авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |

«ИНСТИТУТ Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии ...»

-- [ Страница 19 ] --

агенты принимают решения в рамках и с учетом существующих правил, норм и институтов;

агенты могут ими j тировать правила, которыми руководствуются другие, а также обу ;

чаться и создавать новые правила;

процессы имитации и инноваций ^Nelson R., WinterS Op. cit. P. 18-19.

Марковские процессы характеризуются тем, что каждое последующее состояние зависит только от предыдущего, но не зависит от того, как оно было достигнуто. Большинство попуяяционных процессов — марковские.

Например, численность населения в следующем году зависиттолько отчис шнности и уровня рождаемости в предыдущем.

имеют кумулятивный характер, и последующие шаги зависят от пре дыдущих, при этом возможны случайные события, нарушающие не прерывность;

взаимодействие между агентами происходит обычно в неравновесном состоянии, и результаты этого взаимодействия могут быть удачными или неудачными как в отношении отдельных това ров, так и самих агентов;

процесс изменений, который задают ука занные предпосылки, является недетерминированным, открытым и необратимым.

Ясно, что подобный подход существенно отличается от неоклас сического. Эволюционная экономика стремится преодолеть ограни ченность неоклассики, связанную прежде всего с ориентацией на анализ состояния, предполагающую совершенное знание и отсутст вие неопределенности;

статический подход, который определен за данной системой предпочтений индивидов и производственных функций фирм и который означает отсутствие внутренних стимулов к изменениям;

и принцип максимизации как основной принцип по ведения.

В методологическом плане эволюционная экономика может рас сматриваться как шаг в сторону преодоления разрыва между методо логическим индивидуализмом и холизмом. Если индивидуализм представляет экономические феномены как результат свободного^ выбора субъектов и не принимает во внимание существование об-| ратной связи между индивидом и социальным окружением, а холизм!

рассматривает социальные целостности, оставляя без внимания со-[ зидательную способность индивида, то эволюционная экономика!

стремится рассматривать результаты индивидуального выбора и сис- темного взаимодействия как равнозначные и взаимосвязанные. В ито- ге «рациональный выбор индивидов и давление системы вступают во!

взаимодействие и порождают необратимый динамический процесс| развития»21.

3. Основные направления и дискуссионные вопросы эволюционной экономики Среди направлений исследований в рамках эволюционной зке-| номики сегодня обычно выделяются следующие, Исследование отраслевой структуры — набора правил (рутин), ко- торыми руководствуются фирмы данной отрасли и которые являюi Weise P. Evolution and Self-Organization// Journal of Institutional and | Theoretical Economics. 1996. № 4. P. 716.

ся результатом конкурентного взаимодействия фирм. Процесс есте ственного отбора правил действует на уровне фирм, так что выжива ют те правила поведения, которые лучше всего отвечают внешним условиям. Вопрос, который в связи с этим возникает, касается еди ницы отбора, а именно отбираются фирмы или правила - рутины, которыми эти фирмы руководствуются? В биологии, как известно, отбор осуществляется на уровне организма, эволюция - это процесс, затрагивающий популяцию, а мутация происходит на уровне гена.

Экономисты склонны признать, что отбор происходит как на уровне индивидуального организма — фирмы, так и гена — рутины. Но окон чательного решения здесь пока нет.

Исследование социальных институтов — в данном случае речь идет об эволюции правил социальной организации, т.е. социальных норм и конвенций - как о процессе взаимодействия субъектов. Задача, ко торую ставят перед собой исследователи, состоит в выяснении меха низма формирования норм. Для иллюстрации того, как существова ние нормы может обеспечить более предпочтительный для участни ков результат, чем ее отсутствие, исследователи часто обращаются к теории игр. Хрестоматийным примером является знаменитая дилем ма заключенных, которая показывает, что если существует некая кон иенция - в данном случае отказ отдачи показаний, участники могут прийти к более предпочтительному результату, чем при ее отсутст вии. Возникновение нормы из множества повторяемых ситуаций, превращение ее в часть культуры, т.е. интернализация, — это пробле ма эволюционной теории. И здесь прослеживается аналогия с появ лением нового признака, распространение которого через наследо вание и отбор определяет преимущественное развитие данной попу ляции.

Исследование организации - анализ организаций как сложных структур, к которым относятся прежде всего фирмы и рынки, но так же правительство, министерства и т.д. Подобно индивидам, органи зации обладают ограниченной рациональностью и вырабатывают рутины, позволяющие им успешно действовать в изменяющейся внешней среде. Как и нормы, о которых шла речь выше, эти рутины выполняют функцию экономии знания и уменьшения трансакцион мых издержек. Последняя достигается тем, что поведение участни ков организации, следующих правилам, становится более предсказу емым. Иными словами, рутины облегчают взаимодействие индиви дов в рамках организаций и воплощают в себе накопленное знание.

В связи с этим эволюционная теория занимается целым рядом вопросов, в частности о том, как меняется структура организации по мере накопления знаний о среде и их осмыслении. В ответ на изме| нение ситуации фирма может начать изменения внутри себя, вклю| чая поиск новых организационных, технологических и прочих при!

емов и методов, а может предложить новый продукт, найти ноьы| рынки и новых потребителей своей продукции и т.д. Разумеется, вы| бор типа реакции зависит от оценки трансакционных издержек в :

ловиях несовершенства информации и неопределенности. И эти из держки в данном случае включают, кроме всего прочего, издержк!

поиска нужного партнера, переговоров, обучения партнера и т.д. Есл| речь идет о нововведении, то часто оказывается, что на рынке не «частей», нужных фирме, чтобы из них, пусть и в принципиальн| новой комбинации, «сложить» новый продукт или технологию. Ди намические трансакционные издержки оказываются очень болыш ми. «Внедрение нового знания наиболее экономным способом зани сит от природы нового знания и от существующей на рынке конфи гурации возможностей. Эволюция промышленной структуры янля ется, следовательно, эволюцией организации знаний и возможно тей (способностей)»24. При этом обучаются и изменяются как фиг мы, так и рынок, поскольку фирма-новатор внедряет на него Honq знание, обучая другие фирмы. Фирмы подвергаются отбору во вза* модействии с внешней средой, но и она в свою очередь влияет на npd цесс отбора. Таким образом взаимодействуют процессы отбора фир| и появления новых рутин по мере развития знания. Причем этот щ цесс бесконечный в том смысле, что никогда нельзя сказать, что;

тановилась наилучшая структура отрасли, что выбраны совершенш рутины и отобраны наиболее эффективные фирмы. Более того, в одн и тот же момент могут существовать различные отраслевые струк ры, степень эффективности которых трудно соизмерить.

Кроме уже упоминавшейся проблемы единицы отбора, эволющ| онная экономика занимается и другими проблемами: «частоты», ц висимости от прошлого, нормативной трактовки результатов эволк ции.

Проблема «частоты» связана с самоограничением механизма е| тественного отбора, а именно с тем, что распространение рутин, обе печивающих наибольшую приспособляемость применяющим их фи мам, приводит к тому, что на рынке остаются только фирмы поде ного типа. Если следовать одному из основополагающих принцип^ биологии - где нет разнообразия, нет и развития, - придется nj Langlois R., Everett M. What is Evolutionary Economics? //Evolution!

and Neo-Scbumpeterian Approach to Economics. Boston etc.: KluwerAcad. Putj 1993. P. 29.

G знать, что экономика, в которой все фирмы одинаковы, утрачивает стимулы к развитию. Иными словами, приспособляемость как спо собность данного агента не является абсолютной и неизменной и может ослабляться в силу действия тех же механизмов, которые обес печили эту высокую степень приспособляемости.

Проблема зависимости от прошлого связана со спецификой эво люционных процессов как марковских. Эволюционная экономика полагает, что траектория прошлого развития специфическим обра том задает некий коридор возможных изменений в будущем, причем для каждого последующего момента существенно только то, какова (шла ситуация в предшествующем, а не то, каким образом последняя (шла достигнута. Хрестоматийным примером зависимости от про шлого является принятая система расположения букв на клавиату рах печатающих устройств: независимо оттого, каким образом к ней пришли, важно, что она теперь такова и, несмотря на то что известна (другая система расположения, обеспечивающая при прочих рапных (условиях более высокую скорость печати, отказ от существующей I невозможен, причем с каждым годом он оказывается все менее веро ятным.

Проблема нормативной интерпретации в рамках эволюционного [подхода сводится к вопросу о том, отождествляются ли выживае мость и оптимальность или означает ли эволюция движение от низ ших форм к высшим. Если ответ положителен, то вопрос о любого рода вмешательстве снимается. Хотя подобная позиция в духе I ('пенсера на первый взгляд соответствует эволюционному миро iiii прению, большинство экономистов — сторонников эволюцион | щи о подхода с ней не согласны. Дело в том, что оценка существую сю положения как оптимального может трактоваться какпризна Inin- конечности процесса развития, что противоречит эволюцион ||иму подходу;

кроме того, утверждение, что эволюция ведет к более Ффективным формам, неявно означает стабильность внешних ус опий с тем, чтобы процесс отбора мог завершиться. Более того, |(м 110 показано, что «для объяснения существования некоей струк ч 1 ссылка на ее эффективность не является ни необходимой, ни 1аточной»2'\ Компромисс между эволюционным подходом и вме ельством возможен, если рассматривать последнее не как стрем не реализовать идеальный проект и навязать эволюции некото жесткие рамки, а как поиск лучшего решения из возможных в кретных условиях.

