авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

«ИНСТИТУТ Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии ...»

-- [ Страница 5 ] --

между вторым и третьим типами. Второй тип, характерный для Фран ции, по мнению Листа, не только не обеспечивал развитие внутрен него рынка, но и готовил основу для бонапартистского режима, тог да как капиталистическое сельское хозяйство Англии, порождая ог ромную массу пролетариев и пауперов, грозило социальным взры вом. Идеалом Листа была освобожденная от феодальных и общин ных стеснений земельная система коммерчески ориентированных владений, при которой средние и мелкие единоличные держания яв ляются правилом, а крупные и мельчайшие - исключениями, что на илучшим образом соответствовало бы представительной политичес кой системе и принципам национальной экономии.

Лист учитывал, что выполнение этой земельной реформы долж но было сопровождаться обезземеливанием значительной части кре стьян илишь меньшинство из нихбылобы поглощено развивающейся германской промышленностью. Это ставило проблему колонизации, которую Лист ввел в геополитический контекст. Большинству, по мнению Листа, следовало переселиться в качестве сельскохозяйст венных колонистов в область Среднего и Нижнего Дуная вплоть до западных берегов Черного моря. Это направление миграции немцев Лист рассматривал как альтернативу переселению в США. Дунайская колонизация могла бы преобразить сельское хозяйство Венгрии и превратить ее в аграрную базу «Восточной империи германцев и ма дьяр».

Лист строил широкие планы подъема Венгрии, ее производитель ных сил за счет развития ее транспортной сети и широкого товарооб мена с австрийскими и германскими землями. Он пытался найти под держку своего германо-пандунайского проекта у влиятельнейших политиков, начиная с австрийского канцлера Меттерниха (который 10 годами ранее назвал Листа «одним из самых активных и влиятель ных революционеров в Германии») и вождя венгерских дворян Ште фана Сеченьи. Но агитация Листа не имела успеха. Усталый и разо чарованный, экономист-геополитик покончил жизнь самоубийством г, гостинице немецкого города Куфстена.

В 1850 г. Листу был воздвигнут памятник в его родном Рейтлин гене, и тогда же в Штутгарте вышло собрание его сочинений. Вторая половина XIX в. обеспечила Листу волну посмертного признания.

В восторженных тонах писал о нем автор единственной книги о Лис те на русском языке СЮ. Витте: «Основательное знакомство с «На циональной системой политической экономии» составляет необхо димость для всякого влиятельного государственного и общественно i о деятеля».

3. «Старая» историческая школа Если Ф. Лист подчеркивал, что «дельная система необходимо должна опираться на достоверные исторические факты», то у ряда германских экономистов 1840-50-х годов наметилась тенденция до водить приоритет фактособирания в экономических исследованиях до отрицания системосозидания как такового. В 1843 г. молодой про фессор Геттингенского университета Вильгельм Рошер (1817—1894) иыступил с «Программой лекций по историческому методу», но пер иый том составленного в соответствии с этой программой курса по явился лишь в 1854 г. К этому времени вышли книги Бруно Гильдеб ранда (1812—1878) «Политическая экономия настоящего и будущего»

(1848) и Карла Книса (1821 — 1894) «Политическая экономия с точки зрения исторического метода» (1853). Эти три автора не были связа ны местом работы и личным общением;

их сочинения были весьма отличны одно от другого и более декларативны, чем содержательны.

В. Рошер, начав с подбора исторических иллюстраций к основным категориям классической политэкономии, механически сгруппиро вал в пять разделов разнородные исторические сведения касательно разделения труда, рабства и свободы, собственности и кредита («про изводство ценностей»);

цен и денег («обращение ценностей»);

трех основных видов доходов («распределение ценностей»);

«потребления 1юобще» и роскоши;

народонаселения. Исходя из формулы трех фак I оров производства, он счел возможным выделить в истории три боль ших периода: древнейший, когда главный деятель — земля;

средне нековый, когда значительнее становится труд, капитализирующийся благодаря корпоративно-цеховой исключительности;

новый, когда господствует капитал и благодаря нему происходят возвышение цен Витте СЮ. Национальная экономия и Фридрих Лист//Вопросы эко номики. 1992. №2. С. 144.

ности земли, вытеснение ручного труда машинным и обострение про тивоположности роскоши и нищеты. Трехстадийной схемой ограни чился также Б. Гильдебранд, обозначив ее заглавием своей второй книги — «Натуральное хозяйство, денежное хозяйство и кредитное хо зяйство» (1864), У К, Книса, сочинение которого имело столь же мало общего с сочинениями Рошера и Гильдебранда, сколь они имели по сравне нию друг с другом, эмпиризм был доведен до отрицания дедуктивно го метода и экономической теории как таковой;

исторический метод в конце концов был сведен к истории экономических мнений на раз ных ступенях исторического развития наций.

Рошера, Гильдебранда и Книса, работавших в разных универси тетах и сходившихся заочно в призывах изучать экономические со бытия и экономические мнения в их национальной и временной кон кретности, стали объединять в трио экономистов «старой» историче ской школы после того, как в 1870-е годы заявила о себе «новая», или «молодая», а по небезосновательному мнению ее лидера Г. Шмолле ра — единственная в подлинном смысле слова историческая школа в политической экономии. Ока оформилась в годы, когда «железный канцлер» О. Бисмарк не только осуществил мечту Ф. Листа об объе динении («округлении» границ) Германии (хотя и не в таких масшта бах), но и решительно направил экономическую политику в сторону таможенного протекционизма. Кроме того, Бисмарк, проводил актив ную политику государственного регулирования классовых отноше ний, сочетая реформы в области рабочего законодательства с борь бой против революционного рабочего движения («исключительный закон» против социалистов). Здесь он нашел идейную поддержку со стороны Г. Шмоллера и других историков-политэкономов.

4. иИовая» историческая школа:

историко-этическое направление 1став Шмоллер (1838-1917), профессор университетов в Страс бурге (1872—1882) и Берлине (с 1882 г.), один из основателей и позд нее — председатель «Союза социальной политики», соглашался с вы водами К. Маркса о классовом конфликте предпринимателей и ра бочих, но рассматривал монархию и государственное чиновничество как нейтрализующую силу в классовой борьбе. Сознание государст венной властью своей ответственности перед обществом и защита ин тересов низших классов, социальное законодательство и гарантиро вание рабочим коллективных договоров с предпринимателями - та ковы, по Шмоллеру, условия классового мира и эффективного фун ционирования экономики. Другой активный деятель «Союза соци альной политики» Луйо Бреитано (1848—1931) подчеркивал, что од ной из задач политической экономии является разрешение «вопро сов, возбужденных агитацией». Брентано обосновывал заинтересо канность предпринимателей в росте заработной платы, так как это янляется стимулом к повышению производительности труда.

Деятели «Союза социальной политики» — экономисты «новой» ис торической школы — приняли данное им прозвище «катедер-социа ' листов», т.е. социалистов с профессорских кафедр. Один из них, Адольф Гельд (1844— 1880) писал в книге «Социализм, социал-демокра тия и социал-политика» (1878): «"Катедер-социализм" выдвинул в противовес как радикальной приверженности манчестерства к прин ципу laissez faire, так и радикальному стремлению социал-демокра тии к перезороту — самостоятельный принцип примирения порядка и свободы. Упрямому консерватизму и социальной революции он про тивопоставил законную, шаг за шагом продвигающуюся вперед по ложительную реформу».

Однако реформизмом не ограничилось стремление молодой ис торической школы обозначить «третий путь» в политической эконо мии. В 1874 г. Шмоллер предложил новую концепцию народного хо зяйства, в центр которой ставил «общность языка, истории, обычаев, идей», которая глубже, чем что-либо другое (товары, капитал, госу дарственность), связывает отдельные хозяйства. «Этот общий этос, как греки называли кристаллизованное в обычае и праве нравствен но-духовное общее сознание, оказывает влияние на все поступки че ловека, следовательно, и на хозяйственную деятельность тоже»10.

Программа Шмоллера состояла в превращении политической эко номии из «голого учения о рынке и обмене» в историко-этическую науку, которая должна была давать, с одной стороны, скрупулезное описание фактического хозяйственного поведения, с другой -теорию моральных норм хозяйствования, этику формирования предпочтений и хозяйственной детельности. Имея в виду либеральную политэконо мию и исторический материализм, а также расставленные «старой» ис юрической школой (особенно Рошером) географические акценты на ционального своеобразия, Шмоллер сформулировал свое металогиче ское кредо в критике «двух основных заблуждений»:

1) идеи «неизменной, вознесенной над временем и пространст вом нормальной формы организации народного хозяйства как неко Цит. по: Козловски П. Этическая экономия как синтез экономичес кой и этической теории// Вопросы философии. 1996. № 8. С. 70.

ей константы, кульминирующей в свободной торговле, свободе пред принимательства, свободе распоряжения земельной собственнос тью»;

2) представления, что «внешние природные и технические дан ности экономического развития суть абсолютные и единственные факторы, определяющие организацию народного хозяйства».

