстрее зарплаты, так как рост последней ограничен коллектиь ным договором. Это, в свою очередь, по определению (часть прибы ли сберегается, а зарплата нет) ведет к росту сбережений, которые таким образом догоняют инвестиции.

2, Напротив, если инвестиции опускаются ниже сбережений, цены на товары падают быстрее, чем зафиксированная трудовым со глашением зарплата, в результате сбережения падают и равновесие вое стан авли вается.

Посткейнсианские модели экономического роста, несомненно, более институционально насыщенны, чем неоклассические. Однако именно эта сложность мешает их применению как инструментов ана лиза.

6. Новые теории роста Как уже отмечалось, в 1970-е годы интерес к теории экономичес кого роста упал. Прежде всего это, видимо, было вызвано резкими циклическими колебаниями в западной экономике этого периода.

Однако немалую роль сыграло и то обстоятельство, что после изоб ретения модели Солоу и «золотого правила» дальнейший прогресс и данной области пошел по пути усложнения математической техники без каких-либо прорывов в экономическом содержании.

Однако в 1980-е годы положение вновь изменилось. До тех пор экономистам не удавалось ввести в модель главный фактор эконо мического роста — технический прогресс, который продолжал оста ваться экзогенным. Новые (также чрезвычайно математизированные) теории роста, появившиеся в 1980-е годы, предусматривают положи тельный внешний эффект (экстерналию) экономического роста, ко торый обеспечивает для экономики источник возрастающей отдачи.

Возрастающую общественную отдачу дают, согласно Полу Ромеру, расходы на НИОКР, а согласно Р. Лукасу — инвестиции в человечес кий капитал, хотя в каждом индивидуальном случае это вовсе не обя зательно. Один из выводов моделей Ромера и Лукаса состоит в том J что экономика, располагающая большими ресурсами человеческого капитала и развитой наукой, имеет в долгосрочной перспективе луч шие шансы роста, чем экономика, лишенная этих преимуществ.

Рекомендуемая литература Харрод Р. К теории экономической динамики // Классики кейнси анства. В 2-х томах. Р. Харрод. Э. Хансен. М.: Экономика, 1997.

Современная экономическая мысль / Под ред. С. Вайнтрауба. М.:

Прогресс, 1981. Раздел VI.

Солоу Р. Перспективы теории роста // Мировая экономика и между народные отношения. 1996. № 8.

ХудокормовА.Г. Неокейнсианстио//Классикикейнсианства. В 2-х то мах. Р. Харрод. Э. Хансен. М.: Экономика, 1997. С. 5—21.

Глава Экономическая теория предложения • Консервативный вызов Кейнсу • Экономика предложения.

Теоретические основы концепции • Кривая Лаффера и ее обоснование • Эмпирические оценки важнейших зависимостей. От теории к практике Л. Консервативный вызов Кейнсу Конец 70-х годов ознаменован началом так называемой консер вативной волны в западном обществе, затронувшей сферы полити ки, экономики, идеологии, морали, культуры. В области практичес кой политики консервативная волна оказалась тесно связанной с именами Д. Рейгана и М. Тэтчер, не случайно проводимый ими курс получил название соответственно «рейганомика» и «тэтчеризм».

Наиболее характерными чертами этого курса была широко про декларированная ориентация на отказ от чрезмерного вмешательст ва государства в экономику и возвращение к принципам laissez-faire;

в идеологической области на первое место были выдвинуты тради ционалистские моральные ценности: семья, личная ответственность, трудолюбие, бережливость, законопослушание и т.д.

Для консерватизма в области экономической теории и практики была характерна резкая критическая направленность. Объектами кри тики стали кейнсианство и политика, с ним связанная.