Hodgson G. Evolution and Optimally//The Elgar Companion to Institu m,il and Evolutional Economics. Aldershot, 1994. Vol. I. P. 209.

Последняя из перечисленных проблем напрямую затрагивает очень важный аспект — а именно специфический характер социальной эво люции и влияние на нее сознательно действующего человека, а следо вательно, вопрос о границах применимости идей биологической эво люции в социальных науках вообще и экономике в частности. Ответ на этот вопрос во многом определяет и перспективы развития эволю ционной экономики. Эволюционная экономика является в настоящее время одним из немногих примеров влияния естественнонаучных дис циплин на экономику. Выход за строгие рамки экономической теории в ее ортодоксальной трактовке связан, по-видимому, с трудностями исследования проблемы развития в ее широкой постановке. Насколь ко успешной и оправданной окажется подобная тенденция, сказать пока трудно, но предложенные в рамках эволюционной экономики подходы к решению ряда проблем сами по себе являются инноваци онными моментами в процессе роста экономического знания.

Сегодня есть некоторые основания предположить, что экономи ческая наука, так и не ставшая эволюционной ни в XIX, ни в XX в., может стать таковой в XXI в. Движению в этом направлении будут способствовать процессы, которые можно обозначить как глобали зация в широком смысле, понимаемая не только как расширение ми рового рынка, усиление экономических связей между странами и ре гионами, ускорение процесса обмена экономической информацией и т.д., но и как взаимопроникновение культур, включающее обмен идеями, т.е. все то, что в рамках эволюционного подхода трактуется как рост разнообразия, ведущий к ускорению процесса эволюции.

В такой ситуации эволюционная экономика имеет шансы продемон стрировать - если прибегать к эволюционной терминологии - более высокую степень выживаемости, чем занимающие прочные позиции до сих пор экономические концепции и подходы. Впрочем, следуя логике эволюционизма, мы можем лишь высказывать осторожные догадки относительно результатов этой борьбы.

Рекомендуемая литература The Elgar Companion to Institutional and Evolutionary Economics. Alder sho: Edward Elgar, 1994.

Evolutionary and Neo-Schumpeterian Approach to Economics. Boston et c.:KluwerAcad. Publ., 1993.

MengerC. Problems of Economics and Sociology. Urbana: Univ. of Illinois Press, 1963.

Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory of Economic Change.

Harward Univ. Press, Cambrige, 1982.

• Глава Поведенческая экономическая теория • Общая характеристика • Модель ограниченной рациональности ~ методологическая основа поведенческой теории • Модели переменной рациональности • Поведенческая теория фирмы ~ школа Университета Меллона—Карнеги • Поведенческая теория потребления — Мичиганская школа 1.

Общая характеристика Поведенческая экономическая теория (behavioural economics, psychological economics)1 представляет собой один из исследователь ских подходов, которые считаются альтернативными основному нео классическому течению (mainstream) экономической науки. К пове денческой экономической теории можно отнести совокупность тео рий, описывающих процесс принятия решений в различных облас тях экономики (чаше всего — внутри организаций и фирм, но также и применительно к домашним хозяйствам). Этим она принципиально отличается от неоклассической парадигмы, а также от австрийской школы, для которой важен и интересен не процесс принятия реше ния, а его результат. Поведенческая теория пытается исследовать ре ильное поведение экономических субъектов, что означает гораздо более поверхностный (или, что то же самое, более близкий к реаль ности) уровень анализа по сравнению с основным течением. В то же время необходимо подчеркнуть, что поведенческая теория не огра ничивается чисто описательными методами, а стремится построить обобщенную модель принятия решений.

В неоклассической микроэкономике исходной является рацио нальная модель поведения домохозяйства или фирмы (соответствен но, максимизация полезности или прибыли), а затем результаты (про гнозы) данной модели сопоставляются с реальным поведением. В по Иногда ее называют также бихевиористской, что неточно, так как по рождает ассоциации с бихевиоризмом в психологической науке. Поведен к-ский подход в экономической науке опирается не только на бихевиоризм, но и на другие психологические подходы, веденческой теории презумпции экономической рациональности не существует. Исследователь должен раскрыть «черные ящики» домо хозяйства и фирмы и посмотреть, каким образом осуществляется и них реальный процесс принятия решений, выяснить его закономер ности. Поскольку этот процесс характеризуется значительной слож ностью, то, по мнению представителей поведенческой теории, гос подствует в нем не рациональное, а конвенциональное поседение (т.е. подчиняющееся принятым правилам и условностям).

Отсюда следует, что необходимо отказаться от предпосылок мак симизации полезности или прибыли и заменить их более реалистич ными поведенческими допущениями. Разумеется, приверженцы по веденческой теории отдают себе отчет в том, что без особой необхо димости экономисты не пойдут на пересмотр традиционной неоклас сической микроэкономики. Однако они считают, что если межд\ предсказаниями максимизационной и реалистичной моделей наблю даются существенные расхождения, то менее точная теория (предпо лагается, что это будет неоклассическая микроэкономика) должна уступить место более точной — поведенческой.

Поведенческую или, как ее иногда называют, психологическую экономическую теорию следует отличать от «экономической психо логии», представляющей собой исследование психологическими ме тодами психологических же проблем, возникающих в производствен ной и другой экономической деятельности. Например, стресс, кото рый получает работник на своем рабочем месте, или проблемы вое приятия разных видов рекламы относятся к предмету экономичен кой психологии. Напротив, поведенческая экономическая теория исследует вопросы, относящиеся к предмету исследования экономи ческой науки. Однако методы исследования, которые она использу ет, весьма своеобразны. Поскольку предполагается, что построент поведенческой теории и ее проверка должны осуществляться и xoju эмпирических исследований, то особое внимание уделяется индук тивным методам, идущим от частного к общему. Среди них можн;

выделить следующие:

1) описание конкретного процесса принятия решений в отдель ных фирмах (case studies) без попыток агрегирования;

2) проведение лабораторных экспериментов, в которых испьп мые ставятся в положение, приблизительно соответствующее pea ным условиям принятия решений хозяйственными субъектами (гла ным образом потребителями) - experimental economics;

3) массовые опросы, проливающие свет на причины того или и?

го поведения предпринимателей или потребителей;

4) составление компьютерных программ, имитирующих реальные процессы принятия решений.

Отметим также, что приверженцы поведенческой теории ставят перед собой не только дескриптивные, но и нормативные задачи.

Выяснив примерные алгоритмы решения проблем, которые приме няют участники эксперимента или опрошенные реальные участники хозяйственной деятельности, они строят на их основе компьютерные (грограммьг, а затем проводят «турнир» между этими программами для того, чтобы выявить наилучшую стратегию.

2. Модель ограниченной рациональности — методологическая основа поведенческой теории Признанным основоположником поведенческой экономической теории считается нобелевский лауреат, американский экономист, профессор психологии и информатики Герберт Саймон.

Герберт Саймон родился в 1916 г. По окончании Чикагского уни иерситета преподавал и занимался прикладными экономическим ис следованиями, работал в государственных органах. С 1949 г. его дея тельность была связана с Университетом Карнеги-Меллонав Питтс бурге, где он стал одним из создателей Высшей школы деловой адми нистрации, профессором менеджмента, информатики и психологии.

Исследования Саймона носили междисциплинарный характер и про текали на пересечении психологии, теории информации, теории ор ганизации, теории и компьютерного моделирования принятия реше ний. Его вклад в экономическую науку относится к «теории приня ;

тия решений в деловых организациях», т.е. фирмах. Среди его эконо ^мических трудов выделяются монографии «Административное пове ение» (1947), «Модели человека: социальная и рациональная» (1957), ^Организации» (совместно с Дж. Марчем, 1958 г.). Он со своими со трудниками провел ряд эмпирических исследований того, как реаль но протекает процесс принятия решений в фирмах, дал этим иссле дованиям первое теоретическое оформление и, наконец, разработал • основе этой теории нормативные алгоритмы принятия «правиль l a ных» решений. В дальнейшем центральным направлением исследо иниий Саймона стали проблемы искусственного интеллекта и ком пьютерного моделирования. В 1969 г. вышла его книга «Науки об ис кусственном» (издана на русском языке в 1972 г.), а в 1972 г. - фунда ментальное исследование «Как люди решают проблемы» (совместно с Ньюэллом).

21 Ис гория экономических учений В 1978 г. Саймону была присуждена Нобелевская премия по эко номике «за новаторское исследование процесса принятия решений в рамках экономических организаций».

В процессе своих исследований Саймон создал обобщенную мо дель экономического поведения, которая получила название теории ограниченной рациональности (bounded rationality). Отправной точ кой для Саймона послужила необходимость пересмотреть нереалис тическую предпосылку полной информации, используемую в нео классической теории. Для того чтобы максимизировать полезность или прибыль, экономическому субъекту просто не хватает счетных способностей. Проблема саймоновского субъекта состоит не столь ко в том, что у него мало информации, сколько в том, что ее слишком много относительно возможностей ее обработки. Процесс принятия решений в модели Саймона можно описать двумя главными поняти ями — поиска и принятия удовлетворительного варианта (satisficmg).