Не отрицая «ряда природно-технических причин» как «естествен ного фундамента народного хозяйства», Шмоллер отвергал «ложное стремление» выводить «определенные состояния экономики прямо из первого ряда причин... объяснить из технических и природных предпосылок то, что лежит по ту сторону всякой техники». Вопреки «рационализму и материализму» Шмоллер настаивал на значении иного ряда причин, возвышающегося над природным и техническим фундаментом в качестве «своего рода более подвижной прокладки».

Этот ряд составляют этические и культурные факторы, и только на обоих рядах «может быть возведено здание определенной народно хозяйственной системы»11.

Г Шмоллер и его ученики резко подчеркивали не только норма тивную сторону политической экономии, но и неприятие абстракт но-дедуктииного метода Рикардо и анализа экономических явлений, изолированного от истории, географии, психологии, этики, юриспру денции, от особых черт, налагаемых национальностью и культурой.

Шмоллер не считал возможным применение математики в общест венных науках и указывал, что человеческая психика — слишком сложная задача для дифференциального исчисления. Зато он был ак тивным сторонником применения статистического материала и тре бовал от своих учеников прежде всего «историко-хозяйственных мо нографий», основанных на обработке массива эмпирических данных.

Благодаря близости Шмоллера к официальным кругам Герман ской империи «новая» историческая школа стала господствующей в немецких университетах;

ее влияние распространилось и за пределы Германии — в Англии, Франции, США, России. Германская истори ческая школа в политической экономии способствовала формирова нию экономической истории и экономической географии как осо бых научных дисциплин.

У более молодых представителей школы уже не вызывал удовле творения сугубый эмпиризм Шмоллера. Карл Бюхер (1847— 1930) в мо нографии «Возникновение народного хозяйства» (1893), выдержавшей множество переизданий, предложил обобщенную схему всего эконо мического развития народов Западной и Средней Европы с выделе " Там же. С. 70.

нием трех ступеней в зависимости от длины пути, проходимого про дуктом от производителя до потребителя: 1) ступени замкнутого до машнего хозяйства, где предметы потребляются в том же хозяйстве, и котором произведены;

2) ступени городского хозяйства, где произ иеденные предметы непосредственно поступают в потребляющее хо зяйство;

3) ступени народного хозяйства, где предметы проходят ряд посредствующих звеньев, прежде чем дойти до потребителя. С удли нением пути обмена развиваются новые формы промышленности — от работы на себя и на заказ домохозяина к городскому ремеслу и да лее к кустарной промышленности и фабричному производству. Две последние формы промышленности соответствуют ступени народ ного хозяйства. Эволюция форм промышленности сопровождается распространением сферы влияния капитала вплоть до полного охва та им национальной экономики.

На ступени домашнего производства нет капитала, а имеются лишь предметы потребления в разных фазисах их годности. В произ нодстве на заказ капиталом является лишь инструмент в руках работ ника, изготовляющего продукт для потребителя либо домаутого, либо дома у себя;

в ремесле — капитал пополняют помещение и сырье, но продукт сбывается непосредственному потребителю. В кустарной системе производства и продукт становится капиталом, но не работ ника, а купца-предпринимателя;

раньше, чем перейти к потребите лю, продукт становится средством наживы одного или нескольких посредников-купцов - кустарь не имеет ничего общего с рынком сбы та своих изделий. Наконец, в фабричной системе рабочий лишается капитала в виде материала и капитала в виде орудий — все составные части капитала сосредоточиваются в руках фабриканта-предприни мателя, который сам занимается сбытом своих товаров.

Исследование Бюхера подготовило шаг нового поколения моло дой исторической школы к сочетанию эмпирического и абстрактно го методов, исторического и теоретического анализа.

5. «Юная» историческая школа:

в поисках «духа капитализма»

Выступившее в начале XX в. новое яркое поколение «новой» исто рической школы влицеВернераЗомбарта (1863—1941) и Макса Вебера (1864—1920) поставило в центр своего внимания историко-этическую проблематику «духа капитализма». Исследования «юной» историчес кой школы в этой области стали основополагающим вкладом в еще одну новую научную дисциплину — экономическую социологию.

В. Зомбарт дебютировал как исследователь в семинарии Г. Шмол лера;

затем прошел через увлечение «Капиталом» К. Маркса, отвер гая при этом социалистический интернационализм и оставаясь, как он сам говорил, «буржуазным профессором». Громкую известность Зомбарту принес д.вухюмнУ1к« Современный капитализм» (1902). С вы ходом этой книги понятие «капитализм» стало общеупотребительным среди западных экономистов. Сам Зомбарт подчеркивал, что «капи тализм для науки был открыт Марксом и с тех пор все более стано вится подлинным предметом экономической науки».

Зомбарт считал Маркса замечательным мыслителем, чей ясный взгляд, однако, омрачала бурная революционная страсть, но чья спо собность излагать свой анализ как блестящее художественное целое была впечатляющим образцом «вчувствования», необходимого для психологически достоверной картины капитализма как «величайшего цивилизаторского создания человеческого духа». Решающим услови ем успешности работы экономиста и социолога Зомбарт считал сход ную с художественным творчеством способность к открытию вели ких человеческих типов. Таким типом в разных воплощениях пред ставала на страницах сочинений Зомбарта фигура капиталистичес кого предпринимателя.

В первом издании «Современного капитализма» Зомбарт связал истоки капиталистического «духа» с накоплением в западноевропей ских городах феодальной земельной ренты и траты ее на все более изощренные и утонченные удовольствия и предметы роскоши, что стимулировало развитие торговли и мануфактурного производства.

Историки-медиевисты признали эту концепцию поверхностной и отвергли ее за вольное обращение с источниками и чрезмерную пре тенциозность. Последующие сочинения Зомбарта также были насы щены поспешными и рискованными обобщениями, но своими па радоксами будили исследовательскую мысль, «открывая ей новые, часто неожиданные перспективы»12.

Вскоре вслед за Зомбартом к анализу истоков «капиталистическо го духа» обратился М. Вебер — исследователь гораздо более строгий, начинавший как историк-экономист и ставший крупнейшей фигурой социологии XX в. Вебер оставил несколько капитальных трудов по все мирной экономической истории, но наибольшую славу снискала его работа «Протестантская этика и дух капитализма» (1904).

Вебер рассматривал капиталистическое общество как концент рированное выражение экономической рациональности: рациопаль • Железнов В В. Зомбарт // Энциклопедический словарь Гранат. Т. Стб. 320.

ная религия - «выход аскезы на житейское торжище»;

рациональное знание — наука;

рациональное право;

рациональное государственное управление (бюрократия) со специализированной подготовкой чи новников-профессионалов;

рациональная организация предприятий, обеспечивающая максимизацию экономической выгоды. Это обще ство Вебер считал продуктом уникальных исторических условий, сло жившихся на христианском Западе B X V I - X V I I ВВ. Вебер предложил классификацию мировых религий в зависимости от их сотериологии (учения о спасении души). В восточных религиях спасение души об ретается на мистико-созерцательной основе — медитативных упраж нений, йоги, «духовного просветления». В западном христианстве, начиная с бенедиктинского монашества, складывалось понимание спасения души как воздаяния за религиозную аскезу, в которую на ряду с «умерщвлением плоти» и молитвенным служением входил труд.

Религиозная Реформация XVI в. приравняла труд в рамках мирской профессии к религиозной аскезе;

в языках народов, принявших про тестантизм, появилось слово, обозначающее одновременно профес сию и религиозное призвание (немецкое Беги/, английское Calling и т.п. в голландском и скандинавских языках, без аналогов в языках романских и славянских). Наряду с обмирщением религиозного дол га верующих, снятием принципиального противопоставления цер ковного и светского, центральным догматом протестантизма стала до ктрина избранности к спасению — предопределения Божественной волей одних (еще до рождения) к спасению души, остальных — к ги бели. Избранности к спасению нельзя заслужить, но следует уверо вать в него и видеть в профессиональных успехах — росте мастерства и увеличении доходов — свидетельство Божьего расположения. До ходы следовало не расточать на увеселения и приобретение предме тов роскоши, а вкладывать в расширение делового предприятия и вос принимать его процветание как внешнюю примету небесного покро вительства и одновременно как свою религиозную обязанность, под крепляемую упорным трудом и самодисциплиной. Протестантский профессионально дифференцированный «мирской аскетизм» стал «экономической добродетелью»;

сложилась одухотворенная «самой интенсивной формой набожности» трудовая этика, наряду с духом территориальной экспансии и возникновением современной науки обусловившая уникальное развитие западного общества, дифферен - цировав его от-остального мира.

Вебер определял капитализм как «такое ведение хозяйства, кото рое основано на ожидании прибыли посредством использования воз можностей обмена, то есть мирного (формально) приобретательства...

Там, где существует рациональное стремление к капиталистической прибыли, там соответствующая деятельность ориентирована на учет капитала. Это значит, что она направлена на планомерное использо вание материальных средств или личных усилий для получения при были таким образом, что исчисленный а балансе конечный доход предприятия, выраженный материальными благами в их денежной ценности, превышал капитал, то есть стоимость использованных в предприятии материальных средств»13.