Разумеется, критическое отношение к Кейнсу, его теории и ее практической реализации не было чем-то характерным только для конца 70-х годов. С момента своего появления развернутой критике подвергались логическая структура теории Кейнса, ее базисные ги потезы и причинно-следственные зависимости, а курс экономичес кой и социальной политики, который связывался с именем Кейнса, рассматривался многими как подрывающий основополагающие цен ности капиталистического общества. Но пока экономическая ситуа ция в странах, проводивших кейнсианскую политику, оставалась до статочно удовлетворительной — а это 50—60-е и самое начало 70-х го дов, — споры вокруг кейнсианства оставались в академических рам ках;

правительственные программы того времени в целом сохраняли кейнсианскую-ориентацию.

В конце 70-х годов споры между представителями различных тео |ц гических направлений в экономической науке приобрели общест m-пный резонанс. Основной причиной стало явление так называемой i ыгфляции — одновременного существования инфляции и безрабо тны, устранение которых не поддавалось методам регулирования i проса. Другой причиной было очевидное падение эффективности вмешательства государства в экономику при росте его масштабов.

Общим фоном и одновременно питательной средой антикейнси iincKHX настроений стал сдвиг ценностных ориентации в обществе, произошедший в начале 80-х годов. Там, где раньше говорили о pa in-пстве результатов, стали провозглашать равенство шансов, где го морили о свободе как о позитивной возможности, стали говорить о i иободе как отсутствии сковывающих рамок государства и т.д.


Неэффективность экономической политики государства оказа I. хорошей мишенью для тех, кто отстаивал идею свободного рын а проблемы с преступностью — поводом напомнить о моральных шципах, на которых строилось благополучие общества и которые пили забыты.

И экономическая теория отреагировала на эти изменения целым 1 \ кетом консервативных концепций, которые далеко не всегда были мшыми, но которые смогли, наконец, пробиться через плотную ат мосферу прокейнсианских настроений. Экономическиетеории, объ i шненные под знаком консерватизма, достаточно различны, но об щим для них являются: на уровне экономической философии — вера и ффективность рынка при аллокации ресурсов и механизма цен как in новы рыночной системы;

на уровне чистой теории — принцип ра циональности экономических субъектов и оптимизации как основа минедения;

наконец, на уровне методологии - принцип редукции, i с предполагают, что макроэкономические зависимости складыва ичся из простого агрегирования микрозависимостей.

В рамках макротеории основными направлениями критики ста ш следующие кейнсианские положения: о совокупном спросе как о I» тающем факторе экономического роста и связанный с ним тезис п пассивной роли сбережений;

о стабильности цен, т.е. их инвари iini'HocTH относительно проводимой кредитно-денежной и бюджет ной политики.

Консерватизм 80-х годов представлен тремя концепциями: эконо мика предложения, монетаризм, новая классика. Представители этих концепций, безусловно, разделяют перечисленные выше положения, но делают упор на различные проблемы, анализируют разные аспекты экономики, используют различный инструментарий. Так, в центре эко номики предложения находятся процесс накопления капитала и стояние государственных финансов, представителей этого напран ния интересует прежде всего налоговая политика, воздействие ко рой на экономику исследуется в рамках неоклассической модели uei Монетаристы и представители новой классики заняты изуче) ем вопроса о влиянии ожиданий на поведение экономических су ектов в снязи с проблемой воздействия денег на экономику, а в бо общей постановке — в связи с проблемой устойчивости рыночной • стемы к внешним воздействиям. При этом монетаристы пытаючо^ соединить количественную теорию денег с новы-ми разработками области теории индивидуального поведения и в какой-то мере сохрц няют макроэкономическую направленность количественной теори и ее ориентированность на анализ с позиции спроса, в то время новые классики сосредоточиваются на проблеме рационального по" ведения индивида и отказываются признать какую-либо макроэм номическую специфику вообще.

2. Экономика предложения.