Вопреки неоклассической теории, у человека с его ограниченны ми информационными и счетными возможностями, по мнению Сай мона, не может быть всеобъемлющей функции полезности, которая позволила бы сравнить разнородные альтернативы2. Эта функция, по мнению Саймона, имеет всего два {0, 1} или три {—1, 0, 1} значения, где 1 обозначает удовлетворительный вариант, —1 — неудовлетвори тельный, а 0 — безразличный.

В результате хозяйственный субъект поступает следующим обра зом: поиск вариантов ведется до тех пор, пока не будет найден пер вый приемлемый (удовлетворительный) вариант, а затем прекраща ется. Приемлемость или неприемлемость варианта каждый опреде ляет для себя сам. Саймон характеризует этот процесс с помощью за имствованной из психологической науки категории «уровня притя заний». Концепция уровня притязаний предполагает, что Й каждый момент времени у человека есть некоторое представление о том, на что он может (имеет право) рассчитывать. Уровень притязаний - это как бы висящая перед человеком планка, которую он собирается пе репрыгнуть. Планка установлена не слишком низко — то, что черес чур просто, не приносит удовлетворения, и не слишком высоко - че ловек склонен ставить перед собой только в принципе разрешимые задачи. Уровень притязаний не является застывшим, планка все вре мя сдвигается в зависимости от результатов последнего прыжка. Если он был успешным, уровень притязаний поднимается вверх — человек ставит себе более высокую цель. В случае неудачи уровень притяза ний опускается, поскольку человек начинает более критично отно См.: Simon H. Rational Decision — Making in Business Organizations P. 285.

64S ситься к своим способностям. Вариант считается удовлетворитель ным, если он позволяет человеку преодолеть планку — уровень при тязаний.

Легко заметить, что выбор удовлетворительного варианта требу ет от экономического субъекта гораздо меньшей информированнос ти и счетного искусства, чем в неоклассической модели. Ему уже не надо иметь точную информацию об исходе данного варианта и срав нивать его с исходами альтернативных вариантов в рамках общей функции полезности. Достаточно смутного интуитивного представ ления о том, что данный вариант выше или ниже приемлемого уров ня. При этом сравнивать варианты между собой вообще нет необхо димости. Ситуация усложняется, когда у субъекта достаточно много времени для принятия решения. Тогда он может отобрать не только первый, но и все остальные удовлетворительные варианты, а затем, если их много, поднять планку уровня притязаний и повторить про цедуру.

Вместе с тем, хотя концепция ограниченной рациональности на много «конкретнее» неоклассической максимизации, она достаточ но обша и абстрактна для того, чтобы применить ее к широкому кру гу явлений. Поэтому до сих пор она остается единственной в эконо мической теории формальной моделью человеческого поведения, альтернативной максимизации полезности и прибыли, хотя ее при менение на практике требует сложных формул и вычислений.

Правда, представители неоклассической микроэкономики (в ча стности, Дж. Стиглер) возражают, что теория ограниченной рацио нальности — это та же максимизация при учете издержек на получе ние и переработку информации. Но поскольку эти «расчеты» идут подсознательно, то моделировать процесс принятия решений с их по мощью нельзя.

Модель «ограниченной рациональности» применяется в норма тивных рекомендациях и даже в компьютерных программах, теории | разработки которых Саймон отдал много сил.

Противники теории «ограниченной рациональности» часто вы | двигают следующий аргумент: в отличие от максимизационной мо дели она не дает однозначных и устойчивых предсказаний экономи ческого поведения. Американский экономист Роналд Хайнер дока Ситуация значительно усложняется, если предположить, что на отбор илрианта дается определенный отрезок времени. В этом случае субъекту, j иполне возможно, придется выбирать между несколькими удовлетворитель j мыми вариантами, а тогда уже без непосредственного сопоставления их не | обойтись.

Баз зывает, что дело обстоит прямо противоположным образом. Суб*, кт традиционной неоклассической микроэкономики должен адек е ватно реагировать на любое, даже самое незначительное, изменение окружающих условий, которое необходимо учесть для того, чтобы достичь оптимума. Следовательно, его поведение обладает абсолют ной гибкостью, и надежно предсказать его даже на самый краткий отрезок времени невозможно. Реальные же люди для того, чтобы с максимальной надежностью ориентироваться в условиях неопреде ленности, располагают готовым набором правил поведения, причем ле универсальных, а применимых к наиболее часто встречающимся в экономической жизни ситуациям. В ряде случаев отклонения от этих правил могли бы быть выгодны, но в силу неопределенности среды установить правильный момент для отклонения не представляется возможным. Легко заметить, что речь здесь идет о выборе удовлетво рительного варианта по Саймону. Поскольку набор этих правил ог раничен, то поведение людей, придерживающихся их, в условиях не определенности предсказать легче, чем непрерывные скачки, кото рые предписываются оптимизационной моделью. Мало того: оказы вается, что в сложных ситуациях следование правилам удовлетвори тельного выбора выгоднее, чем попытки глобальной оптимизации 5.

Согласно теориям Саймона и Хайнера и других, человек просто никак не реагирует на новую поступающую к нему информацию, хотя к случае удачи он мог бы получить дополнительную выгоду. Выбор субъекта в итоге оказывается относительно независимым от конкрет ной ситуации и в значительной мере определяется заранее заданным правилом поведения. Эта модель объясняет часто встречающуюся в хозяйственной жизни относительную негибкость поведения и фено мен «порогов»: поведение меняется лишь тогда, когда внешний раз дражитель превышает некоторую пороговую величину.

Рациональность, описываемую в теориях Саймона, Хайнера и других, можно считать ограниченной лишь относительно формаль HeinerR. The Origin of Predictable Behavior//American Economic Review.

1983. № 4. P. 560-593.

Автор приводит аналогию с кубиком Рубика, Кубик может находиться • в 43 млрд возможных позиций и для каждой существует свой способ макси- ] мально быстро дойти до цели. Однако все «знатоки» собирают кубик, поль- i зуясь небольшим набором алгоритмов, практически не зависящих от исход-{ ной позиции. Такой путь заведомо неоптимален, но, тем не менее, быстрее] всего приводит к цели. (Знание этих алгоритмов можно считать оптималь- кым объемом информации с точки зрения теории поиска, о чем говорилось' пыше, но Хайнер последовательно остается в рамках парадигмы ограничен-;

ной рациональности ) ного, максимизационного критерия. Вто же время описываемая ими модель принятия решений полностью соответствует более широким критериям рациональности, распространяющимся не только на ре )ультаты действия, но и на процесс принятия решений.

Интересное дополнение теории ограниченной рациональности с помощью экспериментальных исследований предпринял немецкий жономист, лауреат Нобелевской премии Райнхард Зельтен6. На осно не лабораторных экспериментов Зельтен разработал модель принятия решений, состоящую из трех уровней: привычки, воображения и ло гического рассуждения. На каждом из этих уровней может возникнуть свое решение проблемы. Столкнувшись с проблемой выбора, субъект может ограничиться низшим уровнем - поступить по привычке, под ключить воображение и, наконец, использовать все три уровня. Если каждый из уровней предлагает свой вариант решения, то окончатель ный выбор падет на один из них, причем не обязательно на тот, кото рый выработан на высшем из задействованных уровней.

3. Модели переменной рациональности Еще одна разновидность теории ограниченной рациональности трактует степень рациональности экономического субъекта не как фиксированную, а как переменную: человек, в зависимости от об стоятельств, ведет себя более или менее обдуманно и расчетливо7.

Идея переменной рациональности существовала в экономической теории достаточно давно8. Наиболее известна из современных тео рий этого рода концепция гарвардского профессора Харви Лайбен См,: Selten R. Bounded Rationality // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 1990. Vol. 146. P. 651-653.

Понятно, что, говоря о переменной рациональности, мы имеем в виду рациональность в общем широком понимании. Экономическая же рацио нальность, тождественная максимизации целевой функции, по определению не можетбыть переменной. В данном случае ее можно представить как верх ний предел, к которому асимптотически стремится переменная рациональ ность в случае максимальных затрат мыслительной энергии.

«До известного пункта выгода, получаемая нами благодаря старатель ному расчету, может превышать соединяющуюся с ним затрату умственной жергии, и в такой мере затрата эта оказывается рациональной с хозяйст венной точки зрения. Но за указанными пределами расчетливость начинает приводить уже к результатам совершенно противоположным... в делах важ ных и крупных расчет должен быть очень точным, в делах средней важности oir должен быть умеренно точным, в бесчисленной массе мелочей обыден ной хозяйственной жизни он должен быть очень поверхностным* (Бём-Ба иерк Е. Основы теории ценности хозяйственных благ // Австрийская школа и политической экономии. М., 1992. С. 338).

стайна. Согласно Лайбенстайну, степень рациональности (продума« ности) человеческого поведения зависит от двух сил. Физиологичес!