Исследование Вебера с момента своего опубликования стало, с одной стороны, образцом для восхищения и подражания, а с другой предметом жарких споров (критики ссылались, например, на факты проявления «духа капитализма» в католических государствах Италии.

в предренессансную и ренессансную эпоху). И наиболее обстоятель- но оспорить выводы своего коллеги стремился Зомбарт, усиленно!

работавший над «этюдами», направляющими «взгляд зрителя» на ка-[ кую-либо одну сторону проблемы генезиса «духа капитализма» — «Ев реи и хозяйственная жизнь» (1911), «Роскошь и капитализм» (1913), «Война и капитализм» (1913). Наряду со статьей «Капиталистический предприниматель» (1909) эти эскизы подготовили книгу «Буржуа, Этюды по истории духовного развития современного экономического че ловека» (1913).

Зомбарт полагал, что веберовский подход охватывает лишь одну сторону капитализма и капиталистического духа, которую сам Зом барт называл буржуазным (бюргерским), мещанским духом и кото рая вносит в капиталистическую систему хозяйства такие доброде тели, как трудолюбие, умеренность, расчетливость, верность дого вору, Но это как бы «тыльная» сторона «капиталистического духа», а на переднем плане выступает энергия «стремления к бесконечно сти», «воли к власти», «предприимчивости», бросившая людей «на путь мятущегося себялюбия и самоопределения», вырвавшая их из мира традиционных отношений, построенных на родственных и об щинных связях. Две стороны в единстве образуют душевное наст роение, которое, по мнению Зомбарта, создало капитализм. Возво дя истоки предпринимательства к стремлению «завоевания себе мира», наслаждению «полнотой жизни», Зомбарт указывал, что «в сфере материальных стремлений завоевание равнозначно увеличе нию денежной суммы. Стремление к бесконечному, стремление к власти нигде не находит для себя столь подходящего поля деятель ности, как в охоте за деньгами, этом совершенно абстрактном сим воле ценности, который освобожден от всякой органической и ее Вебер М Избранные произведения. М., 1990. С. 48.

тественной ограниченности и обладание которым все в большей и большей степени становится символом власти... Стремление к вла сти и стремление к наживе переходят одно в другое: капиталисти ческий предприниматель... стремится к власти, чтобы приобретать, и приобретает, чтобы добиться власти».

В концепции «капиталистического духа» и исторической типо логии предпринимательства, предложенной в «Буржуа...», сказалось идейно-стилистическое влияние на Зомбарта эволюционно-биоло гизаторской философии Ф. Ницше - с ее дихотомией «господ и ра бов» и мотивами «полноты жизни», обретаемой и творческой жажде «мощи, власти, размаха, страсти».

Предприниматели, по Зомбарту, - это «добытчики» прибыли, организаторы предприятий, обеспечивающих прирост дохода. Зом барт насчитал шесть основных типов капиталистических предпри нимателей:

1) разбойники, особенно участники военных походов и заморских экспедиций ради добычи золота и экзотических товаров;

2) феодалы, коммерциализирующие свои земельные владения (продажа зерна и шерсти, горное дело);

3) государственные деятели, насаждающие торговые и промыш ленные компании;

4) спекулянты, оперирующие с деньгами и ценными бумагами — ростовщики, банкиры, биржевые игроки, грюндеры (учредители ак ционерных обществ);

5) купцы, втирающиеся в доверие к лицам, которые облечены властью, и вкладывающие торговый капитал в процесс производства благ;

6) ремесленники — «то, что англичане называют метко «Manu facturer», французы - «Fabricant» в противоположность порожденному купеческим духом «entreprener» — мастера и коммерсанты в одном лице.

Как главные функции предпринимателя Зомбарт выделил: 1) ор ганизационные (умение подбирать и объединять людей и вещи в ра ботоспособное целое);

2) торговые (искусство вести переговоры, за воевывать доверие, возбуждать желание покупки своего товара);

3) счетоводные (точное числовое исчисление затрат и результатов).

Рассматривая процесс развития капитализма как органический цикл с эволюционными фазами, Зомбарт считал характерными для ранней стадии капитализма («героической юности») три первых типа предпринимателей, душевный настрой которых определялся агрес Зомбарт В. Буржуа. М., 1994. С. 82.

сивным авантюризмом и повышенным эротизмом, наслаждением жизнью как завоеванием. На затем на первый план выходят «мир ные» типы предпринимателей, особенно фабриканты, «с отвраще нием в их деятельности от всего насильственного и авторитарного»

и иными способностями — искусством достигать соглашения со сво ими поставщиками, рабочими и клиентами, чувством долга и уме нием «считать и копить». «Мещанские добродетели», «деловая мо раль», рационализация замещают порывы «бьющей через край» за воевательной энергии. Зомбарт, однако, не был склонен абсолюти зировать этот процесс: обращаясь к опыту современных ему амери канских миллионеров (известных умением «сворачивать шеи» кон курентам), он делал вывод о трех главных формах конкуренции в современном капитализме: 1) конкуренция эффективностью (цено вая);

2) конкуренция внушением (реклама);

3) конкуренция наси лием, которая нашла себе применение у крупных компаний и на правлена на стремление к монополии. По Зомбарту, великие пред приниматели - это «люди, соединяющие в себе различные, обычно раздельные предпринимательские типы, которые одновременно являются разбойниками и ловкими калькуляторами, феодалами и спекулянтами, как мы это можем заметить у магнатов американских трестов крупного масштаба»11.

Пребывание на орбите марксистских влияний и осознание эво люционной природы капиталистического строя обусловило внима ние Зомбарта к проблеме экономических кризисов. Он ввел Б эконо мическую теорию понятие «конъюнктура» как общее положение ры ночных отношений в каждый данный момент, поскольку эти отно шения определяющим образом влияют на судьбу отдельного хозяй ства, слагающуюся в результате взаимодействия внутренних и внеш них причин. Учение о колебаниях конъюнктуры Зомбарт противо поставил выводам Маркса и Энгельса о крушении капитализма в ре зультате усугубления кризисов перепроизводства, подчеркнув, что «теория кризисов должна быть расширена до теории конъюнктуры».

Конъюнктурная экспансия, по мнению Зомбарта, имеет решаю щее значение для утверждения капитализма в его высшей форме.

Ритмическое движение развитого капитализма вызывается стремле нием к предпринимательству: ожидания прибыли порождают спеку лятивный подъем. Он охватывает прежде всего «неорганические блага длительного пользования» — железные дороги, энергосиловое обо рудование, доходные дома, транспортные средства. Для расширения производства этих благ требуется расширение производства средств "Там же. С. ПО.

производства — машин и конструкционных материалов. Зомбарт на пил их «вторичными благами конъюнктурного подъема» '.

Расширение производства благ обоих типов приводит к созданию предприятий преимущественно крупных размеров. В такие предпри ятия больше и легче притекает денежный капитал. Возрастает коли чество привлекаемого «вещного капитала»: сырья и вспомогательных материалов;

развиваются средства сообщения. Наконец, быстро уве личивается число наемных рабочих.

Однако импульсивное расширение производства наталкивается на диспропорции, главной из которой Зомбарт считал диспропорци ональность между размерами производства в отраслях, опирающих ся на неорганическую основу, и в отраслях, перерабатывающих аг рарные продукты и отстающих в темпах роста. Эта диспропорцио нальность «покрывается» другой: между изобилием основного капи тала и недостатком денежного. Беспрерывный рост оборотов обго няет возможности кредитования;

оно достигает предела, за которым для большого числа предприятий оказывается невозможным платить по своим обязательствам — начинается попятное движение в цепи спроса.

Как периоды подъема, так и периоды спада являются необходи мыми: благодаря им развиваются обе стороны капитализма — спеку лятивно-стяжательская и калькуляторско-организационная. Период подъема - это период «популяризации капиталистического духа», когда основной чертой хозяйственных начинаний является порыв;

осуществляются рискованные затеи;

стяжательский азарт охватыва ет через посредство механизма биржевой спекуляции не только пред принимателей, но и прочих обывателей, включая рабочих. Эта фаза приучает публику к установкам и требованиям капиталистического хозяйства. Периоды спада являются периодами внутреннего усовер шенствования капиталистической системы, когда надо умело каль кулировать, ломать голову над техническими и организационными нововведениями. В застойные периоды руководство хозяйственной жизнью переходит от «завоевателей» к «организаторам»;

но одновре менно «производится смотр предпринимателям и предприятиям:

только сильные выживают», В противовес «катастрофической» теории Маркса и Энгельса, согласно которой колебания конъюнктурного маятника становятся isce сильнее, Зомбарт усматривал в развитии капитализма тенденцию к сглаживанию конъюнктуры. Основными причинами этого он счи тал: прогнозирование;

рационализацию денежного обращения и бан ' Зомбарт В. Современный капитализм, Т. 3. Ч. 2. М.-Л., 1930. С. 61.