Теоретические основы концепции Экономика предложения — наиболее практически ориентиров;

ная и идеологизированная концепция из тех, что предложил эко^ мический консерватизм 80-х годов. Согласно словарю MIT, JKO»| мия предложения представляет собой набор положений, из котор центральным является утверждение о том, что аллокация и эфф^ тивное использование ресурсов имеет решающее значение для роа национального производства как в кратко-, так и в долгосрочн] периоде. Соответственно, основное внимание экономика предлоя ния уделяет препятствиям на пути расширения предложения и фективного использования факторов производства. Фактически :

означает повышенный интерес к виду и положению функции аг тированного предложения факторов, а следовательно, к параметр^ определяющим естественную норму безработицы, а не к уровню i регированного спроса в краткосрочном периоде, как это имеет ме| в обычной кейнсианской макроэкономике. Главным среди назва ных препятствий считается отрицательное воздействие урокну структуры налогов на стимулы к труду и инвестированию, а так институтов и привычек, например, ограничений, связанных с д| тельностью профсоюзов, на эффективную аллокацию ресурсов1.

The MIT Dictionary of Modern Economics / ed. by Pearce D. Cambrif] (Mass), 1991. P. 409.

Сторонники этой концепции утверждали, что существовавшая в i иремя в США налоговая (а также социальная) система контрпро уктинна по отношению к процессу накопления капитала и роста про Цюдства и неблагоприятно сказывается на государственном бюдже |, Высокие налоги рассматривались также как одна из главных при Л инфляции. Можно сказать, что сторонники экономики предло шя стояли на позиции неденежной природы инфляции. Они по али, что высокие налоги, с одной стороны, провоцируют инфля издержек, а с другой — позволяют правительству искусственно |цышать цену спроса некоторых товаров и услуг и тем самым ведут [неэффективному использованию ресурсов.

Сущность концепции определила основные политические и эко шческие выводы и рекомендации, наиболее важный из которых ^оял в том, что не только не существует противоречия между це 1И борьбы с инфляцией и стимулирования экономического роста, | достижение этих целей возможно с помощью одного и того же грумента — снижения налогов.

Не случайно у истоков этой концепции стояли практические де 1ли с умеренно консервативными взглядами, а не представители |ки. Впервые идеи, ставшие потом ядром концепции, были выска ш в 1977-1978 гг. некоторыми конгрессменами и сенаторами при руждении бюджетной политики. Популяризировали концепцию зналисты Дж. Ванниски и Дж. Гилдер, а университетскую науку |едстаилял малоизвестный профессор из Южной Каролины А. Лаф i - автор одноименной кривой. Приверженцами концепции были |огие представители администрации Р. Рейгана.

Но явная практическая направленность концепции не означает ^утствия теоретического базиса. В теоретическом плане концепция зномики предложения базируется на стандартной неоклассичес иодели цены.

Как и неоклассика в целом, экономика предложения иоспроиз 1ит на макроуровне принципы функционирования субъектов, Из )го следует, что подобно тому, как для индивидуальной фирмы и требителя не существует проблемы реализации — по равновесным нам они могут всегда купить и продать любое количество блага, | уровне экономики в целом не может быть незанятых ресурсов и тень производства зависит прежде всего от предложения капи Jtti и труда. При такой трактовке предложение капитала — это преж (всего проблема сбережений, решение которой зависит от выбора цей между потреблением сегодня и в будущем;

предложение тру I- это проблема выбора людей между трудом и досугом. И вопрос о том, каким образом на этот выбор влияет политика государства!

является предметом рассмотрения. По существу, речь идет о тс что налоги искажают относительную привлекательность труда по ношению к досугу и относительную привлекательность сбережен| по сравнению с потреблением. Экономисты, отстаивавшие конце цию экономики предложения, в данном случае воспроизводи!

стандартные рассуждения, объясняющие привычный всем в| функций предложения. Действительно, рост налогов назаработн] плату означает ее фактическое уменьшение и, следовательно, скольку эффект замещения больше эффекта дохода, ведет к coKji щению предложения труда. К аналогичному результату ведет и c i тема различных пособий, в том числе и по безработице, — снижа привлекательность труда.

Аналогичным образом представлялась и картина воздействия i логов на доходы от сбережений (проценты и дивиденды) на о сбережений: выбор людей между настоящим и будущим потреблен| ем происходит в ситуации, когда относительные цены настоящих будущих благ искажаются налогами. Не случайно сторонники эт{ концепции сравнивали налоги с «клином», который «вбивается» ме| ду факторными доходами, влияющими на предложение, и чистьп[ факторными издержками, определяющими спрос на факторы. Др гими словами, подчеркивался искажающий характер подоходных ] логов.