кая, животная природа человека требует от него экономить мысли| тельную энергию и душевные силы. Чем более продуманным буде решение, тем больше труда и связанных с ним неприятностей досча!

вит экономическому субъекту процесс его принятия. Не случай»!

люди, располагающие достаточными средствами, стремятся перело-] жить груз необходимых подсчетов и рассуждений на профессионала- ] консультанта, часто щедро оплачивая его услуги. Таким образом, если| бы поведение человека определялось только его физиологической] природой, оно было бы минимально рациональным.

Однако на практике этого не происходит, и причина тому - об щественная природа человека, стандарты и нормы, которые стави| перед ним общество. Эти требования отчасти интериоризируются ощущаются человеком как свои собственные, отчасти же действу!

ют как внешние ограничители его поведения, В обоих случаях о| человека требуются большие затраты физических и умственных сил в обществе более продуманное, рациональное поведение всегд пользуется большим уважением и приносит человеку большее удоа| летворение. Таким образом, в реальной жизни происходит конфли* возвышенных стремлений и общественных (групповых) норм пс ведения с физиологическими потребностями человека и его стрем!

лением к экономии сил. В результате достигается некоторая опти| мальная для душевного комфорта индивида степень рациональное!

ти, с которой он решает хозяйственные вопросы и которая, естс| ственно, далека от абсолютной рациональности, предусматривав!

мой оптимизационной моделью. Работая в фирме, он в первую оче| редь стремится именно к оптимальному комфорту. Отсюда следует^ что, поскольку трудовой контракт не может полностью регламен| тировать поведение работника на рабочем месте, никакая фирма!

Leibenstein H. Beyond the Economic Men. Cambridge (Mass.), 1976.

К примеру, человек может не ломать голову над тем, как ему распоря диться своими доходами, но если в результате он не сможет вовремя внес квартирную плату, его ждут неприятности — это внешнее ограничение. Есл же «протестантская этика» не позволяет ему быть праздным, то речь идеи интернализированной норме.

Что касается техники анализа, то Лайбенстайн использует an парат кри вых безразличия, показывающих зависимость душевного комфорта инди вида от двух переменных: степени рациональности и силы давления изш (зависимость в обоих случаях обратная) (см.: Автономов B.C. Эволюция кон цепции экономического субъекта в буржуазной политической экономии, Экономика и математические методы. 1985. № 2. С. 232-233).

принципе не способна полностью использовать интеллектуальный потенциал своих работников и достичь максимальной эффектив ности — максимизации прибыли. Она не находится на внешней гра шще своих производственных возможностей. Это явление, прису щее любой экономической системе, Лайбенстайн назвал «А'-неэф ||)СКТИВНОСТЬЮ».

Понятие А1 неэффективности имеет смысл только в сопоставле нии с оптимальным уровнем, присущим системе общего равновесия и условиях полной и бесплатной информации11, так что Лайбенстайн иг отходит здесь слишком далеко от основного течения. (На этом ос нпиании составитель двухтомной антологии поведенческой экономи ческой теории П. Эрл назвал его концепцию «псевдоповеденчес кой»13.) Концепция Лайбенстайна упускает из виду, что максимиза ция работниками фирмы своей личной целевой функции, включаю щей в себя приятное времяпровождение на рабочем месте, может счи |.иъся проявлением неэффективности только в том случае, если ма к-риальные блага мы всегда ценим выше досуга, что не соответствует 'и-йствительности14.

В рамках поведенческого направления можно выделить несколь i о наиболее известных, в большой степени самостоятельных школ.

It порядке старшинства и значения начать следует со школы, сложив йся в Питтсбурге вокруг Университета Меллона—Карнеги и лично Ь-рберта Саймона.

4. Поведенческая теория фирмы — школа Университета Меллона—Карнеги Главным приложением теорий поведенческой школы Меллона— К,|рнеги стала теория фирмы. Напомним, что традиционная неоклас пческая теория рассматривает фирму как абстрактный условный пььект, который не должен вызывать каких-либо неуместных ассо циаций с «реальными» компаниями и представляет собой «индиви дуальный центр принятия решений, задачей которого является лишь приспособление выпуска и цен одного или двух воображаемых про При этом Лайбенстайн однозначно связывает оптимальный уровень с |, мпкеимальным выпуском продукции, хотя ему следовало бы. учесть и удо Нольствие, получаемое нерадивыми работниками от приятного пребывания Л рабочем месте (см.: LoasbyB. Choice, Complexity, and Ignorence. Cambridge, И ll7i. P. 119).

" См.: Behavioural Economics. Vol. II. P. 12.

См.: LoasbyB. Choice, Complexity, and Ignorence. Cambridge, 1976, P. 119.

дуктов к простейшим воображаемым изменениям в данных». Реше ния этого центра преследуют цель максимизировать прибыль и при нимаются на основе полной информации и о спросе, и о производст венных возможностях фирмы. Таким образом, фирма здесь представ ляет собой всего лишь разновидность экономического человека — рационального максимизатора16. Традиционная неоклассическая те ория фирмы не предполагает существования фирмы как особого об щественного института и даже как группы людей, у каждого из кото рых могут быть особые интересы17.

Школа Карнеги—Меллона также не проявляет интереса к фирме как институту, но стремится раскрыть особенности реального про цесса принятия решений в экономических организациях.

Согласно поведенческой теории, фирмы и другие организации принимают не оптимальное, но удовлетворительное решение (было бы странно, если бы группа ограниченно рациональных лиц прояв лялабы «безграничную» максимизационнуюрациональность), одна ко речь идет о решении исходной (сложной), а не упрошенной (как в неоклассической теории) задачи18. Кроме того, организации борют ся со сложностью окружающего их мира, заменяя абстрактную, гло бальную цель (такую, как максимизация прибыли) более конкретны ми подцелями (subgoals), достижение которых действительно можно контролировать. Наконец, третий прием состоит в том, чтобы разде лить сложную задачу принятия решений между несколькими специ алистами, координируя их работу горизонтальными и вертикальны ми связями. Эти идеи были изложены Саймоном в его монографии «Административное поведение»19. В дальнейшем в их духе были про ведены широкие эмпирические исследования, теоретическое осмыс и Machlup F. Essays in Economic Semantics Englewood Cliffs, 1963. P 261.

См. также: Махлуп Ф. Теории фирмы: маржиналистские, бихевиористские и управленческие//Теория фирмы. Сост. и ред. В.М. Гальперин. СПб., 1995.

С. 83.

С одним исключением: маржиналистский потребитель может предпо честь приращению дохода дополнительный отдых. Фирма или человек, ее олицетворяющий, такой возможности не имеет: для нее доход превыше все го (см.: ScitovskyT. A Note of Profit Maximization and its Implications//Review Economic Studies. J943. Vol. П. P. 57-66).

Подробнее о модели человека в различных теориях фирмы см: Авто номов B.C. Человек в зеркале экономической теории. С. 94—102 Глубокий и подробный разбор менеджеристских теорий фирмы, представляющих собой, отдельное направление наряду с неоклассическими и поведенческими см.:| Кочеврин Ю.Б. Эволюция менеджеризма: опыт политико-экономического анализа. М., 1985. Гл. 5.

ls Cyert R., March J. Op. cit. P. 78-80.

Simon R. Administrative Behavior N.Y., 1947.

ление которых содержится в книге коллег Саймона: Р. Сайерта и Дж.

Марча «Поведенческая теория фирмы» (1963), которая до сих пор со храняет важное теоретическое значение и является своего рода «биб лией» данного теоретического направления.

Сайерт и Марч применили в этой работе метод «case studies»: ана лиз документов, глубокие интервью и прямые наблюдения за про цессом принятия решений в нескольких крупных фирмах.

Авторы рассматривают фирму как коалицию индивидов и под разделений. При этом не существует человека (предпринимателя) или [руппы людей, которые могли бы навязать свою волю всем осталь ным, контролируя и стимулируя их2С1. Поэтому различные цели, ко i орых добиваются разные подразделения фирмы, вовсе не обязатель но должны интегрироваться в одну общую цель. Перечень этих пока зателей, на которые, согласно Сайерту и Марчу, ориентируется фир ма, выглядит следующим образом:

1) объем производства — заинтересован отдел производства;

2) уровень запасов — заинтересованы отделы запасов и производ ства;

3) уровень продаж — заинтересовано высшее руководство и отдел продаж;

4) доля рынка — заинтересовано высшее руководство и отдел про даж;

5) величина и норма прибыли — заинтересованы отдел капита ловложений, высшее руководство и акционеры.

Для каждого из показателей необходимо добиваться не макси мального, а определенного целевого (на саймоновском языке — удов летворительного) уровня. Ограниченная рациональность участников коалиции не дает им возможности удерживать в поле зрения все про блемы и согласовывать их оптимальным образом. На практике дело обстоит так, что в центре внимания оказывается то одна, то другая из возможных целей, которые часто даже противоречат друг другу. Со (лветственно, между отдельными подразделениями фирмы идет торг.