ковской системы;

насыщение хозяйственного организма средствами производства и тем самым уменьшение доли благ конъюнктурного подъема;

концентрация производства и централизация капитала в акционерных обществах, способных противостоять спаду;

законода тельное ограничение спекулятивной деятельности;

сознательное стремление предпринимателей стабилизировать конъюнктуру, про являющееся в заключении монополистических соглашений. В пере работанном издании «Современного капитализма» (1927) Зомбарт признавал, что в США капитализм еще совершает «безумные прыж ки», но в Европе видел «размеренный шаг», тенденцию к «организо ванному капитализму» и призывал «привыкнуть к мысли, что разни ца между стабилизированным и урегулированным капитализмом и технически совершенным социализмом не очень велика и что, сле довательно, для судьбы людей и человеческой культуры в целом бо лее или менее безразлично, организуется ли хозяйство по-капитали стически или по-социалистически»17.

Через несколько лет Зомбарт приветствовал книгой «Немецкий социализм» (1934) приход к власти германских «национал-социалис тов». «Мощь и красота» раннего капитализма теперь почудились ста реющему профессору в облике экспансионистской государственной машины «третьего рейха». Тяготение Зомбарта к великогерманскому шовинизму, проявившееся в годы первой мировой войны в скандаль ной книге «Герои и торговцы» (1915) (развертывание антитезы «завое вательной» и «мещанской» сторон капиталистического духа в проти вопоставление «героической» германской культуры (с приоритетами военной доблести и национальной общности) и «торгашеского» духа англичан с приоритетами индивидуального благополучия и комфор та), приняло в ЗО-е годы вовсе одиозные формы мифологии «крови и почвы», русофобии, антисемитизма. Скомпрометировав себя как уче ного, Зомбарт стремился стать одним из идеологов нацизма, однако тщетно: автора книги «Евреи и хозяйственная жизнь» не признали за «истинного арийца».

Рекомендуемая литература Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

Зомбарт В. Буржуа. М., 1994.

Зомбарт В. Современный капитализм. В 3-х т. М.-Л., 1928-1931.

Булгаков С.Н. Сочинения. Т. 2. М., 1993. Статья «Народное хозяйст во и религиозная личность».

Там же. С. 516.

Витте СЮ. Национальная экономия и Фридрих Лист // Вопросы экономики. 1992. № 2, 3.

Козловски П. Этическая экономия как синтез экономической и эти ческой теории // Вопросы философии. 1996. № 8.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мыс ли. М., 1968. Гл. I. Протест исторической школы.

Шпакова Р. ВернерЗомбарт— германский феномен //Социологиче ские исследования, 1997. № 2.

Глава Социальная экономия:

истоки современных представлений о целях и путях реформирования экономики и социально экономических отношений • Социальная экономия и экономическая наука • Французский солидаризм и немецкий катедер-социализм • Генри Джордж: социально-экономические проблемы через призму вопроса о собственности на землю • Некоторые аспекты социальной доктрины католицизма 1. Социальная экономия и экономическая наука До сих пор мы занимались главным образом историей экономи ческой теории, причем касались тех сторон наследия выдающихся экономистов или тех школ и направлений, которые представляются важными сточки зрения современной экономической науки. С этих позиций интерес к последней трети XIX п. — периоду, когда заклады вались основы современного здания экономической науки, - впол не закономерен. Не случайно в этой книге многие главы посвящены именно этому периоду. Вместе с тем в тот же период складывалось достаточно обширное направление, которое, хотя и осталось вне ра мок основного русла экономической науки, тем не менее повлияло на социальную и экономическую практику, поскольку было нераз рывно связано с процессом формирования современных обществен ных представлений о социальной справедливости, значении различ ных социальных институтов, прежде всего частной собственности, роли государства и общественных объединений и т.д. Речь идет о гак называемой социальной экономии — совокупности взглядов, концеп ций, социальных доктрин, имеющих выраженную этическую направ ленность и нацеленных на решение острых социальных проблем.

Несмотря на то что экономическая наука в XX в. отошла от соци альной проблематики, и сегодня существует обширный пласт соии ипьного знания, который принято называть социальной экономией и который лежит вне области экономической теории. Для него ха рактерна плюралистичность идей и подходов, признание этичес кой обусловленности экономической науки, ее практической направ ленности, нацеленности на социальную проблематику, наконец, стремление понять роль ценностных факторов в экономическом по ведении, чтобы использовать это знание для совершенствования су ществующей экономической системы1.

В последней трети XIX в. этико-социальная направленность была неразрывно связана с критикой капитализма как господствующей системы отношений и либерализма как его философского обоснова ния. При этом сам характер социальной экономии предполагает за нисимость входящих в нее концепций от национальных, культурных, правовых и религиозных традиций. Поэтому мы можем скорее гово рить не об едином направлении, а о различных проявлениях озабо ченности социально-экономическими вопросами, различном виде нии причин и путей их решения.

Хотя по степени критического накала представители социальной жономии вполне сравнимы с ортодоксальными социалистами, в от личие от последних они сознательно стремились не к уничтожению капитализма, а к его реформированию.

Как ни парадоксально, своим возникновением подобное направ ление обязано именно капитализму, обеспечившему к концу XIX в.

небывалый рост благосостояния широких слоев населения европей ских стран, расширение политических и экономических прав, рост профсоюзного движения, системы социального обеспечения и т.д., при том что оставались острыми проблемы социального неравенст им, социальной защиты, в том числе и защиты от безработицы и т.д. Об общественном признании важности социальной ориентации свидетельствует, например, тот факт, что на Международной выстав ке в Париже в 1900 г. был открыт павильон «Дворец конгрессов и со циальной экономии». Социальной экономии были посвящены отде лы и на других выставках: в Чикаго 1893 г., в Лионе 1895 г.;

в Глазго 1901 г.

Если социальная экономия никак не могла претендовать на тео ретическую значимость, то практическое значение распространения Social Economics: Retrospect and Prospect. Boston etc., 1990. P. IX. См.

кжже: Socio-Economics: Towards a New Synthesis. Armonk. N.Y, 1991.

В качестве примера социальных достижений капитализма можно на шать: обязательное страхование рабочих на случай болезни (Германия — 1883 г.);

страхование рабочих на случаи безработицы (Швейцария — 1893 г.);

пенсионное страхование (Германия - 1889 г.).

d История экономических учений ЧИ • подобных идей очевидно велико. Без этого в XX в. не могла бы ело житься система государственного регулирования экономики, для ко торой важно не только существование теоретических рекомендаци для решения тех или иных проблем, но и соответствующий общест венный климат Более того, даже проблемы, которые рассматривай теория, весьма сложным образом связаны с реальностью и часто пол сказываются общественными предпочтениями.

Д.чя социальной экономии как совокупности взглядов характера следующие моменты:

— критическое отношение к капитализму свободной конкурен ции с точки зрения его социальных последствий: материального не равенства, эксплуатации, безработицы, угнетения женщин и т.д.;

— критика характерного для либерализма оправдания капитализ ма и связанных с ним социальных бедствий с позиций естественно] • закона как неизбежной платы за прогресс, а также отказ от идеи не вмешательства;

— признание возможности если не полного, то частичного реше кия социальных проблем;

— различное отношение к частной собственности: от утверждения ее естественности и законности до отрицания ее отдельных видов;

— отказ от идеи непримиримого антагонизма классов, признание возможности их сотрудничества, а в отдельных случаях их органиче ской связанности и дополняемости;

— решение социальных проблем связывалось не с уничтожением классов, классовой борьбой и революцией, т.е. разрушением, а с со знательным воздействием на социально-экономические процессы;

— признание важности и желательности активной политики го сударства в социально-экономической области, что отражало пред ставление о свободе скорее в позитивном смысле, а о государстве как институте, выражающем в условиях демократии волю большинства.

Таким образом, именно в рамках социальной экономии была по ставлена проблема вмешательства государства, при том что в тот пе риод даже в рамках этого направления вмешательство понималось прежде всего как законодательная и контролирующая деятельность (минимум зарплаты, контроль за безопасностью, гигиеной, вмеша тельство в конфликты), но не как активная экономическая политика Как писал Ш. Жид, «классическое возражение против вмешательств государства в экономические отношения, состоящее в указании на то, что это вмешательство дурно, потому что оно имеет принудительный характер, теряет значительную дозу свой основательности с тех пор, как закон стано вится только решением большинства, задается как бы постановлением об щественного мнения» (Жид Ш. Социально-экономические итоги Х!Х сто летия. СПб., 1906. С. 17).

1G и современном смысле. Однако подобная деятельность трактовалась и рамках этого направления как положительная и инициативная мис сия и серьезный фактор прогресса в противоположность либерализ му, настаивавшему на пассивной роли законодательства как закреп ляющего уже сложившиеся нормы.

Важная роль в осуществлении реформ признавалась за доброволь ными объединениями и ассоциациями трудящихся, кооперативами, обществами взаимопомощи (которые стали пионерами в области арахованияна случай болезни, смерти, инвалидности, безработицы).

Большое внимание представители социальной экономии уделяли активной социальной деятельности граждан, в том числе благотво рительной, просветительской и т.д.

В зависимости от того, каким силам отводилась решающая роль и осуществлении социально-экономических преобразований: госу дарству или различного ряда объединениям людей, можно выделить два течения: французский солидаризм и немецкий катедер-социа лизм.