Количестиенная оценка конечных последствий тех или иных i менений налогов на экономику и на состояние государственнс бюджета — весьма сложная задача. Но логика рассуждений у сторо| ников экономики предложения весьма простая: снижение норм логов на доходы от собственности (проценты и дивиденды) веде повышению склонности к сбережениям за счет текущего потреб/ ния, увеличивает предложение ссудного капитала и снижает став!

процента, что, как известно, способствует оживлению инвестицио| ного процесса. Снижение налогов на прибыли корпораций (а так введение налоговых и амортизационных льгот) стимулирует HHF тиционный процесс двумя путями: увеличивается уровень выплач| ваемых дивидендов и, следовательно, рыночная стоимость актш что способствует привлечению внешних средств;

создается дополн| тельный источник внутренних ресурсов накопления.

Уменьшение предельных ставок налогов на трудовые доходы сп| собствует расширению предложения рабочей силы уже работак1Щ привлечению дополнительных контингентов (для которых пределы полезность полученных в результате благ стала превосходить преде ую полезность досуга). Таким образом, процесс накопления капита I обеспечивается'необходимым приростом трудовых ресурсов.

В итоге достигается повышение нормы накопления и ускорение Кономического роста. При этом, как следует из теории предельной жзводительности, происходит увеличение доли трудовых доходов Национальном доходе. Последнее очень важно с социальной точки вния, поскольку снижение налогов создает опасность, по крайней |ре в краткосрочном периоде, сокращения государственных расхо в, в том числе и на социальные программы. Хотя и здесь, как пола м сторонники концепции, можно ожидать позитивного эффекта.

и 3. Кривая Лаффера и ее обоснование Предполагаемое воздействие ставок налогов на объем налоговых ступлений отражено в так называемой кривой Лаффера.

Рис. I— ставка налогов Х- объем налоговых поступлений Общие соображения, лежащие в основе этой кривой, сводятся к i му, что если объем налоговых поступлений является «хорошей»

I \ пкцией, значения которой равны нулю на концах некоторого от I" 1ка —а именно при ставке налогов, равной нулю, и при ставке, рав imii I, объем поступлений также равен нулю, то внутри отрезка (при i I*) функция X(t) достигает максимума (точка Л). Иными словами, || некоторой области значений ставок налогов (в интервале от 0 до {*) и \ увеличение ведет к росту объема налоговых поступлений (Л"), и эта •'плеть налоговых ставок называется нормальной;

при дальнейшем i • гс t происходит уменьшение налоговых поступлений, и эта область i • i /* до 1) называется запретительной.

' При обосновании подобной зависимости теоретики экономики предложения выдвигали по крайней мере три аргумента: высказыва ния экономистов прошлого, анализ результатов проводимых ранее налоговых реформ, эмпирические оценки собственно зависимости между ставками налогов и объемом налоговых поступлений, а также тех зависимостей, которые определяют данную и отражают те взаи мосвязи, которые выражают суть концепции.

Что касается ссылок на авторитеты прошлого, дискуссия по по поду правильной системы налогообложения длится уже более пол\ тора столетий со времени введения (повторно, ноуже постояннодеп ствующего) подоходного налога в 1842 г. в Англии2. И хотя станки налогов в тот период были с современной точки зрения ничтожны (в середине пека — примерно 3%), уже высказывались многочислен ные опасения по поводу оправданности налогового бремени. При чем последнее оценивалось прежде всего с точки зрения спранедлп вости, хотя и не без связи с представлениями об экономической m лесообразности. В истории экономической мысли нет недостатка п высказываниях, содержащих предостережения против чрезмерно!" налогообложения, против чрезмерной прогрессии налоговых сталоi и т.д. Так, Дж.Ст. Милль писал: «Брать налог большего процента • больших доходов и меньшего с меньших — значит брать налог с тр\ долюбия и бережливости;

значит налагать на человека штраф за по что он работал усерднее и сберегал заботливее своего соседа»3. Ж. Дю пюи, казалось, говорил языком теоретиков экономики предложения «Постоянно увеличиваясь, налоги достигают уровня, при котором доход от них оказывается максимальным... При другом уровне нал о гов доход от них меньше. Наконец, налог (который является запрс тительным) не дает ничего»4.