С другой стороны, в организациях, существующих достаточно долго, складывается свой набор формальных и неформальных процедур, которые играют роль прецедента в судебной практике и способству ют стабильности целей организации. Коалиционное соглашение из меняется сравнительно редко, в основном тогда, когда уровни при тязаний различных участников фирмы со временем сдвигаются.

Ограниченная рациональность и отсутствие единоличной ответ ственности порождают и своеобразное явление, которое Сайерт и Марч Cyert R., March J. A Behavioral Theory of the Firm. Englewood Cliffs. 1963.

I! 27-28.

G назвали организационной расслабленностью (organizational slack,, свойственной большим коалиционным организациям. Проявляется она в том, что некоторые члены коалиции получают больше, чем ми нимум, необходимый для того, чтобы удержать их п организации: за вышается зарплата, лишние привилегии получают управляющие;

бы стрее, чем это действительно нужно, растет бюрократический аппарат и т.д. Это означает, что организация заведомо не может максимизиро вать прибыль, так как факторы производства оплачиваются не по их предельной производительности, а выше. Однако организационная расслабленность имеет и свои положительные стороны. Во-первых, она позволяет фирме одновременно придерживаться нескольких, не пол ностью совместимых целей, о чем было сказано выше.. Во-вторых, в неблагоприятных условиях фирме как бы есть на чем экономить: за винчивание гаек в этом случае не приведет к уходу работников и поте ре клиентов, что очень важно для ее жизнеспособности.

Что же касается процесса сбора и обработки информации в рам ках фирмы, то исследование Сайерта и Марча (основанное, напом ним, на изучении практической деятельности американских компа ний) пришло к следующим выводам. Поиск информации предпри нимается фирмой не регулярно, а скорее как исключение. Он осуще ствляется в тех случаях, когда в изменившихся-внешних условиях дей ствующие организационные решения доказали свою неэффектив ность21. Новые варианты поведения фирмы сравниваются не между собой, как предполагает неоклассическая теория, а с действующими решениями, а также оцениваются с точки зрения соответствия неко торым важнейшим параметрам (их не более полудюжины, главным является наличие в бюджете организации необходимых средств для осуществления проекта). Таким образом, эта процедура полностью соответствует саймоновской гипотезе ограниченной рациональнос ти - поиску и выбору удовлетворительного решения.

В целом процесс организационного выбора в поведенческой мо дели Сайерта и Марча выглядит следующим образом. Фирма осуще ствляет: 1) прогноз спроса на свою продукцию;

2) прогноз поведения конкурентов;

3) оценку издержек;

4) формулирует цели из приведен-;

ного выше набора. Затем составляется план действий и происходит • его оценка на соответствие целевым уровням показателей. Если план ' проходит этот тест, его принимают. Если нет, то корректируются, где :

можно, прогнозы, уточняются цели и в результате составляется но вый план, который вновь проходит ту же процедуру.

Cyert R., March J. Op. cit. P. 78.

Ibid. P.'78-80.

5. Поведенческая теория потребления — Мичиганская школа В отличие от школы Карнеги—Меллона, которая исследовала по ведение фирм на микроуровне, Мичиганская школа поселенческих исследований сосредоточила свое внимание главным образом на по ведении потребителей на макроуровне. Ее теоретические концепции сформулированы в трудах ее основателя, американского экономиста венгерского происхождения Дж. Катоны 21. Катона делит все потреби i ел ьские расход ы и сбереже н ия на обя зательн ы е (контра ктн ы е) и н ео бизательные (дискреционные). Главный теоретический интерес пред (лавляют дискреционные виды покупок (к ним относятся, в частнос |ц, покупки товаров длительного пользования) и сбережения. Реше ния по их поводу принимаются относительно редко, и на них влияют i [с только объективные факторы (доходы, процент по потребительско му кредиту), но и совокупность психологических переменных, кото рые Катона назвал промежуточными (intermediate) в том смысле, что лея кое воздействие объективных экономических факторов на потреб ление и сбережение идет лишь через них. К этим переменным отно сятся мнения, ожидания, настроения, притязания — все необходимое для того, чтобы объективная покупательная способность человека во плотилась в реальные покупки. Катона и его последователи стремятся объяснить главным образом макроэкономические процессы. Поэто му состояние промежуточных психологических переменных Мичиган ская школа измеряет с помощью массовых опросов, результаты кото рых подытоживает «индекс потребительских настроений» 24.

В традиционной макроэкономической теории потребления (на чиная с Кейнса) промежуточные переменные не учитывались и по i ребительские расходы рассматривались непосредственно как функ " См.: Katona G. The Powerful Consumer. N.Y., 1960;

Psychological Economics. N.Y., 1975.

Этот индекс был создан под руководством Катоны и с 1952 г. применя ется в регулярных опросах Института социальных исследований Мичиган ского университета. Величина индекса определяется как средняя арифме тическая из долей положительных ответов опрашиваемой выборки на пять нопросов, касающихся финансового положения семьи в настоящий момент по сравнению с прошлым годом и на следующий год;

перспектив экономи ческого положения страны через год и через пять лет («лучше или хуже?»), а шкже условий, сложившихся для покупок товаров длительного пользова ния («Хорошее ли сейчас для этого время?»). Аналогичные индексы созда ны и применяются во многих странах, в том числе в России (см.: Индекс потребительских настроений: технология, мониторинг, результаты. Матери илы международной конференции. М., 1997).

ция доходов, а также ставок процента и других «объективных» пере менных. Катона считает недопустимым такое «спрямление» логиче ской цепочки, прежде всего потому, что на промежуточные перемен ные, а через них — на дискреционные потребительские расходы поз действуют не только экономические, но и политические (войны, вы боры) и другие факторы. Кроме того, что еще важнее, лишь от внут реннего состояния человека, которое и измеряют внутренние пере менные, зависит, какой вес он придает тому или иному внешнему фактору. Массовые волны оптимизма или пессимизма могут побу дить потребителей действовать, казалось бы, вопреки разумным рас четам. В результате возникают ярко выраженные циклические коле бания потребительских расходов на товары длительного пользова ния". Для Мичиганской школы также характерна эмпирическая на правленность исследований, Данные о потребительских настроени ях используются в прогнозировании, в том числе в системе цикличе ских индикаторов Национального бюро экономических исследова ний США и во многих других странах.

Рекомендуемая литература Саймон ГА. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS: теория и история экономических и социальных инсти тутов и систем. 1993. Вып. 3. С. 16—38.

Саймон Г.А. Теория принятия решений в экономической науке и на уке о поведении // Теория фирмы / Под. ред. В.М. Гальперина.

СПб.: Экономическая школа, 1995. С. 54—72.

Лайбенстайн X. Аллокативная эффективность в сравнении с «ЛГ-эф фектипностью» // Теория фирмы / Под. ред. В.М. Гальперина.

СПб.: Экономическая школа, 1995. С. 477—506.

Махлуп Ф. Теории фирмы: маржиналистские, бихэвиористские и управленческие // Теория фирмы. Под. ред. В.М. Гальперина, СПб.: Экономическая школа, 1995. С. 73-93.

Автономов B.C. Человек в зеркале экономической теории // М.: На-, ука, 1993. Гл. 2, §4. Гл. 3, § 2, 3.

Нобелевские лауреаты по экономике: библиографический словарь.) М., 1994. С. 102-107.

Стерлин А.Р., Тулин И.В. Стратегическое планирование в промыш ленных корпорациях США. М.: Наука, 1990. Гл. 1.

См.: Механизм экономического цикла в США. М., 1978. Гл 12;

Эко-| номический цикл в США, 70-е — начало 80-х годов. М., 1981 Гл. 13.

Глава Новая институциональная теория • Методологические особенности и структура новой институциональной теории О Права собственности, трансащионные издержки, контрактные отношения Q Теорема Коуза О Теория экономических организаций • Экономика права • Теория общественного выбора Неудовлетворенность традиционной экономической теорией, уделявшей слишком мало внимания институциональной среде, в ко юрой действуют экономические агенты, привела к возникновению повой школы, выступившей под общим именем «новая институцио нальная теория».

Такое обозначение может породить ошибочное представление о ее родстве со «старым» институционализмом Т. Веблена, Дж. Ком монса, Дж, Гэлбрейта. Однако совпадения здесь скорее чисто терми нологические (например, понятие «сделки» (transaction) является исходной единицей анализа как для Дж. Коммонса, так и для «но лых» институционалистов). В действительности корни новой и ин ституциональной теории уходят в неоклассическую традицию.

Она известна также под множеством иных названий: неоинсти 1уционализм (т.е. течение, оперирующее понятием института с но мых, отличных от «старого» институционализма позиций);

трансак ционная экономика (т.е. подход, изучающий трансакции (сделки) и связанные с ними издержки);

экономическая теория права собствен ности (поскольку права собственности выступают в качестве важней шего и весьма специфического понятия данной школы), контракт ный подход (поскольку любые организации, от фирмы догосударст иа, понимаются как сложная сеть явных и неявных контрактов).