2. Французский солидаризм и немецкий катедер-социализм Виднейший представитель первого течения Ш. Жид (1847—1932) писал: «Социальная экономия имеет дело не с абстрактными поня тиями, а с действительностью, с интересами живых людей;

она рас сматривает преимущественно добровольные (или по крайней мере считаемые таковыми), договорные и санкционированные законами отношения, которые люди завязывают между собой, с целью облег чить условия существования, обеспечить себя на будущее время, вве ciH справедливость более высокого порядка, чем та, которая имеет синей эмблемой купеческие весы;

она не верит, чтобы свободная игра естественных сил, индивидуальная доброта и неопределенное чело исколюбие были достаточными для того, чтобы сделать людей более счастливыми, и для достижения этой цели считает необходимой доб ронольную, рациональную организацию»4. Стремление противосто им, крайностям капитализма сочеталось у него с поиском путей ре шения социальных проблем, причем на основе некоторого социаль ного консенсуса в рамках существовавшей политической системы.

Некоторые представители социальной экономии видели в доб (ииюльных ассоциациях трудящихся сознательную реализацию прин 'ЖидШ. Указ. соч. С. 4-5.

ципа солидарности, который воспринимался в качестве естественно го закона, не менее важного, чем принцип индивидуализма и конку рентности. Закон солидарности проявляется, по их мнению, в разде лении труда, обмене, в том числе и в передаче навыков последую щим поколениям. На нравственно-философском уровне идея соли дарности связывалась с осознанием глубокой взаимозависимости лю-Л дей и, следовательно, признанием ответственности за чужие беды несчастья, с одной стороны, и осознанием опасности чужих несчас тий для самих себя — с другой. Речь идет, таким образом, и о более!

широком понимании личных интересов как неотделимых от интерс сов других людей. На уровне практики вопрос состоял в том, как на править и организовать это стремление к солидарности, сделать ею нормой жизни.

Ш. Жид стремился примирить два казавшихся до тех пор непри миримыми движения: кооперативное и социалистическое — под зна менем экономической свободы;

он полагал, что объединения трудя щихся дадут возможность, не прибегая к чрезмерному вмешательст ву государства и разрушительным действиям, уменьшить степень экс плуатации, прежде всего потребителей и мелких производителей, и выработать навыки экономической жизни, которые могут обеспечить непрерывность хозяйственного процесса даже в том случае, если про изойдет социалистическая революция. При этом первостепенную роль он отводил именно потребительской кооперации как продемон стрировавшей наибольшую устойчивость и даже экспансию по срав нению с другими типами кооперации — производительными объеди нениями5.

Но здесь важен и еще один аспект — идеологический. Обраще ние к такой группе, как потребители, которая охватывает все обще ство, позволяло, наконец, отойти от классового принципа, и тем самым принцип потребительской кооперации приобретал идеоло гический смысл. Речь шла об идеологии нового третьего сословия:

трудящихся, наемных работников и мелких буржуа (предпринима телей), которые в будущем и стали тем, что сегодня понимается под средним классом — этой опорой современного развитого демокра тического общества.

В отличие от социализма, видевшего причины социальных бед ствий, прежде всего социального и материального неравенства, в ча стной собственности и потому предлагавшего начать с ее упраздне Как отмечал Ш. Жид, потребительские общества часто демонстрирую:

экспансионистские устремления, стремясь заменить производственные ю варищества (Жид Ш. Различные формы кооперации. М., 1917 С. 19—21) 1G м i, социальная экономия в целом и направление солидаризма в ча м i шчети не ставили вопрос о ликвидации частной собственности, ско 1 i напротив — симпатии представителей этого направления были на « i 1 |оне частных собственников, прежде всего мелких.

11ссколько в ином направлении идеи социальной экономии раз •ши.ишеь в Германии. Если во Франции идеи солидарности прояви 1ч.» активизации кооперативного движения, различного рода доб : пьных организаций граждан, то в Германии роль преобразовате оциальной жизни была отведена государству. Главными для со 1ьного направления, утвердившегося в Германии в последней тре IX в. и получившего название катедер-социализма, было требо ie социальных реформ. Эти цели были сформулированы видным "I 1ставителем исторической школы Густавом Шмоллером в 1872 г.

"I i учреждении «Союза социальной политики», в который вошли все || ч ч:тные немецкие экономисты. Не без влияния этого союза в 80-е i Германия оказалась лидером в развитии системы социального \ования.

При общности принципиальных позиций внутри этого направ ш существовали различные течения. Правое крыло, или этичес 1счение, которое представляли Шмоллери Шёнберг, особую роль щило сильному патерналистскому государству, которое должно лько обеспечивать социальную защиту рабочих, но и ограничи свободу рабочих союзов. Представители этого направления с фением относились к самодеятельным организациям трудящих их деятельности, особенно в условиях низкого образовательного шя трудящихся, поэтому их вполне устраивала социальная поли i германского правительства. Что же касается теории и методоло го, как отмечается в главе 41, именно Шмоллер выступил про методологии, предложенной австрийской школой, и тем самым юлжил борьбу старой исторической школы не только с абстракт и:дуктивным методом классиков, но и с их социально-философ лп идеями.

Представители другого крыла — так называемого государстввн гоциализма (А. Шеффле, А. Вагнер, Л. Брентано) в практичес плане высказывались за более радикальные реформы, но в то 1|смя их представления о хозяйстве можно обозначить как бо ипоралистические в том смысле, что в них проявилось влияние сической школы. Так, Вагнер полагал, что современное хозяй покоится на трех хозяйственных принципах: частнокапитали ICCKOM, в основе которого лежит частный интерес, обществен • I" ^чяйственном, определенном общим интересом значительной социальной группы, и благотворительном, выражающим альтруис тический мотив. Задача социальной политики, по мнению Вагнера, состоит в соединении этих принципов. Однако он не верил в воз можность на теоретическом уровне определить наилучшее их соче тание как некий закон, хотя и полагал, что существует тенденция усиления общественно-хозяйственной системы, причем в ее при нудительном варианте — государственного хозяйства. Вагнер отри цал безусловный и неограниченный характер частной собственное ти и рассматривал ее с инструментальных позиций, т.е. с точки зре ния полезности для общества;

он признавал исторически доказан ной активную роль государства в определении границ частной соб ственности, наконец, весьма критически относился к частной соб ственности на землю.

В рамках этого же течения высказывались и идеи, достаточно близкие к французскому солидаризму. Брентано, воодушевленный опытом британских тред-юнионов, социальные реформы связывал с деятельностью рабочих организаций, действующих в контакте и при поддержке государства. При этом Брентано верил в расширяющееся социальное партнерство между основными социальными классами и делал достаточно оптимистические прогнозы относительно буду щего социального развития6.

Представители солидаризма и катедер-социализма в принципе не отрицали частную собственность и не призывали к ее ликвидации Что же касается частной собственности на землю, то идея ее ликвй дации всегда присутствовала в обществе. Еще современник A. CMJ Томас Спенс ставил вопрос о безвозмездной передаче земли в собст венность местным общинам и использовании земельной ренты па нужды общества, один из руководителей чартистского движения О'Брайен выступал за изъятие земли в пользу государства при неко тором вознаграждении собственникам, наконец, Дж.Ст. Милль по ставил под сомнение законность частной собственности и высказал ся за национализацию земли с выкупом и даже организовал Общест во за осуществление земельной реформы. Напомним, что и Л. Валь рас не был чужд идее национализации. Но в рассматриваемый пери од идея ликвидации частной собственности на землю ассоциирова лась прежде всего с именем американского публициста, обществен ного деятеля, экономиста Генри Джорджа (1839—1897).

Идею социального партнерства отстаивали и другие известные эконо мисты, например, Ф. Шульце-Делич (1808—1883), Г. Шульце-Геверниц (1864-1943).

3. Генри Джордж: социально-экономические проблемы через призму вопроса о собственности на землю В главе 16 будет сказа но, что до И. Фишера и Дж.Б. Кларка в США in1 было оригинальных и заметных экономистов. Подобная точка зре ния правильна, но лишь в сеете современного представления об эко номической науке. Однако в конце XIX в. именно Генри Джордж, за поевал всемирную известность как американский экономист и фи лософ.

В 1897 г. М.И. Туган-Барановский так писал о главном его труде:

«Ни одно экономическое сочинение не имело такого поразительно i о успеха в публике, как книга Джорджа «Прогресс и бедность». В не сколько лет эта книга разошлась в Америке в десятках тысяч экземп ляров, быстро появилась в дешевых народных изданиях и былапере недена почти на все европейские языки (в прошлом году она вышла у пас сразу в двух изданиях)»7.

Почему книга на специальную тему получила столь широкий ре зонанс? Во-первых, потому, что социальный вопрос — а именно так принято было называть весь комплекс проблем, связанных с распре делением, динамикой доходов и богатства, отношением между клас сами и проблемой экономических циклов, - приобрел в Америке в гот период особую остроту. При этом отчасти благодаря европейской традиции экономической борьбы общество было готово и способно обсуждать этот комплекс проблем и даже каким-то образом их ре шать. Во-вторых, высказанная Джорджем идея о необходимости pa in 1кальной социальной реформы и предложенное решение отражали и фемления значительной части населения. Наконец, немаловажное шлчениеимела и личность Джорджа, его литературный и публицис шческий дар.