Однако не только экономисты «классической ориентации», in и Кейнс вполне соглашался с этой идеей. Еще в 1933 г., наблюд.и необычайный для мирного времени быстрый рост налогов, он пи сал в работе «Путь к процветанию»: «Не должно казаться странным что налогообложение может стать столь значительным, что если вы ждать определенное время, уменьшение налогов может дать боль В США подоходный налог на постоянной основе стал взиматься лини в 1913 г., причем поскольку необлагаемая часть составляла 3 тыс. дол., а стань, i поднималась с 1 до 7% для доходов, соответственно, превышающих 20 и 500 тыс дол. — суммы по тем временам очень большие, подоходный налш затрагивал менее 1% населения. После взлета налогов во время первой ми ровой войны и повышения максимальной ставки до 77% и последующего о снижения к 1928 г. до 25%, в 1936 г. она достигла 78%. Рекорд- 94% - при шелся на последние годы второй мировой войны, и эта ставка почти на HI изменном уровне сохранялась все 50-е годы 'См.: Милль Дж.Ст. Основания политической экономии. Т. 2. СПб., 18( • С. 333.

Цит. по. Fulierton D. Can Tax Revenues do up When Tax Rates Go Down1.' // Supply-Side solution. Chatham, 1983. P. 143.

шую возможность для сбалансирования бюджета, чем их увеличе II н е ».

Ссылки на авторитеты подкреплялись и напоминаниями об ус |ц хах прошлых реформ. Особенно часто фигурировали реформы \ Гладстона в Англии в XIX в. и Э. Меллона в 20-е годы XX в. в США, [акже налоговая реформа 1962-1964 гг. в США6. Содержание по здней реформы сводилось в основном к установлению различных i юговых льгот на доходы с функционирующего капитала, сокра •нию сроков амортизации, снижению ставок налогов на доходы ча мых лиц и корпораций. Эта реформа разрабатывалась в соответст II с кейнсианским видением экономики: сокращение личных на юв должно было стимулировать потребительский спрос, а сокра ние налогов на корпорации - инвестиционный, а все вместе еспечить подъем. Но представители экономики предложения, не паривая положительного влияния реформы Кеннеди—Джонсона, t сматривали этот успех как результат действия «сил предложения», 1менно возросшей производственной активности предпринимате и, инвесторов и лиц наемного труда. Что же касается зависимости налоговых поступлений от ставок налогов, то убедительных свиде м11 ьств в пользу того,.что сокращение ставок налогов в 1962 и 1964 гг.

ичдожительно и сколько-нибудь значимо повлияло на объем нало mitbix поступлений, получено не было7. Этот факт признал и сам \ Лаффер8.

4. Эмпирические оценки важнейших зависимостей. От теории к практике В 80-е годы были предприняты многочисленные попытки эмпи рически оценить некоторые зависимости, представляющие особую плжность для данной концепции в целом и в конечном счете опреде ляющие вид кривой Лаффера. Очевидно, что в зависимости от элас тичности предложения факторов по ставке налогов на получаемые 01 них доходы изменяется вид функции Лаффера: чем больше элас тичность, чем ближе к началу координат находится точка максимума s Keynes J.M. Collected Writings. Vol. 9. U 1989. P. 338.

( ( В ходе реформ 1962—1964 гг. максимальная ставка подоходного налога для частных лиц снизилась с 91 до 70%, а для корпораций — с 52 до 48%.

Canto V., Joines D., Webb R. The Revenue Effect of the Kennedy Tax Cut // Immdation of Supply-Side Economics. N.Y., L., 1983. P. 82.

H Laffer A. Government Exaction and Revenue Defficiencies// Supply-Side milution. Chatham, 1983. P. 122.