Первая статья, положившая начало этому направлению, — «При рода фирмы» Р. Коуза — была опубликована еще в 1937 г. Но вплоть до i средины 1970-х годов она оставалась на периферии экономической илуки и лишь в последние десятилетия стала выдвигаться на перед ний план. С этого времени новая институциональная теория начи i глет осознаваться как особое течение экономической мысли, отлич ное как от неоклассической ортодоксии, так и от различных неорто доксальных концепции. На первых порах она разрабатывалась почти исключительно в США. В 1980-е годы в этот процесс включились за G падно, а с начала 1980-х годов и восточноевропейские экономиста!.


Признание заслуг нового направления выразилось в присуждении Нобелевской премии по экономике двум его виднейшим представи телям — Рональду Коузу (1991) и Дугласу Норту (1993).

1. Методологические особенности и структура новой институциональной теории Неоинституционализм исходит из двух общих установок. Во-пер вых, что социальные институты имеют значение (institutions matter) и, во-вторых, что они поддаются анализу с помощью стандартных инструментов экономической теории. Совмещение подобных пред ставлений встречалось в истории экономической мысли нечасто.

Наиболее прочно неоинституционализм связан с неоклассичес кой теорией, от которой он ведет свое происхождение. На рубеже,| 1950—60-х годов экономисты-неоклассики осознали, что понятия и методы микроэкономики имеют более широкую сферу применения, чем предполагалось ранее. Они начали использовать этот аппарат для изучения таких внерыночных явлений, как расовая дискриминация, образование, охрана здоровья, брак, преступность, парламентские выборы, лоббизм и др. Это проникновение в смежные социальные дисциплины получило название «экономического империализма»

(ведущий теоретик — Г. Беккер). Привычные понятия - максимиза ция, равновесие, эффективность - стали прилагаться к несравненно более широкому кругу явлений, которые прежде входили в компе тенцию других наук об обществе.

Неоинституционализм — одно из наиболее ярких проявлений это^ общей тенденции. Его «вторжение» в сферу правоведения, истории l организационной теории означало перенос техники микроэконом и!

ческого анализа на разнообразные социальные институты. Однако вьм привычных рамок стандартные неоклассические схемы сами начал!] испытывать изменения и приобретать новый облик. Так происходи] ло зарождение неоинституцйонального направления.

Как известно, ядро неоклассической теории составляет модель ра| ционального выбора в условиях заданного набора ограничений. Нес институционализм принимает эту модель как базовую, однако осва бождает ее от целого ряда вспомогательных предпосылок, которым!| она обычно сопровождалась, и обогащает ее новым содержанием.

Какие же сходства и различия здесь обнаруживаются?

Прежде всего неоинституционалисты критикуют традици он ну* неоклассическую теорию за отступления от принципа «методологи^ ческого индивидуализма». Согласно этому принципу, реально дейст иующими «актерами» социального процесса признаются не группы 1пи организации, а индивиды. Никакие коллективные общности (на пример, фирма или государство) не обладают самостоятельным су ществованием, отдельным от составляющих их членон. Все они под iсжат объяснению с точки зрения целенаправленного поведения ин ишидуальных агентов.

Благодаря последовательно проводимому принципу методологи ческого индивидуализма перед новой институциональной теорией и гкрьшается новый, более глубокий пласт экономической реальнос [Ц. Она спускается на уровень ниже, чем тот, на котором останавли вался традиционный микроэкономический анализ. В центре ее вни м.шия оказываются отношения, складывающиеся внутри экономи ческих организаций, тогда как в неоклассической теории фирмы и фугие организации рассматривались просто как «черный ящик», ипутрь которого она не заглядывала. В этом смысле подход новой институциональной теории может быть охарактеризован как микро микроэкономический.

Стандартная неоклассическая теория знала два вида ограничений:

физические, порожденные редкостью ресурсов, и технологические, iсражающие уровень знаний и практического мастерства экономи ческих агентов (т.е. степень искусности, с какой они превращают ис ходные ресурсы в конечную продукцию). При этом она отвлекалась m особенностей институциональной среды и издержек по обслужи II ишю сделок, считая, что все ресурсы распределены и находятся в •мстной собственности, что права собственников четко разграниче ны и надежно защищены, что имеется совершенная информация и.тсолютная подвижность ресурсов и т.д.

Неоинституционалисты вводят еще один класс ограничений, условленных институциональной структурой общества, также су ющих поле индивидуального выбора. Они отказываются от все можных упрощающих предпосылок, подчеркивая, что экономи кие агенты действуют в мире высоких трансакционных издержек, хо определенных прав собственности и ненадежных контрактов, Ире, полном риска и неопределенности.

Кроме того, предлагается более реалистическое описание самого цесса принятия решений. Стандартная неоклассическая модель юражает человека как существо гиперрациональное. Неоинститу шальный подход отличается большей трезвостью. Это находит |. фажсние в двух его важнейших поведенческих предпосылках- ог р.шиченной рациональности и оппортунистическом поведении.

Первая отражает факт ограниченности человеческого интеллею та. Знания, которыми располагает человек, всегда неполны, его счет ные и прогностические способности далеко не беспредельны, совер шение логических операций требует от него времени и усилий. Од ним словом, информация — ресурс дорогостоящий. Из-за этого аген ты вынуждены останавливаться не на оптимальных решениях, а на тех, что кажутся им приемлемыми исходя из имеющейся у них огра ниченной информации. Их рациональность будет выражаться в стремлении экономить не только на материальных затратах, но и на своих интеллектуальных усилиях. При прочих равных условиях они будут предпочитать решения, предъявляющие меньше требований к их предсказательным и счетным возможностям.

Оппортунистическое поведение определяется О. Уильямсоном, который ввел это понятие в научный оборот, как «преследования соб ственного интереса, доходящее до вероломства» (self-interest-seeking with-guile). Речь идет о любых формах нарушения взятых на себя обя зательств, например уклонении от условий контракта. Индивиды, максимизирующие полезность, будут вести себя оппортунистически (скажем, предоставлять услуги меньшего объема и худшего качест ва), когда это сулит им прибыль. В неоклассической теории для оп портунистического поведения не находилось места, поскольку обла дание совершенной информацией исключает его возможность.

Значительная часть институтов — традиций, обычаев, правовых норм — призвана уменьшать негативные последствия ограниченной рациональности и оппортунистического поведения. Как подчерки вает О. Уильямсон, в социальных институтах нуждаются ограничен но разумные существа небезупречной нравственности. При отсутст вии проблем ограниченной рациональности и оппортунистического поведения потребность во многих институтах попросту бы отпала.

По-иному формулирует новая школа и задачи нормативного ана лиза. В ортодоксальной неоклассической теории при опенке реально действующих экономических механизмов за точку отсчета принима лась модель совершенной конкуренции. Отклонения от оптималь ных свойств этой модели расценивались как «провалы рынка», а на дежды на их устранение возлагались на государство. Неявно предпо лагалось, что оно обладает всей полнотой информации и в отличие от индивидуальных агентов действует без трений.

Новая институциональная теория отвергает подобный подход.

Привычку сравнивать реальные, но несовершенные институты с со вершенным, но недостижимым идеальным образцом Г. Демсец окре стил «экономикой нирваны». Оценки действующих институтов долж-i ны исходить из сопоставлений не с некими воображаемыми конст рукциями, ас альтернативами, осуществимыми на практике. Норма тивный анализ, настаивают неоинституционалисты, должен вестись и сравнительно-институциональной перспективе. Такая смена точки отсчета неизбежно ведет к переоценке многих традиционных форм государственного вмешательства в экономику.

Новая институциональная теория преодолевает многие ограни чения, присущие традиционным неоклассическим моделям, и одно временно распространяет принципы микроэкономического анализа на сферы, которые ранее считались вотчиной марксизма и «старого»

институционалиэма. Это дает основание некоторым авторам опреде лять ее как обобщенную неоклассическую теорию.

Однако сегодня многие ведущие теоретики неоинституционализ ма склонны расценивать его как революцию в экономической мыс ли. Они видят в нем конкурирующую теоретическую систему, полно стью несовместимую с неоклассической ортодоксией и способную в перспективе ее заменить. Такова позиция Р. Коуза, О. Уильямсона, многих других авторов. Правда, разделяют ее далеко не все. Так, Р. По знер считает подобную оценку завышенной: в экономическом ана лизе институтов он усматривает просто приложение «нормальной* микроэкономической теории.

Какая из двух означенных тенденций возьмет верх, сказать труд но. Пока можно лишь констатировать, что теоретическое самоопре деление нового направления еще не завершено.

Переходя к рассмотрению структуры новой институциональной теории, нужно сразу сказать, что она никогда не отличалась внутрен ней однородностью. Между ее отдельными ветвями обнаруживаются не только терминологические, но и серьезные концептуальные рас хождения. В тоже время значение этих расхождений не следует пере оценивать. Сегодня неоинституционализм предстает как целое семей ство походов, объединенных несколькими общими идеями.

Один из его ведущих теоретиков — О. Уильямсон предложил сле дующую классификацию. Неоклассической доктрине, по его мнению, присуща не контрактная, а преимущественно технологическая ориен тация. Предполагается, что обмен совершается мгновенно и без издер жек, что заключенные контракты строго выполняются и что границы экономических организации (фирм) задаются характером используе мой технологии. В отличие от этого новая институциональная теория исходит из организационно-контрактной перспективы. На первый план выдвигаются не технологические факторы, а издержки, сопро иождающие взаимодействие экономических агентов друг с другом.