В отличие от развитых европейских стран в Америке лишь к 70-м пдам XIX в. завершился этап экстенсивного типа развития и начал I я переход к интенсивному типу со всеми вытекающими из этого про (темами. Такой переход был связан с исчерпанием свободных земель, формированием современной структуры производства, созданием на ционального рынка, развитием инфраструктуры.


Иными словами, \кчь вдет о становлении крупного капиталистического производст па, с неизбежным сокращением доли сельского населения, укрепле нием власти крупного капитала и монополий. Именно в этот период Туган-Барановский М.И Генри Джордж и национализация земли // Новое русское слово. 1897. № обострился социальный вопрос, который в отличие от Европы в Аме рике до 70-х годов вообще не возникал. В обществе наметилось осо знание того факта, что политические свободы, обилие плодородных земель, высокий уровень цивилизованности и производительности труда еще не дают гарантию от бедности. Создались благоприятные условия для восприятия идей социального реформирования. С таки ми идеями и выступил Г. Джордж — сын мелкого чиновника, рано начавший трудовую жизнь и испробовавший многие профессии, жур налист, ярый противник рабства и борец за социальную справедли вость.

В своей первой работе «Наша земля и земельная политика» (1870) Джордж обратился к земельной собственности в связи с проблемой экономического прогресса и бедности. В ней критически оценива лась политика властей штата Калифорнии в области земельных от ношений за попустительство скупке лучших земель спекулянтами.

При этом законность института частной собственности на землю покл под сомнение не ставилась, хотя в работе уже содержались утвержде ния о естественном праве людей на землю и предложение о введении налогов на землю и ее наследование. Дальнейшее развитие эти идеи вплоть до признания необходимости подчинения частного права на землю интересам общества и с этой целью введения единого налога получили в его знаменитой работе «Прогресс и бедность» {1879)8.

Задача, которую поставил перед собой Джордж, заключалась и отыскании, как он писал, закона, который связывает прогресс и бед ность, т.е. рост нищеты с ростом богатства, а также объяснения про мышленным циклам и на основании этого — способа избавления об щества от «социального недуга». Он резко критиковал теорию фонда заработной платы и как следствие — позицию Мальтуса, одновремен но он уводил из-под огня социальной критики капиталистов. Для него существование прибыли на капитал было естественным и справед ливым, как законы природы'. Отсюда труд и капитал — не антагони сты, а взаимосвязанные и взаимообусловленные силы производства Антагонизм существует не между капиталом и трудом, а между тру дом и капиталом, с одной стороны, и землевладением - с другой, причем экономический прогресс ведет лишь к усилению этого анта гонизма. Аргументируя этот тезис, Джордж прибегал к несколько мо дифицированным рикардианским рассуждениям и утверждал, что росту доли ренты в совокупном продукте способствует не только во * Джордж Г. Прогресс и бедность. М., 1992.

'Этруси Б. Генри Джордж какэкономист// Русское богатство. 1898. № С. 188.

илечение в оборот менее плодородных земель, но и другие сопутству ющие техническому прогрессу изменения, прежде всего рост произ водительности.

Другим не менее существенным - особенно для специфической ситуации Америки — фактором роста земельной ренты являлась, по мнению Джорджа, спекуляция землей, связанная с ожиданиями по иышения ее стоимости. Согласно его точке зрения, индустриализа ция, вызывающая рост производительности труда, неизбежно увели ч ииает ренту, поскольку ведет к росту спроса на землю и повышению ее ценности, что в свою очередь формирует ожидания дальнейшего повышения ее стоимости и побуждает спекулянтов изымать часть зе мель из оборота. Джордж считал, что спекуляция землей является причиной не только бедности, но и промышленных кризисов.

Наряду с этими экономическими соображениями существует и еще одно, объясняющее пафос Джорджа, а именно утверждение об аморальности владения землей как нарушающего естественное право человека на свободу и равенство. Однако и в этом утверждении при сутствует экономический аспект — указание на подавление инициа тивы и «искусственное препятствие к созиданию богатства».

Каков же практический вывод Джорджа? Единственным дейст пенным средством борьбы с бедностью он считал радикальную ре форму, предусматривающую изъятие ренты у собственников и исполь ювание ее в интересах общества. Речь шла о едином налоге на землю и отмене всех других налогов, включая и налоги на имущество.

В заключительных частях сноей книги Джордж прогнозировал следующие результаты осуществления предложенной реформы.

Во-первых, устранение всех налогов, как прямых, так и косвен ных, должно способствовать повышению экономической активнос iH работников и предпринимателей, а также усилить склонность к сбережениям.

Во-вторых, доход на землю, изъятый в виде налога, — единствен ный налог, который не тормозит процесс создания богатства, более loro, он стимулирует этот процесс, поскольку, например, прекраща ет практику придерживания земель в спекулятивных целях, способ i снует более эффективному их использованию.

В-третьих, изъятый таким образом налог мог быть использован на нужды общества, т.е. на производство общественных благ В результате, как полагал автор, прямо или косвенно выигрыва ют все, за исключением крупных земельных собственников, причем и и материальном, и в моральном отношении.

Современники, прежде всего профессиональные экономисты и политики, весьма прохладно отнеслись к идеям Г. Джорджа. Хотя последние в той или иной форме повлияли на программы муници пальных реформ, принятые или выдвигаемые в ряде штатов, ни в Англии, ни в Америке движение за национализацию земли не стало массовым. Представители европейской академической науки: Мар шалл, Уикстид, Тойнби — отнеслись к Джорджу скорее как к возму тителю спокойствия, чем ученому. Но среди широкой публики он на шел поддержку и понимание, причем в США настолько значитель ную, что в 1886 г. предпринял попытку стать мэром Нью-Йорка от Объединенной рабочей партии.

Более благодатная почва для идей Джорджа сформировалась в Германии. Но и там ведущие немецкие авторы и общественность по сути их не приняли. Требование национализации земли для одних оказалось слишком односторонним и консервативным, а для других слишком радикальным. Примерно такое же отношение к идеям Джор джа было и в России. Для марксистов тот факт, что Джордж сосредо точил реформу в сфере земельных отношений и оставлял в непри косновенности капиталистические отношения в промышленности, был достаточным основанием, чтобы назвать его «несоциалистичес ким утопистом». А у противников социализма посягательство на соб ственность на землю не могло не вызвать раздражения. Из известных общественных деятелей, пожалуй, только Лев Толстой безусловно поддержал Джорджа, во многом благодаря ему мы сегодня можем най- \ ти в русском переводе все основные работы последнего.

В наше время Джордж интересен как автор идеи единого налога,} которая, как это ни парадоксально, приобрела популярность среди ряда экономистов, относящихся к консервативному политическому крылу. В начале 90-х годов даже были предприняты попытки реали зовать эту идею в России в ходе реформы земельных отношений10.

Философским и экономическим обоснованием выдвигаемого плана был принцип (идущий еще от Локка) равного права на блага, создан ные природой, а также принцип эффективности - земля должна ис пользоваться с наибольшей отдачей, а потому должно быть обеспе чено свободное обращение прав на землю. Оба положения по суще ству воспроизводят концепцию Джорджа. Новое состоит в призна нии проблемы внешних эффектов, истощения природных ресурсов и, следовательно, проблемы будущих поколений, которая тесно свя зана с вопросом использования средств, полученных от единого на лога, в том числе и разделения средств между местными и централь ным правительствами.

См., например: Тидеман Н. Критерии эффективности и справедливо-, сти земельных отношений для реформируемой экономики России //Дань, подать, налог. М., 1992.

Разумеется, сегодня экономисты менее радикальны, чем Джордж, п не требуют полного устранения всех налогов. Нозначение Г. Джор джа с точки зрения современной теории состоит в том, что он впер кме поставил проблему выбора системы налогообложения, которая п сегодня остается одной из самых актуальных.

В то же самое время, когда Г. Джордж обличал пороки капитализ ма и призывал к радикальным реформам, сложилось влиятельное социальное направление, связанное с деятельностью католической церкви".

4. Некоторые аспекты социальной доктрины католицизма Каждая эпоха по-своему ставила перед церковью проблему отно шения к социальной и экономической сторонам жизни. Конец XIX в, знаменателен в этом отношении прежде всего тем, что некоторые моральные императивы христианства оказались вплетены в канву социальных идей. Признание важности последних церковью было иызвано изменениями в религиозном сознании, например, упадком примитивных аспектов христианства — веры в загробный мир, где несправедливость этого мира будет каким-то образом возмещена, вытеснением понятия первородного греха представлением о челове ческой невинности, а следовательно, верой в возможности человека совершенствоваться и в науку как средство переустройства мира.

Наконец, определенную роль в усилении внимания церкви к соци альным вопросам сыграл и социализм, который стимулировал поиск альтернативных путей решения социального вопроса.

Впервые социальная доктрина католической церкви была сформу лирована в 1891 г. в энциклике папы Льва XIII «Рерум новарум» («Но вые дела»).