налоговых поступлений, и наоборот - чем меньше эластичность, тем дальше находится запретительная зона и тем она меньше.

Прежде всего следует выделить исследования воздействия нало гов на предложение рабочей силы и на объем налогов на трудовые доходы. Как показали расчеты М. Эванса, М. БоскинаиФуллертона, эластичность предложения рабочей силы по чистому доходу весьма невелика и в среднем составляет 0,15. Причем этот показатель мень ше для так называемых первичных занятых, т.е. для наиболее актив ной и производительной части населения, и больше для вторичных занятых (здесь он может колебаться от 0,26 до 4). Это означает, что положительный эффект от снижения налогов может выразиться в не котором снижении производительности труда. Еще меньше единст-;

ва в оценках влияния налогов на поведение представителей разных,] профессий и доходных групп9.

Весьма неоднозначными оказались и оценки влияния системы страхования от безработицы на предложение труда. Согласно эко номике предложения, увеличение размеров пособий и времени их выплаты должно негативно влиять на функцию предложения тру да, поскольку это усиливает предпочтение досуга. Однако получен ные в 80-е годы оценки показывают, что влияние этих факторов не значительно. Так, увеличение пособия на 10% добавляет к среднем) периоду безработицы от трех до шести дней, а в целом эта систем) добавляет к уровню безработицы по одним расчетам 0,2—0,3, по др гим — 0,75 и 0,5—1 процентных пункта. В целом же болыиинств!

специалистов считает, что американская система страхования о| безработицы не оказывает заметного воздействия на преддожени| рабочей силы.

Как отмечалось выше, одним из основополагающих положен») концепции является тезис о сбережениях как о решающем фактор экономического роста. В этом тезисе проявилось принципиальнс Evans M. An Econometric Model Incorporating//The Supply-Side Effec of Economic Policy. Boston, 1981. P. 33-80;

Boskin M.J. The Economics of Labo Supply//Income Maintenance and LaborSupply: Econometric Studies. N.Y., I97!| P. 163-181;

Fullerton. Op. cit.

Feldstein M. Unemployment Compensation: Adverse Incentives an| Distributional Anomalies // Nat. Tax. J. 1974. June;

Hamermesh D. Jobless and the Economy. Baltimore, 1977;

Moffitt R., Nickolson W. The Effect Unemployment Insurence on Unemployment//Rev. of Econ. and Statistics. February;

Marston S. The Tmpact of Unemployment on Job Search//Brookina Papers on Economic Activity. 1975. № 1;

Feldstain M. The Effect of Unemploymerj Insurence on Temporal Law of Unemployment // American Economic RevieJ 1978. Vol. 68. № 61;

Clark K., Summers L. Unemployment Insurence and Labq Market Transitions // Workers, Jobs, and Inflation. Washington, 1982.

пишчие подхода, лежащего в основе концепции предложения, от i сйнсианского видения экономики, понимания проблемы безрабо i ицы и подходов к ее решению.

Как известно, Кейнс и его последователи исходили из постоян • i на нормы сбережений, по крайней мере в коротком периоде, пола i дни, что совокупные сбережения следуют за изменениями дохода и • тбо реагируют на изменения процентной ставки, и потому меро приятия налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики, на правленные на стимулирование спроса, не сказываются на значении ) гой переменной. Многочисленные расчеты зависимости между про IU-FITOM и сбережениями, которые проводились с 50-х годов, так и не i могли вынести окончательного вердикта по вопросу о тесноте связи ML'жду этими переменными. Сторонники экономики предложения попытались сказать свое слово в длящихся к тому времени уже более тух десятилетий спорах о виде функции сбережений. В начале 80-х тдов один из сторонников экономики предложения М. Боскин по [ чил результат, согласно которому эластичность чистых частных сбе \ режений по чистому реальному проценту (т.е. проценту, скорректи I» тайному на инфляцию и налоги) весьма значительна и равна 0,4.

|( го же время попытки на основании проделанных расчетов дать про i позы движения нормы сбережений оказались малоуспешными".



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.