Для ряда концепций, относящихся к этому теоретическому се мейству, предметом изучения является институциональная среда, т.е. фундаментальные политические, социальные и юридические пра вила, в рамках которых протекают процессы производства и обмена.


(Примеры таких основополагающих правил:-конституционное пра во, избирательное право, имущественное право, контрактное право и др.) Правила, регулирующие отношения в публичной сфере, изу чает теория общественного выбора (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, М. Ол сон и др.);

правила, регулирующие отношения в частной сфере, теория прав собственности (среди ее основателей Р. Коуз, А. Алчиан, Г. Демсец). Названные концепции различаются не только по предме ту, но и по общей теоретической направленности. Если в первой ак цент делается на потерях, которые порождаются деятельностью по- литических институтов, то во второй — на выигрыше в благосостоя нии,"который обеспечивают институты права.

Другая группа концепций занята изучением организационных форм, которые — в рамках действующих общих правил — создаются экономическими агентами на контрактной основе. Взаимодействию «принципал - агент» посвящена теория агентских отношений (agency theory). Одна ее версия, известная как теория механизмов стимулиро вания (mechanism design), исследует, какие организационные схемы могут обеспечить оптимальное распределение риска между принци палом и агентом. Другая так называемая «позитивная» теория агент ских отношений обращается к проблеме «отделения собственности и контроля», сформированной У. Берлем и Г. Минзом еще в 1930-е годы.

Среди ведущих представителей этой концепции - У. Меклинг, М. Джен сен, Ю. Фама. Центральным для нее является вопрос: какие меры не- обходимы, чтобы поведение агентов (наемных менеджеров) внаимень- i шей степени отклонялось от интересов принципалов (собственников)?

Действуя рационально, принципалы будут заранее (ex ante) учитывать опасность уклоняющегося поведения при заключении контрактов, за- [ кладывая защитные меры против него в их условия.

Трансакционный подход к изучению экономических организаций I опирается на идеи Р. Коуза. Организации с точки зрения этого под-, хода служат цели сокращения трансакционных издержек. В отличие[ от теории агентских отношений акцент делается не на стадии заклю- чения, а на стадии исполнения контрактов (ex post). В одном из от ветвлений этого подхода главной объясняющей категорией выступа ют издержки измерения количества и качества товаров и услуг, пере даваемых в сделке. Здесь выделяется работы С. Чена, Й. Барцеля и Д. Норта. Лидером другой школы является О. Уильямсон. В центре G ее внимания находится проблема «регуляционных структур» (gover nance structure). Речь идет о механизмах, которые служат для оценки поведения участников контрактных отношений, разрешения возни кающих споров, адаптации к неожиданным изменениям, примене ния санкций к нарушителям. Согласно О. Уильямсону, каждой сдел ке соответствует свой тип регуляционных структур, лучше других обеспечивающий ее исполнение.

Даже простое перечисление основных подходов в рамках новой школы показывает, как бурно шло ее развитие и какое широкое рас пространение она получила в последние десятилетия. Сегодня это уже не какое-то полумаргинальное явление, а законная часть основного корпуса (mainstream) современной экономической науки.

2. Права собственности, трансакционные издержки, контрактные отношения Основоположник неоинституционализма Р. Коуз в лекции, по священной присуждению ему Нобелевской премии по экономике, бросает традиционной теории упрек в оторванности от жизни. «То, что изучается, — отметил он, - является системой, которая живет в умах экономистов, а не в действительности. Я назвал этот результат "экономической теорией классной доски"». Свою же заслугу Коуз нидит в «доказательстве важности для работы экономической систе мы того, что может быть названо институциональной структурой про изводства». Изучение институциональной структуры производства стало возможно благодаря освоению экономической наукой таких по нятий, как трансакционные издержки, права собственности, кон трактные отношения.

Ключевое значение для работы экономической системы трансак ционных издержек было осознано благодаря упоминавшейся выше статье Р. Коуза «Природа фирмы»'. Ортодоксальная неоклассическая теория рассматривала рынок как. совершенный механизм, где нет необходимости учитывать издержки по обслуживанию сделок. Од нако наделе, как показал Р. Коуз, такие издержки существуют. И при каждой сделке «необходимо проводить переговоры, осуществлять шаимосвязи, устранять разногласия». Трансакционные издержки определялись им как издержки пользования рыночным механизмом.

Однако позднее это понятие приобрело более широкий смысл.

К трансакционным издержкам стали относить любые виды издержек, сопровождающих взаимодействие экономических агентов, где бы оно См.. Коуз Р. Фирма, рыноки право. М.: Catallaxy, 1993.

ни протекало: на рынке или внутри организаций. Ведь деловое со трудничество в пределах иерархических организаций (таких, как фир мы) также сопровождается трениями и потерями. Согласно неоин ституциональному подходу, независимо от того, являются'трансак цки «рыночными» или «иерархическими», их обслуживание — дело весьма дорогостоящее.

Развивая анализ Коуза, современные экономисты предложили несколько различных классификаций трансакционных издержек.

В соответствии с одной из них выделяются:

1) издержки поиска информации — затраты времени и ресурсои ' на получение и обработку информации о ценах, об интересующихj товарах и услугах, об имеющихся поставщиках и потребителях;

2) издержки ведения переговоров;

3) издержки измерения количества и качества вступающих в об-] мен товаров и услуг - затраты на промеры, измерительную технику, \ потери от остающихся ошибок и неточностей;

4) издержки по спецификации и защите прав собственности - рас-] ходы на содержание судов, арбитража, органов государственного уп-] равления, а также затраты времени и ресурсов, необходимые для нос становления нарушенных прав;

5) издержки оппортунистического поведения.

Различают две основные формы:

«отлынивание» (shirking): оно возникает при асимметрии инфод мации, когда агент точно знает, сколько им затрачено усилий, априь ципал имеет об этом лишь приблизительное представление (так ui зываемая ситуация «скрытого действия»). В таком случае возникав и стимул, и возможность работать не с полной отдачей. Особет остро встает эта проблема, когда люди работают сообща («командой^ и личный вклад каждого определить очень трудно;

«вымогательство» (holding-up): оно наблюдается в тех случая^ когда какой-либо агент обладает ресурсом, специально приспосс ленным для использования в данной «команде» и не имеющим выс!

кой ценности вне нее. Такой ресурс называется «специфическим^ У остальных участников появляется тогда возможность претендонаТ на часть дохода (квазиренту) от этого ресурса, угрожая его владел(.| разрывом отношений, если тот откажется с ними поделиться. Утри!

«вымогательства» подрывает стимулы к инвестированию в специфщ ческие активы.

В 1986 г. профессорами Д. Уоллисом и Д. Нортом была иперш.г| измерена общая доля трансакционных издержек в валовом нацис нальном продукте США. Согласно полученным оценкам, доля в 1 Г Ш 6G США трансакционных услуг, оказываемых частным сектором, уве личиласьс23% в 1870 г. до41% в 1970 г., оказываемых государством с 3,6% в 1870 г. до 13,9% в 1970 г., что в итоге составило росте 26,6 до 54,9%.

Расширение трансакционного сектора экономики авторы назва ли «структурным сдвигом первостепенной важности». Здесь, по их мнению, лежит ключ к объяснению контраста между развитыми и развивающимися странами.

Экономическая теория прав собственности ассоциируется в пер ную очередь с именами А. Алчиана и Г. Демсеца. Экономическое зна чение отношений собственности — факт достаточно очевидный, од нако именно эти ученые положили начало систематическому анали чуданной проблемы.

Под системой прав собственности в новой институциональной теории понимается все множество норм, регулирующих доступ к ред ким ресурсам. Такие нормы могут устанавливаться и защищаться не только государством, но и другими социальными механизмами — обы чаями, моральными установками, религиозными заповедями. Соглас но имеющимся определениям, права собственности охватывают как физические объектны, так и объекты бестелесные (скажем, результа ты интеллектуальной деятельности).

С точки зрения общества права собственности выступают как «правила игры», которые упорядочивают отношения между отдель ными агентами. С точки зрения индивидуальных агентов они пред С1ают как «пучки правомочий» на принятие решений по поводу того или иного ресурса. Каждый такой «пучок» может расщепляться, так «по одна часть правомочий начинает принадлежать одному человеку, другая — другому и т.д. Права собственности имеют поведенческое значение: одни способы действий они поощряют, другие подавляют (через запреты либо повышение издержек) и таким образом влияют M выбор индивидов.

i ) К основным элементам пучка прав собственности обычно отно ся г: 1) право на исключение из доступа к ресурсу других агентов;

2) право на пользование ресурсом;

3) право на получение от него до хода;

4) право на передачу всех предыдущих правомочий. Чем шире ипГюр правомочий, закрепленных за ресурсом, тем выше его ценность.

Необходимым условием эффективной работы рынка является точное определение, или «спецификация», прав собственности. Чем менее определены и надежнее защищены права собственности, тем теснее связь между действиями экономических агентов и их благосо стоянием. Тем самым спецификация подталкивает к принятию эко GG номически наиболее эффективных решений. Обратное явление -, «размывание» прав собственности - имеет место тогда, когда они не точно установлены и плохо защищены либо подпадают под разного | рода ограничения.