Само появление этой энциклики означало, что церковь занимает активную позицию по отношению к происходящему в социальной В православии социальное учение не было предметом систематичес кой разработки и самые интересные труды были написаны светскими авто рами: Хомяковым, Бердяевым, Соловьевым, Булгаковым (до 1918 г.). Отсут ствие социальной доктрины православной церкви остро ощущается сегодня в России, когда православная церковь имеет возможность не только выска зываться, но и влиять на социальный процесс. Только «октябре 1996 г. впер вые за всю историю ггранославной церкви задача разработки концепции, от ражающей общецерковный взгляд на вопросы церковно-государственных отношений и проблемы современного общества в целом, была поставлена в практической плоскости.


сфере и признает, что добродетель не только не противоречит мате риальной обеспеченности, но и предполагает некий минимум благо состояния. При этом подчеркивалось, что церковь не предлагает ни какой модели экономической или социальной жизни, что социаль ное учение воодушевлено «осуществлением одного исторического христианского идеала, примененного в духе времени и места»12, что критика социальных бед капитализма не означает поддержку ради кальных мер, например, ликвидации частной собственности. Част ная собственность рассматривалась как естественное право, отвеча ющее природе человека, а накопленное людьми богатство - как ак кумулированный труд, как условие распределения во времени потреб ления, наконец, как гарантия автономии семьи.

Особое место в энциклике отведено земельной собственности.

И по этому вопросу Лев XIII вступил в полемику с Г. Джорджем, хотя и не упоминал его имени. Он говорил: «Конечно, Бог даровал землю всему роду человеческому, но это нимало не отрицает частной собст венности. Он дал ее отнюдь не в том смысле, что всякий может де лать с ней все что захочет, а в том, что никакая ее часть не предназна чалась кому-нибудь в особенности и пределы частного владения пре доставлено было назначить человеческому промыслу и законам на родов. Земля, разделенная между частными собственниками, не пе рестает удовлетворять нужды всех, ибо все живут тем, что она прино сит. Люди, у которых нет земли, дают свой труд. Так что мы вправе сказать, что всю жизнь человеческую поддерживает или труд на сво ей земле, или какой-нибудь другой труд, за который платят либо пло дами земли, либо тем, что на них выменяли»11.

При оценке отношений между трудом и капиталом была выска зана позиция, аналогичная позиции Г. Джорджа, а именно что труд и капитал являются взаимодополняющими сторонами экономическо го процесса, сотрудничество которых возможно. Однако признава лось, что гармония интересов достигается не автоматически, а благо даря действиям, которые диктуются осознанием взаимной ответст венности и справедливости. Речь идет, в частности, о справедливой оплате труда, которая должна обеспечить рабочему и его семье опре деленный уровень благосостояния, позволяющий обзавестись соб ственностью. Последнее трактовалось не только как акт справедли вости, ной как важное практическое условие социального мира и ста бильности.

Лубье П. де. Социальная доктрина католической церкви Брюссель, 1989. С. " 100 лет христианского социального учения. М., 1991. С. 8.

Государство, как отмечалось в энциклике, призвано защищать интересы всех слоев, обеспечивать социальными благами, а в облас ти социальной защиты наибольшее внимание уделять неимущим. При этом допускается «упорядочение» использования частной собствен ности в интересах общего блага.

Еще более четкая социальная направленность характерна для эн циклики Пня XI, выпущенной в драматический период Великой де прессии, в которой, по словам Шумпетера, речь шла уже о «переков ке» общества во имя философских и теологических принципов, про возглашенных Львом XIII. Еще более резкой, чем ранее, критике был подвергнут капитализм, но при этом сохранялась дистанция от со циалистических идей. Более того, в период, когда в обществе крепла вера в государство и в его способность решить социальные пробле мы, церковь высказала сомнение относительно возможности дости жения справедливого распределения путем государственного вмеша тельства, В военные и особенно в послевоенные годы в папских докумен тах еще отчетливее звучит идея индивидуальной свободы, причем в позитивном смысле как естественного права личности, обществен ной значимости частной собственности и ее роли в достижении выс шей социальной цели — развития личности, и в то же время эффек тивного инструмента достижения благосостояния общества14.

Чутко реагируя на изменения, происходящие в технике, науке и в общественных отношениях, особенно большое внимание в последние годы церковь уделяет значению и ценности человеческого труда. В эн циклике «Центесимус аннус» («Сотый год»), посвященной столетию «Рерум новарум», Иоанн-Павел II говорил о том, что в наше время не меньшее значение, чем собственность на землю и материальные бла га, имеет собственность на знания, умения и т.д. Это положение, бе зусловно, отражает реалии современной экономики, заставляющие по новому взглянуть на социальный вопрос. В условиях, когда экономи ка все в большей степени зависит от человека и от его взаимосвязи с другими людьми, особую актуальность с социальной точки зрения при обретает проблема получения знания. Отсутствие доступа к знаниям совершенно обоснованно рассматривается как реальное препятствие для развития личности и для обеспечения роста благосостояния чело века, быть может, более серьезное, чем связанное с неравным распре делением богатства, а потому и как большая несправедливость.

Теперь идеалом, провозглашается общество свободного труда, предпринимательства и участия, где свобода подчинена нормам за Там же, С. 105.

кона и нравственности. При этом не только признается возросшая I роль государства, но и указывается на его ответственность перед че ловеком в обеспечении прав в экономической сфере. Государству вменяется в обязанность гарантировать обеспечение общества кол лективными благами, производство которых не может осуществляться по логике рынка.

Рассмотренные выше социальные направления за редким исклю чением не внесли заметного вклада в развитие экономической науки в современном узком понимании этого слова, но, тем не менее, они сделали многое для определения круга проблем, решение которых эта наука призвана найти. В главе 41 будет обсуждаться точка зрения на экономическую науку, ее предмет и задачи, которая сформировалась в последние два десятилетия XIX в. и которая в целом сохраняет ак туальность и сегодня. Забегая вперед, отметим, что речь идет о разде лении экономической науки на теоретическую (ее называют чистой, или позитивной, наукой) и практическую (прикладную) части. Пер вая изучает, что происходит в экономике, вторая - что надо сделать для достижения некоторых целей, и отчасти обсуждает и сами цели.

Оставляя в стороне вопрос об обоснованности подобной позиции, отметим следующее. Если эту позицию принять, то весьма знамена тельным представляется тот факт, что период формирования основ теоретической части экономической науки совпал с периодом воз никновения социальной экономии. Последняя задала направление развития прикладной части именно тогда, когда теоретическая часть отстранилась от обсуждения практических целей. Таким образом, с точки зрения эволюции экономической науки в широком смысле оба течения оказались внутренне и исторически взаимосвязанными и вза имодополняющими. Без развития теории трудно рассчитывать на ус пешное решения проблем, но без некоторого социального видения невозможно эти проблемы сформулировать.

Рекомендуемая литература Жид Ш., Рист Ш, История экономических учений. М., 1995. Кн. 5.

Гл. II, III.

Джордж Г. Прогресс и бедность. М., 1992.

Раздел II НАЧАЛО ИСТОРИИ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ:

МАРЖИНАЛИЗМ С точки зрения современных исследователей, 1870-е годы обра зуют естественный рубеж в развитии экономической мысли. Имен но в это время получили широкую известность идеи предельного ана лиза, эпизодически возникавшие, но не востребованные экономис тами в предшествующие десятилетия. «Маржиналистская револю ция», как ее впоследствии назвали, изменила облик экономической теории, ее метод и даже предмет. Взаимосвязанные предпосылки ра ционального (максимизирующего) поведения и равновесной (опти мальном для участников) ситуации дали возможность применить в экономической науке математические методы анализа. Первоначаль но использованный в теории ценности аппарат предельных величин вскоре распространился на другие области и позволил экономистам, изучающим различные проблемы, найти «общий язык». Основным чертам методологии маржинализма, а также его влиянию на профес сионализацию экономической науки и формирование мирового на учного сообщества экономистов посвящена глава 10. В разных вер сиях — австрийской, лозаннской, англо-американской — маржина лизм имел свои особенности, впоследствии обогатившие микроэко номическую теорию. Так возникли лозаннская теория общего рав новесия, маршаллианский аппарат частичного равновесия, австрий |.кая трактовка проблем неопределенности. Этим версиям (школам) посвящены отдельные главы: 11 — 13. Примерами распространения маржиналистского метода с теории ценности на другие области яв ляются рассмотренные в книге теория благосостояния и теория рас пределения дохода (гл. 13 и 17). С другой стороны, примером про блемы, плохо поддающейся маржи нал истскому равновесному под ходу, служит теория предпринимательства и прибыли (гл. 18). Не сколько особняком в этот период выступала денежная теория, что оправдывает посвящение ее виднейшим представителям К.Виксел лю и И.Фишеру специальной главы, хотя оба эти экономиста сыгра ли важную роль и в развитии собственно чаржиналистской теории.