Принципиальный тезис новой институциональной теории состо- \ ит в том, что спецификация прав собственности является небесплат-'!

ной. Подчас она требует огромных затрат. Степень ее точности зави-^ сит поэтому от баланса выгод и издержек, сопровождающих установ- • ление и защиту тех или иных прав. Отсюда следует, что любое право :

собственности проблематично: в реальной экономике оно не может ] быть с исчерпывающей полнотой определено и с абсолютной надеж ностью защищено. Его спецификация - это вопрос степени.

Неоинституциональная теория не ограничилась признанием не полноты реально существующих прав собственности. Она пошла дальше и подвергла сравнительному анализу различные правовые режимы — общей, частной и государственной собственности. Это от личает ее от традиционной неоклассической теории, в которой обыч- "• но предполагались идеализированные условия режима частной соб ственности.

Любой акт обмена понимается в неоинституционализме как об- • мен «пучками прав собственности». Каналом, по которому они пере-' даются, служит контракт. Он фиксирует именно правомочия и на ка ких условиях они подлежат передаче. Это еще один ключевой термин новой институциональной теории. Интерес экономистов к реально су ществующим контрактам также побудили работы Р. Коуза (в моделях общего равновесия присутствовали только идеальные контракты, и которых все возможные будущие события были заранее учтены).

Некоторые сделки могут совершаться мгновенно, прямо на мес те. Но очень часто передача прав собственности носит отсроченный характер, представляя собой длительный процесс. Контракт в таких ' случаях превращается в обмен обещаниями. Тем самым контракт ог раничивает будущее поведение сторон, причем эти ограничения при меняются добровольно.

Контракты бывают явные и неявные, кратко- и долгосрочные, индивидуальные и не нуждающиеся в третейской защите и т.д. Вс это многообразие контрактных форм стало предметом всесторош го изучения. Согласно неоинституциональному подходу, выбор тщ| контракта всегда диктуется соображениями экономии трансакцион ных издержек. Контракт оказывается тем сложнее, чем сложнее всту пающие в обмен блага и чем сложнее структура относящихся к ним I трансакционных издержек.

Положительные трансакционные издержки имеют следствия. Во первых, из-за них контракты никогда не могут быть полными: участ ники сделки будут неспособны заранее предусмотреть взаимные права и обязанности на все случаи жизни и зафиксировать их в контракте.

Во-вторых, исполнение контракта никогда не может быть гаранти ровано наверняка: участники сделки, склонные к оппортунистичес кому поведению, будут пытаться уклониться от ее условий.

Эти проблемы — как приспосабливаться к неожиданным измене ниям и как обеспечить надежность исполнения принятых обяза тельств — встают перед любым контрактом. Чтобы успешно решать их, экономические агенты, по выражению О. Уильямсона, должны обмениваться не просто обещаниями, а обещаниями, заслуживаю щими доверия (credible commitments). Отсюда потребность в гаран тиях, которые бы, во-первых, облегчали адаптацию к непредвиден ным событиям в течение срока действия контракта и, во-вторых, обес печивали его защиту от оппортунистического поведения. Анализ раз нообразных механизмов, побуждающих или принуждающих к испол нению контрактных обязательств, занял одно из ведущих мест в но вой институциональной теории.

Простейший из таких механизмов - обращение в случае наруше ний в суд. Но судебная защита срабатывает далеко не всегда. Очень часто уклонение от условий контракта не поддается наблюдению или недоказуемо в суде. Экономическим агентам не остается1 ничего дру гого, как защищать себя самим, создавая частные механизмы урегу лирования контрактных отношений (private orderings).

С одной стороны, можно попытаться так перестроить саму сис тему стимулов, чтобы все участники оказались заинтересованы в со блюдении условий контракта — не только в момент его заключения, но и в момент исполнения. Пути подобной перестройки разнообраз ны: предоставление залога, забота о поддержании репутации, публич ные заявления о взятых обязательствах и т.д. Все это сдерживает по стконтрактный оппортунизм. Скажем, когда информация о любых нарушениях сразу же делается всеобщим достоянием, угроза потери репутации и вызванных этим убытков останавливает потенциальных нарушителей. Контракт в таком случае становится «самозащищен пым» (self-enforced) — конечно, лишь до известных пределов.

С другой стороны, можно договориться о каких-то специальных процедурах, предназначенных для контроля за ходом исполнения сделки. Например, об обращении в спорных случаях к авторитету тре тьего лица (арбитра) или о проведении регулярных двусторонних кон сультаций. Если участники заинтересованы в поддержании долго срочных деловых отношений, они будут пытаться преодолевать воз никающие трудности такими внеюридическими способами.

Разные контрактные формы подпадают под действие разных «ре гуляционных структур*. Механизмом, регулирующим простейшие контракты (их называют «классическими*), О. Уильямсон считает рынок, механизмом, регулирующим сложные контракты (их назы вают «отношенческими»), - иерархическую организацию (фирму).

В первом случае отношения между участниками носят краткосроч ный и безличный характер и все споры решаются в суде. Во втором отношения приобретают длительный и персонифицированный ха рактер, а споры начинают решаться путем консультаций и неформаль- • ных переговоров. Примером «классического контракта» служит по-»

купка на бирже партии зерна или нефти, примером «отношенческо го контракта» — сотрудничество между фирмой и проработавшим в ней много лет и накопившим уникальные навыки работником (на-( глядный пример из другой сферы - брачный контракт).

В примитивных обществах даже простейший обмен носил лич-j ностный характер, был погружен в плотную сеть долговременны!

неформальных отношений между участниками. Только так можн!

было избежать опасностей оппортунистического поведения. Однак| по мере совершенствования юридических и организационных ипст рументов, контролирующих ход выполнения контрактов, относител* но простые сделки приобрели безличный и формализованный хара* тер. Одновременно в зону «отношенческих» контрактов попадали вс более сложные сделки, которые прежде всего были вообще непрел ставимы — из-за запретительно высоких трансакционных издержек Такие интересные результаты дает анализ, обогащенный поняти) ями прав собственности, трансакционных издержек и контрактно отношений. Связь между ними раскрывается в знаменитой теорел Коуза.

3. Теорема Коуза Теорема Коуза, изложенная в его статье «Проблема социалын издержек» (I960), относится к числу наиболее общих положений не вой институциональной теории. Она посвящена проблеме внешш эффектов (экстерналий). Так называют побочные результаты любе деятельности, которые касаются не непосредственных ее участников а третьих лиц.

Примеры отрицательных экстерналий: дым из фабричной трубь которым вынуждены дышать окружающие, загрязнение рек сточиi ми водами и т.д. Примеры положительных экстерналий: частные цвет ники, лужайки, которыми могут любоваться прохожие, мощение улиц за свой счет и др. Существование экстерналий приводит к расхожде нию между частными и социальными издержками (по формуле: со циальные издержки равны сумме частных и экстернальных, т.е. воз лагаемых на третьих лиц). В случае отрицательных внешних эффек тов частные издержки оказываются ниже социальных, и случае поло жительных эффектов — наоборот, социальные издержки ниже част ных.

Такого рода расхождения исследовались еще А. Пигу в книге «Те ория благосостояния» (1920), Он характеризовал их как «провалы рынка», так как ориентация лишь на частные выгоды и издержки приводит либо к перепроизводству благ с отрицательными экстерна лиями (загрязнение воздуха и поды, высокий уровень шума и т.д.), либо к недопроизводству благе положительными экстерналиями (не достаточность возводимых частными лицами маяков, прокладывае мых ими дороги т.п.). Указания на «провалы рынка» служили для Пигу теоретическим обоснованием государственного вмешательства в эко номику: он предлагал налагать на деятельность, являющуюся источ ником отрицательных внешних эффектов, штрафы (равные по вели чине экстернальным издержкам) и возмещать в форме субсидий эк вивалент экстернальных выгод производителям благ с положитель ными внешними эффектами.

Против позиции Пигу о необходимости государственного вмеша тельства и была направлена теорема Коуза.

С его точки зрения, в условиях нулевых трансакционных издер жек (а именно из этих условий исходила стандартная неоклассичес кая теория) рынок сам сумеет справиться с внешними эффектами.

Теорема Коуза гласит: «Если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменной и эффектив ной независимо от изменений и распределении прав собственности».

Таким образом, выдвигается парадоксальное положение: при от сутствии издержек, по заключению сделок структура производства остается той же самой независимо от того, кто каким ресурсом вла деет. Теорема доказывалась Коузом на ряде примеров, частично ус ловных, частично взятых из реальной жизни.

Представим, что по соседству расположены земледельческая фер ма и скотоводческое ранчо, причем скот хозяина ранчо может захо чить на поля фермера, нанося ущерб посевам. Если хозяин ранчо не несет за это ответственности, его частные издержки будут меньше со циальных. Казалось бы, есть все основания для вмешательства госу дарства. Однако Коуз доказывает обратное: если закон разрешает фер меру и хозяину ранчо вступать в контрактные отношения по поводу потравы, тогда вмешательство государства не потребуется;

все разре шится само собой.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.