Начиная с 1890-х годои маржиналистская (неоклассическая) тео рия в маршаллианском и вальрасианском вариантах стала в большин стве стран господствующей ортодоксией. Пожалуй, наиболее силь ную оппозицию ей вначале составил американский институциона лизм, продолживший традиции исторической школы и отчасти марк сизма (гл. 19).

Глава Маржиналистская революция.

Общая характеристика • Методологические принципы маржинализма Q Маржиналистская теория ценности и ее преимущества • Как протекала маржиналистская революция • Причины и последствия маржиналистской революции В истории любой науки не так уж много «революций», т.е. ситуа ций, когда господствующий подход к изучению ее предмета (общее видение и инструменты анализа), а иногда и сам этот предмет резко изменяется в течение относительно короткого промежутка времени'.

Самой значительной революцией в истории экономической на уки, видимо, следует считать маржиналистскую революцию, кото рую принято датировать 70-ми годами XIX в. Изменения были на столько радикальными, что наука поменяла даже свое имя (начи ная с У.С. Джевонса и А. Маршалла, в англоговорящих странах ее стали называть economics вместо political economy). После маржина листской революции господствующая экономическая (точнее, ми кроэкономическая) теория становится значительно более похожей на современную, чем до нее. В этом смысле можно сказать, что имен но с этого периода берет начало история современной микроэконо Подробно о научных революциях см.: Кун Т. Структура научных рево люций: Пер. с англ. М.. Прогресс, 1974.

мической теории, тогда как раньше можно было говорить лишь о ее предыстории.

К началу маржиналистской революции господствующими и эко номической мыслихявлялись классическая и историческая школы.

В разных странах соотношение между ними складывалось по-раз ному: например, в Англии лидировала классическая политическая экономия, а историческая школа находилась на периферии, тогда как в Германии существовала обратная ситуация. В малых и «отста ющих» странах Европы соотношение сил зависело от того, какие отношения сложились у них с «мастерской мира» — Британской империей. Так, Скандинавские страны, наладившие взаимовыгод ные связи с Англией, придерживались политики свободной торгов ли, и влияние классической школы было в них преобладающим. Го сударства же, отставшие от лидера и не сумевшие установить с ним разделение труда, такие, как Испания, Португалия, Оттоманская империя (Турция) и Россия, чаще применяли протекционистскую политику, а в области экономической мысли тон задавала истори ческая школа.

Хронологически маржиналистскую революцию принято связы иать с выходом в свет трех книг: «Теории политической экономии»

У.С. Джевонса и «Оснований политической экономии» К. Менгера в IK71 I., а также «Элементов чистой политической экономии» Л. Валь расав 1874 г. Одновременно и независимо друг от друга вышедшие в трех с]ранах - Англии, Австрии и Швейцарии — с совершенно разны ми социально-экономическими условиями и традициями эконо мической мысли, эти три книги имели фундаментальное сходст 1Ю, позволившее потомкам назвать их авторов основателями мар жиналистской теории (насколько обоснованно, мы обсудим ниже).

Это сходство относилось к новому взгляду на то, в чем состоят ос новные проблемы экономической науки и какими методами их сле дует решать.

В спете изложенного выше упоминание политической экономии в за главии этих трех трудов может вызвать недоумение. Но У.С. Джевонс при ;

шел к идее о необходимости переименования своей науки позже — в 1880-е годы, когда работал над своей следующей большой экономической моно графией «Principles of Economics». Заглавие книги Менгера просто «англи зировано» русским переводчиком начала XX в. — на самом деле книга назы нается «Основания учения о народном хозяйстве» (Grundlagen der Volkswirt schaftslehre). Что же касается франкоязычной традиции, то там термин «по литическая экономия» в прежнем значении не только продолжал свое суще ствование во времена Вальраса, но употребляется и в наши дни.

Точкой отсчета и сравнения для нас будет классическая полити ческая экономия (соотношение маржинализма и исторической шко лы было в общих чертах рассмотрено выше (гл. 9 § 2) и еще будет упо минаться в гл. 11 § 5).

1. Методологические принципы маржинализма Многие исследователи утверждают, что в отличие от представи телей классической школы, для которых основные теоретические проблемы состояли в определении причин богатства наций и эконо мического роста («как государство богатеет») и распределения дохо да между общественными классами, маржиналисты ставили во главу угла проблему эффективной (оптимальной) аллокации данных, су ществующих ресурсов3. Однако нельзя утверждать, что такую цель маржиналисты ставили перед собой сознательно. Правильнее сказать, что предпосылка эффективной аллокации ресурсов неосознанно за кладывалась в фундамент маржиналистской теории. При этом ее под ход отличался следующими вытекающими друг из друга методологи ческими особенностями4.

1. Методологический индивидуализм. В отличие от холистического подхода меркантилистов и классиков, которые мыслили в таких ка тегориях, как страны и классы, маржиналисты придерживались ме тодологического индивидуализма, т.е. объясняли общественные (в данном случае экономические) явления поведением отдельных ин дивидов. Общество в целом представлялось маржиналистам как со вокупность атомистических индивидов.

2. Статический подход. Маржиналистов интересовал не дина мический, а статический аспект экономической системы, не про цесс, а архитектоника, не то, как изменяется экономика, а то, как она устроена. Изменение и динамика в этой теоретической системе трактовались как последовательность дискретных статических со стояний (так называемая сравнительная статика)5. Маржиналистам Во избежание путаницы мы употребляем термин «распределение» при менительно к результатам экономической деятельности (потребительским благам, доходам) и термин «аллокация» по отношению к ее условиям или факторам.

Нельзя сказать, что маржиналисты осознанно стремились воплотить в жизнь эти идеи. Они скорее скрыто содержались ts их теориях и реконструи рованы нами с позиций сегодняшнего дня.

' Аналогично в мультфильме иллюзия движения возникает из быстрой смены немного различающихся кадров.

не давал покоя вопрос, поставленный и в общих чертах решенный еще Смитом в «Богатстве народов»: как может существовать и не разрушаться система, состоящая из преследующих свой собствен ый интерес индивидов.

3. Равновесный подход. Маржиналисты стремились исследовать не I просто статическое, а именно равновесное состояние, устойчивое к (краткосрочным изменениям экономических переменных.

4. Экономическая рациональность. Состояние индивида является 'равновесным, если оно для него в данных условиях наиболее вы годно по сравнению с возможными альтернативами, т.е. оптималь но. Маржиналисты как бы стремились ответить на вопрос: «Как устроен мир, если он устроен оптимально?» Поэтому не случайно важнейшими для маржиналистской теории являются предпосыл ки максимизации хозяйственными субъектами своих целевых функций: полезности для потребителей (домохозяйств) и прибы л и для производителей (фирм). Иными словами, предпосылкой Iмаржиналистской теории является рациональное поведение хозяй ственных субъектов6.

5. Предельный анализ. Центральное место в аналитическом арсе (иале маржинализма занимают предельные (marginal) величины, ха рактеризующие дополнительное единичное или бесконечно малое приращение благ, доходов, трудовых усилий и т.д., от которых сама «революция» получила свое название. По сути дела, с помощью пре дельных величин конкретизировался принцип максимизации целе пой функции: если добавление дополнительной единицы потреблен ного или произведенного блага не увеличивает общего уровня полез ности или прибыли, значит исходное состояние уже является опти мальным и равновесным.

6. Математизация. Принцип максимизации позволил трактовать экономические проблемы как задачи на нахождение условного экс тремума и применять дифференциальное исчисление и другие мате матические инструменты анализа*.

'' Термин «рациональное» понимается здесь в узком смысле (так называ емая экономическая рациональность) и означает именно максимизацию целевой функции. В других же общественных науках и в практической дея юльности «рациональный» означает «целесообразный», «адекватный обсто тельствам».

Отметим, что впервые употребивший его английский институциона нистДж. Гобсон придавал этому термину уничижительный оттенок.

Этого нельзя сказать об австрийской школе маржинализма.

2. Маржиналистская теория ценности и ее преимущества Эти основные идеи и категории маржиналисты применяли при исследовании различных проблем, нов центре их внимания была про блема меновой ценности благ — пропорции их обмена. Эту проблему маржиналисты решали с помощью теории предельной полезности, объ яснявшей ценность благ полезностью их дополнительной единицы и, таким образом, сочетавшей при объяснении ценности фактор полез ности с фактором редкости. В дальнейшем маржиналистские теоре тики освоили и другие области экономической науки: теорию произ водства (фирмы), распределения дохода, благосостояния и т.д., но ядром и образцом маржиналистского подхода к экономическому ана лизу стала именно теория предельной полезности.

Подход маржиналистов к теории ценности был противоположен подходу классической школы. Классики выводили ценность (стои мость) из издержек производства, определяемых в сферах производ ства и распределения, т.е. определяли ее «со стороны предложения».

Напротив, маржиналисты шли «со стороны спроса», придавая основ ное значение субъективным оценкам блага потребителями. Поэтому если в центре классической теории стоял капиталист-предпринима тель, то главным героем маржиналистской теории стал потребитель, которому в теориях классической школы практически не было мес та. Теории распределения и производства вошли в состав маржина листской теории несколько позднее - первоначальный прорыв осу ществлялся именно на участке теории потребительского выбора.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.